Какое будущее у Украины

Фраза.ua — авторский взгляд на жизнь

За последние годы Украина пережила не одно падение в экономическую бездну. Со времен Майдана мы видели беспрецедентные валютные качели, о которых наверняка когда-нибудь напишут в книгах. Мы видели рост цен и тарифов, которые невозможно было объяснить с логической точки зрения. Мы видели стремительное обнищание населения и такое же стремительное обогащение тех, кому повезло быть поближе к корыту под названием «госбюджет». Мы все это видели и видим изо дня в день. Видим войну, которая не заканчивается и, судя по всему, закончится очень не скоро, видим регулярное повышение цен, но, что самое интересное, мы регулярно слышим от правительства, что все идет по плану и до светлого будущего осталось рукой подать. Главное — немного потерпеть. Во времена Азарова нужно было исправить все, что натворили «папередники», сейчас — дождаться того радостного момента, когда заветные реформы начнут работать, коррупция ликвидирует сама себя, а все хорошее победит все плохое. Но вот парадокс: независимо от того, что нам обещает правительство и кого оно винит в сложившейся ситуации, результат остается неизменным — вопреки обещаниям жизнь рядового гражданина с каждым годом становится все сложнее. Так что же ждет Украину в будуем, через пять лет? Какие сюрпризы преподнесут нам политика, экономика, экология и демография?

Об этом «Фраза» спросила у людей, которые умеют просчитывать события на несколько ходов вперед. Итак, представляем вам прогноз политологов и экспертов о будущем Украины.

Олег Соскин, политолог, директор Института трансформации общества:

Пять лет — это слишком длинный период, чтобы делать прогноз. Сейчас сложно сказать, что у нас будет через полгода. Если попытаться разобраться в макропоказателях, то очевидно, что сейчас продолжается мировой экономический кризис. Нынче даже в МВФ признают, что сейчас начинается очередная фаза кризиса. Хотя нужно признать, что этот кризис и не заканчивался. Этот кризис начался в 2007 году, и если его соотнести с большими циклами Кондратьева, то фаза падения экономики будет продолжаться до 2020 года. В Украине фаза падения будет продолжаться, как минимум, до 2021 года, если не до 2022 года.

В ближайшие пять лет в Украине будет падение. Страна оказалась не готовой к такому длительному циклу падения. Вся экономика будет падать, не будет роста ВВП, не будет роста промышленного производства, не будет улучшения благосостояния народа, будет расти долг, будет девальвация национальной валюты. Поскольку население ведет себя пассивно и позволяет правящим кланам продолжать себя грабить, то, естественно, оно будет от этого страдать, народ обнищает еще больше.

Виталий Бала, политолог, директор Агентства моделирования ситуаций:

Я думаю, что на сегодняшний день никто не сможет сделать такой прогноз. Причем прогноз не получится сделать не то что на пять лет, но и на два года, и даже на год. Чтобы делать такой прогноз, нужно понимать конечную цель, которая в первую очередь ставится перед Украиной как перед государством. И только тогда можно делать какие-то выводы относительно того, можем ли мы достичь этой цели и на каком этапе в ее достижении мы будем через пять лет. На сегодняшний день, к сожалению, у нас нет такой конечной цели. Если говорить общими фразами, то, скорее всего, это должно быть что-то из серии «вхождение Украины в двадцатку самых развитых стран мира». Для достижения такой цели необходимо разработать четкий стратегический план и четко его соблюдать. Если конечной цели нет, спрогнозировать, как могут развиваться события, невозможно. Мир сейчас переформатируется, он постоянно меняется, у нас война на Донбассе, и все эти факторы будет влиять на то, как будет развиваться Украина.

Виктор Небоженко, политолог, директор социологической службы «Украинский барометр»:

Через пять лет нас ждет Польша 1995 года. Это бешеная политическая активность, очень тяжелые реформы, но, несмотря ни на что, признание того, что мы идем в правильном направлении. Сейчас мы переживаем наихудший вариант: украинская элита ворует. А вот лет через пять мы будем примерно там, где была Польша, когда она точно знала, что она будет в Европе, получала хорошую экономическую помощь, формировала институты, но все это было безумно тяжело, и поляки просто выли.

Владимир Фесенко, политолог, глава Центра прикладных политических исследований «Пента»:

Что ждет Украину: Будущее шокирует

Украина сделала героический прыжок от бедности к нищете. Зато теперь украинцы убеждают — теперь они смогут работать в ЕС, им будут много платить, они не рабы, весь мир будет им помогать, и вообще, они «против воров» бились, а теперь «все будет по-честному». Давайте разберемся, как и что будет на самом деле — без прикрас и страшилок. Только все равно страшненько.

«Теперь мы сможем работать в Европе»

Те, кто был востребован ранее — не испытывали с этим проблем и раньше. Никогда.

Те, кто не был — стали лишь менее конкурентноспособны на рынке труда. Ёмкость рынка, очевидно, никак не выросла — она может сейчас лишь сократиться, поскольку самые вкусные места (тяжёлая промышленность, армия, крупные госы) теряют массу денег и сокращают персонал. Это — те самые рабочие места, на которых действительно надо было что-то разрабатывать, делать крупные и сложные проекты, расти в профессиональном уровне.

Рабочие места аутсорсинга же априори проще — нужно лишь выставлять низкий ценник, да «кодить за забугорного хозяина за гроши». Профессиональный рост в разовых заказах не возникает, оплата там соответствующая. В общем — профессиональный и финансовый тупик; что бы не писали годами фрилансящие, они занимаются этим лишь потому, что не выдерживают конкуренции на более высокооплачиваемые и сложные рабочие места. Пишущие же про то, что фриланс «от ощущения свободы» путают свободу с неумением работать в команде, делать крупные проекты, соблюдать рабочий график, планировать и управлять хотя бы собой одним, не говоря уж про более сложные иерархические задачи. Любо-дорого читать про «Теперь-то заживём» от того, кому в общем-то никто не мешал делать это раньше. Что изменилось, кроме того, что в стране уменьшилось число дорогих рабочих мест? Гонконга не вышло, вышла Северная Индия, вечно кодящая на хозяина за копейку. Рынок Европы достаточно плотно занят и ничуть не вырос, а уровень оплат лишь упадёт — на рынок выйдут высвободившиеся профессионалы, которым тоже хочется кушать. Минусы же очевидны — Украина получила «прекрасную» рекламу за последние несколько месяцев, европейский работодатель (насмотревшись на бабуинов со свастиками) пожмёт плечами и возьмёт более спокойных и работящих болгар, чехов, румын, венгров. Которые работают лучше, просят меньше, и имеют меньше рисков.

Если все же возьмёт — ситуация с европейским рынком труда, в общем, плохая, денег там немного, и своих безработных (местных) хватает.

Для мечтающих про Европу неплохо также будет знать, что в Европе не признаются дипломы ни одного украинского ВУЗа, а также опыт работы в локальных предприятиях. Человек, который был CIO в украинской конторе, с точки зрения германского работодателя — выпускник школы далёкого бедного государства. Который, соответственно, проигрывает простому местному студенту уже на фазе отбора.
Резюмируем — в плане работы — как локальной на местную фирму, так и локальной на забугорного хозяина, а также за рубежом — стало только хуже. Рабочих мест меньше, оплата ниже.

«Мы просто против воров»

Обыкновенно, пишущие такое работают или в каком-нибудь откатно-попильном месте типа укроМС (который в общем-то является продающим подразделением российского и адресно работает с крупняком — у других на Украине особо денег на лицензии и саппорт нет), или получает копейку чёрным налом через какие-нибудь вебмани, не платя налоги. Дорогие ребята! В Вашей стране сейчас не грядущая, а состоявшаяся экономическая жопа. В случае любого передела власти новые руководители страны, пользуясь шумихой и неразберихой, закручивают гайки по доходной части. Поэтому перспективы — фиговые. Это богатое государство типа России может позволить себе немножко закрыть глаза на то, что кто-то левачит, а вот нищее (уже не бедное, уже нищее) типа Украины может лишь пытаться панически найти деньги откуда угодно. И капающие снаружи переводы, на которые живёт половина страны — лакомый кусочек. Т.е. лучше стать не может никак, могут лишь кран закрутить и добавить сборов. Борьба с ворами за счёт чёрного нала или работы в откатно-попильной конторе — штука, конечно, увлекательная, но сейчас что первое, что второе — закончится. Откатно-попильным нечего особо пилить, потому что крупный бизнес, дышавший на ладан (это когда повышение цены на газ на 20% делает его нерентабельным, для примера) перестанет дышать, ну а госбюджет пуст. Не до массовой покупки винды с возвратом 20% суммы налом в полиэтиленовом пакете. Поэтому борьба какая-то кислая получается.

«Нам сейчас все будут помогать»

У ЕС банально нет денег на свои внутренние проблемы — Испанию, Грецию, Италию (у которой, на минутку, внешний долг под 2 триллиона). Ей не на что кормить страну в 50 миллионов, да и в общем зачем? Страна не в Евросоюзе, ВВП копеечный, дешевая рабсила для черновой работы и так сама валом валит «калымить за гроши». Нафиг помогать-то? Помощь МВФ — ну, просто найдите пример, когда МВФ вытащил из кризиса хотя бы одну страну, а не загнал ещё глубже в долги. Обещания же выделить много миллиардов — их последние 20 лет уже Украине делали, результат-то какой?

Одно государство, работающее мировым гопником, бомбит одну страну, а потом выделяет бабло новому правительству. Четыре миллиарда, ого, вот это щедрость. Смотрим соглашение — эти 4 миллиарда выделяются следующим образом — на них надо закупить продукцию у ряда указанных фирм (совпадение, что собственники этих фирм сидят в конгрессе того самого государства, является случайным). Смотрим ценник этих фирм — круто, банка тушёнки — 228 баксов. Закупили, что делать-то — а через год надо начинать отдавать 4 миллиарда, но уже живыми деньгами. Годы прошли, сильно восстановилась экономика от такой помощи? Да, просто ослепительно!

«Мы теперь — европейцы»

По глобусу — всегда ими и были. По факту же — съездите в Лондон (я знаю, что денег нет — я для примера), расскажите местным бритишам, что вы — это они. Можете ещё в Германию съездить, рассказать «мы арийцы». Результат везде будет одинаков, могут отличаться детали — бритиши интеллигентно не пустят на порог, ребята из Боруссии могут навалять со смехом. Борьба за европеистость любой славянской страны имеет одинаковый и предсказуемый финал — можете посмотреть на гораздо более европеистую Югославию и её останки. Или поинтересоваться квотами на славянскую рабочую силу во Франции, там такого много. Муссирование же европеистости — простой признак того, что пишущий чётко понимает, что он не европеец, потому что если бы он им был — действо не имело бы смысла. Бельгиец за то, чтобы стать европейцем, не борется.

«На самом деле у нас всё хорошо»

Казна пуста, долгов — вагон и две баржи. Украинские бонды, которые несколько дней назад пытались размещать, тупо не пустили на европейский фондовый рынок регуляторы. Ибо цена этих бондов — бумага, на которой они напечатаны. Это к вопросу о том, что «злой Путин опять бабла на поплясать не дал» — Путин чисто технически не может купить ценные бумаги, которые ЕС забраковала, как не являющиеся ценными. Про курс гривны, думаю, объяснять не надо — первая в мире валюта, полностью обеспеченная только долгами выпускающей её страны, находится в цветущем состоянии. Промышленность Юго-Востока, которая кормит страну (а не сельскохозяйственный Запад), на ¾ сидит на российских заказах. Которые, если что, сейчас экстренно перетаскивают на локальные российские производства и другие страны (типа Китая), и которая еле-еле сводит концы с концами, сейчас закончатся.

«Нам теперь будут платить много денег»

В принципе, выше про это написано. Повторюсь — рабочих мест меньше, конкуренция на рынке труда выше, зарплаты ниже. Это рыночная аксиома, вы ж читали про Невидимую Руку Рынка? Она теперь будет шарить у вас по карманам. Можно, конечно, подбадривать друг друга, азартно врать про огроменные зарплаты, иногда палясь чем-то вида «спец моего уровня в Европе получал бы как минимум 2 тыщи баксов», но вечно-то эта «круговая порука лузеров» и «онанизм на брудершафт» продолжаться не может.

«Теперь будет всё по-честному»

В это высказывание пишущий обычно вкладывает некие радужные розовые мечты о волшебной стране эльфов, фей с внешностью Сильвии Сэинт. Одним словом всё то, что житель глубинки России видит в магическом «пересечении МКАДа», после которого жизнь будет обязательно как в клипах с пляшущими неграми. Я вкратце перечислю, как оно будет — ну, когда по-честному. По-честному — это когда Россия, два десятка лет кормившая и рабочими местами, и газом со скидкой, и льготным визовым режимом, и беспроцентными международными переводами заработанного, всё это… выключит.

Работать в России придётся по рабочей визе, её надо будет получать, продлевать. Работать надо будет официально, подпадая под квоту, а работодателю это дорого и геморойно. Еще надо будет платить налоги европейского уровня — тем, кто живёт на разовые переводы по вебманям, будет приятно отдавать 40 баксов с каждых 100, сдавать отчётность и делать много других нужных дел. Всё по честному, ребята, как и хотели, никакой халявки. Будете честно рубиться на одном рынке труда с индусами — над которыми так много смеялись. Не хотели Малороссию — живите в гибриде Индии и Сомали. А, двадцать лет кричали про вот-вот-и-мы-уже-Дубаи-Сингапур-Гонконг? Посмотрите на прибалтов, они тоже кричали. Такой Гонконг отстроили, просто пипец! Бритиши и китайцы от зависти пачками передохли.

«Теперь у нас будет западная внешняя политика»

Ну, пардон, а 10 лет назад, когда ющенка пришёл — она какая была? Результат-то какой? Набрали долгов, допродали остатки имущества СССР. Самостоятельной внешней политики, говоря проще, у «власти» (которую вывели на площадь польские, германские и американские политики) не будет by design. У нищей страны её быть не может никак. Так что ассоциацию с ЕС, кабальную и беспросветную, Украина подпишет в самом невыгодном варианте (он уже дорабатывается, этого никто не скрывает). Так же, как алкаш подписывает чёрному риэлтору передачу квартиры за копейку, потому что иначе — вывезут за город, там уже выкопано местечко.

Все прелести ассоциации — резкое повышение тарифов для населения, сокращение социалки, жесткие ограничения на экспорт и снятие всех пошлин на импорт (ну, надо же кому-то европейский брак и неликвид сбагривать, да?) — всё это будет очень быстро. Просядет что сельское хозяйство (поконкурируйте с французскими фермерами, более технологичными и сидящими на дотациях государства, попробуйте), что промышленность (продавали 51 миллион тонн проката — евроквота — один миллион, подумайте, что станет с заводом, у которого сбыт упадёт до 2% от прошлогоднего). Это не злой и плохой Путин, это та самая Европа, которой нужна классическая схема «штучные толковые работают за бугром за минимальные деньги, присылают эти деньги назад, семье, жена идёт в местный магазин, принадлежащий германской сети супермаркетов, и оставляет там эти деньги».

Вот это — западная внешняя политика. Не хотели жить в союзе — живите в колонии. Ведь законодательство ЕС для страны, находящейся в ассоциации, перекрывает местное. Вы сможете что угодно делать, какие угодно законы принимать, но будете кушать конфеты с техническим пальмовым маслом, которые «злая и плохая» Россия почему-то жрать отказывается, а в Китае им вообще машины заправляют.

«Зато мы не рабы»

Смакование не-рабства — один из основных способов времяпровождения раба. Шварценеггер не ходит с плакатом «Я неслабый мужик», Анджелина Джоли не ходит с плакатом «А я вообще ничо так на морду», конгресс США не ходит с плакатами «Хотим стать миллиардерами», а сильно свободный украинец сутками доказывает, что он на самом деле не раб, не нищий и не халдей. Подозрительно как-то. Не-рабам вывели на площадь наёмников. Не-рабам с трибуны приказали зарубежные политики. Не-рабам впарили на подпись кабальный документ, где не-рабство ну просто в каждой строчке, от главенства законов другой страны до обязательств не поддерживать локальных производителей. Не-рабам чётко сказали люди с паспортами других стран — сделаете так, так, и вот так, а то санкции, ввод войск, ну и денег отнимем ещё. Поразительное не-рабство.

Возможно, этот текст кому-то поможет в общении с упоенными «европейским будущим», «причастностью к истории» и «независимостью». Или для личного понимания ситуации.

Просмотров: 33240 Рекомендуем почитать

  • Новости 20.04.2020 Политическое Обозрение: Новости политики за 20 апреля 2020 (7528)
  • Новости 18.04.2020 Политическое Обозрение: Новости политики за 18 апреля 2020 (7528)
  • Новости 19.04.2020 Политическое Обозрение: Новости политики за 19 апреля 2020 (7528)
  • Новости 14.04.2020 Политическое Обозрение: Новости политики за 14 апреля 2020 (7528)
  • Новости 17.04.2020 Политическое Обозрение: Новости политики за 17 апреля 2020 (7528)
  • Новости 16.04.2020 Политическое Обозрение: Новости политики за 16 апреля 2020 (7528)
  • Новости 15.04.2020 Политическое Обозрение: Новости политики за 15 апреля 2020 (7528)

Новости Партнеров

Финансовый прогноз-2020: Ждать ли кризиса?

Финансовый прогноз-2020: Ждать ли кризиса? 112.ua 13:5127.12.2019

Никита Синицин

Журналист

Конец года — это не только время для подведения его итогов, но и исходя из последних, период прогнозирования ситуации на будущий год, что для Украины особенно важно с учетом тех изменений в финансовой сфере, которые прошли в 2019-м.

Чиновники ждут стабильности и укрепления финансов

Эксперты Национального банка Украины в очередном отчете о финансовой стабильности за декабрь дали прогноз того, как в Национальном регуляторе видят отечественную финансовую сферу в 2020 году.

Так, по мнению аналитиков НБУ, сложившаяся на данный момент макроэкономическая ситуация в целом способствует финансовой стабильности и укреплению финансового сектора. Чиновники ожидают, что в 2020 году:

— население ожидает дальнейший рост доходов по причине низкой инфляции и укрепления курса гривны;

— рост доходов населения вызовет увеличение внутреннего спроса, что должно послужить одним из толчков к росту экономики;

— другим толчком должна стать более «мягкая» монетарная позиция НБУ, проще говоря дальнейшее снижение учетной ставки, что должно сделать кредиты более доступными для отечественных компаний и помочь последним нарастить производство;

Новости по теме

  • Учетная ставка НБУ: Стоит ли радоваться снижению? 13:3313.12.2019

— улучшение ситуации с предельным дефицитом бюджета-2020, рассчитанным на уровне 2,1% ВВП против 2,3% по планам бюджета-2019. Впрочем, последняя цифра уже значительно выше из-за провала выполнения государственной сметы на 2019 год по доходам;

— дальнейшее снижение государственного и гарантированного государством долга – до 50% по итогам 2020 года с одновременным переводом большей его части из доллара в гривну за счет выпуска ОВГЗ;

— в отличие от Кабмина, заложившего в проект бюджета-2020 среднегодовой курс национальной валюты к доллару в 27 гривен, в НБУ воздержались от конкретных цифр, подчеркнув лишь то, что укрепление гривны не повлияло негативно на ухудшение международного платежного баланса страны.

Особо в Нацбанке подчеркнули, что в 2019 году Нацрегулятор купил более 5 млрд долларов из которых лишь 3,7 млрд пришлись на нерезидентов, купивших затем отечественные ОВГЗ, то есть причина укрепления курса не только в иноземной валюте, пошедшей на приобретение государственных долговых обязательств в виде облигаций госзайма.

Наряду с позитивными ожиданиями в финансовой сфере в 2020 году в НБУ назвали и риски, которых они опасаются. К таковым авторы отчета отнесли:

— погашение долгов предыдущих лет, на что в 2020-2022 годах должны пойти порядка 24 млрд долларов. Именно по этой причине в отчете подчеркивается «критическая» важность сотрудничества с Международными финансовыми организациями (МФО), прежде всего МВФ. За счет новой трехлетней программы сотрудничества в НБУ надеются привлечь 5,5 млрд долларов, а главное – фактом заключения самого соглашения продемонстрировать доверие международных партнеров к проводимым в стране реформам;

— неблагоприятные внешние факторы, начиная с падения мировых цен на продукцию экспорта из Украины и заканчивая возможным провалом переговоров о транзите российского газа через Украину, что сразу же лишит страну порядка 3 млрд долларов, не говоря уже о возможности глобальных кризисов на мировых рынках;

— негативная тенденция в реальном секторе экономики, рост которого в целом снизился, а промышленность по итогам октября и ноября упала на 5 и 7% соответственно. Впрочем, в НБУ надеются побороть эту тенденцию ожидаемым в будущем году ростом кредитования;

— опасения снижения требований банков к заемщикам на фоне ожидаемого роста кредитования, с чем в НБУ хотят бороться требованиями к банкам соблюдать минимальные стандарты при выдаче кредитов.

  • «Оптимизация бюджетных расходов»: Последствия для экономики 10:0025.12.2019

Эксперты несколько разошлись в оценке того, что ожидают украинскую финансовую сферу в 2020 году, прежде всего исходя из последствий и возможности очередного мирового экономического и финансового кризиса.

Оптимистично: от 3,7% «плюса» к ВВП до 0,7% «минуса»

По мнению экспертов Украинского института будущего страну в экономической и финансовой сферах в 2020 году ожидают два сценария:

— базовый, в котором нет фактора мирового финансового кризиса и потому экономика будет расти на уровне до 4,4%;

— сценарий «Мировой кризис», который начнется с осени 2020 года и приведет к падению ВВП Украины на 0,7% до конца года.

По мнению экспертов Института рост экономики на 4,4% в 2020 году Украине должны обеспечить:

— рост внутреннего потребления вследствие низкой инфляции и роста реальных доходов граждан;

— рост инвестиций, в том числе иностранных (до 3,5 млрд долларов) благодаря запуску рынка земли с 4 квартала 2020 года;

— уровень инфляции не выше 7%;

— ослабление национальной валюты и курс доллара на уровне 25,8 грн до осени и 27 грн, начиная с 4 квартала.

Препятствовать этому прогнозу, по мнению экспертов, может продолжение укрепления курса гривны, что может привести к снижению прогноза по росту экономики и увеличить дефицит бюджета с ожидаемых 1,8% ВВП до 3%.

Однако главными рисками эксперты называют внешние факторы вроде падения роста экономики Китая, «торговой войны» последнего с США, падение цен на сырье, экспортируемое Украиной на мировой рынок, а главное – возможность мирового кризиса.

Вероятность наступления кризиса в 2020 году оценивают весьма высоко и его цену для Украины эксперты оценивают, как:

— падение ВВП на 0,7%, или 8-9% в виде реального ВВП в гривне или на 20-30 млрд в долларовом эквиваленте;

— рост инфляции до 10%, рост курса доллара к гривне до 35-37 грн и как следствие, падение реальных доходов украинцев на 15-20%;

— порядка 0,5 млн украинцев потеряют работу, число безработных может увеличиться еще и за счет 300 тысяч «заробитчан», которые также могут вернутся в Украину из-за сокращения рабочих мест в Европе;

— рост дефицита бюджета до 2,7% ВВП.

Впрочем, пик возможного кризиса и его последствий, по мнению экспертов, придется на 2021 год.

Сдержанный оптимизм демонстрирует и экономический эксперт Александр Охрименко, ожидающий от 2020 года устойчивого, хотя и небольшого, экономического и финансового роста.

«Не думаю, что стоит ожидать каких-то радикальных изменений вроде экономического чуда, для которого совершенно нет объективных предпосылок. Скорее будет наблюдаться устойчивый рост в секторах, которые традиционно сильны для национальной экономики – агросектор, особенно в случае запуска рынка земли, экспорт рабочей силы, транспортные услуги, сфера IT-услуг, работающая на экспорт. Возможно удастся достичь роста промышленности, но только если действительно заработает кредитование», — считает эксперт.

Исходя из этого по его мнению в 2020 году повторятся показатели инфляции на уровне 5% и бюджетный кризис, который «по традиции» также ударит ближе к концу года. Однако все это может быть усугублено рисками политической нестабильности в стране – ключевой опасностью для Украины.

«В финансовой сфере на это особенно остро реагирует курс национальной валюты, который в наших условиях и так очень сложно прогнозировать. Если особых изменений в политике не будет, скорее всего гривна стабилизируется на уровне 23 гривен, если же обострятся политические риски, курс может упасть и до 30 гривен за доллар», — отмечает собеседник 112.ua.

«Агролокомотив» встал на запасные рельсы

Есть среди экспертов и те, кто куда менее оптимистичен в оценке финансового будущего Украины в 2020 году.

Так, экс-министр экономики Богдан Данилишин обращает внимание на негативные тенденции, проявившиеся в агропромышленном секторе, последние годы выступающем главной надеждой страны, прежде всего в экспортной сфере.

По словам эксперта, индекс сельскохозяйственной продукции в ноябре 2019 года упал на 8,5% в сравнении с ноябрем 2018 года, что является антирекордом с 2014 года. В течение же января-октября падение составило 8,8%. Это в свою очередь повлияло на падение роста ВВП – с 4,6% по итогам 1 квартала до 4,2% в 3 квартале.

  • Экономический прогноз на 2020 год 14:0424.12.2019

«Складываются предпосылки к замедлению темпов роста в аграрном секторе, который является локомотивом украинской экономики. Вместе с тем, продолжает осложняться конъюнктура международных рынков металлопродукции и сырья для металлургии, а это — вторая по значимости экспортная позиция Украины», — отмечает эксперт.

Все это, по мнению Богдана Данилишина, особенно опасно ввиду возможности мирового экономического кризиса о котором говорят все чаще, что ведет к опасности для Украины попасть в «идеальный шторм», когда может случиться самое худшее из возможного.

Жить станет хуже по вине чиновников: украинских или американских

Еще более пессимистично рассматривает финансовое будущее Украины и украинцев в будущем году эксперт Growford Institute Алексей Кущ, считающий, что 2020 год может быть разделен на два периода, и оба они могут оказаться неблагоприятными.

«Если в правительственной политике не будет никаких изменений, то первое полугодие скорее всего будет напоминать конец 2019 года. Так, в финансовой сфере государство будет продолжать строить «пирамиду ОВГЗ», наращивая долю спекулятивного финансового иностранного капитала до 150-200 миллиардов гривен, сколько сможет выдержать экономика. В конце концов это все приведет к рукотворному кризису — увеличению бюджетного дефицита, вследствие чего могут пострадать уже незащищенные статьи, с учетом падения промышленности будет падать реальная зарплата украинцев. Все это особенно реально с учетом высоких политических рисков в виде внутриполитической борьбы», — подчеркивает собеседник 112.ua.

Во втором полугодии, по словам аналитика, Украину могут ожидать неприятные последствия уже внешнеполитических изменений, начиная от вероятности очередного мирового финансового кризиса и заканчивая изменениями в монетарной политике в США.

«Состояние экономики США может побудить Федеральную резервную систему изменить политику и увеличить базовую ставку, что сделает вложения в американскую экономику более выгодными для финансовых спекулянтов и приведет к оттоку их из украинских ОВГЗ. После этого курс гривны неминуемо упадет и сложно спрогнозировать насколько. Другой вариант – политические риски в виде избирательной кампании в США и начатой против Дональда Трампа процедуры импичмента. Если процедура пройдет успешно или хотя бы станет ясно, что второй срок президенту США не по плечу, ФРС снова-таки может поднять базовую ставку», — говорит Кущ о влиянии политической ситуации в США на курс гривны.

В целом, как признается эксперт, диапазон прогнозов для Украины в 2020 году весьма широк и среди них позитивный сценарий занимает далеко не первое место.

Никита Синицин

Геостратегический взгляд на будущее Украины на ближайших 5 лет

Геостратегический взгляд на будущее южнорусских земель

Автор – Андрей Школьников

В своих статьях автор регулярно обращает свой взгляд на Украину, так как скорость процессов деградации, их содержание и последовательность служат хорошими иллюстрациями. В стремлении перестать быть частью Русского мира, элиты и население южнорусских земель на своем примере умудрились показать практически все варианты, как не надо делать. В этот раз детально посмотрим на ключевые тенденции, тренды, события и развилки ближайших 5 лет, как бы грустно это ни было.

Года полтора назад автор описывал масштаб деградации Украины, а также роль и влияние местных элит на этот процесс. За прошедшее время отрицательные тенденции и тренды только окрепли. Пришло время более детально посмотреть на события, что ждут это государственное образование в ближайшие 4-5 лет.

Если читатель верит и надеется на светлое будущее единой Украины – не читайте дальше, ничего радостного для вас там не будет.

Произведенный анализ несет выраженный негативный оттенок, автор не видит возможности положительного будущего и сохранения современной Украины в рамках рационального дискурса и за пределами чудесных сценариев (вероятность менее 2%-3%).

В Интернете можно найти множество однотипных карт распада Украины исходя из языкового, культурного и политического рельефа и предпочтений. Исходя из нежизнеспособности без активной поддержки извне и снижения интереса внешних игроков в сохранении единого государства, можно было предположить раздел Украины между соседями. Данное разделение по умолчанию предполагает стабильность внешних сил и сохранение влияния окружающих стран.

В горизонте ближайших 5 лет у автора есть большие сомнения в способности той же Румынии удержать Трансильванию, не говоря уже о присоединении Буковины и Южной Бессарабии. Да и давно прошли времена, когда среди интересантов значились исключительно соседние страны.

Рассмотрим судьбу Украины последовательно, без попыток ограничиться банальными и тривиальными ответами, даже если к ним в итоге и придем.

Текущий расклад сил (2019-2020 гг.)

В настоящее время Украина является полем вялотекущего противостояния нескольких сил, представленное ниже разделение влияния во многом условно, но показывает общее соотношение. И разумеется, рассмотрение Украины ведется без Крыма.

Соотношение влияния на будущее Украины, начало 2020 года

Россия в данной конфигурации владеет блокирующим пакетом – ЛДНР, Минские соглашения, экономические рычаги, агенты влияния и т.д. С 2014 до 2016 года Фининтерн в союзе с США обладали контрольным пакетом (печеньки Виктории Нуланд знатно изменили расстановку), но после победы Трампа произошло разделение долей. Некоторое время перевес в этой паре был за Фининтерном, но в свете увеличивающейся вероятности победы Дональда Трампа на выборах в ноябре 2020 года, соотношение изменилось.

Европейские страны, в первую очередь Франция и Германия обладают 15%, и нет ничего удивительного, что Нормандский формат не может сдвинуться с места, даже при согласовании позиций России, Франции и Германии.

На долю местных властных групп после утраты остатков суверенитета в 2014 году и правления Петра Порошенко осталось совсем немного, а если добавить отсутствие консенсуса, постоянный раздрай и попытки прислониться к внешним игрокам, влияние этих 10% ничтожно.

Другие внешние игроки – Китай, Британия, Иудейский проект, Турция, страны Восточной Европы делегировали свои доли в управление более крупным интересантам и не ведут независимой политики, иногда акцентируя внимание на отдельных моментах и не более.

В текущем раскладе принципиальную судьбу Украины может определить соглашение США и России, роль остальных участников – блокировать наиболее претенциозные действия и не более.

Таким образом, в настоящее время на Украине наблюдается полный раздрай или затяжная акционерная война. Ситуация была бы тупиковой, если бы США не планировал уход с Украины, как сейчас происходит на Ближнем Востоке, Афганистане, а далее во всем Восточном полушарии.

Может ли Украина изменить такое к ней отношение? Нет, даже искренняя открытость и бескомпромиссное самопожертвование в деле Джо Байдена не изменит планы США по выходу из Восточного полушария.

Получение контроля (2020-2022 гг.)

Скрытые, подготовительные изменения на Украине (см. рисунок) начнутся после получения Москвой реального контроля. С высокой вероятностью это произойдет еще до «Новой Ялты» (ориентировочно на стыке 2022-2023 гг.), в рамках двусторонних предварительных договоренностей США и России. Интересы и мнение Европы по данному вопросу не будут никого интересовать, хотя скажем прямо, они начиная с 2014 года никому не были интересны. Влияние Фининтерна, оформленное в основном через внешние заимствования, будет снижено через банкротство и переучреждение страны.

Порядок переформатирования под влиянием внешних сил

По ряду косвенных признаков можно предположить, что принципиально решение о передаче акций в доверительное управление (полная передача после «Новой Ялты») на уровне первых лиц уже принято, но будет направлено в работу после ноября 2020 года. Стоящие за Дональдом Трампом силы замечательно понимают такую логику. В рамках каких договоренностей и под какие обязательства России будет совершено это действо уже не так важно, промышленным элитам США нужна сильная Россия, что сможет стать одним из мировых центров сил в ближайшие 10-15 лет.

После получения контрольного пакета Украины возникнет вопрос, что делать дальше. Есть два базовых сценария переформатирования:

– сохранение распределения влияния на бУкраину в процентном соотношении, когда у России будет контрольный пакет, а остальные внутренние и внешние интересанты получат миноритарные пакеты;

– разделение на отдельные территории, где у внешних игроков будут мажоритарные пакеты, как в свое время делили Речь Посполитую.

Сохранение долевого распределения выгодно отдельным европейским элитам, оставшимся украинским олигархам и властным группам, да далеким внешним игрокам (Китай, Британия и др.) – буде они захотят выделить свои доли и начать самостоятельную игру. При этом варианте государственное образование Украина сохранится на карте. Во втором случае текущее государство исчезнет, линии разграничения станут новыми государственными границами.

В 2021-2022 году Украину проведут через банкротство, полностью списав финансовые обязательства и любые внешние активы, значительно снизив влияние Фининтерна, ну а далее разговор пойдет о снижении влияния больших стран Европы и Китая, для чего следует ожидать учреждения новой страны (после «Новой Ялты») на остатках УССР.

Если бы речь шла о чужеродной территории, то для России было бы актуально оставить все как есть, но не будем забывать – это южнорусские земли и намного больше выгоды от их полной интеграции в метрополию, но только того населения, что готово быть русскими. Тратить полтора-два поколения на психоисторическое переформатирование жителей центральной и западной Украины можно, но без переселения и смешения с остальной частью России занятие неблагодарное.

Таким образом, в начале 2021 года Россия соберет контрольный пакет Украины, полная передача которого будет закреплена в 2022-2023 гг. в рамках «Новой Ялты».

Исходя из текущих тенденций, в качестве формата существования будет выбран промежуточный вариант – Россия заберет часть территорий под прямой контроль, интегрируя в себя в виде областей, а на оставшихся землях проведут учреждение нового государства конфедеративного типа – Малороссии, со снижением влияния России.

Можно ли избежать данного события? Да, если мир не распадется на панрегионы, т.е. в случае совсем катастрофического сценария. Во всех иных случаях территории Украины переходят под контроль России, так как других центров консолидации в непосредственной близости не будет. Возможен сдвиг сроков передачи контроля над Украиной непосредственно до «Новой Ялты», но вероятность этого не велика.

Подготовка раздела (2021-2023 гг.)

Выше уже говорилось, что в 2021-2022 гг. Украину ждет фактическое банкротство, иного способа снизить влияние Фининтерна не будет. Поскольку проходить данное событие будет на фоне развертывания Глобальной депрессии, ничего удивительного и необычного не будет.

До «Новой Ялты» внешние границы Украины будут существовать на карте, ну а после начнется самое интересное. В рамках нового раздела мира на зоны влияния (после 2022-2023 гг.), Россия получит не только Украину, но и большую часть Восточной Европы. Вопрос приведения к лояльности местных национальных элит будет решаться по-разному: зачистка, ротация, договоренности и т.д. Проблема Украины в соседях – с элитами Белоруссии, Венгрии и в меньшей степени Польши Москва будет договариваться за счет Украины.

На первом этапе украинские области превратятся в республики, страна в фактическую конфедерацию, власть в Киеве станет лишь видимостью, без рычагов управления, ресурсов и денег. По инерции Киев еще пару некоторое время будет восприниматься как центр, но средний уровень жизни начнет валиться до общего по стране уровня.

Вот тут у элиты, которая представлена остатками ненациональной элиты (олигархами и праволиберальными компрадорами), начнется интересная жизнь. По аналогии с Россией, можно говорить об общей численности в 500-700 человек плюс члены семей, из которых на рядовые регионы приходится 4-5 человека, на значимые регионы – до 10 человек, остальные окопались в Киеве. Их судьба занимательна – практически полная зачистка и утрата статуса. Если бы среди них осталось несколько представителей национальной украинской элиты, им бы позволили войти в имперскую элиту России, но таких скорее всего не будет вовсе.

Столичные элитарии не будут иметь даже шанса на сохранения статуса – у них не останется реального ресурса, для предъявления внешним игрокам, а роль столичного города исчезнет. Среди региональных представителей элиты будет серьезная чистка, останутся только полностью лояльные внешним игрокам, т.е. компрадоры. Поскольку основным внешним игроком будет Россия, то для нас это будут – агенты влияния и настоящие патриоты Русского мира.

Наилучшие шансы войти в новую элиту окажутся у силовиков, что смогут:

– заранее принести присягу российским властным группам, которые останутся в силе через 3-4 года;

– контролируют силовой (как официальный, так и нет) и экономический ресурс в регионе, так что его даже тронуть не могут из Киева;

– имеет под контролем собственную региональную властную группировку, что сможет взять регион под управление (несколько десятков лично преданных им управленцев);

– имеют выходы на все слои местного общества и могут выстроить правильную коммуникацию.

Меньшие шансы есть у полу-олигархов, что имеют правильных партнеров в России. Политические эмигранты, существующие чиновники, депутаты и т.д. не имеют никаких шансов.

Отдельно нужно сказать про десяток знаковых интеллектуалов, писателей, ученых и мыслителей, что будут иллюстрацией возврата и интеграции украинства в общий Русский мир – «ум, честь и совесть» южнорусских земель.

Таким образом, с 2021 по 2023 годы Украину ждет банкротство и преобразование в конфедерацию из республик, которые не всегда будут совпадать с границами бывших областей. Скрытый, но фактический контрольный пакет Украины с начала 2021 года, по договоренности с США, сконцентрирует в своих руках Москва.

Элиты Украины будут качественно зачищены – лишены состояний, влияния, свободы и даже жизни. В областях/ республиках останется по 4-5 лояльных внешним игрокам, в первую очередь России представителя элиты, что способны будут контролировать регион. Столичные элитарии потеряют место под солнцем и Киев начнет свой путь до уровня областного центра.

Есть шанс изменения ситуации? Самый большой – проигрыш на выборах президента США Дональда Трампа, по состоянию на начало марта 2020 года эта вероятность, по оценкам автора, снизилась до уровня – менее 20%.

Раздел Украины (2023-2024 гг.)

Как уже было сказано, после «Новой Ялты» Россия будет форматировать Украину по своим правилам. К этому времени внутренняя инфраструктурная, транспортная, социальная и управленческая связность еще более снизится. В настоящее время численность населения Украины по самым оптимистичным оценкам составляет менее 37 млн. человек (без Крыма и ЛДНР), против 52 млн. после распада СССР. Вычтем из этого около 10 млн. заробитчан, что большую часть времени проводят за границей и активно перевозят туда свои семьи. Для сравнения, в декабре 2019 года обменные валютные операции в одном из регионов Украины упали в три раза по сравнению с прошлым годом.

Через 3-4 года ситуация будет катастрофической (к сожалению автор не сгущает краски):

– еще один обвал уровня жизни вследствие продолжающихся ошибок, общемирового кризиса и распада оставшихся элементов государственного управления;

– значимая часть населения получит гражданство соседних стран, пусть там будет тяжело, но не до такого уровня;

– часть заробитчан вернется, повысив уровень социальной нестабильности общества, многие переберутся на постоянную основу в соседние страны;

– региональные/ республиканские власти получат практически полную независимость от Киева;

– резко вырастет уровень криминала, целые районы будут управляться бандами, пусть даже в форме.

На фоне этого начнется формальный выход из Украины отдельных республик и воссоединение с соседями. Вопрос «пятой колонны» будет решен заранее, благо от добровольцев не будет отбоя.

Ключевой вопрос – какие регионы будут забраны. Лишне говорить, что в таких условиях уйти будут готовы практически все, только у России не будет ресурсов на переваривание и восстановление минимального уровня жизни всей бУкраины. Черноморское побережье до Приднестровья, возможно Чернигов и Суммы, но не более. На этой территории останется порядка 10-14 млн. человек, значительная часть которых будут нетрудоспособны. Это очень много людей для быстрого повышения уровня жизни, и очень много территорий с низкой плотностью для восстановления инфраструктуры. Порядок будет простой:

– получение гражданства не будет автоматическим, как для жителей Крыма – индивидуальное рассмотрение и проверка лояльности;

– получившие гражданство начинают получать социальную поддержку;

– после получения гражданства большей частью населения (не будет искусственного ограничения количества рассматриваемых заявок), происходит воссоединение территории;

– оставшимся в старом гражданстве дается время для оформления документов/ отъезд;

– снимаются внутренние границы с Россией, ставится внешняя граница с бывшей Украиной.

Одесса (без области) очень хорошо смотрится в роли порто-франко панрегиона, но тут многое зависит – распадется Турция или нет. Частичное влияние Иудейского проекта также останется в этих областях, но от этого никуда не денешься.

Львовская, Тернопольская и Ивано-Франковская области будут выкинуты (это самое мягкое слово для того процесса) под протекторат Польши. Не в состав, а именно протекторат, т.е. не будет единого гражданства и прав. Для становления полноценным поляком нужно будет пройти целый ряд долгих и принципиальных процедур.

По жителям Ужгородской области вопрос открытый – передача русинского населения под протекторат Венгрии не очень хороший шаг, скорее всего будет разделение влияния. Отдельная республика, где половина влияния у Будапешта, вторая половина у Москвы. Кстати, в Будапеште в будущем будет расположен центр управления Чехией, Словакией и Румынией.

Остальные территории бУкраины перейдут под управление Минска (по доверенности России) – его элиты станут частью имперских элит, но со своим полем ответственности. Все оставшиеся и не погашенные миноритарные пакеты Украины перейдут на Малороссию (континентальные элиты Европы, Германия, Франция, Китай и др.).

Можно ли в этих условиях сохранить Украину хотя бы в текущих границах? Да, если Восточная Европа не будет отдана в зону ответственности России. Для этого Франция и Германия должны сформировать до конца 2022 года сильную армию, удержать экономику от обвала и решить вопрос с пассионарностью, что не реально.

Таким образом, в течение пары лет после «Новой Ялты» Россия отторгнет от Украины целый ряд изначально русскоязычных, обезлюдевших областей. Присоединение будет идти постепенно – вначале люди, потом территории. Территории, где желающих воссоединиться и стать частью Русского мира будет менее 75%-80% (условно), никто насильно присоединять не будет.

Польша получит примерно на таких же условиях три западные области, а остальная часть превратится в Малороссию.

Как отмечалось, региональные элиты в своем большинстве будут ставленниками Русского мира, внешние игроки сохранят пакеты влияния в Малороссии, а формально руководство последней будет отдано Минску. Вариантов названия конфедерации Белоруссии (полностью союзной России) и Малороссии крайне много…

Переформатирование Малороссии и Новороссии (начиная с 2024 г.)

Видимые всем процессы изменения в Малороссии начнутся в 2023-2024 гг., не ранее. До этого момента у населения будет сохраняться иллюзия – проблемы рассосутся и Украина восстанет аки феникс из пепла. Парламент также будет заседать, чиновники всех уровней воровать и насаждать мову.

Вести речь о военных и экономических ресурсах Украины не имеет смысла (ничего не останется), самый важный ресурс – люди. Собственность внутри панрегиона гарантируется только его жителям, а не транснациональным компаниям – претензии по неуплате налогов и громадные штрафы решают любой вопрос. АЭС, военные склады и ряд опасных объектов будут взяты под внешний контроль, через ЧВК.

Борьба будет за изменение психоисторических смыслов. За годы незележности «украинский» настолько плотно срослось с «бандеровский» и «националистический», что делить это никто не будет. Вычищаться будет все вместе. Украинский язык останется, но в формате советских учебников и украинского языка того времени, все последующие авторы и книги всем списком под ограничение к распространению и денацификацию. Решение о разрешении будет приниматься по каждой книге отдельно.

Про церковный раскол говорить излишне, И.В. Сталин в свое время очень хорошо умел врачевать такие явления, да и Холмская епархия Люблинской губернии последней отринула унию. Оставлять эти квазицеркви не получится, уж больно сильно они срослись с чуждыми для Русского мира смыслами и ценностями.

Принимая во внимание масштаб и размер оставшейся Малороссии, ее будут разделять на части. Многие вспомнят о наличие русских корней, и получится – мама и папа украинцы, а ребенок – русский. Практически у каждого среди предков есть как русские, так и украинцы. Часть населения изменит идентификацию на белорусов, поляков и т.д. Оставшихся будут размывать путем замещения украинства на малороссов, слобожан, казаков, русин и т.д. Достаточно взглянуть на языковую карту Украины, чтобы понять, как это будет легко сделать.

Если через 10 лет хотя бы четверть населения в текущих границах Украины будет считать себя украинцем – невероятное достижение и памятник политики украинизации. Речь идет о 7-10 млн. человек, что не разъехались и сохранили идентичность.

Карта домашних языков, 2009 год

Современный галицкий суржик польского языка будет замещаться красивым и певучим полтавским диалектом.

Экономическое и культурное развитие будет идти путем формирования новой связанности, кому нужна дорога из Харькова в Полтаву и тем более Киев, когда есть новая и хорошая дорога на север в Минск? Советские заводы и предприятия по всей бывшей Украине возрождаться не будут, все развалилось и сгнило, восстанавливать смысла нет. Большая часть выпускавшейся продукции локализована в России, новые центры развития будут на Дальнем Востоке.

Судьба Новороссии – сельскохозяйственные окраины с отдельными очагами производств. Энергичное и пассионарное молодое население будет вымываться в остальную Россию. Брянск, Воронеж и Ульяновск будут центрами жизни на фоне бывших украинских областных центров, но будет самое главное – безопасность, порядок и минимальный уровень жизни.

Скажете мало? Когда скорая помощь и милиция начинают опять ездить на вызовы, пенсии платят, дети могут поступить в институт и между городами появляются дороги, это уже очень хорошо.

Будут ли формироваться предохранительные клапаны от недовольных? Выезд в Львов, Одессу и далее куда доберешься открыт, никто не держит, но это билет в одну сторону.

Таким образом, к 2023-2024 году, когда процессы преобразования Украины перейдут в открытую форму. Изменить ничего уже будет нельзя, все скрытые подготовительные процессы будут завершены. Практически любые проявления украинства будут приравниваться к национализму и запрещаться. Будут запущены естественные процессы перехода на русский язык, смены идентичности и выделения из украинцев отдельных народов.

Количество украинцев через 10 лет будет 7-10 млн. человек, не более.

Экономическая, транспортная и инфраструктурная связанность будет выстраиваться вовне, в стороны новых политических и экономических центров. Добраться из Харькова до Киева быстрее и проще будет через Москву, а не напрямую. Экономика восстанавливаться будет на минимальном уровне, приоритет безопасности и возможности уехать в новую столицу.

Хотите посмотреть, как будет выглядеть жизнь в большей части бывшей Украины? Съездите в Курганскую область – это прообраз Киева, Харькова и т.д.

Резюме

В ближайшие годы государственное образование Украина исчезнет с карты мира, уж больно много ошибок совершено его элитами, населением и внешними игроками. Уровень жизни населения обвалится еще больше, практически все элитарии потеряют статус. Автору искренне жаль население южнорусских территорий, но иной выход приближается к вероятности чудесного сценария.

Россия, как основной игрок и центр будущего панрегиона в ближайшие годы минимизирует влияние и присутствие в регионе в явном виде Китая, США, Западной Европы, Турции и т.д., взяв практически под полное влияния Украину.

Наиболее вероятный тайминг событий ближайших лет на Украине:

– 2020 год – продолжение деградации государственных институтов, экономики и бегства населения;

– начало 2021 года – передача Дональдом Трампом своей доли в ООО «Украина» в доверительно управления России, консолидация последней контрольного пакета;

– 2021-2022 гг. – полное банкротство Украины на фоне общемирового кризиса;

– 2022-2023 гг. – формирование нового государства конфедеративного типа (условная Малороссия), состоящего из республик;

– 2021-2023 гг. – полная зачистка украинской элиты;

– начало 2023 года – получение Россией фактического контроля над бУкраиной в рамках «Новой Ялты»;

– 2023-2024 гг. – выход из состава Малороссии отдельных республик и запуск открытых интеграционных процессов в состав России и Польши;

– 2023-… гг. политика по денацификации, тождественная денационализации.

– 2024 г. – переход управление оставшейся Малороссией в Минск.

Теоретически, указанный процесс изменений можно растянуть еще на 1-1,5 года, но это будет зависеть исключительно от внешних факторов. Кардинально изменить ситуацию – на грани чудесного сценария. Будущее большей части территорий современной Украины – малонаселенные, аграрные и слабо индустриальные окраины Русского мира, Польши и «Великого княжества литовского-2».

Картинка грустная и безрадостная, но кто бы мог 20 лет назад сказать, что Украина скатится до текущего состояния? То-то и оно.

P.S. Автор заранее предупредил, что ничего позитивного для верящих в будущее Украины в статье не будет…

Источник

Украина – это правда борьба против Русского Мира?

Как можно исправить ситуацию на Украине?

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

Россия и Украина: четыре сценария на будущее

С момента начала драматических событий на киевском Майдане, повлекших за собой глубокий кризис не только в российско-украинских отношениях, но и в отношениях между Россией и Западом, прошло уже почти пять лет. Срок немаленький: первая мировая война уложилась в четыре с небольшим года, около пяти лет прошло межу началом перестройки и распадом Советского Союза. Все войны и кризисы когда-нибудь кончаются, и чем острее кризис, тем стремительнее он идет к своей развязке. Казалось бы, за пять лет будущее российско-украинских отношений, равно как и будущее самой Украины должны были уже определиться.

Однако, сегодня ситуация внутри и вокруг Украины, как и пять лет назад, характеризуется наличием многочисленных факторов неопределенности. «Украинский стакан» по-прежнему наполовину полон или наполовину пуст. Социально-экономические реформы в стране идут с большим скрипом, но Украина не превратилась в «неудавшееся государство», не объявила дефолт по внешним обязательствам и не отказалась от курса на либеральную рыночную экономику. Минские соглашения по большей части не выполнены, люди в Донбассе продолжают гибнуть, но серьезной эскалации военный действий на востоке Украины тоже пока не наблюдается — ополченцы не попытались взять Мариуполь, а ВСУ не начали масштабное наступление на Донецк. Москва и Киев обмениваются жесткими политическими заявлениями и экономическими санкциями, но при этом Россия по итогам прошлого года остается самым большим торговым партнером Украины, а миллиона украинцев продолжают работать в Российской Федерации. Украина отчаянно борется за энергетическую независимость от «Газпрома», но при этом столь же отчаянно добивается сохранения транзита российского газа через свою территорию.

Андрей Кортунов:
Утешение историей

Иными словами, сложившаяся ситуация, при всей ее видимой хрупкости, демонстрирует высокую степень устойчивости. Следовательно, нынешнее положение дел в той или иной степени устраивает если не украинское и российское общества в целом, то, как минимум, влиятельные силы в нынешнем политическом руководстве в обеих странах. Или, другими словами, обе стороны оценивают риски, связанные с возможным изменением статус-кво, как более высокие, чем риски, сопутствующие сохранению нынешнего положения.

Возникает вопрос: как долго способна продлиться эта относительная и явно неоптимальная устойчивость? Будем ли мы еще через пять лет обсуждать ситуацию внутри Украины и в российско-украинских отношениях в нынешних параметрах, фиксируя лишь незначительные подвижки и относя окончательное решение «украинского вопроса» на неопределенное будущее? Или же в самом нынешнем статус-кво уже заложены предпосылки для каких-то радикальных сдвигов в ближайшие годы, если не месяцы?

Выбор независимых переменных

На состояние российско-украинских отношений воздействуют самые разнообразные факторы — внутриполитические, социальные, экономические, военно-стратегические и даже психологические. Некоторые из них являются ситуативными (например, приближающиеся украинские президентские выборы), некоторые — долгосрочными (процесс формирования украинской гражданской нации). Одни могут рассматриваться преимущественно в двустороннем контексте, другие требует анализа общего европейского или даже глобального фона.

При всем разнообразии этих факторов, представляется возможным построить матрицу прогнозных сценариев российско-украинских отношений по двум осям. Первая будет отражать вероятную внутреннюю эволюцию развития украинского общества и государства (ось «слабая Украина — сильная Украина»), вторая — возможную эволюцию общего международного фона двусторонних отношений (ось «конфронтация между Россией и Западом — разрядка напряженности»).

Обе оси выбранных независимых переменных требуют некоторых пояснений. Что такое «сильная Украина»? На наш взгляд, это не обязательно высоко централизованное государство, основанное на принципах этно-национализма и определяющее свою идентичность через противопоставление себя России. Индикатором «силы» является способность политической элиты проводить долгосрочную независимую внешнюю политику, отражающую широкий общественный консенсус (то есть способность Украины быть не только объектом, но и субъектом европейской и мировой политики). Сильная Украина — это, скорее, государство с сильными институтами, чем с сильными лидерами. Разумеется, «сила» предполагает успешное проведение целого комплекса социально-экономических и административных реформ, повышение качества государственного управления, успешную борьбу с коррупцией, дальнейшее развитие гражданского общества и пр.

«Разрядка» в отношениях между Россией и Западом также нуждается в определении. Едва ли можно представить возвращение Москвы во взаимодействии с ее западными партнерам к модели 90-х гг. прошлого века, тем более — превращение России в составную часть «консолидированного Запада». Однако даже в условиях общего сохранения противостояния по линии «Восток — Запад», конкретные форматы такого противостояния могут быть самыми разными — от балансирования на грани большой войны в Европе до тех или иных комбинаций элементов соперничества и сотрудничества, характерных для периода 70-х и 80-х гг. прошлого века. Под «разрядкой» мы подразумеваем в первую очередь стабилизацию отношений, эффективное управление элементами противоборства и постепенное наращивание элементов сотрудничества. Под «конфронтацией» — сползание к модели отношений начального этапа холодной войны, то есть к противостоянию без понятых обеим сторонам «красных линий», без развитой инфраструктуры контроля над вооружениями и пр. Конечно, особенности общего политического фона будут оказывать значительное воздействие на отношения между Москвой и Киевом.

«Статус-кво» (слабая Украина — конфронтация)

Данный сценарий основан на предположении, что Украине в ближайшие годы не удастся значительно продвинуться вперед на пути экономических реформ, укрепления институтов власти, повышения эффективности государственного управления и борьбы с коррупцией. Раскол между властью и обществом, равно как и фрагментация самого общества, будут углубляться. Это не означает, что Украина развалится или превратится в «неудавшееся государство»: Запад продолжит поддерживать киевские власти на плаву, оказывая им минимально необходимое экономическое и техническое содействие. Но вопросы о вхождении Украины в Европейский союз и в НАТО будут откладываться на все более отдаленное будущее, а серьезные западные инвестиции в Украину так и не придут. Противостояние России в этих условиях останется важнейшим источником легитимности для любого потенциального украинского лидера.

Одновременно данный сценарий предполагает продолжение и даже усиление конфронтации между Россией и Западом. Экономические санкции США и Европейского союза в отношении Москвы не только сохранятся, но даже будут расширены. В Европе начнет разворачиваться гонка вооружений в отсутствие каких-то эффективных мер по укреплению доверия, тем более — без новых соглашений о контроле над вооружениями. Взаимодействие между Россией и НАТО ограничится формальными контактами по линии Совета «Россия — НАТО», а попытки придать дополнительный вес ОБСЕ в обеспечении европейской безопасности окажутся безрезультатными. Минские соглашения останутся лишь на бумаге, никакого значимого прогресса в их реализации достичь не удастся.

При этих условиях есть основания прогнозировать сохранение нынешнего статус-кво на длительную историческую перспективу. Российско-украинские отношения останутся враждебными, при том что ни одна из сторон, скорее всего, не пойдет на риск эскалации конфликта или на полный разрыв торгово-экономических связей или дипломатических отношений. И в Москве, и в Киеве по-прежнему будут доминировать выжидательные настроения — надежды на то, что рано или поздно другая сторона будет вынуждена пойти на серьезные уступки. Российское и украинское общества будут все дальше расходиться в культурно-цивилизационном плане, что, однако, не будет автоматически означать параллельного сближения Украины с Европой. На Западе будет нарастать усталость от российско-украинского конфликта, даже в контексте противостояния с Россией акценты будут перемещаться в другие сферы («вмешательство» в политические процессы, попытки «вбить клин» между Евросоюзом и США).

Холодная война (сильная Украина — конфронтация)

Во втором сценарии Украине удается совершить столь необходимый рывок в направлении экономической, социальной и политической модернизации. Социально-экономическая стабильность, прозрачность и стабильность базовых правил игры, независимость судебной системы повлекут за собой значительный приток иностранных, в первую очередь западных инвестиций. Страна пройдет через значительное обновление своей политической и экономической элиты, которые будут становиться все более «европейскими». Киев сумеет преодолеть соблазны политического авторитаризма и радикального этнического национализма, ориентируясь на европейскую модель гражданской нации и политический плюрализм.

Александр Гущин:
Украина — есть ли выход из цугцванга власти?

Отношения между Россией и Западом во втором сценарии развиваются так же, как и в первом — преимущественно в негативной динамике. Принципиальная разница заключается в том, что, если в первом сценарии Украина оказывается дополнительным обременением для Запада в его затяжном противостоянии с Москвой, то во втором сценарии она оказывается существенным дополнительным активом. Роль Украины в конфликте по линии «Восток — Запад» можно будет сравнить с ролью Западной Германии в период холодной войны — Киев становится крайне важным восточным бастионом Запада на рубеже конфронтации с Востоком. Понимая свою ценность для Запада и опираясь на значительные успехи, достигнутые в реализации социально-экономических преобразований, Украина будет все настойчивее требовать скорейшей интеграции в структуры НАТО и Европейского союза. И, хотя полноценного членства ни в Евросоюзе, ни в НАТО, Украина, скорее всего, в обозримом будущем не получит, сотрудничество с этими организациями приобретет весьма насыщенный и многоплановый характер.

В случае реализации данного варианта Украина становится не просто серьезным раздражителем для российской власти, но фундаментальным экзистенциальным вызовом. Перспектива неизбежного вхождения Украины в НАТО имеет своим следствием интенсивную милитаризацию российско-украинской границы. Воспринимая украинскую модель развития как функциональную альтернативу политической системе, сложившейся в Москве, российская оппозиция черпает в истории украинского успеха вдохновение и практический опыт. В России начинается массовая эмиграция на Украину молодых образованных профессионалов. В ответ российскому руководству приходится все более решительно изолировать свою страну от «чуждого» украинского влияния, тем самым еще больше расширяя пропасть между двумя обществами и странами.

«Балканизация» (слабая Украина — разрядка)

В этом сценарии внутреннее развитие Украины соответствует сценарию «Статус-кво», а в отношениях между Россией и Западом происходят существенные изменения к лучшему. Москве удается избежать дальнейшего ужесточения европейских и американских санкций и, более того, добиться их некоторого смягчения. Новый виток гонки вооружений в Европе предотвращен, отношения между Россией и НАТО хотя и не стали дружескими, но вышли из фазы острой конфронтации; полностью восстановлена работа Совета «Россия — НАТО», реализуется комплекс мер по укреплению доверия в Европе. Постепенно возрождается взаимодействие России с Евросоюзом, в том числе через многосторонние механизмы Евразийского экономического союза. Происходит взаимная либерализация визового режима, что, в свою очередь, содействует подъему российско-европейских образовательных, научных и культурных связей. Москва демонстрирует максимальную осторожность и сдержанность в действиях, которые могут быть интерпретированы как вмешательство во внутренние дела европейских стран; российская поддержка «евроскептиков» и правых популистов в Евросоюзе сходит на нет.

Российской стороне удается переложить основную ответственность за невыполнение Минских договоренностей на руководство Украины. На Западе нарастает раздражение в отношении Киева, усугубляемое медленной и непоследовательной реализацией украинским руководством необходимых социально-экономических и административных реформ. В условиях сохраняющегося влияния этно-националистов и правых радикалов в политической жизни Украины, на Западе все менее эффективно работает традиционная политическая риторика Киева, позиционирующего страну как форпост западной культуры и демократии в противостоянии с восточным деспотизмом Москвы. Одновременно можно предположить снижение возможностей Киева реально управлять процессами, протекающими в украинских регионах, претендующих на все большую самостоятельность не только в экономических, но и в политических (включая и внешнеполитические) вопросах.

Разумеется, в этом сценарии Украине не удается добиться «возвращения» Донбасса; напротив, неподконтрольный Киеву Донбасс становится примером для других регионов, требующих расширения своих прав. «Стихийная федерализация» Украины снимает с повестки дня вопрос о ее членстве как в НАТО, так и в Евросоюзе. В этих условиях Украина будет постепенно терять функции полноправного субъекта европейской и мировой политики, превращаясь в объект манипуляции со стороны внешних сил. Россия и Запад будет все чаще договариваться по «украинскому вопросу» через голову Киева. Нельзя исключать стремления внешних игроков установить какие-то неформальные «сферы влияния» на Украине или попыток выйти на прямые контакты с украинскими регионами, минуя киевские власти. К этому их будет подталкивать и нерешенность проблем национальных меньшинств в контексте попыток формирования этно-национального украинского государства. Москва будет с переменным успехом управлять сложным балансом политических и экономических сил, складывающимся на территории Украины. Эту политику можно уподобить политике Российской империи в отношении быстро слабеющей Речи Посполитой в середине XVIII века (до периода разделов Польши).

«Европейский мост» (сильная Украина — разрядка)

Последний, наиболее оптимистический сценарий основан на совпадении двух стабилизирующих тенденций — укрепления украинской государственности (как в сценарии холодной войны) и разрядки напряженности между Россией и Западом (как в сценарии «Балканизации»). Если эти два процесса протекают параллельно друг другу, то возникает возможность не только избежать многих рисков, присущих другим сценариям, но и постепенно превратить Украину в экономический, политический и даже культурно-цивилизационный мост между Россией и Западом, что отвечало бы долгосрочным интересам всех сторон в нынешнем конфликте.

Для того, чтобы такой сценарий стал реальностью, России (и не только нынешней российской власти, но значительной части российского общества) принципиально важно признать и принять субъектность украинского народа и украинской власти. То есть, принять как данность тот далеко не для всех очевидный факт, что русские и украинцы — это все-таки два разных, пусть даже исторически и культурно близких друг другу народа, а Украина не является и в обозримом будущем не окажется очередным «неудавшимся государством». За пять лет кризиса Украина не развалилась, ее экономика не рухнула, а т.н. «киевская хунта» не была ниспровергнута фантомными «здоровыми силами» пророссийской ориентации. Едва ли данная ситуация принципиально изменится в будущем; во всяком случае, нет никаких оснований рассчитывать на крутой поворот в украинской политике по итогам предстоящих парламентских выборов этого года или президентских 2019 г. Стало быть, с Киевом надо строить отношения на тех же основах, как, например, с Варшавой, Братиславой или Бухарестом. Такой пересмотр российских установок в первую очередь отвечает интересам самой России, поскольку без него невозможно вывести украинскую тему за рамки российской внутренней политики.

Для Украины (в первую очередь для нынешней украинской политической элиты, но также и для части украинского общества) столь же важным и не менее трудным будет признание сохраняющегося регионального, социально-экономического, этно-конфессионального, культурно-лингвистического плюрализма в стране. Данный плюрализм — итог длительной, сложной и противоречивой истории той части Восточной Европы, которая существует сегодня в границах единого украинского государства. Конфликт с Россией, возможно, действительно в итоге привел к формированию украинской «политической нации», но он не мог отменить и не отменил складывавшееся столетиями разнообразие. А значит, нынешняя радикально-западническая, этно-националистическая политическая повестка нуждается в серьезной коррекции. Не потому, что этого хочет Москва, но потому, что это нужно самой Украине, особенно при достижении стабильного перемирия в Донбассе. В условиях стабилизации ситуации на Востоке сохранение радикальной политической повестки окажется не только все более сложной задачей, но и будут создавать серьезные риски для украинской государственности как таковой.

Для Запада (главным образом для ведущих стран Евросоюза, но и, насколько это возможно, также и для Соединенных Штатов) важнейшей задачей было бы признание того, что масштабы и характер западной поддержки Киеву в будущем должны определяться не степенью враждебности киевского руководства по отношению к России, но последовательностью и прогрессом в деле социально-экономической и политической модернизации страны. Иными словами, после достижения стабильного перемирия в Донбассе Украина должна восприниматься в европейских столицах и в Вашингтоне как самостоятельное направление внешней политики, а не как удобный плацдарм в геополитическом противостоянии с Москвой. «Замораживание», тем более полное прекращение конфликта на Востоке с неизбежностью приведет к тому, что на первый план будут все больше и больше выдвигаться социальные и экономические проблемы Украины. И если главной задачей рано или поздно станет не обеспечение безопасности Украины в узком смысле этого слова, а социально-экономическое возрождение страны, то в интересах Запада будет не препятствовать, а, напротив, активно содействовать российско-украинскому сотрудничеству. Без России, в одиночку, Западу будет очень трудно, если вообще возможно обеспечить украинское экономическое процветание.

Антон Найчук:
Неподконтрольные активы: украинская экономика под воздействием Кремля

Есть ли основания для оптимизма?

Насколько реален предпочтительный сценарий «европейского моста»? Перечисленные выше изменения в базовых представлениях трех сторон украинского конфликта, несомненно, окажутся болезненными, уязвимыми для критики и сопряженными с политическими рисками. Изменения ментальности не произойдут быстро, и нынешняя логика конфронтации еще долго будет воздействовать на конкретные политические решения, принимаемые в Москве, в Киеве и в западных столицах. Но, заглядывая в будущее, важно отметить, что ни для кого из сторон конфликта — ни для России, ни для Украины, ни для Запада — реализация сценария «европейского моста» не является синонимом признания своего поражения в конфликте, тем более — согласием на безоговорочную капитуляцию. Баланс взаимных подвижек здесь вполне возможен. Особенно если процесс адаптации окажется постепенным, разбитым на много параллельных конкретных шагов, не обязательно оформленных в виде каких-то судьбоносных документов типа Минских соглашений. Главное здесь — не формат, переосмысление сторонами своих долгосрочных интересов и восприятие изменений в своих подходах не как вынужденных уступок, а, напротив, как необходимых шагов в направлении реализации этих долгосрочных интересов.

Два обстоятельства могли бы ускорить движение в направлении сценария «европейского моста». Во-первых, синхронизация или хотя бы сближение циклов структурных экономических преобразований в России и Украине. При всех многочисленных отличиях друг от друга, эти страны больны многими общими постсоветскими болезнями. И если траектории социально-экономического развития России и Украины в ближайшие годы будут не расходиться, а сближаться, то в двух странах появятся как дополнительные возможности для сотрудничества, так и новые группы стейкхолдеров, заинтересованных в подобном сотрудничестве.

Во-вторых, важным катализатором будущей нормализации могло бы стать начало серьезного обсуждения перспектив выстраивания новой системы европейской безопасности. На Западе распространена точка зрения, что в Европе сегодня нужно двигаться от частного к общему — сначала урегулировать украинский кризис, восстановить доверие, и уж потом — возвращаться к общеевропейской повестке дня. Но, хотя европейское единство и не может быть воссоздано без решения украинской проблемы, сама украинская проблема не может быть решена окончательно без воссоздания европейского единства. Концепция единой и неделимой европейской безопасности сегодня кажется утопией, но только при такой системе удастся снять проблему членства Украины в НАТО и вообще избежать превращения этой страны в страну-буфер между Россией и остальной Европой. Следовательно, воссоздание европейского единства и решение украинской проблемы нужно рассматривать как два параллельных, а не два последовательных процесса.

Статья впервые была опубликована в книге «Россия 2018. Ежегодный доклад Франко-российского центра Обсерво».