Качать маятник при стрельбе

С помощью «Маятника», согласно книге, контрразведчики обладали возможностью взять живым хорошо подготовленного отстреливающегося противника. Мастерство выполнения приёма достигалась усиленными тренировками.
В целом роман основан на реальных эпизодах борьбы СМЕРШевцев с фашистским подпольем, поэтому описание секретного метода также было принято публикой за чистую монету. Сразу же после издания «Момента истины» читатели завалили Богомолова письмами, в которых признавались, что также хотели бы научиться «качать маятник».
Однако писатель не оставил подробностей о технологии выполнения «Маятника Таманцева». В поздних изданиях своей книги он лишь отмечал, что описанная им техника «наиболее оптимальных действий и поведения при огневых контактах с противником» дала толчок к «инструктивным разработкам» для спецназа и десанта.
Сторонники реальности «Маятника Таманцева» считают, что в сталинские времена действительно существовали люди, владевшие данной практикой, но и сами приёмы, и их носители были глубоко засекречены.

Аргументы противников подлинности «Маятника» сводятся к тому, что других аутентичных советских источников, кроме романа Богомолова, попросту не существует. Людей же, якобы умевших в те времена выполнять этот приём, считают легендарными личностями, поскольку конкретных имён никто не называет.
Исходя из этого, многие специалисты делают вывод, что техника Таманцева, как и описанная в романе стрельба «по-македонски» — из двух пистолетов сразу – не имеет никакого отношения к реальности.

Маятник практической стрельбы


Мысли вслух самбиста и системщика.
Чтобы затруднить ему прицеливание, я непрерывно „качал маятник“: пританцовывал левым
плечом вперед, рывками перемещая корпус из стороны в сторону и все время передвигаясь и сам, — нечто похожее, только попроще, проделывает боксер на ринге.
(с) В.О. Богомолов. «В августе 44-го»
Мнение самбиста будет такое. То, что демонстрируют в движении стрелки практической стрельбы, идет в разрез с точки зрения применения в реальной боевой обстановке.
Боевая подготовка существует с тех пор, как человеческие особи начали собираться в организованные управляемые группы с целью добычи пропитания, ограбления менее организованных или слабых сородичей или наоборот защиты от более сильных. С развитием научно-технического прогресса и появления новых орудий, боевая подготовка стала делиться на дисциплины, так появились борьба и бокс, фехтование, управление лошадью или танком.
Со временем, регулярные занятия и отработка приемов выделились в отдельную систему, которая получила название — спорт. В отличие от боевой у нее совершенно другие цели — физическая культура, здоровье, зрелищность, стремление к совершенству, бизнес. Соответственно другие внешние и внутренние связи и отношения. Так как спорт вышел из утилитарной практики и превратился в объект массовой культуры, он утерял часть своих прикладных качеств и оброс другими, придающими зрелищность и эстетику.

Например, поединки в единоборствах разбивают и проводят тренировки и соревнования по весовым категориям спортсменов. Надо ли говорить, что в жизни не приходится выбирать весовую категорию напавшего на тебя противника. Аналогичный пример можно привести из любого вида спорта. Например, стойка Вивера из стрелковой подготовки, нужна как стойка киба-дачи каратэ в уличной драке. Поэтому из спортивной подготовки можно брать только элементы прикладного назначения и дополнять их той спецификой, которой нет в спорте, но может встретиться в жизни.
Вернемся к основной теме — перемещения во время стрельбы. В эпиграфе я дал литературное описание «маятника» из произведения В.Богомолова. Обратите внимание на уточнение — «нечто похожее, только попроще, проделывает боксер на ринге». Вспомните знаменитое выражение Мохаммеда Али — «порхать как бабочка, жалить как пчела». Маятник — это умение бойца перемещаться в пространстве во время поединка, а не умение поражать цель из оружия. В первую очередь он вырабатывается в подвижных видах спорта, там где требуется сохранить равновесие в неожиданных ситуациях — в боксе, борьбе и даже в футболе. Если начать заниматься наработкой навыков «маятника» сразу с пистолетом на огневой позиции, то ничего не получится.
Если начать движение из статической стойки, в ответ на внешнюю угрозу, потребуется потеря энергии на разгон, преодоление инерции тела, утрата времени. В состоянии маятника, вырабатывается рефлекс — реакция организма на внешнюю обстановку, которая может и не быть угрозой, но сигнал на изменение стойки уже пройдет. Опытный вратарь по замаху клюшки соперника может определить в какой угол ворот полетит шайба, и только еще более опытный определит что сейчас будет замах и уже начнет перемещение в нужную сторону. Борьба и бокс это соперничество двух комплексов рефлексов. Мозг не успевает обрабатывать изменяющуюся ситуацию, но по едва заметному замаху или даже по напряжению определенной группы мышц соперника, тело тренированного спортсмена уже начинает свою контригру по уклонению от удара или приема, а у высших мастеров по проведению встречного удара или приема. Развитие такой тактики великолепно поставлено в самбо, борьбе и боксе. Совершенно аналогично организм подготовленного бойца должен работать и при огневом контакте с использованием холодного или огнестрельного оружия. Герой романа Богомолова Таманцев в совершенстве владеет этим искусством. За счет маятника он уклоняется от выстрелов из пистолета, рефлекторно определяя момент и направление выстрела.
Ствол браунинга опять следовал за моими движениями — справа налево и
обратно, и я чувствовал, знал, что в ближайшую секунду снова раздастся
выстрел.
Помимо совершенной физической подготовки в маятнике важную роль играет и аналитическая составляющая. Опытный боец или спортсмен постоянно в творческом поиске. Мысленно он отрабатывает различные приемы, которые могут встретиться в той или иной ситуации. Например, двигаясь по улице, он оценивает встречающихся ему мужчин и, возможно, женщин на предмет неожиданной атаки с их стороны и выбора контрмер со своей. Здесь нужно правильно оценить вес, комплекцию, опорную ногу, левша он или правша и даже психический портрет возможного противника.

Уклонение от опасности, смертельный удар, бросок, а бросок тоже может быть смертельным, выстрел из оружия, укол или порез ножом, — это всё апофеоз схватки, которой могут предшествовать самые различные ситуации.
Нужно четко уяснить, что в основе боевой подготовки маятник — рефлекторное владение телом на различные жизненные ситуации, финалом которых должна быть физическая нейтрализация противника вплоть физического уничтожения любым оружием от кулака или пули до фарфоровой тарелки (по Пикулю), а не просто умение стрелять по македонски.
Как уже говорилось, в практической стрельбе мишени не стреляют в спортсмена. Он полностью сосредоточен на скоростном поражении целей. А что первично в огневом контакте, который отрабатывается в боевой подготовке? Это уход с линии встречного огня. Нужно определить опасность, ее вид и направление, выполнить уклоняющий маневр одновременно обнажая оружие и поражая противника. Выполнение уклоняющего или блокирующего маневра — одно из главных условий в боевой подготовке, но это снижает скорострельность, которая является главной в спортивной стрельбе, то есть имеем системное противоречие.
Давайте посмотрим на то, что вызывает когнитивный диссонанс у самбиста, когда он видит перемещение спортсменов-практиков во время стрельбы. Сперва немного борцовской физики — тело падает если проекция центра тяжести выходит за площадь опоры организма. Задача спортсмена поддерживать оптимальное сочетание большей площади опоры при минимальных энергетических затратах с максимумом подвижности. «Не скрещивай ноги!» — это был первый совет, который я получил. когда впервые вышел на ковер и последний который дал сам уходя с ковра через двадцать лет, уронив при этом соперника весом 140 кг при собственном 72. Все перемещения в маятнике только приставным шагом! На соревнованиях по практической стрельбе нередко можно наблюдать такую картину:

На гладких спортивных площадках это может и помогает вести прицельный скоростной огонь по мишеням не заботясь о том, что у тебя под ногами. Но жизнь подсовывает туда сучки и камушки в неподходящий момент, это ее специфика. Уронить соперника со скрещенными ногами может даже ребенок. Самбист при этом не пострадает, так как страховка при падении это первое что он изучает на ковре, а вот неопытный спортсмен может и шею сломать, так как обе руки держатся за пистолет и как действовать в этом случае IPSC не объясняет.
Приведу еще пример. Переход в партер, или занятие позиции для стрельбы лежа. Рекомендуется два подхода — опускаясь на колени или с упора на свободную руку, в продолжение чего следует подброс филейной части с распрямлением ног.

Теперь сравним его с советским подходом. Боец принимает положение лежа делая шаг вперед и немного в сторону. Такое движение энергетически менее затратно, чем подброс тела в воздух, а смещение корпуса в сторону уменьшает вероятность попадания противником, то есть, одновременно выполняется уклоняющий маневр.

Давайте вспомним о рефлексах. Допустим, у бойца возникла угроза сбоку слева. Переходя в партер с шагом вперед вбок правой ногой (или отступая назад левой), у него остается возможность для поворота в сторону угрозы. Задача в боевой подготовке — выработать рефлекторный навык опускания на землю с шагом ногой противоположной направлению угрозы с одновременным доворотом корпуса в ее сторону.
Разумеется скрещением ног или переходом в партер, дело не ограничивается. Ошибки с точки зрения маятника делают стрелки-практики при прямых перемещениях, поворотах, разворотах, смене магазинов. Расположение кобуры и манипуляции с оружием при извлечении из нее и даже простое удержание оружия не всегда оптимальны для боевого маневренного поединка . Есть вопросы к оружию и мишеням. Например, качающаяся мишень легко прочитывается на фазе максимального отклонения, когда ее скорость минимальна, а вот внезапно появляющихся мишеней, я что-то не видел.
Системность боевой подготовки заключается в том, что изучаемые дисциплины должны дополнять друг друга . Противоречия здесь недопустимы, потому что их результатом будет потеря самого ценного что есть у человека.

Современного человека очень сложно чем-то удивить. Тем не менее, постоянно находятся личности, готовые бежать куда-угодно и тратить какие-угодно деньги на получение «тайных знаний». Секретные техники рукопашного боя тибетских монахов, секретные техники ножевого боя якудза, секретные техники хождения в туалет новозеландской контрразведки — всего и не перечислить. А главное, к реальности это, как правило, имеет очень отдалённое отношение. Но магические слова «секретная техника» своё дело делает — сразу же находятся апологеты нового учения, которые с пеной у рта берутся доказывать его истинность, уникальность и универсальность. Не стала исключением и техника «Маятник», которая позиционируется как уникальная разработка СМЕРШ и предназначена для уклонения от пуль и сверхметкой стрельбы. Остановимся на этом чуть более подробно.

Для начала — голые факты. Впервые о технике «Маятника» было упомянуто в художественном романе Владимира Богомолова «В августе 44-ого». в 1973 году. Сам автор утверждал, что большая часть повествования основана на реальных события, поскольку сам на тот момент служил в военной разведке. Вот только углублённые исследования биографии гражданина Богомолова, а также проверки архивов и воспоминаний современников ставят эти слова под сомнение. Так что существует альтернативная версия, что Богомолов к СМЕРШу не имеет ни малейшего отношения и всё им написанное — чистый вымысел. Что из этого правда, а что нет — решать не нам.

В дальнейшем про секретную технику «Маятник», разработанную агентами СМЕРШ писали различные авторы, среди которых особо известны Г. Потапов и С. Иванов-Каменский. Практически во всех случаях технику преподносили как уникальное боевое искусство, специально разработанное для тренировки сотрудников СМЕРШ в годы Великой Отечественной войны. Дескать «Маятник» позволяет уходить чуть-ли не от выстрела в упор, маневрировать под перекрёстным огнём и при этом эффективно поражать противника. И что потом эти технику засекретили и только благодаря стараниями авторов, добывших каким-то образом секретные архивы и общавшихся с агентами СМЕРШ, согласившимися обучить их этому уникальному искусству. Впечатляет, не правда ли?

Снова о фактах. Техника «Маятник» не стоит на вооружении официальных спецподразделений ни одной страны мира. Техника «Маятник» не применяется в идейных наследниках СМЕРШа — российских спецподразделениях. В настоящее время все адепты этого уникального боевого стиля — последователи Потапова и других авторов. А сколько среди них настоящих боевых офицеров — большой вопрос.

Теперь мысли. Тренированный солдат способен произвести из табельного оружия до 5 выстрелов за пару секунд. Скорость реакции человека — в пределах 200 мс в самом благоприятном случае. Скорость полёта пули из пистолета Макаров — 315 м/с. Значит за 200 мс, которые нужны человеку на реакцию на выстрел, пуля пройдёт около 60 метров. Можно ли от этого увернуться физически? Нет.

Идём дальше. Основной принцип техники «Маятника» заключается в раскачивании тела, постоянном изменении направления движения и положения конечностей с корпусом, смещении центра масс. Можно ли при такой акробатике метко стрелять? Как показала практика — да, можно. Можно ли метко стрелять, если в тебя попадают вражеские пули? Нет.

Тогда на что расчёт? А на то, что противник будет дезориентирован вашим поведением, что даст вам драгоценные доли секунд, чтобы поразить его первым. Вроде бы логично, но профессиональных военных такими танцами с толку не собьёшь. Да, движение предсказать сложно, но от них не требуется с одного выстрела вас убивать — засевшая в любой части тел пуля серьёзно отбивает возможность и желание кувыркаться дальше. С перекрёстным огнём всё точно также, особенно если учитывать, что скорость реакции вашего врага ничуть не хуже вашей и он действительно готов по вам стрелять на поражение.

Идём дальше. Помимо непосредственно движения, в технике «Маятник» присутствует описание быстрого выхватывания оружия и стрельбы. И это уже куда больше похоже на правду. К примеру, были разработаны кобуры, которые сокращают время подготовки табельного оружия для стрельбы до долей секунд за счёт автоматического взведения предохранителя и сокращения количества движений руки. Также разработаны методы стрельбы их неудобных положений, а также в движении. И это реально используется современным спецназом. Было ли это гениальной разработкой СМЕРШ? Возможно. Помогает ли это увернуться от пули? Нет, но помогает стрелять раньше и точнее.

Могли ли агенты СМЕРШ в принципе обладать особой техникой, позволяющей им уклоняться от пуль и стрелять с невиданной меткостью? Итак, СМЕРШ был создан в 1943 году, когда военные действия гитлеровской Германии уже перестали быть сокрушительным наступлением, поэтому враг был вынужден уделять больше внимания диверсионно-террористической деятельности. Было ли у агентов СМЕРШ время на разработку, прохождение и адаптацию каких-либо секретных техник?

В стране война, линия фронта постоянно колеблется, на счету каждый день и каждый человек. Немецкие диверсанты неплохо подготовлены, поэтому текучка кадров весьма велика. Время на особую подготовку каждого агента тупо не хватает. Им дают базовые знания и отправляют действовать, потому что именно это от них и требуется в условиях войны. Да, уникальные навыки стрельбы присутствовали, однако было ли это заслугой подготовки или личными особенностями агентов? Скорее второе. Ведь никто не кричит о «уникальной подготовке снайперов красной армии» основываясь только на опыте Василия Зайцева. То, что в годы жесткого прессинга у агентов СМЕРШ получалось эффективно устранять противника — заслуга не какой-либо особой подготовки, а незаурядные личные качества людей, готовых пойти на всё, ради блага своей родины.

Так в чём-же состоит феномен техники «Маятника»? А в том, что люди ХОТЯТ ВЕРИТЬ, что обладают знанием, которое позволит им контролировать опасную ситуацию и выйти из неё победителем. Да, некоторая логика в рекомендуемых техниках и методиках присутствует, но это не делает их панацеей. Намного проще предотвратить приближения противника на минимальную дистанцию, чем эффектно качать перед ним «маятники». Намного удобнее заставить его действовать необдуманно и выдать своё месторасположения, чем пытаться принимать нелепые позы под перекрёстным огнём. намного эффективнее «раскачать» ситуацию, выбить противника из равновесия, чем раскачивать тело, которое уже через секунду будет нашпиговано свинцом.

Возможно настоящий «Маятник» — это именно умение контролировать ситуацию, заставлять противника действовать именно так, как нужно бойцу? Кто знает. К сожалению, на войне нет единственно-верной тактики, которая на сто процентов гарантирует выживание в боевых условиях, чтобы там не говорили носители «сверхсекретных техник боя сверхсекретных разведок мира».

Передавай БАБУШКА ПРИЕХАЛА. В ПОМОЩИ НЕ НУЖДАЕМСЯ.

Владимир Богомолов «Момент истины»

Уже на данном блоге, наверное рассмотрены мною все вариации «качания маятника» — но вспомнил что все-же упущено описание самого главного способа «Маятника Таманцева» описанного в книге Владимира Богомолова «Момент Истины» — с которого собственно все и началось… (Кстати вроде и читал как-то эту книжку в детстве, так средненько довольно таки — растянуто и мало что понятно. Больше всего запомнились похождения фашиста-разведчика. С пистолетом-трубой в рукаве. Как он на мотоцикле ездил, с девушкой помощницей насколько помню. А потом там путанница такая, что сразу и не разберешь. Или это вообще была какая то другая книжка про контрразведчиков — совершенно на самом деле незапоминающиеся произведения. Скучные — не в пример, например Конан Дойль про Шерлока Холмса, или даже Агата Кристи — а здесь все таки совершенно не удалась книжка, не запоминающаяся совершенно. )

Но и между тем, выдержки из книги Владимира Богомолова «Момент Истины» про легендарный «Маятник Таманцева» — что же так заинтересовало людей в этой книге, какие-такие сверхъестественные возможности ее главного героя.

…. Он очнулся, заслышав на поляне голоса Алехина и Таманцева, и оглянулся. Таманцев подходил к костру быстрой упругой походкой так легко и бодро, словно весь день отсыпался где-то неподалеку и, только что проснувшись, поспешал к ужину. Андрей подумал, что Таманцев сейчас или после ужина будет еще обязательно не менее получаса тренироваться в силовом задержании, в «качании маятника», в различных прыжках, финтах и перебежках, будет до третьего пота вырабатывать суплес, и Андрей с особой силой ощутил свою неполноценность….

….. – Тут есть еще весьма существенный моральный аспект, о котором одни просто не знают, а другие обычно забывают… А следовало бы знать и помнить… В случае войсковой операции каждого из этих тысяч привлекаемых необходимо предупредить: это тебе не на передовой; даже если в тебя будут стрелять, даже если тебя будут убивать, ты должен взять их живыми!.. А ведь такое предупреждение фактически является приказом. Можно ли это требовать от армейских военнослужащих или даже от пограничников из частей по охране тыла фронта? – оборачиваясь к сидевшим за столом, спросил Егоров. – Я лично считаю, что нет, нельзя… Требовать это можно только от умеющих качать маятник, от чистильщиков! Это их привилегия, их удел…

…. Опередивший его Таманцев с двумя наганами в поднятых на уровень плеч руках уже пританцовывал у них на виду – «качал маятник», стремительно смещаясь от кустов влево….

…. В некоторой растерянности он помедлил, и за эти секунды я успел оказаться от него со стороны солнца и, таким образом, задействовал подсветку. Для острастки, для давления на психику я немедля «пощекотал ему уши»: произвел по одиночному выстрелу из обоих наганов так, что пули прошли впритирку с его головой, – это впечатляет.

Чтобы затруднить ему прицеливание, я непрерывно «качал маятник»: пританцовывал левым плечом вперед, рывками перемещая корпус из стороны в сторону и все время передвигаясь и сам, – нечто похожее, только попроще, проделывает боксер на ринге. Для дальнейшего психологического воздействия я держал его на мушке и фиксировал взглядом, всем своим видом показывая, что вот-вот выстрелю. ….

…. Он выстрелил в меня двумя пулями, не попал, добавил погодя секунды еще одну и снова – мимо. Чему-чему, а как «качать маятник», я мог бы поучить и его, и тех, кто готовил его в Германии, к тому же Пашины выстрелы сбоку, несомненно, действовали ему на нервы, а подсветка значительно снижала меткость.

Тем не менее он был опытный, находчивый парш, сразу понявший, что я опаснее других и что в первую очередь надо разделаться со мной. И я перед тем оценил его правильно: он действовал толково, уверенно, стрелял в отличие от «лейтенанта» умело, не торопясь, и если бы не подсветка и не моя сноровка в «качании маятника», он бы, возможно, меня уже свалил. ….

… Все, что в эти минуты делал Таманцев, он проделывал за три с лишним года войны несчетное число раз. Каждое его движение и в «качании маятника», и в силовом задержании было отработано не только боевой практикой, но и постоянными тренировками – с момента появления из кустов он, без преувеличения, действовал с четкостью и быстротой автомата. Блинов и старшина-радист – оба они старались и теперь бросились выполнять его приказание – по сравнению с ним двигались, естественно, медленнее и своей неискусностью и, как ему казалось, неповоротливостью раздражали его. …

И наконец самое главное — разъяснение автора по сноске «качать маятник»

Качание маятника – это не только движение, оно толкуется шире, чем можно здесь понять со слов Таманцева. Его следует определить как «наиболее рациональные действия и поведение во время скоротечных огневых контактов при силовом задержании». Оно включает в себя и мгновенное выхватывание оружия, и умение с первых же секунд задействовать фактор отвлечения, фактор нервозности, а если возможно, и подсветку, и моментальную безошибочную реакцию на любые действия противника, и упреждающее стремительное передвижение под выстрелами, и непрестанные обманные движения («финт-игра»), и снайперскую меткость попадания в конечности при стрельбе по-македонски («отключение конечностей»), и непрерывный психологический прессинг до завершения силового задержания. «Качанием маятника» достигается захват живьем сильного, хорошо вооруженного и оказывающего активное сопротивление противника. Судя по описанию, Таманцев «качает маятник» в наиболее трудном и эффективном исполнении – «вразножку».

Вот собственно и вся информация с первоисточника, на которой и стали строить свои «маятники» любители боевых искусств. Такой вот «Маятник Таманцева» на самом деле.

И еще выдержка про стрельбу «по-македонски»

– Толк будет! Как говорил товарищ Христос: ищите и обрящете!.. Ты пойми… – Таманцев неожиданно обнял Андрея и быстро доверительно зашептал: – Я обучу тебя стрельбе по-македонски, силовому задержанию… Поднаберешься опыта, оперативная хватка появится – да тебе же цены не будет!.. Мы с Пашей сделаем из тебя настоящего чистильщика!.. Волкодава!.. Да ты любого парша голыми руками брать сможешь!..

То, что москвичи знали Таманцева в лицо, Андрея не удивило. Он слышал, что весной Таманцев ездил в Москву и показывал там свое искусство в стрельбе по-македонски большой группе офицеров и генералов. Стрелял он так, что начальник Главного управления наградил его именным оружием – присланным вслед пистолетом с дарственной гравировкой.

В феврале – мае 1943 года – старший преподаватель Берлинской разведшколы абвера. Вел семинары: «Основы маскировки и конспирации в советской прифронтовой полосе», «Переход линии фронта при возвращении» и «Поведение на допросах в органах НКВД», обучал курсантов стрельбе по-македонски. На занятиях появлялся только в темных очках и парике, с усами и бородой.

47 — Стрельба по-македонски – стрельба на ходу из двух пистолетов (или револьверов) по движущейся цели.

(тоже довольно загадочная вещь интересно посмотреть может быть они как-то связаны между собой «маятник» и «стрельба по-македонски» (и почему «по македонски»?). Но самое интересное в книге указано еще одно довольно загадочное упражнение Таманцево, которое в силу стереотипов совершено прошло мимо внимания целых поколений боевых искусств и называется оно — суплес. И его наверное стоит рассмотреть поподробнее.)

И отклики из читательской почты, Владимира Богомолова — это в далеком 1974 — 1976 люди размышляли (Комменты значит такие — почтой отсылали). Интересно любители боевых искусств сразу отметили новую технику — и вот напрямую написали писателю чтобы разузнать. (Даже особо и не обратили внимание что это произведение — не более чем художественный вымысел.) Так вот интересовались боевыми искусствами. И это ведь еще не все отзывы, и не все заинтересованные люди написали. Их ведь было значительно больше — если спорят как выполнять этот самый «маятник» и по сей день…

С. Васильев (г. Обнинск)

Узнал из Вашей книги, что во время войны «оперативников-розыскников» обучали «Русскому стилю». Из книги вычитал о суплесе, «качании маятника», силовом задержании, а также о различных прыжках, финтах и перебежках, чем занимался во время отдыха Таманцев. Я хотел бы узнать об этом больше… Сейчас почти все интересуются восточными единоборствами, а мне хотелось бы заняться истинным «Русским стилем» рукопашного боя.

Мы не должны терять свои традиции.

Г. Пичугин, учащийся школы МВД (г. Ташкент)

Стою дневальным, 3 часа ночи, читаю Вашу книгу еще раз. В ней много для меня непонятного. Вы описываете жизнь ст. л-та Таманцева, фигура — ничего не скажешь, а вот вопрос: он что, за все время ни разу не любил девушку, не пил спиртного? И второй вопрос — «стрельба по-македонски» ведется с двух пистолетов одновременно или поочередно?.. Я теперь всегда буду брать пример с Таманцева. Очень хочется, чтобы в нашей школе преподавали «стрельбу по-македонски», «качание маятника». Тогда ни один преступник не уйдет от погони.

Л. Матвеев, студент МЭИ (г. Москва)

Пишу по поручению всей секции самбо института. Ребята молодые, хорошие, романтики и очень смелые дружинники… Описание «качания маятника» вызвало бурные споры, поскольку точное знание приемов защиты от пистолета заинтересовало каждого. Мы хотим этому научиться.

М. Пантюхов (г. Заринск)

Меня восхищает умение Таманцева «качать маятник». В книге хоть и сказано, но этого мало. Очень прошу Вас рассказать поподробнее об этом; как «при качании маятника» у Таманцева совмещались тело, ноги, таз, голова, где находились руки и какие движения они в это время выполняли?

И интерпретация «Маятника Таманцева» в фильме «В августе 44-го» так вот поняли идею «маятника» создатели данного фильма.

И соответственно скачать книгу Владимира Богомолова «Момент Истины» — можно . (форматы ТХТ и PDF)