Хальбский котел 1945

В феврале 1945-го Красная армия захватила плацдармы за Одером. Вермахт отчаянными усилиями восстановил фронт. С этого момента за защиту рубежей перед немецкой столицей отвечала Девятая полевая армия вермахта. Это был уже третий её состав: первый был уничтожен в Белоруссии летом 1944-го, второй — на Висле в январе 1945-го. Однако не следует думать, что Берлин было некому защищать. Вермахт по-прежнему насчитывал миллионы солдат, и войска на Одерском фронте непрерывно усиливались в течение более чем двух месяцев. Здесь были и сильные, хорошо вооружённые части вроде дивизии СС «Фрундсберг», и плохо обученные и оснащённые батальоны фольксштурма. Рейх в последнем усилии ставил в строй всех, способных держать оружие.

Задачи этого войска сформулировал его командующий Теодор Буссе: «Мы будем считать свою задачу выполненной, если нам в спину ударят американские танки». Буссе отлично понимал, что это максимум, на который способны немецкие части.

Тем не менее вермахт собирался дать серьёзный бой РККА.

На противоположной стороне фронта готовили свою операцию маршалы Жуков и Конев. Берлинскую операцию разрабатывали как двойную битву на окружение. С одной стороны, требовалось изолировать сам Берлин от всех его потенциальных спасителей и спокойно разгромить гарнизон. Эта задача в первоначальном плане целиком ложилась на Первый белорусский фронт Жукова. Однако не менее важной целью был разгром войск, способных прийти на помощь Гитлеру в его бункере. И здесь на первый план выходил Первый украинский фронт маршала Конева, действовавший южнее Берлина. Он должен был обойти столицу рейха по широкой дуге, выйти в тыл основным силам Девятой армии и разгромить их в отдельном окружении, не давая вырваться из ловушки.

16 апреля 1945-го началось грандиозное наступление. Первый белорусский фронт рвался к Берлину короткой дорогой, а для Первого украинского началась своя битва.

Удар серпом

В ночь перед наступлением Конев приехал на компункт 13-й армии, одной из участниц наступления на Нейсе. КП был хорош всем, кроме одного: он находился в зоне огня немецких пулемётов, и уже во время сражения пуля даже зацепила стереотрубу, в которую маршал наблюдал за полем боя. В этот момент на западном берегу Нейсе уже действовали разведроты. Эти отряды обнаружили, что немцы, ожидая артподготовки, отвели основные силы во вторую траншею, но ровно этого от них и ожидали. Артиллерийский огонь обрушился уже на главный оборонительный рубеж.

В течение сорока минут шла артподготовка. Командующие РККА стянули для наступления колоссальное количество артиллерии, позволявшее очень быстро выпустить необходимое количество боеприпасов. Через 35 минут над полем боя поставили циклопическую дымовую завесу в 100 километров шириной.

Чудовищная огневая мощь, скорость и ярость атаки привели к почти мгновенному взлому первой линии обороны вермахта. Немцы почти сразу начали отход, а у них на плечах уже сидели танковые и механизированные корпуса Первого украинского фронта. Благодаря чёткой работе сапёров уже спустя несколько часов через Нейсе навели множество переправ, включая 60-тонные мосты.

Немцы не угадали направление главного удара, и часть их резервных дивизий осталась в стороне от основного поля боя. Тем не менее нацисты располагали под Берлином резервными соединениями, в том числе танковыми, которые и бросили под каток наступления. Уже 17 апреля резервы пошли в дело. В этот и последующий день друг в друга врезались советские Третья и Четвёртая танковые армии и подходящие из глубины немецкие силы.

В эти же два дня Конев принял решение о повороте танковых армий на север, к Берлину. Немецкие резервы, собравшиеся для контратаки в районе Шпремберга, просто обошли, и их начали «душить в объятиях» уже стрелковые дивизии. Между Котбусом и Шпрембергом в немецких построениях зияла дыра, и в эту дыру втягивалась стальная змея двух танковых армий. Локальный котёл в Шпремберге обложили стрелки, и немецкие части начали методично выкуривать оттуда.

Снаружи красноармейцы развернули около 1250 орудий и, не пытаясь вступать в контактный бой, избивали окружённые части градом снарядов из-за линии горизонта. В итоге остатки «Фрундсберга» и дивизии «Охрана фюрера» с трудом бежали в леса южнее. Кто-то из советских офицеров мрачно заметил по этому поводу: «Охрану Гитлера ликвидировали, осталось добраться до него самого».

20 апреля Гитлер без особого вдохновения праздновал последний день рождения. В это время с юга «поздравлять» юбиляра неслась целая стая танковых корпусов. Немцы дрались отчаянно, но против механизированной волны они не имели никаких шансов.

В рядах немцев развились шпиономания и поиск паникёров. Эсэсовцы расстреливали не только бегущих, но заодно и специалистов, которые могли попасть в руки русских. Резервы шли в бой с колёс и быстро погибали. На станцию Барут ворвались всего три советских танка, но там они застали разгружающийся эшелон и мгновенно устроили побоище, расстреливая из пушек и пулемётов вагоны с солдатами. Прибывшие тем же эшелоном танки немцы просто не успели сгрузить с платформ.

Правда, стремительный прорыв был палкой о двух концах. В тылу наступающих осталось множество крупных и мелких групп, даже отдельных немецких солдат.

Резервы вермахта быстро исчерпывались. Так, навстречу танкам Первого украинского фронта бросили поразительное формирование. Дивизия «Фридрих Людвиг Ян» была буквальным воплощением оборота «одна винтовка на троих». В её составе насчитывалось 10,5 тысячи солдат и офицеров, но всего две тысячи стволов огнестрельного оружия. Почти полное отсутствие артиллерии окончательно превращало дивизию в комплект пушечного мяса. Дивизия пыталась выдвинуться навстречу армиям Конева, но была разгромлена в течение всего нескольких часов.

22–24 апреля челюсти щёлкнули. Танки охватили Берлин с юго-запада, пехота добралась до южных окраин и соединилась с частями фронта Жукова. Это означало, что Берлин будут оборонять те части, которые есть: войска, способные защищать город и долго сражаться на его улицах, были окружены к юго-востоку от столицы.

Резня

Окруженцами руководил командующий Девятой армией генерал Теодор Буссе. Часть его войск осталась севернее, за пределами котла, зато южнее попались в ловушку силы соседа — Четвёртой танковой армии. Перед Буссе встал нехитрый выбор: либо пробиваться выручать любимого фюрера, либо спасать себя. Из Берлина, пока была связь, категорически требовали прорываться в столицу, к Гитлеру. Однако Буссе после недолгих размышлений решил, что итогом такого манёвра станет встреча им Нового года где-нибудь в Воркуте, и решил спасать себя и своих людей.

Ключевым географическим пунктом на его пути к спасению стала маленькая станция Хальбе неподалёку от моста через реку Даме. Для Буссе было жизненно важным дотащить до участка прорыва хотя бы какое-то количество танков и тяжёлого оружия, иначе его шансы спастись равнялись нулю.

Котёл тут же начал терять управление. Командиры 21-й танковой дивизии и разведбата войск СС, оказавшиеся в окружении вместе со всеми, решили, что, выходя самостоятельно, они будут иметь лучшие шансы остаться в живых. Однако впереди оставались десятки километров по лесам. Конев переориентировал часть своей пехоты на разгром беглецов — и преуспел. До 28 апреля стрелки недавно прибывшей из Восточной Пруссии 28-й армии прошли огнём и мечом по лесам, зачистив их от остатков немецких войск. За пару дней пехота захватила остатки танковой дивизии — более трёх тысяч человек — в плен и покончила с первой попыткой прорыва. Однако за танкистами шла огромная масса отчаявшихся людей — главные силы Девятой армии.

Немцы успешно прятались в густом сосняке, но на дорогах и перекрёстках оставалась техника. К тому же на окруженцев сыпались снаряды артиллерии, бившей неприцельно по основным перекрёсткам. Дорога на Хальбе и железнодорожный переезд превратились в настоящий путь смерти. Постепенно к обстрелу колонн начала подключаться артиллерия, бившая прямой наводкой. Танки шли буквально по грудам наваленных трупов и раненых. В самом Хальбе образовался затор. Командир головного танка посчитал, что впереди засада, и начал разворачивать на узкой улочке тяжеленный «Королевский тигр».

В этот момент оказалось, что он угадал: спрятанные пушки открыли огонь, подбив несколько танков. Около Хальбе управление немецкими войсками развалилось. Красноармейцы, занявшие удобные позиции для отстрела, изо всех сил рассчитывались за 1941-й. Те, кто не желал умирать, толпами сдавались в плен.

Окруженцы возлагали надежду на 12-ю армию Венка. Это формирование, считавшееся последней надеждой рейха, наступало на Берлин с юго-запада, то есть перпендикулярно дорогам, по которым из последних сил бежали остатки Девятой армии. Однако до её позиций ещё надо было дойти. Дороги были забиты налезающими друг на друга танками, автомобилями, автобусами, тягачами. И между этих груд железа лежали мёртвые и ещё живые.

К 30 апреля 33-я армия РККА закончила неблагодарную работу по зачистке лесов от остатков немецких солдат. Около 30 тысяч из них всё же сумели мелкими группами выйти по лесам к своим. Почти все они были ранены. Все остальные погибли или попали в плен. Буссе сумел уйти на запад и сдаться американцам. Приняв остатки Девятой армии, командующий 12-й армией генерал Венк решил, что его дело сделано, и тоже пошёл на запад сдаваться.

Поздно вечером 29 апреля Гитлер отправил последнюю радиограмму из берлинского бункера.

«Где застрял Венк? Когда он начнёт? Где Девятая армия? Где группа Хольсте? Когда он начнёт?»

Как видим, кроме широко известной армии Венка фюрера интересовал вопрос именно о Девятой армии. Получив известия о её печальной судьбе и об остановке армии Венка, тоже связанной со спасением остатков разбитой Девятой, Гитлер совершил самоубийство.

Избиение у Хальбе поразительным образом стало не слишком известным в нашей стране сражением. Но эта эпопея достойна изучения и памяти: катастрофа армии Буссе стала одним из крупных окружений Второй мировой, она не позволила немцам отвести в Берлин крупные силы и затянуть войну.

Наши враги. Вальтер Венк

«Если бы я начал войну с такими командующими, как Венк, — говорил Гитлер в апреле 45-го, — я бы ее выиграл». Один из самых молодых генералов вермахта, Вальтер Венк, — в портретной галерее Елены Съяновой.

Проект был подготовлен для программы «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы».

Мое поколение, учившееся в школе в 70-е годы, встречало имя генерала Венка в учебнике истории в разделе «Штурм Берлина. Победа». Помните: Гитлер сидит в своем бункере, сотрясаемом ударами советских гаубиц, на голову ему уже кирпичи сыплются, а он все еще ждет какого-то мифического генерала Венка, который вот-вот ворвется в окруженный русскими Берлин, вызволит своего фюрера и, вообще, переломит ситуацию.

«У меня еще есть Венк, у меня еще есть Венк», — как заклинание повторяет Гитлер, трясущимися руками терзая замусоленную карту. Многие из подобных картинок, иллюстрирующих бытие Третьего Рейха, к его подлинному бытию близки примерно как клоунские номера к реальной жизни. Но Гитлер в бункере, уповающий на Венка, как на самого спасителя — это образ, оставленный нам в прослушках, которые сумел установить в некоторых помещениях второго уровня представитель-шпион Гиммлера генерал СС Бергер.

Вальтер Венк был последней надеждой фюрера на спасение

А вот еще картинка: «Гитлер с красным от гнева лицом, поднятыми кулаками стоял передо мной, трясясь от ярости всем телом. После очередной вспышки он начинал бегать взад и вперед по ковру, при этом он так кричал, что его глаза вылезали из орбит, вены на висках посинели и вздулись». Это известное описание сцены в рейхсканцелярии в начале февраля 45-го года, оставленное в его знаменитых «Записках солдата» генералом Гудерианом.

Вальтер Венк

Гитлер и Гудериан сцепились, что называется, насмерть и, между прочим, из-за Венка. Гудериан требовал назначить молодого генерала (по сути вместо Гиммлера) командовать предстоящим 15 февраля контрнаступлением. Гитлера очевидная несостоятельность Гиммлера, как командующего, пугала, приводила в ярость, но он ее признавал и в конце концов сдался. Контрнаступление началось. 16 и 17 февраля оно развивалось успешно.

Гитлер: «Я выиграл бы войну с такими командующими, как Венк»

После победы американские специалисты подвергли тщательному анализу военные операции немцев 45-го года и сделали вывод, что руководство Венка всерьез грозило переломить ситуацию, задержав продвижение Красной армии. Позже это мнение было высмеяно советскими генералами. Однако теперь, когда мы знаем о тех действиях, которые предпринимались спецслужбой американцев по заключению сепаратного мира с Германией, мы понимаем, что цена даже локального успеха немцев была очень высока.

18-го Венк попал в тяжелую автокатастрофу. Однако уже через три недели в госпитале получил новый приказ: силами 12-й Армии, не имевшей ни одного танка, сдерживать американцев, одновременно обеспечивать прорыв 9-й Армии, а затем, развернув обе армии, от которых осталось одно название, прорываться к Берлину. Этот приказ был отдан 25 апреля, а 28-го Венк был уже в Потсдаме и даже установил связь с бункером. Так что, как видите, надежды Гитлера на спасение отнюдь не психоз. «Прорыв генерала Венка к Потсдаму и, вообще, вся ситуация вокруг этого парня поистине удивительна», — писал сотрудник аппарата Аллена Даллеса полковник Гаррисон.

Гейнц Гудериан и Вальтер Венк

Вальтер Венк принадлежал к новому поколению кадровых немецких офицеров, не прошедших Первой мировой, не сломленных ее поражениями и не ожесточившихся. Может быть, поэтому воевал он по-другому. Чего стоит, например, взятие его дивизией французского города Бельфор в 40-м году. Просто в баках его танков оставалось еще много горючего, и молодой подполковник без приказа, сходу захватил еще один город, ключевой во всей операции. «Венк принял самостоятельное решение», — деликатно пишет об этом Гудериан.

Честно скажу, этот случай перевернул для меня всякое представление о немецких подполковниках времен блицкрига на Европу. Венк воевал под Москвой, под Ленинградом, на Кавказе, в Сталинграде, стремительно продвигаясь по служебной лестнице. Именно ему принадлежит знаменитое сравнение Восточного фронта конца 44-го года со швейцарским сыром, в котором одни дыры. Разъяренный Гитлер от Венка это высказывание стерпел и даже улыбнулся, а потом сорвался на Кейтеле, за что тому, видимо, и было присвоено его авторство. «Если бы я начал войну с такими командующими, как Венк, — говорил Гитлер в апреле 45-го, — я бы ее выиграл».

После войны Вальтера Венка прочили в руководители Бундесвера

После войны Венка вместе с генералами Хойзенгером и Шпейделем прочили в руководители Бундесвера, но чтобы вы кое-что поняли, просто приведу отрывок из его письма, адресованного сестре Гесса Маргарите в 49-м году: «Мы все морщились от еврейских погромов, от слухов о жестоком обращении с военнопленными, депортациях, морщились и выполняли приказ. Ты права, приказ не оправдание. Ни оправдания, ни приказа в моей жизни больше нет. Но есть ощущение мерзости от того, что меня никто не обвиняет. Даже русские на меня плюнули. На кой черт я им сдался? А на кой черт я сдался сам себе? Помню, в детстве, в кадетском корпусе за что-то был наказан весь наш взвод. Все, кроме меня. От унижения меня тошнило».

После войны Вальтер Венк прожил еще 37 лет. 37 лет. С ощущением мерзости и тошноты. Но это уже другая история.

Биография

Сказка о Холокосте
(Место действия сказочное, события и герои вымышленные)
После путча Руди Гесс
Дуле Шиклю в попу влез,
И, немного поискав,
Книгу вытащил — «Майн Кампф».
Вот из этой сраной книги
Утверждает весь Кагал,
Как чума дурному дому,
Холокост и пришагал.
И нанёс урон огромный,
Говорят шестимильённый.
В январе сорок второго,
После первого звонка,
Слушал жид один другого,
Озадаченный слегка.
Допекло их, к тому дню,
Вожди партии нацистов
Осерчали на родню.
Молвил Гейндрих :
«Наши члены
Объявили Холокост.
Всех жидов теперь разгоним.
Кого в гриву, кого в хвост.
У кого звенит в кармане,
В Палестину щас отправим.
Не заплатит кто нам мзду,
Будем приучать к труду.
Тех, кого отдал нам Вейцман,
Прямиком везём в Освенцим,
И потом, как нож в холстину,
Их загоним в Палестину.
Кому тур не по карману,
Или сношены копыта,
То для тех дорога эта
Навсегда будет закрыта.
Жирных пустим всех на мыло,
Чтобы в Рейхе чисто было.
Кто на мыло нам не гож,
Будет травлен словно вошь».
В целом этот вопрос прост,
Но не в этом Холокост!
На Освенциме табличка:
Тьма мильёнов — обезличка.
Ту табличку жиды взяли,
Три мильёна откромсали.
И повесили опять,
Людям оптику втирать.
Что с табличкой получилось?
Исторический скандал!
Холокост в одну минуту
Три мильёна потерял.
Но от этого зараза
Не худеет он в два раза.
Мы «табличку» щас доправим:
В неё Гитлера добавим.
Да и первый шеф СС
В ту «табличку» тоже влез.
Тех нордических и стойких
Чуток стоит потереть.
И за их фашисткой мордой
Жида можно усмотреть.
Вот истории гримаса:
Выразительную речь
Геринг как-то ляпнул кратко,
Чтобы распри все пресечь:
«В моём штабе решу я,
Кто еврей, а кто свинья».
И одна из тех свиней,
Мильхом звалась говорят,
Спустя много, много дней
Навязала нам ФИАТ.
Посчитаем свиней в штабе.
Впрочем, можно не считать,
Потому что генералов
Шесть мильёнов не набрать!
В целом жертвы Холокоста
Это ширма фактов острых.
Миллионы тут не в счёт,
Сотня тысяч, цифра вот…
Столько жертв от Холокоста
В Вермахте служило просто.
Да из них десяток тысяч
У Советов во плену.
Если разницу составить
Вот потери за Войну.
Если к жертвам Холокоста
Тех свиней, так тысяч по сто,
То, конечно же опять,
Шесть мильёнов не набрать.
Плюнем на шесть.
Три в «табличке»,
Если верить обезличке.
С них отнимем полмильёна
(За войну ту, суть да дело,
пятьсот тысяч вошь заела).
И получим два с полтиной.
Ровно столько в ту войну
Шантрапы со всей Европы
Въехало в мою страну.
И творят здесь Холокост,
Геноцидят в полный рост
И по сути, и по форме
(Читай сказку о Реформе)

Строй, шеренга, фланг, фронт, тыльная сторона строя, интервал, дистанция, ширина строя, глубина строя, двухшереножный строй, ряд

Строй – установленное Уставом размещение военнослужащих, подразделений и частей для их совместных действий в пешем порядке и на машинах.

Шеренга – строй, в котором военнослужащие размещены один возле другого на одной линии.

Четыре человека и менее всегда строятся в одну шеренгу.

Фланг – правая (левая) оконечность строя. При поворотах строя названия флангов не изменяются.

Фронт – сторона строя, в которую военнослужащие обращены лицом.

Тыльная сторона строя – сторона, противоположная фронту.

Интервал – расстояние по фронту между военнослужащими, подразделениями и частями.

Дистанция – расстояние в глубину между военнослужащими, подразделениями и частями.

Ширина строя – расстояние между флангами.

Глубина строя – расстояние от первой шеренги (впереди стоящего военнослужащего) до последней шеренги (позади стоящего военнослужащего).

Двухшереножный строй это строй, в котором военнослужащие одной шеренги расположены в затылок военнослужащим другой шеренги на дистанции одного шага (вытянутой руки, наложенной ладонью на плечо впереди стоящего военнослужащего). Шеренги называются первой, и второй. При повороте строя названия шеренг не изменяются.

Ряд – два военнослужащих, стоящих в двухшереножном строю в затылок один другому. Если за военнослужащим первой шеренги не стоит в затылок военнослужащий второй шеренги, такой ряд называется неполным; последний ряд всегда должен быть полным.

Сущность и способы ориентирования на местности без карты. Магнитный азимут. Определение своего местоположения относительно окружающих местных предметов.

При ориентировании на местности величина горизонтального угла определяется приближенно на глаз или с помощью подручных средств.

Чаще всего при ориентировании на местности пользуются магнитным азимутом, так как направление магнитного меридиана и величину магнитного азимута можно легко и быстро определить с помощью компаса. При необходимости установить величину угла сначала надо найти начальное направление. Это будет магнитный меридиан.


Магнитным меридианом называется направление (воображаемая линия), указываемое магнитной стрелкой и проходящее через точку стояния.

Магнитным азимутом называется горизонтальный угол, отсчитанный от северного направления магнитного меридиана по ходу часовой стрелки до направления на предмет. Магнитный азимут (Ам) имеет значение от О0 до 3600.

Для того, чтобы определить магнитный азимут на предмет с помощью компаса надо встать лицом к этому предмету и ориентировать компас. Удерживая компас в ориентированном положении, установить визирное приспособление так, чтобы визирная линия прорезь- мушка совпала с направлением на местный предмет.

В этом положении отсчет на лимбе против указателя у мушки покажет величину магнитного (прямого) азимута (направления) на предмет.

Определение направления движения по компасу, промежуточным и вспомогательным ориентирам, небесным светилам.

Для определения сторон горизонта с помощью компаса нужно отпустить тормоз, компас установить горизонтально и поворачивать так, чтобы

северный конец магнитной стрелки оказался против нулевого деления шкалы. В этом положении компаса буквы «В», «Ю», «3» укажут направления на восток, юг и запад, а нулевое деление шкалы (северный конец магнитной стрелки) —направление на север. Чтобы не повторять этого действия на одной и той же точке стояния, нужно заметить в направлениях на стороны горизонта

ориентиры и использовать их по мере необходимости.

По Солнцу и часам. При наличии механических часов стороны горизонта в безоблачную погоду по Солнцу можно определить в любое время дня.

Для этого необходимо установить часы горизонтально и повернуть их так, чтобы часовая стрелка была направлена на Солнце (см. рисунок); угол между часовой стрелкой и направлением из центра циферблата на цифру «1» разделить пополам. Линия, делящая этот угол пополам и будет указывать направление на юг. Зная направления на юг, легко определить и другие направления.

По Полярной звезде. Ночью при безоблачном небе стороны горизонта можно определить по Полярной звезде, которая всегда находится на севере. Если встать к Полярной звезде лицом, то впереди будет север; отсюда можно найти и другие стороны горизонта. Положение Полярной звезды можно найти по созвездию Большой Медведицы, которая имеет вид ковша и состоит из семи ярких звезд. Если провести мысленно прямую линию через две крайние звезды Большой Медведицы, отложить на ней пять отрезков, равных расстоянию между этими звездами, то в конце пятого отрезка будет находится Полярная звезда.

По Луне. Если из-за облачности Полярной звезды не видно, но в то же время видна Луна, ею можно воспользоваться для определения сторон горизонта. Так, зная местоположение Луны в различных фазах и время, можно приближенно указать направления на стороны горизонта.

Ликвидация франкфуртско-губенской группировки

Окружение 9-й армии
Завершив прорыв одерского оборонительного рубежа, левое крыло 1-го Белорусского фронта (5-я ударная, 8-я гвардейская и 1-я гвардейская танковая армии) приступили к маневру с целью окружения и расчленения берлинской группировки. Продолжала наступление в южном, северо-западном и западном направлениях и левофланговая ударная группировка фронта (69-я и 33-я армии) с целью ликвидации немецких войск в районе Франкфурта-на-Одере и изоляции франкфуртско-губенской группировки от Берлина. Кроме того, на левом фланге начал выдвигать второй эшелон фронта — 3-я армия, и 2-й гвардейский кавалерийский корпус.
23 апреля левая ударная группировка развивала наступление в юго-западном и южном направлениях. В 3 час. 23 апреля перешла в наступление 3-я армия и 2-й гвардейский кавалерийский корпус. Ввод в сражение новой армии стал неожиданностью для немцев. Воспользовавшись замешательством противника, наши передовые отряды форсировали Шпрее и захватили переправы. Опомнившись, немцы контратаковали с целью отбросить передовые части советской армии за реку, но были отброшены с большими потерями. В результате стремительной атаки 3-й армии и 2-го гвардейского кавкорпуса была ликвидирована возможность прорыва 9-й армии в Берлин из лесов юго-восточнее него.
Войска 69-й армии, преодолевая ожесточенное сопротивление противника, незначительно продвинулась вперёд. Только на левом фланге, использовав успех соединений 3-й армии, войска 69-й армии форсировали Шпрее в районе Фюрстенвальде. Часть войска 69-й армии вместе с 33-й армией приняла участие в этот день во взятии Франкфурта-на-Одере. 33-я армия, изменив направление удара, двумя корпуса перешла в наступление на юго-западном направлении. Большую помощь сухопутным войскам 22-23 апреля оказал 3-й бомбардировочный авиационный корпус генерала А. З. Каравацкого. Советская авиация оказал большую поддержку войскам, штурмующим Франкфурт-на-Одере и наступающим в сторону Беескова. Только над этими населенными пунктами в течение двух дней было 343 самолето-вылета, сброшено 260 тонн авиабомб. Эффективные действия советской авиации помогли взять мощный узел обороны противника Франкфурт и развить наступление на Беесков.
Таким образом, 23 апреля окружение немецкой группировки было близко к завершению. У немецких войск для связи с Берлином осталась одна коммуникация — дорога Нойе-Мюле — Букков. Но и эта дорога уже находилась под огнем нашей артиллерии. Берлин в это время также был охвачен с трех сторон, осталось только три дороги, ведущие на запад, но они находились под непрерывным наблюдением нашей авиации.
Войска 8-й гвардейской и 1-й гвардейской танковой армий в течение ночи и дня 24 апреля вели упорные бои в юго-восточной части Берлина. Наши войска расширяли захваченные накануне плацдармы на западном берегу Шпрее и Даме, переправляли на западный берег основные силы и тяжелое вооружение. В 10 час. 30 мин. в районе Бонсдорфа войска 1-го Белорусского фронта соединились с частями 9-го мехкорпуса 3-й гвардейской танковой армии 1-го Украинского фронта. В результате франкфуртско-губенская группировка противника (основные силы 9-й армии и часть сил 4-й танковой армии) была отрезана от Берлина окончательно.
Строительство баррикады поперек улицы. Стенки баррикады образовывали деревянные брусья или рельсы, её заполняли камнями и землей. Подобные сооружения не преодолевались танками и выдерживали попадание снарядов до 152-мм калибра
Левая ударная группировка 24 апреля продолжала наступление по всему фронту. Немецкие войска упорно сопротивлялись, стремясь избежать расчленения, переходили в контратаки. Одновременно германское командование, прикрывшись арьергардами, отводило войска с наиболее опасных участков в западном и юго-западном направлениях. Немцы планировали создать в районе Вендиш-Бухгольц ударную группировку и прорвать кольцо окружения в сторону Берлина, как этого потребовал от 9-й армии Гитлер в приказе от 22 апреля.
Войска 3-й армии, наступающие в сложных условиях лесисто-озерной местности, на всём фронте форсировали канал Одер-Шпрее и продвинулись на 3-4 км. Войска 69-й армии, отражая сильные контратаки противника, продвинулись на 3-6 км. 33-я армия возобновила наступление на всем фронте и форсировала Шпрее в районе Беескова. На разных направлениях войска 33-й армии продвинулись от 8 до 20 км. Одновременно 3-я гвардейская и 28-я армии 1-го Украинского фронта охватывали немецкую группировку с юга и запада, ведя бои на рубеже Любенау, Люббен, Миттенвальде, Брузендорф.
25 апреля левофланговая ударная группировка продолжала бои с немецкой 9-й армией. 3-я армия с 2-м гвардейским кавкорпусом наступая в юго-западном и южном направлениях, в 12 час. соединились в районе Ротцис, Брузендорф с 152-й стрелковой дивизией 28-й армии 1-го Украинского фронта. В результате было сомкнуто внутреннее кольцо окружения вокруг вражеской группировки. К исходу дня армия продвинулась на 4-10 км. Большую помощь 3-й армии оказывал 273-й отдельный моторизованный батальон особого назначения, на вооружении которого были машины-амфибии. В условиях лесисто-болотистого и озерного района амфибии были неоценимы, переправляя через водные преграды людей и оружие.
Войска 69-й армии особого продвижения не имели, встретившись с упорным сопротивлением врага. Правый фланг 33-й армии также почти не продвинулся. Перешедшие в наступление части 119-го и 115-го укрепленных районов продвинулись к исходу дня на 22 км.
Таким образом, 25 апреля маневр войск 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов по окружению всей берлинской группировки и расчленению её на две части — в районе Берлина и лесах юго-восточнее германской столицы, был завершен. Берлин окружили войска 47-й армии, 3-я и 5-й ударных армий, 8-й гвардейской армии, 1-й, 2-й гвардейской танковых армий 1-го Белорусского фронта, часть сил 28-й армии, 3-й и 4-й гвардейских танковых армий 1-го Украинского фронта. Франкфуртско-губенскую группировку окружали войска 3-й, 69-й и 33-й армий 1-го Белорусского фронта, 3-й гвардейской и части 28-й армий 1-го Украинского фронта. Одновременно был создан внешний фронт окружения, который проходил на севере по каналам Гогенцоллерн, Финов до Креммена, на юго-запад до Ратенова, на юг через Бранденбург, Виттенберг, далее по Эльбе до Мейсена. Удаление внешнего фронта от блокированных немецких группировок 25 апреля достигло в районе Берлина 20-30 км, а юго-западнее и южнее его 40-80 км.

Источник карты: Исаев А. В. Берлин 45-го
Обстановка в районе «котла» и планы сторон
Завершив расчленение и окружение двух частей стратегической берлинской группировки, наши войска немедленно приступили к их уничтожению. Нашим войскам приходилось действовать в сложной обстановке. Армии Жукова одновременно штурмовали Берлин, развивали наступление севернее и западнее столицы Рейха с целью выхода к Эльбе, и вели боевые действия по уничтожению франкфуртско-губенской группировки. Армии Конева действовали ещё в более тяжелой обстановке. Наряду с ликвидацией сил франкфуртско-губенской группировки, часть сил 1-го Украинского фронта участвовала в штурме Берлина, также надо было вести наступление на запад, отражая контрудары 12-й армии, которая рвалась на соединение с 9-й армией. Кроме того, на дрезденском направлении приходилось отражать тяжелые удары гёрлицкой группировки противника.
25 апреля Жуков приказал войскам 3-й армии, 2-го гвардейского кавкорпуса, 69-й и 33-й продолжить наступление, расчленить и уничтожить вражескую группировку во взаимодействии с силами 1-го Украинского фронта. Наземным войскам оказывали содействие основные силы 2-й воздушной армии и часть сил 16-й воздушной армии.
В западной историографии бои немецких окруженцев обычно связываются с названием селения Хальбе (Хальбский котёл), которое стало местом ожесточённых боёв остатков окружённой группировки при прорыве из «котла» на запад. В Хальбский «котёл» попали войска 9-й и 4-й танковой армий: 11-й танковый корпус СС, 5-й горнострелковый корпус СС, 5-й армейский корпус. Всего 14 дивизий, включая 2 моторизованные и 1 танковую дивизии, а также 4 отдельные бригады, 15 различных полков, танковый и артиллерийский полки, 71 отдельный батальон, танковый батальон, 5 отдельных артиллерийских дивизионов. Численность группировки достигала 200 тыс. солдат и офицеров, около 2 тыс. орудий и минометов, около 300 танков и САУ.
Разбитая в хальбском «котле» упряжка артиллерийского орудия
Захваченная в хальбском «котле» импровизированная немецкая ЗСУ на шасси танка Pz.I
Советские войска, которые блокировали немецкую группировку, насчитывали около 277 тыс. человек, 7,4 тыс. орудий и минометов, 280 танков и самоходно-артиллерийских установок. В результате наши войска имели преимущество в живой силе в 1,4 раза, в артиллерии — в 3,7 раза, в бронетехнике было примерное равенство.
25 апреля ставка Гитлера приказала командующему 9-й армией Теодору Буссе прорвать кольцо окружение и соединиться с силами 9-й армии. Действия 9-й армии признавались решающими по освобождению Берлина. Войска, прикрывающие фланги тыл атакующей группировки, получили указание «защищаться на своих позициях до последнего патрона». 12-я армия Вальтера Венка, вновь сформирована в Германии в апреле 1945 года и державшая оборону на Западном фронте, получила приказ повернуться против советских войск, бросив свои позиции на западе. Руководить контрударом 12-й армии стали лично высшие военные руководители Рейха — Кейтель и Йодль, покинувшие Берлин.
12-я армия наносила удар из района Бельциг в направлении Беелитц (Беелиц), чтобы отрезать 4-ю гвардейскую танковую армию, наступавшую на Бранденбург, от её тылов и продолжать наступление на восток для соединения с 9-й армией. 9-я армия должна была удерживать фронт на востоке и юге, а ударной группировкой прорваться на запад к 12-й армии. После объединения главные силы 9-й и 12-й армий должны были повернуть на север, уничтожая советские тылы и войска в южной части Берлина, соединиться с берлинским гарнизоном.
Командование 9-й армии решило оставить войска 5-го горного и 11-го танкового корпуса СС прикрывать отход ударной группировки с севера и юго-востока; 5-й армейский корпус, оставив фронт в юго-восточной части «котла» должен был наступать в направлении Хальбе — Барут. В авангарде боевой ударной группы были 21-я танковая дивизия, моторизованная дивизия «Курмарк» и 712-я пехотная дивизия. Чтобы обеспечить прорыв, было решено использовать почти все боеприпасы, кроме количества необходимого для ведения боевых действий во время наступления. Горючее изымалось из всех неисправных и оставленных транспортных средств. Все, кто мог воевать, включая штабистов, сколачивались в боевые группы.
Советское командования понимая, что противник будет совершать отчаянные попытки прорыва на северо-запад и запад, укрепляло оборону на направлении Вендиш-Бухгольц — Лукенвальде. Конев выдвинул 3-й гвардейский стрелковый корпус генерала А. П. Александрова из 28-й армии в район Барута. К концу 25 апреля 96-я, 50-я и 54-я гвардейские стрелковые дивизии заняли позиции в районе Гольсен — Барут. В результате в тылу 3-й гвардейской армии была сформирована вторая линия обороны.
Командующий 13-й армией вывел из боевых порядков 24-й стрелковый корпус генерала Д. П. Онуприенко. 395-я дивизия этого корпуса к утру 26 апреля заняла рубеж Гольсен — Барут, организовав оборону фронтом на восток; 117-я гвардейская стрелковая дивизия организовала круговую оборону Лукенвальде, выслав охранение к Куммерсдорфу; 280-я дивизия осталась в резерве в районе Ютербога. В результате 24-й корпус мог действовать как против франкфуртско-губенской группировки, так и немецких войск, которые будут наступать с запада.
Кроме того, Конев приказал командующему 3-й гвардейской армией Гордову был готовым к прорыву противника на запад. Армия должна была иметь одну стрелковую дивизию в резерве, в подвижный резерв выделили 25-й танковый корпус; контролировать все лесные дороги; оборудовать на автостраде Котбус — Берлин опорные пункты; усилить направление артиллерией; на участке Торнов, Нойендорф создать сильные противотанковые опорные пункты, перебросить сюда два истребительно-противотанковых артиллерийских полка и провести ряд других мер. В результате на направлении возможного удара противника была создана глубоко эшелонированная оборона.
Танк Т-34-85 в Берлине
Уничтожение немецкой группировки
26 апреля. 26 апреля советские войска продолжали наступление. На северном, восточном и юго-восточном направлениях немцы, используя удобный для обороны характер местности (озёра, болта и леса), упорно отбивались. На путях движения советских войск создавали завалы, баррикады, минировали пути сообщения. Арьергарды ожесточенно дрались, чтобы ударная группировка 9-й армии смогла прорваться через кольцо блокады.
В ночь на 26 апреля немцы завершили перегруппировку сил и создали в районе Вендиш-Бухгольц и Хальбе ударную группировку, в которую вошли остатки 21-й танковой дивизии, две моторизованные дивизии и две пехотные дивизии. Немцы смогли создать на участке прорыва некоторое превосходство в силах и средствах. Наша авиаразведка обнаружила скопление войск противника, и 4-й бомбардировочный авиакорпус нанес по врагу сильный удар.
Утром 26 апреля немецкие войска нанесли удар в стык 28-й и 3-й гвардейской армий. Немецкие войска шли в атаку колоннами, имея в авангарде до 50 танков, упорно тараня наши боевые порядки и не считаясь с потерями. Завязались упорные бои, дело доходило до рукопашных схваток. К 10 час. немцы смогли пробиться в стыке между 329-й и 58-й стрелковыми дивизиями и выйти к окраине Барута, перехватив дорогу Барут — Цоссен, главную коммуникацию 3-й гвардейской танковой и 28-й армий.
Немецкие войска не смогли взять Барут, который обороняли войска 395-й стрелковой дивизии полковника А. Н. Корусевича. Наша авиация наносила сильные удары по противнику. После 12 час. 4-й бомбардировочный корпус вторично атаковал противника. С юга прорывающиеся немецкие войска атаковали части 50-й и 96-й гвардейских стрелковых дивизий. Прорвавшуюся группировку противника отбросили в лес северо-восточнее Барута, где снова блокировали. В ходе уничтожения этой группы взяли в плен около 5 тыс. человек.
В этот же день по противнику нанес удар 25-й танковый корпус вместе с 389-й дивизией 3-й гвардейской армии. Брешь во фронте 3-й гвардейской армии в районе Хальбе была закрыта, прорвавшиеся немецкие войска изолированы от основных сил 9-й армии. Большую роль в операции сыграла советская авиация: весь день самолеты 1-го и 2-го гвардейских штурмовых авиакорпусов наносили удары по противнику, действуя группами по 8-10 машин. Советские штурмовки сделали 488 самолето-вылетов, нанося удары по немецким войскам. Многие немецкие солдаты, не выдерживая воздушных атак, разбегались по лесам.
Войска 1-го Белорусского фронта в этот день продвинулись на 10-15 км. Кольцо окружения вокруг немецкой группировки значительно сократилось, немцы занимали территорию около 900 кв. км.
12-я армия Венка начала наступление на участке Беелитц, Трёйенбритцен ещё 24 апреля. Однако все удары немецких войск были отражены силами 13-й армии и 5-го гвардейского мехкорпуса. К 26 апреля активность 12-й армии снизилась и она уже не могла прорваться навстречу 9-й армии. Наши войска вышли к Виттенбергу, форсировали Эльбу и взяли Пратау.
К исходу 27 апреля на направлении Вендиш-Бухгольц, Барут, Лукенвальде войска 1-го Украинского фронта заняли оборону на трёх рубежах, обращенных на восток. Общая глубина трех полос обороны достигала 15-20 км. Были также подготовлены отсечные позиции фронтом на юг и север. К обороне подготовили и заняли резервами Цоссен, Лукенвальде и Ютербог.
На обочинах дорог оставалась куча битой техники
27 апреля. Немецкое командование ещё надеялось на прорыв. 27 апреля Кейтель и Йодль снова потребовали от 9-й и 12-й армий решительных усилий по спасению Берлина. Они должны были объединить усилия и решительно наступать на север. 27 апреля командующий 9-й армией решил порываться в направлении Хальбе, Куммерсдорф. В течение 27 апреля ожесточенные бои продолжались. Немцы упорно пытались прорваться, а два советских фронта сжимали кольцо окружения. Окруженные в районе Барута немецкие войска продолжали рваться на запад, атакуя группами до 1 тыс. солдат при поддержке 10-12 танков и 10-20 БТР. Нередко происходили рукопашные схватки. Советские воины проявляли массовый героизм.
Так в течение четырёх часов экипаж тяжелого танка ИС-2 87-го гвардейского тяжёлого танкового полка, который был отрезан от своей части, вёл тяжелый бой с немцами в районе Фрейдорфа, закрыв дорогу на Барут. Водитель Гриценко мастерски маневрировал машиной, не давая возможности врагу приблизиться к ней. Немцы вывели на прямую наводку два 150-мм орудия и подбили танк. Гитлеровцы обошли машины и, взобравшись на ИС-2, предложили советским танкистам сдаться. Гвардейцы продолжили сопротивление. Фаустники подожгли танк. Однако и в этих условиях герои продолжали вести огонь, пока не погибли. В героическом поединке с врагом гвардейский экипаж вывел из строя 2 БТР, уничтожил два орудия с расчётами, 7 пулемётов, 15 фаустников и до 70 автоматчиков. Позже выяснилось, что командир башни танка гвардии старшина Михаил Кадочкин, пытавшийся снаружи указать путь танку, был тяжело ранен, но выжил. За проявленные мужество и героизм командиру танка гвардии лейтенанту Мухаммеду Атаеву, командиру башни танка гвардии старшине Михаилу Кадочкину, и старшему механику-водителю гвардии лейтенанту Петру Гриценко было присвоено звание Героя Советского Союза.
На участке 54-й гвардейской дивизии несколько тысяч немецких солдат смогли вклиниться в боевые порядки дивизии, захватили Цейг, окружили часть советских сил. Однако советские воины, несмотря на тяжелые потери, остановили врага, а затем при поддержке 68-й отдельной гвардейской танковой бригады очистили от гитлеровцев шоссе Барут — Вюнсдорф. Совместные атаки 96-й, 50-й и 54-й гвардейский стрелковых дивизий и 395-й стрелковой дивизии привели к тому, что немецкая группа была почти полностью уничтожена. Остатки немецких солдат разбежались по лесам, более 6 тыс. человек взяли в плен, захватили большое количество трофеев, включая более 1,1 тыс. машин. Попытки немецких войск прорваться в районе Хальбе успеха не имели.
Тем временем войска 3-й, 69-й и 33-й армий продолжали наступление, продвинувшись на разных направлениях на 6-10 км. 3-я гвардейская армия перешла в наступление, взяла Люббен, завязала бой за Вендиш-Бухгольц и установила связь с 33-й армией. В то же время войска 1-го Украинского фронта продолжали успешно сдерживать натиск 12-й армии. В этот же день 121-я гвардейская стрелковая дивизия победно завершила 5-дневную борьбу за Виттенберг. Вражеский гарнизон прижали к Эльбе и разгромили.
Штурмовики Ил-2 над немецким городом
28 апреля. Утром 28 апреля Теодор Буссе доложил в штаб сухопутных войск, чтобы попытка прорыва не удалась. Танковое соединение авангарда частично прорвалось на запад, частично было уничтожено. Остальные войска понесли большие потери и были отброшены назад. Физическое и моральное состояние войск было неудовлетворительным, боеприпасов и горючего не хватало ни для нормальной организации нового прорыва, ни для продолжения обороны в «котле». Командирам только благодаря жесточайшим наказаниям удавалась поддерживать порядок и дисциплину. Однако, несмотря на критическое положение войск, командование 9-й армии решило утром 28 апреля продолжить попытки прорыва.
В районе Хальбе немцы атаковали силами до одной пехотной дивизии с 18-20 танками. Наши войска в течение дня отбили до 12 вражеских атак и взяли в плен около 3 тыс. человек. На других направлениях советские армии продолжали наступление и продвинулись до 6 км. В результате 28 апреля, несмотря на отчаянные усилия, немцы не смогли пробиться. На внешнем фронте окружения все немецкие атаки также отразили. Территория «котла» сократилась до 10 километров с севра на юг и до 14 километров с востока на запад. К исходу дня положение немецкой группировки стало катастрофическим.

29 апреля. Немецкое командование опасаясь, что 29 апреля всё будет кончено, решило ночью произвести последнюю решительную попытку прорыва, бросив в бой всё, что есть. Одновременно должна была перейти в наступление 12-я армия. Немцы надеялись, что в результате сопряженных ударов войска двух армий соединятся в районе Лукенвальде.
Немецкое наступление началось в 1 час. ночи 29 апреля. Немцы собрали все оставшиеся боеприпасы и нанесли сильный огневой удар по советским войскам. Под прикрытием артиллерийского огня до 10 тыс. немецких солдат поддержанных 30-40 танками пошли в атаку на участке Хальбе — Тейров. Немцы рвались на запад, не считаясь с потерями. К рассвету ценой огромных потерь немецкие войска прорвали фронт 21-го и 40-го стрелковых корпусов. Немцы взяли Хальбе и перерезали шоссе в районе Торнова.
В первой половине дня немецкое наступление было остановлено на второй линии обороны 3-м гвардейским стрелковым корпусом. Немцы подтянули артиллерию и, доведя численность прорывающейся группировки до 45 тыс. человек, проломили вторую линию обороны в районе Мюккендорфа, создав брешь в 2 км. Несмотря на сильный артиллерийско-минометный огонь советских войск, немецкие отряды стали прорываться в лес в районе Куммерсдорфа. Попытки советских войск закрыть брешь встречали яростными контратаками.
К концу дня продвижение противника на запад было остановлено на рубеже Куммерсдорф — Шперенберг. Немцев остановили совместными усилиями 71-й мехбригады, 68-й отдельной гвардейской танковой бригады и часть сил 117-й гвардейской дивизии. В боях также приняли участие тыловые части и подразделения 28-й, 13-й и 3-й гвардейской танковой армий. Командующий 28-й армией направил на ликвидацию немецкой группировки 130-ю стрелковую дивизию, которую ранее хотели перебросить в Берлин. Она нанесла удар по флангу немецкой ударной группировки с севера. В этот же день наступающие войска 1-го Белорусского фронта почти полностью уничтожили заслоны противника, которые прикрывали прорыв главных сил. Наши войска вышли к Хаммеру, Хальбе и Вендиш-Бухгольцу.
29 апреля наши войска отразили несколько сильных атак 12-й армии, которая наступала силами трех пехотных дивизий, поддержанных танками. Большую роль в отражение вражеского наступления сыграла авиация. Штурмовики 2-й воздушной армии работали практически непрерывно. Немцы понесли тяжелые потери.
Таким образом, к исходу 29 апреля значительная часть немецкой группировки смогла прорваться в районе Хальбе и продвинуться на запад на 24 км. Однако из-за сильных фланговых ударов советских войск немецкие войска вытянулись в узком примерно 6-километровом коридоре, которых в двух местах был ещё уже, не превышая 2 километров. Теперь франкфуртско-губенская группировка оказалась в трёх «котлах»: в районе Хальбе, в лесу севернее Дорнсвальде (главные силы) и в лесу восточнее Куммерсдорфа. Прорыв немецких войск ухудшил положение 3-й, 4-й гвардейских танковых и 28-й армий, так как были перерезаны их тыловые коммуникации. Расстояние между передовыми группами франкфуртско-губенской группировки и 12-й армии составляло около 30 км.
Что предупредить дальнейшее продвижение противника и окончательно разгромить противника советское командование предприняло ряд мер. Командование 13-й армии сняло с рубежа Гольсен, Барут 395-ю дивизию, которую развернули у Мюккендорфа для удара на Шперенберг. 117-я дивизия, сосредоточенная главными силами в Лукенвальде, должна была наступать на Куммерсдорф. Чтобы немцы не прорвались в район Беелитц, командование 4-й гвардейской танковой армии направило в район Треббина 63-ю гвардейскую танковую бригаду и 7-й мотоциклетный полк. Командующий 28-й армии перебросил на автотранспорте из Берлина два полка 61-й дивизии, подкрепив 71-ю мехбригаду
САУ «Хетцер»
Подбитая САУ «Штурмгешюц»
30 апреля. Немецкое командование решило, не считаясь с потерями, продолжить прорыв на запад. Немецкие солдаты, доведенные до полного отчаяния, атаковали, не считая убитых, пытались прорваться на запад любой ценой. Местность была лесистой, изобиловала водоёмами, что давало возможность небольшим группам находить бреши в советской обороне. Немцы получали возможность вступить в ближний бой, избежав воздействия авиации и артиллерии. 12-я армия также атаковала большими силами весь день в районе Беелитца. Однако войска 5-го гвардейского мехкорпуса генерала И. П. Ермакова отбили все вражеские атаки.
63-я гвардейская танковая бригада, 61-я дивизия с 71-й механизированной бригадой отбили попытки немцев прорваться в северо-западном направлении. Однако ценой больших потерь немцы смогли продвинуться на запад ещё на 10 километров, выйдя в район Вольтерсдорфа. В результате протяженность немецкой группировки достигла 30 км. Немецкий арьергард в районе Вендиш-Бухгольца был полностью уничтожен войсками 1-го Белорусского фронта. Также была почти полностью разбита группа немецких войск окруженная восточнее Куммерсдорфа. Остатки немецкой группировки были расчленены на группы, которые потеряли связь между собой. Отдельные группы продолжали рваться на запад, другие массово сдавались в плен. Только войска 1-го Украинского фронта пленили 24 тыс. человек.
1-2 мая. 1 мая наши войска продолжали вести ликвидацию немецкой группировки. Немцы сдавались большими массами и целыми частями. Но отдельные группы продолжали попытки прорыва на запад. Ночью 20-тыс. немецкая группа прорвалась в стыке 117-й дивизии и 63-й гвардейской танковой бригады к Беелитцу. Там их встретили войска 5-го гвардейского механизированного корпуса. От войск 12-й армии остатки 9-й армии отделяло всего 3-4 километра.
Командование 4-й гвардейской танковой армии бросило против прорвавшегося противника войска 68-й отдельной гвардейской танковой бригады, 61-ю гвардейскую танковую бригаду 10-го гвардейского танкового корпуса, 12-ю гвардейскую мехбригаду 5-го гвардейского мехкорпуса, 71-ю легкую артиллерийскую бригаду и другие части. Шли жестокие бои. Советскую гвардию поддержала авиация — 1-й гвардейский штурмовой авиакорпус. Совместными усилиями танкистов и штурмовиков немецкую группировку почти полностью уничтожили. Груды убитых немецких солдат, лошадей и разбитой техники буквально устилали дороги, лесные тропинки и просеки. Было убито около 5 тыс. немцев, 13 тыс. попали в плен.
В районе Лукенвальде наши войска разгромили ещё одну 5-тыс. немецкую группу. Только пленными взяли около 4500 человек. Другие группы немецких войск были уничтожены частями 3-й гвардейской и 28-й армий. Вплоть до 2 мая леса зачищали от небольших отрядов противника. Лишь незначительной части небольших немецких групп удалось просочиться через леса и уйти на запад, затем они сдались союзникам. Так завершилась операция по уничтожению франкфуртско-губенской группировки противника.
Танки Т-34-85 и истребители танков СУ-100 в лесу недалеко от Берлина
Итоги
Это была полная победа Красной Армии. Всего за шесть дней мощная немецкая группировка была уничтожена войсками 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов. Войска 9-й армии и части 4-й танковой армии не смогли прорваться к Берлину, усилив его оборону, или соединиться с 12-й армией Венка, выйдя к Эльбе. Немецкие войска потеряли убитыми около 80 тыс. человек и пленными — 120 тыс. человек. Среди пленных было 7 генералов. Лишь небольшие отряды смогли бежать из «котла». Советские войска захватили большие трофеи, включая 17600 автомашин.
Продолжение следует…