Гражданская война в перми

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В ПРИКАМЬЕ.
Социальные корни ее лежат в неоднородности состава промышленного и сельского населения территории Пермской области.
Заводское население условно можно поделить на несколько групп:
а) пролетарии, которые содержали себя и свою семью только за счет заработной платы. Таких было большинство на крупных технически передовых предприятиях: Мотовилихинский, Лысьвенский, Чусовской, Добрянский, Кизеловский и др. заводы;
б) часть мастеровых, вспомогательных рабочих имела основным источником существования работу на заводе, но сохраняла связь с землей, такие отношения сохранялись на мелких заводах: Молебский, Суксунский и др.;
в) полурабочие полукрестьяне окрестных заводу деревень, которые, ведя сельское хозяйство, более или менее регулярно трудились на вспомогательных заводских работах;
г) «рабочая аристократия» — рабочие редких специальностей, мастера, бригадиры, техники, жившие на заработную плату.
Сельское население в области почти не знало помещичьей эксплуатации. Об этом свидетельствует соотношение социальных групп сельского населения в 1917 г. По стране в целом насчитывалось: бедняков — 65%, середняков — 20%, кулаков -15%. На Урале — бедняков — 52%, середняков — 30%, кулаков — 18%.
Гражданскую войну в Прикамье можно поделить на два периода. Первый, когда контрреволюция выступала разрозненно, охватывает июнь-август 1918 г. Это действия «демократической контрреволюции» в г. Перми, а также две волны кулацких мятежей; одна в конце июня – начале июля, когда был охвачен весь Кунгурский уезд, вторая — с середины августа в Оханском и Осинском уездах. Кулацкие банды разрушили полотно железной дороги, мосты, связь. Под угрозой расстрела заставляли крестьян идти против Советской власти. В с. Сепыч Оханского уезда кулаки замучили и расстреляли 46 человек. Вторая волна кулацких мятежей была настолько злобной, что напугала среднее крестьянство, и оно старалось отмежеваться от мятежников. Второй период с середины осени 1918 г. по середины июля 1919 г. Для него характерно использование регулярных воинских частей, наличие фронта боевых действий, слияние сил внутренней контрреволюции с интервентами. С падением 25 июля 1918 г. Екатеринбурга фронт обороны 3-й Армии Восточного фронта приближался к Пермской области под натиском Сибирской армии Колчака. Осенью боевые действия велись на Сылвенском и Кунгурском направлениях. С 29 ноября 1918 г. — 6 января 1919 г. Пермская оборонительная операция. Наступательные действия 3-я Армия РККА начала 19 февраля 1919 г. С 21 июня по 1 июля 1919 г. армией была успешно проведена Пермская наступательная операция. К середине июля территория области силами 3-й и 2-й армий Восточного фронта была освобождена от колчаковских войск. Командование 3-й Армии и партийные организации немало сделали для укрепления фронта: 19 июня 1918 г. в ее рядах начал работу первый политотдел в РККА. 30 июня того же года командование армии начало создание регулярных полевых войск. В районе боевых действий этой армии Бела-Кун из военнопленных и иностранных рабочих уральских предприятий занимался организацией интернациональных частей РККА. Свою лепту в борьбе с белогвардейцами и интервентами внесла Камская бронефлотилия.
Ю. Е. Григорьевых

На первую тренировку обязательно принести паспорт, дети приходят с родителями .
Шорты и футболка желательно без карманов и замков.
Занятия проходят босиком или в борцовках с мягкой подошвой .
Когда ученик научиться навыкам ведения боя и защите от ударов то ему понадобятся :

  1. Капа -защита для зубов .
  2. Бинты — предотвращают травмы кистей ,перчатки с ними сидят более плотно , а самое главное бинты впитывают в себя пот с рук и неприятный запах.

Перчатки — желательно на тренировках пользоваться перчатками для Рукопашного боя ,они не жесткие как перчатки для ММА и в них удобно бороться в отличии от боксёрских (желательно не значит обязательно ,если у вас давно уже есть боксерские перчатки то приходите с ними.).
Накладки на голень -защищают взьем стопы и голень от ушибов ,на тренировках лучше использовать плотные кожаные ,в них вы на тренировке нанесёте минимальный урон оппоненту на занятии.
Шлем — шлема так же делятся на тренировочные и для соревнований ,для тренировки лучше использовать шлема которые защищают темя и скулы.
Бандаж (паховая раковина )- защищает пах от непреднамеренных ударов.

100 лет назад белая армия отвоевала у красных Пермь

100 лет назад произошел примечательный эпизод Гражданской войны. Части 27-летнего генерала Анатолия Пепеляева взяли Пермь, создав возможность для дальнейшего продвижения белой армии на Запад. Это событие порядком испугало советское руководство, которое не хотело уступать врагу инициативу на Восточном фронте, и предприняло комплекс мер с тем, чтобы стабилизировать ситуацию. В годы действия культа личности Иосифа Сталина считалось, что именно «любимый вождь» спас ситуацию для РККА, причем едва ли не в одиночку.

Овладение городом произошло благодаря достаточно масштабной наступательной Пермской операции, проведенной Сибирской армией белых.

Реклама

Боевые действия разворачивались на фронте протяженностью 400 км. Воевать приходилось в жуткие морозы: столбик термометра во второй половине декабря 1918 года опускался до минус 30 градусов. Против красных выступал 1-й Средне-Сибирский армейский корпус под командованием самого молодого белого генерала в Сибири и брата колчаковского премьер-министра Российского правительства Виктора Пепеляева. На реке Чусовая ему удалось разбить 3-ю советскую армию Михаила Лашевича.

В 6 утра 24 декабря 4-й Енисейский стрелковый полк пепеляевских войск в прямом смысле встал на лыжи (данный способ передвижения активно использовался в условиях снежной зимы) и первым ворвался в Пермь. К вечеру белые очистили от красных почти весь город и железнодорожную станцию. Считается, что молниеносно взять важнейший опорный пункт на Урале позволило вспыхнувшее в городе одновременно со штурмом восстание подпольной офицерской организации. Атакованные и снаружи, и изнутри, советские части отступили за Каму.

Командир советского гарнизона Перми докладывал в штаб 3-й армии о выступлении офицеров в следующих формулировках: «Сегодня около 5 часов утра было поднято восстание элементов местного населения. Последнее носило организованный характер.

Одновременно с наступлением противника на Мотовилиху вооруженные банды по всему городу подняли стрельбу».

В версии енисейских стрелков переход жителей города на сторону белогвардейцев выглядел так:

«Начали прибывать пермские офицеры, учащаяся молодежь и горожане, которые в штабе полка получали оружие и присоединялись к нашим ротам. Добровольцы прибывают десятками, большую пользу они оказывают нам, указывая расположение красных и дома, занятые ими».

Известие об успехе Пермской операции несказанно обрадовало Верховного правителя России Александра Колчака, для которого теперь открывалась перспектива похода на Москву. Белогвардейцы, как известно, планировали захватить столицу наступлением с трех сторон. В 1919 году Антон Деникин пойдет с юга, а Николай Юденич с северо-запада. Подкрепления с востока они так и не дождутся, хотя тогда, в декабре, будущее рисовалось Колчаку в радужном тоне. Он щедро наградил Пепеляева, пожаловав ему орден Святого Георгия 3-й степени и вскоре произведя командира в генерал-лейтенанты. Поскольку взятие (по трактовке белых – освобождение) Перми состоялось в 128-ю годовщину штурма Измаила, Пепеляева отныне стали называть Сибирским Суворовым.

«Добычей» белых, помимо прочих трофеев, стали 20 тыс. пленных красноармейцев.

Проводить массовые казни молодой генерал не стал, достаточно неожиданно отпустив всех по домам: среди захваченных бойцов преобладали насильно мобилизованные, а не идейные большевики.

Колчак потребовал от своего подчиненного развивать ситуацию. Пепеляеву удалось продвинуться еще на 45 км на запад, забирая под контроль белых обширные территории Пермской губернии. Однако аномальные холода все-таки остановили его продвижение. Это позволило красным перегруппироваться и ответным ударом 5-й армии взять Уфу, которую защищали не самые боеспособные части. Данное обстоятельство мешало разработанному штабом Колчака плану по дальнейшему походу Пепеляева на Вятку (современный Киров). Верховный главнокомандующий отдал приказ перейти к обороне занятых позиций.

Советские власти окрестили потерю территорий на Урале «Пермской катастрофой». «В связи с обстановкой на левом фланге Восточного фронта» Реввоенсовет требовал ни в коем случае не допустить захвата Ижевского и Воткинского заводов, что принесло бы белым солидные материально-технические ресурсы. Председатель Совнаркома Владимир Ленин, раны которого, по его же словам, лучше всякого лекарства залечивали сводки об успехах на фронтах, после известия о потере Перми буквально кипел от возмущения. Еще бы: он же предупреждал о тяжелых последствиях неудачи 3-й армии Лашевича. Так и случилось. Главнокомандующий всеми вооруженными силами РСФСР Иоаким Вацетис в своем отчете списал неудачу на «разгильдяйство» с отправкой из Ярославля на фронт бригады 7-й стрелковой дивизии, которая должна была усилить 3-ю армию.

«Бригада эта по донесению Ярославского военного окружного комиссариата была готова еще в первых числах декабря, но в действительности ее степень готовности оказалась таковой, что она лишь 26-го приступила к посадке, — говорилось в донесении главкома. – Перегруппировкой на Восточном фронте под Пермью было выделено до пяти полков. Кроме того, необходимо отметить, что с подавлением восстания на Ижевском и Воткинском заводах левый фланг усиливался на целую 2-ю армию».

Другой причиной неудачи Вацетис назвал срыв отправки винтовок Львом Красиным. По-настоящему взбудоражила красных и случайно полученная от пленного информация о законспирированной агентуре белых в штабе 3-й армии.

С письмом, объяснявшим причины поражения, к Ленину обратился также Уральский областной комитет РКП (б). Внимательно ознакомившись с текстом, глава правительства распорядился сформировать партийно-следственную комиссию в составе Сталина и Феликса Дзержинского, которые срочно выехали в район расположения остатков 3-й армии. Инспекция не сулила ничего хорошего для высшего советского командования, ведь председателя ВЧК Дзержинского служебный долг обязывал искать изменников и вредителей, а член Реввоенсовета Сталин, заметно возвысившийся в последние месяцы, очень не любил военспецов. Между тем, к таковым относились и главком Вацетис, и командующий Восточным фронтом Сергей Каменев – оба в прошлом полковники Русской императорской армии.

Выводы эмиссаров были переданы Ленину в оперативном порядке. Сталин и Дзержинский в своем расследовании выявили «серьезные недостатки в комплектовании войск, их организации, работе штаба 3-й армии, тыловых и политических органов, системе управления войсками». На укрепление 3-й армии они просили срочно направить три пехотных полка.

Скорее всего, находись во главе разгромленной 3-й армии военный специалист, ему было бы несдобровать. Но видного революционера Лашевича от Сталина и Дзержинского уберегла «бронь» в виде 17-летнего стажа в партии, а также членства в Петроградском ВРК в самые жаркие дни 1917 года и другие заслуги перед советской властью. «Наехать» на столь заслуженного деятеля как на бывшего генерала Павла Сытина, с которым Сталин конфликтовал на Южном фронте, было нельзя.

Советская историография рассматривала Сталина фактически как спасителя Восточного фронта от уничтожения Колчаком.

Особо подчеркивалось, что именно он, «мастерски оценив ситуацию», признал Пермско-Вятское направление наиболее опасным, донес Ленину, что «Вятке угрожает участь Перми» и потребовал срочного усиления резервами из глубины страны.

Ключевая роль в кампании по взятию города отводилась 2-й армии под командованием бывшего царского полковника Василия Шорина.

Ну а пока в Перми властвовали белые. Генерал Пепеляев приказал всем офицерам «старой русской службы» явиться на обязательную регистрацию. Отказавшиеся считались дезертирами. Выданные советскими представителями освобождения от службы по состоянию здоровья объявлялись недействительными. Всех «уклонистов» подвергали переосвидетельствованию. Порядки, установленные в Перми большевиками, стремительно менялись на те, что были свойственны белой России.

А в феврале отвоеванный город посетил сам Колчак. На станции «Пермь-1» Верховного правителя и главнокомандующего встречали с поднесением хлеба-соли председатель губернской земской управы Федор Дьяков и старейший гласный городской Думы, бывший городской голова Павел Рябинин.

«Вдоль перрона выстроены шеренги войск почетного караула, ряды встречающих: представили военных и гражданских властей города, представители духовенства, учебных заведений, земских и городских общественных самоуправлений, кооперативных организаций», — сообщалось о визите.

После беседы с должностными лицами Колчак проследовал в Кафедральный собор на молебен. Вышедший навстречу во главе группы священнослужителей епископ Борис приветствовал гостя обращением:

«Ваше Высокопревосходительство, Верховный Вождь и Правитель возрождающейся Родины нашей – Руси православной!»

Затем адмирал принял участие в торжественном параде. Если верить газетам белых, «публика встречала Верховного правителя несмолкаемыми овациями». Далее Колчак посетил Благородное собрание, где встретился с представителями разных слоев пермского общества, и в том числе с военными во главе с «освободителем» Пепеляевым.

«Он вышел. Среднего роста фигура, большой орлиный нос и дивные глаза. Во всей фигуре чувствуется мощь и скромность, величие и простота. На груди белый крест – офицерский орден Святого Георгия Победоносца, Орден храбрых. На шее – орден Святого Владимира 2-й степени с мечами. Шашка с Георгиевским темляком, — описывали Колчака журналисты. — Адмирал переходит от группы к группе. Выслушивает приветствия и адреса, принимает хлеб-соль, благодарит поклонами и сердечно пожимает руки. Затем произносит речь, которая в ее заключении была покрыта единодушными, долго не смолкавшими аплодисментами».

Обоих героев Перми рубежа 1918-1919 годов ждала печальная участь. Колчака вместе с Пепеляевым-старшим расстреляют в Иркутске в 1920 году, генерал Пепеляев продержится в войне с красными дольше всех – до 1923 года, пройдет лагеря, а в 1938-м будет приговорен тройкой НКВД к высшей мере.

Прикамье в годы гражданской войны

Обухов Л.А.
Пермский государственный университет

Вооруженный захват власти большевиками в октябре 1917 г. положил начало гражданской войне. «Мы в несколько недель, свергнув буржуазию, — писал В.И. Ленин в марте 1918 г., — победили её открытое сопротивление в гражданской войне»1. Но до конца мая 1918 г. гражданская война носила локальный, очаговый характер. В нашем крае с помощью отрядов Красной гвардии власть большевиков была установлена в Соликамске, Чердыни, Оханске, Березниковском районе. В Осинском уезде по волостям направлялись агитаторы в сопровождении небольших «летучих отрядов» из красногвардейцев, которые разгоняли волостные земства и Советы, не признававшие власть большевиков. В начале марта 1918 г. в защиту Учредительного собрания против большевистских Советов выступили крестьяне Острожской и Дубровской волостей Оханского уезда. 21 марта рабочие Кизела выступили с требованием хлеба, перевыборов Совета, свободы слова, печати и т.д. В середине мая произошло выступление рабочих Главных железнодорожных мастерских в Перми и Мотовилихинского завода. Пермский округ был объявлен на военном положении. ЧК арестовала 38 человек, в том числе видных деятелей меньшевистской партии А. Распевина, И. Емельянова, А. Андреева и др. 27 мая город Оса и Осинский уезд объявлены на военном положении.

С лета 1918 г. гражданская война приобретает широкомасштабный характер, охватывает всю страну. Толчком к восстаниям казачества и крестьянства явилось выступление чехословацкого корпуса. Уже 28 мая в связи с восстанием чехословацкого корпуса и занятием Челябинска Пермский окружной и городской комитеты РКП (б) объявили мобилизацию членов партии. 29 мая ВЦИК принимает постановление о переходе к всеобщей мобилизации рабочих и крестьянской бедноты в Красную армию. Надежды на добровольческий принцип формирования армии себя не оправдали. В тот же день, в связи с угрозой чехословаков, в Екатеринбурге создается революционный штаб Уральской области, в городе объявлено военное положение.

Летом волна крестьянских выступлений прокатилась по Прикамью. 27 июня вспыхнуло Шлыковское восстание, охватившее Частинскую и соседние волости Оханского уезда. В июле началось восстание в Суксунской и прилегающих к ней волостям. В этом же месяце волнения охватили до 10 волостей Кунгурского уезда. В июле—августе выступления крестьян и мобилизованных имели место в волостях Осинского уезда, в Чусовской и соседних волостях Пермского уезда, в Усольском уезде.

Для борьбы с чехословаками и частями Народной армии Комуча и Сибирской армией Временного Сибирского правительства 13 июня. постановлением Совнаркома учрежден Реввоенсовет для руководства войсками. РВС начал создавать фронт, который вскоре стал называться Восточным. На Среднем Урале образовано оперативное объединение Северо-Урало-Сибирский фронт, в конце июня реорганизованное в 3-ю армию под командованием Р.И. Берзина. Ей противостояли части Екатеринбургской группы Сибирской армии (команд. С.Н. Войцеховский, затем Р. Гайда).

Одновременно с борьбой на фронтах гражданской войны усиливаются репрессии большевиков против своих политических противников в тылу. Красный террор начался не с постановления Совнаркома от 5 сентября «О красном терроре», а намного раньше. Уже в июне 1918 г. в циркуляре юридического отдела губернского совета отмечалось, что «за последнее время бывает много случаев расстрела частных граждан местными исполкомами советов без достаточных оснований»2. В то же время Пермская окружная ЧК выступила с предупреждением: «Все, кто будет вести агитацию против советской власти и распространять ложные, нелепые слухи, будут преследоваться ЧК путем самых суровых мер и в случае поимки на месте преступления будут беспощадно расстреливаться»3.

В Перми было положено начало физическому уничтожению царской семьи. В ночь с 12 на 13 июня был убит Михаил Романов, брат Николая II. Убийство Михаила Романова положило начало массовому террору в крае. В ночь на 17 июня Пермской ЧК был арестован архиепископ Пермский Андроник, который был зверски убит в ночь с 19-го на 20-е июня 1918 г. 27 августа под Пермью расстреляны члены Поместного собора архиепископ Черниговский Василий, архимандрит, ректор Пермской духовной семинарии Матфей, миссионер А.Д. Зверев, приезжавшие в Пермь для расследования дела архиепископа Андроника. Обычной практикой становиться арест видных политических и общественных деятелей в качестве заложников, составление списков предполагаемых заложников. Так в июле ЧК арестовала более 80 человек, в августе более 140. Часть арестованных после взятия с них подписки не вести агитации против советской власти освобождалась. Но через некоторое время их могли арестовать вновь. В ответ на убийство Урицкого и покушения на Ленина в Перми было расстреляно 44 заложника, в Кунгуре — 28. Расстрелы продолжались и в дальнейшем. Расстреливали, как правило, большими группами.

На южные районы Прикамья большое влияние оказало восстание ижевских и воткинских рабочих, начавшееся 7 августа. В составе Ижевской народной армии были Сайгатский и Осинский крестьянские полки, партизанский отряд поручика Жуланова действовал в Осинском уезде. 18 августа вспыхнуло самое крупное в крае крестьянское восстание в с. Сепыч Оханского уезда, охватившее шесть волостей.

Красногвардейские отряды и части Красной армии достаточно быстро подавляли выступления плохо вооруженных крестьян, но противостоять регулярным частям чехословаков и казаков им было трудно. Упорно сопротивлялись отряды интернационалистов, сформированные из бывших военнопленных, латышей, эстонцев, китайских рабочих. А.Г. Белобородов, председатель Уральского областного совета в письме Я.М. Свердлову 22 июня прямо писал: «Уфимские «боевые дружины» в панике бежали от чехословаков, взятые на заводах красногвардейцы тоже не выдерживали, не выдерживали также и некоторые красноармейские части… Серьезную боевую силу у нас представляют военнопленные-интернационалисты, мадьяры в особенности, которые на чехословаков наводят ужас. Хорошо также расправляются с контрреволюционерами. Жаль только, что их мало»4.

Несмотря на все усилия части 3-й армии оставили 25 июля Екатеринбург и отошли в сторону Тагила. В первой половине августа они предприняли попытку наступления на Екатеринбург, закончившуюся неудачей.

После оставления Екатеринбурга в Пермь эвакуировались уральские областные организации. Сюда же переехал и штаб 3-й армии.

С начала августа упорные бои развернулись на Кунгурском и Лысьвенском направлениях, где многие населенные пункты, как станции Шаля и Кын, неоднократно переходили из рук в руки.

В конце сентября-начале октября была отражена попытка прорыва на Пермь через Кунгур 2-й чешской дивизии (команд. Р. Гайда), чему в немалой степени способствовал выход в район Кунгура отряда красных войск под командованием В.К. Блюхера и братьев Н. и. Кашириных, прошедших с боями 1,5 тыс. км по тылам противника.

18 ноября в результате переворота в Омске была ликвидирована Директория, к власти пришел адмирал А.В. Колчак, объявленный временным Верховным правителем России. На наш взгляд только с этого периода можно говорить о противостоянии красных и белых на Урале. До этого периода основной силой противостоящей большевикам были эсеровский Комуч и кадетско-эсеровское Временное Сибирское правительство. Считать войска Народной армии Комуча белогвардейцами, нет оснований. Комуч состоял преимущественно из социалистов, в основном эсеров, над зданием в Самаре, где заседал Комуч развевался красный флаг. Не корректно называть и части чехословацкого корпуса «белочехами». Чехословаки поддерживали идею Учредительного собрания, переворот Колчака они не поддержали и были выведены с фронта в тыл для охраны тыловых объектов, прежде всего Транссибирской магистрали. Тем более нет оснований войска Ижевской и Воткинской народных армий, состоявших в основном из рабочих, считать «белогвардейцами». Называть всех своих противников «белыми» и «контрреволюционерами» (белочехи, белополяки, белфинны, белоэстонцы и т.д.) чисто пропагандистский прием большевиков.

29 ноября части Екатеринбургской группы перешли в наступление в направлении Пермь-Вятка-Котлас.

30 ноября командующим 3-й армией Восточного фронта был назначен М.М. Лашевич. Смена командующего произошла явно не вовремя. 9 декабря войска 1-го Средне-Сибирского корпуса генерала А.Н. Пепеляева заняли Лысьву, 12–14 — станции Чусовскую и Калино. Части 3-й армии оказались рассечены на двое: часть отступала на Пермь, часть на север губернии. 21 декабря 30-я дивизия под командованием В.К. Блюхера оставила Кунгур, не выдержав напора чехословаков. Поражению частей 3-й армии способствовали антибольшевистские выступления в тылу: в сентябре восстание в Усольском уезде, волнения на Чусовском заводе, в октябре волнения мобилизованных в Пермском уезде, в начале декабря волнения рабочих в Мотовилихе. Ненадежными оказались резервы: 23 декабря на сторону противника перешел последний резерв — полк, под командованием бывшего полковника Бармина, брошенный на прикрытие прорыва в районе станции Сылва, 24 декабря поднял восстание 10-й кавалерийский полк, дислоцированный в с. Ильинское. 24 дек. части ген. Пепеляева заняли Пермь, с ходу форсировали Каму и захватили обширный плацдарм на правом берегу, создав предпосылки для наступления на Вятку. 6 января в связи с успешным наступлением 1-й и 5-й армий Восточного фронта в районе Уфы, Колчак отдал приказ о переходе Сибирской армии (бывшая Екатеринбургская группа) к обороне и переброске части сил в район Уфы. Потеря Перми явилась крупнейшей неудачей Восточного фронта, колчаковцам достались богатые трофеи. Эти события иногда называют «Пермской катастрофой», что не совсем верно. Занятие Перми Сибирской армией было, безусловно, крупным успехом, но имело все же частный оперативный, а не стратегический характер.

Для выяснения причин поражения советских войск под Пермью была назначена специальная партийно-следственная комиссия в составе Ф.Э. Дзержинского и. В. Сталина. По результатам её работы приняты меры по укреплению 3-й армии, произведены кадровые изменения в командовании. Уже в середине января 1919 г. 3-я армия предприняла попытки нанесения ряда контрударов и отбила несколько населенных пунктов. На территории, контролируемой Верховным правителем адмиралом А.В. Колчаком, был установлен режим военной диктатуры, но сразу же восстанавливались и органы местного самоуправления. Так в Перми уже 26 декабря опубликован приказ командира 1-го Средне-Сибирского Армейского корпуса генерала А.Н. Пепеляева о восстановлении городского и земского самоуправлений. Причем земства и городские думы восстанавливались в демократическом составе по результатам выборов летом 1917 г. Большевики исключались из восстанавливаемых органов местного самоуправления. В начале января возобновила свою деятельность губернская земская управа, Пермская городская дума. Пост городского головы вновь занял А.Е. Ширяев. Подобный процесс проходил и в уездах. Так, деятельность Соликамского уездного земства возобновилась 3 января.

Сразу после восстановления земства и городские думы занялись восстановлением хозяйства, обеспечением порядка и безопасности граждан, вопросами благоустройства. Одним из самых острых являлся вопрос снабжения населения продовольствием. Власти почти полностью возложили решение этой задачи на органы местного самоуправления. Помимо снабжения городов они должны были заниматься и снабжением армии, а это явно непосильная задача. Частично решить вопрос с обеспечением продовольствием городов помогло введение свободной торговли. Немалые усилия прилагало земство, чтобы обеспечить будущий урожай, провести посевную кампанию.

В губернских и уездных центрах создавались следственные комиссии «по расследованию преступных деяний большевиков и их сотрудников». Значительная часть материалов этих комиссий опубликована (См.: С.С. Балмасов. Красный террор на востоке России в 1918 — 1922 гг. М., 2006) В Перми такая комиссия была создана уже 1 января 1919 г. В приказе о создании комиссии подчеркивалось: «Преследованию подлежат только преступные деяния, покушения на таковые или приготовления к ним. Принадлежность к той или иной партии или сочувствие ей, не выразившееся в тех или иных действиях, преследованию не подлежит, так как на убеждения и взгляды граждан посягательства быть не должно»5. Но несмотря на подобные заявления, на территории занятой войсками Колчака был развернут белый террор, прежде всего против коммунистов и сочувствующих им, против советских работников и членов их семей. Все, кто работал в советских структурах или сотрудничал с большевиками, подлежали увольнению со службы. Подобная практика только увеличивала число противников колчаковского режима.

Начальники краев, управляющие губерний и уездов подчинялись военным властям. В районе действия армии её командующим назначался начальник военно-административного управления, в подчинении которого находилась гражданская власть и коменданты (городские, уездные) — военная власть. Военные власти могли отменить любое распоряжение гражданских властей и органов самоуправления. Активно вмешивались военные и в начавшуюся предвыборную кампанию в органы самоуправления. Так начальник гарнизона г. Перми 27 апреля 1919 г. подписал приказ, по которому в один день не могло быть более двух собраний. На предвыборных собраниях не должны подниматься вопросы политического характера. На собрания направлялись офицеры, которые затем докладывали коменданту о ходе собраний5.

Все попытки общественности ограничить роль военных властей кончились неудачей. Не выдержав произвола военных 1 апреля подал в отставку начальник Уральского края С.С. Постников. Колчак нуждался в органах местного самоуправления, несмотря на их оппозиционность. Земства и городские думы, прежде всего, стремились обеспечить нормальную повседневную жизнь людей, восстановить хозяйство, в чем правительство Колчака было заинтересовано. Колчак неоднократно демонстрировал свою поддержку органов самоуправления, стремясь таким образом заручиться поддержкой общественности и расширить социальную базу режима. Правительство предписывало военным оказывать всемерное содействие органам местного самоуправления, что на местах приводило порой к попыткам подменить последние. Некомпетентность и произвол военных вызывали ропот и протесты. Расправы без суда, порки, аресты были обычным явлением. Подобным образом действовали и большевики. Но при одинаковых методах управления, как позднее признал один из видных общественных деятелей Урала кадет Л.А. Кроль, сочувствие населения было за большевиками7.

Проведя дополнительную мобилизацию и завершив подготовку, 4 марта части Сибирской армии перешли в наступление в направлении на Вятку. Были заняты Оса, Оханск, Воткинск, Ижевск. Положение Восточного фронта стало угрожающим. Предпринимаются срочные меры по его укреплению. Разрабатывается план перехода в контрнаступление. Главный удар наносила Южная группа Восточного фронта под командованием М.В. Фрунзе на уфимском направлении. Северная группа, в которую входили 2-я (ком. В.В. Шорин) и 3-я (ком. С.А. Меженинов) армии, наносила вспомогательный удар на сарапуло-пермском направлении. 2-я армия 25 мая при содействии Волжской флотилии нанесла удар на Сарапул, Воткинск и 19 июня вышли к Осе и Оханску. Наступление 3-й армии было задержано из-за контрудара Сибирской армии, которая 2 июня заняла Глазов. Успешные действия Южной группы Восточного фронта и 2-й армии предопределили неудачу Сибирской армии и успешное наступление 3-й армии. Заняв Глазов 13 июня 3-я армия 19—20 июня вышла на дальние подступы к Перми. 20 июня 21-я дивизия под командованием Г.И. Овчинниковым, овладела Осой и устремилась к станции Кукуштан. С 21 июня по 1 июля проводилась Пермская наступательная операция. 3-я армия наносила удар на Пермь с запада и северо-запада, 2-я армия должна была содействовать 3-й армии наступлением на Кунгур и в обход Перми с юга. Пять дней шли упорные бои на подступах к Перми на фронте, растянувшемся от Ильинского до Нытвы. Особенно упорное сопротивление части Сибирской армии оказали у станций Григорьевская, Чайковская, Шабуничи. К 29 июня советские войска прорвав фронт вышки к Каме на широком участке фронта. К этому времени 30-я стрелковая дивизия под командованием Н.Д. Каширина заняла Оханск и Нытву, форсировала Каму, окружила два полка Пермской дивизии (Добрянский и Соликамский) Сибирской армии в районе д. Косотуриха, которые сдались в плен. С утра 30 июня начались бои непосредственно за Пермь. Руководство операцией по штурму Перми осуществлял начальник 29-й дивизии В.Ф. Грушецкий. В ночь с 30 июня на 1 июля красные части заняли Пермь. 1 июля части 21-й дивизии 2-й армии заняли Кунгур. Попытки командования Сибирской армией остановит наступление красных в районе Верхнечусовских городков окончились неудачей. Эвакуация белых проходила достаточно организованно. Они сумели вывезти большую часть оборудования заводов, в том числе Мотовилихинского, Лысьвенского и др., взорвали Камский мост, фактически полностью уничтожили речной флот. С белыми ушли почти все инженеры и техники, практически весь профессорско-преподавательский состав Пермского университета, подавляющее большинство духовенства.

В начале июля 1919 г. войска 21-й и 28-й (ком. В.М. Азин) дивизий заняли южные районы Прикамья. Кроме того в боях отличились конная группа Н.Д. Томина, Особая бригада М.В. Васильева и Особый Северный экспедиционный отряд С.В. Мрачковского.

Масштабные военные действия в нашем крае летом 1919 прекратились, но в лесах скрывались остатки формирований Сибирской армии, отряды дезертиров, совершавших нападения на советские органы. На севере края до марта 1920 г. продолжались боевые действия (Кай-Чердынский фронт).

Поражение Колчака и Белого дела вообще было обусловлено не только военными просчетами, но и непрочностью тыла. Крестьянство не поддержало Белое движение, а именно из крестьян состояли как Белая, так и Красная армии.

Недовольство продразверсткой и трудовой повинностью, введенные осенью 1919 г. на территории Пермской губернии, вылилось в крестьянские выступления в Осинском, Кунгурском, Усольском, Оханском, Пермском уездах. Большой размах приобрело дезертирство как из Белой, так и из Красной армий. Дезертирство можно считать одной из форм сопротивления властям. Крестьяне просто не хотели воевать. Основные очаги концентрации дезертиров — Оханский, Чердынский и Осинский уезды. Движение дезертиров носило, как правило, локальный, неорганизованный характер. В уездах действовали небольшие группы по 10–20 человек, но иногда отряды насчитывали по 100–200 человек. В ряде случаев дезертирство приобретало чисто уголовный характер, как это было в Осинском уезде.

Восстановление советской власти в крае проходило в сложных условиях. Первоначально власть на местах осуществляли чрезвычайные органы — ревкомы, создаваемые политуправлением 2-й или 3-й армий, либо назначаемые Вятским губревкомом. Процесс организации чрезвычайных органов власти в волостях Осинского, Оханского, Пермского и Кунгурского уездов завершился к середине июля 1919 г. В северных уездах губернии — Чердынском и Усольском он затянулся до начала августа. Параллельно возобновлялась деятельность организаций РКП (б). Со второй половины августа 1919 г. ревкомы заменяются выборными советскими органами. В северных районах этот процесс затягивается до октября—ноября. Восстанавливаются органы ЧК, для борьбы с контрреволюционными выступлениями создаются части особого назначения (ЧОН).

В сентябре в Перми организуется концентрационный лагерь. Позднее подобные лагеря создаются в Оханске и Кунгуре. В сентябре 1919 г. начал работать Мотовилихинский завод. 18 февраля 1920 г. был открыт мост через Каму. 15 января 1920 г. 3-я армия Восточного фронта преобразована в 1-ю революционную армию труда и направлена на восстановление транспорта, заготовку и подвозку дров, продовольствия и фуража на Урале.

Восстановление экономики на рельсах «военного коммунизма» оказалось малоэффективным. В тяжелом положении находилось сельское хозяйство, падение производства в котором продолжалось до 1922 г. Экономический кризис дополнялся кризисом политическим. Весной-летом 1920 г. во многих регионах страны создаются Союзы трудового крестьянства для защиты интересов сельских тружеников. В марте 1920 г. была предпринята попытка создания «Союза хлеборобов» в Половодовской и ряде соседних волостей Усольского уезда. Однако подобные организации властями воспринимались как контрреволюционные. Недовольство политикой «военного коммунизма» носившее сначала пассивный характер, начинает выливаться в открытые выступления. Волнения крестьян в губернии в 1920 — 1921 гг. имели место в Кунгурском, Осинском и Чердынском уездах. В октябре 1920 г. на Кунгурской беспартийной конференции крестьяне фактически поддержали лозунг «Советы без коммунистов». Проявление недовольства наблюдается и в рабочей среде, что выразилось в ряде забастовок.

Нарастание экономического и политического кризиса в стране, прямая угроза сохранения власти, вынудила большевиков пойти на введение новой экономической политики.

Вернуться к списку

«Пермская катастрофа»

100 лет назад, в ночь 24 на 25 декабря 1918 года, войска Колчака, разгромив 3-ю красную армию, взяли Пермь. Однако успешное наступление белой армии остановил контрудар 5-й красной армии, которая 31 декабря взяла Уфу и создала угрозу левому крылу и тылу Сибирской армии.

Ситуация на Восточном фронте
К началу ноября 1918 года Красная Армия на Восточном фронте добилась серьёзных успехов: на правом фланге (4-я красная армия), в центре (1-я и 5-я армии). Тогда же 2-я красная армия заняла Ижевско-Воткинский район (Как подавили Ижевско-Воткинское восстание; Штурм Ижевска), который клином входил в красный фронт и довольно долгое время связывал значительные силы красных, сковывая их оперативную свободу. Эти успехи сопровождались с разложением войск Директории, особенно на уфимском направлении. 3-я красная армия, имевшая против себя главные силы противника, была в более сложном положении. Однако оборона была устойчивой, и красные добились ряда частных успехов.
Таким образом, общая обстановка на фронте была благоприятной для красных и давала возможность развить наступление в ходе новой кампании. Поэтому главное командование Красной Армии решило, что кризис на Восточном фронте преодолен и можно за счёт его войск усилить другие фронты, в основном Южный. При этом ослабляли только правый фланг Восточного фронта, левый, то есть 3-ю армию, укрепили – 5-я и 7-я стрелковые дивизии и бригада 4-й стрелковой дивизии. Так, 6 ноября предложили выделить из состава Восточного фронта для усиления Южного фронта всю 1-ю армию. Одновременно в тылу маршевые пополнения стали направлять не на Восточный, а на Южный фронт. Новые части, формировавшиеся в тылу Восточного фронта, также перенаправляли. К примеру, 4 ноября приказали 10-ю стрелковую дивизию, заканчивавшую формирование в Вятке, перебросить в район Тамбов – Козлов, чтобы затем направить на Западный фронт.
В это же время Красная Армия продолжала наступление на Восточном фронте. Это было связано с рядом факторов. Во-первых, это было связано с силой первоначального удара красных на уфимском направлении, который они нанесли по белым. Во-вторых, шёл процесс внутреннего разложения армии Директории, её боеспособность резко упала. В-третьих, с передовой в тыл стали уходить чехословацкие части, бывшие боевым ядром белой армии. Чехи, сочувствовавшие социал-демократическому правительству, не поддержали военный переворот в Омске, но под давлением Антанты не оказали противодействия перевороту. Кроме того, они были утомлены войной и более не желали сражаться, когда получили известие о капитуляции Германии. Лозунг «домой» стал самым популярным среди чешских легионеров. Они стали покидать фронт, и выйдя из боевой атмосферы чехословацкое войско стало быстро разлагаться, основной деятельностью легионеров стало личное и коллективное обогащение перед возвращением на родину. Их воинские эшелоны теперь походили на товарные поезда, набитые разным добром, награбленным в России.
Поэтому в ноябре продолжали наступление все армии красного Восточного фронта, кроме 3-й. Так, с 11 по 17 ноября 1918 года красные продвинулись на оренбургском направлении на два перехода к Оренбургу. Также красные продвигались на уфимском направлении, на мензелинском направлении наступали на Бирск, взяли город Белебей. На воткинском направлении, после взятия Воткинска 11 – 13 ноября, красные форсировали Каму. Только в пермском районе бои шли с переменным успехом.
Лишь начале декабря ситуация изменилась. На уфимском направлении белые перешли в контрнаступление, пытаясь сдержать красных. В районе Белебея завязались упорные бои, он был временно потерян красными. На сарапульском направлении 2-я армия продолжала медленно развивать успех, заняв широкую полосу на левом берегу Камы. На участке 3-й армии белые стали теснить красных.
После военного переворота 18 ноября 1918 года, когда в условиях полной военной и экономической несостоятельности социал-демократического Временного правительства (Директории), военные при согласии Антанты назначили «верховным правителем» адмирала Александра Колчака. Диктатор сохранил военную стратегию белочехов: наступление главных сил армии на пермско-вятском направлении, выход к Вологде, чтобы соединиться с северными частями белых и интервентов, получить доступ к портам Архангельск и Мурманск. По сути, Колчак принял по наследству военные планы чехословацкого командования, которое стремилось найти более близкий путь в Европу (северные порты), чем Владивосток. Эту идею поддерживала Антанта и ей следовал главнокомандующий войсками Директории генерал Василий Болдырев. Генерал 2 ноября 1918 года подготовил директиву о наступлении Екатеринбургской группы Сибирской армии для захвата Перми и выхода на рубеж реки Камы.

Верховный правитель А. В. Колчак вручает полковое знамя. 1919 г.
Однако, фактически это был стратегический тупик. Белое командование, из-за интересов Антанты, пренебрегало главным операционным направлением (на Москву) и более важным южным, где можно было установить связь с сильными армиями белоказаков на Дону и Кубани (через Волжский путь и Царицын). Северное направление было весьма обширным и поглощало основную ударную силу Белой армии, коммуникации здесь были менее развитыми. К моменту наступления войск Колчака Северный фронт Антанты и белых был окончательно скован наступлением зимы и не мог помочь колчаковцам встречным ударом. Даже при полном успехе операции и соединении Восточного и Северного антибольшевистских фронтов, белые получали обширные районы с незначительным населением и слабым экономическим (промышленным и аграрным) потенциалом. Большевики сохраняли контроль над наиболее развитой центральной частью России. Северный фронт был слишком слабым, чтобы серьёзно усилить боевой потенциал армии Колчака. Интервенты не стремились вглубь России и не желали оказаться на первых ролях в боях с красными. Запад решал задачу разжигания братоубийственной гражданской войны в России, и не собирался использовать свои войска для решительных операций на огромных русских просторах. Не удивительно, что чехословацкие части, которые находились под контролем Антанты, вскоре ушли с белогвардейского фронта, что также сказалось на активности армии Колчака.

2-я красная армия под началом В. И. Шорина насчитывала 9,5 тыс. штыков и сабель при 43 орудиях и 230 пулеметах. 3-я армия М. М. Лашевича имела в своем составе более 28 тыс. штыков и сабель при 96 орудиях и 442 пулеметах. Им противостояли Екатеринбургская и Пермская группы Сибирской армии: более 73,5 тыс. штыков и сабель, 70 орудий и 230 пулеметов.

Артиллерия белочехов под Кунгуром
Пермская операция
29 ноября 1918 года, белые начали Пермскую операцию. Наступление начала Екатеринбургская группа Сибирской армии (1-й Средне-Сибирский армейский корпус генерала А. Пепеляева и 2-я чешская дивизия), численностью около 45 тыс. бойцов. 3-я красная армия под натиском превосходящих сил противника начинает терять свою устойчивость. 30 ноября красные оставляют станцию Выя, отходят к станциям Калино и Чусовая. Белые прорывают фронт 3-й армии. 11 декабря колчаковцы берут Лысьвенский завод, 14 декабря выходят на рубеж Чусовской завод – Кунгур. Красные пытаются остановить противника на рубеже р. Чусовая, но из-за больших потерь (до половины личного состава) и слабой боеспособности частей продолжили отступление на Кунгур и Пермь.
Стоит отметить, что основной причиной быстрого поражения 3-й красной армии стала не её численная слабость по сравнению с противником, а качественная слабость. К этому времени армия имела довольно резервов, но её лучшие кадры из уральского пролетариата были уже выбиты, а приток из центра страны из сравнительно хорошо обученных и дисциплинированных, политически грамотных подразделений прекратился. 3-я красная армия пополнялась маршевыми батальонами ротами из мобилизованных крестьян Вятской и Пермской губерний, которые отличались слабой боевой и политической подготовкой. Они только разлагали остальные войска, а не усиливали их. Также среди причин поражения красных отмечают: растянутость фронта (400 км), нехватку продовольствия и фуража, природные условия (сильные морозы, глубокий снег) в условиях нехватки зимнего обмундирования, обуви, топлива и транспортных средств.
15 декабря корпус Пепеляева, преследуя 3-ю армию, занял станции Калино и Чусовая. Командование красной 3-й армии имело ещё сильные количественно, но очевидно, слабые качественно, резервы. Силы 29-й и 30-й стрелковых дивизий занимали случайные позиции в сплошной лесисто-болотистой местности протяжением 40 – 50 км, охватывающей Пермь с севера и востока. Поэтому в полосе обороны красных были сильные разрывы. Красное командование усилило из Перми свой левый фланг тремя полками местных формирований из состава особой дивизии (до 5 тыс. человек) и Отдельной камской бригадой (2 тыс. бойцов). На усиление 29-й дивизии из Перми направили несколько эшелонов 4-й Уральской дивизии. Затем из Перми вывели и последний армейский резерв – бригаду 4-й Уральской дивизии. В результате 3-я армия осталась без резервов, которые использовали без толку, а Пермь без гарнизона и должной обороны. Белые, использовали ошибки противника и лесистую местность для того, чтобы прорваться в Пермь в промежутке между отдельными участками обороны 3-й армии, который образовался благодаря измене одного из новых полков.

24 декабря Колчак объединил Екатеринбургскую и Пермскую группы в новую Сибирскую армию под началом Р. Гайды. 21 декабря колчаковцы взяли Кунгур. В ночь с 24 на 25 декабря белогвардейцы захватили Пермь. Красные оставили город без боя и по линии железной дороги бежали на Глазов. Колчаковцы захватили в плен запасной батальон 29-й стрелковой дивизии, большие запасы и артиллерию – 33 орудия. Белые с ходу форсировали Каму и захватили на её правом берегу большой плацдарм. Возникла угроза прорыва войск Колчака к Вятке и крушения всего левого фланга красного Восточного фронта. Однако вскоре успешное наступление Сибирской армии на пермской направлении заглохло. 27 декабря в связи с успехами 5-й красной армии на уфимском направлении белое командование прекратило наступление на пермском направлении и начало вывод войск в резерв. Фронт 3-й красной армии стабилизировался перед Глазовым. 31 декабря Колчак начал формирование новой отдельной Западной армии под началом генерала М. В. Ханжина (в составе 3-го Уральского корпуса, Камской и Самарской войсковых групп, в дальнейшем — 8-й Уфимский и 9-й Волжский корпуса), для действий на уфимском направлении.
Главное командование красных обратило внимание на кризисную ситуацию на участке 3-й армии. 10 декабря 1918 года оно приказало восстановить положение на фронте, и парировать удар противника на Пермь маневрированием сил 2-й и 5-й армий. Однако 3-я армия не могла восстановить положение из-за отсутствия фронтовых резервов, которые можно было немедленно бросить в бой на опасном направлении. А результаты операций 2-й и 5-й армии не могли сразу сказаться на участке 3-й армии. Поэтому красные продолжали вести упорные встречные бои и местами продвигаться на оренбургском, уфимском и сарапульском направлениях на восток, а 3-я армия продолжала отступление. 14 декабря главное командование в связи с кризисом на участке 3-й армии ставит командованию Восточного фронта задачу развития наступление на фронте Екатеринбург – Челябинск. 22 декабря главное командование ещё раз дало указание 2-й армии прийти на помощь 3-й.
После падения Перми главное командование приняло меры по усилению обороны Ижевска и Воткинска. 2-й красной армии было категорически приказано остановить наступление на восток и повернуть на север для действия во фланг и тыл Пермской группы противника. 27 декабря приняли решение оставить 1-ю армию на Восточном фронте, отменив её переброску на юг. 31 декабря войска 5-й красной армии взяли Уфу, создав угрозы прорыва белого фронта. 6 января 1919 года Колчак подтверждает переход войск к обороне в районе Перми, и ставит задачу нанести поражение красной группировке в районе Уфы и отбить город.
В середине января 1919 года красное командование организовало контрнаступление с целью отбить Пермь, Кунгур и восстановить положение на фронте. В операции приняли участие войска 3-й армии (более 20 тыс. штыков и сабель) и 2-й армии (18,5 тыс. человек), которую усилил бригадой 7-й стрелковой дивизии из резерва главного командования и двумя полками из состава 5-й армии. Также вспомогательный удар на Красноуфимск наносила ударная группа 5-й армии (4 тыс. человек), которая в районе Уфы основными силами перешла к обороне. 19 января 1919 года перешла в наступление 2-я армия с юга и ударная группа 5-й армии, 21 января – 3-я армия. Операция не привела к успеху, сказались: поспешность в организации и медленность в перегруппировке, отсутствие превосходства в силах в полосе 2-й армии, а также суровые зимние условия. К 28 января 2-я красная армия продвинулась на 20 – 40 км, 3-я армия – на 10 -20 км, ударная группа 5-й армии – на 35 – 40 км. Красные войска не смогли создать серьёзной угрозы Пермской группировке белых. Не сумев прорвать фронт противника, красные перешли к обороне.

Источник карты: Советская историческая энциклопедия
Итоги
Армия Колчака на своем правом фланге прорвала красный фронт и разбила 3-ю армию, захватила Пермь и Кунгур. Первый этап по созданию связи с Северным фронтом через Вятку и Вологду был успешно реализован. Белые захватили крупный городской центр и важные Мотовилихинские заводы, а также серьёзный узел коммуникаций – водных, железнодорожных и грунтовых путей.
Однако дальнейшего развития план наступления белого командования не получил. Это было связано, во-первых, с мерами красного командования. 31 декабря красная 5-я армия взяла Уфу. Колчак был вынужден остановить наступление на пермском направлении. Белая Сибирская армия перешла к обороне, отражая контрнаступление красных и готовя новый удар на уфимском направлении.
Во-вторых, это было связано со стратегической ошибкой белого командования. Белые второй раз наступили на грабли, наступая на северном, пермском направлении. Это направление в силу своего огромного пространства, климатических и местных условий (болота и сплошные леса), малой численности населения и слабого экономического потенциала, сильно затрудняло ведение наступательных операций и поглощало ударные силы Белой армии. Кроме того, Северный фронт интервентов и белых к этому времени был скован зимними условиями и не мог помочь армии Колчака. А части чехословаков к этому времени ушли с передовой.
Таким образом, первый успех белых не привёл к решительному результату, а пренебрежение белого командования к главному операционному направлению довольно скоро привело армию Колчака к общему поражению.
В советском руководстве потеря Перми стала поводом для внутрипартийной борьбы: Ленин – Сталин против Троцкого – Свердлова. Ленин использовал ситуацию для восстановления своих позиций, как лидера партии и верховного главнокомандующего, которые пошатнулись после его ранения и временного отсутствия на политическом олимпе. Также «пермская катастрофа» стала очередным после Царицынского конфликта этапом в противостоянии Сталина и Троцкого. Ещё до Пермской операции нарком по военным делам и председатель Реввоенсовета Республики Троцкий вступил в конфликт с местными большевиками и руководством 3-й армии, требуя наказать комиссаров, которые должны были следить за военспецами (в частности, летом 1918 года командарм 3-й армии Б. Богословский перешёл на сторону белых). Затем Сталин и Дзержинский были назначены расследовать события «пермской катастрофы».
5 января 1919 года члены ЦК прибыли в Вятку – штаб 3-й армии. Проведя расследование, они возложили ответственность на Реввоенсовет и командование 3-й армии. Среди выявленных Сталиным и Дзержинским причин поражения были отмечены: ошибки командования армии, разложение тыла (начались аресты снабженцев, уличённых в небрежности, бездеятельности, пьянстве и других должностных преступлениях); слабость местных партийных и советских органов (началась их чистка и усиление); «засорение» армии «классово чуждыми, контрреволюционными элементами» (Дзержинский ужесточил политику в отношении военспецов); недостаток людских и материальных резервов, плохое материальное снабжение армии. Также партийно-следственная комиссия отметили ошибки РВСР во главе с Троцким, в частности, отсутствие налаживания нормального взаимодействия 2-й и 3-й армий. Ленин положительно оценил деятельность комиссии. Позже, в 1930 – 1940-е годы, советская историография стала оценивать деятельность Троцкого в этом эпизоде Гражданской войны как предательскую.

Пермские пушечные заводы в Мотовилихе. Источник фотографий: https://ru.wikipedia.org