Генерал ватутин биография

«Генерал от наступления». Как жил и воевал Николай Ватутин

15 апреля 1944 года, 75 лет назад, от последствий тяжелейшего ранения скончался один из наиболее выдающихся полководцев Великой Отечественной войны генерал армии Николай Федорович Ватутин. В этот же день, но спустя 21 год после гибели, в 1965 году, Николаю Федоровичу посмертно было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

Лишь год не дожил генерал Ватутин до Великой Победы. Полтора месяца на грани жизни и смерти провел он после своего последнего боя. 29 февраля 1944 года два автомобиля штаба 1-го Украинского фронта, которым генерал Ватутин командовал с 20 октября 1943 года, направлялись в расположение штаба 60-й армии. Командующий фронтом собирался проверить, как армия готовится к проведению очередной операции против гитлеровцев…

Ко времени описываемых событий генералу армии Николаю Ватутину было всего 42 года. Это был один из самых молодых военачальников Красной Армии в столь высоком звании. И получил он его заслуженно, будучи не просто боевым офицером и командиром, а очень талантливым военачальником. Не каждого советского генерала уважал лютый враг – командиры вермахта, но Ватутину немцы дали прозвище «Гроссмейстер». Это о чем-то, да говорит! Советские офицеры, кстати, называли своего командира, уважаемого и любимого ими, не иначе как «генерал от наступления».
Николай Федорович Ватутин был человеком простого происхождения. Он родился 3 (16) декабря 1901 года в Чепухино Валуйского уезда Воронежской губернии. В семье его родителей Федора Григорьевича и Веры Ефимовны Ватутиных было девять детей – кроме Николая еще четыре сына и четыре дочери. Это были крестьяне – середняки. Они вели хозяйство на 15 десятинах земли вместе с двумя братьями Федора Григорьевича, имели ветряную мельницу.
Несмотря на то, что родители Николая были простыми крестьянами, они постарались дать сыну образование – по крайней мере, то, которое могли «потянуть». В 1909-1913 гг. Николай учился в церковно-приходской школе в селе Чепухино, а затем с 1913 по 1915 гг. – в земском училище города Валуйска. Земское училище Ватутин окончил с похвальным листом и с 1915 по 1917 гг. учился в коммерческом училище в поселке Уразово Валуйского уезда Воронежской губернии.
В 1917 году, когда из-за революционных событий в училище перестали платить стипендию и жить стало не на что, Николай вернулся в родное село, где проживал до апреля 1920 года. Наверное, в те годы будущий генерал и герой войны и не помышлял о военной карьере. Но все решила Гражданская война и связанные с ней мобилизационные мероприятия.
25 апреля 1920 года Николая Федоровича Ватутина, которому было от роду 18 лет, призвали по мобилизации в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Парень был зачислен в 3-й запасной стрелковый полк, дислоцировавшийся в Харькове, затем переведен в 113-й запасной стрелковый батальон в Луганске, который вел бои с бандой атамана Бельского и с войсками батьки Нестора Махно в районе Луганска и Старобельска.
Ватутин был красноармейцем способным, довольно образованным по меркам остальных сослуживцев, поэтому его направили на учебу в 14-ю Полтавскую пехотную школу, которую Николай окончил в 1922 году. Удостоверение красного командира ему вручил лично заместитель председателя Совета народных комиссаров Украинской ССР Михаил Васильевич Фрунзе. В сентябре 1922 – августе 1926 гг. Ватутин служил в 67-м полку 23-й Харьковской стрелковой дивизии. Полк дислоцировался в Бахмуте, затем в Луганске и Чугуеве.

За время службы в полку Ватутин стремительно рос в должностях. В декабре 1922 г. он был назначен командиром отделения, в августе 1923 г. – командиром взвода, в октябре 1924 г. – помощником командира роты. Параллельно со службой Ватутин учился в Киевской высшей объединенной военной школе, в ноябре 1924 г. – марте 1925 г. занимал должность помощника начальника полковой школы, а с ноября 1925 г. по август 1926 г. командовал ротой и одновременно был начальником полковой школы 67-го стрелкового полка.
Так начиналась карьера Ватутина как красного командира. В принципе, на тот период – ничего незаурядного: в 25 лет Ватутин был командиром роты. Тем не менее, командование оценило способности молодого ротного. В 1926 г. он был направлен на учебу в Военную академию им. М.В. Фрунзе, после окончания которой в 1929 году был переведен на штабную работу. В июне – октябре 1929 г. он служил помощником начальника оперативной части 7-й Черниговской стрелковой дивизии, затем – помощником начальника 1-й части в той же дивизии.
В июле 1930 г. – декабре 1931 г. Ватутин занимал должность помощника начальника 1-го отдела штаба Северо-Кавказского военного округа, а затем получил очень серьезное назначение – стал начальником штаба 28-й Горской стрелковой дивизии во Владикавказе. Эту должность Ватутин занимал с декабря 1931 г. по март 1936 г. – более четырех лет, с перерывом на учебу на оперативном факультете Военной академии им. М.В. Фрунзе в 1933-1934 гг.
Штабным работником Николай Ватутин был очень способным и в 1936 г. его перевели начальником 1-го отдела в штаб Сибирского военного округа. Из Новосибирска Ватутин отправился в Военную академию Генерального штаба РККА, где оказался в составе первого набора слушателей. Так карьера 35-летнего красного командира резко пошла в гору. В июле 1937 года он был назначен заместителем начальника штаба Киевского Особого военного округа, а в ноябре 1938 года стал начальником штаба Киевского Особого военного округа и занимал эту должность до июля 1940 года.
В любом военном округе начальник штаба – должность серьезнейшая и очень высокая. Но служба в Киевском Особом военном округе в 1938-1940 гг. имела еще и свою специфику. В это время руководству Советского Союза уже было понятно, что рано или поздно советской стране придется вести войну против серьезного противника – гитлеровской Германии.
Киевский Особый военный округ находился на западе Советского Союза, в непосредственной близости от государственной границы, и войскам округа в случае начала войны предстояло вступить в бой в «первых эшелонах». Поэтому организации службы и подготовке войск Киевского Особого военного округа уделялось особое внимание, а Ватутин с задачами штабной работы справлялся прекрасно. Поэтому 26 июля 1940 года он получил очередное серьезное повышение – был назначен начальником оперативного управления Генерального штаба РККА.
После этого назначения Ватутин вошел в состав военной элиты Советского Союза, оказавшись на одной из очень высоких штабных должностей РККА. 38-летний военачальник обошел многих других красных командиров, в том числе тех, кто был его намного старше и командовал частями Красной Армии в годы Гражданской войны. 13 февраля 1941 года, за несколько месяцев до начала Великой Отечественной, Ватутин был назначен первым заместителем начальника Генерального штаба по оперативным вопросам и устройству тыла.
22 июня 1941 года гитлеровская Германия и ее союзники напали на Советский Союз. Георгий Константинович Жуков, в то время занимавший пост начальника Генерального штаба РККА, сразу же выехал в расположение Юго-Западного фронта в качестве представителя Ставки Верховного Главнокомандования, а Ватутин с 22 по 26 июня фактически осуществлял общее руководство Генеральным штабом РККА.
Однако молодые и талантливые командиры были нужны на фронте. И 30 июня 1941 года, спустя неделю после начала войны, Ватутин получил назначение начальником штаба Северо-Западного фронта. Эту должность он занимал почти год – до мая 1942 года. Это были самые тяжелые месяцы войны. Гитлеровские армии стремительно прорывались на восток, занимая один за другим крупные советские города – областные центры. Северо-Западному фронту приходилось оборонять Москву и Ленинград, разрываясь между двумя направлениями.
В мае 1942 года Ватутина на месяц вернули в Москву – заместителем начальника Генерального штаба по Дальнему Востоку, однако затем вновь направили на фронт. На этот раз Ватутин получил назначение командующим войсками Воронежского фронта. 25 октября 1942 года он стал командующим Юго-Западным фронтом. Фронту предстояло играть важнейшую роль в операции «Уран» — Сталинградской стратегической наступательной операции.
В декабре 1942 года войска фронта сорвали попытки деблокирования застрявшей под Сталинградом армии Фридриха Паулюса. За разгром вермахта под Сталинградом Ватутин был награжден орденом Суворова I степени, оказавшись в одном ряду с Жуковым, Рокоссовским, Василевским, Вороновым и Еременко. 28 марта 1943 года он был повторно назначен командующим Воронежским фронтом, а 20 октября 1943 года – командующим 1-м Украинским фронтом.
Сослуживцы – и другие военачальники, и подчиненные – отмечали не только глубочайший профессионализм Николая Федоровича Ватутина как полководца, но и его превосходные человеческие качества. В отличие от некоторых авторитарных и жестких командующих, Николай Федорович Ватутин всегда умел выслушать подчиненных, старался не давить на них, чтобы не подавлять инициативу. В этом генерал Ватутин напоминал еще одного военачальника, снискавшего всенародную любовь – Константина Рокоссовского.
Трудоспособность и прекрасную военную подготовку Ватутина отмечал и Никита Хрущев, который в своих воспоминаниях называл генерала «особым», подчеркивая, что особенность Ватутина заключалась и в том, что он почти не пил, даже в тех страшных условиях постоянного стресса.
О том, что произошло 29 февраля 1944 года, спустя неделю сообщал начальник Управления контрразведки «Смерш» 1-го Украинского фронта генерал-майор Николай Алексеевич Осетров. Он подчеркивал, что 29 февраля Ватутин выехал из Ровно, где на тот период размещался штаб 13-й армии, в Славуту – в расположение штаба 60-й армии генерал-лейтенанта Черняховского.
Примерно в 19:00 два автомобиля – машина Ватутина и машина сопровождения – в районе села Милятин Острожского района Ровенской области попали под обстрел. На автомобили напали не гитлеровцы, а бандиты из Украинской повстанческой армии (запрещена в РФ). Численность бандитской группы составляла 100-200 человек. Естественно, что силы бандитов намного превосходили советских военных, размещавшихся в двух автомобилях. Хотя штабная группа могла отступить, Ватутин принял решение вступить в бой с превосходящими силами противника. Во время этого боя генерал и получил тяжелое ранение в бедро.
Тем не менее, штабной группе удалось прорваться. Казалось, генерал спасен. Раненого Ватутина на поезде привезли в Киев – в военный госпиталь. Чтобы спасти прославленного военачальника, в госпиталь прибыли лучшие врачи, в том числе и главный хирург Красной Армии генерал-лейтенант медицинской службы Николай Нилович Бурденко. Выяснилось, что у генерала Ватутина – сквозное ранение бедра с раздроблением кости. Хотя военачальнику провели операцию, у него развилась газовая гангрена.
Единственным выходом из сложившейся ситуации оставалась ампутация ноги. Но генерал армии Ватутин, который в свои 42 года не представлял себя одноногим инвалидом, от ампутации отказался. В результате спасти военачальника не удалось. Пролежав полтора месяца в госпитале, 15 апреля 1944 года он скончался от заражения крови. Впрочем, по другой версии, операция по ампутации ноги генералу все же была проведена, но спасти его все равно не удалось.
17 апреля 1944 года генерал армии Николай Федорович Ватутин был похоронен в Мариинском парке города Киева. Кстати, два брата Николая Ватутина погибли в это же время – в феврале 1944 года от полученных на фронте ранений скончался Афанасий Ватутин, а в марте 1944 года погиб на фронте Семен Ватутин.
В советское время часто умалчивали, что генерала Ватутина ранили боевики УПА. Во многих литературных произведениях и фильмах говорилось, что военачальник получил ранение, приведшее к смерти, в результате боя с немцами. Что поделаешь, такая тогда была политика – лишний раз о фактах боевых действий националистов на Украине, в Прибалтике и Белоруссии против Красной Армии предпочитали не говорить. Тем не менее, память о генерале Ватутине старательно увековечивали, особенно в Украинской ССР, где он долго служил, воевал и где нашел свою смерть.
В постсоветской Украине Ватутин сразу же стал объектом ненависти со стороны доморощенных националистов. Памятники и почетные доски генералу во многих городах Украины были разрушены или изуродованы вандалами. Так потомки бандеровцев, ранивших советского военачальника, спустя 75 лет пытаются расправиться и с памятью о героическом генерале Ватутине.

Главные актеры и герои тропической комедии «Остров»

Актер Григорий Калинин — Константин Ватутин (Костя). 24 года. Иваново.

Тренер личностного роста. Первый главный герой-инвалид в российских комедийных сериалах. Не ходит с рождения. В переходном возрасте у него были большие проблемы, когда он понял, что девочки не обращают на него внимания, потому что он не ходит.
Почему он учит других людей? Потому что считает, что если он может получать удовольствие от жизни со своей проблемой, то может научить этому любого человека.
Почему он стал заниматься личностным ростом? Потому что его тут же стали ставить в пример. Он без ног, а делает все лучше многих.
Актриса Янина Студилина — Ольга Фейгус. 26 лет. Москва.

Красотка, следит за собой, за модой, занимается фитнесом. Росла в небогатой семье, рано поняла, что нравится мужчинам, и решила, что именно это проложит ей дорогу к роскошной жизни.
Почему стала стервой? Потому что с юного возраста общалась со взрослыми мужчинами, которые не всегда вели себя благородно. Поэтому на ней вырос своеобразный панцирь. И теперь она плевать хотела на чувства. Основная проблема — ее характер, мания величия. Не умеет сходиться с людьми, уверена, что достойна большего, что должна быть на вершине мира.
Актер Кирилл Мелехов — Эльдар Михайловский (Эл). 25 лет. Москва.

Разносчик воды. Весельчак, который наслаждается жизнью. В юношестве был заурядным полноватым мальчиком. Из-за неразделенной любви решил изменить свою жизнь, занялся собой, пошел в тренажерный зал. После чего у Эльдара резко вскочила самооценка. Пытается найти идеальную девушку.
В чем его проблема? То, что он ищет девушку, — это просто оправдание. Он либо боится, либо не может быть в серьезных отношениях. Уделяет так много внимания женщинам, потому что у него в юношестве их не было. Когда он понял, что начал нравиться девушкам, у него сорвало резьбу. То, о чем он всегда мечтал, само стало идти к нему в руки.
Актриса Ирина Вилкова — Людмила Кузнецова (Мила). 24 года. Город Чебаркуль.

Мила росла в многодетной семье, в которой кроме нее еще было три старших брата. Из-за этого она такая грубоватая. Ей объективно проще ладить с парнями из-за детства, проведенного во дворе. В школе неоднократно дралась. Ей сложно найти общий язык с девушками, потому что она не привыкла общаться на женские темы, не любит фальшь, сплетни про мужиков, косметику. Мила прямолинейная, потому что выросла на улице, в условиях, где нужно быть конкретной, прямой.
В чем ее проблема? Главная проблема, это отсутствие женственности, нежности, мягкости. Плюс излишняя импульсивность. В порыве гнева может сначала сделать, а потом пожалеть о том, что сделала. Она хотела бы быть обычной девушкой, но отрицает это.
Актер Денис Косяков — Герман Подобед (Гера). 26 лет. Санкт-Петербург.

Ведущий мероприятий. В нормальный театральный вуз его не взяли, поступил в «кулек». Большую часть времени не учился, работал ведущим корпоративов, подрабатывал Дедом Морозом на детских утренниках, ходил на кастинги. Не доучился, потому что решил, что он и так все умеет, тем более неплохо зарабатывает на свадьбах.
Почему добивается всего интригами? Хочет иметь все самое лучшее, но не уверен, что сможет заполучить это честными способами. Хитрый, но не уверен в себе, поэтому пойдет не напрямую, а попытается как-то обойти проблему. Ленив. Рос с мамой, с бабушкой, поэтому избалован, никогда не готовил еду, не стирал, не убирал. Мама с бабушкой все делали за него.
Откуда тщеславие? Родители всегда его нахваливали, говорили, что он самый лучший, самый талантливый. Он озлоблен, потому что причины своих неудач искал не в себе, а во внешних обстоятельствах. Он стремится к славе, к тому, чтобы его любили, чтобы говорили, что он супер, как Нагиев или Ургант. Чтобы все признали, что он лучше остальных.
Актриса Анастасия Асеева — Маргарита Тарарыкина (Марго). 24 года. Воронеж — Москва.

Приехала из Воронежа в Москву. Благодаря своей ответственности, тут же перепрыгнула через несколько карьерных ступеней в сети магазинов оптовой торговли, где она работает. Всегда добросовестно исполняла свои обязанности. Все делает правильно, на совесть, в школе из-за этих качеств всегда была старостой. Очень робкая в отношениях с противоположным полом. Основные черты — сентиментальность, чувственность, нежность.
Почему робкая в отношениях? Всегда была полновата, комплексовала по поводу внешности, в школе над ней смеялись. Но в мечтах она стройная, сексуальная и желанная. Постоянно влюбляется не в тех парней. Стремится к семейному счастью, искренне хочет идеальной семьи: красивый муж, красивые дети, дом — полная чаша.
Актер Евгений Кулик — Алексей Миронович. 29 лет. Могилев, Республика Беларусь.

Маменькин сынок, тюфяк. Главная позиция — не высовываться, лучше промолчать. Леша так боялся армии, что пошел в Академию МЧС. У матери там были знакомые, к тому же это бюджетная сфера, там кормят, одевают. Все его проблемы происходят из-за чрезмерной опеки мамы, которая всегда все за него решала.
Какая проблема? Нерешительность, неуверенность в себе, инфантильность. С детства привык к тому, что женщина всегда сильнее, чем он. Не привык принимать решения. Если он что-то начинает делать, то робеет и у него все валится из рук. Мечтает стать сильным мужчиной, который может сказать свое слово, принять решение и сделать что-то самостоятельно.
Актриса Анфиса Вистингаузен — Надежда Степашкина (Надя). 16 лет. Лондон, Великобритания.

Дочь богатого отца. Всегда жила в шикарных условиях, которые ей обеспечивал папа. Ее родители уже лет десять как в разводе. Мама живет в Москве, Надя приезжает к ней на каникулы, где решает в корне поменять свою жизнь и идет на кастинг в реалити-шоу. Бунтарь, авантюрист и любитель приключений. Надя постоянно идет наперекор решениям и действиям родителей или людей, которые пытаются ее опекать.
К чему она стремится? К настоящей жизни, независимости, свободе. Борется с тем, что ее никто не воспринимает всерьез, как взрослого и самостоятельного человека, способного принимать решения. Хочет доказать всем, что может всего добиться сама.
Актер Роман Хан — Хунь. 25 лет. Сенам (полувымышленная страна, где проходят съемки шоу).

Хунь — коренной сенамец, который сопровождает съемочную группу шоу «Таинственный остров» в качестве гида. Единственный свидетель катастрофы. Очень практичен и рационален, но из-за незнания русского и английского не может объяснить участникам, что необходимо экономить провизию. Русские для него — синоним раздолбайства и источник проблем. До шоу, чтобы прокормить семью, Хунь работал рыбаком, но в душе он поэт.

Смотрите тропический комедийный сериал «Остров»
с 8 февраля в 20:30 на ТНТ-Тамбов!

«Фотографии: ТНТ-Тамбов»

Энциклопедия

Главная Энциклопедия История войн Подробнее

Генерал армии Николай Федорович Ватутин — полководец Великой Отечественной войны

«Чувство ответственности
за порученное дело было у него развито чрезвычайно.
Обладал завидной способностью коротко
и ясно излагать свои мысли.
Отличался исключительным трудолюбием и широтой
оперативно-стратегического мышления»

Г.К. Жуков

Высокое право называться полководцем можно заслужить лишь на полях сражений, проявив умение руководить крупными воинскими объединениями и показав лучшие образцы военного искусства. Роль командующих войсками фронтов являлась исключительно важной в годы Великой Отечественной войны. Именно на должностях командующего Воронежским, Юго-Западным и 1-м Украинским фронтами раскрылся полководческий талант генерала Н.Ф.Ватутина, и, несомненно, проявился бы в дальнейшем в полной мере, но жизнь его оборвалась раньше, чем наступил счастливый день Победы. Маршал Советского Союза А.М. Василевский писал: «Важнейшие задания, которые возлагали на генерала Ватутина ГКО и Верховное Главнокомандование при подготовке и проведении крупнейших военных операций, как правило, выполнялись отлично».

Николай Федорович Ватутин родился 3 (16) декабря 1901 г. в селе Чепухино Валуйского уезда Воронежской губернии (сегодня это село Ватутино, расположенное в Белгородской области) в семье крестьянина-середняка. В автобиографии он писал, что до Октябрьской революции 1917 г. родители занимались земледелием, главой семьи был дедушка. По численности она достигала 25 – 26 человек и имела одно общее хозяйство – зажиточное, но наемный труд не применялся. В 1911 г. отец отделился от общей семьи и продолжал заниматься сельским хозяйством. Кроме Николая в семье было еще восемь детей. С ранних лет он отличался стремлением к получению знаний: Чепухинскую сельскую школу окончил с похвальным листом. Учителя, отмечая его пытливый, живой ум и редкие способности, настоятельно рекомендовали непременно продолжить образование. Но у родителей были другие планы на сына: семье нужен был работник. Стоило большого труда уговорить их отпустить Николая в Валуйки в уездное земское училище, которое он затем окончил с отличием. Также увлеченно он учился с 1915 по 1917 г. в Уразовском коммерческом училище.

Однако образование пришлось прервать и вернуться в родное село, так как перестали выплачивать стипендию. 25 апреля 1920 г. Н.Ф. Ватутин был призван в РККА по мобилизации Валуйским уездным военным комиссариатом. Молодой солдат в первом же бою проявил такую отвагу, хладнокровие и находчивость, что был направлен командованием в Полтавскую пехотную школу. Там он и открыл для себя, что военное дело – наука интересная и многогранная. Учился жадно, подкрепляя теорию практикой: курсантом участвовал в походах и боях против отрядов Нестора Махно. Удостоверение красного командира Ватутин получил в 1922 г. во время торжественной церемонии на поле Полтавской битвы из рук самого М.В. Фрунзе. Там же был объявлен приказ о назначении его командиром отделения 67-й стрелкового полка 23 отдельной стрелковой дивизии. В этом же году в его семье случилось большое горе: от голода умерли дед, отец и младший брат. С тех пор Николай Федорович не мог переносить вида брошенной на землю корки хлеба и тем командирам, кто плохо заботился о питании личного состава, не приходилось рассчитывать на его снисхождение.

В августе 1923 г. Николай Федорович получает повышение и становится командиром взвода. В 1924 г. Ватутин окончил Киевскую высшую объединенную военную школу, после чего вернулся в свой полк и в ноябре 1925 г. назначен на должность командира роты. Вот служебная аттестация тех лет: «Сила воли развита в высшей степени. Энергичный. Авторитетный. Служит примером для комсостава полка. Здоров, вынослив. В обстановке разбирается хорошо и оценивает правильно. К себе и подчиненным требователен. Хороший стрелок. Методист стрелкового дела. Любит военную службу». Причем все последующие аттестации заканчивались выводом о назначении Н.Ф. Ватутина на более высокую должность в обычном или внеочередном порядке.

Н.Ф Ватутин был коренаст, плечист, с простым русским лицом, серьезен, задумчив, молчалив и скуп на слово, но светящиеся в его глазах доброта и приветливость располагали к себе людей. Человек военный в полном смысле этого слова и самых лучших его проявлениях – своих заслуг никогда не выпячивал, относя все успехи на счет вверенных ему войск. Чванства и зазнайства терпеть не мог, комфорт презирал, умел довольствоваться малым. Личная скромность лишь усиливала симпатии и уважение подчиненных. Вот как вспоминает бывший член Военного совета 1-го Украинского фронта генерал-полковник К.В. Крайнюков: «Мне навсегда запомнился он таким, каким был в жизни: простым, скромным, трудолюбивым и самоотверженным человеком, который мало о себе заботился и себя не жалел». Способности к военному делу у Ватутина были феноменальными. Разработка военных операций, оборона и наступление – все это было его жизнью, его стихией.

Служебная карьера Н.Ф. Ватутина складывалась очень успешно. Прошло всего лишь 16 лет после памятного дня на поле Полтавской битвы, и в 1938 г. он возглавил штаб Киевского особого военного округа. Позади командование взводом и ротой, работа в штабах соединений и объединений, учеба в двух военных академиях – имени М.В. Фрунзе и Генерального штаба. Высокое назначение было крайне ответственным: грозные события неумолимо надвигались. Войскам Киевского особого военного округа предстояло войти в Западную Украину, отодвинуть границы от жизненно важных центров СССР. Эта важная геополитическая задача была успешно решена. Ватутин показал пример организации работы штаба и управления значительными массами войск. В служебной аттестации в частности отмечалось: «Обладает хорошей военной и оперативно-тактической подготовкой, всесторонне развит, с большим кругозором… Прекрасно работал по руководству отделами штаба и проявил большую оперативность и способность руководить крупными войсковыми соединениями… Как начальник штаба округа показал способность, выносливость и умение руководить операцией». Выдвижение на должность начальника Главного оперативного управления Генерального штаба было закономерным. В 1940 г. Николаю Федоровичу присвоено звание генерал-лейтенанта. В начале 1941 г. его вновь повысили в должности: он стал первым заместителем начальника Генштаба. В феврале 1941 г. генерал-лейтенант Николай Федорович Ватутин был награжден орденом Ленина.

Выдержка, хладнокровие и трезвый расчет Ватутина сочетались с решительностью и быстротой претворения намеченных планов. Ему были присущи чувство ответственности, широта оперативно-стратегического мышления, математический склад ума, умение четко, коротко и ясно излагать мысли. Эти качества отмечал и высоко ценил его непосредственный начальник, возглавлявший в ту пору Генеральный штаб генерал армии Г.К. Жуков. Вечером 21 июня 1941 г. Г.К. Жуков, народный комиссар обороны маршал С.К. Тимошенко и Н.Ф. Ватутин обратились к И.В. Сталину с предложением немедленно дать директиву о приведении всех войск приграничных округов в полную боевую готовность, так как накануне стало известно о перебежчике, сообщившем о полученном немецкими войсками приказе утром 22 июня пересечь советскую границу. Жуков зачитал проект документа. Разведывательные данные были весьма убедительны, но Сталин колебался, считал, что такую директиву сейчас давать преждевременно – надо дать короткую директиву, в которой указать, что нападение может начаться с провокационных действий немецких частей. «Не теряя времени, – вспоминал Жуков, – мы с Н.Ф. Ватутиным вышли в другую комнату и быстро составили проект директивы наркома». Именно рукой Николая Федоровича был написан этот ставший историческим документ. С директивой Ватутин немедленно выехал в Генштаб для направления ее в военные округа. Передача была закончена в 00 часов 30 минут 22 июня 1941 г. Но время для ее выполнения было безвозвратно упущено.

Командование Северо-Западного фронта. Слева направо: член Военного совета фронта корпусной комиссар В.Н. Богаткин, командующий фронтом генерал-лейтенант П.А. Курочкин и начальник штаба фронта генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин.

30 июня генерал-лейтенант Ватутин, простившись с женой Татьяной Романовной, сыном Виктором и дочерью Еленой, выехал из Москвы на Северо-Западный фронт, штаб которого ему предстояло возглавить. Пришлось приложить неимоверные усилия для восстановления почти полностью утраченного здесь управления войсками. Командование фронтом часто менялось, командующие не успевали вникнуть в обстановку, в результате чего на плечи начальника штаба фронта легла тяжелая ноша непосредственного руководства войсками. Им же был разработан план операции, в соответствии с которым наши войска нанесли контрудар по 56-му моторизованному корпусу Э. Манштейна, прорвавшего оборону Северо-Западного фронта, и за несколько дней продвинувшегося вглубь территории СССР более чем на 200 км. Но вскоре первоначальные успехи врага сменились неудачами, и к августу попытка прорыва к Новгороду была сорвана. Стремительный бросок к Ленинграду захлебнулся.

Немалую роль в этом сыграл генерал-лейтенант Ватутин. Так началось противостояние двух неоспоримо талантливых военных стратегов: Манштейна и Ватутина, и, как оказалось, далеко не последнее. В октябре тяжелое положение сложилось в районе города Калинина. Оперативная группа войск, которую возглавил Ватутин, нанесла по врагу неожиданный и сильный удар. За организацию сопротивления противнику в районе Новгорода и Калинина и проявленные при этом личное мужество, и решительность генерал-лейтенант Ватутин был награжден орденом Красного Знамени. Как отмечалось в наградном листе: «…Помимо своей основной деятельности тов. Ватутин неоднократно выполнял боевые задания Военного Совета фронта, нередко в самые ответственные моменты боевых операций в период прорыва противника на том или ином участке фронта) возглавил части, организуя отпор».

В мае 1942 г. Николай Федорович по просьбе А.М. Василевского был возвращен в Генеральный штаб на должность заместителя начальника. Маршал Василевский, вспоминая личную беседу со Сталиным, писал: «А когда я весной 1942 г. обратился с просьбой вернуть с фронта Н.Ф. Ватутина, ибо мы, что называется, задыхались без квалифицированных штабных работников, он серьезно спросил: «А что, он не годится на фронте?»

Летом 1942 г. немцы начали широкое наступление на воронежском направлении. Прорвав оборону на стыке Брянского и Юго-Западного фронтов, они частично захватили Воронеж. Было принято решение срочно разделить Брянский фронт на два: Брянский и Воронежский. Встал вопрос о назначении командующих. На должность командующего Брянским фронтом подобрали быстро: им стал К.К. Рокоссовский. Сложнее оказалось с командующим Воронежским фронтом. И тут неожиданно Ватутин предложил свою кандидатуру. Сталин не возражал, признавая несомненный талант молодого военачальника. 14 июня 1942 г. Ватутин был назначен командующим войсками фронта. Так открылась новая страница его военной биографии. Энергичный, настойчивый, увлекающийся командующий фронтом не раз пытался взять Воронеж лобовой атакой. У Рокоссовского было другое предложение: основной удар нанести с восточного берега Дона во фланг воронежской группировки и вывести наши войска в тыл противника. Ватутин упорно отстаивал свой план, и Сталин утвердил его предложение.

Но сроки наступательной операции несколько раз переносились, и атаки наших войск не приносили результата. Ватутин остро переживал неудачу. Тем не менее, в тяжелых боях опыт и умение проведения наступательных операций командующим, который чуть более трех месяцев возглавлял фронт, с 14 июля по 22 октября 1942 г., приобретались и укреплялись быстро. Убывая в октябре того же года командующим Юго-Западного фронта под Сталинград, он оставил своему преемнику, генерал-лейтенанту Ф.И. Голикову, хорошо слаженное фронтовое управление и войска, имеющие опыт наступательных действий. Именно эти солдаты и офицеры в ходе проведения Острожско-Россошанской и Воронежско-Касторненской наступательных операций освободят Воронеж. С того времени мастерство военачальника проявлялось в полной мере.

Обладая незаурядным военным дарованием, при всей своей горячности, Николай Федорович умел принять выверенное и продуманное решение. Прекрасно развитый аналитический ум позволял генералу Ватутину не допускать промахов в оценке обстановки. А если такое все же случалось, то он умел критически осмыслить опыт и извлечь полезные уроки на будущее. Именно в Сталинградской и Курской битвах генерал Ватутин заслужил авторитет полководца, его имя получило широкую известность. Среди коллег – офицеров он получил прозвище «генерал от наступления». Умело удерживая ситуацию под контролем без привлечения стратегических резервов, искусно маневрируя силами и средствами, войска Ватутина в ходе операции «Малый Сатурн» сорвали попытку группы армий «Дон» генерал-фельдмаршала Э. Манштейна, «старого знакомого» Николая Федоровича, пробиться на помощь группировке генерал-фельдмаршала Ф. Паулюса.

Генерал армии Н.Ф. Ватутин у входа в штабную землянку.

Замкнув в кольцо окружения часть 4-й танковой армии, а также 6-ю армию (всего 22 дивизии) совместно с частями Сталинградского и Донского фронтов, ликвидировали группировку противника. В ходе данной операции в плен взяли 60 тысяч офицеров и солдат, освободили примерно 1250 населенных пунктов. Поражение под Сталинградом оказалось для немцев весьма чувствительным, в чем была и заслуга генерала Ватутина. Вместе с Г.К. Жуковым, А.М. Василевским, Н.Н. Вороновым, А.И. Еременко, К.К. Рокоссовским Н.Ф. Ватутин был награжден орденом Суворова 1 ст. К концу 1942 г. он получил звание генерал-полковника, а уже в феврале 1943 г. – генерала армии.

Войска Юго-Западного фронта под командованием Н.Ф. Ватутина в январе–феврале 1943 года провели вместе с частями Южного фронта Ворошиловградскую операцию, известную также под кодовым названием «Скачок», которая завершилась 18 февраля. В ее результате от фашистов была освобождена северная часть Донбасса.

22 марта 1943 г. генерал армии Ватутин снова был назначен на пост командующего Воронежским фронтом. Мнение Ставки Верховного Главнокомандования о полководце было высоким. Сомнений по поводу того, кому доверить оборону южного крыла Курской дуги в предстоящей летней кампании, не возникало. Именно расчеты Николая Федоровича явились определяющими и, как показали дальнейшие события, оказались точными. Гитлеровское командование готовилось взять реванш за поражение под Сталинградом. Группировка чудовищной силы должна была нанести сокрушительный удар на фронте протяженностью всего лишь 40 километров. Еще 21 апреля генерал Ватутин, разгадав замысел противника, предлагал Верховному Главнокомандующему измотать наступающего противника заранее подготовленной обороной. В данном случае переход к обороне осуществлялся не вынужденно, а преднамеренно. Командующий соседнего Центрального фронта генерал армии Рокоссовский выступил с таким же предложением. К аналогичным выводам, причем совершенно независимо, пришли маршалы Василевский и Жуков.

Командующий фронтом Ватутин лично проверял качество инженерного оборудования и маскировки с воздуха, осматривал полосу обороны с борта самолета, на земле прошел по траншеям не один десяток километров. Он сам допрашивал пленных, стараясь установить день и час начала наступления фашистских войск. А тем временем командующий группой армий «Юг» генерал-фельдмаршал Э. Манштейн завершал последние приготовления к наступлению. Именно с ним, сдержанным, расчетливым и умудренным многолетним военным опытом, предстояло вновь скрестить оружие русскому генералу. Николай Федорович тщательно спланировал организацию обороны на южной части курского выступа. Он верно определил возможные варианты наступательных действий группировки Манштейна, сосредоточив на угрожаемых направлениях основные силы. Особая роль отводилась артиллерийской контрподготовке, благодаря которой удалось нанести противнику чувствительные потери. Манштейну пришлось пересматривать план действий. 9 июля наступление немецких войск было остановлено, но 12 июля Манштейн нанес новый удар в направлении на Прохоровку.

Советский командующий решил встретить его контрударом. Так началось крупнейшее танковое сражение Второй мировой войны под Прохоровкой, где сошлись почти две тысячи боевых машин, в ходе которого танковым войскам вермахта был нанесен тяжелый урон. С этого дня гитлеровское командование уже не могло думать о продолжении стратегического наступления. Зато утром 3 августа неудержимым валом двинулись вперед войска генерала Ватутина. Началась операция под названием «Полководец Румянцев» (Белгородско-Харьковская). Она проводилась войсками Воронежского и Степного фронтов и, став частью Курской битвы, завершилась 23 августа. В ходе нее была разгромлена белгородско-харьковская немецкая группировка численностью в 15 дивизий, а также освобождены Белгород и Харьков. Н.Ф. Ватутина наградили орденом Кутузова 1-й ст.

Командующий 1-м Украинским фронтом генерал армии Н.Ф. Ватутин.

20 октября 1943 г. Воронежский фронт был переименован в 1-й Украинский, во время командования которым, особенно ярко раскрылся военный талант Ватутина. (Рис. 5) Серьезной проверкой на полководческую зрелость стали форсирование Днепра и освобождение Киева. Несмотря на первоначальную неудачу в Днепровской воздушно-десантной операции, командующий фронтом искал неординарный, масштабный, дерзкий ход, и его решение стало неожиданным для противника. Скрытно и оперативно генерал Ватутин провел перегруппировку войск, основные силы сосредоточив под Лютежем, но так, чтобы букринский плацдарм противник считал основным для советского наступления. Благодаря данной военной хитрости была обеспечена стратегическая внезапность.

В течение двух ночей, 26 и 27 октября 1943 г., он вывел 3-ю гвардейскую танковую армию с букринского плацдарма обратно на восточный берег Днепра. Танкистам-гвардейцам генерала П.С. Рыбалко пришлось еще раз переправляться через Днепр — теперь на лютежский плацдарм. Маневр был проведен так умело, что противник его даже не заметил: немецкая служба радиоперехвата слышала на букринском плацдарме работу тех же радиостанций, авиация наблюдала скопления ложных танков, орудий и переправ, пытаясь их бомбить. Первый удар был все же нанесен с букринского, чтобы фон Манштейн до самого последнего момента думал, что именно это направление является главным. И только убедившись, что противник надежно скован здесь боями, командующий 1-м Украинским фронтом сказал генералу Рыбалко:

– Настал твой час, Павел Семенович. Кулак у тебя мощный. Громыхни им так, чтобы у противника все тылы затрещали!

Танкисты исполнили приказ буквально: обогнав наступающую пехоту, провели знаменитую ночную атаку с включенными сиренами и зажженными фарами. Эффект превзошел все ожидания. Генерал Ватутин со своей задачей. справился блестяще, и 6 ноября был освобожден Киев, на правом берегу Днепра создан стратегический плацдарм, освобожден Житомир.

Представитель Ставки Верховного Главнокомандования маршал Г.К. Жуков, начальник штаба 1-го Украинского фронта генерал А.Н. Боголюбов и командующий 1-м Украинским фронтом генерал армии Н.Ф. Ватутин (слева направо).

Для Гитлера потеря Киева стала ударом, но благодаря предпринятым активным усилиям, немцам удалось в ожесточенных атаках вновь захватить Житомир. Командование фронта с опозданием отреагировало на изменение обстановки, что привело к окружению части сил 60-й армии. Одновременно развернулось крупное сражение за г. Брусилов, где противник сосредоточил шесть дивизий. После пяти суток упорных боев советские войска оставили город. Но 26 ноября они нанесли по противнику контрудар и через несколько дней линия фронта стабилизировалась. Войска 1-го Украинского фронта остановили контрнаступление врага на киевском направлении. К 22 декабря его ударная группировка была измотана и обескровлена.

Военная биография командующего 1-м Украинским фронтом была украшена еще несколькими славными страницами в январе – феврале 1944 г. Войска Ватутина провели Ровно-Луцкую операцию, в ходе которой командующий применил мощный удар, что позволило выйти в тыл группировки немцев и полностью ее. уничтожить. Также вверенные ему войска во взаимодействии со 2-м Украинским фронтом под командованием генерала И.С. Конева окружили крупную группировку врага в районе Корсунь-Шевченковского и, несмотря на прорыв части немецких сил, Корсунь-Шевченковская операция закончилась разгромом противника.

В конце февраля Н.Ф. Ватутин энергично работал над планами новых операций по полному изгнанию немецких войск с Украины, однако ему не суждено было стать свидетелем решающего успеха. В трагической смерти 42-летнего командующего 1-м Украинским фронтом до сих пор остается много неясного и противоречивого. Наиболее подробно об обстоятельствах ранения рассказал в своих воспоминаниях непосредственный участник этих событий генерал-полковник К.В. Крайнюков, бывший в то время членом Военного совета 1-го Украинского фронта. 29 февраля 1944 г., возвращаясь из штаба 13-й армии, Ватутин с группой генералов и офицеров в составе четырех машин и личной охраны в количестве 10 человек выехал в расположение 60-й армии.

Проехав часть пути, по указанию командующего, решившего сократить путь, колонна свернула на проселочную дорогу, где подверглась нападению бандеровцев – украинских националистов. Завязался бой, в результате которого Николай Федорович был тяжело ранен в бедро с переломом кости. Ватутина доставили в Ровно, где в госпитале ему сделали первую операцию. Врачи подозревали развитие гангрены и рекомендовали перевезти больного в Москву, однако по каким-то причинам он был перевезен в Киев, где к лечению командующего фронтом были привлечены лучшие медицинские силы, включая консультации главного хирурга Красной армии академика Н.Н. Бурденко.

Похороны генерала армии Н.Ф. Ватутина в Киеве 17 апреля 1943 г.

Действительно, сначала дела вроде бы пошли на поправку. Однако спустя месяц после ранения состояние Николая Федоровича резко ухудшилось. Чтобы спасти генерала, консилиум врачей признал необходимым произвести срочную ампутацию ноги. К несчастью, операция не смогла пресечь губительного процесса, и в ночь на 15 апреля 1944 г. Н.Ф. Ватутин скончался. Похоронили Николая Федоровича в Киеве 17 апреля в Мариинском парке на берегу Днепра. Траурную вахту несли военачальники, боевые соратники, прославленные командиры партизанских соединений – С.А. Ковпак, А.Ф. Федоров, А.Н. Сабуров. Присутствовали дети Николая Федоровича, его жена и сломленная горем мать – Вера Ефимовна. В феврале 1944 г. она получила известие, что ее старший сын, Афанасий, скончался от полученных ран, месяц спустя погиб младший, Федор, а в апреле – третий сын, гордость семьи и всей страны. В час погребения в Москве прозвучал салют из 24 артиллерийских залпов.

Портрет генерала армии Н.Ф. Ватутина. Художник М.В. Лянглебен. 1955 г.

В 1948 году над могилой полководца был установлен величественный памятник работы скульптора Е.В. Вучетича и архитектора Я.Б. Белопольского. (Рис. 9) Имя генерала Ватутина также увековечено в памятниках, поставленных в Белгороде, Старом Осколе, Полтаве, Донецке и других городах. В Москве на доме № 11 в Большом Ржевском переулке установлена мемориальная доска. В честь полководца названы город Ватутино Черкасской области (Украина), село, в котором он родился, улицы, проспекты, площади в Витебске, Гомеле, Гродно, Санкт-Петербурге, Минске, Москве и других городах.

Памятник генералу армии Н.Ф. Ватутину в Мариинском парке г. Киева. Скульптор Е. В. Вучетич, архитектор Я. Б. Белопольский. Установлен в 1948 г.

Елена Никашкина, научный сотрудник Научно-исследовательского института
военной истории Военной академии Генерального штаба
Вооруженных Сил Российской Федерации

vasiliy_okochka: Как погиб генерал Ватутин

Двадцать послевоенных лет о смертельном ранении командующего 1-м Украинским фронтом Николая Ватутина не принято было распространяться. Официозная «История Великой Отечественной войны» отделалась общими фразами: машину генерала «обстреляли по-разбойничьи, из-за угла, украинско-немецкие националисты» (этот совершенно бессмысленный термин применялся по отношению к движению ОУН и УПА, выступавшей под лозунгом «борьбы против империализмов Москвы и Берлина»).

Только в 1965-м, когда освободителю Киева посмертно присвоили звание Героя Советского Союза, появилась утвержденная свыше версия случившегося — статья члена Военного совета 1-го Украинского Крайнюкова, бывшего в тот день под огнем с Ватутиным. Автор, естественно, давал героизированную картину случившегося тогда поистине нелепого боевого столкновения, и умолчал о многих невыгодных для лакированной истории войны подробностях…

Офицер по особым поручениям комфронта полковник Семиков направил офицера оперативного отдела штаба фронта майора Белошицкого разведать возможные пути следования начальства. Майор предложил три маршрута, наиболее приемлемым из которых был Ровно-Здолбунов-Острог-Славута. Добросовестный майор доложил Пухову, что по данным разведки накануне у села Гоща на Ровенщине произошел ожесточенный бой между партизанами и отрядом Украинской повстанческой армии (УПА), а местные жители сообщают о многочисленных группах повстанцев, оперирующих вдоль потенциальных маршрутов передвижения штаба фронта.

Однако опытный боевой генерал Пухов почему-то проявил не то беспечность, не то халатность, и не предложил Ватутину полагавшееся в таких случаях по рангу прикрытие бронетехникой и отрядом автоматчиков (и это при том, что Ватутин командовал самым мощным на то время фронтом Второй мировой войны — две танковые, семь общевойсковых и воздушная армии)… Около 19.30 29 февраля кортеж из четырех машин, в которых находились Ватутин, Крайнюков, 10 штабных офицеров и лишь несколько бойцов охраны подъехал к окраине села Милятин на границе Ровенской и Хмельницкой областей. В поселке, говориться в документе, слышалась стрельба (?). Автора учили: любой грамотный командир в такой ситуации дает команду «увеличить скорость», дабы быстрее миновать опасный участок, и быть готовыми к открытию огня с хода. Однако Ватутин почему-то остановил кортеж и приказал майору-порученцу «пойти разобраться», что происходит в селе.

И вот тут машины попали под обстрел повстанцев, занявших выгодную позицию за хатами, взяв противника в «клещи». Садясь в машину, Ватутин получил пулевое ранение, деликатно говоря, в верхнюю часть правого бедра, была раздроблена кость. Водитель Крайнюкова Моноселидзе испугался и рванул с места боя (впоследствии предан суду). Бойцы охраны, которая «энергично отстреливалась», Кочетков и Царев, усадили истекавшего кровью полководца в «додж», но джип вскоре перевернулся. Далее генерала везли на «виллисе», но и тот застрял в непролазной грязи. В ближайшем селе реквизировали сани и на них доставили высокопоставленного раненого в госпиталь № 506 13-й А. Квалифицированную помощь он получил лишь спустя пять часов, а затем самолетом был отправлен в последнее земное пристанище — киевский военный госпиталь. Предчувствуя лютый гнев Верховного главнокомандующего, должностные лица, допустившие трагедию, вовсю запустили механизм бюрократических «отмазок». 2 марта нарком внутренних дел УССР Василий Рясной направил заместителю главы НКВД СССР Чернышеву докладную с описанием милятинского ЧП.

В документе отмечалось, что кортеж командующего подвергся нападению 30-40 «бандитов», охрана оборонялась, однако нападавшим удалось окружить одну из машин и убить находившихся в ней трех военнослужащих. Так завуалировано говорилось о потере святая святых — документов боевого планирования штаба фронта! В машине находились документы Ватутина и его шинель… Однако вскоре в бумагах фигурировала «банда в 300-350 человек, напавшая на товарища Ватутина». Реабилитируясь, в район столкновения перебросили части войск НКВД, начались зачистки, в ходе которых полегла часть повстанцев, принимавших участие в милятинской перестрелке. Всего же за 20 последующих дней в ходе 65 оперативно-войсковых операций было уничтожено 1129 повстанцев (не приходиться сомневаться, что на скорую руку ликвидировали и простых крестьян, так как количество «ликвидированных бандитов» значительно превышает отчетное число захваченных «стволов»)…

Cреди людей «Черкеса» (нападавших на Ватутина, — прим.ред.) был некий «видный немец». Скорее всего, речь идет о старшем офицере гитлеровского разведоргана, ведь с 1944 года, в интересах борьбы с основным противником — сталинским режимом — командование УПА налаживает конъюнктурное сотрудничество с Абвером в разведывательно-диверсионной сфере. В среде повстанцев только в плен советской стороной было захвачено до 300 немецких военнослужащих, в основном — сотрудников спецслужб, а отдельные «солдаты фюрера» находились в подполье до 1947 года, когда их целенаправленно ликвидировала СБ ОУН… Отмечалось, что немцам поступили и захваченные в случайном столкновении 29 февраля 1944 года документы командующего 1-м Украинским фронтом генерала армии Николая Ватутина… Среди участников боя якобы был лейтенант венгерской армии, запросто попадавший в лоб противнику из винтовки с дистанции в полкилометра. Именно он, если верить оперативным источникам, и произвел роковой выстрел в полководца.

Тема нападения на Ватутина постоянно находилась в поле зрения органов госбезопасности. Свою версию случившегося изложил на допросах командир соединения УПА «Холодный Яр» Евгений Басюк («Черноморец»), захваченный НКВД в 1944 году. По его словам, в Милятине пребывало всего 12 бойцов боевики СБ «Примака» из Славуты и несколько местных ополченцев из «самооборонного отдела». Захваченные врасплох прибытием кортежа, они приняли бой, сосредоточив огонь на первой машине, затем брошенной противником. В ней нашли штабные документы, передав их шефу краевого провода ОУН Волыни Мыколе Козаку-«Смоку» (ранее тот был руководителем краевой референтуры СБ), а трофейную генеральскую шинель… донашивал интендант куреня УПА «Богуна». Боевку «Примака» вскоре ликвидировали в боях. Интересно сложилась судьба самого Е.Басюка: став сотрудничать с органами госбезопасности, он возглавил одну из спецгрупп, действовавших под видом подполья ОУН для проведения «тонких чекистских мероприятий» по разложению подполья, и печально прославившихся нарушениями социалистической законности». После войны любил выдавать себя за офицера МГБ, сохранилось фото Басюка в форме капитана госбезопасности. Однако за мародерство и вымогательство попал под трибунал, получив в 1948 году 25 лет лагерей…

Что же было на самом деле? Сопоставление изученных нами документов сторон дает возможность сформулировать некоторые оценки обстоятельств ранения полководца. Прежде всего, нет никаких оснований говорить, вопреки утверждениям советской пропаганды, о преднамеренном нападении или засаде украинских повстанцев на военачальника. Имела места случайность, обычное дело на войне, а поскольку стороны находились в состоянии войны, то и события развивались вполне по ее законам. Бой в Милятине был скоротечным, неорганизованным, спонтанным для обеих сторон, заурядная стычка, но повлекшая тяжкие последствия. Получил тяжелое ранение крупный военачальник, внесший немалый вклад в развитие военного искусства, включая проведение операций по окружению значительных группировок противника и организации глубокой обороны. Наконец, имела места элементарная легкомысленность в организации охраны военачальника, данные разведки просто игнорировали…

Как свидетельствует архивное дело о ходе лечения и смерти Н.Ватутина, первую помощь раненому оказали в тот же день врачи танковой бригады. Лишь спустя сутки в госпитале 13-й Армии (Ровно) провели операцию по первичной хирургической обработке раны и на ногу наложили глухую марлевую повязку. В документе с суровым названием «Кто лечил товарища Ватутина» говорится, что 1 марта 1944-го в Ровно прибыли начальник санитарного управления фронта генерал-майор медслужбы (м/сл) Семека, главный хирург фронта полковник м/сл Гуревич, главный хирург Киевского военного округа генерал-майор м/сл, заслуженный деятель науки Ищенко. На следующий день самолетом из столицы прибыли заместитель главного хирурга Красной Армии генерал-лейтенант м/сл, заслуженный деятель науки Шамов и ведущий хирург московского госпиталя септических инфекций майор Кокин. Врачи определили сквозное пулевое ранение со входным отверстием в правой ягодичной области, косым переломом кости и выходом пули на наружно-передней поверхности бедра. Отмечалось, что подобного типа ранения квалифицируются как тяжелые, влекущие свыше 25% смертности раненых.

В Киеве генерала вскоре перевели в отдельное, специально оборудованное здание (особняк на нынешней улице Липской, напротив отеля «Киев») со штатом лечащих и дежурных хирургов, терапевтов, медсестер, перевязочной и лабораторией. Все необходимое для лечения доставлялось с фронтового склада или самолетом из Москвы. Никита Сергеевич практически каждый день докладывал в Москву о состоянии здоровья полководца (информацию принимал личный секретарь Верховного Поскребышев). Правда, когда Хрущев вовсю дискредитировал Сталина (будучи сам лично повинным в массовых незаконных репрессиях в Москве и дважды в Украине), то не удержался приписать «Хозяину» ответственность и за смерть Ватутина. Дескать, сверхподозрительный вождь запретил использовать импортируемый за золото с Запада пенициллин. Это ложь: сохранилась схема многочисленных инъекций Николаю Федоровичу именно этим препаратом.

7 марта провели хирургическую очистку раны, сняли гипс, причинявший дискомфорт тучному больному. Правда, вздутие живота осложняло сердечную деятельность пациента. На 19-е сутки отмечалось удовлетворительное состояние больного, температура вечером — 38 градусов. Однако 23 марта наступило резкое ухудшение. Температура утром достигла критических 40,2 градуса (были даже подозрения на рецидив малярии). «Врачи до сих пор не могут точно установить диагноз болезни», — сообщал Сталину Хрущев. Из Москвы дополнительно прибыл главный терапевт Красной Армии, профессор Вовси. Врачи подозревали, что от ранения идет общее отравление организма. 31 марта профессор Шамов провел операцию по удалению нагноений в области раны, о чем уже через 20 минут сообщили Верховному. На следующий день Н. Хрущев проведал больного, найдя его «бодрым и с хорошим аппетитом». Ватутин «охотно выпил вина и даже попросил водки».

Однако 2 апреля генерал Шамов сообщил — результаты анализов свидетельствуют о «быстро назревающей катастрофе», идет общее инфицирование организма. В отчете «Развитие заболевания у раненого тов. Николаева» отмечалось, что имеет место «тяжелое поражение организма, с септическим процессом раневого происхождения, приведшее к значительному угнетению и без того ослабленных функций организма». Отмечалась «слабая сопротивляемость организма» 43-летнего больного, продолжающееся образование возбудителями газовой инфекции в ране, что породило реальную угрозу для жизни больного. На 23 день лечения произошла вспышка тяжелого отравления организма от инфекционного процесса в костно-мозговом канале верхнего отрезка бедренной кости. К лечению дополнительно привлекли профильных специалистов: доктора медицинских наук, бактериолога Покровского, ведущего фаготерапевта, доктора медицинских наук Кокина, завотделом гематологии Института академика Богомольца, профессора Юдина. Мнения эскулапов разделились. Профессора Гуревич и Ищенко считали ампутацию конечности безперспективною, «и вообще положение безнадежным», генерал-медик Шамов видел шанс на спасение в ампутации.

Прилетевший в Киев главный хирург Красной Армии, генерал-полковник и академик, знаменитый Н.Бурденко положил конец дискуссиям: «выход из создавшегося положения вижу только в неотложной высокой ампутации правой ноги, несмотря на всю опасность этой операции». Вмешательство решили провести в течение двух суток, без всякой гарантии дальнейшего нераспространения инфекции. К 4 апреля состояние больного оценивалось как «весьма тяжелое», температура колебалась от 38,2 до 40,2 градусов, нарастала сердечная слабость. Вечером 4 апреля Н.Хрущев испросил разрешения на рискованную операцию у И.Сталина. В известность поставили и супругу раненого Татьяну Романовну. Она просила Хрущева сделать все возможное для спасения мужа, не останавливаясь даже перед операцией, раз она может дать некоторые шансы. Н.Хрущев сообщил И.Сталину: 5 апреля 1944 года, в 15 часов была проведена ампутация, и к 22 часам Н.Ватутин начал выходить из послеоперационного шока. Отсеченную ткань тут же подвергли лабораторному исследованию, выявив паралогические изменения тканей, кости и костного мозга. Как доложил Хрущеву академик Бурденко, это полностью подтвердило целесообразность операции.

6 апреля в Киев прибыли знаменитый академик Стражеско, хирурги Кремлевской больницы, профессора Бакулев и Теревинский, из Харькова приехал единственный в СССР крупный специалист по иммунизации доноров профессор Коган. Несмотря на операцию, инфекция продолжала распространяться по организму. В некоторых местах тела, особенно — в локтевых изгибах — появились новые гнойные очаги… В 1 час 40 минут 15 апреля именитая группа медиков во главе с Н.Бурденко письменно доложила Н.Хрущеву: «В 1.30 15 04 с.г. т. Ватутин скончался при явлениях нарастающей сердечной слабости и отека легких»…

Скорее всего, успешный генерал стал жертвой случайности, которой всегда есть место а тем более на войне. А потом — безалаберности медиков, не сумевших оказать необходимую помощь в первое время после ранения, а дальше даже привлекать медицинских светил было поздно. Но существуют и конспирологические версии обстоятельств его гибели.

admiralin: Большая тайна гибели генерала Н.Ватутина

…Таланту этого бесстрашного полководца завидовали многие, и враги, и свои же, недруги. В ставке группы войск фельдмаршала Манштейна, который непосредственно воевал с фронтом под командованием генерала Ватутина, его прозвали «Гроссмейстером», за разработку и осуществление ряда победоносных операций.

Существует несколько версий этой трагедии:

Первая (официальная, советская):

…Все послевоенное время считалось так, что Ватутин попал под обстрел немцев. В советском кинематографе только в фильме Юрия Озерова «Освобождение. Направление главного удара» показан этот эпизод.

Вторая (официальная, новейшая):

Дело обстояло так. В феврале 1944 года Ватутин, командовавший в то время 1-м Украинским фронтом, ехал на своем «виллисе» по тылам подчиненной ему 60-й армии, где и был атакован бандеровцами близ д. Милятин, Хмельницкой обл. В результате получил тяжелое ранение в ногу и скончался от потери крови. Эта драматическая история стала хрестоматийной и вошла во все учебники и книги о войне после развала Союза…

Третья:

Официальная версия гибели генерала Ватутина не соответствует действительности. Многие современные исследователи убеждают: воины УПА к убийству Ватутина не причастны. Смерть генерала на совести НКВД, группы генералов и маршалов. Кто конкретно «заказал» генерала Ватутина, мы вряд ли когда-нибудь узнаем. Однако не секрет, что врагов у Николая Федоровича действительно хватало. И враги эти были не за линией фронта, а среди своих же коллег — советских маршалов и генералов. Вообще советские военачальники всегда очень ревниво относились к успехам друг друга.

Четвертая:

Полученное Ватутиным ранение, не было смертельным. Даже если его автомобиль и был обстрелян неизвестными террористами, командующего вполне можно было спасти. Однако этого не сделали. По воспоминаниям одного из чекистов, основанным на сведениях, полученных от персонала госпиталя, Ватутину по каким-то причинам долгое время не оказывали квалифицированную помощь. Военачальник медленно умирал, а врачи бездействовали. Почему? Неужели в военном госпитале, куда доставили истекавшего кровью генерала, не нашлось нужных медикаментов и специалиста, способного поставить верный диагноз и принять адекватные меры? Более того, через несколько дней Ватутина переправили в Киев, где им занимался лучший советский хирург Н. Бурденко. Трудно себе представить, что этот светила военной медицины не сумел грамотно прооперировать своего высокопоставленного пациента.

Пятая:

Не менее интересна тем, что в колонне следования генерала Ватутина находился член военного Совета фронта Н.С.Хрущев. В первом издании книги «ВОСПОМИНАНИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ» маршал Г. Жуков писал: «Н.Ф. Ватутин объезжал войска 60 армии. Впереди ехала охрана. Н.Ф. Ватутин был во второй машине со своим адъютантом и стрелком, а за ним на некотором удалении шли две машины Н.С. Хрущева (выделено) … Они попали под обстрел… бандеровцев. Н.Ф. Ватутин, выскочив из машины, вместе со стрелками стал огнем прикрывать отход других машин (выделено). Во время перестрелки Николай Федорович был ранен в бедро». В последующих изданиях книги эта запись была удалена автором…

Момент прощания с Николаем Ватутиным Никиты Хрущева — члена Военного совета Первого Украинского фронта (Фото из ЦГА КФФД им. Г. Пшеничного, публикация М.Кальницкого)

mamlas в сообществе eto_fake: Мог ли Хрущёв устранить Ватутина?

…Странным образом, никто из сопровождавших Ватутина не пострадал. Дальше события и вовсе развиваются удивительно: ранение в бедро, с самого начала признанное не опасным, на деле оказывается для полководца смертельным. Не спасает даже ампутация и приезд знаменитого хирурга Николая Бурденко…

Почему Ватутина первое время лечили не в киевском госпитале, а на квартире Хрущева? Почему не дали пенициллин, который мог стать спасительным для него? Вопросов, пока оставшихся без ответа, очень много. Мы тему гибели генерала обсуждали, конечно, и с его дочерью Еленой Николаевной и его внуком Александром. И, честно говоря, и мы, и они придерживаемся версии, что к смерти, несомненно, причастен Хрущев. Тогда ведь было уже понятно, что война заканчивается и начинается борьба за власть. И тут, по всей видимости, столкнулись интересы Хрущева и Ватутина. Один в то время уже был первым секретарем ЦК Украины, а второй триумфально освобождал УССР и очень любил здешние места. И, конечно, Никите Сергеевичу такие серьезные политические соперники были не нужны.

Нелепая трагедия или зловещий план? Как на самом деле погиб генерал Ватутин

29 февраля 1944 года неподалеку от села Милятин Ровненской области был смертельно ранен генерал армии Николай Ватутин. Один из лучших и один из самых известных советских военачальников погиб в перестрелке с украинскими националистами из ОУН*.

К середине февраля 1944 года 1-й Украинский фронт под командованием Ватутина закончил Ровно-Луцкую операцию. Примерно за две недели войска освободили заметную часть Украины, включая несколько крупных городов. Однако, как это часто бывает, ближние тылы фронта еще не были как следует прочесаны.Националисты атаковали памятник Ватутину в Киеве © Ukraina.ru

Западная Украина была одной из проблемных территорий Советского Союза. Основная часть республики была вполне лояльной. Однако об областях, вошедших в ее состав в 1939 году по результатам Польского похода РККА, такого сказать было нельзя. Идеи националистов были довольно популярны в этих местах, а вооруженные отряды ОУН-УПА* («Организация украинских националистов» и «Украинская повстанческая армия» соответственно) создавались годами.

Поскольку столкновения с нацистами у них были редки и чаще всего носили полуслучайный характер, к 1944 году курени УПА были полны людей. Получить оружие тоже не составляло проблемы: что-то можно было добыть у отступающих немецких войск, что-то — просто найти на местах недавних боев.

Так что территория, которую прошли части 1-го Украинского фронта, была набита хорошо организованными вооруженными боевиками.

Однако зимой 1944-го советское командование еще не имело особых оснований воспринимать нового противника как существенную угрозу. Зимой активность любых партизанских сил традиционно невысока — климат создает лесным армиям очевидные проблемы. На территорию, где УПА имела существенную поддержку, где находились ее основные силы и базы, РККА вступила совсем недавно.

В центральных районах Украины такая проблема была скорее экзотикой. К тому же, для многих советских военачальников было характерно некое молодечество, унаследованное еще от генералов старой армии. Пренебрегать личной безопасностью считалось если не правилом хорошего тона, то уж точно не проблемой. Для Ватутина эта черта была, к сожалению, характерна.

В целом этот генерал, безусловно, относился в РККА к командирам первого ряда. Деятельный, храбрый и квалифицированный, он много работал на штабных должностях в начале войны, затем оборонял Воронеж, под Сталинградом с блеском командовал наступлением северной «клешни» советского удара, увенчавшегося окружением армии Паулюса, в 43-м защищался на южном фасе Курской дуги, а затем провел каскад операций на Украине.

Словом, это был один из испытанных командиров.

29 февраля 1944 года Ватутин провел день в Ровно, в расположении 13-й армии генерала Пухова, входившей в состав его фронта. Оттуда он намеревался ехать в городок Славута, где находился штаб другой подчиненной ему армии, 60-й Ивана Черняховского.

Дорог на Славуту было несколько. Пухов предложил комфронта ехать через Новоград-Волынский, полторы сотни километров. В качестве альтернативы имелась дорога через Гощу и Милятин. Эта дорога была короче, но и опаснее, было известно о наличии в районе села Милятин отрядов УПА. Незадолго до этого под Гощей была серьезная перестрелка, а местные жители доносили о крупных отрядах в окрестностях.»Большевики едут с открытыми люками танков, улыбаются и машут»

Однако Ватутин не стал усиливать собственную охрану, а Пухов и его штаб не предложили дополнительных людей или технику. Как бы то ни было, Ватутин выехал в Славуту через Милятин. Кортеж составлял четыре машины, командующий фронтом ехал во второй. Вместе с Ватутиным ехал член военного совета фронта Константин Крайнюков.

Впоследствии возникла теория заговора, согласно которой именно Пухов склонил Ватутина ехать опасной дорогой, однако документам этот тезис противоречит: расследование Смерша по горячим следам установило, что командарм-13 как раз предлагал более безопасный вариант.

Другая претензия к Пухову состоит в том, что он не предложил усилить охрану. Однако отметим, что организация физической защиты командующего фронтом — вообще не дело командарма, и никакого особенного усердия Пухов не был обязан проявлять. Скорее всего, генерал решил, что его командир — взрослый человек и сам способен сообщить, если ему нужна дополнительная защита.

В это самое время под Милятиным собирался для засады некий отряд УПА.

Как ни странно, что это конкретно была за группа, точно не известно. Позднее на этот счет будет проводиться целое расследование, однако точно известно, какую именно цель они рассчитывали захватить, — это был вполне прозаический обоз.

Тыловые колонны РККА зачастую охранялись слабо. Поэтому напасть на пяток подвод, разогнать ездовых и захватить груз было естественной идеей. Тем более, от наблюдателей боевики имели сведения о том, что в этом районе движется обоз из 12 повозок.

Обоз действительно пришел. В Милятине его поймали в засаду. Шести повозкам удалось оторваться от преследования и уйти, но еще 6 телег были захвачены, а один солдат сопровождения убит. Чрезвычайно довольные, националисты начали растаскивать груз. Было около восьми часов вечера.

В этот момент в вечерней темноте на дороге показался кортеж Ватутина.

В литературе — в частности, в мемуарах Жукова — картина последовавшего боя изображается с живописными подробностями:

Ватутин выскакивает из машины и отстреливается от многочисленных бандеровцев из автомата. (Георгий Константинович, конечно, при событии лично не присутствовал и в любом случае писал с чужих слов.) Красно-черный день календаря. Миф о главном бандеровском празднике

А вот в версии Крайнюкова Ватутину приписывается даже несколько безумное поведение. Согласно его мемуарам в книге «Оружие особого рода», узнав, что впереди националисты, Ватутин приказывает выйти из машины, сам ложится в стрелковую цепь и ведет бой как обычный стрелок. Крайнюков будто бы предлагает Николаю Федоровичу выйти из боя под прикрытием автоматчиков, а тот отказывается.

Такая картина опровергается специфическим обстоятельством: пулевое ранение Ватутин получил сзади. Не следует думать, что это как-то бросает на него тень. Генерал, командующий фронтом, не принадлежит себе, а «красивая» картина, где генерал идет в атаку на боевиков УПА, рисует его неумным человеком, который напрасно рискует не только своей жизнью, но и подчиненными, бросая их на противника неизвестной численности.

Тем более что, хотя насчет количества боевиков УПА данные разнятся, в любом случае нападавших было больше, чем имелось в скромной охране Ватутина.

Также точно не соответствуют действительности версии о том, что раненого комфронта эвакуировали на крестьянских санях, после того как машина Ватутина якобы перевернулась или увязла. Все это не более чем нагнетание драматизма.

Дело в том, что в документах Министерства обороны содержится наградной лист на водителя Ватутина Александра Кабанова за подписью Жукова и лично присутствовавшего Крайнюкова. Кабанов вывез раненого командира, и едва ли его стали бы награждать за потерянный транспорт.Ликвидация или провокация? Что стоит за загадочной смертью самого «демократичного» лидера ОУН* © Public domain

Головная машина действительно была подбита, но Ватутина там не было. Кстати, по словам самого Кабанова, бой вообще произошел не в самом Милятине, а перед селом возле хутора. Стрельба послышалась спереди, солдаты и офицеры попытались укрыться в постройке неподалеку, и в этот момент Ватутина ранило.

Надо заметить, что описание Кабанова хотя и менее эпично, чем у Крайнюкова, значительно больше похоже на описание поведения живых людей в реальной обстановке.

Как бы то ни было, можно уверенно говорить о некоторых вещах.

Целью нападения Ватутин не был, перестрелка произошла спонтанно. Бой был коротким и хаотичным, и едва ли боевики УПА в тот момент вообще понимали, в кого стреляют. Тем более время было позднее, и никаких белых ночей в этих местах, разумеется, нет. Обстоятельства боя вообще практически исключают настоящую засаду целенаправленно на Ватутина.

Существует популярная версия о некоем «снайпере», стрелявшем в генерала из окна дома в Милятине. Однако основана она только на предположении, что точный одиночный выстрел может быть сделан именно снайпером.

Проблема в том, что эта версия строится на подгонке фактов под концепцию.

В действительности на дороге, где проезжал Ватутин, уже происходили перестрелки в тот же день — кроме засады на обоз, там же была обстреляна одиночная машина. Для организаторов целенаправленной засады на генерала такое поведение маловероятно. Да и сама тактика сесть у дороги и ловить всех подряд выглядит типичной не для искусной диверсионной группы, а как раз для сельских партизан, которые даже не меняют места засады после боя.

Увы, но шальные пули не просто летают по полю боя, а иногда еще и попадают в людей, в том числе в генералов.

В конце концов, через год генерал Черняховский, к которому ехал Ватутин в роковой день, был так же случайно убит осколком снаряда — единственный в машине, где он сидел. Вообразить гаубичный снаряд, прицельно ударивший именно генерала, согласимся, трудно.

Судя по всему, в случае с Ватутиным имела место такая же роковая, дурацкая, но сплошь и рядом встречающаяся на войне случайность.

Однако перестрелкой у хутора дело не кончилось.

Ватутина отвезли в Ровно, затем в Киев. Рану обработали далеко не сразу. 25 сентября. Бандеровцам просят запретить возвращение на Западную Украину © Public domain

Часто можно встретить почти пренебрежительное описание ранения. Однако в действительности это была тяжелая огнестрельная рана с переломом кости, и подобные случаи регулярно кончаются смертью.

В течение нескольких недель состояние Ватутина было стабильным. Однако в 20-х числах марта, уже спустя несколько недель после перестрелки, состояние генерала резко ухудшилось. Началось заражение крови, и 15 апреля Николай Федорович Ватутин скончался, несмотря на усилия группы именитых врачей во главе с Бурденко.

Смерть после нескольких недель лечения регулярно приписывают чьим-то личным проискам (в частности, вину регулярно возлагают на Н. Хрущева), однако следует заметить, что над раной Ватутина работали лучшие в стране специалисты, приглашенные специально для того, чтобы вытянуть генерала, и вряд ли они оставили бы без внимания чьи-то целенаправленные усилия Ватутина убить.

Похоже, что смерть военачальника может быть связана с врачебными ошибками еще в самом начале лечения, либо и вовсе с объективными обстоятельствами.

Еще до гибели генерала по следам боя у Милятина начались военные и чекистские операции. В результате были получены некоторые результаты.

Во-первых, в полосе 13-й армии был изловлен некто Ундир, боевик УПА, служивший в «жандармерии» организации. Он сообщил первые сведения об обстоятельствах боя, из которых следовало, что непосредственно в перестрелке участвовал отряд «Зеленого».

Позднее, в ходе чекистско-войсковой операции, этот отряд был разгромлен, но о судьбе полевого командира с таким «позывным» ничего не известно, вероятно, он погиб в бою.

Однако надо заметить, что разные пленные приписывали нападение на кортеж Ватутина разным отрядам. Борьба за Закарпатье: Фашисты против ОУН*

Так, уже в 1944 году был захвачен Евгений Басюк, по чьим словам, на Ватутина напала другая боевка, тоже разгромленная. Басюк служил в спецгруппе НКВД и помогал ловить бывших товарищей, но позднее попал под суд за мародерство и отсидел в лагерях 25 лет.

Еще одну версию на допросе изложил Федор Воробец, крупный командир УПА, арестованный в 1946 году (и позднее умерший в тюрьме).

Однако похоже, что точку в вопросе о том, кто именно напал на группу Ватутина, поставил Лаврентий Берия. В конце марта 1944 года он сообщил Сталину, что под Ровно разгромлен отряд полевого командира «Олега». На трупе командира этого отряда был найден дневник — фактически, журнал боевых действий — в котором четко говорится о нападении на колонну и захвате карты, принадлежавшей Ватутину.

Можно с уверенностью говорить, что отряд, ответственный за нападение на Ватутина, был уничтожен, причем всего через месяц после инцидента.

Обстоятельства гибели Ватутина, конечно, подстегивают любителей тайн и заговоров. Трагедия оказалась столь нелепой, что многим просто хотелось бы увидеть за ней некий зловещий план.

Увы, но происшествие 29 февраля 1944 года больше напоминает о старой истине: война, которую многим хотелось бы видеть как упорядоченный, четко организованный процесс, гораздо чаще удивляет масштабом бардака с трагическими последствиями.