Фг 42 винтовка

СНАРЯЖЕНИЕ НЕМЕЦКИХ ДЕСАНТНИКОВ

Необычный характер воздушно-десантных операций диктовал разработку необходимого специализированного снаряжения, что в свою очередь вело к расширению возможностей военного искусства в целом
Операции германских парашютно-десантных войск во Второй мировой войне предъявляли противоречившие друг другу требования к вооружению и снаряжению. С одной стороны, парашютистам требовалась высокая огневая мощь, которую они могли бы продемонстрировать в бою, чтобы действовать решительно и с максимальной эффективностью, но, с другой стороны, доступный им арсенал
ограничивался крайне невысокой грузоподъемностью средств десантирования — как самолетов, так парашютов и планеров.

Во время десантной операции парашютист прыгал из самолета практически безоружным, если не считать пистолета и дополнительных патронташей. Когда же парашютисты вводились в бой путем планерного десантирования, вместимость и аэродинамические характеристики планеров Гота DFS-230 диктовали свои ограничения — летательный аппарат мог вместить 10 человек и 275 кг снаряжения.
Противоречие это так никогда и не удалось преодолеть, особенно в той части, которая касается полевых артиллерийских орудий и зениток. Однако располагавшие мощными техническими ресурсами немецкие компании, такие, как концерны «Рейнметалл» и «Крупп», нашли немало инновационных решений проблем, связанных с мобильностью и ударной огневой мощью парашютных частей. На земле часто было сложно отличить снаряжение парашютистов от принятого в сухопутных войсках Вермахта, однако специализированное вооружение все же появлялось, причем оно не просто увеличивало боевой потенциал парашютистов, но и влияло на развитие военного снаряжения и вооружения грядущей половины XX столетия.
Обмундирование

Защитное облачение имеет очень важное значение для того, кто прыгает с парашютом, и для парашютистов оно начиналось с высоких, закрывающих щиколотку ботинок. Они имели толстые резиновые подошвы, очень удобные, хотя не подходившие для длительных пеших переходов, и обеспечивали хорошее сцепление с полом внутри фюзеляжа самолета (поскольку в них не применялись большие сапожные гвозди, обычно характерные для такого рода обуви, поставляемой солдатам других родов войск). Изначально шнуровка находилась по бокам, чтобы избежать зацепления парашютными стропами, однако постепенно разобрались, что в этом нет необходимости, и после операций на Крите в 1941 г. изготовители стали поставлять парашютистам ботинки с традиционной шнуровкой.

Поверх боевой формы парашютисты надевали непромокаемый брезентовый комбинезон длиной до бедер. Он подвергался разным усовершенствованиям и был призван обеспечивать дополнительную защиту от влаги при прыжках, а также больше подходил для того, чтобы надевать на него подвесную систему.



Поскольку приземление всегда являлось одним из самых рискованных этапов прыжка для парашютиста, его форма снабжалась специальными наколенниками и налокотниками. Штанины комплекта боевой формы имели по бокам на уровне коленей небольшие прорези, в которые вставлялись брезентовые утолщения, подбитые растительным пухом. Дополнительную защиту давали внешние «амортизаторы» из покрытой кожей пористой резины, которые фиксировались с помощью ремешков или завязок. (Как от утолщений, так и от самого комбинезона после приземления обычно избавлялись, хотя комбинезон иногда оставляли, чтобы надевать поверх него портупею.) Брюки имели небольшой кармашек как раз над уровнем колен, в который помещался важный для десантника нож-стропорез.

Нож стропорез Fliegerkappmesser – FKM

1 — Каска М38
2 — Прыжковая блуза с «оскольчатым» узором с нарукавными знаками различия
3 — Брюки M-37
4 — Противогаз M-38 в брезентовой сумке
5 — 9 mm MP-40 SMG
6 — Подсумки для магазинов к MP-40 на поясе
7 — Фляга
8 — Сухарная сумка М-31
9 — Складная лопата
10 — Бинокль Ziess 6×30
11 — Ботинки

По мере того как война набирала темп, форма парашютистов приобретала все больше отличительных признаков обмундирования солдат сухопутных войск. Этот повидавший виды солдат, однако, по-прежнему носит свою особенную парашютистскую каску, по которой десантников легко было узнать среди прочих немецких частей.
Наверное, самым важным элементом защитного снаряжения. незаменимым как для прыжков, так и для боя, являлась специфическая десантная каска. В общем и целом она представляла собой обычную каску немецкого пехотинца. но без козырька и опускавшихся вниз полей, защищавших уши и шею, снабженную амортизирующим подшлемником и прочно фиксирующим ее на голове бойца подбородным ремешком.
Немецкая десантная каска
Подшлемник парашютного шлема
Схема устройства немецкой десантной каски
Поскольку в большинстве случаев парашютистам приходилось довольно длительное время вести бои без возможности получить снабжение, важной для них считалась способность нести большое количество дополнительных боеприпасов.
Немецкий десантник с патронташем
Парашютистский патронташ специальной конструкции имел 12 кармашков, соединявшихся по центру брезентовым ремешком, который накидывался на шею, а сам патронташ свисал на грудь так, что боец имел доступ к кармашкам с двух сторон. Патронташ позволял парашютисту нести около 100 патронов для винтовки Каг-98к, которых должно было хватить ему до следующей выброски снаряжения или прибытия подкреплений. Позднее в процессе войны появились патронташи с четырьмя большими кармашками, в которых помещалось до четырех магазинов для винтовки FG-42.
Парашюты
Первым парашютом, поступившим на вооружение германских десантников, стал ранцевый парашют принудительного раскрывания RZ-1. Созданный по заказу Управления технического снаряжения Министерства авиации в 1937 г., RZ-1 имел купол диаметром 8,5 м и площадью 56 кв. метров. При разработке данного средства десантирования за основу была принята итальянская модель «Сальваторе», в которой стренги парашюта сходились в одной точке и от нее V-образиой тесьмой крепились к поясу на талии парашютиста двумя полукольцами. Неприятным следствием такой конструкции являлось то, что парашютист повисал на стропах в нелепом наклонном положении лицом к земле — это также обуславливало технику совершения прыжка головой вперед из самолета, чтобы снизить воздействие рывка при раскрытии парашюта. Конструкция заметно уступала парашюту фирмы «Ирвин», которым поль.зов;1лись парашютисты союзников и летчики Люфтваффе и который давал возможность человеку находиться в вертикальном положении, будучи поддерживаемым четырьмя вертикальными лямками. Кроме всего прочего, таким парашютом можно было управлять, подтягивая поддерживающие стропы подвесной системы, что позволяло разворачиваться по ветру и контролировать направление спуска. В отличие от десантников большинства других стран германский парашютист не мог оказывать никакого влияния на поведение парашюта, так как не имел возможности даже дотянуться до лямок у себя за спиной.
Еще одним недостатком RZ-1 были четыре пряжки, которые предстояло расстегнуть десантнику, чтобы освободиться от парашюта, не оснащенного в отличие от аналогичного рода изделий союзников системой быстрого сброса. На практике это означало, что парашютиста часто тащило по земле ветром, в то время как он предпринимал отчаянные усилия для того, чтобы поскорее расстегнуть пряжки. В таких ситуациях бьио проще перерезать стропы парашюта. С этой целью у каждого парашютиста начиная с 1937 г. имелся «каппмессер» (нож-стропорез), хранившийся в специальном кармашке брюк боевого обмундирования. Лезвие пряталось в ручке и открывалось простым поворотом ее вниз и нажимом на фиксатор, после чего лезвие вставало на место под действием силы тяжести. Это означало, что нож позволял применять его одной рукой, что делало его важным предметом в наборе средств десантирования.
Вслед за RZ-1 в 1940 г. пришел RZ-16, отличавшийся несколько усовершенствованной подвесной системой и техникой действия вытяжного фала. Между тем основным парашютом до конца войны оставался поступивший на вооружение в 1941 г. RZ-20. Одним из его главных достоинств являлась более простая система пряжек, которая вместе с тем строилась на все той же проблематичной конструкции «Сальваторе».
Система быстроразъемных пряжек на немецком парашюте RZ20
Немецкий парашют RZ-36
Позднее производился и другой парашют, RZ-36, который, однако, нашел лишь ограниченное применение в ходе операции в Арденнах. Треугольной формы RZ-36 помогал контролировать «раскачивание маятника», типичное для парашютов предыдущих моделей.
Несовершенство парашютов серии RZ, не могло не скатываться на эффективности десантных операций, проводимых с их применением, особенно в том, что касалось полученных при приземлении травм, вследствие чего сокращалось количество бойцов, способных принимать участие в боевых действиях после высадки.
Немецкие десантные контейнеры
Немецкий контейнер для десантирования снаряжения
В ходе парашютно-десантных операций практически все вооружение и снабжение сбрасывалось в контейнерах. До операции «Меркурий» существовали контейнеры трех габаритов, при этом меньшие применялись для транспортировки более тяжелых военных грузов, таких, как, скажем, боеприпасы, а большие — для более крупных, но легких. После Крита эти контейнеры были стандартизированы — длина 4,6 м, диаметр 0,4 м и вес груза 118 кг. Для защиты содержимого контейнера в нем имелось дно из гофрированного железа, которое сминалось при ударе и выполняло функцию амортизатора. Кроме того, грузы прокладывались резиной или войлоком, а сами контейнеры за счет подвески поддерживались в заданном положении или же помещались внутрь других контейнеров.
Откопанный из земли десантные контейнеры
Взводу из 43 человек требовалось 14 контейнеров. Если отсутствовала необходимость вскрывать контейнер немедленно, его можно было нести за ручки (всего четыре) или же катить на тележке с резиновыми колесами, входившей в комплект каждого контейнера. Одной из версий служил контейнер в форме бомбы, он применялся для легких грузов, которые было трудно повредить. Они выбрасывались с самолетов как обычные бомбы и, хотя оснащались тормозным парашютом, не имели системы амортизаторов.
Немецкий десантный контейнер для снаряжения найденный в реке черными копателями

oper_1974

«Парашютисты догадываются, что приказ об отправке в Россию неминуем. Вскоре они покидают казармы и едут на ближайший аэродром. «Юнкерсы» уже ждут их. Речь идет не о десантной операции, а просто о переброске в Кенигсберг, столицу Восточной Пруссии. После краткой остановки транспортные самолеты доставят их в Шлиссельбург.

Советским частям удается удерживать один плацдарм на правом берегу Невы, где они зацепились за местность. — Надо обязательно взять этот плацдарм, — говорят майору Штенцлеру, как только 2-й батальон штурмового полка прибывает на фронт.
И парашютисты незамедлительно вступают в бой. Главный неприятельский плацдарм — деревня Петрошино. Русскую оборону удается сломить очень быстро. Но противник сразу же энергично контратакует, и парашютисты вынуждены отступить и вернуться на исходные позиции. — Атакуем снова, — решает Штенцлер.
Его парашютисты вновь овладевают уже однажды отвоеванным, а потом отданным участком. Их окружает враждебная природа, здесь только болота и леса и очень трудно продвигаться.
Шесть дней и ночей без передышки будет сражаться 2-й батальон. Итог ужасен. Из 24 офицеров батальона 21 выведен из строя — убит или ранен. Сам майор Штенцлер получит пулевое ранение в голову и 19 октября умрет в госпитале в Тильзите, куда его доставят в безнадежном состоянии.
Почти полностью разбитый 2-й батальон все же выполнил свою задачу. Но праздновать победу довелось лишь небольшому числу оставшихся в живых парашютистов из штурмового полка.

Теперь частью командует батальонный врач, а в каждой роте остается всего несколько десятков солдат под командованием унтер-офицеров, в основном фельдфебелей. Но уцелевшие солдаты из батальона Штенцлера узнают, что теперь они будут не одни в невском секторе.
— Ваши товарищи, — сообщают им, — парашютисты 7-й авиационной дивизии генерала Петерсена, присоединятся к вам на Ленинградском фронте.
— Скоро начнутся холода, но наши парашютисты перенесли солнце Крита и не испугаются русской зимы, — считает генерал Бройер.

Капитан Кнохе пользуется передышкой, чтобы собрать между линиями своих мертвых и похоронить. Специальные отряды занимаются этим зловещим делом, но их часто обстреливают.
Кнохе сам участвует в подобных экспедициях. Он хочет во что бы то ни стало найти тело своего офицера — лейтенанта Алекса Дика. Он был из немецкой семьи, жившей в России, родился в Санкт-Петербурге, где был интернирован ребенком во время Первой мировой войны. Теперь его тело будет покоиться на берегах Невы, в нескольких десятках километров от своего родного города, ставшего Ленинградом.

Но вскоре на помощь советским солдатам приходит неоценимый союзник — зима. Нева и Ладожское озеро покрываются льдом, и русские теперь могут подвозить подкрепление и продовольствие по этому огромному ледяному пространству.
— У русских поднялся боевой дух, господин капитан, — говорит фельдфебель Штольц Кнохе. — Мы с унтер-офицером Канцлером можем продолжать соблазнять их, но они больше не показываются. Напрасно мы им обещаем хлеб, картошку и даже водку, это уже не срабатывает.
Теперь перед немецкими парашютистами советские солдаты в белом зимнем камуфляже, хорошо вооруженные и экипированные. Они не из Средней Азии, а из Сибири, и их боевой дух не пострадал от поражений, которые претерпела Красная Армия в первые месяцы войны.
Экипировка их противников немного улучшается. Немецкие парашютисты получают наушники, теплое белье, сапоги на меху. Нехватки в продовольствии и в снарядах у них не было никогда.
Однако зима начинает их жестоко донимать. Погода плохая. Дни становятся все короче, а ночи длиннее. Их позиции обстреливаются и ночью и днем. Русские установили реактивные установки, которые создают оглушающий шум, немцы называют их «сталинскими органами».

В то время как многие немецкие парашютисты сражались на невском участке между Ленинградом и Ладожским озером в группе армий «Север», другие парашютисты были в группе армий «Центр», по дороге на Москву.
Так, например, части поддержки 7-й авиационной дивизии — пулеметный батальон парашютистов капитана Вернера Шмидта, называемого MG-Шмидт, и несколько рот зенитного батальона майора Байера. Впрочем, эти два батальона идут на Восточный фронт в разрозненном порядке, и их роты распределяются на разные участки, иногда очень далеко друг от друга.
Жак Мабир: «Война в белом аду. Немецкие парашютисты на Восточном фронте 1941 — 1945 г.»



Tags: вторая мировая, противник

Стрелковое оружие Вермахта Второй мировой войны – шмайссер и другие

Чем дальше вглубь времен уходят годы боев с гитлеровскими оккупантами, тем большим количеством мифов, досужих домыслов, часто нечаянных, иногда злонамеренных, обрастают те события. Один из них о том, то что немецкие войска были поголовно вооружены пресловутыми шмайссерами, являющимися непревзойденным образцом автомата всех времен и народов до появления автомата Калашникова. Каким на самом деле было стрелковое оружие Вермахта Второй мировой войны, так ли оно было великолепно как его «малюют», стоит разобраться подробнее, чтобы понять реальную ситуацию.

От винтовки до пистолета-пулемета

Стратегия блицкрига, состоявшая в молниеносном разгроме войск противника при подавляющем преимуществе танковых соединений, прикрываемых авиацией, отводила сухопутным моторизованным войскам чуть ли не вспомогательную роль – закончить окончательный разгром деморализованного врага, а не вести кровопролитные бои с массовым использованием скорострельного стрелкового оружия.

Возможно, поэтому немецкие солдаты к началу войны с СССР в подавляющей массе были вооружены винтовками, а не автоматами, что подтверждается архивными документами. Итак, пехотная дивизия Вермахта в 1940 году по штату должна была иметь в наличии:

  • Винтовок и карабинов – 12 609 шт.
  • Пистолетов-пулеметов, которые позднее станут называть автоматами – 312 шт.
  • Ручных пулеметов – 425 шт., станковых – 110 шт.
  • Пистолетов – 3 600 шт.
  • Противотанковых ружей – 90 шт.

Как видно из приведенного документа, стрелковое вооружение, его соотношение по количеству видов имело значительный перевес в сторону традиционного оружия сухопутных войск – винтовок. Поэтому к началу войны пехотные соединения РККА, в основном вооруженные отличными винтовками Мосина, ничем не уступали противнику в этом вопросе, а штатное количество пистолетов-пулеметов стрелковой дивизии Красной Армии было даже значительно больше – 1 024 единицы.

Позднее, в связи с опытом боев, когда наличие скорострельного, быстро перезаряжаемого стрелкового оружия позволяло получить перевес за счет плотности огня, советское и германское верховные командования приняли решение массово оснастить войска автоматическим ручным вооружением, но это произошло не сразу.

Винтовки Вермахта

Самым массовым стрелковым оружием германской армии к 1939 году была винтовка Маузера – Mauser 98K. Она была модернизированным вариантом оружия, разработанного немецкими конструкторами еще в конце предыдущего века, повторяя судьбу знаменитой «мосинки» образца 1891 года, после этого проходившей многочисленные «апгрейды», находясь на вооружении РККА, а затем Советской Армии до конца 50-х годов. Технические характеристики винтовки Mauser 98K также весьма сходны:

  • Калибр – 7,92 мм.
  • Обойма – 5 патронов.
  • Перезарядка – вручную.
  • Длина винтовки (без штыка) – 1 250 мм, ствола – 740 мм.

Опытный солдат был в состоянии прицелиться и произвести из нее 15 выстрелов за одну минуту. Оснащение германской армии этим простым, неприхотливым оружием началось в 1935 году. Всего было изготовлено более 15 млн единиц, что, несомненно, говорит о его надежности, востребованности в войсках.

Самозарядная винтовка G41 по заданию Вермахта разрабатывалась немецкими конструкторами оружейных концернов Mauser и Walther. После проведенных государственных испытаний наиболее удачной была признана система фирмы Вальтер.

Винтовка имела ряд серьезных недоработок, которые выявились в ходе эксплуатации, что развеивает очередной миф о превосходстве германского оружия. В результате G41 в 1943 году прошла значительную модернизацию, прежде всего связанную с заменой газоотводной системы, позаимствованной у советской винтовки СВТ-40, и стала называться G43. В 1944 году ее переименовали в карабин K43, причем не внеся никаких конструктивных изменений. Эта винтовка по техническим данным, надежности значительно уступала самозарядным винтовкам, производимым в Советском Союзе, что признано специалистами-оружейниками.

Пистолеты-пулеметы (ПП) – автоматы

К началу войны на вооружении Вермахта было несколько видов автоматического оружия, многие из которых были разработаны еще в 20-х годах, зачастую производясь ограниченными сериями для нужд полиции, а также для продажи на экспорт:

  • Пистолет-пулемет МР 18, изобретенный конструктором Хуго Шмайссером в 1917 году. Первое стрелковое оружие, позволявшее вести огонь в автоматическом режиме на дальность до 200 м, производимое серийно – около 18 тыс. экземпляров до окончания Первой мировой войны. Более поздняя модификация этого автомата носит название МР 28.
  • ПП Фольмер-Эрма, где в названии присутствуют имя конструктора Генриха Фольмера и фирмы производителя «Эрма». Запатентован в 1927 году. Принцип действия – использование отдачи свободного затвора. Режим ведения огня – одиночный, непрерывный. Емкость коробчатого магазина – 20, позднее 32 патрона.
  • ПП МР 38, разработанный в 1938 году Генрихом Фольмером по заказу командования сухопутных войск Вермахта, стало базовой моделью автоматического оружия, на основе которого выпускались последующие модели МР 38/40 и МР 40, имевшие незначительные конструктивно-технические отличия, а также крайне неудачный МР 41 с деревянным прикладом. Последний был разработан с учетом печального опыта замерзавших с «железом» в руках немецких солдат в битве под Москвой.

Основные технические данные МР 38, выпускавшегося в 1941 году:

  • Калибр – 9 мм.
  • Патрон – 9 х 19 мм.
  • Длина со сложенным прикладом – 630 мм.
  • Магазин емкостью 32 патрона.
  • Прицельная дальность стрельбы – 200 м.
  • Масса со снаряженным магазином – 4,85 кг.
  • Темп стрельбы – 400 выстрелов/мин.

Кстати, к 1 сентября 1939 года на вооружении Вермахта имелось всего 8,7 тыс. единиц МР 38. Однако после учета и устранения выявленных в боях при оккупации Польши недоработок нового оружия конструкторами были внесены изменения, касавшиеся, в основном, надежности, и оружие стало выпускаться массово. Всего за годы войны на вооружение германской армии поступило более 1,2 млн единиц МР 38 и его последующих модификаций – МР 38/40, МР 40.

Именно МР 38 бойцами Красной Армии назывался шмайссером. Наиболее вероятной причиной этого послужило клеймо на магазинах под патроны к ним с фамилией германского конструктора, совладельца фирмы-производителя оружия Хуго Шмайссера. Его фамилия также связана с весьма распространенным мифом о том, что разработанная им в 1944 году штурмовая винтовка Stg-44 или автомат Шмайссера, внешне схожая со знаменитым изобретением Калашникова, является его прототипом.

Пистолеты и пулеметы

Винтовки и автоматы были основным вооружением солдат Вермахта, но не следует забывать об офицерском или дополнительном оружии – пистолетах, а также пулеметах – ручных, станковых, которые были значительной силой в ходе ведения боев. О них более подробно будет рассказано в следующих статьях.

Говоря о противостоянии с гитлеровской Германией, следует помнить, что фактически Советский Союз воевал со всей «объединенной» нацистами Европой, поэтому у румынских, итальянских и еще войск многих других стран было не только стрелковое оружие Вермахта Второй мировой войны, произведенное непосредственно в Германии, Чехословакии, бывшей настоящей кузницей вооружений, но и собственного производства. Как правило, оно было худшего качества, менее надежно, даже если производилось по патентам немецких оружейников.

Fallschirmjägergewehr 42

FG 42 (нем. Fallschirmjägergewehr 42 — винтовка парашютиста образца 1942 года) — немецкая автоматическая винтовка времён Второй мировой войны. Разрабатывалась специально для десантников люфтваффе.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ
Модель: Ausführung «E» Ausführung «G»
Производитель: Heinrich Krieghoff Waffenfabrik Rheinmetall-Borsig
Патрон: 7,92×57 мм Mauser
Калибр: 7,92 мм
Вес без патронов: 4,38 кг 5,05 кг
Вес с патронами: н/д
Длина: 945 мм 975 мм
Длина ствола: 500 мм
Количество нарезов в стволе: н/д
Ударно-спусковой механизм (УСМ): Курковый
Принцип действия: Отвод пороховых газов, запирание поворотом затвора на два боевых упора
Скорострельность: 750 выстрелов/мин 900 выстрелов/мин
Предохранитель: Флажковый Флажковый, слева над спусковой скобой
Прицел: Диоптрический регулируемый целик и мушка
Эффективная дальность: 500 м
Прицельная дальность: 1000 м
Начальная скорость пули: 745 м/с
Вид боепитания: Отъёмный магазин
Количество патронов: 10,20
Годы производства: 1943–1945 1944–1945

История создания и производства

Толчком к созданию новой винтовки стала операция «Меркурий» по захвату острова Крит в мае 1941 года, а точнее большие потери, понесённые 7-й воздушно-десантной дивизией. Причиной потерь стала конструкция парашютов, позволяющая десантникам иметь при себе только пистолеты Р.08 и Р.38 и пистолеты-пулеметы МР 38, МР 40, а остальное вооружение и боеприпасы десантировались в отдельных контейнерах, которые солдаты должны были отыскать приземления. Проанализировав причины потерь, управление вооружений люфтваффе выдало техзадание на разработку одновременно лёгкого и мощного оружия для десантников.

«В одном оружии объединены ручной штуцер с пистолетной рукояткой, пистолет-пулемет, винтовка и ручной пулемет, причем вес образца равен весу винтовки 98k».

генерал-майор люфтваффе Курт Штудент

Требования к новой винтовке заключались в следующем:

  • использование патрона 7,92×57 мм;
  • небольшие габариты и масса;
  • возможность выбора вида огня;
  • стрельба одиночными при закрытом затворе (для увеличения точности стрельбы);
  • непрерывный огонь с «открытого» затвора.

Противоречащие друг другу требования стали причиной, по которой HWaA (управление вооружений вермахта) отказалось от выполнения проекта, поэтому он выполнялся управлением вооружений люфтваффе самостоятельно (вместе с разработкой новых парашютов).

Немецкий парашутист c автоматической винтовкой FG 42 тип «E»

Разработка была начата в середине 1941 года под кодовым названием LC‑6. Из представленных на конкурс вариантов предпочтение отдали образцу, разработанному Луисом Штанге, ведущему конструктору отделения фирмы Rheinmetall‑Borsig в городе Земмерда. Первый опытный образец винтовки (FG‑42 тип «С») был представлен в апреле 1942 года, и после проведения в апреле — июне 1942 испытаний под эгидой ВВС было запланировано производство 3000 винтовок, чему помешало HWaA, распорядившееся о проведении дополнительных независимых от люфтваффе испытаний, в ходе которых были выявлены определённые недостатки. Для их устранения винтовка подверглась серьёзной модернизации, в ходе которой появились варианты типа «Е» и «F».

12 мая 1943 года состоялась высадка десантников люфтваффе на занятый англичанами Родос, в ходе которой впервые применялась FG‑42 (тип «D» в количестве 50 штук), проявившая себя с самой лучшей стороны, однако первая промышленная партия FG‑42 тип «G» пошла в производство только в августе 1944 года после освобождения Бенито Муссолини десантниками под командованием Отто Скорцени, вооружёнными новой винтовкой. Производство было налажено на мощностях фирмы Krieghoff, поскольку Rheinmetall‑Borsig была перегружена другими заказами.

Ближе к концу Второй Мировой Войны появился вариант FG-42 тип «F», который имел в стандартной комплектации оптический прицел Gw.ZF-4 и демпферное устройство, размещенное в прикладе (оно снижало отдачу и служило буфером затворной рамы, что позволило повысить меткость стрельбы). Всего, по разным оценкам, было выпущено от 1500 до 7000 FG-42 всех типов.

Конструкция и принцип действия

Винтовки обеих моделей имеют в принципе одинаковую конструкцию, их автоматика работает за счет отвода пороховых газов через поперечное отверстие в стенке ствола, при этом газовый поршень с длинным рабочим ходом расположен под стволом. Винтовки FG-42 второй модели имеют ручной газовый регулятор.

Запирание канала ствола на 2 боевых упора, производится поворотом затвора. Поворот происходит в результате взаимодействия криволинейного паза на затворе и скошенных плоскостей на стойке затворной рамы при движении последней. Боевые упоры расположены симметрично в передней части затвора.

Ударный механизм ударникового типа. Ударник соединен со стойкой затворной рамы и разбивает капсюль за счет энергии возвратной и боевой пружин.

Спусковой механизм позволяет вести одиночный и автоматический огонь. Он состоит из спускового крючка, спускового рычага с разобщителем, пружины спускового рычага с направляющим стержнем, вкладыша спускового рычага и переводчика огня. Флажок переводчика-предохранителя флажкового типа расположен с левой стороны, вращается на 180 градусов и имеет три положения — предохранитель, одиночный и автоматический огонь. Ведение одиночного и автоматического огня обеспечивается наличием разобщителя, который соединен со спусковым рычагом. Головка разобщителя, взаимодействуя со скосом затворной рамы, может поворачиваться вправо и влево, вследствие чего происходит срыв разобщителя со спускового крючка. Автоматический огонь ведётся с открытого затвора для лучшего охлаждения ствола, огонь одиночными выстрелами — с закрытого затвора, для лучшей точности стрельбы.

Винтовка сконструирована под стандартный 7,92-мм винтовочный патрон Маузера. Питание патронами при стрельбе осуществляется из приставного коробчатого магазина, в котором патроны располагаются в два ряда в шахматном порядке. Использовались магазины двух типов: М10-42 емкостью 10 патронов и М20-42 емкостью 20 патронов.

Компоновка оружия (расположение ствола, затвора и приклада на одной оси) вкупе с мощным дульным тормозом позволила значительно снизить отдачу и подброс ствола при стрельбе, но в то же время потребовала увеличить высоту расположения прицельного приспособления. Для решения этой проблемы FG‑42 снабдили компактным откидным прицельным приспособлением (мушка и диоптрический целик). Также винтовка могла использовать оптический прицел Gw.ZF‑42, приближающий её характеристики к штатным снайперским винтовкам. Магазины крепятся с левой стороны ствольной коробки. Использование перепрессовки гильз в патроннике (в районе дульца гильзы выбран «лишний» металл) сопровождалось трещинами на дульце стреляных гильз из стали — отличительная особенность именно этого уникального оружия. Таким образом гасилась избыточная энергия патрона. Латунные гильзы при перепрессовке целостности не теряли.

Немецкий парашутист c автоматической винтовкой FG-42 тип «F»

Все модели винтовок FG‑42 снабжались легкими штампованными сошками, в сложенном виде образовывавшими подобие цевья. В приливе крепления сошек располагается игольчатый четырехгранный штык, который в походном положении разворачивался на 180° назад, вдоль ствола. Для FG‑42 был разработан 30-мм ружейный гранатомет Gewehrgranatengerat‑2, благодаря которому стала возможной стрельба ружейными осколочными и противотанковыми кумулятивными гранатами на дальности до 250 м.

30-мм ружейный гранатомет Gewehrgranatengerat‑2 на стволе винтовки FG-42 тип «G» (щелкните по картинке для её увеличения)

Отличия FG-42 модели «F» и «G» от модели «E»:

  • более тяжёлый затвор с увеличенным ходом, снизивший темп стрельбы с 900 до 700 выстр./мин;
  • изменение угла наклона пистолетной рукоятки и замена штампованного приклада на деревянный, улучшившие управление огнём;
  • съёмная коробка спускового механизма;
  • разделённые предохранитель и переводчик режимов огня;
  • модифицированный дульный тормоз-компенсатор;
  • четырехпозиционный газовый регулятор;
  • новый отражатель;
  • удлинённая возвратная пружина, снизившая отдачу;
  • упрощение технологии изготовления некоторых деталей;
  • автоматическое закрытие экстракционного окна;
  • специальная планка, направляющая стреляные гильзы от стрелка;
  • кронштейн для гранатомётного прицела;
  • буферное устройство в прикладе, снижающее отдачу и повышающее точность стрельбы.

Использование

Небольшое количество произведённых винтовок послужило причиной эпизодичности боевого применения FG‑42. Наиболее известные эпизоды:

  • операция «Ход конем» (нем. Operation Rösselsprung) — военная операция нацистских войск, проведённая с 25 мая по 6 июня 1944 года против Народно-освободительной армии Югославии (НОАЮ). Целью операции был захват или убийство Иосипа Броз Тито;
  • операция «Нептун» — морская десантная операция, проведённая 6 июня 1944 года в Нормандии во время Второй мировой войны силами США, Великобритании, Канады и их союзников против Германии. Являлась первой частью стратегической операции «Оверлорд», предусматривавшей захват союзниками северо-западной Франции;
  • Арденнская операция (1945).

Солдат армии США с трофейной немецкой автоматической винтовкой FG-42 тип «E»

Большая часть произведенных парашютно-десантных винтовок FG‑42 досталась странам-победителям. После окончания Второй мировой войны это оружие было обнаружено в Дрездене, Эссене, Штутгарте, Вольфсбурге, в Арденнах и под Гаагой. Это свидетельствует о том, что FG‑42 выдавалось вновь сформированным подразделениям парашютно-десантных войск, отправлявшихся на северный участок Западного фронта, и частично бойцам, присягнувшим рейхсканцлеру Карлу Деницу. Новые автоматические винтовки фирмы Krieghoff поставлялись в наиболее горячие участки фронта. Некоторыми экземплярами FG‑42 в частности были вооружены бойцы войск СС, защищавших Берлин в мае 1945 года.

Видео

Стрельба из винтовки FG-42, обращение с оружием и прочее:

Стрельба из винтовки FG-42 тип «F»

Стрельба из винтовки FG-42 тип «F» в автоматическом режиме

Луис Штанге

( Louis Stange ) 1888 – 1971

Луис Штанге — один из наиболее талантливых немецких конструкторов автоматического оружия.

Биография

Луис Штанге родился в 1888 году в небольшом городке Зёммерда, находящемcя недалеко от столицы Тюрингии — Эрфурта.

В 1907 году 19-летний Луис Штанге устраивается на бывшую фабрику Дрейзе, обретшую к тому времени нового хозяина — Хайнриха Эрхардта, будущего основателя и владельца концерна «Рейнметалл» (Rheinmetall AG), в качестве ученика. Сказать, что ему повезло, наверное, будет недостаточно — ведь его наставником становится сам Луис Шмайссер.

Первоначально Луис Штанге работал у Шмайссера в качестве помощника конструктора, участвуя в создании самозарядных пистолетов Дрейзе калибра 7,65 и 9 мм образца 1907 года, самозарядного карабина Дрейзе образца 1910 года, пулемётов Дрейзе образца 1912 и 1915 года с водяным охлаждением.

Первой самостоятельной разработкой Луиса Штанге стал пистолет-пулемёт Rheinmetall MP 19, сконструированный в конце Первой мировой войны, в дальнейшем он был доработан м выпускался под маркой Solothurn S1-100 в Австрии.

После Первой мировой войны Луис Штанге возглавлял опытный отдел «Рейнметалла» по разработке пулемётов (MG-Versuchsabteilung), основной задачей которого было создание пулемётного вооружения для сухопутных войск и авиации. В этом же отделе, насчитывавшем около 20 человек, работал его брат, Рихард Штанге, занимавший должность мастера.

В 1926 году Штанге закончил работу по модернизации пулемёта Дрейзе, которая велась в строжайшей тайне. Из соображений секретности новый пулемёт получил индекс не в соответствии с годом разработки, как было прежде, а согласно порядковому номеру, под которым регистрировались чертежи в техническом бюро армии. Поэтому новый пулемёт для рейхсвера получил наименование Gerät 13 («Изделие 13»), а впоследствии — MG 13. Он представлял собой логическое развитие пулемёта Дрейзе, разработанного Луисом Шмайссером ещё в 1901 году. Официально пулемёт был принят на вооружение в 1931 году и выпускался в Зуле фирмой Simson & Sohn, так как ей было разрешено производить боевое оружие.

В 1929 году Луис Штанге представил совершенно новый пулемёт MG 29 (Solothurn S2-100). Уже через год группа Луиса Штанге осуществляет доработку пулемёта и представляет улучшенную модель под обозначением MG 30 или Solothurn S2-200. По существу MG 30 имел те же самые конструктивные черты, что и его предшественник, и отличался ещё более простым устройством. В первую очередь Штанге отказался от применения затыльника – его роль выполнял приклад, крепящийся к ствольной коробке при помощи сухарного соединения. В прикладе был размещён буфер, смягчавший удары затвора в крайнем заднем положении.

MG 30 стал прообразом основного пехотного пулемёта вермахта MG 34 и наиболее распространённых авиационных пулемётов люфтваффе MG 15 и MG 17.

Пулемёт MG 34 был разработан немецкой компанией Rheinmetall AG по заказу Вермахта. Разработкой пулемёта руководил Луис Штанге, однако при создании пулемета использовались наработки не только компании Рейнметалл и её дочерних компаний, но и других фирм, таких как Mauser, например. Пулемёт был официально принят на вооружение вермахта в 1934 году и вплоть до 1942 года официально являлся основным пулемётом не только пехоты, но и танковых войск Германии. В 1942 году вместо MG 34 на вооружение был принят более совершенный пулемёт MG 42, однако производство MG 34 не прекратилось вплоть до конца Второй мировой войны, так как он продолжал использоваться в роли танкового пулемета в силу большей приспособленности к этому по сравнению с MG 42.

Последней разработкой Луиса Штанге стал один из наиболее оригинальных образцов автоматического оружия времен II мировой войны, автоматическая винтовка FG 42 (Fallschirmjägergewehr 42).

После окончания войны Луис Штанге был арестован и осуждён трибуналом союзников как военный преступник с конфискацией всего имущества. Трибунал приговорил его к относительно небольшому сроку и в лагере для заключённых Штанге пробыл около двух с половиной лет. В это время умерла его супруга, Маргарете Штанге (урожденная Мейер). После возвращения на родину Луису Штанге разрешают возвратиться в Тюрингию, в округ Вайсензее (Weißensee), сегодня округ Зёммерда. Споры и разногласия во мнениях о дальнейшей судьбе Германии привели к разрыву отношений между Луисом Штанге и его родными. Он не желал участвовать в строительстве социалистической Германии и был отправлен в своего рода ссылку в небольшой посёлок Хасслебен (Hassleben). В Хасслебене Штанге второй раз женился и жил там вплоть до своей смерти в 1971 году. О роде его деятельности в послевоенное время ничего неизвестно, ясно только то, что она никак не была связана с его оружейным прошлым.

Оружие конструктора применявшееся во Второй мировой войне

  • Пулемёт MG 13
  • Пулемёт MG 30
  • Единый пулемёт MG 34
  • Пистолет-пулемёт Steyr-Solothurn S1-100
  • Fallschirmjägergewehr 42