Фаворит Екатерины Григорий

История жизни графа Григория Орлова: талантливого полководца и фаворита Екатерины Великой

Григорий Григорьевич Орлов вошел в историю как фаворит Екатерины II и человек, приведший ее к власти. Из всех возлюбленных Екатерины выделяются только две личности — Орлов и Потемкин. Но если Потемкин действительно был великим человеком, то граф Орлов ничем особенным, кроме участи в перевороте, так и не выделился.

Происхождение и история рода

Григорий появился на свет в октябре 1734 года в семье помещика Тверской губернии. Особой знатностью тот не обладал, но и мелкопоместным не назовешь. Григорий Иванович Орлов дослужился до чина статского советника и должности губернатора Новгорода. У супругов родилось 6 сыновей, только один из них умер в младенчестве. Для тех времен это показатель крепчайшего здоровья рода. Детская смертность была огромной даже в знатных фамилиях.

Все 5 сыновей поступили в гвардию. Служить в ней было дорого — требовались собственные средства. Они у братьев водились, хотя и не крупные. Значит, отец мог себе позволить содержать сыновей и был если и не богат, то состоятелен.

Образование мальчик получил начальное. Как и многие дворяне того времени, учился дома: читать, писать, немного арифметике. Вот и все. Но он и сам не стремился к знаниям — в этом позже с горечью убедилась Екатерина. Если бы не она, то биография Григория вряд ли была бы хоть чем-то интересна.

Парень отличался статью, богатырским здоровьем, высоким ростом, мужской красотой. Женщины от него были без ума.

В 1749 году, когда ему исполнилось 15 лет, отец с другими братьями отвез его в Петербург и определил в гвардейский Семеновский полк. Рядовыми, как тогда было принято. В полку Григорий прослужил 8 лет, до 1757 года. Наконец ему присвоили первое офицерское звание и отправили в армию. Тогда русские войска воевали в Пруссии.

Награды, звания

В сражении при Цорндорфе Орлов отличился. Он был трижды ранен, но поля боя не покинул.

За доблесть был замечен начальством. В 1759 году молодого офицера отправили в Петербург в качестве сопровождающего флигель-адъютанта Фридриха II графа Шверина. Граф попал в плен, а в те куртуазные времена пленные офицеры обычно весьма неплохо жили в городах противной стороны.

В столице герой-офицер приглянулся самому генерал-фельдцейхмейстеру графу Петру Шувалову. Престарелый граф сделал молодца своим наперсником. Григорий носил записки любовнице графа княгине Куракиной. Кончилось тем, что Шувалов застал парочку в постели.

Орлов оказался в гренадерском полку. Там он и попался на глаза Екатерине. Великая княгиня в него действительно влюбилась — это отмечали многие современники.

Братья Орловы85 сделали ставку на Екатерину — для них ее взлет означал прыжок «из грязи в князи». Пан или пропал. Им повезло — переворот в 1762 году удался. Все братья были буквально осыпаны милостями. Больше всех, конечно, получил Григорий.

Он в одночасье стал камергером, генерал-майором, получил орден Святого Александра Невского и шпагу, усыпанную бриллиантами. Это не считая поместий, домов и прочих благ.

Рис. 1. Орлов и Екатерина II, современное воплощение в мюзикле «Екатерина»

Екатерина назначала его на высокие должности, но Орлов спихивал все дела на подчиненных.

Единственное поручение, которое он смог довести до конца лично, — это подавление чумного бунта85 в Москве в 1771 г. Но ничего неординарного он не предпринял. В сущности, с бунтом бы справился любой полковник, имеющий такие же силы солдат.

Григорий оказался недалеким человеком, а императрице была нужна правая рука, и она появилась. Это был Григорий Потемкин85.

Личная жизнь, дети

Григорий сделал попытку стать официальным мужем Екатерины. Но воспротивились аристократия и гвардия. Солдаты уважали Григория, но видеть Гришку царем? Это было немыслимо. Все же монархи тогда считались небожителями. Убить царя было можно, но вот стать им было непросто.

Больше Григорий не пытался прыгнуть выше головы. Тем более что в 1772 году Екатерина дала ему титул графа.

Рис.2. Портрет Орлова на пике его карьеры

От Орлова Екатерина родила единственного признанного внебрачного ребенка — Алексея Григорьевича Бобринского. Воспитывался он отдельно от родителей.

Алексей Бобринский по характеру пошел в отца. Он тоже ничем себя не проявил, хотя Екатерина прилагала усилия, чтобы мальчик получил достойное образование. Но единственное, чем он смог прославиться — это огромными долгами, сделанными им в Париже. В кратчайшие сроки юноша умудрился занять почти 1 миллион рублей и потратить их на карты и женщин. Впоследствии Павел I в Сенате признал его своим братом и осыпал милостями: недвижимостью, крепостными, орденами, сделал генералом и графом.

Вынужденный расстаться с императрицей и не имея возможности вернуться в Петербург, Орлов у себя в поместье награждал орденами своих любимцев. Екатерина подтверждала «указы» бывшего фаворита, но при себе больше видеть не желала.

Затем в Петербург пришло известие, что граф обвенчался со своей двоюродной сестрой Екатериной Зиновьевой 18 лет от роду.

Церковь осудила кровосмесительный брак, но Екатерина заступилась за Григория и присвоила его жене титул статс-дамы двора.

Как отмечали современники, Григорий нежно любил жену. Он даже забросил кутежи, стал верным мужем. Но счастье оказалось недолгим. Через три года совместной жизни у Екатерины обнаружилась чахотка. Болезнь протекала очень быстро. Лечение в Швейцарии не помогло. Жена умерла на руках Григория в Лозанне. Детей у них так и не было.

Причина смерти, значение в истории

Смерть жены в 1782 г., которую Григорий нежно любил, подействовала на него самым удручающим образом. Граф помешался рассудком.

Его перевезли на подмосковную усадьбу Нескучное. Позднее по названию поместья получил название Нескучный сад.

Рис.3. Развалины усадьбы «Семеновское-Отрада», где был похоронен граф Григорий Орлов

Судя по ходившим среди современников слухам, в минуты просветления Орлов повторял: «Это мне за убийство Петра». Что именно он имел в виду — смерть жены или свое сумасшествие, неизвестно.

Скончался граф в апреле 1783 г., всего на год пережив жену.

Похоронили бывшего фаворита царицы в его поместье «Семеновское-Отрада», но в 1832 году останки перенесли в Новгород, на кладбище у Георгиевского собора. Там же были ранее похоронены его братья Федор и Алексей.

Григорий Орлов не стал государственным деятелем. Для этого он оказался слишком ограниченным. Он так и остался в истории человеком, приведшим к власти Екатерину Великую. Но стать ее сподвижником не смог, да и не захотел.

Первый фаворит. Величие и безумие Григория Орлова

«Золотой век» императрицы Екатерины Великой был веком фаворитов. Но из всего многообразия людей, возвысившихся благодаря благосклонности императрицы, выделяются двое — Григорий Потёмкин и Григорий Орлов.

Любовный треугольник Орлов — Екатерина — Потёмкин вот уже третье столетие занимает умы тех, кто любит изучать историю через альков.

Потёмкин и Орлов, не имевшие высокородного происхождения, изначальным своим подъёмом были обязаны личной симпатии со стороны Екатерины.

Но Потёмкин сумел себя показать как выдающийся организатор, государственный деятель, ставший «правой рукой» императрицы во всех её начинаниях.

На стороне Григория Орлова были лишь храбрость, решительность и личная преданность Екатерине. Впрочем, не будь у него этих качеств, возможно, Екатерина и вовсе не взошла бы на русский престол.

Красавец и неуч

Григорий Григорьевич Орлов родился 6 (17 по новому стилю) октября 1734 года в селе Люткино Бежецкого уезда Тверской губернии в семье новгородского губернатора Григория Ивановича Орлова.

Как и братья, Гриша получил домашнее образование, которое Екатерина II впоследствии оценила довольно уничижительно: по её словам, ни в каких науках он не разбирался, а французский знал настолько плохо, что не понимал стихов на этом языке. Для императрицы, натуры творческой, такие недостатки фаворита были неприятны, но она их терпела, понимая, что Григория уже не переделать.

Многие современники отмечали удивительную дружбу, царившую между братьями Орловыми, — «они делили меж собою все доходы, у них были общие расходы, один общий кошелёк».

В 1749 году отец привёз троих сыновей, включая Григория, в Петербург для начала их военной карьеры. Григорий стал солдатом Семёновского полка.

Если склонностью к наукам Григорий Орлов наделён не был, то природной красотой и силой он обладал в полной мере. Стоя в строю, он возвышался над товарищами на две головы и способен был побороть любого силача.

В 1757 году он был переведён офицером в армию и принял участие в Семилетней войне, отличившись в сражении при Цорндорфе, где не покинул поле боя даже после трёх ран.

Коварный адъютант

Слава о его подвигах распространилась в армии, а затем и в Петербурге. В 1759 году Григорий приехал в столицу в числе сопровождающих высокопоставленного прусского пленника — флигель-адъютанта прусского короля графа Шверина.

В Петербурге его в качестве адъютанта взял к себе на службу генерал-фельдцейхмейстер граф Пётр Шувалов.

Григорий вновь воссоединился с братьями, служившими в гвардии. Орловы проводили время в весёлых пирушках и кутежах, о которых судачил весь Петербург.

И здесь Григорий продемонстрировал свою отчаянную смелость и безрассудство, закрутив роман с княгиней Куракиной, которая являлась возлюбленной… графа Шувалова.

Когда Шувалов узнал о том, что ему «наставил рога» адъютант, многие ожидали, что для Григория Орлова это будет концом карьеры.

Но обошлось — Григорий отделался только переводом в фузилёрный гренадёрский полк.

Зато после этой истории им заинтересовалась Екатерина, в тот момент жена цесаревича Петра.

Любовь в обмен на преданность

Увидев Орлова, будущая императрица влюбилась в красавца-военного. 25-летний Орлов вряд ли был способен на тонкие чувства, но ответил Екатерине глубокой личной преданностью.

Для Екатерины это было как нельзя кстати — Григорий и его братья, чрезвычайно популярные в гвардии, были незаменимыми союзниками в политической борьбе.

Политика и личные чувства у Григория Орлова и Екатерины переплелись очень тесно — в апреле 1762 года, когда её судьба висела на волоске, будущая императрица родила от фаворита сына, которого назвали Алексеем.

Ребёнок был передан на воспитание приближённому Екатерины. Впоследствии мальчик, получивший фамилию Бобринский, стал основателем графского рода Бобринских.

Пётр III был прекрасно осведомлён и о родах жены, и о том, что ребёнок не от него. Он намеревался избавиться от Екатерины, заточив её в монастырь, и жениться на своей фаворитке Елизавете Воронцовой.

У Екатерины не было иного шанса, кроме как опередить мужа. Успеху заговора способствовала низкая популярность Петра в армии, которая не могла простить ему преклонения перед прусским королём Фридрихом, с которым Россия сражалась в Семилетней войне.

Главной движущей силой переворота, происшедшего 28 июня 1762 года, стали братья Орловы. Григорий одним своим видом и решительностью способен был перетянуть на свою сторону тех, кто колебался. В итоге и военные, и чиновники присягнули на верность императрице Екатерине II.

Но встал немаловажный вопрос: что делать с низложенным императором? Пётр III, будь он в изгнании или заточении, представлял для императрицы потенциальную опасность. В то же время отдавать приказ об убийстве мужа Екатерина не могла.

В таких случаях и нужна помощь преданного и влюблённого фаворита. 6 июля 1762 года свергнутый император скончался в Ропше, по официальной версии, от геморроидальных колик. Историки полагают, что Петра III убили, однако споры о том, как это произошло, продолжаются по сей день. Долгое время убийцей называли брата Григория, Алексея Орлова. Но возможно, что непосредственным исполнителем был кто-то другой. Ясно одно — фаворит Екатерины сумел избавить её от неудобств.

В шаге от трона

Сразу после восшествия на престол Екатерина II осыпала Орловых, и, разумеется, в первую очередь Григория, милостями.

Фаворит императрицы был произведён в генерал-майоры. В тот же день ему было пожалованы звание действительного камергера, орден Св. Александра Невского и шпага, богато украшенная бриллиантами. В день коронации Екатерины Григорий Орлов был произведён в генерал-поручики и назначен генерал-адъютантом императрицы.

Чины, должности, награды, деньги — у Григория Орлова было всё и впридачу искренняя, до поры до времени, любовь Екатерины.

Вот только переделать себя Григорий не мог. Грубоватый храбрец и кутила, лично преданный императрице, он мог лишь усердно выполнять её поручения. Екатерине хотелось большего — иметь рядом не исполнителя своей воли, а умного и деятельного советчика, способного развить её идеи, предложить что-то новое. Именно такого человека позднее Екатерина найдёт в Григории Потёмкине.

Между тем братья Орловы всерьёз помышляли о том, чтобы узаконить отношения Екатерины и Григория, сделав его официальным мужем императрицы.

Так далеко Екатерина заходить не собиралась, однако сумела обставить свой отказ так, будто бы причиной его является не её собственная воля, а мнение общества.

Согласно легенде, на заседании Государственного совета Никита Панин, один из самых влиятельных лиц первой половины правления Екатерины II, когда речь зашла о браке императрицы с Орловым, заявил: «Императрица может поступать, как ей угодно, но госпожа Орлова никогда не будет императрицей российской».

Победитель чумы

Отказав Григорию в праве на трон, Екатерина продолжала осыпать его наградами, назначать на новые должности, побуждая к государственной активности, но он оставался лишь исполнителем воли императрицы.

Любовной страсти Екатерины хватило на несколько лет, но постепенно её чувства стали сходить на «нет». Григорий в течение долгого времени этого не замечал, а когда осознал, то было уже поздно.

В 1771 году решительность Григория Орлова понадобилась в Москве, где бушевала эпидемия чумы. Отчаявшиеся москвичи подняли бунт, жертвой которого пал архиепископ Амвросий.

Наводить порядок императрица отправила Орлова. Тот действовал жёстко: бунт был подавлен безжалостно, зачинщиков казнили, после чего были предприняты решительные меры по пресечению эпидемии. Орлов сам обходил больницы, строго смотрел за лечением и пищей, следил за тем, как сжигали вещи умерших, утешал обездоленных. По его распоряжению, было установлено денежное вознаграждение выписываемым из больниц (женатым — по 10 рублей, холостым — по 5 рублей), что стало более действенной мерой против утаивания больных, чем самые строгие приказы.

Благодаря этим мерам эпидемию удалось остановить.

Императрица вновь осыпала Григория наградами, а в Царском Селе, по дороге в Гатчину были воздвигнуты деревянные ворота с надписью, изображавшей его подвиг, со стихом поэта Майкова: «Орловым от беды избавлена Москва».

Короткий миг счастья

Но этот триумф стал для Григория Орлова последним в ранге фаворита. Утомлённая им Екатерина нашла себе новое увлечение, повелев Григорию удалиться в одно из своих многочисленных владений или куда он сам пожелает.

Отставленный фаворит стремительно потерял влияние. Ещё вчера всемогущий, теперь он был лишь тенью себя прежнего.

Он выезжал для лечения за границу, но затем возвращался домой, проводя время в праздности.

Изменить его жизнь могла женитьба в 1777 году на двоюродной сестре Екатерине Николаевне Зиновьевой. Брак этот получился скандальным — невесте к моменту свадьбы было 18 лет, и она после смерти родителей в течение четырёх лет находилась на попечении Орлова. Ходили слухи, что опекун попросту изнасиловал свою воспитанницу. Но даже если и всё было по взаимной любви, русская церковь категорически не одобряла брак между столь близкими родственниками.

Григорию Орлову за подобный проступок грозило заточение в монастырь, но вмешалась императрица, лично одобрившая брак и пожаловавшая новоиспечённой графине Орловой титул статс-дамы.

И тут выяснилось, что к юной Катеньке Зиновьевой граф Орлов испытывал искреннее и глубокое чувство, какого не было даже к императрице. Он был по-настоящему влюблён в юную супругу, в прошлом остались кутежи и чудачества, он отошёл от дел и полностью посвятил себя семейной жизни.

Но долго наслаждаться счастьем Григорию Орлову было не суждено. У графини началась чахотка, и супруги выехали на лечение в Швейцарию. Екатерина мечтала подарить мужу наследника, однако болезнь стремительно прогрессировала. В июне 1782 года 22-летняя графиня Орлова умерла в Лозанне.

Для Григория Орлова, чьё здоровье и без того было подорвано ранениями и образом жизни, который он вёл в молодости, этот удар оказался роковым.

Бывший фаворит императрицы сошёл с ума, впав в детство. Братья отвезли Григория в его дом в Москве, в усадьбе Нескучное, где позже будет разбит Нескучный сад.

Орлову выписали лучших врачей и лучшие лекарства того времени, но всё было напрасно — Григорий угасал, находясь в состоянии тихого помешательства. Он умер в ночь на 13 апреля 1783 года.

Мир Знаний.

Граф Алексей Орлов — сподвижник Екатерины II, брат ее фаворита Григория. При дворе Алексей не занимал официальных должностей, но многое в государстве зависело от его решений. Он был сухопутным офицером, но славу ему принесло одно-единственное морское сражение, поставившее его в ряд с великими полководцами. А еще он вывел уникальную породу лошадей — орловского рысака.

Посадил на трон Екатерину II

Третий по старшинству из пятерых братьев Орловых, Алексей был самым умным и амбициозным из них, обладал харизмой и отвагой. Он с детства побеждал даже старших братьев в борьбе и беге наперегонки. Закончив Сухопутный шляхетский корпус, поступил на службу в лейб-гвардии Преображенский полк.

В обществе братья Орловы прослыли кутилами и повесами. Но именно они, оказавшись в числе приближенных к великой княгине Екатерине, возвели ее на российский престол. Ночью 8 июля 1762 года Алексей, прибыв в Петергоф, разбудил спящую княгиню: «Пора вставать! Все готово, чтобы провозгласить вас…». На следующий день новой императрице присягнули гвардейские части. Алексей был одним из тех, кто заставил Петра III отречься от престола. Подлинная история убийства императора до сих пор не известна. Есть версия о существовании некоего «покаянного письма» Екатерине II, в котором Орлов якобы сознался в душегубстве. Однако последние исследования историков называют это письмо фальшивкой. Императрица щедро отблагодарила всех братьев Орловых, присвоив им графский титул. Как главный герой переворота, решивший судьбу престола, Алексей был награжден орденом Святого Александра Невского, получил чин генерал-майора.

Счастливое исцеление

В 1767-м он серьезно заболел. Врачи предрекали ему смерть. Тогда к Орлову был приглашен некий Ерофеич с Васильевского острова. Его называли и знахарем, и фельдшером, и даже лекарем Академии наук. Сам о себе он говорил, что родом из Иркутска, с обозом попал в Китай, остался там учиться врачеванию. Вернувшись в Петербург, через Бецкого (личный секретарь Екатерины II, президент Императорской Академии художеств) устроился лекарем при Академии. У Орлова Ерофеич нашел застарелую лихорадку и удушье. Лечил травами и каплями. Давал рвотного, чтобы его «повычистило», а затем потогонного. Закрывал на ночь спящего в жарко натопленной комнате. И вернул-таки графа к жизни, чем нажил себе врагов среди петербургских медиков.

Битва при Чесме

6 октября 1768 года Турция объявила войну России. Граф Орлов разработал план военно-морской операции в Средиземном морс. «Эскадра от восьми до десяти линейных кораблей великий страх причинит туркам, если достигнет до наших мест; чем скорее, тем лучше»,— писал он в донесении Екатерине II. Не имея опыта в геополитике, молодой амбициозный военачальник планировал освободить греков от османского ига. Об их недовольстве турецкой властью и о расположенности к России он узнал, находясь «на лечении» в Италии. Однако допустив в начале войны ряд просчетов, Орлов быстро отказался от грандиозных замыслов и перешел к решению конкретных военных задач.

5—7 июля 1770 года в Чесменской бухте состоялось крупнейшее сражение Русско-турецкой войны 1768—1774 годов, положившее начало разгрому Османской империи. Русские эскадры адмирала Григория Спиридова и англнйского советника контрадмирала Джона Эльфинстона, под общим командованием графа Алексея Орлова, обнаружили неприятельский флот на рейле Чесменской бухты (западное побережье Турции). 5 июля Орлов дал приказ атаковать противника. Турецкий флот имел солидное численное превосходство над российским. Но яростно сражавшиеся русские моряки вынудили турок войти в бухту под защиту береговых батарей, а затем заблокировали им выход. 7 июля под покровом ночи российские линейные корабли прошли в бухту и открыли огонь по кораблям и береговым батареям неприятеля. Вскоре был подожжен, а затем взорвался турецкий 84-пушечный корабль, что и предопределило победу. Его горящие обломки разлетелись по всей бухте так, что загорелись последние остатки турецкого флота.

За победу в Чесменском бою Алексей Орлов был награжден орденом Георгия 1-й степени и стал именоваться Орловым-Чесменским. В Большом Петергофском дворце был создан Чесменский зал, в Царском Селе — Чесменская колонна, в Гатчине — Чесменский обелиск. В Санкт-Петербурге были построены Чесменский дворец и Чесменская церковь Иоанна Предтечи.

Перехитрил самозванку

В октябре 1772 года в Европе впервые появилась молодая, привлекательная, прекрасно воспитанная, владеющая несколькими европейскими языками и даже понимающая по-арабски особа. Сначала называлась султаншей Али-Эмети, затем — Элеонорой, принцессой Азовской, потом — графиней Пинебергской, и наконец, княжной Елизаветой Владомирской — дочерью бывшей российской императрицы Елизаветы Петровны от морганатического брака с графом Алексеем Григорьевичем Разумовским. Кочуя по Европе, она умножала штат любовников, которые ее содержали.

В то время в Польше против короля Станислава Понятовского — протеже Екатерины II, часть польской шляхты подняла восстание, которое было жестко подавлено. Лидерам разбежавшихся по Европе мятежников Даманскому и Радзивиллу посчастливилось познакомиться с Елизаветой Владомирской. Княгиня рассказывала, как еще в детстве была вынуждена покинуть Россию и переехать в Персию, где ее приютил шах. В это время трон захватила вероломная Екатерина. Обиженная желала восстановления справедливости. Теперь в планы поляков входило не только свержение Понятовского, но и возведение на трон «законной наследницы российской короны». Вести о самозванке к тому времени докатились до России. Екатерина II, не связанная кровными узами с династией Романовых и получившая власть путем дворцового переворота, сильно встревожилась. Она отдала приказ узнать всю подноготную «всклепавшей на себя» интриганки. Кстати, княжной Таракановой самозванку называли только в России. Сама она так никогда не представлялась. Есть предположение, что фамилия эта возникла от Драгановых — казаков, родственников графа Разумовского.

В 1774 году, окончательно войдя в роль, княжна Тараканова решила поставить на кон все. Не желая быть пешкой в игре поляков, она разорвала с ними отношения, перебралась в Рагузу (ныне Дубровник, Хорватия) и там представила французскому консулу документ, написанный якобы самой Елизаветой Петровной. В нем говорилось, что Елизавета Владомирская — законная наследница дома Романовых и имеет полное право на российский престол. Об этом скоро стало известно не только в Европе, но и в России. Затем она написала письмо находившемуся в это время в Средиземном море с русским флотом Алексею Орлову, предложив ему роль первого человека в государстве в обмен на помощь по захвату власти в России. Тот счел за благо переслать письмо Екатерине II. Доведенная до бешенства императрица приказала ему любым способом доставить самозванку на корабль и привезти в Петербург.

При первой же встрече Орлов и Тараканова прикинулись безумно влюбленными, но при этом каждый из них вел свою игру. Историю их «любви» впоследствии распишут и приукрасят романисты. В конечном итоге более опытный по части интриг Орлов оказался все же хитрее самозванки. «Согласившись» на ее предложение, он пригласил ее отпраздновать событие на военном корабле. Та приняла приглашение, вместе с несколькими приближенными прибыла на корабль, где и была арестована. Княжну поместили в сырой и темный трюм, где она пробыла все время, пока в мае 1775 года корабль не бросил якорь в Кронштадте. Затем ее доставили в каземат Петропавловской крепости. Генерал-фельдмаршал Алексей Голицын ввиду секретности дела вел дознание без свидетелей. Кормили узницу плохо, допросами изводили ежедневно. Но она продолжала настаивать на правдивости своих показаний. Здоровье княжны Таракановой заметно ухудшилось. Вскоре у нее начала идти горлом кровь. Причиной могло стать долгое путешествие в сыром трюме. В отчаянии она написала письмо императрице с просьбой о прощении и разрешении отбыть наказание где-нибудь в другой стране. Но тщетно.

4 декабря 1775 года заключенная умерла от туберкулеза. Похоронили се во дворе крепости без каких бы то ни было обрядов. Алексей Орлов в том же 1775 году получил отставку. В 1782-м женился на Евдокии Лопухиной. Умер 5 января 1808 года в Москве.

Григорий Орлов — биография, информация, личная жизнь

Григорий Григорьевич Орлов. Родился 6 (17) октября 1734 года в селе Люткино Бежецкого уезда Тверской губернии — умер 13 (24) апреля 1783 года в Москве. Светлейший князь, генерал-фельдцейхмейстер, фаворит императрицы Екатерины II.

Григорий Орлов родился 6 (17 по новому стилю) октября 1734 года в селе Люткино Бежецкого уезда Тверской губернии — родовой усадьбе Орловых.

Второй сын новгородского губернатора Григория Ивановича Орлова (1685—1746) и его жены Лукерьи Ивановны Зиновьевой.

Младший брат — Граф Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский (1737-1807), государственный и военный деятель, командующий эскадрой русского флота в Чесменской битве (1769).

Детство его прошло в Москве. Начальное образование получил дома.

В 1749 году, 15-летним, записан в лейб-гвардии Семёновский полк солдатом, рядовым. В 1757 году переведён офицером в армию и принял участие в Семилетней войне. В сражении при Цорндорфе получил три раны, но продолжал принимать участие в сражении. Это заставило говорить о нём тогда в войске и сделало имя его весьма популярным в офицерской среде.

В 1759 году переведён на службу в столицу в один из артиллерийских полков.

В 1760 году Григорий Григорьевич Орлов обратил на себя внимание генерал-фельдцейхмейстера графа П. И. Шувалова, который взял его к себе адъютантом.

Рослый, статный и красивый, склонный к кутежам и смелым, рискованным похождениям, Орлов скоро составил себе в Санкт-Петербурге репутацию «Дон Жуана». Роман его с княгиней Куракиной, возлюбленной графа Шувалова, повлёк за собой отчисление его от должности адъютанта и перевод в фузилёрный гренадерский полк, что только увеличило популярность Орлова в петербургском обществе. Им заинтересовалась цесаревна Екатерина Алексеевна (будущая императрица Екатерина II), супруга Петра III, и пожелала с ним познакомиться.

Смелый, решительный характер Орлова привлёк к нему симпатии цесаревны, которая и доверила ему свою судьбу. При её содействии Орлов, только что произведённый в капитаны, был назначен 23 февраля (6 марта) 1762 года цалмейстером (казначеем) Канцелярии главной артиллерии и фортификации, что оказало существенную помощь дворцовому перевороту в 1762 году, так как ставило его вне подозрений о близости к императрице и в то же время давало ему возможность располагать нужными денежными средствами для пропаганды задуманного переворота.

Успех последнего вознёс Орлова на вершину почестей и влияния. В день восшествия Екатерины II на престол, 28 июня (9 июля) 1762 года, артиллерии капитан Григорий Орлов был произведён в генерал-майоры. В тот же день ему было пожалованы звание действительного камергера, орден Св. Александра Невского и шпага, богато украшенная бриллиантами.

В день своей коронации, 22 сентября (3 октября) 1762 года, императрица Екатерина II произвела генерал-майора Григория Григорьевича Орлова в генерал-поручики назначила своим генерал-адъютантом. Кроме того, именным Высочайшим указом, от 22 сентября (3 октября) 1762 года, камергер Иван, генерал-поручик Григорий, генерал-майор, гвардии майор Алексей, камер-юнкеры Фёдор и Владимир Григорьевичи Орловы, возведены, с нисходящим их потомством, в графское Российской империи достоинство.

Грамотой римского императора Франца I, от 10 (21) июня 1763 года, действительный камергер, генерал-адъютант, генерал-поручик, граф Российской империи Григорий Григорьевич Орлов возведён, с нисходящим его потомством, в княжеское Римской империи достоинство, с титулом светлости.

22 июля (2 августа) 1763 года Высочайшим указом императрицы Екатерины II была учреждена Канцелярия Опекунства иностранных, и действительный камергер, генерал-адъютант, граф Григорий Григорьевич Орлов назначен её президентом, коим он и оставался до самой своей смерти.

25 марта (5 апреля) 1764 года назначен лейб-гвардии Конного полка подполковником в чине генерал-поручика, 30 декабря 1764 (10 января 1765) года произведён в генерал-аншефы. 25 марта (5 апреля) 1765 года назначен шефом Кавалергардского корпуса.

11 (22) мая 1765 года действительный камергер, генерал-адъютант, генерал-аншеф, граф Григорий Григорьевич Орлов назначен генерал-фельдцейхмейстером по Артиллерийскому корпусу и генерал-директором по Инженерному корпусу, а ещё через некоторое время стал первоприсутствующим в Канцелярии главной артиллерии и фортификации.

Влияние Орлова особенно усилилось после раскрытия хитровского заговора, имевшего целью вырезать всю семью Орловых. Одно время императрица думала о бракосочетании со своим фаворитом, но план её вызвал большое сопротивление в обществе, в результате чего бракосочетание не состоялось.

Григорий Орлов не являлся выдающимся государственным деятелем. Скорее всего императрица смотрела на него как на податливый материал, который должен был поступать так, как ей нужно. На все государственные должности Орлов был назначен не по своей воле, но он обладал определённым темпераментом, авантюризмом и находчивостью, имел довольно точную оценку текущих событий, и был полезным и сочувствующим консультантом во время раннего периода правления Екатерины II.

Как президент Вольного экономического общества, он был также его самым видным защитником в великой комиссии 1767 года, хотя и нацеливался прежде всего на то, чтобы угодить императрице.

Орлов был одним из самых ранних пропагандистов идеи славянофильской эмансипации христиан против османского ига. В 1771 году Орлов был послан на мирный конгресс в Фокшаны как первый российский полномочный представитель, где он потерпел неудачу в своей миссии, отчасти из-за упрямства османов, а отчасти (согласно Панину) по вине собственного буйного нрава. При возвращении без разрешения в Санкт-Петербург, его заменили младшим братом — Алексеем Орловым.

21 сентября (2 октября) 1771 года Григорий Орлов был послан в Москву «с полною мочию» для прекращения эпидемии чумы, уносившей до тысячи человек в день, и действительно принял вполне разумные по тем временам меры для прекращения эпидемии. В частности, он установил денежное вознаграждение выписываемым из больниц (женатым — по 10 рублей, холостым — по 5 рублей), что стало более действенной мерой против утаивания больных, чем самые строгие приказы.

По возвращении из Москвы, императрица удостоила его изъявлением своей благодарности и, в память его подвигов, воздвигла в Царском Селе ворота с надписью «Орловым от бед избавлена Москва».

27 сентября (8 октября) 1772 года уволен на год за границу, для поправления здоровья, с полным жалованием, какое он в то время получал.

4 (15) октября 1772 года императрица дозволила ему принять от римского императора, присланный ему на княжеское достоинство Римской империи диплом, соизволяя ему именоваться навсегда Римской империи светлейшим князем.

23 мая (3 июня) 1773 года в Указе Её Императорского Величества сказано: «Её Императорское Величество к удовольствию своему видя, что генерал-фельдцейхмейстера графа Орлова состояние здоровья поправилось, и желая всегда к пользе Империи употребить его природные отменные дарования, ревность и усердие к Её Императорскому Величеству и отечеству, именным Своим Высочайшим Указом, данным ему, генерал-фельдцейхмейстеру, объявить изволила, что Её Императорского Величества желание есть, чтобы он, господин генерал-фельдцейхмейстер и кавалер вступил паки в отправление дел, Её Императорским Величеством порученных».

15 (26) октября 1774 года уволен на 2 года за границу, для излечения болезни.

25 апреля (6 мая) 1780 года уволен снова на 2 года за границу.

5 (16) июня 1777 года 43-летний Григорий Орлов женился на своей 18-летней двоюродной сестре Екатерине Зиновьевой, но брак не был долгим. Супруга скончалась в Лозанне в июне 1781 года в возрасте 22 лет от чахотки, после чего Орлов тронулся рассудком и впал в детство.

Скончался Орлов в своём Нескучном под Москвой в ночь на 13 (24) апреля 1783 года, торжественные похороны состоялись 17 апреля. Отпевали Григория Орлова архиепископ Платон и крутицкий епископ Амвросий. Из дома гроб вынесли четверо братьев Орловых в сопровождении многих знатных лиц. Гроб с телом князя Орлова хотели было положить на парадный одр, но офицеры-конногвардейцы выпросили разрешение донести гроб своего любимого командира до места его последнего пристанища.

В литературе встречается ложная информация о том, что останки всех Орловых были сожжены большевиками в Отраде в 1924 году. Хотя Отрада, действительно, была уничтожена в 1924 году, гроб с телом Григория Орлова был ещё в 1832 году перенесён в новгородский Юрьев монастырь и захоронен на северной стороне Георгиевского собора у западной стены рядом с братьями Алексеем и Фёдором. Однако от этих погребений также ничего не сохранилось.

Дети Григория Орлова:

В законном браке Орлов детей не имел, однако вне брака прижил сына и несколько «воспитанниц»:

Бобринский Алексей Григорьевич (1762—1813), внебрачный сын Г. Г. Орлова и императрицы Екатерины II, родоначальник графского рода Бобринских.

Предание наделило его и внебрачной дочерью, имеется в виду Наталия Алексеева (в замужестве за генералом Ф. Ф. Буксгевденом). Если это правда, то мать Натальи неизвестна, и ею никак не могла быть Екатерина II, поскольку Алексеева родилась в 1758 году.

Другая воспитанница, Елизавета Алексеева (?.09.1760 — 5.08.1844), — жена знаменитого немецкого поэта Клингера.

Награды, звания, титулы Григория Орлова:

Григорий Орлов в кино:

1934 — Распутная императрица
1990 — Царская охота (в роли Григория Орлова актер Александр Голобородько)
2014 — Екатерина (в роли Григория Орлова актер Сергей Стрельников)
2015 — Великая (в роли Григория Орлова актер Павел Трубинер)
2017 — Екатерина. Взлет (в роли Григория Орлова актер Сергей Марин)

Александр Голобородько в роли Григория Орлова

Павел Трубинер в роли Григория Орлова

Сергей Стрельников в роли Григория Орлова

Сергей Марин в роли Григория Орлова

Гатчинский дворец и Лигово

Григорий Орлов является основателем гатчинского дворцово-паркового ансамбля, его главного детища. Мыза Гатчина была подарена ему Екатериной II в 1765 году, а 30 мая 1766 года началось строительство Большого Гатчинского дворца по проекту итальянского архитектора Антонио Ринальди.

Дворец строился в итальянском вкусе и воспроизводил роскошную итальянскую виллу (то, что Ринальди ездил в Англию и гатчинский дворец построен по образцу английских замков — это глубоко укоренившийся миф). Внутреннее убранство не было великолепным, к тому же финансовые трудности Орлова, скорее всего, не позволили ему закончить дворец в том виде, в каком он задумывался. Но его убранство было выполнено с большим вкусом, а планировка отвечала всем современным требованиям. Значительная часть отделки сохранилась до наших дней (Белый зал, Проходная Ринальди, помещения Малой анфилады — жилой половины хозяина, а также Вестибюль и коридоры первого этажа).

В современной коллекции музея можно найти отдельные предметы убранства орловского времени. Это древняя и современная скульптура, живопись, фарфор и т. п. Имелись во дворце и удобства — роскошная баня с локальным водопроводом: вода из водонагревательных баков по трубам поступала в ванны.

На рубеже 1760—1770-х гг. началось создание «английского сада». Работами руководили братья Сперроу (Спарроу), Джон и Чарльз. После смерти Джона был приглашен Джеймс Гекет (Гакет). Работы были завершены в конце 1790-х годов, уже при новом владельце, императоре Павле I.

В 1760—1780-х годах была построена новая дорога, соединившая Гатчину с Царским Селом и сделавшая Гатчину транзитным пунктом на пути из Петербурга в южные губернии России.

В 1765 году Екатерина Вторая пожаловала своему фавориту графу Григорию Орлову мызу Лигово с деревнями Лигово, Ивановская, Новая, Старое Паново, Новое Паново, Новое Койрово и Сосновка. Земли поместья находились между дачами Александрино и Новознаменка и простирались от Финского залива до Лиговского канала. Имение пересекала Петергофская дорога с регулярным ансамблем «приморских дач».

Мыза размещалась в версте от Петергофской дороги, неподалёку от Лиговского пруда c каменной водяной мельницей. Каким было Лигово при графе Орлове, видно из подробного плана 1777 года: на западном берегу пруда, южнее плотины, находились мыза с пристанью и хозяйственные постройки. Господский дом, где Орлов принимал Екатерину, располагался на противоположном берегу. Это был симметричный комплекс из небольшого главного здания и двух протяженных флигелей по бокам.

Граф Федор Григорьевич Орлов (1741-1796)

Граф Федор Григорьевич Орлов был четвертым из знаменитых братьев Орловых. Они ласково звали его Дунайкой. Он был умен, а живость его характера уживалась с ответственностью и чувством долга, поэтому неслучайно императрица назначила Федора Григорьевича обер-прокурором в Правительствующий сенат. После восшествия на престол Екатерины II Федору был пожалован графский титул и чин генерал-аншефа.

Федор Орлов вместе с братом Алексеем стал участником русско-турецкой войны и знаменитого Чесменского сражения. Он сражался как раз на корабле «Евстафий», потопившем турецкий флагман. За этот бой Федор Григорьевич Орлов был пожалован орденом святого Георгия II степени.

В подмосковной «Отраде» младшего брата Владимира на специальном столике лежал обугленный кусок дерева с корабля «Евстафий», напоминая о Чесменском сражении и участии в нем братьев Алексея и Федора Орловых. Сейчас этот памятный кусок дерева хранится в Историческом музее Москвы.

Братья Алексей и Федор Григорьевичи Орловы своими морскими победами оставили о себе память на греческих островах Спецес и Лемнос, освобождая острова от турок. Греки подвигов братьев Орловых не забыли, назвав одну из улиц острова Лемнос их именем.

Алексей и Федор Орловы сражались, в первую очередь, за интересы своего Отечества. России в XVIII веке, как и позже, жизненно необходимы были выходы в Черное и Средиземное моря. Братья Орловы словно угадали, что этих выходов в дальнейшем может и не быть, поэтому купили на свои деньги бухту Вильфранш в небольшом средиземноморском городке на юге Франции, заплатив за аренду на 50 лет вперед, и передали бухту в российскую казну.
Бухта до сих пор именуется «Бухтой Орловых». Там в течение 58 лет располагалась военно-морская база Российского Императорского флота, а позднее — научная станция по изучению Средиземного моря.

После Чесменской победы братьев восторженно принимали в Англии. Все английские газеты 1771 года писали о братьях Орловых, младший Владимир шутил по поводу написанного:

«Подлинно, Алехан, ты описан в английских газетах. Конечно, так хорошо, что едва можно тебя между людьми считать. «Из всех, кого я знаю, как через книги, так и персонально, нет, — говорит сочинитель, — ни одного, который бы так близко к совершенству подходил», как Ваше Сиятельство. А Федю, моего голубчика, также изрядно похваляет, но поставил в довольном расстоянии от тебя, сказав, что брат его меньшой во многом ему не уступит. Если бы я, Алехан, тебя описывал, то не прогневайся, чтоб я вообще сказал: Федя тебе ни в чем не уступит, разве в одном упрямстве».

После Чесменской победы у Федора Орлова впереди были еще 26 лет мирной жизни, но он так и не женился. Веселый и «добрый малый», он вел жизнь беззаботную под девизом «лови минуту», сочувствуя словам Дон Жуана, что «человек, верный одной красавице, жесток для всех прочих».

Но собственный дом-дворец всё же купил, перестроив по своему вкусу. Дворец в Нескучном саду, на берегу Москва-реки.

В Подмосковье у него была усадьба «Нерасстанное», рядом с «Отрадой» младшего брата Владимира. Братья вместе охотились на зайцев, встречаясь в полях между двумя усадьбами, а трофеи «обмывали» в охотничьих павильонах огромного парка на правом берегу Лопасни.

Несмотря на то, что Федор так никогда и не женился, у него было семеро воспитанников. О них Федор Григорьевич перед смертью позаботился. По его прошению императрица даровала всем воспитанникам дворянское звание, право носить фамилию Орловых и пользоваться фамильным орловским гербом.

Скончался Федор Григорьевич Орлов в возрасте 55 лет и похоронен в семейном склепе-усыпальнице графов Орловых в подмосковной «Отраде».

Над его гробом была установлена медная доска: «Граф Федор Григорьевич Орлов. Из пяти братьев по старшинству четвертый. Родился 8 февраля 1741 года, скончался в Москве 17-го мая 1796 года, 55 лет, к сокрушению друзей и всех честных людей. Служил 40 лет; был генерал-аншеф, действительный камергер, орденов российских Святого Александра Невского и Святого великомученика и Победоносца Георгия, большого креста второго класса, кавалер. Находился в разных сражениях: в семилетнюю войну против пруссаков, потом под предводительством брата своего большого — графа Алексея Григорьевича Орлова-Чесменского во флоте, действующем в Архипелаге против турок, сделал высадку в греческой провинции Морее, с горстью людей взял несколько крепостей».

Текст Нины Симоненко

****

Воспитанники графа Федора Григорьевича Орлова:

Владимир, Алексей, Михаил, Григорий, Елизавета, Федор и Анна.

1. Владимир Федорович Орлов 1775-1797

Е.Н. Орлова, ур Раевская в письме графу В.П.Орлову-Давыдову сообщает, что старший воспитанник Федора Григорьевича Орлова — Владимир от «княжны, которую вы знаете». Граф Ф.Г.Орлов, еще не окрестив воспитанника, поторопился купить несколько имений «для своих незаконных детей». Но их еще в помине не было, все дети родились позже! Т.е. Федор торопился ради этого первого Владимира. Не от «княжны ли Володимерской» этот воспитанник? И не сын ли он брата Алексея?

Вот это письмо Е.Н.Орловой-Раевской.

«Граф Федор имел сына от княжны, которую вы знаете, который умер к 20 годам, перед этим граф без получения имени или состояния, еще до крещения, а его имя Владимир – купил в собственность Кубенское, Милятино и Нерастанова для своих незаконных детей (мои Орловы). Нерастанова принадлежало моему деверю Григорию и продано графине Анне. Мой муж был в возрасте 8 лет, когда умер граф Федор. Он отлично помнил, как его и других детей, которых собрали подле умирающего отца, отец благословил и молвил: «Живите дружно – мы дружно жили с братьями и нас сам Потемкин не сломал».

Он, должно быть, умер в Москве. Но я свяжусь с Безобразовым, чтобы получить что-нибудь еще, какие-нибудь детали и сообщить их в точности вам. Примите мои уверения в дружбе, дорогой кузен, и будьте добры передать их моей кузине Ольге и вашей очаровательной и достойной дочери Марии.

18 января 1876 года. Орлова-Раевская».

Источник: РГБ ОРР. Фонд 219 Орловы-Давыдовы, к.58, е.х. 21.

2. К

нязь Алексей Федорович Орлов (1786-1862)

Алексей Федорович Орлов рожден Елизаветой Михайловной Поповой, ур. Гусятниковой. Человеком он был незаурядным — один из всех воспитанников графа Федора Григорьевича возведен сначала в графское достоинство, затем в княжеское. Титул он заслужил, как говорится, верой и правдой.

Наделен Алексей был многими достоинствами. О его смелости и отваге известно с войны 1812 года, о его удали тоже все наслышаны (свечу зажженную тушил пистолетным выстрелом со ста шагов, тарелки серебряные закручивал в рулоны).

В связи со службой Алексея как главы III отделения, его называли ярым консерватором, душителем свободы и «всех пламенных идей».

Но многие забывают, что граф А.Ф.Орлов отлично проявил себя на дипломатическом поприще. Обладая живым умом, тонким юмором, Алексей был хорошим психологом, быстро вникал в суть проблемы, умел в нужный момент выбрать правильную тактику в ходе переговоров, и результаты его работы были потрясающими.

«Я не могу даже сказать, как я доволен Орловым; он, в самом деле, действует так, что удивляет меня, несмотря на мое расположение к нему», — писал Николай I. Алексей Орлов на переговорах в Стамбуле завоевал расположение не только турок, но и их султана. При подписании мирного трактата 1856 года, который фиксировал поражение России в войне, Орлов сумел придать документу настолько достойный вид, что французский посол удивлялся: «Никак нельзя сообразить, ознакомившись с этим документом, кто же тут победитель, а кто побежденный?»

По замечанию барона Корфа, Орлов «едва ли кому делал зло, не упуская никакого случая делать добро». (Лемке М., стр. 158. «Николаевские жандармы и литература 1826-1855». СПб, 1908г.)

Алексей просил императора за брата-декабриста. Николай I, намереваясь повесить Михаила Орлова, сменил казнь высылкой в имение. В благодарность Алексей Федорович поклялся посвятить свою жизнь государю и сделал это, став для того близким, почти незаменимым человеком.

«У Алексея был совершенно русский ум: много догадливости, смышлености, сметливости, он рожден был для одной России, в другой земле не годился бы он». (Вигель. Ф.Ф. Воспоминания. «Русский вестник». 1864, №12, с. 291.)

«Он был одарен от природы отменными способностями ума, легко приобрел опытность, нужную при дворе, и в сем отношении без сомнения превзошел всех соперников своих. Он чувствовал себя выше многих, отчего не имел надобности ни с кем дружиться или ссориться, никому не перебивал места. Он всегда умел добрым обхождением возбудить усердие подчиненных. Он шел прямо к цели, пренебрегая обыкновенными путями искательства, не пристал ни к чьей стороне и остался при своем образе мыслей, независимым от других. Граф Орлов домогался важнейшего – звания любимца государя, коего и достиг». (Муравьев Н.Н. См. упомянутую книгу).

На смертном одре Николай I поручил его особому вниманию наследника и назначил графа исполнителем духовного завещания.

По свидетельству Сологуба В.А., в старости ум его (Орлова А.Ф.) ослабел, память ему изменила, и он находился в состоянии близком к помешательству; тем не менее, все относились к нему с большим почтением, и проживавшие в провинции его бывшие знакомые или подчиненные считали, бывая в Петербурге, своею обязанностью его посетить».

3. Михаил федорович Орлов (1788-1842)

Михаил Федорович Орлов – младший брат графа Алексея Федоровича, они оба рождены одной матерью, вдовой Поповой, ур. Гусятниковой Елизаветой Михайловной. Но судьбы братьев сложились по-разному.

Если старший Алексей стал приближенным императора Николая I, а потом и Александра II, получил титул графа, а потом князя, дожил до преклонных 75 лет, то Михаил прожил без титулов и недолго – 54 года.

Он обрел известность как декабрист, знакомец А.С.Пушкина, участник войны 1812 года. В 1814 году именно Михаил Орлов подписывал с русской стороны акт о капитуляции Парижа, был награжден золотой саблей «За храбрость», орденом святого Георгия 4-го класса, орденом святой Анны 2-ой степени с алмазами, святого Владимира 3-й степени и тремя иностранными орденами.

Начинали братья Алексей и Михаил одинаково. Оба храбрецы и удальцы, кавалеры многих наград за смелость.

Почему же дальше дороги братьев Михаила и Алексея разошлись?

«Завидна была их участь в юности; завиднее ее не находил я. Молоды, здоровы, красивы, храбры, богаты, но не расточительны, любимы, уважаемы в первых гвардейских полках, в которых служили, отлично приняты в лучших обществах, везде встречая нежные улыбки женщин, — не знаю, чего им недоставало. Судьба, к ним столь щедрая, спасла их даже от скуки, которую рождает пресыщение: они всем вполне наслаждались. Им бы стоило только не искушать фортуну напрасными затеями, а с благодарностью принимать ее дары.

Старший брат, Алексей, так и делал. А второму, Михаилу, исполненному доброты и благородства, ими дышащему, казалось мало собственного благополучия: он беспрестанно мечтал о счастии сограждан и задумал устроить его, не распознав, на чем преимущественно оно может быть основано. <…> Он, как ладья, тяжелым грузом дум обремененная, отважно пустился в море предприятий и расшибся о первый же подводный камень». (Ф.Ф.Вигель)

Вернувшись с войны 1812 года героями, представители воевавшего поколения ожидали, что им найдут применение в своем отечестве, и они получат достойные должности, обладая жизненным опытом, побывав за границей, начитавшись литературы о французской революции. Но император Александр I рассудил иначе. Оберегая Россию от западных либеральных идей, он остерегался и наших героев, вкусивших «воздуха свободы». Все они, вернувшись из заграничных походов, остались не у дел, отправлены на пенсию, на отдых. Многие взроптали, стали собираться в тайные общества. Среди таких оказался и Михаил Орлов. В Кишиневе он примкнул к членам Южного тайного общества, стал играть в нем заметную роль. Мог бы даже возглавить тайную организацию. Но воспротивился его тесть, Раевский Николай Николаевич старший, который отдал за Михаила свою дочь Екатерину. Отец беспокоился о судьбе дочери и будущих внуков…

Но совсем вырвать Михаила из тайного общества Раевский не смог. Дочь Раевского Екатерина поддержала устремления своего мужа быть членом тайного общества. Не зря же ее за сильный и властный характер и за либерализм воззрений, как заметил П.В.Анненков, прозвали Марфой Посадницей. Ее самолюбие тешило, что их дом – полная чаша, открыт для друзей, которые ежедневно спорят до хрипоты, читают стихи, философствуют. Вот строки из ее письма: «У нас беспрерывно идут шумные споры – философские, политические, литературные и другие; мне слышно из дальней комнаты».

Михаил Федорович Орлов в кругу семьи с домашними был мягок и уступчив. Это для врагов Отечества он был грозным воином, а своей жене всегда уступал. А.С. Пушкин на полях своих черновиков нередко рисовал чету Орловых, подмечая подчас такие детали, которые о многом говорили без слов. Поэт на первом плане всегда изображал Екатерину Николаевну с ее железным профилем. За ней – Михаила Орлова, который слегка выглядывал из-за ее головы. Михаил всегда словно был на вторых ролях, и мужественный, волевой профиль супруги заслонял лицо мужа.

Г.Олизар на своих теневых картинках, модных в то время, запечатлел сватовство Михаила к Екатерине. На них недвусмысленно изображена лидирующая роль невесты: вот жених с цветами, Екатерина с веником и замахивается на жениха. Вот он покорно держит пряжу, сидя у ее ног, а она сматывает клубок. То есть все отмечали, так или иначе, кто в доме хозяин.

В семье Раевских не все были рады декабрьскому восстанию. Отец Екатерины отговаривал Михаила становиться во главе Южного общества. Младший брат ее резко отрицательно относился к мужу младшей сестры Марии – декабристу С.Г.Волконскому, если не сказать, что просто его ненавидел. Но Екатерина Николаевна, «наша Марфа Посадница», приветствовала декабрьский мятеж. Она говорила, что поступила бы, как сестра, и отправилась бы за мужем в Сибирь. Хотя неясно, чего тут больше, любви к супругу или эпатажа. (Известно, что Мария Волконская-Раевская не любила мужа и, по свидетельству декабриста Якушкина, в ссылке родила детей от декабриста Поджио).

1825 год разрушил жизнь Михаила Федоровича Орлова. Прожил он мало, не оправившись от шока после наказания, и, хотя избежал казни, в душе его она совершилась. Ведь был и стыд оттого, что брат хлопотал, что потом пришлось тихо жить под надзором полиции в Калуге, когда его собратья по восстанию отправились в Сибирь. Все переживания, связанные с этим, не прибавили ни душевного, ни физического здоровья.

Отшумев, отспорив, пообщавшись с полицейскими чинами, наш Михаил Федорович обратился теперь к простым радостям жизни: семейному очагу, природе, к домашним животным и уходу за ними, к земле. «Укатали Сивку крутые горки»… И когда редактор журнала «Русский инвалид» Воейков решил, что настало время бывшему декабристу М.Ф.Орлову вновь вернуться на литературное поприще и показаться на люди, Орлов написал: «А.Ф.Воейкову отвечаю – нет! Не хочу выходить на поприще литературное и ни на какое! Мой век протек, и прошедшего не воротишь. Да мне и не к лицу, и не к летам, и не к политическому состоянию моему выходить на сцену и занимать публику собою. Я счастлив дома, в кругу семейства моего, и другого счастия не ищу. Меня почитают большим честолюбцем, а я более ничего как простой дворянин. Ты же знаешь, что дворяне наши, особливо те, которые меня окружают, не великие люди! Итак, оставьте меня в покое с вашими предложениями и поверьте мне, что с некоторою твердостию души можно быть счастливым, пахая землю, стережа овец и свиней и делая рюмки и стаканы из чистого хрусталя».

Умер Михаил Федорович Орлов в 1842 году и похоронен на Новодевичьем кладбище Москвы. Его жена Екатерина пережила мужа на 43 года и была похоронена рядом с ним. На могиле декабриста М.Ф.Орлова нет креста, на его смерть сочинил стихотворение пастор на немецком языке.

Когда Ф.Ф.Вигель в своих «Записках» писал об Алексее Орлове, что «он рожден был для одной России», следующей фразой «Записок» была: «В Михаиле почти все заимствовано было у Запада: в конституционном государстве он равно блистал бы на трибуне, как в боях; у нас под конец был он только сладкоречивым, приятным салонным говоруном».

У четы Орловых остались дети. Сын Михаил и дочь Анна.

Текст Нины Симоненко

******

4. Григорий Федорович Орлов (19.04.1790-27.09.1850)

У князя Алексея Федоровича (шефа жандармов) и Михаила Федоровича (декабриста) был младший брат Григорий Федорович (1790-1850). Он рожден Елизаветой Михайловной Поповой, ур. Гусятниковой, воспитывался в пансионате аббата Николя. Получив хорошее образование, Григорий стал военным. В 1810 году он оказался в числе семи тщательно отобранных офицеров для вновь образованной Экспедиции секретных дел, которая стала прообразом современной военной разведки, и Григорий Федорович Орлов был у истоков этой службы.

Г.Ф.Орлова направили в Берлин, где послом России был Х. Ливен. Но в 1812 году началась Отечественная война, она сломала планы многих людей. Орлов Г.Ф. стал непосредственным ее участником, вернувшись в Россию. Он воевал под Бородино, как и его братья Алексей, Михаил и Федор. Все они проявили себя храбрецами: «Из четырех братьев Орловых в день Бородина уцелел только один. Двоим отпилили ноги, третий изранен пиками» (Ф.Глинка «Письма русского офицера», 1812 г.)

Григорий в звании полковника в возрасте 22 лет вышел в отставку. Но жизнь его на этом не закончилась. Григорий Федорович женился на Вирджинии Вентцель, актрисе парижского театра комедии (с 1816 по 1829 год). В 1838-39 годы у Вирджинии был салон в Италии. Григорий, как и все Орловы, был хорош собою, так что смог покорить сердце красавицы, даже потеряв одну ногу. Скончался Григорий Орлов в возрасте 60 лет и был похоронен во Флоренции рядом с супругой, умершей на четыре года раньше. У Григория Федоровича Орлова была дочь Антуанетта (1816-1889). В некоторых источниках есть упоминание, которое требует уточнения, о сыне Григории.

Текст Нины Симоненко.

***

5. Елизавета Федоровна Орлова (1791-1796)

младенец. Рождена Елизаветой Михайловной Поповой, ур. Гусятниковой. Похоронена за алтарем главного собора Донского монастыря.

***

6. Федор Федорович Орлов (1792-1834)

Федор был пятым воспитанником графа Федора Григорьевича Орлова и рожден был Татьяной Федоровной Ярославовой в 1792 году. Когда умер его отец, Федору было четыре года, воспитывала его мать. Федор отличался от старших братьев, был горяч, несдержан, к тому же страстный игрок в карты. Современники сохранили о Федоре свои воспоминания, в которых рассказывали о его попытке самоубийства в 1812 году.

«Ф. Ф. Орлов начал службу в конной гвардии, но по какой причине: по любви ли, или вследствие проигрыша, ему пришла мысль застрелиться, и он предпринял исполнить это с эффектом, и особом наряде и перед трюмо. Сильный заряд разорвал пистолет, и пуля прошла через подбородок в шею. Его вылечили, но шрам был очень явствен. Он был переведен тем же чином, корнетом, в Сумский гусарский полк, и в 1812 г. очень часто приходилось ему быть ординарцем у Дохтурова, где я с ним и сблизился по одному случаю. Алексеев же в это время был в Мариупольском гусарском полку, в одной бригаде с Сумским. Оба были известны своей отвагой, в потому как бы сдружились. В 1813 г. Ф. Ф. Орлов был переведен в лейб-гвардии уланский полк. Орловых было четыре брата: Алексей и Михайло от одной матери, Григорий и Федор — от другой; оба последние потеряли по ноге в 1813 г.» И. П. ЛИПРАНДИ. ИЗ ДНЕВНИКА И ВОСПОМИНАНИЙ.

Провидение оставило жизнь Федору Федоровичу, чтобы он проявил свое геройство на поле брани. Федор Орлов стал участником Отечественной войны 1812 года и проявил себя в сражениях героем. Особенно он, двадцатилетний юноша, отличился в Бородинском сражении. Когда его старший брат Алексей остался пеший среди неприятельской конницы, и под ним была убита лошадь, «брат его Федор Орлов, служивший в одном из гусарских полков, подскакав к французской коннице, убил из пистолета неприятельского офицера перед самым фронтом», тем самым выручив Алексея. В другом бою Федор, «завидя наступление французской конницы, с эскадроном врубился в центр ее». Обо всех его подвигах сообщают в своих воспоминаниях многочисленные свидетели-очевидцы. За храбрость в боях с французами Федор Орлов был награжден орденом святого Георгия 4 класса. В сражениях Федор был ранен и потерял ногу, но службу не оставил, в 1820 году он служил в лейб-гвардии уланском полку полковником, хотя фактически уже не в строю, а находился при брате Михаиле Орлове.

К Михаилу Федор был, по-видимому, очень привязан. Под его влиянием даже вступил в масонскую ложу «Соединенных друзей», но к политическим разговорам брата Михаила относился скептически, предпочитая им партию в бильярд. В 1823 году Федор уволился со службы «за ранами и с мундиром». Если вспомнить его довоенные ранения (лицо, шея, плечо), потом потерянную на войне ногу и простреленную навылет руку, то станет понятно, почему он скончался так рано — в возрасте 42 лет. О его смерти сообщил в 1834 году в «Московских ведомостях» все тот же брат Михаил, объявив, что отказывается от приходящейся ему части имения, «предоставляя оную на уплату кредиторов», понимая, что после Федора остались только многочисленные карточные долги.

Федор Орлов был знаком с А.С.Пушкиным, который собирался сделать его героем своего нового романа «Русский Пелам» о дворянине-разбойнике. Познакомились они в Кишиневе, и знакомство их носило близкий приятельский характер. Но замысел так и остался неосуществленным. Зато сохранились многочисленные воспоминания-предания о проделках Федора Орлова в Ярославле, куда он перебрался к своей родной младшей сестре Анне, бывшей замужем за губернатором Безобразовым. Рассказы эти передавались из уст в уста, так как в городе все знали Федора Орлова, и его проделки вызывали смех у горожан. Например, рассказывали, как однажды он попросил у священника рясу, чтобы примерить на себя, а потом убежал в этой рясе и забрался на бочку с вином, которую везли в телеге, прокатившись в таком виде по всему городу, вызывая смех горожан. Все его проделки были в том же духе.

Текст Нины Симоненко

Источник портрета Ф.Ф.Орлова: Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Государственный Ростово-Ярославский архитектурно-художественный музей-заповедник»

******

7. Анна Федоровна Орлова (1793-1830)

Об Анне Федоровне Орловой, в замужестве Безобразовой, известно, что она была рождена Татьяной Федоровной Ярославовой, в 1813 году сбежала от матери к сенатору А.М.Безобразову, родила ему пятнадцать детей и скончалась в возрасте 37 лет в 1830 году.

****