Эрзерумская операция 1915

Эрзерумская операция: русский триумф в Турции

Как правило, новогодние праздники ассоциируются с обильным застольем, боем курантов, шумным весельем, беззаботностью и добротой. У Первой мировой войны ассоциациативный ряд совсем другой — траншеи, грязь, смерть… Однако ровно сто лет назад десятки тысяч русских солдат ринулись в атаку именно под Новый год — и победили.

Дела на Кавказском фронте

С вступлением Турции в Первую мировую войну Россия получила новый фронт — Кавказский. Ещё за несколько лет до войны русские стратеги предполагали, что будущее столкновение России и Турции произойдёт на широкой полосе от Чёрного моря до Арарата. При этом приходилось учитывать и возможность сражений на западе Персии (современного Ирана). Положение усугубляла ещё и необходимость «обобрать» Кавказскую армию ради других, более важных фронтов. Что и было сделано — с началом мировой войны два из трёх корпусов армии уехали на запад. Взамен войска получили несколько отрядов местных ополченцев.

Фронт Кавказской армии. Корсун
http://militera.lib.ru/h/korsun_n2/ill.html

Местность, где предстояло воевать оставшимся частям, даже в военных трудах описывалась в духе приключенческих романов — суровый, «необычайно дикий» край, с глубокими мрачными ущельями, нередко сплетающимися в настоящий лабиринт. Дорог в европейском понимании этого слова практически не было. По большинству горных троп могли пройти без подготовки лишь пешеходы и навьюченные животные — но не колёсные повозки и тем более не современный транспорт. Зимой глубокий снег и морозы добавляли трудностей стратегам. Экзотическими, но сравнительно удобными даже в зимнее время путями служили «топ-иолы» («пушечные дороги» на турецком) — водоразделы речных бассейнов. Немногие сравнительно удобные дороги шли от Тифлиса (современный Тбилиси) к Карсу, затем к Сарыкамышу и Эрзеруму. Приходилось считаться с тем, что снабжение и управление частями «по умолчанию» будет затруднено.

Однако Энвер-паша, фактический правитель Турции и большой авантюрист, мечтал не просто захватить Закавказье вплоть до Баку, но и поднять восстание мусульман на Волге и в западной Сибири. Он лично, несмотря на трудную дорогу, прибыл на театр военных действий и командовал войсками, отстраняя усомнившихся в его гениальных идеях офицеров. Захват Сарыкамыша, передовой армейской базы и конечного пункта железной дороги с большими складами поставил бы русские войска на грань уничтожения. Но стойкость нескольких оказавшихся в нужном месте маленьких отрядов, полководческие таланты генералы Юденича и отсутствие у турок зимней одежды и обуви спасли Кавказскую армию от полного окружения и разгрома. Наоборот — разгромлены были турки, пытавшиеся при сильном морозе, в бураны, и даже без еды, обойти русские позиции по горным тропинкам.

Летние бои не дали ни одной стороне существенных преимуществ, хотя русским удалось хоть немного сократить линию фронта и обеспечить левый фланг, прикрытый большим озером Ван. И потому русские войска уже собирались спокойно зимовать. Благо фронт простирался от Чёрного моря до Тегерана, а резервов для активных боёв не хватало — другие фронты, далеко на западе, постоянно высасывали все подкрепления. Туда же из Тифлисского арсенала и Карсской крепости отправляли миллионы патронов.

Турки долгое время собирали силы после поражений у Сарыкамыша и летних боёв. Но с началом эвакуации британцев и французов с полуострова Галлиполи у турок освобождалось множество лучших дивизий — опытные солдаты, уже познавшие вкус победы над лучшими войсками. Догадаться, куда теперь они направятся, было нетрудно — на Кавказский фронт.

Перекрёсток старинных дорог

О грядущей эвакуации союзников русские узнали во второй половине октября. Вариантов дальнейших действий у русского командования было немного. Вариант первый — пассивно дожидаться прибытия свежих частей противника и надеяться их как-то удержать на и без того растянутом фронте. Вариант второй — постараться разбить имеющиеся на фронте турецкие войска, причём непременно до прихода к ним подкреплений. И не просто оттеснить противника, а разгромить его. На бои отводился январь, ещё месяц войска бы отдыхали — ожидая прибытия свежих турецких войск в марте.

Важнейшим городом, символом и столицей края был Эрзерум, лежащий на пересечении старинных дорог — от Чёрного моря к Персии и от турецкой провинции Анатолии на Кавказ. Русские войска уже не раз брали Эрзерум. Сначала под командованием Паскевича в 1829 году — чему был свидетелем Пушкин. В Крымскую войну русские войска взяли считавшуюся неприступной крепость Карс, но до Эрзерума не дошли. Затем город занимали в 1878 году — после очередной русско-турецкой войны. И вот теперь русской армии снова предстояло пробиваться к древнему городу.

Поскольку фланги турок упирались в труднопроходимые горные районы, командующий Кавказской армией генерал Николай Юденич выбрал местом главного удара центр турецких позиций в направлении на село Кепри-кей и одноименный мост. Этот мост соединял берега Аракса, и к нему сходились почти все дороги Панкисской долины, где размещались основные силы турок. В теории прорыв к мосту позволял бы отсечь и уничтожить почти всю армию противника. Первые атаки на других направлениях должны были отвлечь внимание турок, а затем совершался главный удар 4-й дивизией — чуть севернее кратчайшего пути к Эрзеруму. Там турки не ожидали бы наступления.

Время начала операции было выбрано под Новый год и Рождество (28 декабря по старому стилю, 10 января — по новому). Согласно замыслу, именно в это время турки меньше всего ожидали бы наступления русских войск.

К месту удара скрытно, по ночам, стягивались войска. Русские смогли собрать около 75 000 солдат, которым противостояло 60 000 турок. На главных направлениях у русских было вдвое больше артиллерии — 235 орудий против 100. Несмотря на чудовищный кризис вооружения 1915 года, общий для всех воюющих стран, Кавказский фронт смогли обеспечить десятью самолётами и 150 грузовиками. Не менее важно и то, что бойцов снабдили кожаными сапогами, тёплыми портянками, валенками, а также зимней одеждой — полушубками, ватными шароварами, папахами, рукавицами и шинелями. Заготавливалась даже маскировочная одежда — белые балахоны и чехлы на шапки. На случай обморожения части имели запас сала, для защиты глаз от яркого солнечного света, отражающегося от снега и льда — очки-консервы.

Для переправы через неглубокие зимой ручьи и реки наступающие части должны были иметь толстые жерди или доски — чтобы бойцы не замочили в мороз ноги. Жизненно важные зимой дрова в пустынной местности подвозили верблюды, плюс каждый боец должен был нести по два полена. Была тайно проложена новая сеть телеграфной и телефонной связи, а также сеть метеостанций. Не только турки, но и свои войска до последнего момента не подозревали о грядущем наступлении. Узнав о нём, солдаты и офицеры понимали, что предстоят тяжёлые бои — турецкие позиции было практически невозможно взять одним ударом. Однако настроение (по мемуарам) у всех было приподнятое и деловое. Численность отдельных полков была доведена до 5500 человек.

Штурм Эрзерума

С рассветом 11 января русские части перешли в наступление. Первые окопы благодаря внезапности были захвачены легко, но затем начались упорнейшие бои. Наступающие резали проволоку и висли на ней под огнём пулемётов, кидали гранаты и сами получали их в ответ. Пулемёты стреляли даже по одиночным солдатам, поэтому пулемётчиков нередко убивали врукопашную. Для разрушения турецких башен на горе Гей-даг не хватало тяжёлых гаубиц, но подвести их по горам без расчистки дорог было очень сложно. Укрыться от вражеского «огневого ада» было негде, поэтому войска несли большие потери. Только 155-й Кубинский полк потерял с 12 по 14 января более 20 офицеров и 1700 солдат, 153-й Бакинский — более половины офицеров и 2000 солдат за два дня. Турки постоянно переходили в контратаки, в итоге уже 13 января бросив в бой все наличные силы. Настало время решительного удара.

Под Новый год (по старому стилю) русские войска, несмотря на сильную метель, пошли в медленное наступление. Утром 14 января выглянуло солнце, осветив атакующих. Турки окончательно поверили, что русские хотят пробиться к Эрзеруму по кратчайшему направлению. Они не обратили внимание на атаки 4-й Кавказской дивизии, шаг за шагом, по глубокому снегу, почти без дорог, пробивавшейся вперед по горным склонам. К вечеру наметился прорыв. А к вечеру следующего дня — прорыв стал фактом.

В ночь на 16 января Сибирская казачья бригада устремилась в прорыв с важнейшей задачей — дойти до Кеприкейского моста и взорвать его. Однако… всю ночь казаки проблуждали в метели и утром вернулись обратно к своим. К вечеру 16 января Кавказская дивизия вышла в турецкий тыл, вражеская оборона рухнула окончательно. В ночь на 17 января началось отступление турок, переходящее в бегство. Пленные объясняли, что турки приняли прорвавшиеся части за свежие корпуса, сопротивляться которым было бы бесполезно.

Трофейное турецкое орудие во взятом русскими войсками Эрзеруме
wikipedia.org

Впереди лежала знаменитая по прежним войнам укреплённая позиция Деве-Бойну, закрывающая пути к Эрзеруму, где успела укрыться большая часть турецких войск. Город прикрывали три линии фортов, из них две — на Деве-Бойну. Юденич решил, что хотя войска устали, а боеприпасы подходят к концу, Эрзерум необходимо штурмовать — хотя открытая атака таких укреплений до войны считалась невозможной. Сначала русские войска захватили и удержали плато Карга-базар, несмотря на сильнейшую стужу на высоте 3 км. Часть пушек тащили на лямках по полуметровому карнизу, одним колесом в воздухе, высекая ступени во льду и камнях. Солдаты наступали по горам по грудь в снегу. Только один батальон за ночь потерял более 500 человек замёрзшими и обмороженными. Самолёты «Ньюпор» фотографировали крепость, едва не цепляя в разреженном воздухе скалы, возвращаясь с десятками пробоин.

В 14 часов 11 февраля началась артподготовка. На следующий день войска пошли на штурм. В яростных схватках было взято два форта первой линии. Но турки не успокоились. 153-й Бакинский полк, взявший форт Далан-гез, за день отбил восемь атак, последние атаки отражались только ручными гранатами и штыками — все патроны вышли. От бакинцев осталась пятая часть, и то большинство раненых. Невероятно тяжёлые бои продолжались. Только около полудня 15 февраля лучший лётчик поручик Мейер доложил о начале эвакуации турок из Эрзерума. Войска бросились на штурм фортов, падавших один за другим. Рано утром 16 февраля Юденич выехал на автомобиле в покинутый, сотрясаемый взрывами и горящий Эрзерум. Было захвачено 450 орудий, более 300 офицеров и более 20 000 солдат, огромные склады. Это была одна из лучших побед русской армии в Первой мировой войне. Редкий случай, когда она была заснята на пленку.

Источники и литература:

  1. Виберг С. Стратегический очерк Кавказско-Турецкого театра военных действий. Тифлис, Штаб Кавказского военного округа, 1911.
  2. Корсун Н. Г. Первая мировая война на Кавказском фронте. Оперативно-стратегический очерк. — М.: Воениздат, 1946.
  3. Корсун Н. Сарыкамышская операция. — М.: Воениздат НКО СССР, 1937.
  4. Корсун Н. Эрзерумская операция. М., 1938 .
  5. Левицкий В. А. На Кавказском фронте Первой мировой. М., Кучково поле, 2014.
  6. Масловский Е. В. Мировая война на Кавказском фронте 1914–1917 г. Стратегический очерк. — Париж: Возрождение, 1933.

Стратегическая победа армии Юденича под Эрзерумом

Эрзерумское сражение
Ставка Верховного главнокомандующего не ставила перед штабом Кавказской армии наступательных задач на период зимы 1915-1916 гг. Армия должна была укреплять оборонительные позиции. Осенью-зимой 1915 г. на Кавказском фронте установилось относительное спокойствие. Наиболее крупной операцией стала посылка в ноябре корпуса генерала Н.Н. Баратова в западную Персию (Хамаданская операция). Русские войска действовали в Персии успешно, обеспечив левый фланг Кавказской армии. Однако из-за ввода войск в Персию, Кавказской армии теперь приходилось держать фронт в 1500 км. Николая Юденич создал армейский маневренный резерв и уделил большое внимание инженерному оборудованию позиций. Войска были обеспечены провиантом и зимней одеждой. Саперные подразделения ремонтировали дороги, прокладывали новые.
Однако спокойно пережить зиму не удалось. Вступление в войну Болгарии на стороне держав Центрального блока изменило стратегическую ситуацию в пользу Турции. Через болгарскую территорию в Османскую империю пошёл поток оружия, боеприпасов и амуниции для турецкой армии. Между Берлином и Стамбулом появилось прямое сообщение. К тому же османская армия, неожиданно для союзников, имеющих превосходство во флоте и насыщенности войск современным оружием, разрушила планы Англии и Франции по захвату проливов. Дарданелльская (Галлиполийская) операция, которую проводили с 19 февраля 1915 года по 9 января 1916 года, завершилась полным поражением. В геополитическом и военно-стратегическом отношении эта победа Турции, даже была выгодна России, т. к. англичане не собирались уступать проливы Петербургу и предприняли эту операцию, чтобы опередить русских. С другой стороны, османское командование получило возможность перебросить освободившиеся войска на Кавказский фронт.
Понятно, что командующий Кавказской армией Николай Николаевич, обладающим стратегическим мышлением, не мог не отреагировать на это событие. Нельзя было ждать усиления противника и его новой атаки. Надо было самим перейти в наступление. Так родился замысел прорыва вражеского фронта в районе Эрзерума и захвата этой стратегической крепости, закрывавшей путь во внутренние районы Османской империи. После разгрома 3-й армии и захвата Эрзерума, Юденич планировал занять важный портовый город Трабзон (Трапезунд). Ставка Верховного главнокомандующего согласилась с предложением штаба Кавказской армии.

Великий князь Николай Николаевич и генерал Юденич с чинами штаба Кавказской армии.
Силы сторон. Подготовка операции. В декабре 1915 года в составе Кавказской армии было около 130 пехотных батальонов, более 200 сотен конницы, 52 дружины ополченцев, 20 саперных рот, 372 орудия, 450 пулеметов и авиационный отряд из 9 машин. Всего в составе Кавказской армии было около 180 тыс. штыков и сабель. В составе 3-й турецкой армии 134 тыс. штыков и сабель при 122 полевых орудиях и 400 орудиях крепостной артиллерии. По данным русской разведки, в пехоте Кавказская армия имела небольшое преимущество, но в полевой артиллерии превосходила османскую армию в три раза, а в регулярной кавалерии в 5 раз. Османская армия имела 40 кавалерийских эскадронов и до 10 тыс. иррегулярной курдской конницы разбитой на 20 отрядов. Однако это преимущество надо было ещё реализовать, у османского командования имелся мощный козырь – Эрзерумский укрепрайон.
Эрзерум был важнейшей крепостью Османской империи. Это были хорошо укрепленные «ворота» в Пассинскую долину и в долину реки Евфрат. Крепость являлась важнейшим коммуникационным центром региона, здесь сходились важные пути: на Батум, на Ольты и Ардаган, от Евфрата шли дороги в северном направлении — к Трапезунду и Ризе, и на юг — к Мушу и Битлису. Эрзерум (или Эрзурум) был главным центром управления и тыловой базой 3-й турецкой армии, крепость связывала воедино турецкий фронт на Кавказе, позволяла маневрировать силами и резервами. Одновременно крепость была мощным плацдармом, опираясь на который, Османская империя могла проводить наступательные операции в Закавказье.
Эрзерум и раньше был мощной крепостью. Но при помощи немецких фортификаторов турки модернизировали старые укрепления, соорудили новые, увеличили число артиллерийских и пулеметных огневых точек. В результате к концу 1915 года Эрзерум представлял собой огромный укрепрайон, где старые и новые укрепления сочетались с природными факторами (трудно проходимые горы), что делало крепость практически неприступной. Для того чтобы попасть в Пассинскую долину, необходимо было взять мощные Кеприкейские позиции. За ними путь в узком месте защищала крепость Гасан-кала. С северного направления путь к крепости закрывали укрепленные населенные пункты Тортум, Вейчихас, Шакляры, Кызыл-Килиса и Кош.

За разработкой Эрзерумской операции.
Наступать необходимо было в условиях трудно предсказуемой горной зимы. Николай Николаевич решил прорвать оборону противника сразу на трёх направлениях – Эрзерумском, Ольтинском и Битлисском. В наступление должны были принять участие три корпуса Кавказской армии: 2-й Туркестанский, 1-й и 2-й Кавказские. Главный удар наносился в направлении селения Кепри-кей. Наступление готовили тщательно. Каждый боец получил валенки, теплые портянки, полушубок, стеганные на вате шаровары, папаху с отворачивающимся подзатыльником, варежки и шинель. На случай необходимости скрытного передвижения войска получили значительное количество белых маскхалатов и белых чехлов на шапки. Личному составу 1-го Кавказского армейского корпуса, которому предстояло наступать в условиях высокогорья, чтобы солнце не слепило глаза, выдали защитные очки. С учётом того, что район предстоящего сражения был преимущественно безлесным, а подвоз дров был затруднен, каждый солдат должен был нести с собой по два полена, для готовки пищи и тепла на ночлегах. Кроме того, в снаряжении пехотных роты стали обязательными толстые жерди и доски для устройства переправ через незамерзающие горные ручьи и речушки. Многому научил печальный опыт османских солдат, во время Сарыкамышской операции сотни турецких солдат получили обморожения ног из-за мокрой обуви.
Одновременно большое внимание уделили метеорологическому наблюдению. Состоявшее при инспекторе армейской артиллерии генерале Слюсаренко метеорологическое отделение постоянно анализировала состояние погоды, и выдавало свои рекомендации. К концу года в полосе расположения армии было развёрнуто 17 метеорологических станций. В армейском тылу развернулось большое дорожное строительство. От Карса до Мердекена с лета 1915 года эксплуатировалась узкоколейка на конной тяге (конка). Строили от Сарыкамыша до Караургана узкоколейку на паровой тяге. Армейские обозы были пополнены вьючными животными – лошадьми и верблюдами.
Проводились мероприятия по сохранению в тайне перегруппировки войск. Горные перевалы маршевые пополнения переходили только ночью, с соблюдением светомаскировки. На участке, где намечалось осуществить прорыв, осуществляли демонстративный отвод войск – батальоны днем уводили в тыл, ночью возвращались. Для дезинформации врага распускались слухи о подготовке наступательной операции Ванского отряда, Персидского экспедиционного корпуса Баратова вместе с британскими войсками. В Персии провели крупные закупки продовольствия – зерна, скота (для мясных порций), фуража и верблюдов для перевозок. А за несколько дней до начала Эрзерумской операции, командиру 4-й Кавказской стрелковой дивизии прислали срочную нешифрованную телеграмму. В неё был «приказ» о сосредоточение у Сарыкамыша дивизии и переброске её войск в Персию. Но только один полк дивизии перебросили в пограничную Джульфу. Откуда он совершил демонстративный суточный переход.
Более того, штаб армии стал раздавать отпуска офицерам с фронта, а также массово разрешать офицерским женам приезжать на театр боевых действий по случаю новогодних праздников. До самого последнего момента не раскрывалось перед нижестоящими штабами и содержание планируемой операции. За несколько дней до начала наступления был полностью закрыт выезд всем лицам из прифронтовой зоны, что помешало оманским агентам известить турецкое командование о полной боевой готовности русской армии и её последних приготовлениях.
В результате штаб Кавказской армии переиграл османское командование на стадии подготовки операции, и русское наступление на Эрзерум стало для противника полной неожиданностью. Османское командование зимнего наступления русских войск не ожидало, считая, что зимой на Кавказском фронте наступила неизбежная оперативная пауза. Поэтому, первые эшелоны войск, освободившихся в Дарданеллах, стали перебрасывать в Ирак. Туда же перебросили с русского фронта корпус Халил-бея. В Стамбуле надеялись к весне разгромить британские силы в Месопотамии, а потом всеми силами обрушиться на русскую армию. Турки были настолько спокойны, что командующий 3-й турецкой армии вообще уехал в столицу.
Наступление. 28 декабря 1915 года русская армия перешла в наступление. 2-й Туркестанский корпус под началом генерала Пржевальского нанёс удар первым. Но едва не был остановлен сильной турецкой обороной горы Гай-даг. Сильные укрепления противника пришлось брать штурмом силами двух дивизий. Турецкие войска бросились в контратаку. Но, русского наступления не ожидали, поэтому турецкое командование бросало в бой свои части поспешно и разрозненно. Туркестанский корпус, отбивая встречные удары войск противника, продолжал постепенно продвигаться вперед, постепенно поворачивая в сторону Эрзерума. Русские войска захватили позицию противника у Кизил-килиса, а затем вышли к крепости Кара-гюбек, которая прикрывала Гурджибогазский проход в Эрзерумскую долину. Левый фланг османской обороны смяли. Для турецких войск возникла угроза выхода русских войск на фланг и тыл Кеприкейской позиции. Турецкому командованию пришлось снимать войска с правого фланга обороны и перебрасывать части на север.
Через два дня после 2-го Туркестанского корпуса в наступление перешли части 2-го Туркестанского и 1-го Кавказского корпусов. Кроме того, вспомогательные удары наносили 4-й Кавказский корпус Де-Витта и Приморская группа Ляхова при поддержке Батумского отряда кораблей. Юденич хотел сорвать возможную переброску сил противника с одного направления на другое и подвоз подкреплений по морским коммуникациям.
Турки отчаянно оборонялись. Надо сказать, что в это войне, в отличие от ряда других предшествующих русско-турецких войн, турецкие войска дрались хорошо, доблестно и умело. Особенно упорные бои шли в долине реки Аракс. На Кеприкейских позициях турки оказали самое стойкое сопротивление. По долине Аракса шли наиболее удобные пути в Эрзерум. В ходе боев обе стороны понесли большие потери и истощили значительную часть резервных сил.
Юденич бросил часть сил с Ольтинского и Эрзерумского направлений на перевал Мергемир. Это решение себя оправдало. Османское командование оставило этот участок фронта без должного внимания. В сильную метель русские воины из авангардных отрядов генерала Волошина-Петриченко и Воробьева прорвали вражескую оборону. Юденич бросил в прорыв из своего резерва Сибирскую казачью бригаду генерала Раддаца. Казаков не остановил не 30-градусный мороз в горах, ни занесенные снегом дороги. Турецкая оборона рухнула и на правом фланге.
Турецкие войска, оказавшись под угрозой окружения и истребления, побежали, сжигая по пути селения и собственные склады. 4-я Кавказская стрелковая дивизия теснила врага вдоль северного берега Аракса, не давая закрепиться на новых позициях. Обходной отряд дивизии под началом капитана Сорокина в ночном бою захватил окраину крепости Келендер. Гарнизон, посчитав, что перед ним значительные силы противника, капитулировал. 5 января вырвавшаяся вперед Сибирская казачья бригада и 3-й Черноморский полк кубанцев подошли к крепости Гасан-кала (Хасанкала). На следующий день казаки разгромили турецкие арьергарды. О беспорядке в турецких войсках свидетельствует тот факт, что казаки взяли в плен около 2 тыс. солдат из 14 различных полков, входивших в состав 8 дивизий. 3-я турецкая армия была уже наполовину разгромлена. 7 (19) января русские войска взяли Гасан-калу, не дав противнику прийти в себя. Перемешавшиеся части турецких дивизий откатились к Эрзеруму.

Штурм Эрзерума. Русские войска вышли непосредственно к Эрзеруму. Армия достигла крупного успеха, и великий князь Николай Николаевич уже хотел отдать приказ отступать на исходные рубежи. Мол, задача выполнена – 3-я турецкая армия разгромлена и не сможет наступать в ближайшие месяцы. Но генерал Юденич убедил его в необходимости взять казавшуюся многим непреступной крепость Эрзерум. Командующий взял всю ответственность на себя. Конечно, это был большой риск, но риск продуманный. По словам подполковника Б.А. Штейфона, генерал Юденич отличался большой разумностью своих решений: «»В действительности каждый смелый маневр генерала Юденича являлся следствием глубоко продуманной и совершенно точно угаданной обстановки. И главным образом духовной обстановки. Риск генерала Юденича — это смелость творческой фантазии, та смелость, какая присуща только большим полководцам».
Юденич понимал, что твердыни Эрзерума взять с ходу практически невозможно. Хотя это решение, в виду успешного наступления и расстройства турецких войск при отступлении, казалось правильным. Проведенные предварительные расчёты показывали, что для штурма необходимо провести артиллерийскую подготовку, со значительным расходом снарядов. Солдатам необходимо было пополнить боезапас. Пехотинцам уже приходилось экономить патроны. Армейские запасы располагались в Карсе, и для их подвоза требовалось время. Поэтому штурм отложили, чтобы провести предварительную подготовку. Юденич сам провел рекогносцировку крепости и, убедившись в мощи её бастионов, отдал приказ о подготовке штурма.
Тем временем в крепость продолжали стекаться остатки разбитой 3-й турецкой армии. Турецкий гарнизон составлял около 80 батальонов. Эрзерумская крепость, хорошо защищенная природой, представляла целый укрепрайон, развернутый фронтом на восток. Общая протяженность Эрзерумских оборонительных позиций составляла 40 км. Её самыми уязвимыми местами были тыловые обводы. Через них крепость можно было блокировать, но перед этим нужно было прорваться в Эрзерумскую долину.
Армейский авиаотряд провел разведку ближних и дальних подступов к крепости. Юденич приказал создать штурмовые отряды – передовым пехотным соединениям на главных направлениях придавались орудия, дополнительные пулеметы и саперные подразделения. Солдат обучали штурмовым действиям на высотах в своем тылу. Русские войска выбили силы противника из окрестных селений, выйдя на ближние подступы к турецким укреплениям. В штурме приняли участие 2-й Туркестанский и 1-й Кавказский корпуса, а в резерве оставили Сибирскую и 2-ю Оренбургскую казачьи бригады. Всего в операции участвовало до 60 тыс. солдат, 166 полевых орудий, 29 гаубиц и тяжелый дивизион из 16 мортир калибра 152 мм. Командующий планировал прорвать фронт противника на северном правом фланге и, совершив обход самых мощных вражеских укреплений, ударить по крепости с западной, тыловой стороны. Другие участки обороны противника также подвергались ударам, чтобы османское командование не могло усиливать одни участки за счет других.
Русские войска начали штурм Эрзерума 29 января (11 февраля) 1916 года. В 2 часа началась артиллерийская подготовка. При начале штурма Юденич решил нанести основной удар ночью, когда психологическая устойчивость турецких солдат к бою сильно слабеет. В 23 часа русские войска пошли на штурм вражеских позиций. За сутки ожесточённого боя, русские войска захватили северную часть Гурджибогазского прохода и форт Далан-гез. Турецкий форт захватил штурмовой отряд под началом подполковника Пирумова. Начался кровавый бой за форт Далан-гез. На рассвете 1 февраля турецкие войска пошли в контратаку, сосредоточив на этом участке до 100 орудий. Защитники форта были отрезаны от своих, и у них стали заканчиваться боеприпасы. Пять турецких атак отбили ружейно-пулеметным огнем. Шестую атаку отбили в рукопашном бою, штыками и прикладами. Перед седьмой атакой османских войск в строй встали даже раненые, врага снова отразили в штыковом бою. К началу восьмой турецкой атаки, которая могла стать последней, ситуацию спас неизвестный герой – под вражеским огнем, в вечерних сумерках он смог на ослах подвезти боеприпасы. Турецкую атаку отбили. Из 1400 солдат и командиров героического 153-го пехотного полка оборонявшего форт, в строю осталось всего около 300 бойцов, да и то большинство были ранены. Ночью гарнизон форта усилил, раненых вывезли.
В это же день – 1 февраля, произошел коренной перелом в битве за Эрзерум. В течение двух суток бойцы штурмовых групп 1-го Туркестанского корпуса брали одну твердыню врага за другой, захватывая один неприступный форт за другим. Русская пехота вышла к самому мощному и последнему бастиону врага на северном фланге – форту Тафта. 2 (14) февраля кубанские пластуны и стрелки Туркестанского корпуса взяли форт. Весь северный фланг османской системы укреплений был взломан и русские войска стали выходить в тыл 3-й армии.
Авиаразведка донесла о выводе войск из Эрзерума. Османское командование бросило все силы для защиты Девебойнской позиции. Тогда Николай Николаевич отдал приказ передать в распоряжение командира Туркестанского корпуса Пржевальского, колонны генералов Волошина-Петриченко и Воробьева, а также казачью конницу Радацца. Одновременно 1-й Кавказский корпус Калитина усилил нажим с центра. Турецкое сопротивление было окончательно сломлено, русские войска рвались в глубокий тыл, ещё оборонявшиеся форты превращались в ловушки. Турецкие части стали спешно бросать форты и укрепления. Не стали защищать и Эрзерум. Остатки 3-й армии устремилась в бегство. В 5 часов утра 4 (16) февраля передовые части вошли в Эрзерум. Части вражеского гарнизона, те, кто не успел убежать, капитулировали. В плен сдалось 137 офицеров и около 8 тыс. солдат. Русскими трофеями стали до 300 орудий. Юденич издал приказ по армии, в котором выразил сердечную благодарность всем бойцам за мужественное исполнение своего воинского долга перед Отечеством. Командующий лично вручал награды героям штурма Эрзерума.

Штурм крепости Эрзерум. Источник: Корсун Н. Эрзерумская операция. М. 1938.
Итоги операции
В ходе наступления русской армии было захвачено около 13 тыс. пленных, 9 знамен и 327 орудий. Русская армия отбросила противника на 100-150 км. Турецкая 3-я армия была разгромлена почти полностью и бежала в Эрзинджан. Она в ходе Эрзерумской операции потеряла более полвины своего изначального состава: 66 тыс. человек убитыми и пленными, 13 тыс. пленными. О воинском умении русских войск, которым пришлось преодолевать ожесточенное сопротивление противника, опиравшего на природные и рукотворные укрепления, суровые природные условия, говорит число их потерь — 17 тыс. человек, т.е. примерно 10% численности армии.
Это была одна из крупнейших побед русской армии в ходе Первой мировой войны. Османское командование было вынуждено в экстренном порядке закрывать брешь во фронте, перебрасывать войска с других фронтов, тем самым ослабив давление на британцев в Месопотамии. На Кавказский фронт начали переброску 2-й армии. Русские войска получили возможность захватить важнейший турецкий порт – Трабзон и продолжить наступление в западном направлении, вглубь Турции. Эрзерум был своеобразным «ключом» к Малой Азии, единственным укрепленным районом закрывавшим путь дальше на запад. Русская армия приоткрыла ворота в центральные области Османской империи, а там уже вопрос можно было поднимать о Стамбульской операции.
Под влиянием Эрзерумской битвы между Российской империей, Британией и Францией было подписано соглашение «О целях войны России в Малой Азии». В документе разграничивались сферы влияния союзных держав в Османской империи. Англичане и французы были вынуждены признать за Россией проливы и Западную Армению. Правда, на самом деле они не собирались их отдавать. В это время полным ходом шла подготовка к Февральскому перевороту 1917 году, на Западе знали об этом и активно участвовали в этом деле.
Сам Николай Николаевич был удостоен полководческой награды — орденом св. Георгия 2-й степени: «В воздаяние отличного выполнения, при исключительной обстановке, блестящей боевой операции, завершившейся взятием штурмом Деве-Бойнской позиции и крепости Эрзерума 2 февраля 1916 года». Полководческое искусство Юденича получило самую высокую оценку среди военачальников русской императорской армии и военных теоретиков. Генерал Масловский, бывший квартирмейстером в Кавказской армии, писал: Генерал Юденич обладал необычайным гражданским мужеством, хладнокровием в самые тяжелые минуты и решительностью. Он всегда находил в себе мужество принять нужное решение, беря на себя и всю ответственность за него, как это было в Сарыкамышских боях и при штурме Эрзерума. Обладал несокрушимой волей. Решительностью победить во что бы то ни стало, волей к победе был проникнут весь генерал Юденич, и эта воля в соединении со свойствами его ума и характера являли в нем истинные черты полководца».
К сожалению, эти качества Юденича нравились не всем. Так, решительность и воля помогали Юденичу противостоять «внутренним врагам» — против него плели интриги Н.Н. Янушкевич, а также прикомандированный к штабу Кавказского фронта генерал Хан Нахичеванский. Как писал служивший при Ставке М.К. Лемке: «Юденич, к сожалению, — не типичная фигура в нашей армии, а одно из привлекающих к себе широкие симпатии исключений… Работоспособность этого человека не уступает алексеевской, простота и скромность роднят их еще больше. При дворе его не особенно долюбливают, зная его совершенно независимый характер и органическое неумение кланяться».

Трофейное турецкое орудие во взятом русскими войсками Эрзуруме.

Захваченные турецкие знамёна в Эрзуруме.
Продолжение следует…

По горло в снегу: как русская армия в 1916 году взяла на штык Эрзерум

Зимнее наступление российских войск в Малой Азии примечательно применением новейших достижений военной техники. Впервые наступающие в заснеженных горах кубанские пластуны и туркестанские стрелки получили солнцезащитные очки и зимние маскхалаты. Белые чехлы шились также для папах с отворачивающимся подзатыльниками. Памятуя о провальном турецком наступлении на Саракамыш в 1914 году, когда Энвер-паша поморозил в горах треть своей армии, российским солдатам выдали валенки, теплые портянки, овчинные полушубки, стеганые на вате шаровары и варежки.

Армейские обозы были пополнены лошадьми и верблюдами, а также получили 150 грузовиков. Построенная в тылу армии узкоколейная железная дорога на конной тяге позволила обеспечить войска боеприпасами, топливом и продовольствием. Сало — превратилось в стратегический продукт, который в качестве «лекарства» выдавался обмороженным.

Большое внимание уделялось… прогнозам погоды. К началу наступления было развернуто 17 метеорологических станций, а 20 самолетов вели дальнюю разведку турецких позиций. Для обеспечения телеграфной и телефонной связью создавались специальные подразделения радиотелеграфистов, в одном из которых служил прадед автора — телефонист 221-го пехотного запасного полка Андрей Драчев.

Не меньшее значение уделялось военным хитростям. К примеру, на участке, где намечалось осуществить прорыв, проходил демонстративный отвод войск — батальоны днем уводили в тыл, а ночью они возвращались. Для дезинформации турок командиру 4-й Кавказской стрелковой дивизии прислали не шифрованную телеграмму с «приказом» о срочной переброске в Персию. В итоге русское наступление на Эрзерум стало для противника полной неожиданностью.

28 декабря 1915 года (по старому стилю) Кавказская армия перешла в атаку. Вся тяжесть наступления легла на пехоту, которая затаскивала пушки в горы на руках, некоторые колонны в полном смысле слова пробивались в снежных туннелях.

Турки оказывали ожесточенное сопротивление, особенно на позициях у горы Гей-даг, где пулеметы вели огонь даже по одиночным солдатам. Только 155-й Кубинский полк потерял раненными и убитыми с 12 по 14 января более 20 офицеров и 1700 солдат, 153-й Бакинский — более половины офицеров и 2000 солдат за два дня. Турки активно переходили в контратаки, но положение изменил прорыв Сибирской казачьей бригады, и османская армия, потеряв пленными около пяти тысяч человек, стала отступать к фортам Эрзерума.

После непродолжительной, но крайне трудной подготовки Кавказская армия в ночь на 29 января начала штурм самой крепости. Спустя сутки ожесточенного штыкового боя штурмовые части заняли форты Кара-гюбек и Далан-гез. На рассвете 1 февраля турецкие войска пошли в контратаку, сосредоточив на этом участке до 100 орудий. Защитники форта из 153-го Бакинского пехотного полка оказались отрезаны от своих. Пять турецких атак отбили ружейно-пулеметным огнем. Шестую и седьмую атаки — штыками и прикладами. К началу восьмой турецкой атаки, которая могла стать последней, ситуацию спас неизвестный герой — под вражеским огнем, он смог на ослах подвезти боеприпасы. Из 1400 солдат и офицеров в строю осталось всего около 300 бойцов.

Тем не менее 15 февраля, вернувшийся с разведки, командир авиаотряда поручик Мейер ворвался в штаб «в кожаном костюме и шлеме», и доложил о повозках, тянувшихся по дороге от Эрзерума на запад. Общий штурм увенчался успехом. К ночи пал форт Чобан-деде, а на рассвете 16 февраля 1916 года Эрзерум капитулировал. Первыми в город вошли казаки есаула Медведева.

В ходе наступления русской армии было захвачено около 13 тысяч пленных, девять знамен и 327 орудий. Турецкая 3-я армия была разгромлена почти полностью и бежала в Эрзинджан. За блестящую победу командующий Кавказской армией генерал от инфантерии Николай Юденич был награжден орденом Святого Георгия 2-й степени. За всю Первую Мировую войну его получили всего лишь четыре русских военачальника.

Эффект от взятия Эрзерума был таков, что по приказу ставки сняли документальный кинофильм. Его показывали во Франции и Англии, войска которых потерпели от турок поражение в Дарданельской операции и Месопотамии.

3 (16) февраля 1916 г. в ходе Эрзерумской операции во время Первой мировой войны русскими войсками была взята крепость Эрзерум.

В течении нескольких месяцев после начала Первой мировой войны Турция сохраняла нейтралитет. Однако в октябре 1914 г. турецкий флот в Чёрном море обстрелял русские порты Севастополь, Одессу, Новороссийск. В ответ на это 2 (15) ноября Россия объявила Турции войну, и открылся новый фронт — Кавказский. Зимой турецкие войска начали здесь наступление, но потерпели полное поражение.

С августа 1915 г. командующим Кавказским фронтом стал великий князь Николай Николаевич, бывший Верховный командующий. В январе 1916 г. русские войска перешли в успешное наступление. Совершив труднейший переход через обледенелые крутые горные склоны, русские войска под командованием генерала Николая Юденича подошли к турецкой крепости Эрзерум. Обладание ею давало ключ к господству над всеми восточными областями Турции. Расположенная на высоте более 3 км., хорошо защищённая фортами, крепость считалась неприступной.

Вся подготовка штурма, а именно: необходимые манёвры, надежно обеспечившие главную операцию и не позволившие туркам стянуть к Эрзеруму все силы с других направлений, перегруппировки войск, занятие исходных положений, изучение подступов, разведка противника, подготовка тыла, сосредоточение боевых и продовольственных запасов, заняла 21 день. Особые трудности вызвала доставка осадных орудий с платформами и снарядов к ним, которые являлись необходимыми для подготовки атаки фортов Чобан-деде и Далан-гез.

Русские начали штурм Эрзерума 29 января (11 февраля). С севера наступал 2-й Туркестанский корпус, а с востока — 4-я Кавказская стрелковая дивизия и 1-й Кавказский корпус. Всего для штурма предназначалось 78 батальонов, 54,5 сотни, 4 роты сапёров и 180 орудий, из которых 16 тяжёлые, доставленные из Карса на автомобилях. Русское наступление проходило успешно. Уже 30 января (12 февраля) русские войска овладели двумя фортами на важных направлениях, что позволило им с севера выйти в тыл турецких позиций. 3 (16) февраля русские войска ворвались в Эрзерум, а турки были отброшены на 70-100 км к западу. По достижении рубежа Мемахатун 13 (26) марта и Хибонси 25 марта (7 апреля) русская армия прекратила преследование и остановилась из-за трудностей подвоза зимой по неподготовленным горным дорогам провианта и боеприпасов.

При штурме русские войска потеряли 2300 человек убитыми и 13 тыс. ранеными; противник 40 тыс. ранеными и убитыми, 13 тыс. пленными, а также 325 орудий.

Благодаря взятию Эрзерума было остановлено турецкое продвижение в сторону Суэцкого канала и Египта, а английская экспедиционная армия в Месопотамии получила большую свободу действий.

Однако Брестский мир, заключённый в марте 1918 г., свёл на нет эти завоевания. Более того, по мирному договору Турция получила Карс, Ардаган и Батум. До войны эти города принадлежали России, и турецкие войска в ходе сражений ни разу не вступали в них.

См. также в Президентской библиотеке:

Корсун Н. Г. Эрзерумская операция : на Кавказском фронте мировой войны в 1915-1916 гг. М., 1938;

Первая мировая война (1914-1918): коллекция.

Крепость Эрзурум в 2020

Древний город Эрзурум расположен на высокогорном плато в восточной части территории Турции. Его история началась со строительства византийской крепости Феодосиополис. Расположен город был на пути, который пролегал из Персии к Черному морю, что поспособствовало его развитию. За долгую историю его существования, в городе жили византийцы, турки-сельджуки, армяне и арабы.
Территория
Самой древней постройкой в городе, архитектурным памятником Эрзурума является крепость, которую еще в V столетии построил Феодосий. Именно это сооружение было захвачено русскими во время русско-турецкой войны. Здесь бывал даже Александр Сергеевич Пушкин, описавший свои впечатления затем в дневнике путешественника «Путешествие в Эрзурум».
Крепость Эрзурум имеет проход по верху стены. Сооружение стоит стражем в самом центре Старого города, возвышаясь на холме. Ее впервые отреставрировали в 1555 году. Сделал это Сулейман Великий. Позже она еще пару раз в разное время подвергалась перестройкам.
Внутри крепостных стен есть мечеть XII века постройки. Она имеет три отдельных минарета. К одному из них в XIX веке балы пристроена галерея, выполненная в стиле необарокко. Крыша выполнена в конической форме. Минарет впоследствии называли Саат Кулези, что переводится с турецкого языка, как «башня с часами». На нее ведет лестница, так что на самый верх может подняться любой желающий. Часы, установленные на башне, подарила королева Виктория.
Внутри когда-то было 2080 бойниц, имеющих зубцы с особыми амбразурами. Внутри насчитывалось около 1700 домов старой постройки, они были укрыты глиной.
Окружение
Вокруг крепости Эрзурум имеются рвы. Ворота двойные, сделанные из железа. Через них идут переходы по мостам, между ними стоят десять пушек. Со стороны Тебризских ворот был всего ряд стен, таких же высоких, как и ворота, соединяющие с крепостью. Они отличались особой прочностью и хорошей укреплённостью. Со всех сторон они были облеплены пушками.
Снаружи находится высокая, устремляющаяся в небеса башня, подобная каменному минарету. Она покрыта тесом, известна под названием Кесик-куле. Здесь сохранились прекрасные пушки «сарахи», в былые времена не дававшие приблизиться к простирающимся во все стороны равнинам вокруг крепости Эрзурум даже птице.
Особенности
Главная система Эрзерумских укреплений — труднопроходимые горы, умело оборудованные мощными фортификационными сооружениями. Крепостная стена была облицована камнями, потому походила на груду камней. Барельеф крепости сегодня напоминает о ее героическом прошлом.
Из-за частого перехода крепости Эрзурум из рук в руки, сегодня сложно сказать точную дату ее постройки.