Экспансивная пуля

Цветы смерти. «Дум-дум» и другие убойные пули

Официально использование разрывных пуль запрещено Гаагской международной конвенцией в далеком 1899 году, но даже сегодня они продолжают использоваться в военных действиях. А американские конструкторы называют их экспансивными патронами, используемыми для охоты на крупную дичь.

Современные экспансивные патроны
Нарезное оружие и его недостатки
Появление в XIX веке огромного количества видов нарезного стрелкового оружия стало периодом массовых экспериментов, целью которых являлось усовершенствование боеприпасов, способных с одного выстрела если не уничтожить, то наверняка вывести солдата армии противника из строя.
В гладкоствольном оружии отличные результаты демонстрировали свинцовые пули, которые при попадании в цель расплющивались, нанося ужасающие повреждения противнику. Но появление нарезов ствола, увеличивающих дальность и точность выстрела, все изменило. Свинцовые пули деформировались и срывались с нарезов, а точность поражения целей резко падала.
Выходом из положения стало производство патронов оболочного типа. В них свинцовый сердечник защищало плотное медное, латунное, мельхиоровое или стальное покрытие, которое плотно цеплялось за нарезы ствола и придавало пуле отличные баллистические характеристики. Они точно поражали цели с большого расстояния, но наносимые ими раны были недостаточно ужасны. А раненые даже несколько раз солдаты могли продолжать ведение боевых действий.

Современные оболочные патроны различных типов
Проблемы оболочных боеприпасов
Первыми на недостатки оболочных пуль обратили внимание британцы, которые вели колониальные войны практически на всех заселенных людьми континентах. Особенно их поражала выносливость африканских туземцев и воинов маори, которые даже с несколькими дырами в груди продолжали атаковать врага, падая только после точных попаданий в голову или сердце.
Первый признак недовольства проявили в 1895 году британские солдаты, которые воевали в индийском ханстве Читрал, расположенном на границе с Афганистаном. Они заявили, что выдаваемые им боеприпасы неэффективны, раз раненые афганцы не падают после первого же попадания.
Перезарядка винтовок занимала достаточно много времени, а наступавшие туземцы категорически не хотели умирать, из чего солдаты сделали вывод о том, что правительство Ее Величества решило сэкономить, обеспечивая их некачественными патронами.
Выход из положения предложил капитан Невилл Берти-Клэй. Он предложил производить слегка видоизмененные пули к патрону .303 British, использовавшемуся в качестве боеприпаса к винтовкам Lee-Metford и Lee-Enfield.

Различные варианты патронов .303 British
Офицер просто удалил с наконечника стандартной пули около 1 мм медного сплава. Свинцовый сердечник оголился, а эффект от поражения целей превзошел даже самые смелые ожидания.
Первая партия новых патронов была произведена на оружейной фабрике индийского города Калькутты. Она располагалось в пригороде Дум-Дум, который и дал название самым страшным стрелковым боеприпасам того времени.
Летающая смерть
Испытания новых патронов проходили в боевой обстановке и продемонстрировали их невероятную эффективность. При попадании в цель пуля останавливала на бегу даже самого сильного мужчину. Раненого буквально отбрасывало назад, и в большинстве случаев он больше вообще не мог встать на ноги. От его тела в стороны отлетали куски плоти, отчего пули начали называть разрывными. Но они не разрывались на части внутри тела, как до сих пор думают многие.

Сквозное ранение челюсти пулей «дум-дум»
Во время англо-бурских войн в прессу попал целый ряд фотоснимков, на которых были запечатлены жертвы пуль «дум-дум». При относительно небольшом входном отверстии выходное представляло собой огромную рваную рану, а после ранения в руку или ногу конечности оставалось лишь ампутировать.

Британцам достаточно было всего один раз попасть в атаковавшего их туземца, чтобы сделать его полностью небоеспособным, нанеся сложные переломы костей, разрывы внутренних органов и многочисленные повреждения мягких тканей. Подавляющее большинство жертв пули «дум-дум» умирали в течение получаса, не сумев справиться с полученными ранениями и болевым шоком.
Остановить процесс самоуничтожения человечества
В конце XIX века разрывные пули, как и появившиеся пулеметы, стали самым страшным оружием того времени, которое поставило человечество на грань физического уничтожения. Некоторые военные эксперты сравнивают пулеметы и разрывные пули с современным ядерным оружием, защититься от которого практически невозможно.
Даже правительство Великобритании осознало, чем может закончиться будущая мировая война, в реальности которой уже тогда никто не сомневался. Вместе с 14 другими ведущими странами мира в 1899 году была подписана Гаагская конвенция о запрещении производства и использования разрывных пуль.

Продававшиеся в каждом оружейном магазине разрывные пули «дум-дум»
В течение нескольких лет к этой конвенции присоединилось и большинство других стран мира (не забываем, что в то время огромные территории являлись колониальными владениями, а общее количество независимых государств было не очень-то и велико).
Пулеметы же, которые прекрасно стреляли патронами с целостной оболочкой пули, но заклинивали с разрывными боеприпасами, решили не запрещать. И они сказали свое ужасающее слово на полях Первой мировой войны, буквально «скашивая» наступающие цепи. Даже трудно себе представить, людей полегло бы в этой войне, если бы противоборствующие стороны еще использовали и разрывные пули.
Расстрел за «крестик» на пуле
Правда, и Первая, и Вторая мировые войны все же полностью не обошлись без использования разрывных патронов. Несмотря на официальный запрет, многие солдаты изготавливали их кустарным способом.
В период затишья перед боем некоторые военнослужащие всех без исключения армий брали в руки напильники и точильные камни. С их помощью они стачивали наконечники у своих патронов, либо делали на них Х-образные надрезы.
Такая нехитрая манипуляция превращала обычную пулю в разрывную. Она сплющивалась при ударе о кости и раскрываясь внутри жертвы в виде «цветка смерти». В бою использование таких боеприпасов давало серьезное преимущество, но попадать в плен было категорически нельзя. Во всех армиях существовал приказ расстреливать на месте любого пленного, у которого в подсумке будут обнаружены разрывные патроны или принадлежности для их изготовления.
Разрывные пули СССР
Советский Союз также не стал полностью отказываться от идеи дать своим военнослужащим разрывные пули. Несколько конструкторских бюро работало над созданием отечественных «дум-дум». Даже были представлены опытные образцы боеприпасов ДД и Р-44.
Главным препятствием к их дальнейшему производству стали малая дальность стрельбы (300 метров вместо требуемых 500 м), а также низкие баллистические характеристики пули. По мнению руководства, враг мог бы спокойно расстреливать советских бойцов с далекого расстояния, что, естественно, никого в СССР не устраивало.
Несмотря на запрет, из-за своих останавливающих возможностей разрывные пули крупного калибра до сих пор используются при охоте на крупных животных. До широкого распространения помповых дробовиков, бойцы спецподразделений применяли разрывные пули для уничтожения террористов в местах массового скопления людей, особенно в самолетах.
Правда, пороховой заряд в этих боеприпасах уменьшался для того, чтобы пуля не «прошивала» человека насквозь, и не давала опасных рикошетов.

Пистолетные патроны СП-7 с пулей с пластмассовым наконечником
Спецподразделения России до сих пор используют советские патроны СП-7 и СП-8. Они имеют легкий пластмассовый сердечник с нанесенными на переднюю кромку оболочки шестью специальными насечками, позволяющими пуле раскрыться в виде «цветка смерти» с шестью лепестками.
Зажигательно-разрывные боеприпасы
Чтобы обойти запрет, конструкторы разных стран занялись разработкой боеприпасов, пули которых действительно разрывались бы на мелкие части при попадании в цель.
Внутри пулевой капсулы размещали заряд взрывчатки, которая детонировала при соприкосновении с целью. Фактически в теле жертвы раздавался микровзрыв, многократно увеличивающий повреждение внутренних органов. Они значительно опаснее печально знаменитых «дум-дум», но имеют один очень существенный недостаток, который конструкторам до сих пор не удается устранить.

Даже минимальный заряд взрывчатки, находящийся в современных разрывных пулях, может в любой момент детонировать. Особенно это опасно в боевом походе. Военнослужащие могут передвигаться на бронетехнике или перебежками, падать и переползать, а детонация даже маленькой пули способна привести к серьезным увечьям, надолго выведя бойца из строя.
Они очень дороги в производстве, поэтому чаще всего используются снайперами, поражающими цель из винтовок крупного калибра с расстояния в несколько километров. Подобный принцип действия имеют и зажигательно-разрывные пули авиационных пулеметов и зенитных средств ПВО.
Пули со смещенным центром
Пентагон первым разместил заказ на приобретение принципиально нового автоматного патрона 5,56х45 мм, пуля которого имела смещенный центр тяжести. Во время полета такая пуля демонстрирует прекрасную баллистику, но при соприкосновении с костями резко изменяет свое направление. Фактически она начинает кувыркаться, нанося жертве чудовищные внутренние повреждения. Часто она разламывается, оставляя в теле несколько осколков.
Попадание в дерево всего одной пули со смещенным центром
Советский союз не стал отставать, представив мало импульсный патрон 5,45х39 мм, который подходит для стрельбы из автомата Калашникова АК-74 и его более поздних модификаций. За счет небольшой воздушной полости в передней части центр тяжести пули смещен назад, заставляя ее кувыркаться при попадании в цель.
Такие патроны обладают гораздо меньшей пробивной мощностью, чем патроны калибра 7,62 мм АК-47, но наносят гораздо более серьезные ранения противнику, выходя из его тела под углом 30-40 градусов от первоначального направления выстрела.
Современные осколочно-проникающие пули
Сегодня производство сверхэффективных стрелковых боеприпасов набирает все большие обороты. Американцы представили вариант осколочно-проникающих пуль, которые не раскрываются, а разлетаются на несколько (как правило, 8) осколков. При этот дно продолжает движение в виде самостоятельной поражающей единицы и разрывая все на своем пути.

Такие боеприпасы предлагают использовать в гражданском оружии, прежде всего в помповых дробовиках. По мнению американских властей, они позволяют более надежно защищать жизнь жителей США от нападения преступников и террористов. Но мы-то знаем, что любое гражданское оружие очень легко превращается в боевое. А складской запас экспансивных боеприпасов может оказаться как нельзя кстати не только для бойцов спецподразделений, но и для боевиков, готовящихся совершить крупный террористический акт…

Цветы смерти. Экспансивные пули

Их еще называют разворачивающимися и пулями «дум-дум»

Многие почему-то путают их с разрывными, но здесь совсем иной принцип. Пуля не взрывается, а раскрывается, как цветок, увеличиваясь в диаметре. Отсюда и необычное название — цветок смерти

За счет этой своей способности раскрываться, пуля наносит крайне большой ущерб тканям в организме, сопровождаясь болевым шоком и сильной потерей крови

Более того, при попадании в мягкую среду (ткани), пуля мгновенно разворачивается, теряя энергию, за счет чего она не проникает глубоко и не проходит навылет (могут применяться, например, в самолете)

Обладает высочайшим останавливающим действием

Экспансивные пули запрещены к применению в военных действиях, с формулировкой ‘чрезмерная жестокость’. Однако, активно применяются охотниками и в некоторых подразделениях спецназа, в зависимости от задачи

В конце 19 века пули обладали малым останавливающим действием. Они проходили навылет, не нанося значительного урона. Английские военные начальники приказали создать пулю, обладающую высоким останавливающим действием

Офицер английской армии придумал отпиливать носик пули. Руководству эта идея пришлась по душе, пули поставили на массовое производство
Эффект был просто шокирующий — ранение поражало кости скелета, что способствовало мучительной смерти, либо инвалидности

Для простоты и скорости изготовления таких пуль солдаты проявили сноровку и стали делать крестообразные надрезы на пулях

Из-за бесчеловечного вреда, пули запретили Гаагской декларацией в 1899

Почему магазин АК рыжий

Зачем советские танкисты вешали ведро на ствол танка

Зачем в годы ВОВ танки обмазывали цементом

Оружие под запретом. Часть 5. Экспансивные пули

Экспансивные пули также не смогли обойти международные запреты. Часто их путают с разрывными пулями, но это далеко не одно и то же. Разрывные пули содержат в себе заряд взрывчатого вещества, а экспансивные пули — нет. Последние построены на основе принципа экспансивности — способности пули расширяться, увеличивая свой первоначальный диаметр при попадании в мягкие ткани организма человека или другую мягкую среду. Экспансивные пули, попадая в человека, раскрываются внутри подобно цветку, поэтому они успели получить поэтичное, но мрачное название «цветы смерти». В настоящее время использование таких пуль в военных конфликтах запрещено по причине их «чрезмерной жестокости», однако пули широко используются и сегодня, к примеру, охотниками.

Экспансивные пули обладают рядом особенностей, которые обуславливают их применение до сих пор. Такие пули могут использоваться там, где боеприпасы с большей проникающей способностью могут привести к нанесению серьезного побочного ущерба (к примеру, в самолетах). По сути, экспансивные пули обладают двумя взаимосвязанными целями: увеличить диаметр пули при входе в цель, что обеспечивает максимальное повреждение тканей в организме человека, сильный болевой шок и большую кровопотерю, и, не выходя за пределы пораженной цели, тратить свою кинетическую энергию внутри, в отличие от того, если бы пуля прошла навылет и продолжила свое движение за пределами пораженной цели.
Запрет
Были запрещены на основании декларации, которая была принята в Гааге еще в 1899 году, вступила в силу 29 июля 1899 года. Позднее запрет на их использование был повторен в 1907 году Второй Гаагской мирной конвенцией.
Основной запрещающий документ: «Декларация по использованию пуль, которые легко раскрываются или сплющиваются в теле человека» (Гаага, 1899 год).

Предмет запрета: применение пуль, которые легко раскрываются или сплющиваются в теле человека, таких как пули с твердой оболочкой, которая не покрывает пулю полностью, с отверстиями или прорезями, в международных вооруженных конфликтах. «Раскрываясь» подобно цветку при попадании в цель, такие пули увеличивались в сечении, эффективно передавая свою кинетическую энергию пораженному объекту.
Любопытно, что данный запрет неуклонно выполняется большинством государств мира, если говорить об официально принятых на вооружение армий боеприпасах. Что, однако, не мешало странам во время войн обходить данный запрет. Изготовить такие пули солдат мог кустарным способом прямо на передовой. Правда, солдат, которые попали в плен и были уличены в использовании экспансивных пуль, ждала не самая приятная участь.
Экспансивные пули
Большинство пуль, применяемых в конце XIX века, обладали небольшим останавливающим действием. Часто они просто проходили через тело человека навылет, не нанося ему достаточно серьезных повреждений. Все началось с революции в стрелковом оружии, которая была обусловлена переходом от черного дымного пороха к пороху бездымному. Это сопровождалось уменьшением калибра оружия (с 10-12 мм до 6-8 мм). Для улучшения баллистических характеристик пуль, выпущенных из такого оружия, их начали покрывать металлической оболочкой.
И уже скоро выяснилось, что малокалиберные оболочечные пули обладают очень низкой останавливающей способностью, пробивая тело врага навылет и оставляя в его теле аккуратные входное и выходное отверстия. Такие пули могли нанести смертельные повреждения, лишь при попадании в жизненно важные органы. Англия, которая вела колониальные войны, довольно быстро столкнулась с такой проблемой, а британское военное руководство даже поставило задачу создать пулю, которая «сможет нанести рану, достаточно тяжелую, для того чтобы остановить даже самого непримиримого фанатика» (оригинальная формулировка).
Решением поставленной задачи в 1890 году занялся английский офицер Невилл Берти-Клэй из британского арсенала Дум-дум возле Калькутты. Позднее название Дум-дум даже смогло закрепиться за экспансивными пулями, его до сих пор можно встретить в литературе. Клею пришла в голову мысль просто отпилить у пули носик, благодаря чему она стала передавать телу существенно больше кинетической энергии. При этом Невилл даже не думал, что создал что-то по-настоящему страшное. Образцы пуль он предоставил своему начальству, идея понравилась и уже в 1898 году данные пули массово использовались в сражении при Омдурмане в Судане. Эффект от использования пуль был просто ошеломительным: ранение человека такими пулями вело к ужасающим поражениям костей скелета, инвалидности или мучительной смерти.
Вопреки достаточно широко распространенному мнению, Невилл Берти-Клэй не делал на пулях крестообразных нарезов. Такие нарезы появились позже и выполнялись в полевых условиях самими солдатами. Это был наиболее легкий и дешевый способ видоизменить боеприпас. Так как популярность таких пуль со временем только росла, солдаты просто выполняли крестообразные разрезы на пуле. Попадая в тело, такая пуля раскрывалась подобно лепесткам цветка, пробивное ее действие снижалось, а останавливающее, наоборот, возрастало. Полковник Хилл, который был участником Англо-бурской войны, отмечал, что лучше получить два ранения обыкновенными пулями, чем одно от экспансивной пули.
Так как при попадании в мягкие ткани организма экспансивная пуля наносила человеку тяжелейшие ранения, уже через несколько лет после массового применения на первой Гаагской мирной конференции в 1899 году такие пули были официально запрещены как негуманное и нарушающее обычаи и законы ведения войны оружие. Конференция 1907 года оставила данный запрет в силе, хотя, когда дело доходило до серьезных военных конфликтов, о данном запрете часто «забывали».


Разнообразие целей, а также их свойств стало причиной возникновения очень большого количества различных по своему устройству экспансивных пуль. При этом принципиальных способов, которые могли придать пуле свойства повышенной деформированности в поражаемой цели, не так уж и много. Первый и один из самых простых и распространенных способов — это надрезание самой пули или ее оболочки.
Надрезы могут находиться как на вершине пули (cross-split), так и на головной и ведущей частях пули (так называемые боковые надрезы или side-split). С технологической точки зрения подобные надрезы могут наноситься на пулю не только с наружной, но и с внутренней стороны оболочки. Количество подобных надрезов, как и их профиль определяются материалом оболочки пули, а также требуемой степенью деформации при встречи пули с преградой. Такая пуля раскрывается при значительном проникновении в тело жертвы.
Второй, не менее распространенный способ, — это создание полости, находящейся в головной части пули (hollow point). При этом форма данной полости может серьезно отличаться, она также формируется, исходя из заданной для пули деформации. При использовании пули с полостью ее баллистические характеристики можно улучшить путем использования мягкого колпачка, который будет закрывать собой полость. В некоторых случаях для повышения действия пули на цель в закрытую полость помещают пластичное вещество (например, парафин, воск и т. п.). При этом в пулях, которые предназначены для использования в ближнем бою, диаметр выполненной полости обычно близок к калибру (manstopper).

Третий способ напоминает второй, но основывается на эффекте клина. Полость, расположенная в головной части пули закрывается деталью, которая при попадании в цель как будто раздвигает саму пулю, разрывая оболочку. Эффект при этом усиливается с помощью воздуха, который остается внутри пули. Таким образом устроены пули «Action/DAG», а в пулях «HOXIE» в качестве клина выступает шарик из стали.
Все перечисленные способы повышения экспансивности пуль могут применяться как для оболочечных, так и для безоболочечных пуль. При этом для оболочечных пуль может использоваться еще один метод: оголение мягкого сердечника на головной части (soft nose). Данные пули получили широкое распространение в патронах к неавтоматическому и короткоствольному оружию. В то же время в длинноствольном оружии вершина пули очень часто деформируется в процессе досылания, что отрицательно сказывается на точности ведения огня. Чтобы устранить данный недостаток, оголенный мягкий сердечник защищают тонкостенным алюминиевым или медным колпачком (silvertip).
Необходимо понимать, какими бы преимуществами не обладали экспансивные пули, оболочечные часто обладают существенными преимуществами. В частности, подача оболочечных пуль из магазина более надежна, так как они обладают твердым носком, который не повреждается при досылании и хранении патрона, а пробивная способность данных пуль существенно выше. Помимо этого, существует мнение (которое перекликается сегодня с использованием противопехотных мин), что в ходе боевых действий более рационально не убить, а ранить солдата противника, так как эвакуация раненого с места боя и последующее его лечение в госпиталях отвлекает дополнительные силы. В этом отношении оболочечные пули, которые обладают искусственно заниженной убойной силой, обладают явным преимуществом.
С 1899 года ввиду не самых четких формулировок запретительных документов и постоянного прогресса в области разработки стрелкового оружия, запрет не раз становился предметов споров и обсуждений, в том числе на политическом уровне. К примеру, очень широко обсуждалось применение малокалиберных высокоскоростных пуль американского патрона 5,56х45 мм к штурмовой винтовке M16, которые пытались приравнять к экспансивным. При попадании в цель такие пули фрагментировались, нанося очень тяжелые повреждения, которые были сравнимы с повреждениями, наносимыми экспансивными пулями.
Результатом возникших обсуждений стало запрещение или ограничение применения конкретных видов оружия, которые могли бы считаться наносящими чрезмерные повреждения или обладающих неизбирательным действием. В 1979 году на Международной конференции ООН была принята резолюция, в которой содержалась просьба к правительства всех стран мира — проявлять осторожность при создании систем малокалиберного оружия. Также в резолюции содержалось обращение к специалистам по раневой баллистике, которым настоятельно рекомендовалось разработать стандартизованную международную методику контроля и оценки баллистических параметров, равно как и повреждающего эффекта малокалиберных и высокоскоростных пуль.
Однако совсем скоро аналогичные обвинения прозвучали и в адрес уже советского боеприпаса нового поколения — патрона 5,45х39 мм, после его широкого использования в Афганской войне. Пули данного патрона в организме человека не фрагментировались в раневом канале, но могли «кувыркаться» в цели благодаря своей малой устойчивости. В некоторой степени это характерно для всех пуль продолговатой формы. Поэтому четких критериев относительно соответствия Гаагской конвенции для подобных боеприпасов нет и сегодня.
Что же касается экспансивных пуль, то они применяются до сих пор в качестве охотничьих боеприпасов и для самообороны. Они достаточно широко применяются полицейскими. Для полицейского оружия наличие существенного останавливающего воздействия, сочетающегося с низкой вероятностью поражения цели «навылет», очень важно (это снижает риск поражения случайных прохожих при использовании оружия на улице).
Источники информации:

Экспансивная пуля

Стреляная экспансивная пуля .40 S&W (JHP) на фоне патрона того же калибра. Полуоболочечная пуля (JSP, в том числе — «дум-дум»). Пуля с экспансивной полостью (JHP). Не следует путать экспансивные пули с разрывными.

Экспансивные, они же — сплющивающиеся, разворачивающиеся пули или пули «дум-дум», (англ. expanding bullet), — пули, конструкция которых предусматривает существенное увеличение диаметра при попадании в мягкие ткани с целью повышения поражающей способности и / или уменьшения глубины проникновения. Соответственно, экспансивность — способность пули расширяться, увеличивать свой диаметр при попадании в мягкую среду.

Существуют различные конструктивные решения, способные обеспечить такое поведение пули. Как правило, выделяют:

Такие пули в настоящее время запрещены к применению в военном оружии, однако очень широко применяются для охоты и самообороны. Например, практически все охотничьи пули являются экспансивными, — применение не экспансивных цельнооболочечных пуль военного типа на охоте обычно считается недопустимым.

История

Цельносвинцовые пули за счёт мягкости материала изначально обладали некоторой способностью к расширению при попадании в цель, то есть являлись в определённой степени экспансивными.Сминаясь в теле жертвы, мягкие свинцовые пули крупного калибра часто наносили тяжёлые ранения.

На протяжении веков в ручном огнестрельном оружии использовались мягкие безоболочечные свинцовые пули относительно крупного калибра. При попадании в мягкие ткани они расплющивались, увеличивая свой диаметр, и за счёт этого эффективно передавали цели свою энергию, нанося сравнительно тяжёлые ранения. Ввиду этой способности к некоторому расширению при попадании, можно сказать, что в те годы, по сути, все используемые пули в какой-то мере относились к типу экспансивных, и не было нужды повышать их экспансивность дополнительно.

Правда, историк оружия В. Е. Маркевич упоминает так называемые «свистящие пули», имевшие по центру сквозное отверстие и за счёт этого способные сильнее обычного деформироваться в раневом канале, нанося более тяжёлые ранения. Это, по-видимому, был побочный эффект — основным же считался возникающий в полёте свист, деморализующий противника.

Пришедшие на смену сферическим пулям цилиндроконические или цилиндрооживальные пули, также цельносвинцовые, лишённые оболочки, типа пули Минье, сохранили эту склонность к расплющиванию в раневом канале, соответственно, также могут быть отнесены к экспансивным.

Ситуация стала меняться ближе к концу XIX века, после совершившегося в последней его четверти перехода в военном оружии к нарезным стволам малого калибра (в те годы малыми считались калибры, в наше время относимые к нормальным, — 6,5—8 мм) и бездымным порохам. Мягкие безоболочечные пули не выдерживали давления, создаваемого в стволе бездымным порохом, и нередко срывались с нарезов. Кроме того, они сильно освинцовывали каналы малокалиберных нарезных стволов. Это вынудило конструкторов перейти к использованию пуль, имевших поверх свинцового сердечника оболочку из более твердого металла (обычно меди, латуни, томпака, мельхиора или стали), которые надёжно шли по нарезам и почти не загрязняли ствол.

Однако быстро выяснилось, что поражающее и останавливающее действие новых пуль значительно ниже по сравнению со старыми безоболочечными, что было особенно чувствительно для армий, участвовавших в колониальных войнах против так называемых «диких» народов. Например, в ходе Читральской кампании 1895 года среди англичан появилось стойкое убеждение, что применяемые ими пули неэффективны, и противник продолжит сражаться, даже будучи раненым, так как оболочечные пули, не способные деформироваться в раневом канале и за счёт этого эффективно передавать свою энергию цели, «прошивали» её навылет, оставляя аккуратные входное и выходное отверстие, и наносили смертельные повреждения лишь при попадании в жизненно важные органы.

В результате британское военное руководство поставило задачу разработать пулю, которая:

сможет нанести рану, достаточно тяжёлую, чтобы остановить даже самого непримиримого фанатика. Оригинальный текст (англ.)

inflict a wound sufficiently severe to stop even the most determined fanatic

В соответствии с этой установкой, в начале 1890-х на британской королевской оружейной фабрике (англ. British Royal Artillery armoury), расположенной в рабочем пригороде Калькутты Дум-дум (более правильно Дам-дам, так как в оригинале — ), офицером британской армии капитаном Невиллом Берти-Клэйем были разработаны экспансивные пули к патрону .303 British, который использовался в винтовках Lee-Metford и, позднее, Lee-Enfield. Их носок был лишён оболочки, — то есть они принадлежали к типу пуль, ныне называемых полуоболочечными, или soft point (SP).

Патроны калибра .303 British с полуоболочечными пулями, по конструкции аналогичными пулям «дум-дум» (современные охотничьи боеприпасы).

По месту разработки и производства их стали именовать «пули дум-дум».

Позднее выяснилось, что при стрельбе такими пулями имеется риск срыва надрезанной оболочки со свинцового сердечника, поэтому появились револьверные пули .455 Mk. III Manstopper, а также пули к патрону .303 British Mk. III, IV и Mk. V, устроенные по иному принципу, в наши дни обозначаемому hollow point (HP), то есть с полостью в носовой части. Так как к моменту их появления термин «дум-дум» уже стал широко используемым неофициальным обозначением для всех экспансивных пуль к военным патронам вообще, их тоже стали так называть, хотя они были разработаны и производились в самой Великобритании, а не на Арсенале в Дум-думе.

Пуля типа hollow point к винтовке-«экспрессу».

Такие пули с полостью уже задолго до этого использовались в так называемых «экспрессах» — охотничьих винтовках (точнее, штуцерах) очень крупного калибра с повышенной начальной скоростью пули, для чего её облегчали за счёт этой самой полости. Повышение и без того огромной экспансивности таких пуль было в этом случае лишь побочным эффектом. Также существовали охотничьи пули с Х-образным разрезом в головной части, смысл которых был тем же — «раскрываться» при попадании в цель. Впоследствии, уже после официального запрещения «дум-дума», при помощи крестовидных надрезов «дорабатывали» оболочечные пули в войсках с целью повысить поражающую способность, такие «доработанные» на местах пули также нередко называли «дум-дум».

Сравнение патронов к винтовкам Снайдера, Генри-Мартини (два варианта) и Ли-Энфилд. Первые три имеют свинцовые безоболочечные пули крупного калибра, последний — цельнооболочечную малокалиберную.

В процессе полевых испытаний пуль этих типов в ходе Англо-бурской войны 1899—1902 командир Миддлсекского полка полковник Хилл заявил, что лучше быть раненым двумя пулями «Мартини-Генри», чем одной такой. Также было заявлено, что попадание пули «вело к невероятному поражению кости и плоти». Причём в ходе парламентских дебатов Лорд Хэмилтон заявил, что любой, имеющий нож, может в считанные секунды переделать обычные пули в дум-дум.

Впрочем, существовала и иная точка зрения, которая состояла в том, что повышенная экспансивность новых пуль лишь компенсировала их меньший калибр, будучи заметна только в сравнении с оболочечной пулей того же калибра, и уступала безоболочечным пулям таких старых винтовок, как Мартини-Генри, Снайдер или Энфилд.

Так или иначе, применение этих пуль вызвало протесты со стороны международного сообщества как «негуманное» и «нарушающее законы и обычаи войны», и вскоре — в 1899 году — раскрывающиеся и деформирующиеся пули были запрещены к военному применению Первой Гаагской мирной конвенцией. Вторая Гаагская конвенция в 1907 году подтвердила запрет. Парадоксально, но этот запрет до сих пор неукоснительно выполняется всеми странами, во всяком случае в том, что касается официально принятых на вооружение образцов боеприпасов, — при том, что прочие «запреты» Гаагской конвенции преимущественно так и остались на бумаге (запрет на применение боевых отравляющих веществ, «метания снарядов и взрывчатых веществ» с летательных аппаратов, и многие другие).

«Де факто» во время обеих мировых войн стороны активно применяли экспансивные пули, как намеренно, так и вынужденно. В частности, Россия ввиду нехватки современных винтовок Мосина использовала в Первой мировой войне устаревшие винтовки Бердана. Их безоболочечные пули де-факто являлись экспансивными — что послужило основанием для обвинений в адрес России в нарушении Гаагских конвенций со стороны Германии, — которая, впрочем, сама стреляла «дум-дум» на оба фронта. Позднее те же винтовки Бердана вынужденно использовались уже финнами в ходе Зимней войны с СССР.

Следует отметить, что оболочечные пули всё же имеют значительные преимущества перед полуоболочечными экспансивными, в частности, их подача из магазина более надёжна благодаря твёрдому носку, который не повреждается при хранении и досылании патрона, а пробивная способность — выше. Кроме того, существует мнение, что в ходе военных действий более рационально ранить солдата противника, а не убить, так как его эвакуация с поля боя и последующее лечение отвлекают дополнительные силы, — здесь оболочечные пули, обладающие искусственно сниженной убойностью, также обладают преимуществом.

Впоследствии, ввиду нечёткости формулировки в текстах Конвенций и дальнейшего прогресса оружейного дела, данный запрет не раз становился предметом политических спекуляций. Например, в своё время активно шло обсуждение на тему того, не следует ли приравнять к экспансивным высокоскоростные малокалиберные пули американского патрона 5,56х45 мм к винтовке M16, которые при попадании в цель фрагментировались и наносили ей тяжёлые повреждения, отчасти схожие с таковыми при попадании пули «дум-дум».

В результате этих обсуждений в 1979 году на Международной конференции ООН по запрещению или ограничению применения конкретных видов оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющих неизбирательное действие, была принята резолюция, в которой содержалась просьба к правительствам всех стран проявлять осторожность при разработке систем малокалиберного оружия, а также — обращение к специалистам по раневой баллистике с настоятельной рекомендацией о необходимости разработки стандартизованной международной методики оценки и контроля баллистических параметров и повреждающего эффекта высокоскоростных и малокалиберных пуль.

Впрочем, вскоре аналогичные обвинения последовали уже в адрес нового советского патрона 5,45х39 мм после его применения в Афганской войне, хотя его пули и не фрагментируются в раневом канале, а лишь «кувыркаются» благодаря малой устойчивости (впрочем, в определённой степени такое поведение характерно вообще для любой продолговатой пули). Чётких критериев относительно соответствия нормам Гаагской конвенции для таких боесприпасов не установлено до сих пор.

Также большие вопросы вызывает использование в военных целях дробовых ружей, так как снаряжаемые свинцовой дробью или картечью патроны для них де-факто являются экспансивными боеприпасами.

По неписанным законам войны пленных солдат, уличённых в использовании экспансивных пуль, часто расстреливают на месте.

Запрет на использование экспансивных пуль распространяется только на регулярные армии. Данный тип боеприпасов широко используется полицейскими органами, на охоте и для самообороны из-за сниженного риска рикошета и большой останавливающей способности при стрельбе по живой незащищённой цели и во многих странах находится в свободной продаже наравне с остальными типами пуль.

См. также

  • Разрывная пуля
  • Extended Range

Источники и примечания

arbalet-airgun

Предлагаемый обзор посвящен наиболее распространенному пневматическому оружию калибра 4.5 мм (.177), в основном боеприпасам для пружинно-поршневых винтовок.

Типы и виды пневматических пуль 177-го калибра

В первую очередь их характеризует классическая форма «воланчика» или «катушки» (на фото слева) под замечательным общим названием «Diabolo». Боеприпасы т.н. «оживальной» формы, известной всем по огнестрельному оружию, крайне редки (на фото справа H&N Rabbit Magnum II).

Связано это со сравнительно невысокой мощностью большинства винтовок калибра 4.5 мм. Небольшая площадь контакта пули и канала ствола в области пояска головной части и «юбки» заметно снижает потери на трение, но достаточно успешно противостоит прорыву газов. Для сверхмощных винтовок с предварительной накачкой (PCP), начиная с 30-го калибра (7,62 мм), наоборот, характерны пули именно «оживальной» формы.

Но вернемся к нашим «воланчикам».

Вот их основные типы:

В рамках каждого существуют различные виды и подвиды, отличающиеся калибром, весом, техническими деталями, баллистическими характеристиками и качеством исполнения. Тип пуль зависит в первую очередь от области применения.

Так, пульки с плоской головной частью («Wadcutter»), часто идущие под обозначением «Match», в основном используются именно для высокоточной спортивной стрельбы из матчевых винтовок и пистолетов на дистанции 10 метров. Они оставляют четкие круглые пробоины на бумажных мишенях для корректного определения результатов.

На фото их типичный представитель от известнейшей германской компании H&N («Finale Match Pistol»), к продукции которой мы будем обращаться неоднократно. Данные пульки как раз применяются в олимпийских стрелковых дисциплинах.

По понятным причинам на охотничье-развлекательных дистанциях от 30 метров «плоскоголовые» пульки уже неэффективны. Правда, при невысокой проникающей способности обладают повышенным останавливающим действием.

В области охоты, «плинка» и околоспортивной высокоточной стрельбы в основном царствуют боеприпасы под общим названием «Domed» («купольный»), имеющие полусферическую (скругленную) головную часть. Они наиболее универсальны для любых винтовок и дистанций.

На фото легкие высокоскоростные и очень точные пули ведущей чешской компании JSB, с которых я когда-то начинал и до сих пор не собираюсь с ними расставаться. По уровню качества они ничем не уступают продукции германских производителей. Слово «Match» на банке в данном случае относится именно к качеству и точности. Интересующимся темой предлагаю познакомиться с видеороликом, приведенным в статье «Видео и фоторепортажи с заводов производителей пневматического оружия».

От универсальных боеприпасов перейдем к специализированным.

Пули с конической головной частью («Point», то есть «точка») благодаря повышенной проникающей способности рекламируются как охотничьи.

Откровенно говоря, высокая проникающая способность нужна в основном для пробивания дырок в металлопрокате на спор, чем зачастую грешат владельцы бюджетных «супермагнумов». Для охоты требования совершенно иные (см. «Что мощнее – лук, арбалет или пневматика?»). К тому же уже упоминавшиеся чуть выше пульки «JSB Exact Diabolo», хоть и не твердосплавные, но с неменьшим энтузиазмом шьют навылет все, что надо и не надо. Поэтому их я использую исключительно для стрельбы по бумажным мишеням и максимум из «магнумов». Для серьезных задач служат тяжелые «H&N Baracuda Match» 10,65 gr»/0,69 грамма (на фото), для «плинка» — «Crosman Premier domed» 10.5 grain/0,68 грамма.

А главное, летают эти самые «проникновенные пойнт» неважно. Где-то вычитал – и с мнением этим согласен, — что само острие далеко не всегда располагается строго по оси пуль, в результате чего они рыскают в полете. Выдержать точную геометрию снаряда, видимо, не всегда удается даже ведущим мировым производителям.

Немного похоже обстоят дела и с действительно охотничьими боеприпасами, известными под общим названием «Hollow Point» («точка с полостью»). Похоже — в плане невысоких кучности-точности при дальнем выстреле. Зато за счет конструкции на оптимальных дистанциях стрельбы они передадут дичи максимальное количество энергии и вызовут летальные повреждения внутренних органов, обеспечив высокое останавливающее действие.

Полости могут быть разными:

Пуля, изображенная справа, при попадании в цель начинает раскрываться, как цветок, буквально разрывая плоть.

Опять же по понятным причинам баллистические характеристики подобных пулек хуже, нежели у обычных полусферических. Так же, как и у представленного ниже образца.

За грозным именем «Terminator» стоит попытка создания своеобразного аналога пуль с сердечником. То есть объединения пенетрации (проникающей способности) и останавливающего действия. Если не гнаться за дальним выстрелом, подобные боеприпасы вполне эффективны (см. «Пневматическая пуля «Терминатор»).

И действительно, все «Hollow Point» на коротких и средних дистанциях позволяют уверенно работать по предназначенной для пневматики дичи. Если вы внимательно рассмотрите предыдущую фотографию, то заметите, что производитель на наклейке банки совместил почти несовместимые вещи: силуэт вороны, а также указания «16 J» и «0,57 g». То есть «Терминатором» можно взять довольно серьезную птицу из 16-джоулевой винтовки легкой пулькой.

К счастью, владельцы пневматики, как и гладкоствольных ружей, вправе самостоятельно экспериментировать с боеприпасами. В отличие от обладателей нарезного оружия, которых за релоадинг/переснаряжение патронов буквально до недавнего времени могли серьезно наказать. Например, вот так:

Это за пять секунд изготовленные из стандартных (слева) экспансивные охотничьи пульки. Как уж они летают — дело другое, но сам факт…

Внимание! Если на этом месте статья оборвалась, временно отключите «блокировщик рекламы». Некоторые из них умудряются обрезать собственно рекламные заставки вместе с остальным текстом. Да еще и блокируют просмотр видеороликов с рассказом об оружии, сценами стрельбы или охоты.

Выбор производителя пневматических пуль

Вы, наверняка, обратили внимание, что среди представленных в обзоре фотографий не было ни одной с такими знакомыми большинству эйрганнеров изделиями, как «Гамо», «Шмель», «Люман», «Озтэй» и т.п. А ведь именно они заполняют прилавки магазинов. И стоят весьма привлекательно.

Можно довольно долго рассуждать о них, но лучше один раз увидеть…

Слева – «Gamo», справа – «Шмель».

Ну, «насекомое» — ладно. Но при всем моем уважении к винтовкам и пистолетам испанской компании («Гамо») некоторые марки пулек она явно заказывает под своим брендом у далеких сторонних компаний. Что очень странно, ибо «El Gamo» является известнейшим и крупнейшим в Европе (!) производителем пневматики и боеприпасов к ней. Дело даже не в облое, свидетельствующем о некачественной штамповке и обработке. Пульки вполне могут оказаться не совсем того калибра, проще говоря, не полезут в ствол или провалятся. Или быть овальными в поперечном сечении, что очень хорошо заметно по «юбкам». Впрочем, у всех этих производителей встречаются весьма приличные модели и партии изделий.

Даже у американской компании «Crosman», чей «Premier» 10,5 gr я давно и массово использую, заметна нестабильность качества. Причем в фирменной банке могут оказаться кривые и грязные мутанты, а в обычной пачке – вполне достойные образцы. Похоже, у этой популярнейшей массовой марки очень широко распространен контрафакт, точнее, грубая подделка. Вполне возможно, что это же относится и к продукции «Gamo». Словом, будьте внимательны при покупке.

То есть, просто стрелять всеми вышеперечисленными пульками вполне можно. И «Люман», и «Шмель» я с удовольствием предоставляю гостям для стрельбы из «Хатсана». Пивные банки и прочие традиционные для «плинка» мишени рано или поздно к всеобщей радости падают или разлетаются вдребезги. Ну, что еще надо на отдыхе?

В иных случаях экономия не оправданна. Особенно не рекомендуется использовать пули неэлитных производителей для высокоточной стрельбы «по бумаге» и охоты. Даже более-менее аккуратно сделанные снаряды могут здорово отличаться друг от друга по массе.

Еще по теме: Новые пневматические пули

Массогабаритные и скоростные характеристики пуль для пневматики

Пневматические винтовки по «мощности» отличаются от огнестрела в сотни раз. Владельцы последнего знают, как изменяются баллистические характеристики при использовании пуль с разницей в весе буквально в грамм-другой. Для пневматики, соответственно, речь идет уже о сотых долях грамма, не говоря уже о десятых.

В статье «Дистанции пристрелки пневматической винтовки для охоты» мы рассчитали баллистику для одной и той же пули, выпущенной из одной и той же винтовки, с изменением «дальнего нуля». Разница превышений на пике траектории составила 2 сантиметра, за «нулем» расхождение только нарастало. Нечто подобное произойдет и в случае различия пуль по массе, особенно на дальних дистанциях. А что такое даже пара сантиметров на охоте, станет понятно из раздела о прицеливании по вяхирю в статье «Охота с пневматикой на голубей». Или в таком сложном ее виде как варминтинг. Еще раз подчеркну: пневматика – не огнестрел, требования к точности выстрела здесь куда строже.

Не случайно поклонники высокоточной стрельбы тщательно моют даже элитные пули, затем скрупулезно их взвешивают, стараясь подобрать, особенно для соревнований, максимально совпадающие по весу образцы.

Это позволяет добиваться стабильных показателей, той же скорости. О степени её важности свидетельствует даже математика: например, «квадратичность» в формуле E = mV2/2. Реальные, а не рекламные, скоростные характеристики для основных классов пружинно-поршневых винтовок и основных же типов пуль выглядят примерно следующим образом, с поправкой на особенности конструкции и т.п.:

Рекламно-маркетинговых показателей (305 м/с для большинства магнумов и 380 для супермагнумов), столь завораживающе действующих на новичков, все производители добиваются при использовании особо легких пулек, речь о которых пойдет в заключительной части статьи. Там же будет и информация об особенностях скоростных показателей пневматики с предварительной накачкой.

Математические выкладки с расчетом реальных скоростей пуль для различных типов винтовок и соответствующие баллистические таблицы приведены в статье «Скорость пули из пневматики».

Сверхтяжелые для 177-го калибра пули весом от 1 грамма используются исключительно для PCP-винтовок, большинство которых в полтора-два раза мощнее любого «супермагнума» (на фото «H&N Piledriver» 1,36 г).

Хотя и владельцы ППП (я в том числе) экспериментируют с подобными боеприпасами, в том числе самодельными, вроде показанной на фотографии-анонсе будущей статьи «тандемной» пульки, склеенной из двух «полуграммов».

И, наконец, о легких пульках. Они категорически не рекомендуются для любой мало-мальски мощной пневматики. Так называемые «полуграммы» (около 0,55 г) снаряды желательны на оружии 7,5-16 джоулей и допустимы на любой винтовке мощностью до 18-20 джоулей. Для хатсановских «магнумов» и любых «супермагнумов» своеобразным стандартом являются 10,5-10,65 grain (0,68-0,69 грамма). Оптимальную энергетику серьезные производители, как правило, указывают непосредственно на банке, например, «16 J» или «>25 J».

Все, что весит менее полуграмма – вообще не тема, за исключением газобаллонных пистолетов и винтовок до 3 джоулей. Это не только пресловутые копеечные «колпачки» DS, известные многим поколениям по тировским «духовушкам» СССР (на фото), выпускаемые и поныне.

По весовым характеристикам их аналогом являются снаряды, известные как PBA («performance ballistic alloy», или, в вольном переводе, «высокие баллистические характеристики»). Точнее, некоторые их типы калибра 4,5 мм — сверхлегкие (менее 0,3 грамма) не содержание свинца пульки. На всякий пожарный, ещё раз повторю: они предназначаются для газобаллонных 3-джоулевых пистолетов на СО2 и аналогичной длинноствольной пневматики. Но именно для подобных снарядов производители и продавцы, не особо это афишируя, приводят столь завлекательные скоростные показатели в рекламных статьях и таблицах ТТХ серьезных винтовок — 305 м/с для «магнум» и 360-380 м/с для «супермагнум» пневматики. «Гамо» выпускает такие даже с платиновым (!) покрытием.

Правда, надо отдать должное, что хотя бы эта компания, приводя заоблачные скоростные показатели, честно указывает, что достигаются «1300 feet per second (fps) with PBA Platinum». То есть скорость в 1300 футов в секунду (396 м/с!) возможна только с вышеупомянутыми сверхлегкими пульками. Большинство других производителей, особенно в бюджетном сегменте, не говоря уже об отечественных продавцах, об этом скромно умалчивают.

Сверхлегким пулькам — кошмарному для невнимательных и доверчивых начинающих эйрганнеров изобретению — я посвятил немало «добрых» слов в заключительной части статьи «Мощная пневматика: особенности национального характера». Если вы владелец любой винтовки с энергетикой более 16 дж, будьте крайне осторожны при их покупке, вес не должен быть меньше полуграмма. Иначе получите почти полный аналог разрушительного для серьезных винтовок «холостого» выстрела. Да и летают они хоть и быстро, но уж очень криво. К тому же совершенно не годятся для охотничьих целей.

То же справедливо и в отношении пневматики с предварительной накачкой (PCP). В российских магазинах она в основном продается в калибрах 4.5, 5.5, 6.35, 7.62 и 9 мм. Правда, последние два уже относятся к охотничьему лицензируемому пневматическому оружию до 25 Дж. В принципе, затолкав в барабан сверхлегкую пульку и от души поработав насосом, можно добиться скоростей, превышающих и 400 метров в секунду, почти на уровне гладкоствольного огнестрела. Однако в реальности владелцы PCP использует подходящие именно для своего оружия боеприпасы и оптимизирует давление (т.н. «плато») или выставляют редуктор на опять же оптимальные показатели. В зависимости от калибра оружие выдает от 220 до примерно 320 м/с. Другое дело, что даже в калибре 4,5 мм мощь подобных винтовок позволяет использовать сверхтяжелые для пружинно-поршневой пневматики пули и брать куда более серьезную добычу.

Учтите еще и такой момент: устанавливаемые на большинство современных PCP-винтовок глушители, как и у огнестрела, корректно работают только на дозвуковых (до 330 м/с) скоростях.

В продолжение темы «супер-пупер-скоростей» и прочего баловства можно было бы поговорить еще и о стрельбе спичками, гвоздями и ушными ватными палочками (они идеально подходят по калибру и используются при чистке винтовок), но для одного обзора всего вышеизложенного, надеюсь, достаточно.

Более «продвинутые» стрелки знают, что для каждой модели и даже отдельно взятой винтовки существуют свои оптимальные и безопасные для девайса боеприпасы. Ими вполне могут оказаться и легкие (!) пульки, только с большей твердостью сплава. В этом случае усилие страгивания достаточно велико, чтобы вызвать явление «холостого» выстрела. Но для грамотного определения характеристик конкретных пуль придется, прогнав различные их модели одной весовой категории по стволу, оценить это усилие. При этом обязательны контрольные отстрелы через хронограф для оценки изменения скорости (а значит, и энергии) и на кучность, посмотрев, не «уплывают» ли эти показатели, и остановившись на некоем оптимальном их соотношении. В общем-то, это не помешало бы для любой винтовки, но далеко не все имеют соответствующее оборудование, да и знания. Стоит ли экспериментировать лично вам — решайте сами.