Что с мечом

Содержание

Реальность и фантастика двуручного меча

Большинство читателей — кроме разве что самых юных — впервые знакоми­лись с этим оружием, думается, имен­но на страницах «Трудно быть богом». И оттого у очень многих закрепилось представление, что орудовать двуруч­ным мечом надлежит «по-памповски», описывая широкие круги и зловеще шелестя, да еще чтоб длина — за 2 мет­ра, а вес свыше 20 кг. С величайшим уважением относясь к барону и его со­здателям, все же попытаемся отделить мух от котлет, а меч — от вертолета.


Альбрехт Дюрер был не только вели­ким художником — но также и очень неплохим мастером боевых искусств. Этот эпизод из составленного им обширного учебника фехтования и боевой борьбы показывает, как их приемы сочетались в тренировочном поединке на двуручных мечах

Разумеется, не всякий меч, за руко­ять которого можно взяться обеими руками, суть двуручник. Основных типов подлинно двуручных мечей минимум четыре, даже если считать лишь европейские варианты и даже если не включать в их число переход­ный вариант типа «бастард». А вклю­чать его надо, потому что название некорректно, ибо это не «внебрачная помесь» простого меча с лордом-двуручником, а скорее исходный обра­зец: лишенный ряда фамильных черт предок, доживший до времен потом­ков. Длина самого большого (но не самого тяжелого) из известных мне двуручных мечей — чуть более 196 см, в среднем же на 10-20 сантиметров покороче. В руках я их держал, каюсь, лишь единицы, видел — немногие со­тни, но данные имею о многих сотнях. Фотографию самого тяжелого двуручника — правда, с неверной датой из­готовления — читатели могут найти в скверной научно-популярной фантас­тике (как ее еще, простите, назвать?) издательства «Росмэн», серия «Невероятец»… простите, я хотел сказать «Очевидец», название «Доспехи и ору­жие», стр. 17. Там сказано, что весил этот меч 7 кг и, будучи слишком тяжел для боя, использовался лишь как па­радное оружие. Реально весит он ПОЧ­ТИ 7 кг (все равно это килограмма на полтора-два больше, чем боевые), для боя, безусловно, плох — скверный ме­талл, минимальная проработка «дейс­твующих участков» и еще при жизни явно неухоженный вид; для парада, по тем же причинам, вообще не пригоден. Скорее всего, это — учебный образец: меч-тренажер. Потому и утяжелен он.

В общем, вес боевого меча — 4,5 кг плюс-минус еще 500-700 г. Причем ми­нус — часто, зато плюс — очень, очень редко. А двадцатикилограммовые монстры появились уже в XIX в. Эти декоративно-коллекционные экземп­ляры изготовлялись пронырливыми умельцами специально для тогдашних аналогов «новых русских», которых и в Европе хватало. Когда такой вот свежеутвержденный барон желал выгля­деть «настоящим аристократом» — он сразу вслед за титулом покупал «пра­дедовский» замок и развешивал по стенам «прадедовское» оружие. На­верно, существуй в этой среде мода на нынешнюю распальцовку — эфесы тех мечей неизменно оказывались бы снаб­жены некими кольцами (для удобства двуручно-четырехпальцевого хвата). Тем более что подлинные двуручники и в самом деле имели особые кольца — пусть не там и не столько.

Ножен у двуручных мечей нет, хотя бывают у них «лезвийные футляры»: своего рода чехлы,. не прикреплен­ные к поясу или портупее. В ножнах носили разве что мечи-бастарды — а их огромными не назовешь. Впрочем, размер — вещь условная: большой бас­тард — под 1,5 м, а маленький и даже средний эспадон — немногим за 1,5 м. Рассчитанный на действия в тесноте строя очень своеобразный ландскнехтский двуручник — примерно такой же длины, порой и меньше (ландскнехт, конечно, мог и бастард либо эспадон использовать). Классический двуруч­ный меч, позволяющий использовать все преимущества данного оружия, — это все же эспадон. Носят его «в голом виде» (иногда— с зачехленным клин­ком) справа на плече или слева под мышкой, придерживая большим паль­цем левой руки за кольцо, о коем речь пойдет ниже. Из такого положения эс­падон легко переходит в боевую пози­цию: правой рукой — под крестовину, а левая, плавным движением сбросив кольцо, тут же перехватывает за руко­ять сзади или за навершье.

Длина рукояти у него очень редко достигает полуметра и совсем уж ред­ко превышает его, т. е. «рукоять лишь вполовину короче лезвия», как ее по­рой описывают — некоторый перебор. Впрочем, для хвата руки служит и кли­нок за крестовиной, где он притуплен, иногда даже обтянут кожей: это — рикассо, «пятка». Между ней и лезвия­ми — «усики» контргарда. Он помогал парировать удар, иногда и сам предна­значался для удара, но вот на заклини­вание или перелом вражеского клинка был рассчитан редко. Заклинивание оружия осуществляли, прежде всего, кольцеобразные ловушки возле крес­товины (тоже не всегда: бывали и чис­то защитные кольца — вот за них-то на марше и придерживали меч большим пальцем; а порой они и вовсе отсутс­твовали). Размах крестовины бывал и свыше 50 см, особен­но часто — как раз у «коротких» эспадо­нов, где именно пере­крестье становилось главной «смысловой частью» оружия, проводя и блокируя атаки, позволяя за­действовать эфес…. Ну, об этом позже.

Таковы парамет­ры эспадона. Другие типы, как прави­ло, попроще — без контргарда, со слабо выраженным рикассо… Перекрестье, правда, почти всегда развитое и сложное, иногда снабженное почти шпажным набором защитных дужек. Если у двуручника оно дейс­твительно близко к крестовидной форме — то это оружие скорее не вои­на, а палача. Или признак начала XV в., когда боевые двуручные мечи только-только «обрели себя».

А как же проходит бой?

Прежде всего: двуручный меч есть оружие скорее колюще-полосующее, чем рубящее. Вращать его «по-вертолетному» приходится нечасто, даже при схватке одного с несколькими — а вот делать обводки, досылать в длин­ном выпаде, резать врагу бок или за­пястье на этом досыле или на отдерги­вании… Рубящие удары относительно редки. Конечно, такой удар может рассечь врага от макушки до аппен­дикса и ниже, может расколоть даже латный доспех, особенно при попада­нии по слабому месту — но дистанция и темп боя препятствуют их широ­кому применению. В XVI в. (расцвет эспадонного фехтования) эта дистан­ция такова, что, судя по ряду фехто­вальных трактатов, при схождении двух умелых бойцов вертикальный удар мог достать лишь ступню ноги, если противник запоздал со сменой стойки, — а «игра ног» в этом фехто­вании поистине виртуозна. Она вооб­ще древнее клинковых защит — како­вые, впрочем, эспадоном тоже берутся (и преодолеваются) виртуозно.

Кстати, о вертикальных ударах. По­ложения эспадона в руках были очень многообразны, но рубящий удар, как правило, наносился отвесно или поч­ти строго в горизонтальной плоскости (поперечный). По-самурайски «от ле­вого плеча к правому бедру» эспадоном, в общем, не рубили: у него иная ме­ханика движений, он много длиннее и тяжелее японской катаны. А вот бо­евой шпагой, кстати, рубили именно наискось (когда рубили: она все-таки и вправду больше предназначена для укола).


Через полвека после Дюрера. Тренировочный зал фехтовально-борцовской школы знаменитого Иоахима Майера. И это далеко не все приемы, разработанные для эспадона!

Уточним: это воздействие на про­тивника, а не на его оружие. Прору­баясь сквозь копейную стену, древки пик, воин с эспадоном кроит под углом. И вообще в смертельной круговерти об­щевойскового боя доля рубящих ударов возрастает — как и для любого оружия: в таких условиях вообще растет доля «неклассических» приемов. Во всех дру­гих ситуациях если мы и видим бойца в широкой стойке, высоко возносящего над собой эспадон, — то имеется в виду скорее не размашистый удар, а смена позиции или «длинная» защита.

Каково же место таких меченосцев в отрядной схватке?

Сколько-то их сосредоточено в глу­бине пеших построений — на случай, если враг прорвет ряды. Сопровожда­ют они и командиров, являясь скорее не «стражей» (этот термин заставляет думать об оборонительной, церемони­альной, а то и полицейской функции), а как бы отрядами коммандос. Ведь в тех условиях командир — не просто руководитель: с этой своей свитой он бросается в ключевые места схватки, развивая свой прорыв или ликвиди­руя вражеский…

Но главную работу двуручник про­делывал не В рядах, а ПЕРЕД ними. Представьте: копьеносное построение, медленно разгоняясь для таранного натиска, трусцой бежит на аналогич­ного противника — ас флангов, иног­да даже перед фронтом (!) рассыпным строем легконого бегут отборные вои­ны в пехотных латах, с эспадонами, бас­тардами и больши­ми ландскнехтскими мечами. Их задача — проделать брешь в пикинерском строю. Правда, перед вра­жеским строем бегут такие же «спецназов­цы», так что не вся­кий раз меченосцам удается прорваться к вражеским рядам, иногда им даже при­ходится отступить под защиту своих. Но когда удается, то меч­ник сносит несколько пик, порой добирает­ся и до их владельцев, словом — развалива­ет первую шеренгу, как шрапнельный заряд. Если он после этого не успел отойти на фланг, прежде чем отряды сошлись, — свои копей­щики постараются его не задеть (они тоже отменно тренированы, так что даже сверхдлинную пику не просто держат перед собой, но и направляют в цель), и будет он рубиться в глубине вражеских рядов, ожидая, что проби­тая им брешь вот-вот станет воротами для общего прорыва.

Итак, двуручный меч — оружие отрядное (хотя и на благородный по­единок с ним выходят), оружие элит­ное. Как ни парадоксально такое срав­нение, он — что-то вроде пулемета: один-два на взвод, несколько на роту, не всякому по силам, но без него не обойтись. Зачастую сражались им и рыцари, чаще все-таки неблагород­ные пехотинцы — но это были мате­рые, высокооплачиваемые профессио­налы, которым и латы по средствам.

Впрочем, латы у них специфичес­кие. Поножи обычно без наголенников, шлем чаще всего без забрала (необхо­димо «широко смотреть»: и на врагов, и на свой строй, отслеживая маневр). Вместо наплечников часто — кольчуж­ная пелерина особо плотного плетения. Насчет «неловкого отмахивания скованной доспехами рукой» — это, конечно, фантастика, но ЛОВКИМ оно бывает, когда латы «модельные», иде­ально пригнаны к фигуре. Ландскнехт такое мог себе позволить не всегда, по­тому плечевой пояс, где конструкция латного доспеха особенно сложна, по­рой защищал более архаичной броней.

Продолжив парадоксальные срав­нения, скажем: кроме «пулеметной» ассоциации, возникает еще и «пис­толетная». Потому что довольно по­хожим образом и именно в постс­редневековые век-полтора норовили проделывать бреши в копейной стене рейтары, атакующие пикинеров или тех же ландскнехтов (для их боевого строя длинная пика уж никак не ме­нее характерна, чем двуручный меч!). Правда, рейтары в таких случаях дейс­твовали верхом: шеренга всадников налетает на глубокое построение вы­ставившей копья пехоты, но не вреза­ется в нее (уж больно это опасный про­тивник!), а с малой дистанции, лишь чуть-чуть превышающей длину пик, дает пистолетный залп — и заворачи­вает коней; так же поступает и вторая шеренга… третья… Четвертая может уже и пойти напролом, если в пехот­ном строю образуется достаточно при­личные бреши.

У пехоты в этой ситуации, разу­меется, есть своя контригра. Не гово­ря уж о том, что для таких-то случаев и существует поддержка других ро­дов войск: хотя бы той же конницы, не обязательно рейтарской. В общем, тут — кто кого переиграет…

Описание всех этих «игр» выведет нас уж слишком далеко за пределы этой статьи. Отметим лишь, что ра­зыгрываются они главным образом на послесредневековой сцене.

Где еще хорош двуручник? При обо­роне укреплений (не штурме: на осад­ной лестнице с ним не управиться!). Собственно, от «осадных» мечей XIV в. он, видимо, родословную и ведет, окончательно сформировавшись к на­чалу XV в. (а не к середине, как порой утверждается) и просуществовав как боевое оружие почти до конца XVII в. В общем, двуручный меч — оружие «излета» классического средневековья. Он активно применяется в эпоху мощ­ных доспехов (век которых, правда, вот-вот начнет подходить к концу — но современникам это еще не известно!), сложившихся школ фехтования, офор­мившейся как самостоятельная сила пехоты — и, пожалуй, отчасти раз­мытых граней между «благородным» и «неблагородным» воинством…

Как видим, двуручник отнюдь не вымер в ту самую эпоху, когда глав­ным «личным» оружием, символом воинского сословия, дворянства, ста­ла шпага. Наоборот— в XVI-XVII вв. имеет место его расцвет: и форм са­мого оружия, и стилей владения им. У мастеров-основателей фехтовальных школ этот факт вызывал сложные, по­рой даже противоречивые чувства.

Некоторые из них без комплексов принимали эспадон как одну из допус­тимых форм оружия, особенно — ору­жия поля боя. Ведь в таких школах обучались не только правилам дуэль­ного поединка (который, за редкими исключениями, действительно прохо­дил «по ведомству» шпаги), но и бое­вому искусству как таковому, включая даже приемы боя без оружия. Однако некоторых мастеров охватывал свое­го рода «шпажный шовинизм». Так, в 1630-х гг. великий Тибо — непревзой­денный фехтовальщик, славнейший из отцов-основателей французской школы владения шпагой — постоянно подчеркивал, насколько легко он может управиться с любым из противников, вооруженных двуручным мечом. В его показе это выглядело более чем убеди­тельно, даже когда на тренировках ему противостояли самые «продвинутые» из его учеников: не подмастерья, а мас­тера. Однако тут имеет место незамет­ная «подмена тезиса»: ведь сам Тибо был не просто мастером, но воистину гроссмейстером шпажного боя, и с ря­довым мастером клинка (любого!) он действительно мог сделать что угодно!


Это изображение ландскнехтов 1520-х гг. является не очень добрым шаржем с явственно идеологическим подтекстом (он удобно пристроился как раз над их головами) — но при этом оно отражает некую реальность… Любопытно соседство мечника и ко­пейщика в качестве не врагов, а симво­лически дополняющих друг друга фигур (пары того же типа, как рабочий и кол­хозница, красноармеец и партизан…). На поясе первого — «катценбальгер», ландскнехтский меч для ближнего боя (его Б-образную гарду в данном случае «позаимствовал» и эспадон); то, что на поясе второго, впоследствии пре­вратится в палаш

Но его предшественники и даже современники вовсе не были столь уж категоричны. Ахилло Мароццо, один из виднейших мастеров XVI в., про­славившийся прежде всего искусством шпажного боя, охотно практиковал технику работы и двуручным мечом. А Николетто Джиганти (это не фа­милия, а прозвище, заработанное многими годами практики: «Гигант», в смысле — «Непревзойденный», «№1»), ведущий фехтовальщик Венеции нача­ла XVII в., позировал для «рекламной афиши» своей школы не со шпагой, а с двуручным мечом! Да, это был не классический эспадон, а скорее универ­сальный меч-бастард; но ведь заведение Джиганти называлось «Школа рапирной науки»!

Итак, если уж двуручный меч ока­зывается в руках, — то он вполне может стать оружием высшего совершенства. Но оружием повседневным, «бытовым» ему действительно стать не дано, и тут можно понять тех мастеров, которые сделали выбор в пользу шпаги. Эспадон или даже бастард, ландскнехтский дву­ручник, шотландский клеймор— все это оружие воистину скорее поля боя, чем дворянского быта…

Редко, но хорошо работают такие мечи и в корабельных боях: как при абордаже (корабельный борт все-таки не крепость, его штурмуют без осадных лестниц), так и при отражении оного. Вообще, в таких схватках порой очень желательно, чтобы на отряд приходи­лась пара-тройка воинов с мощным оружием длиной где-то в человеческий рост, которым можно рубить людей и корабельный такелаж, проводить за­цепы и отталкивания, держать на рас­стоянии сразу нескольких «стандарт­но» вооруженных противников. Даже запорожцы, готовясь к рейдам, в ходе которых планировалась встреча с ту­рецкими кораблями, норовили брать на борт своих чаек… нет, все же не эспадоны (может, не отказались бы, од­нако почти неоткуда взять их, и совсем неоткуда взять специфические навыки эспадонного фехтования, столь отлич­ные от традиций сабельного боя), но московские бердыши: Москва их для таких случаев охотно поставляла, даже когда у нее самой вроде бы был с Тур­цией мир.

Применим ли двуручный меч в конном бою? В схватке «пеший про­тив всадника» — да (тоже важная сфе­ра его деятельности), в любой другой ситуации — НЕТ!!! Ряд исследователей предполагал, что эспадон кавалерис­ты использовали как таранное копье: рукоять — под мышку, ладонь — на рикассо (контргард при этом защи­щает кисть руки), клинок — вперед. Аз, грешный, и сам развил эту тему в ряде публикаций 1990-х годов, опи­раясь на французские миниатюры времен Людовика XIII. Но миниатюра, как известно, миниатюрна — всех де­талей не различишь. После более пол­ного анализа источников выяснилось: это не двуручный меч держат как ко­пье, это копье размером с двуручный меч— поздний церемониально-трени­ровочный отпрыск рыцарского копья, выполненный в стиле барокко. Остав­шиеся от копейного щитка изукрашен­ные «финтифлюшки» создают впечат­ление мечевого контргарда.

Любопытно, что некоторые боевые копья Европы проэволюционировали в направлении эспадона — и по обли­ку, и по габаритам, и даже функцио­нально. Например, укороченная вер­сия альшписа. Но это уж точно было оружие пехоты, и вообще о нем отде­льный разговор.


1536 г. Ахилло Мароццо демонс­трирует стойку с эспадоном, при­меняющуюся при отражении выпада древковым оружием (обратим внима­ние на несколько перерубленных пик, лежащих у его ног). Очень характерен т. н. «полуклинковый» хват, с удержа­нием одной из рук за рикассо

Как орудовать эспадоном в ближ­ней схватке? Ну, во-первых, он, как никакое другое оружие, позволяет де­ржать противника (или противников) на расстоянии. Во-вторых, при ближ­нем схождении все типы двуручных мечей допускают разнообразнейшие перехваты: не только за «пятку», но и за лезвийный клинок! Разумеет­ся, при наличии боевых перчаток со стальными «бортиками». В ряде учеб­ников ХV-ХVI вв. они не изображены, но ведь учебные бои проводились на затупленном оружии. Крайне необыч­но выглядят эти схватки: яблоко эфеса порой работает как булава или копей­ный подток, крестовина — как клевец или «цепляющая» часть алебарды, клинок используют в качестве рычага при болевом заломе… проводя обезо­руживающий зацеп рукоятью, лезвие вражеского меча прижимают к своей шее (!). Да, в бою она будет закрыта кольчатой пелериной, неуязвимой для полосующего движения, но на тре­нировке доспехов нет — и требуется знать эту специфику, чтобы понять суть этого и многих иных приемов.

Разумеется, такая техника схватки требу­ет серьезнейших навы­ков боевой борьбы — владения приемами обезоруживающими, сваливающими, боле­выми, вообще всеми атрибутами бескомп­ромиссно-жестокого боя — но… почти без ударов (латы!). И такая борьба действительно есть! Это тоже следует помнить, анализируя борцовско-фехтоваль­ные (они, как правило, не разделялись) трак­таты той эпохи.


1630 г. Шпага против эспадона: мастер Тибо показывает работу «на опережение»

Когда и почему истекло время двуручных мечей? По большому счету — не так уж поз­дно: д’Артаньян еще успел застать их «вжи­вую», правда, лишь в качестве оружия во­енного, никоим образом не поединочного. Но именно XVII век с его пос­тепенным переходом к «стреляющим», а не «колющим» боевым линиям и ре­дукцией доспехов стал для эспадона роковым. В поздних учебниках уже нет хватов за клинок: ладонь его по- прежнему сопровождает и направля­ет, но лишь лежа на плоскости. Латные перчатки начали исчезать раньше, чем шлем и кираса…

Применяют ли двуручный меч в паре с другим оружием? Да: с… дро­тиком, сравнительно коротким (не­многим длиннее бастарда, а эспадона, возможно, и вовсе не длиннее), но до­вольно массивным. Держат такое ко­пьецо широким хватом вместе с двуручником; левая рука, придерживая дротик под наконечником, лежит на мечевом клинке — ну, это мы уже про­ходили. За несколько шагов до про­тивника дротик в него мечут — и если есть нужда, тут же пускают в ход меч (зачастую, не успев перехватить, — эфесом вперед). Во всех остальных случаях для другого оружия потребо­валась бы третья рука: лишь бастардом можно какое-то время биться, держа его не двуручно. Эспадон одной рукой удерживали разве что для добивания поверженного противника (второй рукой иногда приходилось придержи­вать этого самого противника, если он был повержен не окончательно и все еще возражал, мешая победителю спокойно направить меч в щель доспе­хов). Конечно, на поясе мечника порой висел короткий клинок (а то и два!), но это — как раз на случай утраты основ­ного оружия…

Последний вопрос: насколько остр двуручник? Ну, волос на воде, как опи­сывают ирландские сказания, он ру­бить явно не может (это вообще поэ­тическая вольность) — но все-таки?

Полосующее оружие должно быть острым, хотя никогда эспадон не от­тачивался как катана. Однако контакт с латами, копейными древками и т.п. даром не проходит: в ходе сражения лезвия первозданную остроту теря­ли. Особенно это касается последней трети клинка, самой «рабочей» — она у ряда сохранившихся экземпляров сильно изношена. Правда, мало радос­ти, когда таким вот лезвием — пусть и не бритвенно острым, но как бы из­зубренным — проведут с подтяжкой по неприкрытой доспехами части ор­ганизма…

Был и другой вариант, реализован­ный в мече типа «фламберж» («пла­менеющий»; вот странно — в русском языке такие изгибы называют «вол­нистыми», породнив их совсем с иной стихией). Сам клинок, строго говоря, не «пламенеет» — это для малоразмер­ного оружия вроде малайского Криса; но вот лезвийная кромка у него дейс­твительно волнистая.


Двуручный готический меч, (вторая половина XV в., Германия). Граненая рукоять и головка в виде рыбьего хвоста свидельствуют о готической революции в культуре того времени.

Если рубить с подтягом, то такой край идеален для работы по «мяг­кому» — мягче железа — материалу. Древку пики, кожаной броне (даже у высокооплачиваемых пехотин­цев — не всегда латы), живому мясу — в последнем случае еще и болевой шок обеспечен. При попадании по латной пластине результат хотя и не лучше, но не хуже, чем у эспадона; зато всякие ремни доспешного крепления и матерчатую защиту, создающую «эф­фект свободно висящей ткани» — из­вечное проклятье для рубящего пря­мого клинка! — фламберж рассекает успешно. Рикассо и контргард флам­берж имел, но вот за его клинок, будь он свой или вражеский, даже в латных перчатках лучше не хвататься. Ладон­ная часть у таких перчаток кожаная (стальной она бывает лишь в исключи­тельных случаях, и как раз для мечевого боя такие прикрытия малопригод­ны), а «бортики» от волнистого лезвия, особенно при подтяжке, не сберегут.


Двуручный меч рыцарей Ордена Тамплиеров.1300— 1350 г.г. Найден в реке Темза, в Лондоне. Меч, похоже, попал в реку, когда король Эдвард II в 1314 году распустил Орден Тамплиеров. В то время многие члены Ордена были казнены или заточены в крепость. Украшение рукояти было общим для всех мечей Ордена.

Вообще-то лишь двуручникам та­кое лезвие прощалось (и то не всегда!). Все же у них оно в основном для чес­тной воинской работы, а не для нане­сения «шоковых ран». Зато с теми, кто использовал волнистую шпагу или обычный меч, попади они в плен, пос­тупили бы так же, как поступали в «На западном фронте без перемен» Ремар­ка с солдатами, штыки которых имели пильчатую спинку. Потому шпаги та­кого типа предназначались главным образом для «гражданской самообо­роны» или… для дуэльного поединка (чтоб противник не хватался за клинок а-ля «Роб Рой» — т. е. не роман, а гол­ливудский фильм).


Двуручный готический меч (XV в., Германия) Средневековый двуручный меч

Наконец, САМЫЙ последний воп­рос: бытовали ли двуручники у нас? В древнерусском (или, если кому-то угодно, «древнеукраинском») аналоге позднего средневековья?

(Простите за стадиальную несо­гласованность, но наша хронология хронически сбита: не то что в худо­жественной, но даже и в научной ли­тературе «древнерусскими» называют реалии и эпохи крестовых походов и порой даже времен написания «Дон Кихота»!) Нет. Бастарды изредка про­никали — но в боях, видимо, не при­менялись, играя роль эффектного, пре­стижного, импортного «прикида» (как видим, «новые русские» и в Древней Руси водились). То, что изучено, не несет боевых меток. А эспадоны, фламбержи и пр. — вообще нет, хотя теоретически могли попасть в районы, граничащие с Речью Посполитой (где они тоже были не очень в ходу, даже если ясновель­можные паны Сенкевич с Мицкеви­чем и считали иначе). Из-за татарского колорита войн ХV-ХVII вв. и на Руси, и на Украине была совершенно иная роль пехоты, да и городов как тако­вых…

Впрочем, САМЫЙ известный из «древнерусских» (кавычки необходи­мы!) мечей — это именно двуручник, точнее, бастард. Речь идет о «мече Все­волода Мстиславича» (кавычки опять- таки необходимы!). Да, о нем есть ле­тописное упоминание XII в., однако тот меч, который дошел до наших дней под названием «меча князя Всеволода», относится все-таки к рубежу ХIV-ХV вв., хотя он вроде бы еще в 1137 г. был поставлен над надгробьем князя в Тро­ицком соборе Пскова. Все дело в этом «вроде бы». Очевидно, не позже сере­дины XV в., когда на глаза кому-то из княжьих потомков вдруг попался очень эффектно выглядевший меч-бастард, было решено, что реально установлен­ный над могилой Всеволода Мстисла­вича старый клинок выглядит недоста­точно «круто». В результате к моменту посещения собора Иваном Грозным (1536 г.) этот подменыш столь хорошо «прижился» на надгробье, что ни у кого не возникло сомнений в его подлин­ности, — а царь даже сделал удивленно­восторженное замечание насчет «вели­чества» древнерусского оружия.

К счастью для всех окружающих, Иван Васильевич не присмотрелся к мечу вплотную. Иначе он обнаружил бы на его крестовине латинскую надпись «Honorem meum nemini dabo» («Чес­ти моей не отдам никому») — девиз графского рода Зайн-Витгенштайнов. А навершье рукояти и оковку ножен украшают витгенштайновские гербы. Так что для кого именно этот меч был изготовлен — сомнений не вызывает…

Зная нрав царя Ивана, можно лег­ко предположить, что кому-нибудь из псковитян это наблюдение могло обой­тись очень дорого.

Впрочем, «меч Всеволода Мстисла­вича» известен даже тем, кто не слышал ни об этом князе, ни об Иване Грозном. Дело в том, что это оружие, веками счи­тавшееся «самым большим из древне­русских мечей» (еще бы: его длина со­ставляет 152 см — для бастарда почти максимум!), успело в этом качестве по­пасть на… милицейские эмблемы.

Тренировочный зал времен «Трех мушкетеров». Как видим, даже в эпоху мушкета упражнения с двуручным мечом считаются необходимым элементом воинской подготовки

Став эмблемой, меч несколько изме­нил свои пропорции — но одна из его деталей сохранилась именно так, как выглядела, когда этот двуручник еще числился оружием князя Всеволода. В те столетия его крестовина при ка­ких-то обстоятельствах оказалась пе­ревернута, смонтирована «наизнанку», изгибом к рукояти, а не к лезвию. У бое­вого клинка такое было бы обнаружено (и исправлено) тотчас же; однако когда оружие работает символом — пусть еще и не милицейским! — его фехто­вальные качества проходят, мягко го­воря, гораздо менее жесткий контроль.

Сейчас, став музейным экспонатом, он демонстрируется уже в правильном виде: во время одного из достаточно уже давних осмотров это неправильное монтирование все-таки обнаружили и исправили. Но на эмблемах и в ряде исторических картин мечи, скопиро­ванные с псковского экспоната, по-пре­жнему изображаются «шиворот-навы­ворот».

7.0 Чертоги Доблести. Тактика на Короля-бога Сковальд

Чертоги Доблести — подземелье, которое вы можете посетить прокачиваясь в Штормхейм, именно здесь находится один из Столпов Творения известный под названием Эгида Агграмара.
Чертоги Доблести доступны в Нормальной сложности игрока 98 уровня и выше, игрокам 110 уровня доступны Героический, Эпохальный и Эпохальный+ режимы сложности. В гайде вы найдете важные и подробные заметки для каждой игровой роли на каждого из 5 боссов Чертогов Доблести, а также получите важные советы по прохождению угрожающего вам на пути к боссам трешу.
Стоит отметить, что игроки захотят убить Химью и Фенрира только после убийства Химдалля. В гайде также предлагается сначала убивать Хирью, только затем Фенрира. Последовательность убийства выбрана потому, что после убийства этих двух боссов игроки получаеют Благословение Одина, бафф на ускорениее скорости передвижения. Вернуться к Фенриру в Залы Доблести будет гораздо быстрее, чем к Хирье, игроки смогут сохранить драгоценные секунды для тайм-рана.

Награды

Помимо привычного лута, в подземельях Легиона выпадают необходимые для профессий рецепты, а также выполняются задания, связанные с ними.
Игроков со следующими профессиями отправляют в это подземелье, где они проходят свою сюжетную цепочку заданий:

  • Алхимия: Основной ингредиент
  • Наложение чар: Месть чародейки
  • Инженерное дело: Ружье должно выстрелить
  • Начертание: Видение Доблести
  • Ювелирное дело: Небесный самоцвет
  • Снятие шкур: Шкура Фенрира
  • Портняжное дело: Правильный вопрос

В данном подземелье падают несколько крайне полезных рецептов: Эскиз: ожерелье буйства с камнем ярости, Рецепт: шлем из силового камня, Рецепт: скованные битвой захваты
Кровь Саргераса тоже имеет вероятность упасть с боссов подземелья
Одним из заданий цепочки для каждого класса на разблокировку третьей ячейки артефактного оружия является посещение подземелья. Данное подземелье необходимо посетить игрокам следующих классов:

  • Друид: Сущность свирепости
  • Монах:
  • Жрец: Внутренний свет

Здесь также доступны достижения Что-то меня штормит, Мед – это очень странный предмет и Предохранитель, необходимые для получения достижения Слава герою Legion, в награду за которое дают Поводья гиппогрифа с чародейским оперением. Все достижения могут быть получены только в Эпохальном режиме сложности.

Король-бог Сковальд

Когда вы убьете и Хирью и Фенрира, на игроков будет наложено Благословение Одина, значительно ускоряющее скорость их передвижения. Группа должна вернуться в центральный коридор подземелья, где они смогут пройти через главные врата Чертогов Доблести. Когда игроки приблизятся к Хмельному очагу, через Эфемерный путь появится мост из Света.
Игрок может сорваться с края Эфемерного пути; все, кто упадут с него, разобьются насмерть.

Примечательный треш

Четыре падших короля Врайкулов, почитающих Одина Когда вы войдете в Залы Доблести, игроков встретят четыре дружелюбных Короля

  • Игроки должны сразиться в дружественном почетном сражении с каждым из Королей, только потом они смогут вступить в схватку с Королем-богом Сковальдом
  • Поговорите с одним из Королей, чтобы вызвать его на бой
  • Когда вы сразите этого Короля, все остальные живые Короли получат его уникальную способность
  • Когда останется только два Короля, оба оставшихся Короля станут враждебными, когда вы поговорите с одним из них
  • Сражаясь с последними двумя Королями, гораздо важнее убить одного из них, чем опускать их здоровье одновременно

Вот список Королей — Король Тор, Король Бьорн, Король Галдор и Король Ранульф — это те самые четыре падших короля Врайкулов, к которым Король Имирон взывал о мощи, когда игроки с ним сражались на Вершина Утгард во времена WotLK. (Король Имирон тоже появится в Легионе, в качестве одного из боссов подземелья Утесы Адской Пасти в Штормхейме!)
Король Галдор имеет уникальную способность Рассечение.

  • Рассечение генерирует тяжелый урон по танк и увеличивает весь Физический урон, нанесенный цели, на 20% на 12 секунд
  • Рассечение произносится раз в 12 секунд, поэтому дебафф Рассечение должен спасть перед вторым ударом Рассечение
  • Способность должна стакаться только если живы одновременно два Короля и у обоих имеется Рассечение, к примеру, если игроки убили Галдора первым или вторым
  • Танк должен активировать способность снижения получаемого урона при произнесении каста Рассечение

Король Ранульф имеет уникальную способность Буйный вопль.

  • Буйный вопль наносит тяжелый урон всей группе и прерывает произнесение игроками заклинаний
  • На прерванных игроков будет наложен эффект немоты на 3 секунды
  • Урон от Буйный вопль может стать фатальным в сочетании с уроном от Гибельный кинжал
  • Игроки должны прерывать произнесение Буйный вопль как только это возможно
  • Если Буйный вопль не прервать, кастеры должны остановить произнесение заклинаний, чтобы их не поразил эффект немоты, а лекари должны использовать кулдауны, чтобы восполнить нанесенный урон

Прославленный предок постарается излечить Короля Король Тор имеет уникальную способность Зов предков.

  • Тор посылает святой заряд в случайно выбранном направлении на несколько метров от себя
  • В месте приземления снаряда появится Прославленный предок, который будет медленно идти по направлению к Тору
  • Если Прославленный предок доходит до Тора, Тор его поглощает, и лечится заклинанием Мощь предков
  • Прославленного предка можно убить, его также можно опутать, откинуть, ошеломить
  • Игроки могут убить его или отложить его исцеление, используя крауд контроль или кайтя Тора подальше от предка
  • Когда Тор умирает, существующий Прославленный предок исчезает

Король Бьорн имеет уникальную способность Гибельный кинжал.

  • Отмечает случайно выбранного игрока, не являющегося танком и запускает в него Гибельный кинжал
  • Цель получает тяжелый урон, все входящее по ней исцеление снижается на короткий промежуток времени
  • Лекари должны всегда держать здоровье игроков на максимуме в ожидании Гибельный кинжал, и дождаться, когда дебафф спадет и цель можно будет снова отлечить

Эгида Агграмара крайне важна в сражении со Сковальдом Самой популярной последовательностью будет убийство Королей слева-направо; сразите Ранульфа первым, затем Халдора, потом вместе Тора и Бьорна. Сражаясь одновременно с Тором и Бьорном, кайтите обоих Королей, уводите их от Прославленного предка. Убивая их в этой последовательности вам не придется беспокоиться об аддах, однако придется чаще прерывать Буйный вопль, а по танку будет более серьезный урон от Рассечение.
Когда вы сразите последних двух Королей, перед троном Одина появится Эгида Агграмара. Когда один из игроков подходит к ней и использует, в комнату входит Король-бог Сковальд и проводит долгий монолог, пока не станет враждебным.

Стратегия на Короля-бога Сковальда

Бой с Король-бог Сковальд является одиночным, требует мало/средне передвижений.
Главной механикой Сковальда является использование Aegis of Aggramar. Игрок, взаимодействовавший с эгидой в начале сражения, получает дополнительную кнопку действия, которую он будет использовать в ключевых моментах сражения.

  • В большинстве групп, танк будет ответственен за ношение Aegis of Aggramar
  • Нажав на Кнопку игрок начнет поддерживать защитный щит в течение 12 секунд
  • Щит блокирует весь урон, получаемый игроками, стоящими в зоне его действия
  • Нажав другую кнопку во время поднятия Эгида Агграмара, вы отмените действие щита, что в результате приведет к вайпу

Используйте Эгида Агграмара, чтобы защитить группу от Рагнарек Эгида Агграмара необходимо использовать, когда Сковальд призывает Рагнарек, наносящий неизбежный, усиливающийся АоЕ урон.

  • Сковальд призывает Рагнарек вскоре после достижения 100 энергии
  • Рагнарек подготавливается 3 секунды, длится 9 секунд
  • Рагнарек наносит тяжелый урон каждые 1.5 секунды, каждое срабатывание усиливается на 25%
  • Используйте Эгида Агграмара во время призыва Рагнарек, не перед ним, чтобы точно поглотить весь урон
  • Игроки должны подойти к Сковальду когда его энергия достигнет 100, таким образом они быстро спрячутся под эффектом Эгида Агграмара

Как только эффект Эгида Агграмара заканчивается, щит перегружает и он улетает подальше от группы. Сковальд использует Захватить Эгиду Агграмара! и поддерживает его эффект Эгида Агграмара в течение 9 секунд.

  • В этот промежуток времени, Сковальд получает урон только от тех игроков, которые бьют по нему с другой стороны от щита
  • Держа эгиду активной, Сковальд кидается кусками Инфернальное пламя в игроков
  • Инфернальное пламя наносит тяжелый урон от Огня всем игрокам, которые встанут в область поражения, зоны поражения держатся 20 секунд
  • Для Инфернальное пламя Сковальд в приоритете выбирает игроков, стоящих далеко от него, однако выберет игроков, стоящих близко к нему, если никого в дали нету

Игроки должны продолжать наносить урон боссу во время поддержания Эгида Агграмара, но и не вставать в Инфернальное пламя.
Рывок пламени Скверны наносит тяжелый АоЕ урон Когда поддержание Эгида Агграмара заканчивается, Сковальд отбрасывает Эгиду Агграмара, танк вновь ее подбирает, готовясь к произнесению следующего Рагнарека. Цикл повторяется, пока король-бог не умрет.
Сковальд будет часто использовать Рывок пламени Скверны, штурмуя им группу.

  • Сковальд выбирает случайного игрока, не являющегося танком, и бежит на него, нанося тяжелый урон от Огня
  • Урон действует на всех игроков, стоящих в радиусе 10 метров от начальной цели, в группе бойцов ближнего боя способность опустошительна
  • Бойцы дальнего боя и лекари должны распределиться, чтобы Рывок пламени Скверны не перескакивал между ними
  • Помните, что Сковальд использует эту способность сразу после Рагнарек, однако перед Захватить Эгиду Агграмара!
  • Если танк довольно поздно активировал Эгида Агграмара, когда Рагнарек только начинал произноситься, щит также поглотит весь урон от Рывок пламени Скверны
  • Чтобы обезопасить себя, бойцы дальнего боя и лекари должны быстро рассредоточиться, когда Рагнарек перестает действовать, чтобы снизить полученный урон от Рывок пламени Скверны

И наконец, Сковальд периодически атакует танка способностью Свирепый клинок, нанося ему тяжелый урон.

  • Свирепый клинок может наложить на танка крайне опасный эффект кровотечения Удар зазубренным клинком
  • Что избежать наложения Удар зазубренным клинком, танк должен использовать активную способность снижения урона до или во время каста Свирепый клинок

Дополнительная кнопка Эгида Агграмара Обязанности танка

  • Поднять Эгида Агграмара в начале сражения и поднимать всякий раз, когда Король-бог его выбрасывает
  • Использовать Эгида Агграмара, когда Сковальд начинает кастовать Рагнарек
  • Не кастовать никаких других способностей пока вы поддерживаете Эгида Агграмара, иначе щит перестанет действовать и группа вайпнется
  • Использовать снижение урона каждый раз, когда Сковальд начинает кастовать Свирепый клинок, чтобы не получить кровотечение Удар зазубренным клинком
  • Выводить Сковальда из луж Инфернальное пламя

Когда Сковальд находится за щитом, наносите ему урон со спины Обязанности бойцов

  • Бойцы дальнего боя должны рассредоточиться, чтобы не получить сплеш-урон от Рывок пламени Скверны
  • Не выходите из защитного щита Эгида Агграмара, когда Сковальд начинает кастовать Рагнарек
  • Бойцы дальнего боя быстро рассредоточиться, когда Рагнарек завершается, обычно Сковальд сразу использует Рывок пламени Скверны
  • Атакуйте Сковальда со спины во время Эгида Агграмара на нем
  • Не стойте в лужах Инфернальное пламя
  • Не используйте Жажда крови/ Героизм/ Искажение времени; сохраните их до следующего босса

Обязанности лекарей

  • Если игроки слишком медленно заходят под щит Эгида Агграмара во время фазы Рагнарек, или если слишком рано выходят из-под Эгида Агграмара, они либо получат серьезный урон, либо умрут
  • Если Рывок пламени Скверны заденет несколько игроков, используйте кулдауны, чтобы поднять их здоровье
  • Если танку не удается использовать активные способности снижения урона во время Свирепый клинок, ему потребуется много одиночного лечения
  • Не выходите из защитного щита Эгида Агграмара, когда Сковальд начинает кастовать Рагнарек
  • Не стойте в лужах Инфернальное пламя

Героическая и Эпохальная сложности

В Героической и Эпохальной сложностях, когда Сковальд поддерживает способность Эгида Агграмара, первые три появившиеся лужи Инфернальное пламя призовут аддов Пламя печали.

  • Адды будут преследовать ближайших игроков, у них не привычного шаблона угрозы
  • Если Пламя печали близко приближается к цели, оно наносит тяжелый урон атаками ближнего боя
  • На своем пути Пламя печали оставляет дополнительные Инфернальное пламя
  • В данных сложностях, все лужи Инфернальное пламя останутся до конца сражения со Сковальдом

Убивайте Пламя печали до того, как оно распространит
слишком много Инфернальное пламя Хотя Пламя печали постепенно убивает само себя от эффекта Всепожирающее пламя, крайне важно переключиться на этих аддов и убить их. Если Пламя печали будет жить слишком долго, потребуется слишком много кайтить его, и слишком много пола комнаты будет покрыто Инфернальное пламя, игрокам будет сложнее справляться с другой механикой босса.
Самым очевидным способом борьбы с Пламенем будет встать всем игрокам недалеко друг от друга, когда Сковальд поднимет Эгида Агграмара, чтобы Пламя появлялось друг с другом. Как только адды призовутся, игрокам надо разбежаться от Рывок пламени Скверны.
Крауд контроль, такой как ловушки, корни или АоЕ оглушение может снизить урон, получаемый от Пламени печали, а бойцы эффективно смогут АоЕшить аддов. Бойцы ближнего боя должны быть осторожными, атакуя Пламя печали, не стоять в лужах Инфернальное пламя.
В Эпохальной, и частично в Эпохальных+ сложностях, Эгида Агграмара будет брать в руке лекарь. Это позволит танку продолжать ДПСить. Если использовать эгида незадолго до или сразу после первого тика Рагнарек скорее всего позволит поглотить эгидой урон от следующей способности Сковальда Рывок пламени Скверны.

Меч

Главная > Витамины для души > Символы >

Перекрестье меча — символ стабильности и безопасности, оно служит опорой для руки. Клинок — это Воля, в нем проявляется душа меча. И так же как нет меча без рукояти или клинка, так и человек, взявший его, не станет целостным, пока не объединит в себе благородную душу и сильную руку.
Делия Стейнберг Гусман

Меч символизирует силу, власть, достоинство, лидерство, высшую справедливость, свет, мужество, бдительность. На метафизическом уровне он олицетворяет всепроникающий разум, силу интеллекта, проницательность.

Обоюдоострый меч — важный образ божественной мудрости и правды. В Откровении Иоанна меч исходит из уст Христа как символ непобедимой небесной истины. В буддизме меч воспринимается как оружие мудрости, отсекающее невежество. Вишну часто изображали с огненным мечом познания в руках.

Во многих мифологиях меч имеет амбивалентное значение, в котором, в основном, противопоставляется жизнь и смерть. Меч разделяет и отделяет — душу от тела, небо от земли. В некоторых традициях меч служит мостом в другой мир (например, мост Чинват в Древнем Иране).

И в то же время состоящий из лезвия и рукояти, меч является символом соединения, союза, особенно если принимает форму креста. Пожалованием меча сопровождалось принятие в рыцарское братство; положив руку на меч, произносили клятвы, обусловливавшие жизнь или, в случае их нарушения, смерть. Культ меча особенно заметен в японской традиции и у рыцарей Средневековья .

Меч известен как символ жизненной силы и атрибут бога войны. Меч может отождествляться с молнией богов-громовержцев (священный меч Сусаноо, сверкающий меч Яхве, меч-молния Индры, пламенеющий меч Вишну).

Меч облечен магической властью отражать силы тьмы. Часто огромный, изготовленный из небесного огня, он служит оружием богов Солнца и культурных героев, которые с его помощью сражаются с чудовищами (Мардук, разрубающий Тиамат; архангел Михаил, мечом повергающий Люцифера). Меч часто защищает девственницу от хтонического чудовища (Персей и Андромеда, святой Георгий).

При изготовлении этого грозного оружия использовались тайные знания и навыки, благодаря чему мечи наделялись сверхъестественными свойствами. Отсюда и многочисленные легенды о волшебных мечах, таких, как Экскалибур — меч короля Артура.

Меч западного типа, с его прямым лезвием, благодаря своей форме служит мужским, солнечным символом. Восточный меч, будучи изогнутым, представляет собой женское, лунное начало.

В индуизме Калки — предсказанное будущее воплощение Вишну — изображается на белом коне, держащими обычные эмблемы Вишну и оружие, подобное мечу. Калки будет рожден в конце Калиюги, нынешней темной эпохи, и возвестит начало новой юги. В ведической традиции меч символизирует молнию.

В буддизме меч воспринимается как оружие мудрости, символ просветления. «Подобно тому, как меч рассекает узлы, так и разум достигает самых укромных уголков буддийской мысли». Манджушри, один из трех главных бодхисаттв в буддийской мифологии, изображается держащим в поднятой правой руке пылающий меч и в левой руке книгу.

У даосов меч символизирует проникающее в суть явления озарение, победу над невежеством.

У японцев меч — это мужество, сила. Наряду с жемчужиной и зеркалом, священный меч, подаренный Сусаноо богине Аматэрасу, принадлежит к Трем Великим Сокровищам Императора. Бог бури Сусаноо добыл его в сражении с восьмиголовым драконом.

В скандинавской мифологии упоминается меч Фрейра, который сражался сам по себе, и меч Хеймдалля, стража у моста-радуги Биврест.

По древнегреческому преданию, сиракузский тиран Дионисий Старший предложил своему фавориту Дамоклу, считавшему его счастливейшим из смертных, на один день свой престол. Дамокл внезапно во время пира увидел над своей головой меч, висевший на конском волосе, и понял призрачность благополучия, постоянно присутствующую опасность при кажущемся процветании. «Дамоклов меч» — образное выражение, означающее постоянно угрожающую опасность при видимом благополучии.

В христианстве меч олицетворяет страсти Господни, мученичество. Он является оружием архангела Михаила, а также используется в качестве атрибута многих святых. С помощью меча отсекается все недостойное и бесплодное, «всякое дерево, не приносящее доброго плода». Библейские херувимы с огненными мечами охраняют врата рая. Меч при этом символизирует начало высшей справедливости.

У мусульман меч символизирует священную войну против неверных, а также войну человека против его собственного зла.

У алхимиков волнистые, напоминающие язык пламени, обоюдоострые мечи символизируют очищающий огонь, который, подобно духу, убивает и воскрешает к жизни.

***
Подобен сверканью моей души блеск моего клинка:
Разящий, он в битве незаменим, он- радость для смельчака.
Как струи воды в полыханье огня, отливы его ярки,
И как талисманов старинных резьба, прожилки его тонки.
А если захочешь ты распознать его настоящий цвет,
Волна переливов обманет глаза, как будто смеясь в ответ.
Он тонок и длинен, изящен и строг, он — радость моих очей,
Он светится радугой, он блестит, струящийся как ручей.
В воде закалились его края и стали алмазно тверды,
Но стойкой была середина меча — воздерживалась от воды.
Ремень, что его с той поры носил,- истерся — пора чинить,
Но древний клинок сумел и боях молодость сохранить.
Так быстро он рубит, что не запятнать его закаленную гладь,
Как не запятнать и чести того, кто станет его обнажать.
О ты, вкруг меня разгоняющий тьму, опора моя вбою,
Услада моя, мой весенний сад, — тебе я хвалу пою…

Аль-Мутанабби

Меч
Отрывок

1
Меч создал справедливость.
2
Насильем скованный,
Отточенный для мщенья, —
Он вместе с кровью напитался духом
Святых и праведников,
Им усекновенных.
И стала рукоять его ковчегом
Для их мощей.
(Эфес поднять до губ —
Доныне жест военного салюта.)
И в этом меч сподобился кресту —
Позорному столбу, который стал
Священнейшим из символов любви.
3
На справедливой стали проступили
Слова молитв и заповеди долга;
«Марии — Деве милосердной — Слава».
«Не обнажай меня без нужды,
Не вкладывай в ножны без чести».
«In te, o Domine, speravi!» —
Восклицают средневековые клинки.
Меч сосвященствовал во время Литургии,
Меч нарекался в таинстве крещенья.
Их имена «Огклер» и «Дюрандаль»
Сверкают, как удар.
И в описях оружья
К иным прибавлено рукой писца:
«Он — фея».
4
Так из грабителя больших дорог
Меч создал рыцаря
И оковал железом
Его лицо и плоть его; а дух
Провел сквозь пламя посвященья,
Запечатляя в зрящем сердце меч,
Пылающий в деснице Серафима:
Символ земной любви,
Карающей и мстящей,
Мир рассекающий на «да» и «нет»,
На зло и на добро.
«Si! Si!- No! No! —
Как утверждает Сидов меч «Тисона»…
Максимилиан Волошин

Удел клинка

Оружье предка, позабыла сталь
Бои с их голубым Монтевидео
В надежном окружении Орибе,
Великими Полками, долгожданной
И легкою победой при Касерос,
Запутанным, как время, Парагваем,
Свинцом двух пуль, вошедших прямо в грудь,
Водой, порозовевшею от крови,
Отрядами повстанцев Энтре-Риос,
Комендатурой между трех границ,
Конем и пиками дремучих дебрей,
Сан-Карлосом, Хунином и концом…
Бог дал той стали блеск. Она незряча.
Бог дал ей героизм. Она мертва.
Спокойна, как трава, она не помнит
Мужской ладони, ратного огня,
Источенной годами рукояти
И меченного родиной клинка.
Простая вещь среди других вещей,
Задвинутых в музейную витрину,
Всего лишь символ, тень и силуэт —
Кривой, нещадный и забытый всеми
Не хуже, думаю, чем ты и я.

Хорхе Луис Борхес

Ритуальное значение и функции меча в романе Б.Л. Васильева «Князь Святослав»

Воинские ритуалы, как мы уже говорили ранее, всегда ставили оружие — и, в первую очередь меч, в центр событий. Борис Васильев упоминает в своем романе три воинских ритуальных жеста — опоясывание мечом, клятву на оружии и объявление войны посредством бросания меча к ногам врага.

Опоясать мечом

Опоясать мечом. Довольно необычно встретить в романе о событиях раннего Средневековья на Руси совершенно рыцарский, западноевропейский смысловой маркер. «Ты опояшешь это величие мечом и наполнишь силой, Свенди» Васильев, Б.Л. Князь Святослав / Васильев, Б.Л. Князь Святослав. Володимер. — Серия «Основатели государства Российского». — М.: ЭКСМО, 2006. — с. 4. , — говорит княгиня Ольга своему мужчине и главному воеводе ее дружины Свенельду. Речь идет о воспитании настоящим воином малолетнего князя Святослава, которого Свенельд и называет «это величие» иносказательной форме.

Посвящение в воины, несомненно, было для каждого дружинника самым масштабным и значительным событием в жизни. Мы не знаем точно, как проходило посвящение в дружину во времена князя Святослава, но точно знаем, что опоясывания портупеей с мечом, как при посвящении в рыцари, не происходило. Причиной является ношение меча не на поясе, а на ремне через плечо Кирпичников, А.Н. Древнерусское оружие, выпуск первый: мечи и сабли. — М. — Л.: изд-во «Наука», 1966. — с. 11. , как противогаза в современной армии.

Поэтому здесь Борис Васильев поступается исторической реальностью, однако этот ход вполне обоснован — он как бы активирует в голове читателя целую карусель знакомых по книгам и картинам визуальных образов. Торжественная обстановка, дружина и бояре, вручение меча новобранцу и целование им клинка, принесение торжественной клятвы служить процветанию государства и защищать высокие идеалы силой оружия.

Клятва мечами, присяга верности

Клятва мечами, присяга верности. Прошедший «опоясывание мечом» дружинник, а равно и князь, как самый старший и уважаемый из всех дружинников, клялся оружием, как самым святым, что у него было.

О клятвах на оружии мы прекрасно знаем из «Повести временных лет», которая цитирует договоры русских и византийцев, заключенные в Х веке. Христиане в подтверждение сказанного клянутся крестом, язычники — оружием. Повесть временных лет, пер. с древнерусского Д.С. Лихачева, О.В. Творогова. — Спб.: ВитаНова, 2012. — с. 50.

Из всех клятв, которыми были столь богаты годы ее жизни, великая княгиня верила только в клятву славян, когда они клали свой меч наземь перед собою, и в клятву русов, когда они вонзали меч в землю и клали руки на его перекрестие. » Васильев, Б.Л. Князь Святослав / Васильев, Б.Л. Князь Святослав. Володимер. — Серия «Основатели государства Российского». — М.: ЭКСМО, 2006. — с. 10.

Впрочем Борис Васильев не останавливается только на упоминании клятвы и в другом фрагменте показывает, как воины присягали оружием — разумеется это авторский взгляд.

Будь здрав, великий князь Святослав! Я, подвоевода Ратмил, увел своих людей от воеводы Морозко с его согласия. Мою сестру и отца продали в рабство хазары за недоимку. Прими нашу роту на верность и возьми нас в поход против хазар! — Все дружинники и сам Ратмил встали на колени и, склонив головы, положили перед собою мечи. Там же, с. 53.

В этом отрывке все равно чувствуется большой опыт Бориса Васильева в написании отличных книг о Великой Отечественной войне. Звание подвоеводы однозначно придумано автором, поскольку во времена Святослава никакой специализации воевод не отмечено ни в одной летописи.

Брошенный меч как символ объявления войны

Брошенный меч как символ объявления войны. Интересно, что в романе трижды повторяется один и тот же эпизод — бросание меча на землю в качестве свидетельства устного объявления войны. Интересно, что этот жест напоминает нам о ритуальном значении меча как свидетеля, о чем мы уже говорили ранее. Эпизод бросания меча на землю, однозначно, является одним из самых ярких моментов в книге. При этом он никогда не встречался в летописях, поскольку отношение к мечу, обусловленное приведенными выше факторами его ритуального значения, не позволяло бросать такое важное оружие на землю словно палку.

Первый раз хазарский посол вручает Святославу ноту протеста:

Вошел посол. К нему шагнули, чтобы принять верительные грамоты, но он, отстранив чиновников, выхватил меч.

Великому кагану Хазарии стало известно, что киевские войска намерены ворваться в его пределы. И вот чем они будут встречены там!.

Швырнув тяжелый меч к подножию Киевского Великокняжеского трона, посол не оглядываясь неторопливо вышел из тронного зала. Васильев, Б.Л. Князь Святослав / Васильев, Б.Л. Князь Святослав. Володимер. — Серия «Основатели государства Российского». — М.: ЭКСМО, 2006. — с. 54.

Второй раз Святослав получает долг с хазарского посла с такими словами:

Я был еще незрелым мужем, когда ваш посол пришел объявить Великому Киевскому княжению войну. Он не тратил слов, а просто бросил меч к ногам моей матушки, великой княгини Ольги. Я до сей поры помню звон этого меча.

Он вдруг требовательно протянул руку за спину, и стоявший за его плечом Сфенкл тут же вложил меч в его руку.

Я отвечу тем же твоему кагану, посол! Здесь, на этом месте!

И третий раз все описывается заметно быстрее:

Впереди линии хазарских войск показался богато одетый хазарянин из свиты кагана. И неожиданно громко выкрикнул на русском языке:

Вы вторглись в личные владения великого кагана Хазарии! Ответом послужат наши мечи!.

Таким образом, Борис Васильев как бы утверждает нас в мысли, что между Русью и Хазарией в то время не могло быть никаких договоренностей — между ними лежал меч. С этим пониманием мы переходим к рассмотрению образных выражений с участием меча, которые Борис Васильев использует в своем романе.

Сколько весили исторические мечи?

Активные темы

  • Война за дома или чего стоит наше право на собственность (125)

    TpaTaTa92 События 00:03

  • Кучка картинок №1 (101)

    3Deffect Картинки 00:03

  • Танцующие африканцы уже не в тренде? (146)

    Steban Видео 00:03

  • Академик Александр Чучалин на совещании по коронавирусу у Владим… (48)

    dba74 Инкубатор 00:03

  • Пандемия. Коронавирус. Россия и мир. Последняя информация. Часть… (4148)

    Солнцесан Беседы 00:03

  • Моделистам и не только. Бюсты (114)

    yrasiks Инкубатор 00:03

  • В России планируют продлить режим самоизоляции (224)

    888Dmitry888 События 00:03

  • 3 Мировая Война или как напасть на страну, у которой есть ЯО (86)

    S4ishkin Инкубатор 00:03

  • Немного картинок для настроения 20.04.20 (73)

    OldNudnik Картинки 00:03

  • Цена на WTI упала ниже 0.1$ (333)

    vmarkelov События 00:03

  • «Яндекс» объяснил удаление меток участников виртуальных митингов (28)

    anikifya Инкубатор 00:03

  • ЯПпонская музыка ٩(◕‿◕)۶ (39)

    сорокл Крутятся Диски 00:03

  • 25 фотографий обо всем, которые настолько же познавательные, нас… (45)

    ПыхтелСан Инкубатор 00:03

  • «Убогое существо, которое нашло мерзкую работу» (45)

    кашкаМалашка События 00:03

  • Количество евреев в мире сегодня не достигло уровня 1939 года (223)

    плезанс Инкубатор 00:03