Черный вторник 1994

«Черный вторник» 11 октября 1994 года


20 лет назад, 11 октября 1994 г., России произошло обвальное падение рубля по отношению к доллару (т. н. «черный вторник»). Всего за один день на Фондовой бирже ММВБ курс доллара вырос более чем на 27% (с 3081 рубля до 3926 рублей за доллар). Спрос на валюту 11 октября достиг рекорда — 335,7 млн. долларов при предложении всего 24,25 млн. «Чёрный вторник» стал символом общей деградации экономики России после развала Советского Союза и показателем деятельности «реформаторов», которые, по сути, выполняли заказ по разрушению народного хозяйства страны и социально-экономическому геноциду народов русской цивилизации. К сожалению, эти деятели и их идейные наследники до сих пор считаются «элитой» Российской Федерации.
Ситуацию в экономике России в это время определяли следующие процессы: общий спад народного хозяйства, уменьшение объемов ВВП и прогрессирующая инфляция. Всё это усугублялось усиливающимся оттоком капиталов за рубеж, ростом неплатежей, «долларизацией» экономики и финансовой удавкой со стороны Запада, которая усиливалась кредитами, которые выдавали российским властям международные валютные организации. В экономике происходили и другие негативные явления.
Надо отметить, что все эти процессы были управляемыми. Хотя либералы в годы перестройки и «реформ» пытались убедить население, что рынок «сам» всё регулирует. Так, высокую инфляцию до настоящего времени пытаются объяснить наличием «избыточной» массы денег в обращении. Согласно количественной теории денег количество денег в обращении равно сумме цен реализованных товаров. Чем больше денег, тем выше цены. Однако население в начале 1990-х годов обманывали. Обманывают и сейчас, когда инфляция в последние годы росла несмотря нехватку денег в реальном секторе.
Во время перестройки наблюдался товарный дефицит (он также был искусственно вызван, но это тема для другого разговора). С 1992 года он был стремительно ликвидирован – на рынок хлынули как импортные, так и отечественные товары. Правда, вместе с дефицитом нанесли смертельный удар и по отечественной промышленности и сельскому хозяйству. Казалось, что уровень потребления населения должен вырасти. Ведь за время перестройки деньги, необеспеченные товаром, накапливались и уровень жизни, по сравнению с брежневской эпохой, упал. Теперь спрос был удовлетворён. Понятно, что одновременно шёл рост и цен на товары, но даже при возросших и все возрастающих ценах товары бы продолжали сбываться, удовлетворять спрос, пока т. н. «денежный навес» (излишек денег, часть денежной массы, которой люди располагают только потому, что у них нет возможности потратить эти деньги) полностью не исчез.
Одновременно должен был вырасти уровень потребления населения, произойти рост жизненного уровня. Однако этот уровень продолжал падать. Очевидно, что цены росли не из-за того что лишние деньги хлынули на рынок и не потому что спрос превышал предложение. Причина в другом. «Лишние» деньги были постоянно на языке у реформаторов (видимо, и в их кармане), у населения их не было. В противном случае население бы резко повысило свой уровень жизни. По сути, политика тогдашних властей, направленная на сокращение государственных расходов на социальные нужды, зарплату бюджетникам, вооруженные силы и т. д., была грабежом народа и социально-экономическим геноцидом. Вопрос только в том, кто из государственных деятелей и чиновников это делал сознательно и является врагом народа, а кто искренне поверил в западные теории, став дураком.

В России была создана удивительная система грабежа страны и народа, отсоса денег, ресурсов и ценных материалов на Запад и частично Восток. Не в накладе остались местные новые капиталисты, складывающаяся компрадорская буржуазия. «Новые русские» теперь могли безнаказанно и сколь угодно взвинчивать цены, закладывать в них любые, мыслимые и фантастические издержки, прибыли и сверхприбыли, просто воровство и т. д. Однако они были лишь обслуживающей прослойкой, настоящие руководители процесса были на Западе.
В России от «лишних» денег не только не вырос уровень жизни потребителей, но не увидели денег и большинство добросовестных производителей. Капиталы в основной своей массе перетекали на Запад. Процесс этот был организован через «долларизацию» экономики. Курс доллара стал первичным показателем инфляции и вообще главным финансовым показателем. Его сообщали в первых строках новостей, как важнейшую информацию. В обществе из-за этого развился даже некий психоз. Все напряженно следили за курсом доллара. Малейшие признаки его стабилизации либералы превозносили как свою победу. В итоге всё внимание общества было привязано к доллару, который стал символом всей экономики. Товарные цены были привязаны к доллару. Появилась целая прослойка спекулянтов – от уличных менял до банковских структур. Они спекулировали на игре в понижении рубля. Проводился очередной взлёт доллара, немедленно росли цены на импортные товары, а затем и на отечественные товары. В результате внутренняя инфляция стала следствием обесценивания рубля на валютном рынке. Рубль стал игрушкой в руках спекулянтов.
Таким образом, инфляция инициировалась не на товарном рынке, и не в экономике России вообще. Она возникала вне народного хозяйства, но протекала и развивалась в нём. Инфляция была внешним фактором и возникала не как результат стихийной рыночной игры, как пытались и пытаются внушить либералы, а искусственно создавалась и подчиняла себе «стихию» рынка.
Внутренним инструментом, который помогал Западу выкачивать из России капиталы, была сеть коммерческих банков во главе с Центробанком, который также, по сути, был частной лавочкой. На фоне обвального обеднения народа и деградации народного хозяйства, из которого откачивали капиталы необходимые для сохранения имеющихся производств и развития, банковская сеть стала напоминать лоснящегося от выпитой крови вампира. Фактически с помощью это системы из России-СССР украли народное достояние, которое накапливалось десятилетиями упорного труда. Реальные ресурсы обменивали на зелёную бумагу, её же выкупали и снова выводили на Запад.
Политика Центробанка позволяла обогащаться определённым группам населения. Так, довольно долгое время ставка рефинансирования ЦБ была ниже процента инфляции, то есть Центробанк даром раздавал деньги коммерческим банкам. Другой способ грабежа заключался в повсеместных задержек платежей. Их объясняли «техническими неувязками» физической нехваткой наличных денег в стране. Главной же причиной было желание подзаработать. Инфляция была выгодна должникам и банкам, через которые проходили все платежи. Механизм был предельно простым: скажем, инфляция 30% в месяц, то есть 1% в день. Банк задерживает платеж и вместо того, чтобы отправить платеж по адресу, отправляет деньги на валютную биржу и покупает доллары. На другой день можно продать доллары по цене, которая возросла на 1%. Этот процент оставляют себе, а положенную сумму отправляют по адресату. 1% в день — это десятки процентов в месяц и сотни в год. В результате финансовые спекулянты получали немыслимые для нормальной экономики прибыли. Фактически эта сфера по прибыльности почти сравнялась с наркоторговлей. Неудивительно, что «синдром должника» охватил почти все конторы, которые вели денежные дела.

Наибольшую же прибыль можно было получить через использование курса ММВБ. Это учреждение было своего рода монополистом на валютном рынке. Государство во имя химеры либерализма отстранялось от регулирующих функций, поэтому все потенциальные возможности ММВБ эксплуатировали крупные спекулянты во имя своих корыстных интересов. Инфляция была инструментом, с помощью которого можно было «честно» присвоить чужие деньги, причем в крупных масштабах. Для этого начинали скупку долларов на ММВБ, распространяется паника: все думают, что начинается всплеск инфляции и бросаются скупать доллары. В результате инфляция действительно начинается. Когда паника достигает пика, можно продавать доллары и подсчитывать деньги, сделанные из воздуха. Подробнее об этом процесс ограбления населения можно почитать в работе А. Усова «К истории реформ 1992-1998 гг.».
Подобные махинации решали задачу не только обогащения новой «элиты», которая стала обслуживать интересы хозяев Запада в России, но другие важные задачи. Так, был нанесён удар по финансовой системе страны, она фактически была оккупирована, курс рубля был подорван, а доллара искусственно повышен. Доллар «(«золотой телец») стал богом определенной прослойки населения, готовой пойти на предательство национальных интересов ради личного обогащения. Шел процесс долларизации экономики России, т.е. процесс ликвидации финансового суверенитета стран. Кроме того, шёл процесс захвата западными производителями российского рынка.
Главной целью реформаторов были не рыночные реформы, не рост благосостояния населения, не финансовая стабильность и прочие отговорки, а обслуживание стратегических интересов Запада. Это была главная задача «реформаторов». Финансовую удавку на Россию стали накидывать ещё при Горбачеве (внешний долг), либералы же продолжили и углубили эту политику финансово-экономического закабаления России. На воровство компрадоров и финансистов-спекулянтов на Западе закрывали глаза, это была своего рода «зарплата», награда за службу приказчикам-управленцам. Реформаторам позволили «кормиться» за счёт народов Российской Федерации, стать «элитой», хозяевами жизни. Хотя на Западе знали истинную цену холуям и холопам. Они превращали Россию в колонию Запада и в награду получили возможность вознаграждать самих себя.
«Черный вторник» 11 октября 1994 г. только показал преобладающую тенденцию в экономике. С июня 1994 г. нарастали «неплатежи», то есть шла игра на курсе доллара. За июнь – сентябрь они выросли в 6-7 раз. Средства выводились из оборота и аккумулировались для переброски на биржу и скупки долларов. Это привело к падению выплат в бюджет, где образовалась «дыра» в 40-45 трлн. рублей. Это вызвало эмиссию и инфляцию. В июле денежная масса увеличилась на 10%, в августе – на 12%. Инфляция выросла с 4-5% до 7-8%.
ЦБ зачем-то поспешно понизил ставку рефинансирования. Хотя понятно, что в период инфляции плата за кредит не должна быть отрицательной. ЦБ продолжал раздавать деньги даром, вместо того чтобы увеличить процент. Сбербанк и другие банки снизили проценты по вкладам. Минфин ещё более усугубил ситуацию, заявив, что с 1995 года введёт налог на доходы по вкладам. В итоге начался отток рублевых вкладов и рост спроса на валюту. В июле население потратило на валюту 3,7 трлн. рублей (в начале года было 1,9 трлн.), в августе уже 6 трлн., в сентябре 6,6 трлн. Одновременно Центробанк по «непонятным» причинам прекратил регулировать курсов покупки и продажи валюты населению. Весь оборот приобрёл спекулятивный характер. А коммерческие банки начали скупку валюты.

Также стоит отметить, что в 1994 году Россия имела положительное сальдо во внешней торговле (по сравнению с 1993 г. рост почти в 2 раза). То есть предложения валюты на рынки не снижалось, а росло. Паника возникла не вследствие, а вопреки объективной картине.
Появилась возможность сорвать большой кус. В этой игре приняли участие и госструктуры. Так, к панике на ММВБ имели отношение Минфин и Госналогслужба (доклад Государственной комиссии О. Лобова «О результатах расследования причин резкой дестабилизации финансового рынка», РГ 9.11.94). 23 августа произошёл «серый день» — спрос на доллары превысил предложение на 310 млн., ЦБ погасил этот всплеск «инъекцией» в 307 млн. 4 октября ситуация развивалась аналогично: превышение спроса на 326 млн. долларов и вновь логичная реакция Центробанка (ввод дополнительных 310 млн.). По идее, ЦБ, Минфин, Минэкономразвития должны были «заинтересоваться» возникшим кризисом и разобраться в ситуации принять меры. Однако этого не произошло. Более того, 11 октября коммерческие банки снова согласованно играют – превышение спроса достигает до 312 млн. долларов. И тут ЦБ делает «финт»: сокращает предложение до 80 млн. Курс доллара резко возрос.
Таким образом, ЦБ якобы не «оценил» и не «представил» всю степень опасности, руководство ММВБ сочло, что всё «нормально», т. к. спекуляция на бирже – нормальное явление. Минфин и Минэкономразвития самоустранились. И определённые структуры сорвали большой куш. Уже 11 октября некоторые банки начали игру на понижение доллара. Например, банк Гусинского «Мост» продал 14 млн. долларов, а через два дня, когда курс доллара несколько понизился, он на эти же рубли купил уже 18 млн. долларов.

Репетиция дефолта. Главная тайна «черного вторника» 11 октября 1994 года

11 октября 1994 года в России случился «черный вторник» — произошел резкий обвал курса рубля по отношению к доллару. ИА «Амител» вспоминает, как происходила та финансовая катастрофа, наложившая свой отпечаток на дальнейшую экономическую жизнь в России.

Обвал в «третий мир»

«Черный вторник» 1994 года показал молодому российскому бизнесу, что страна выбрала латиноамериканский вариант капитализма – предельно коррумпированного, авторитарного и заточенного на сырьевой сектор.

11 октября 1994 года торги на Московской межбанковской валютной бирже (ММВБ) начались на уровне 3081 рубля за доллар. К концу торгов один американский дензнак уже давали 3926 рублей. Он подорожал почти на тысячу рублей.

Разумеется, тысяча рублей в ту пору – совсем не то, что сегодня. Скажем, автор этих строк, тогда начинавший свой журналистский путь, зарабатывал примерно 1,5 млн рублей в месяц. У рабочих на останавливавшихся предприятиях города заработок составлял примерно 1,2 – 2,1 млн рублей.

Но для капитанов российской промышленности, производивших расчеты в рублях и отчаянно сопротивлявшихся скупке предприятий, это была катастрофа. Т.н. «новые русские» и начинающие олигархи, для которых не было иных купюр, кроме долларовых, ринулись скупать заводы. Но не для того, чтобы наладить там выпуск современной и качественной продукции, а для того, чтобы закрыть их на клюшку и выполнить тем самым заказ заграничных лоббистов. Ничего личного и политического – только бизнес.

«Черные кошки» в «черном вторнике»

Интересно, что российская валюта до жизни такой, до цены 3081 рубль за доллар (той, что предшествовала «черному вторнику») дошла, конечно, не сразу. Первый обвал случился 22 сентября 1992 года, когда за день на торгах ММВБ доллар подрос на 35,5 рублей и оценивался в 241 рубль.

После этого такие скачки роста курса доллара стали происходить регулярно. 26 января 1993 года – за «зеленый» в конце давали 568 рублей, в то время как торги начались на отметке 493 рубля.

Но если все эти обвалы вызвали нервную дрожь у руководителей реального сектора экономики и у части экономистов, то «черный вторник» 11 октября 1994 года вызвал шок и панику. Российская валюта рухнула более чем на 25%.

Уже на следующий день российская пресса активно писала об искусственном характере случившегося. И действительно – 14 октября 1994 года курс доллара составлял 2994 рубля. Но за эти три дня, те, кто был в курсе, успели сделать очень многое.

Кроме того, подскочившие в магазинах цены на товары, возвращать на прежний уровень никто, конечно, не стал.

После обвала в российских городах начались стихийные выступления. Власть обязана была отреагировать. Была создана специальная комиссия, которая сделала вывод, что причиной «черного вторника» стала «раскоординированность, несвоевременность, а порой и некомпетентность решений и действий федеральных органов власти».

Впрочем, полномочия комиссии и круг лиц, которым она могла задавать вопросы, были ограничены. Это напоминало поиск «черных кошек» в «черном вторнике». Даже из публикаций явно ангажированных СМИ было ясно, что вопросы должны были задавать не члены комиссии с непонятными полномочиями, а следователи.

Курс – на дефолт

В результате выводов комиссии президентским указом в отставку были отправлены глава Центробанка РФ Виктор Геращенко и министр финансов РФ Сергей Дубинин.

Когда были оглашены фамилии тех, кто сменил отставников, стало ясно, что ничего хорошего реальный сектор экономики страны не ждет. Председателем Центробанка стала Татьяна Парамонова, жесткий монетарист, а минфин возглавил Андрей Вавилов – фигурант ряда уголовных дел о хищениях западных кредитов.

После «черного вторника» в стране были приняты меры по ограничению обращения наличной валюты, усилен контроль над безналичными валютными операциями. Однако в тех условиях это означало необходимость дополнительной оплаты за получение доступа к валютным делам.

Последующие события показали, что «черный вторник» 11 октября 1994 года стал своего рода репетиций перед следующей финансовой катастрофой в постсоветской России – кризиса августа 1995 года, когда многие банки объявили о своей неспособности выполнять обязательства перед частными вкладчиками (что означало обнуление сбережений многих рядовых граждан). Далее, в августе 1998-го случился пресловутый дефолта.

Но это было потом…

Курс доллара США в 1994 году

  • График курса
  • Курс по месяцам

За 1994 год курс доллара к российскому рублю вырос на 2 291,00 руб. за $1. Максимальная стоимость доллара за год была зафиксирована в первой половине октября и равнялась 3 926,00 руб., а минимальная — в первой половине января и составляла 1 259,00 руб. Курс рос все 12 месяцев, а самое серьёзное изменение произошло в сентябре, когда за месяц доллар прибавил 392,00 руб.

См. также: курс доллара на завтра и курсы валют в 1994 году

Среднегодовой курс ЦБ в 1994 году 2 227,13 рубля за 1 доллар США

Дата Курс
В начале года: 7 января 1 259,00
В конце года: 30 декабря 3 550,00
Минимальный: 7 января 1 259,00
Максимальный: 12 октября 3 926,00
Курс доллара в динамике

График курса доллара в 1994 году

График показывает изменения курса доллара США за год (с 1 января по 30 декабря 1994 года).

Нужен онлайн конвертер долларов США в рубли?

Воспользуйтесь нашим калькулятором курса доллара, который поможет рассчитать его стоимость в рублях и наоборот.

Курс доллара в 1994 году по месяцам

Стоимость доллара сильнее всего менялась в октябре, когда колебания курса превышали 1 258,0 рублей, а слабее всего — в мае. Больше всего доллар прибавил в сентябре, по итогам которого вырос на 18%.

В таблице показаны изменения курса доллара в 1994 году по месяцам:

«Черный вторник»: падение рубля 11 октября 1994 года. Справка

11 октября 1994 года произошло обвальное падение рубля по отношению к доллару («черный вторник»).

С переходом к «новой экономической политике» России понадобилась денежная реформа. Первая денежная реформа советского правительства была проведена в 1922-1924 годах, одновременно проведены две деноминации, укрупнившие номинал совзнака — бумажного денежного знака, выпускавшегося Наркомфином для покрытия бюджетного дефицита. Реформа имела растянутый характер. В это время появился знаменитый русский червонец — банковский билет, который обеспечивался золотом и активами Государственного банка России, он приравнивался к 7,74232 грамма чистого золота, то есть к царской монете достоинством 10 рублей. В марте 1924 года денежная реформа была завершена, рубль нового образца был равен 1/10 червонца и обменивался на 50 тысяч рублей совзнаками 1923 года или на 50 миллионов дензнаков всех более ранних образцов. Деноминация 1947 года была вызвана избыточной денежной массой — следствие эмиссий во время второй мировой войны. В 1947 году правительство отменило карточки и провело денежную реформу, обмен рублей проводился из расчета десять к одному. Золотое содержание рубля соответствовало 0,222161 грамма золота. Обмену подлежали только бумажные деньги, мелочь оставалась в обращении. Новые деньги были большими и неудобными. В 1961 году произошла хрущевская денежная реформа. С 1 января 1961 года были введены купюры нового образца, одновременно проводилась деноминация из расчета десять к одному. Деньги обменивались в течение трех месяцев. Золотое содержание рубля было увеличено в четыре раза и составило 0,987412 грамма чистого золота. Медные деньги достоинством одна, две и три копейки не менялись. То, что стоило и до, и после реформы копейки, подорожало в 10 раз. Новые деньги были меньше и удобнее старых.

Обмен денег в апреле 1991 года, названный «павловской реформой» (по фамилии премьер-министра СССР Валентина Павлова), преследовал цель избавиться от лишних купюр в налично-денежном обращении и хотя бы частично решить проблему дефицита на товарном рынке. Реформа проводилась под предлогом борьбы с фальшивыми рублями, якобы завозимыми из-за рубежа, из обращения изымались 50- и 100-рублевые купюры образца 1961 года. Пострадавшей стороной было население, поскольку обмен крупных купюр сопровождался сильнейшими ограничениями: сжатые сроки обмена – три дня; обмену подлежало 51,5 миллиарда рублей из 133 миллиардов наличных, или 39 процентов. С января 1992 года в России объявляется либерализация цен и свободный обменный курс рубля. Инфляция достигает от 12 до 35 процентов в месяц. К концу 1992 года доллар стоил 415 рублей. С 26 июля по 7 августа 1993 года в России была проведена очередная денежная реформа. Вызвана она была галопирующей инфляцией (нулей на деньгах становилось все больше, но угнаться за ценами они не могли) и необходимостью обмена оставшихся денежных билетов образца 1961-1992 годов на купюры нового образца. Граждане России могли обменять деньги в течение всего срока. На руки выдавались обмененные купюры на сумму не более 100 тысяч рублей. Все деньги свыше этой суммы зачислялись на счет в Сбербанке на полгода с начислением установленного процента по вкладу. В ходе реформы 1993 года было изъято 24 миллиарда банкнот.

Кто устроил «черный вторник» в России

Спустя 25 лет после других событий — дефолта 1998 года, финансового кризиса 2008 года и валютного кризиса 2014-го — 11 октября 1994 года не кажется такой драматической датой в истории, однако в 90-х россияне так не думали.

Реклама

«Катастрофическое и глубокое падение рубля», «шок и валютная паника по всей стране», — описывают это событие очевидцы.

Курс национальной валюты 11 октября 1994 года провалился до отметки в 3926 рублей за один доллар. Это на 845 рублей ниже по сравнению с предыдущей торговой сессией 10 октября.

Спрос на валюту на бирже в этот день составил рекордную величину — $335,7 млн, а предложение — всего $24,25 млн.

Падение рубля было хотя и глубоким, но кратковременным. Так, уже 14 октября 1994 года курс доллара снизился до 2994 рублей.

Однако за время, пока рубль «плавал», паника происходила не только на бирже.

Россияне, мечтающие купить доллары, штурмовали банки. Пункты обмена валют, полагая, что рост курса американской валюты продолжится, продавали доллары даже по 4900 рублей. Магазины закрывались и срочно адаптировали цены к новому уровню.

Попытки успокоить рынок со стороны чиновников — так, глава ЦБ Виктор Геращенко пояснял, что курс не удалось удержать, поскольку резервы закончились, — только плодили панику. Россияне воспринимали это как то, что чиновники ничего не могут, а, значит, нужно бежать покупать доллары.

Несмотря возвращение курса рубля к прежним уровням, многие магазины «забыли» пересчитать обратно цены.

Просто опустил курс

К событиям, произошедшим 11 октября 1994 года, Россия подошла с множеством проблем. Среди них были экономический спад, высокая безработица, хроническая неуплата налогов, прогрессирующая инфляция. Так, объем ВВП нашей страны в 1994 году уменьшился на 15%, а размер бюджетного дефицита превысил планку в 5% от ВВП.

Экспортная выручка снижалась К тому же новые рыночные механизмы плохо работали, а высокая ставка ЦБ не давала возможности наращивать кредитование реального сектора.

Сами россияне, уже успевшие обжечься на «пирамидах» и разуверившиеся в чековой приватизации, ощущали общее разочарование.

При этом сама финансовая политика правительства и ЦБ вызывала много вопросов.

Так, бюджет позволял себе лишние траты, а чтобы справляться с падением курса, постоянно проводились валютные интервенции.

Как считается, Банк России неоправданно завышал курс рубля, в частности, под давлением импортеров.

О причинах, которые привели к «черному вторнику», экономисты спорят и сейчас. Кто-то обвиняет правительство в растратах, кто-то кивает на недальновидную политику ЦБ. По одной из распространенных версий, то, что случилось 11 октября, стало следствием общей разболтанности механизмов функционирования валютного рынка.

Как отмечали эксперты, Центробанк в тот момент «созрел» для того, чтобы не сдерживать падение курса рубля, тратя резервы, и не делать спекуляции привлекательными. Так что он просто опустил курс 11 октября 1994 года. Но хотя спекулянты поняли, что таким образом нельзя играть с ЦБ, на рынке началась паника. И то, что курс быстро удалось вернуть к прежним значениям, не спасло от неприятных последствий.

Без вины виноватый

В докладе специальной комиссии, которая расследовала последствия 11 октября, говорилось, что основной причиной обвала была «раскоординированность, несвоевременность, а порой и некомпетентность решений и действий федеральных органов власти».

Президент России Борис Ельцин назвал тогда эти события «попыткой финансового путча». При этом Совет безопасности охарактеризовал «черный вторник» как «чрезвычайное происшествие, представляющее угрозу безопасности России».

Были даже найдены конкретные виновные. Тогда демонстративно от должности отстранили председателя ЦБ Виктора Геращенко и и. о. министра финансов Сергей Дубинин.

В воспоминаниях Виктора Геращенко, собранных публицистом Николаем Кротовым, финансист потом философски описывал это событие.

«То, что случилось 11 октября 1994 года, должно было случиться. Причиной обвального падения российской валюты стала фундаментальная слабость российской экономики, которая вызвана чрезмерным падением производства. Да к тому же следует признать, что мы развитие ситуации слегка прозевали, просмотрели, и скачок курса пришелся на момент, когда резервов оставалось всего $300 млн …» — объяснял Геращенко.

Сергей Дубин вообще считает, что лишился своего поста ни за что.

В интервью журналу «Огонек» он заявлял, что рубль так резко обвалился в 1994 году из-за действий ЦБ: «Центробанк ушел с рынка! До того он сдерживал курс, а потом отпустил. Причем с Минфином, со мной — и.о. министра — это даже не согласовали. Уже потом вычислили, что «черный вторник» и случился потому, что Центробанк вовремя не провел интервенцию в момент скачка спроса на доллары», — говорил он.

Среди экспертов до сих пор популярна точка зрения, что виновниками причиной драматического падения рубля 11 октября стал сговор коммерческих банков, которые играли против рубля и хорошо заработали на этом.

Как утверждала тогда Генпрокуратура, «черный вторник» обогатил на десятки миллионов долларов те коммерческие банки, которые были готовы к такому повороту событий. Однако найти конкретных виновных в сговоре не удалось. Генпрокуратура просто ничего не смогла доказать. Банки, которые принимали активное участие в торгах 11 октября 1994 года, заявили о своей непричастности к краху рубля и спекуляциях.

При этом часть экспертов считают, что обвал 1994 года стал одной из причин кризиса на межбанковском рынке в 1995 году.

Крупные кредитные учреждения утратили тогда доверие и стали неохотно выдавать кредиты мелким организациям. Возникший дефицит ликвидных средств достиг пика в августе 1995 года. Тогда рынок межбанковского кредитования просто встал.

«Последствиями, величина которых определяет важность «черного вторника», можно считать банкротство мелких банков и организаций, производивших обмен валют и специализировавшихся преимущественно на нем, усиление долларизации в стране. Тогда же появилось недоверие к облигациям и прочим ценным бумагам», — резюмирует Артем Деев, руководитель аналитического департамента AMarkets.