Чеченки на войне

Чеченцы — храбрая и выносливая нация

Чеченцы — древнейший народ Кавказа. Они появились на территории Северного Кавказа в 13 веке в результате разделения нескольких древних городов и являются самым крупным этносом, проживающим на данной территории. Этот народ проделал путь по Главному Кавказскому хребту через Аргунское ущелье и в итоге поселился в гористой части республики Чечня. У этого народа свои многовековые традиции и самобытная древнейшая культура. Помимо названия чеченцы, народ именуется чеченами, нахче и нохчий.

Где живут

На сегодняшний день большинство чеченцев живет на территории Российской Федерации в Чеченской Республике и Ингушетии, есть чеченцы и в Дагестане, Ставропольском крае, Калмыкии, Волгоградской, Астраханской, Тюменской, Саратовской областях, Москве, Северной Осетии, Киргизии, Казахстане и на Украине.

Численность

В результате переписи населения на 2016 год, количество чеченцев, проживающих в Чеченской республике, составило 1 394 833 человека. В мире проживает около 1 550 000 чеченцев.

История

В истории этого народа происходило несколько расселений. Около 5 000 чеченских семей после Кавказской войны в 1865 году переселилось на территорию Османской империи. Называется такое движение мухаджирство. Сегодня основная часть диаспор чеченцев в Турции, Иордании и Сирии представлена потомками тех переселенцев.

В 1944 году полмиллиона чеченцев были депортированы в Среднюю Азию, в 1957 году им было разрешено вернуться в прежние жилища, но некоторые чеченцы остались в Киргизии и Казахстане.

После двух чеченских войн много чеченцев покинуло свою родину и уехало в арабские страны, Турцию и страны Западной Европы, регионы Российской Федерации и страны бывшего СССР, особенно в Грузию.

Язык

Чеченский язык принадлежит к нахской ветви нахско-дагестанской языковой семьи, которую включают в гипотетическую северокавказскую надсемью. Он распространен в основном на территории Чеченской Республики, в Ингушетии, Грузии, некоторых районах Дагестана: Хасавюртовском, Казбековском, Новолакском, Бабаюртовском, Кизилюртовском и других регионах России. Частичное распространение языка приходится на Турцию, Сирию и Иорданию. До войны 1994 года количество говорящих на чеченском языке составляло 1 млн человек.

Так как нахская группа языков включает ингушский, чеченский и бацбийский языки, игнуши и чеченцы понимают друг друга без переводчика. Эти два народа объединяет понятие «вайнах» которое переводится «наши люди». Но эти народы не понимают бацбийский, так как он подвергся сильному влиянию Грузинского языка из-за проживания бацбийцев в ущельях Грузии.

В чеченском языке существует ряд говоров и следующие диалекты:

  • шатойский
  • чеберлоевский
  • плоскостной
  • аккинский (ауховский)
  • шаройский
  • итум-калинский
  • мелхинский
  • кистинский
  • галанчожский

С использованием плоскостного диалекта на чеченском языке говорят жители окрестностей Грозного, на нем создается литература, в том числе художественная, газеты, журналы, научные исследования и учебники. Переведены на чеченский язык произведения классической мировой художественной литературы. Чеченские слова трудные, но очень красиво звучат.

Письменность до 1925 года была на арабской основе. Затем до 1938 года она развивалась на основе латинской графики и с этого года по настоящее время чеченская письменность основана на кириллице. Много в чеченском языке заимствований, до 700 слов из тюркских языков и до 500 из грузинского. Есть немало заимствований из русского, арабского, осетинского, персидского и дагестанского. Постепенно в чеченском языке появились и иноязычные слова, например: митинг, экспорт, парламент, кухня, танец, мундштук, авангард, такси и бульон.

Религия

Большая часть чеченцев исповедует шафиитский мазхаб суннизма. Среди чеченцев суфийский ислам представлен тарикатами: накшбандия и кадирия, которые делятся на религиозные группы, называемые вирдовыми братствами. Их общее количество у чеченцев составляет 32. Самое многочисленное суфийское братство в Чечне это зикристы — последователи чеченского кадирийского шейха Кунта-Хаджи Кишиева, и мелкие виды, которые произошли от него: Мани-шейха, Баммат-Гирей Хаджи и Чиммирзы.

Имена

Чеченские имена включают в себя три составляющих:

  1. Заимствованные из других языков имена, преимущественно через русский язык.
  2. Исконно чеченские имена.
  3. Имена, заимствованные из арабского и персидского языков.

Большое количество старых имен образовано от названий птиц и животных. Например, Борз — волк, Леча — сокол. Есть имена, содержащие структуру глагольной формы, имена в форме независимых причастий, образованные от прилагательных и качественных прилагательных. Например, Дика переводится «хороший». Есть в чеченском языке и составные имена, которые составлены из двух слов: солтан и бек. Из русского языка заимствованы в большей части женские имена: Раиса, Лариса, Луиза, Роза.

Важно при произношении и написании имен помнить о диалекте и его различиях, так как произнесенное по-разному имя, может иметь разный смысл, например, Абуязид и Абуязит, Юсуп и Юсап. В чеченских именах ударение всегда падает на первый слог.

Еда

Раньше основой рациона чеченского народа составляла в основном каша из кукурузы, шашлык, пшеничная похлебка и домашний хлеб. Кухня этого народа является одной из самых простых и древних. Основными продуктами для приготовления пищи остаются баранина и птица, основные компоненты многих блюд — это острые приправы, чеснок, лук, чабрец, перец. Важной составляющей блюд является зелень. Чеченские блюда очень сытные, питательные и полезные. Много еды готовится из сыра, черемши, творога, кукурузы, тыквы и сушеного мяса. Любят чеченцы мясные бульоны, говядину, вареное мясо, вообще не едят свинину.

Подают мясо с галушками из кукурузной или пшеничной муки, и с чесночной приправой. Одно из основных позиций в чеченской кухне занимают мучные изделия с различными начинками из картофеля, творога, тыквы, крапивы и черемши. Чеченцы пекут несколько видов хлеба:

  • ячменный
  • пшеничный
  • кукурузный

Из кукурузной муки пекут лепешки сискал, которые раньше вместе с сушеным мясом носили с собой и брали в дорогу. Такая еда всегда хорошо утоляла голод и насыщала организм.

Жизнь

Главным занятием чеченцев издавна было скотоводство, охота, пчеловодство и хлебопашество. Женщины были всегда ответственны за хозяйственные работы, ткали сукно, изготавливали ковры, бурки, войлок, шили обувь и платья.

Жилище

Чеченцы живут аулами — селениями. Из-за природных условий местности жилища отличаются. У чеченцев, живущих в горах, дома построены из камня и называются сакли. Строили такие сакли и из самана, их можно возвести за неделю. К сожалению, многим так и приходилось делать, когда на селения часто нападали враги. На равнинах строили преимущественно турлучные дома, опрятные и светлые внутри. Для строительства использовалось дерево, глина и солома. Окна в домах без рам, но оснащены ставнями для защиты от ветра и холода. У входа есть навес, который защищает от жары и дождя. Отапливались дома каминами. В каждом доме есть кунацкая, которая состоит из нескольких комнат. В них хозяин проводит весь день и к вечеру возвращается к семье. У дома есть двор, обнесенный плетнем. Во дворе строят специальную печь, в которой пекут хлеб.

При строительстве важно было учитывать безопасность и надежность, возможность обороняться, если нападет враг. Кроме того, поблизости должны были располагаться сенокосы, вода, пахотная земля и пастбища. Чеченцы берегли землю и для строительства жилья выбирали места даже на скалах.

Самыми распространенными в горных селениях были одноэтажные дома с плоскими крышами. Строили чеченцы и дома в 2 этажа, башни в 3 или 5 этажей. Жилой дом, башня и хозяйственные постройки вместе назывались усадьбы. В зависимости от рельефа гор, застройка усадеб была горизонтальной или вертикальной.

Внешность

В антропологии чеченцы являются смешанным типом. Цвет глаз может быть от черного до темно-карего и от голубого до светло-зеленого. Цвет волос — от черного до темно-русого. Нос чеченцев часто вогнутый и вздернутый. Чеченцы высокие и хорошо сложенные, женщины очень красивые.

Повседневная одежда чеченского мужчины состоит из следующих элементов:

  • чекмень, пошитый из серой или темной ткани;
  • архалуки, или бешметы, различных цветов, летом надевали белые;
  • зауженные книзу шаровары;
  • суконные ноговицы и чирики (башмаки без подошв).

Нарядные платья обшиты позументом, особое внимание обращается на украшения оружия. В непогоду носили башлык или бурку, которые очень искусно шили чеченские женщины. Обувь в основном изготавливалась из сыромятной кожи. Многие носили кавказские мягкие сапоги. Богачи носили чувяки и ноговицы из черного сафьяна, к которым иногда пришивали подошвы из кожи буйвола.

Основной головной убор у чеченца — папаха конусообразной формы, которую обычные люди изготавливали из овчины, а богатые — из шкур бухарского барашка. В летний период носили шляпу из войлока.

В виде украшения на мужские костюмы пришивали костяные газьтри, надевали пояс с серебряными бляхами. Завершением образа служил кинжал, изготовленный местными мастерами.

Женщины носили:

  • длинные рубахи до колен, синего или красного цвета;
  • широкие шаровары, которые подвязывали у щиколоток;
  • сверху на рубаху надевали длинное платье с широкими и длинными рукавами;
  • молодые женщины и девушки носили собранные в талии платья с поясом из материи. Платья у пожилых женщин без складок и поясов, широкие;
  • голову покрывали платком из шелка или шерсти. Пожилые женщины носили под платком повязки, которые плотно облегали голову и спускалась на спину в виде мешка. В него укладывали заплетенные в косы волосы. Очень распространен был такой головной убор и в Дагестане;
  • в качестве обуви женщины носили чувяки. В богатых семьях носили галоши, туфли и башмаки местного или городского производства.

Женская одежда из богатой семьи отличалась изысканностью и роскошью. Шили ее из дорогих тканей, обшивали серебряными или золотыми галунами. Очень любили богатые женщины носить украшения: серебряные пояса, браслеты и серьги.

Зимой чеченцы носили бешмет на вате с застежками из металла или серебра. Рукава одежды ниже локтя были разрезные и скреплялись пуговицами из простых или серебряных нитей. Бешмет иногда носили и летом.

В советское время чеченцы перешли на городскую одежду, но многие мужчины сохранили традиционны головной убор, с которым они редко расставались. Сегодня многие мужчины и старики носят папаху, черкески и бешметы. В Чечне встречаются на мужчинах кавказские рубахи со стоячим воротником.

Женский национальный костюм сохранился до сегодняшних дней гораздо больше. И сейчас пожилые женщины носят чохту, платья с шароварами и самодельные чувяки. Молодые женщины и девушки отдают предпочтения платьям городского кроя, но они шьются с длинными рукавами и закрытым воротом. Платки и обувь сегодня носят городского производства.

Характер

Чеченцы веселые, впечатлительные и остроумные люди, но в тоже время отличаются суровостью, коварством и подозрительностью. Эти черты характера, вероятно, выработались у народа в ходе вековой борьбы. Даже враги чеченцев давно признали, что эта нация храбрая, неукротимая, ловкая, выносливая и спокойная в борьбе.

Важен для чеченцев этический кодекс чести Къонахалла, который представляет собой универсальный кодекс поведения для любого мужчины, независимо от его религии. В этом кодексе отражаются все нормы нравственности, которыми обладает верующий человек и достойный сын своего народа. Этот кодекс древний и существовал у чеченцев еще в аланскую эпоху.

Никогда чеченцы не поднимают руку на своих детей, потому что не хотят, чтобы они выросли трусами. Очень привязаны эти люди к своей родине, которой посвящены различные трогательны песни и стихи.

Традиции

Чеченцы всегда отличались своим гостеприимством. Еще в древние века они всегда помогали путникам, давали им пищу и кров. Так принято в каждой семье. Если гостю понравилась какая-нибудь вещь в доме, хозяева должны ему ее подарить. При гостях хозяин занимает место поближе к двери, тем самым показывая, что гость является в доме самым важным. За столом хозяин должен оставаться до последнего гостя. Неприлично прерывать прием пищи первым. Если в дом зашел родственник, даже дальний, или сосед, обслуживать его должны младшие члены семьи и юноши. Женщины показываться гостям не должны.

Многие думают, что в Чечне права женщин ущемлены, но на самом деле это далеко не так. Женщина, которая смогла вырастить достойного сына, наравне с другими членами семьи обладает правом голоса во время принятия решений. Когда в помещение входит женщина, присутствующие мужчины должны встать. Когда в гости приезжает женщина, тоже проводятся особые церемонии и обычаи в ее честь.

Когда мужчина с женщиной идут рядом, она должна на шаг отставать, мужчина обязан принимать на себя опасность первым. Молодая жена должна сперва накормить его родителей и потом уже его самого. Если между девушкой и парнем есть даже самое дальнее родство, брак межу ними запрещен, но это не является грубым нарушением традиций.

Отец всегда считается главой семьи, женщина следит за хозяйством. По имени муж и жена друг друга не называют, а говорят «моя жена» и «мой муж», «та, что в доме», «мать моих детей», «хозяин этого дома».

Для мужчины унизительно и оскорбительно вмешиваться в женские дела. Когда сын приводит в дом невестку, на нее ложатся основные обязательства домашнего хозяйства. Она должна вставать раньше всех, делать уборку и позже всех ложиться спать. Раньше, если женщина не хотела соблюдать правила семьи, ее могли наказать или выгнать.

Невесток воспитывает мать мужа, которую называют нана. Молодая жена не должна вольно разговаривать со свекровью, показываться перед ней с непокрытой головой и в неопрятном виде. Нана может переложить часть своих обязанностей на старшую невестку. Кроме хозяйства, мать мужа должна соблюдать все традиции и семейные обряды. Самую старшую в семье женщину всегда считали хранительницей домашнего очага.

Очень некультурным читается перебивать старшего и начинать разговор без его просьбы и разрешения. Младшие должны всегда пропускать старшего, вежливо и почтительно с ним поздороваться. Для мужчины большое оскорбление, если кто-кто прикоснется к его папахе. Это равносильно прилюдной пощечине. Если дети подрались, родители первым делом отругают своего ребенка и только потом начинают выяснять, кто виноват, а кто прав. Если сын начал курить, отец через мать должен внушить ему, что это очень вредно и недопустимо, и сам отказаться от этой привычки.

Существует у этого народа обычай избегания, который запрещает проявлять чувства на людях. Распространено оно на всех членов семьи. Все должны вести себя при людях сдержанно. У чеченцев до сих пор сохранился культ огня и очага, традиция клятвы и проклятия огнем.

Множество обрядов и ритуалов связано с оружием и войной. Считалось позором и трусостью достать при враге или обидчике из ножен шпагу и не воспользоваться ею. В 63 года у мужчин наступал возраст развязывания пояса, он мог выходить на улицу без оружия. И по сей день у чеченцев сохранился такой обычай как кровная месть.

Свадьба у чеченцев состоит из множества обрядов и традиций. Жениху запрещалось видеться с невестой до свадьбы и некоторое время после торжества. Свадебное платье является одновременно праздничным нарядом для девушек и молодых женщин. Шьют его из яркого или белого шелка, спереди платья сплошной разрез. С обеих сторон в области груди пришивают украшение в виде серебряных пуговиц кубачинского производства. Платье дополняется серебряным поясом кавказского типа. На голову надевают белый платок, который покрывает полностью голову и волосы невесты. Иногда надевают поверх платка фату.

Культура

Чеченский фольклор разнообразен и включает в себя жанры, которые свойственны устному народному творчеству многих народов:

Достаточно фрагментарно сохранилась чеченская мифология, имена божеств, которые олицетворяли природные стихии. Музыкальный фольклор чеченцев яркий и самобытный, они потрясающе танцуют национальный чеченский танец нохчи и лезгинку (ловзар). Музыка имеет огромное значение для этого народа. С ее помощью выражают ненависть, смотрят в будущее и вспоминают прошлое. Многие из национальных музыкальных инструментов распространены и сегодня:

  • дечиг-пондар
  • адхьокху-пондар
  • зурна
  • дудка шиедаг
  • волынка
  • барабан вота
  • бубен
  • гема

Инструменты использовали для ансамблевого и сольного исполнения. На праздники проводится совместная игра на разных инструментах.

Известные личности

Среди чеченского народа много выдающихся личностей в политике, спорте, творчестве, науке и журналистике:

Бувайсар Сайтиев, 3-х кратный олимпийский чемпион по вольной борьбе

  • Мовсар Минцаев, оперный певец;
  • Махмуд Эсамбаев, народный артист СССР, мастер танца;
  • Умар Бексултанов, композитор;
  • Абузар Айдамиров, поэт и писатель, классик чеченской литературы;
  • Абдул-Хамид Хамидов, драматург, яркий талант чеченской литературы;
  • Каты Чокаев, языковед, профессор, доктор филологических наук;
  • Раиса Ахматова, народная поэтесса;
  • Шерип Инал, киносценарист и кинорежиссер;
  • Харчо Шукри, художник-каллиграфист;
  • Салман Яндаров, хирург, ортопед, кандидат медицинских наук;
  • Бувайсар Сайтиев, 3-х кратный олимпийский чемпион по вольной борьбе;
  • Салман Хасимиков, 4-х кратный чемпион по вольной борьбе;
  • Заурбек Байсангуров, боксер, дважды чемпион Европы, чемпион мира в первом и полусреднем весе;
  • Лечи Курбанов, чемпион Европы по карате Кёкусинкай.

Чече́нцы (самоназв. чеч. но́хчий) — нахский народ, проживающий на Северном Кавказе, коренное население Чечни. Исторически также проживают в Хасавюртовском, Новолакском, Казбековском, Бабаюртовском, Кизилюртовском, Кизлярском муниципальных районах Дагестана, Сунженском и Малгобекском муниципальных районах Ингушетии, Ахметском районе Грузии. Общая численность чеченцев во всём мире 1 550 000 чел.

Относятся к группе, так называемых, нахских народов. Ряд исследователей полагает, что будущее ядро объединения чеченцев — родо-племенная группа нохче начала формирование в XII—XIII веках. В XVI—XVII веках нахские этногруппы — предки чеченцев, вошли в соприкосновение с гребенскими и терскими казаками на Тереке, Русским государством (русскими из Терского города и пр.). Образование собственно чеченского народа, в современном его понимании, являлось результатом сложных процессов внутренней этнической консолидации восточно-нахского населения в XVI—XVIII веках. Общее самоназвание было воспринято несколько позднее — с XVIII по XIX века. В XIX веке, наряду с другими северокавказскими народами, чеченцы активно участвовали в Кавказской войне, в XX веке пережили интеграцию в социалистическое общество СССР и депортацию в Среднюю Азию, а на рубеже XX и XXI веков были вовлечены в военный конфликт с Россией, в попытке самоопределиться создав республику Ичкерия. В наши дни в основном проживают на территории Чеченской республики в составе РФ.

Согласно сложившейся в кавказоведении традиции, в прошлом под названием чеченцы исследователи иногда объединяли все нахские этно-территориальные группы. В современной науке для этой этноязыковой общности используют другой термин — нахские народы и/или народности, этногруппы. Иногда, в работах последних ста лет, исследователи употребляют наименование нахские народы синонимично с вайнахами/вейнахами, однако, более верно объединять под термином вайнахские народы только чеченцев и ингушей, исключая бацбийцев.

Чеченские анекдоты

Смешные чеченские анекдоты. Лучшая подборка. Нохчи анекдоты на чеченском языке — делитесь своими в комментариях, обсуждайте и не забывайте про репост страницы!

Забери к себе:

Сидят два Нохчи в ресторане в России.

Сидят два Нохчи в ресторане в России. Заходять около 10 человек. И все русские встали, а эти наши сидят.. и те 10 человек подходят к нашим и один говорит: че не узнаешь меня? давай вставай когда я захожу, че не узнал?! Нохчи встает и говорит другому: Зелим, хьал г1ата, Ленин ву метт сун из:)

Долгожители у чеченцев и американцев

Поспорили Чеченцы и Американцы у кого долгожители старше.
Приехали Чеченцы в США и после долгих поисков, в геронтологической клинике на кресле каталки, под тремя капельницами, нашли долгожителя возрастом 103 года.
Приехали Американцы в Чечню, пошли в горы, вдруг видят — бежит старик преклонных лет. Остановили его и спрашивают, а сколько Вам дедушка лет?
— Мне 95 лет.
Американцы вздохнули с облегчением и спрашивают, а куда это вы так бежите?
— От отца бегу!
Офигев они спрашивают:
— А почему?
— Дедушке нагрубил!!

Японец в самолете

Летят как то ингуш чеченец дагестанец и японец в самолете. И тишина в салоне. Час молчат два три. Тут чеченец не выдержал и говорит японцу. е братан, вот надо было тебе сесть именно в этот самолет взял и испортил весь анекдот.

Анекдоты на чеченском языке

Забери к себе:

ОНИ РЕЗАЛИ ЛЮДЕЙ, КАК БАРАНОВ (Рассказ ветерана Чеченской войны)
Кинешемец Евгений Горнушкин прошел две чеченские кампании, миротворческую операцию в Югославии и службу в спецназе. Специально для наших читателей он рассказал о тех далеких уже исторических событиях: о военной доблести, зверствах боевиков, о предательстве и несправедливости.

В этом году в истории России отмечается сразу несколько трагических юбилеев. Это 20-летие Первой чеченской войны и 15-летие Второй чеченской кампании. Это настоящая трагедия русского и чеченского народов, которая еще долгие годы будет отзываться болью в сердцах миллионов россиян.
Кроме того, 15 лет назад российскими войсками был предпринят дерзкий марш-бросок и захват аэродрома Слатина в Косово, который позволил на некоторое время ввести в Югославию наши миротворческие силы. Российские десантники остановили кровопролитие и бесчинство албанских бандформирований в Косово. Это событие стало славной страницей еще не окрепшей от развала СССР России.
Немало кинешемцев участвовали в тех операциях, но лишь один — во всех трех. Евгений Горнушкин, ветеран боевых действий, согласился рассказать нам о том, что это были за войны, и как ему удалось пройти через все испытания, при этом не потеряв веру в правильность выбора «военной профессии».
Впервые увидел этого ветерана боевых действий на старых фотографиях, времен Первой чеченской кампании. А когда Евгений Евгеньевич пришел в редакцию, искренне удивился: спустя годы он практически не изменился. Передо мной сидел крепкий, немного суровый мужчина. От него веяло уверенностью, а не безысходностью, как принято обычно представлять бывших военных, прошедших Чечню. Он не спился, и не надломился психически. Было ощущение, что он сошел с армейской фотографии, снял берет и начал свой рассказ.
В советское время Евгений Горнушкин служил в десантно-штурмовой бригаде, которая располагалась на Западной Украине. Чтобы прокормить свою семью в условиях 90-х годов прошлого века, он, рискуя жизнью, пошел служить по контракту в армию — в самое пекло, в Чечню, где шла война.
— В начале 90-х не было работы. Семья буквально голодала, — вспоминает Евгений Евгеньевич. – И мне пришлось ехать контрактником в Чечню, где я попал в 166-ю тверскую бригаду. Наш дивизион стоял в деревне Гехи-Чу Урус-Мартановского района, в то время как сама бригада расположилась в Шали. Здесь мы помогали Внутренним войскам.
Евгений был командиром 152-миллиметровой самоходной гаубицы 2С3 «Акация». Эта грозная машина предназначена для подавления и уничтожения живой силы, артиллерийских и минометных батарей, ракетных установок, танков, огневых средств, пунктов управлений, в общем любых сухопутных войск.
— Наши установки стреляли далеко, можно было даже попасть до пригорода Грозного – Ханкалы, — рассказывает военный. – Прежде всего, мы прикрывали подразделения Внутренних войск и подавляли огневые точки. Из нашего дивизиона мое орудие было основным, то есть я стрелял первым до попадания в цель, лишь потом подключались остальные. Но в основном использовалась лишь наша гаубица. Бывало, что ставили ее на прямую наводку, чтобы отбивать нападение, в другие дни подавляли огневые точки, а ночами подсвечивали действие наших войск. Экипаж «Акации» — 6 человек, но мы управляли ею вдвоем: я и еще один контрактник. Я выполнял обязанности командира и наводчика, а мой товарищ механика и заряжающего. Справлялись сами, чтобы при попадании в нас погибали двое, а не шестеро. Тем более большинство солдат были срочники, а от них толку мало. Их нам прислали из службы военного архива, они автомат держали в руках лишь на присяге. Снаряд весил 46 килограмм, плюс заряд. И опускаться за ним и поднимать вверх порой приходилось 400-600 раз. Ребята просто не выдерживали, падали в обморок. В подразделении за все время пострадал лишь один рядовой срочной службы, его контузило и он попал в госпиталь.
Дивизион сильно «портил жизнь» боевикам, поэтому они постоянно обстреливали артиллеристов,чаще в ночное время.
— Нельзя было спокойно даже в туалет выйти, — вспоминает ветеран. — Начинали стрелять в 23-00 до часа ночи. Мы уже к этому времени не спали и сидели в окопах, снаряжая магазины, а при появлении боевиков открывали огонь. Установки были окопаны, обтянуты сеткой рабицей в два ряда, чтобы выстрелы от гранатомета не долетели до машины. Отбиваться приходилось обычными автоматами либо минометами и АГС (гранатометами). Потом, чтобы враги не смогли выходить на наши позиции, мы стали минировать берега реки, по которым они каждый раз пробирались, установили осветительные ракеты. Также нас регулярно обстреливали снайперы, но мы им успешно отвечали.
Благодаря грамотной обороне, за все время непрерывных атак на артиллерийский дивизион, боевикам не удалось уничтожить ни одной гаубицы. Однако в подразделении, которое находилось в Шали, одна «Акация» все-таки сдетонировала, но по другим причинам.
— Там один военнослужащий запустил ракетницу, а она упала в открытый люк, где на полу был порох от разобранного снаряда, — рассказывает Евгений Евгеньевич. – Огонь охватил машину. Через некоторое время она взорвалась с такой силой, что ствол отлетел на 200 метров.
Случалось, что потери были как раз из-за неопытности и халатности.
— Многие военнослужие гибли из-за своей глупости, — рассказывает Евгений Горнушкин. — Один, к примеру, экспериментировал со взрычаткой — поливал ее бензином, в итоге поехал домой в гробу.
Также случалось, что некоторые солдаты в попытках избежать «дедовщины» сдавались чеченским боевикам, что закончилось довольно плачевно.
— Как-то раз мимо меня прошли четыре башкира за нашу территорию, больше их никто не видел, — говорит Евгений Евгеньевич. – Их боевики либо убили, либо с их родителей потребовали выкуп. Вообще если кто-то попадал в плен, то родственникам приходилось несладко, продавали все что было: жилье, имущество, скотину, лишь бы освободить сына, а иногда уже забрать тело. Был случай, когда в плен сдалась целая БМП Внутренних войск. Долго мы потом за ней охотились и в итоге уничтожили.
У «чехов» (чеченские боевики – прим.ред.) на военной технике чаще всего работали наемники. К нашим позициям регулярно подъезжала машина, на которой был установлен миномет. Сделав несколько выстрелов, уезжала в укрытие. Когда мы ее подорвали, то оказалось, что ею управлял наемник, бывший офицер советской армии в звании капитана. Он обучал и тренировал боевиков. Также много было снайперш из Белоруссии и Прибалтики. Были наемники из Западной Украины, талибы, моджахеды. «Чехи» не стеснялись использовать для разведывательных целей даже детей, который под предлогом сбежавшей скотины выходили на огневые позиции.
Вообще действия боевиков были ужасными, безоружных пленных убивали изощренными способами и пытали до смерти.
Страшный эпизод запомнился Евгению, когда они брали населенный пункт Гойское.
— Там был полный беспредел, — вспоминает ветеран боевых действий. – На щитах были прибиты гвоздями, распяты русские солдаты. Боевики тем самым хотели устрашить нас, показать, что с нами будет.
Также в руки Евгения Горнушкина попала видеокассета, найденная в схронах боевиков.
— Они снимали, как вырезали целый блокпост в Дагестане, — рассказывает военный. – В деревню приехала пара «Жигулей», якобы там отмечалась свадьба, а парням на блокпост поставили водку, которая оказалась отравленной. Они выпили и заснули, и их спящих резали, как барашков. При этом все снимали на камеру. 18 человек убили.
Участвовал Кинешемец во взятии селения Бамут, где в советское время находилась военная база. Именно здесь военнослужащий совершил подвиг, за который ему дали медаль Суворова.
— Наша пехота вышла на полянку, — вспоминает Евгений Евгеньевич. – Наших было всего 20 ребят, а боевиков более 300. Они вызвали огневую поддержку. Медлить было нельзя. И я первым выстрелом попал в кучу этих боевиков. А стрелял я «кассетником» (кассетный снаряд – прим.ред.), в нем находилось девять гранат, которые при попадании снаряда разлетаются по полю, а действие каждого из них, как у гранаты Ф-1 (радиус поражения более 50 метров).
Другим удачным попаданием Евгений уничтожил ДЗОТ – укрепленную огневую точку, которая мешала продвигаться нашим войскам. Всех боевиков, находившихся в нем, завалило обломками.
Затянувшийся штурм Бамута имел не только объективные причины – хорошо укрепленные позиции боевиков, но и субъективные – предательство.
— Был радиоперехват с Ханкалы о том, что по Бамуту будет произведен артиллеристский обстрел и нанесен удар тяжелой авиацией, — говорит Евгений. – То есть кто-то из штаба предупреждал боевиков. Такое предательство высшими чинами было неоднократным. К нам двигалась колонна в составе 12 «Уралов», оружие было лишь у двух человек в кабине, остальные контрактники были безоружны. Колонну сожгли, все военнослужащие погибли.
Окончание Первой чеченской войны старший сержант Горнушкин вспоминает с болью.
— Мы проезжали станицу Ассиновскую, которая была наполовину казачья, а на половину чеченская, — рассказывает он. – К дороге вышел дедушка-ветеран, который нас приветствовал. Он плакал и говорил: «Куда же вы уезжаете?»
Перед выводом войск Внутренние войска ездили по деревням и собирали оружие. У казаков забирали все подчистую, а чеченцы сдавали лишь ржавые непригодные винтовки, оставляя в схронах новейшее оружие. У военнослужащих автоматы были 1970-1980 годов, а у боевиков 1991 года. Откуда им шли поставки отечественного вооружения, остается лишь догадываться.
— Если бы мы оставили казакам оружие, они смогли бы себя сами защитить, — сетует ветеран боевых действий. – Их потом всех либо вырезали, либо они бежали в центральную Россию. Вообще Первая чеченская кампания – это самая поганая война, отмывание денег и предательство. Мы могли раздавить боевиков за полгода, но нам не давали, отводили артиллерию на вторые позиции. Старики в Ассиновской удивлялись, что многомиллионная армия не может справиться с бандформированиями. Могли, но не дали. Грозный взяли бы за месяц. Кстати, когда чеченцы от нас отсоединились, Грачев (бывший министр обороны России – прим.ред.) им оставил 60% оружия. У них даже была авиация, хорошо, мы умудрились ее разбомбить еще в Первую чеченскую.
Преданные военным командованием в Чечне участники войны были брошены и у себя в родных краях.
— Тех, что нам обещали 54 тысяч в сутки, мы, конечно, не видели, — говорит Евгений Горнушкин. Было время, когда мы голодали, потому что пища была невозможная. Питание и обмундирование было самое поганое. Не знаю, куда все девалось, видимо, хорошо финансисты на этом наживались. За караульную службу нам не заплатили, поменяв в документах слово «караул» на «боевое охранение», а значит выплаты нам не полагались. Год должен был идти за три. Но один полковник сказал нам: «Войны там не было, и никто вас туда не посылал». Потом три года мы судились с Минобороны, и нам пришел ответ: «Вы поздно подали документы», а они все это время лежали в Администрации Президента. Прошли и Генпрокуратуру, но в итоге ничего не добились. Плюнули и не стали дальше добиваться. Вернувшись в Кинешму, я стал искать работу. Хотел служить в пожарной части, но, там узнав, что я воевал в Чечне, сразу же отказали. Видимо, сочли, что мы, участники боевых действий, все со сдвигом.
Спецназ и Вторая чеченская
В 2003-2004 году Евгений Горнушкин устроился в подразделение спецназа, которое базировалось в Краснодарском крае. Но то, что он там увидел, его не впечатлило.
— Это было совсем не то, что мы делали в Чечне или Югославии, — говорит Евгений. – Я готовил молодых солдат. Вывел моих парней на подготовку. Пришел какой-то полковник и спросил: «А где ваш конспект, чтобы готовить солдат?», ну я и ответил: «В горах я тоже буду читать, что делать, по конспекту?» Мой ответ ему не понравился, и нас, ветеранов боевых действий, стали выдавливать со службы. В итоге я все-таки уволился, так как мне такая служба была неприятна. Как можно готовить бойцов спецназа, если не создавать им условия, приближенные к боевым? Политика этих полковников свела службу к формализму, а не к реальной подготовке.
Когда появилась возможность, ветеран боевых действий отправился в Чечню. Во Вторую чеченскую войну Евгений стал сапером.
— Мы шли впереди колонны и обезвреживали взрывные изделия, — говорит он. – Ходили в совместные операции с пехотой, милицией, местными ополченцами на стороне наших войск. Я почти всегда шел «первым номером». Взрывных устройств находили много: радиоустройства, мины, растяжки. Чаще всего обезвреживали путем подрыва, так как закладка могла быть на «неизвлекаемость». Задержали женщину, которая вела инженерную разведку, снимая на камеру наши действия. Потом в деревнях находили тротил в бутылках, схроны с патронами от снайперской винтовки (СВД). Вообще, если сравнивать с первой чеченской войной, то все сильно изменилось. Улучшился быт, местное население лучше с нами общалось, хотя раньше они боялись с нами говорить, потому что за это их могли убить боевики. Хотя был и в эту командировку неприятный случай. Парень, молодой военнослужащий, сидел общался с чеченской девушкой. В тот же вечер ее нашли с перерезанным горлом. По их законам чеченским девушкам нельзя общаться с русскими парнями. Солдата мы до конца службы прятали, чтобы с ним ничего не случилось. Все обошлось, вернулся домой живым.
В конце службы командование обещало дать Евгению Горнушкину и его товарищам две медали «За боевые заслуги» и «За разминирование», но контракт закончился, и награды затерялись.
— Те, кто воевал против нас в Первую чеченскую кампанию, в большинстве своем живут в почете, а мы никому не нужны, — делает вывод бывший военный. – Никаких льгот, а если они есть, то мы их не видим. Я давно отступился от того, чтобы добиваться того, что нам положено.
Но в настоящее время Евгений Горнушкин ни о чем не жалеет.
— Я служил, где хотел, занимался делом, которое считаю своим призванием, — говорит он. – Мои сыновья пошли по моим стопам. Старший служит миротворцем в Преднестровье, младший заканчивает училище и тоже пойдет служить в армию. Я бы и дальше служил. Когда мне было 38 лет, то мне сказали, что я нужен войскам, были оформлены документы, но затем исполнилось 39, и я больше не востребован. Ходил в МЧС спрашивал, нужны ли им люди с горной подготовкой, с прыжками с парашютом, со знанием саперного дела. «Такие нам не нужны», — прозвучал ответ. Для милиции я тоже «старый». А ведь у нас в Кинешме нет специалистов, которые могли бы разминировать взрывное устройство. Когда находят учебную закладу, так саперы едут аж из Иванова. А если там таймер или пенно-химический взрыватель? Они не успеют доехать. До недавнего времени я работал сварщиком в Москве, но нас сократили. Сейчас я снова в поисках работы.
На мой вопрос: «Не было мысли участвовать в военном конфликте на Украине?» Евгений Евгеньевич ответил:
— Донбасс уже не ляжет под бандер. Почерк в этой войне такой же, как и в Югославии, всю эту кашу заварили американцы. Я ходил в военкомат, но нашей миротворческой миссии там не планируется, а воевать за чужие интересы я не собираюсь, только за интересы России, — говорит ветеран.
Полностью статья по ссылке: http://balalaika24.ru/history/geroy-zabytykh-voyn
(В защиту Сербии)
30.06.2017.

Чечня — личные воспоминания…

Здравствуйте друзья и просто неравнодушные читатели!
Продолжаю свои «мемуары»-воспоминания о том, что моим друзьям и мне довелось пережить на Кавказе.
Перебираю свои старые фотоплёнки, фотографии. На груди, поверх бронежилета постоянно носил небольшой фотоаппарат «Агат», 72 кадра, заправлял цветной плёнкой «Кодаком». Обгорелая техника, неубранные трупы прямо на улицах, скрученные трамвайные рельсы, «скелет» Дома Правительства.
Тяжело всё-таки некоторые моменты вспоминать. Совесть у меня чиста, но есть многое такое, что не хотелось бы повтора. Как входили, а затем выходили из Чечни, преданные «ле****ем» — хасавюртовским миротворцем, как роты-батальоны друг перед другом «выёживались» у кого банька круче, а впрочем, всё равно «бэтээры»- вши, кто не понял, одолевали, как по радио общался по прямому с «хоттабычем», как… Впрочем, надо-надо всё описать…
Я вспоминаю, как нас встречали местные русские жители, со слезами на глазах, «сынки, был бы хлеб, с хлебом-солью бы встретили, Бога ради – не уходите!»… Сентябрь 1996 года, уходили, преданные и чувствовали сами себя предателями по отношению к остающимся русским. Впрочем, катастрофа вертолёта… Наверное, наверху прислушались к пожеланиям простых людей.
Начинаю вспоминать, до утра не могу заснуть, если бы курил, то пустые пачки из-под сигарет улетали бы мусорку…
Солдаты пишут, вспоминают, благодарят за жизнь, в «Одноклассниках», в «майл.ру»
Как меня ненавидели, когда я со своими офицерами гонял их на полигоне до десятого пота, как расстреливал вместо мишеней бражку, найденную в укромных местах на блок-посту (более правильно называть — КПП), как в палатках после боевых «чистил» специальными упражнениями психику солдат, чтобы не было БПТ (боевые психотравмы), чтобы не было пресловутого «вьетнамско-афганско-чеченского» синдрома. тТак меня учили по психологии в Академии.
Как сам по приезду домой просил жену включить что-то про войну на видео, чтобы легче заснуть под выстрелы. Ну и неадекватная реакция первое время, когда шарахался от невинных хлопушек на улице (под Новый год).
Ну а главный «секрет», который настоящим офицерам известен. Солдата накорми, обучи, займи полезным делом, проконтролируй и всё будет в порядке, впрочем, всё равно найдутся те, которым неймётся…
Боевая служба на «блок-постах», вернее, КПП совместно с нарядами милиции. Постоянно в напряжении, постоянно недосыпание. Одновременно проводим с офицерами и сержантами с личным составом занятия по боевой подготовке, по информированию, по изучению законов.
Нашёл стеклянную бутыль с алычой, засыпанной сахаром – БРАЖКА… Ставлю на сто метров и на вытянутой руке прицеливаюсь из РПК-74 в бутылку… Первый одиночный выстрел – в цель!
Вздох разочарования. Снайперские упражнения из СВД – по жестяным баночкам с водкой за 300-400 метров. Кстати, тульские милиционеры отравились водкой с подмешанным туда метиловым спиртом.
Сидим после боевого расчёта у БТР с товарищем… Над головой внезапный скрежет – «работает» Град. Все в шоке, а духи-наблюдатели-то как были поражены! Они как раз были на замаскированных позициях напротив наших.
За полгода до моей «командировке» этот КПП был захвачен Хаттабом…
Расслабленный личный состав, непродублированная связь, мелкие боевые (окопы) позиции, «заказ» спонсоров чёрного араба – все в плену. Вызволили кого-то обменом, выкупом. А большинство вырвались из концлагеря ДГБ Чечни самостоятельно. История почти невероятная. Охранники лагеря отвлеклись на время намаза. Оставили оружие в стороне, да и привыкли к покорности русских. Солдаты же улучили момент и… В общем, спаслись, прошли за ночь от Аллероя до Гирзеля с десяток километров за ночь, притом нагруженные оружием бандитов. Честь им и хвала!
Родоновый источник близ Хасав-юрта. Принимали ванны в моменты передышки. Там же душ в палатках. А в каждом подразделении есть БАНЯ!!! Это невозможно описать – каждая рота нахваливает свою парилку, у кого в бане дух забористее, веники «пользительнее». Палатки, кунги, блиндажи, даже «хим-дымовская» прожарка – всё шло в ход.
Помню ещё наши рабочие лошадки – МИ-8…
«Попутный ветер-это хорошо!
Но только не при взлёте и посадке!». Песня про авиацию Внутренних войск.
Как-то на 27 марта (день ВВ) прилетел к нам Главком ВВ МВД РФ Куликов – подарил достойным часы, грамоты, «Кресты» — отдельный разговор. Знак «за отличие в службе во Внутренних войсках МВД России» 1 и 2 степени, т.н. «серебряный» и «золотой». Носят его с гордостью не только во Внутренних войсках, но и остальные военные и милиция (конечно те, кто заслужил — надеюсь).
Привозил несколько раз «командировочные» на полк. Суммы? Приличные. Сложно сказать по современным ценам. Но тогда казалось прилично. РД-ка (ранец десантника) под завязку. Идём колонной, я в головной, вслед за охранением – БТР разведки. Подрыв! Лечу… Очнулся, лежу в сбоку от дороги, первая мысль – деньги на месте? Вроде да, позвоночник? Шевелюсь… Третья – гдея, что со мной было? Вылезаю, навстречу бойцы с автоматами наизготовку. Видик у меня ещё тот, лицо в крови, сам в грязи, что-то спрашивают – ничего не слышу. Контузия, блин. Кстати, потом ничего не засчитали за ранение.
Кстати, по оплате – двойные командировочные, «окопные», тройная выслуга. Во вторую – двойная выслуга, а время непосредственного участия в боевых действиях – тройная и т.н. «боевые». А распределение «боевых»? …без комментариев, увы!
Сухой паёк – «времён очаковских и покоренья Крыма». Картонная коробка, пару банок с кашей, одна с тушёнкой, чай и сахар в пакетиках… Попал под дождь – выбрасывай, всё промокло. Любыми правдами – неправдами добывали наши тыловики и отцы-командиры ИРП (индив. рацион питания) или «лягушка», как ещё его называли за зелёный цвет.
Сидим на переговорах со старейшинами одного из аулов за одним столом, ломаем хлеб. Аллахом клянутся, что у них всё спокойно, нет бандитов, нет оружия и тут же ночью обстрелы из села по нам… Эх Буданов-Буданов! Без комментариев. Кстати, на столе сало, водка.
Их выражение: «Благослови Аллах, мясо белий овса!». Наливают, выпивают, закусывают!
Лето, подходит время замены офицеров. Как правило – 3 месяца, далее усталость, мягко говоря. Я прекращаю отпуск, беру замену ещё трёх офицеров, требование, предписание и прочая. Оформляем билеты на поезд – Москва-Кизляр. Едем, за Астраханью – «Советская» власть заканчивается, поезд – как в гражданскую, люди вповалку в проходах. Приезжаем, «вертушка» через пару дней. Нанимаем такси и едем в расположение, ну не ждать же два дня. «Не ждали!».
На переговорном пункте в Хасав-юрте женщина сожалеюще говорит мне:
-Вы русские, приехали из России сюда, ничего не знаете!
Я ей в ответ:
-Я не русский, а беларус, из России не выезжал, т.к. Чечня и даже Дагестан всегда были и остаются Россией, ну а кунаки у меня есть в Куруше, в Зандаке. В Куруше меня, например, сперва чаем напоят, затем обедом накормят (ну типа – местного Габрова).
Интересный городок такой Хасав-юрт. Большой Черкизон – город-рынок. Всё на обеспечение товарами восточной части Чечни и центрального Дагестана. Баранина стоит в три раза дороже осетрины. Чёрная икра лежит на рынке килограммами, по цене красной в Москве. Ну это мои наблюдения, может, в чём-то субъективные…
Пасха – мои солдатики всю ночь варят-красят яйца. Наутро оттъезжаю в город, в церковь, получаю благословение от местного батюшки, освещает яйца. Приезжаю и по его благословению беседую с солдатами. Бога ради, я не капеллан или какой-то воинский священник, но иногда принимаю на себя такое. Рядом стоят мои же солдаты-мусульмане. Прошу их: послушайте, постойте возле, помолитесь Аллаху, он поймёт!
Чем всё лично для меня закончилась Чечня? Определённые проблемы со здоровьем (контузия и прочее). Рапорт на стол – увольняюсь. Год в отпусках – должны были выходных-проходных-отпусков как земля колхозу.
Удостоверение ветерана боевых действий. Некоторая ежемесячная сумма к пенсии (что-то около 2 тыс. рублей). Прикрепление к поликлинике. Пожалуй и всё.
Ещё есть свои воспоминания…
1-я Чечня. Январь 1995г.
За спиной у меня солдат с матерью (отпустили её с сыном в ППД), двое солдат с автоматами в сопровождение. Предместье Грозного, уж не помню навскидку, следующее село от Толстой-юрта в сторону Моздока, вечер, я на УАЗике. Окружают машину с десяток «духов» в селе…
Терять нечего, иду с протянутой рукой навстречу.
«Салам!».
«Салам!».
Что, как, зачем? Разговор двух не мальчиков уже. Смотрю, знакомый белорусский акцент у ихнего старшего. И он начинает ко мне присматриваться внимательнее…
Я: «Ты откуда родом?»
Он: «Беларусь!»

Однокашник по Бобруйскому автотранспортному техникуму, распределение в Грозный, женитьба на местной (не часто такое бывает!).
Постояли с полчаса, поговорили, дал сигнал своим на пропуск обратно и до ближайших блок-постов провели обратно, а солдата с матерью они с утра посадили на маршрутку в сторону Моздока…
Как там мой земляк-белорус?
Навеяло воспоминания про войну…
Как-нибудь напишу статью поподробнее, есть что вспомнить! Чечня, Абхазия, Карабах, Ферганская долина!
Честь имею!