Буковина

Буковина

После 1849 г. в Буковине господствовал авторитарный, неоабсолютистский режим. Как следствие революции 1848 г. и многочисленных протестов и петиций со стороны буковинских румын, австрийская Конституция от 4 марта 1849 г. предоставила этой провинции определенную автономию. Однако лишь в 1862 г. румынская элита смогла добиться полного политического и административного отделения Буковины от Галиции и установления автономии провинции, а также образования местного парламента. Буковина получила статус графства и до 1918 г. оставалась в прямом подчинении венского правительства, а император лично /548/ назначал своего губернатора. После революции 1848 г. в Буковине наметился значительный рост населения. Если в 1848 г. здесь проживали 377 581 человек, то в 1869 г. численность населения достигла 511 354 человека, а по последней перед Первой мировой войной переписи населения 1910 г. было зарегистрировано 794 929 жителей. Вследствие проводимой властями политики колонизации и поддержки иммиграционных процессов удельный вес румын в составе всего населения провинции постоянно падал с 55,4 % в 1848 г. до 40,5 % в 1869 г. и достиг отметки 34,4 % в 1910 г. В Буковине проживали и другие национальности: украинцы (составляли около одной трети всего населения в начале XX в.), немцы, евреи, поляки, словаки и др. Венский двор преследовал цель создать в Буковине этническую и религиозную мозаику, добиться создания здесь нового типа подданного – Homo bucovinensis, без родины и без национальности, верного императору и его политике.

По сравнению с прошлыми десятилетиями румынское национальное движение приобрело более широкий размах. Появился ряд газет и журналов на румынском языке («Буковина», «Газета Буковины», «Пробуждение Буковины», «Политический журнал» и др.). При поддержке православной церкви в период 1848–1862 гг. были открыты 81 сельская школа, подготовительные курсы в Черновцах и лицей с преподаванием румынского языка в городе Сучаве. По образцу трансильванской АСТРА в 1862 г. было создано Общество румынской культуры и литературы в Буковине, которое издавало собственную газету, выделяло стипендии для румынских учеников и студентов, поддерживало публикацию научных литературных и исторических статей. Усилиями Г. Хурмузаки в 1875 г. в Черновицком университете была создана кафедра румынского языка и литературы. Особую активность в национально-культурном плане проявило студенческое общество «Арбороаса», за что и было впоследствии запрещено австрийскими властями. Широкую деятельность развернуло и Общество румынских автономистов, созданное в 1872 г. представителями румынских знатных семей Хурмузаки, Сбиера, Морариу. В это же направление вписалась и деятельность политического общества «Конкордия» (Согласие), созданного в городе Черновицы. Ее члены являлись наиболее радикально настроенными представителями молодой интеллигенции в вопросе о политических, религиозных и культурных правах буковинских румын. В 1882 г. была /549/ образована Румынская национальная партия Буковины во главе с Я. Зоттой, однако ее деятельность во многом затруднялась трениями между старыми и молодыми политическими деятелями, имеющими разные взгляды относительно вопросов политической жизни.

Важным событием для буковинских румын стали культурные мероприятия, организованные в 1871 г. в монастыре Путна (место погребения Стефана Великого) по случаю 400-летия его строительства. В них участвовали известные политические и культурные деятели со всех территорий, населенных румынами: М. Эминеску, И. Славич, А. Д. Ксенопол, М. Когэлничану, Я. Мурешану, Гр. Точилеску и др. В период деятельности митрополита С. Морариу-Андреевича (1880–1895) были достигнуты значительные успехи не только в церковной политике, но также в области культуры и образования – открытие в 1883 г. первой румынской типографии, написание фундаментального труда по истории Буковинской православной церкви 1775–1893 гг., строительство православного кафедрального собора, Дворца митрополии и др. Важным событием стало участие около 2 тыс. буковинцев в юбилейной выставке, которая состоялась в 1906 г. в Бухаресте.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Балканский калейдоскоп. Часть 4. Румыния (Буковина — Трансильвания).

Часть 1. Из Беларуси в Украину.
Часть 2. Молдова — Приднестровье.
Часть 3. Приднестровье — Молдова — Румыния (Молдова).
Мал да удал – это как раз про Буковину, где сосредоточены выдающиеся достопримечательности, аналогов которым нигде в мире больше нет. Речь идёт о расписных церквях, восемь из которых включены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Практически все они относятся к концу XV – началу XVI веков. И только один храм был возведен на полвека позже. В 2007 году мы уже имели удовольствие лицезреть две церкви — в сёлах Хумор и Воронец. На этот раз, правда, в самый последний момент, я решил заехать ещё в несколько монастырей.
Первая церковь на нашем замысловатом пути находится в селе Арборе (Arbore). В архитектурном плане она самая простая среди всех расписных храмов из списка ЮНЕСКО. Тематика фресок – священная и светская история мира. Церковь в Арборе отличает удивительная смесь цветов росписей. Разумеется, что самый важный параметр оценки храма – это сохранность фресок. Здесь она крепкий «середняк».

Проблема эта, конечно, архиактуальная и всё здесь определяется ориентацией сооружений. А поскольку она неизменно западная, то с северной стороной всегда беда. На примере церкви в Арборе можно убедиться в том, что все фрески на её поверхности давно уже смыты осадками.

Лучше всего дела обстоят с нишами, если они, конечно, есть.

Впрочем, стоит заметить, что на состояние храма во многом повлияло и то, что очень долгое время она простояла без крыши. Случилось это тогда, когда в XVII местное село пришло в запустение.

Над входом в храм в стену вмурована весьма любопытная историческая табличка, которая повествует о том, кто, когда и в память о каком событии возвёл церковь: «С волей Отца и с помощью Сына и осознания Святого Духа, во дни доброжелательного и любящего Христа, Господина Стефана Воеводы, по милости Бога, Господа Земли Молдовы, Мистер Лука Арбуре, сын Сучавы, сын старого Арбуре, бургграф Нямца, любил своим добрым и чистым сердцем и просвещенным, и с помощью Бога, и с помощью своего господина он начал строить это покровительство во имя Отрезания головы честного и славного пророка Иоанна Крестителя, и начался в 7010 году 2 апреля, и закончился в том же году 29 августа». Интересно, что это за летоисчисление такое?

В Румынии я заметил интересную тенденцию. Для охраны и обилечивания посетителей на объектах, которые пользуются не самой большой популярностью, нанимают сельских жительниц, которые живут прямо на территории этих объектов во вспомогательных помещениях или постройках. Впервые мы обратили на это внимание именно в Арборе. Вход на территорию, где возведен храм, бесплатный. Денежку нужно выложить лишь за посещение непосредственно храма. Пока сельская «дамочка» подскакивала со своей раскладушки и ковыляла ко мне, я успел сделать пару шагов внутрь и оценить обстановку. Вернувшись обратно и посовещавшись с Машей, я решил, что в данном случае можно и сэкономить. Ведь впереди у нас ещё два объекта. Взобрались на колокольню, с которой кроме кладбища на противоположной стороне дороги, ничего более не было видно, спустились вниз и отправились к машине.

Те монастыри, в которые мы направились далее, наиболее труднодоступны. 11 лет назад я вряд ли бы рискнул туда добираться, потому как качество периферийных румынских дорог оставляло желать лучшего. А горные лесные дороги и вовсе состояли из сплошных ям, даже на грунтовках можно было чувствовать себя гораздо смелее. Но за прошедшие годы ситуация поменялась кардинально. Румыния возродилась, вновь расцвела и уверенно повернулась лицом к туристу. За шанс заработать ухватился и мелкий местечковый бизнес, так что парковки около крупных паломнических/туристических центров, каковым является и монастырь Сучевица (Mănăstirea Sucevița), стали неминуемо платными. Бороться с этим просто: отогнать машину куда-нибудь в сторонку и немного прогуляться пешком.
Сучевица – это не просто монастырь, а вполне себе самодостаточная крепость с мощными оборонительными башнями.

Коих, помимо надвратной, ещё четыре штуки.

Вход, разумеется, платный, но мы каким-то образом этого избежали. Внутри ожидаешь увидеть миниатюрный город, но на самом деле это не так.

Несмотря на внушительную площадь монастыря, монахов в нём вряд ли проживало слишком много.

Под жильё и административные помещения задействована лишь одна восточная стена комплекса.
Подобный минимализм позволяет не отвлекаться от главного – созерцания великолепного расписного храма Воскресения Христова.
Допускаю, что это самая крупная церковь такого рода в регионе.
Отличается она образцовой сохранностью наружных фресок.
В том числе и с северной стороны.
Где в центре внимания сюжет «Лестница добродетелей».
«Подкачал» только западный фасад, где росписи вообще отсутствуют. Причина — в гибели навернувшегося с подмостей художника.
Примечательно, что с его смертью завершилась эпоха расписных церквей Буковины. Монастырь Сучевица – это как раз тот самый объект из списка ЮНЕСКО, который был возведен гораздо позже остальных.
Ещё одна особенность храма Воскресения Христова, которая наверняка каждому бросается в глаза – это два аркадных крыльца — как с севера, так и с юга.
Последнее тоже богато декорировано фресками.
Внутри церкви шла активная реставрация. Но это не мешало рассмотреть сквозь леса безудержное буйство красок и сюжетов на росписях стен и сводов храма.
Интерьеры которого, к слову, одни из немногих в Румынии, которые не произвели на меня удручающего впечатления.
Для того, чтобы успеть до закрытия в монастырь Молдовица (Mănăstirea Moldoviţa), следовало поторопиться. Но дорога – сплошной горный серпантин, так что не разгонишься. Впрочем, прибыв на место в 18.00, мы без труда и совершенно бесплатно смогли попасть внутрь.
Молдовица – это тоже окружённый оборонительными стенами укреплённый монастырь.
Правда, сравнительно маленький и необычайно уютный.
А благодаря тому, что трава здесь была по колено, он ещё и не выглядел чересчур показушным.
Особенность обители – наличие красивого господарского особняка, предназначенного для приёма высоких гостей.
Но, как и во всех прочих монастырях, главный здесь — храм – изящная церковь Благовещения Пресвятой Богородицы.
На северной стороне храма дожди смыли фрески практически подчистую.
Но эти потери сполна компенсируются росписями южной стороны.
Которые, несмотря на глубокий синий фон, характеризуются именно блестящей позолотой.
Правда, для того, чтобы ощутить этот эффект сполна, нужно соответствующее солнечное освещение.
Самая известная сцена на фресках храма Молдовица – это осада Константинополя.
Архитектурной изюминкой церкви Благовещения Пресвятой Богородицы является монументальная открытая арочная паперть.
Росписи под её сводами находятся в очень хорошем состоянии. Так что даже от моего беглого взгляда не укрылась любопытная сцена с поклонением «святому» голубю. Покопавшись в «тиматиках», выяснил, что это т.н. «Престол уготованный». Час от часу не легче, не правда ли? Пришлось рыть дальше. В результате оказалось, что так называется «богословское понятие престола, приготовленного для второго пришествия Иисуса Христа, грядущего судить живых и мёртвых». Аж мурашки по коже от такой перспективы.
А ведь это мы ещё внутри храма не были.
Там, как обычно, — мрачно и неуютно. Фотографировать получается украдкой и наспех.
Поэтому внимание привлекают не топовые сцены из библейских событий вроде Страшного суда, Распятия, Благовещения etc., а что-то похожее на календарь со сценами из жизни святых и прочих мучеников. Здесь, как нигде более, режет глаз позолота.
Ну что, будем закругляться с расписными храмами Буковины? За две поездки – пять из восьми. Хороший результат. И на следующий визит в Румынию кое-что оставили, дабы не впустую по тем же регионам перемещаться. Набрали в колодце студёной водицы и удалились.
Место для ночлега я выбрал заранее, но забронировать там жильё не представлялось возможным. Едем на свой страх и риск. А усугубляющим фактором является дикость мест и кажущееся отсутствие какой бы то ни было цивилизации. После часа вращения по серпантинам и прочим местечковым дорогам были на месте – в деревне Чокэнешть (Ciocănești). Увы, здесь нас ждал «облом». Оба пансиона, которые были в моём списке, оказались забиты под завязку.
То же самое нас ждало и в третьем, который мы обнаружили на краю села. К тому же заметно похолодало, поэтому подниматься вверх по долине Бистрицы в поисках кемпинга – так себе перспектива. Причину такого ажиотажа пояснил нам владелец последнего приюта – в деревню нагрянула огромная группа школьников. Он же и обратил моё внимание на ещё один пансион, который располагался напротив в отдалении от дороги. Я в свою очередь попросил его о контрольном звонок своему соседу. Забавно, что до этого они друг с другом не были знакомы, а номер телефона был написан на рекламном щите. Наконец-то нам повезло. Владимир (хозяин) готов был принять нас с распростёртыми объятиями. Кстати, его пансион так и называется – «Vladimir».
Хозяин пансиона – выходец из крестьянской семьи – оказался настоящим полиглотом. Немного говорил по-русски, хорошо по-английски, бегло по-французски, думаю, что и итальянским владел в совершенстве, так как для Румынии – это норма. Сам немало повидал, начав путешествовать в молодом возрасте на стареньком «Трабанте». Позднее осел в Чокэнешть, где накопленные знания и опыт помогли ему в предоставлении услуг хоста. Живёт бобылём, всё делает самолично: и хозяйство содержит, и гостей обслуживает, в том числе и стряпает.
Компания в пансионе «Vladimir» собралась многонациональная. Нашими соседями по этажу оказались нелюдимые поляки, которые, отужинав в сторонке, молча удалились в свою комнату вплоть до утра. В столовой «гуляла» группа из трёх пар пожилых интуристов, которых к Владимиру привела страсть к путешествиям на кемперах. Ночевали они, естественно, в своих домах на колёсах. Именно к ним мы и присоединились, так как ужин для нас уже был сверхактуален. Немцы казались самыми состоятельными. Похоже, что и кемпер был их личный. Вели себя достойно, сдержанно и приветливо. Французам, точнее французу, мы поначалу не очень понравились, как мне показалось. В нашу сторону он практически не смотрел. Самым открытым был швейцарец, он же больше всех налегал на алкоголь. Хотел с нами «родниться», но немного стеснялся, чувствуя, что не всем это может понравиться. Оковы со всех спали, когда швейцарец, представляя себя, отметил, что он из очень маленькой страны. На что я заметил: «But your people are very rich». Эта ремарка вызвала дружный одобрительный смех, причём больше всех ржал француз. А вот швейцарец не без грусти подчеркнул, что к нему это не относится.
Поглощая наваристый суп, затем мясное блюдо с нелюбимой мамалыгой и мороженое на десерт, мы всё это сдабривали румынским вином. Интуристы – аналогично. В меру возможностей, ограниченных скудным словарным запасом, участвовали в беседах. Кстати, довольно много о себе рассказывал Владимир. А вот швейцарец старался кое-что из его монолога переводить нам с французского на английский. Параллельно мы с Машей гадали, когда интуристы начнут наливать и нам. Случилось это после того, как швейцарец сбегал в свою личную винотеку. В качестве алаверды я принёс один из наших арбузов, что было встречено возгласами одобрения. Появился повод рассказать о Transnistria, то бишь о Приднестровье, и сделать рекламу местному коньяку. Чем в итоге закончилось застолье, мы не знаем, потому как свалили первыми.
В доме было прохладно, но в мягких постелях под тёплыми одеялами спалось замечательно. Ночью прошёл небольшой дождь, поэтому панорама, открывавшаяся из окон нашего пансиона, была с грустным оттенком.
На завтрак мы явились первыми – в семь утра, но Владимир уже хлопотал по хозяйству. Отварив сосиски, он присоединился к нам и поинтересовался планами. После чего поведал и про историю своих путешествий.
Чуть позже на завтрак спустились и поляки, которых я поприветствовал знаменитой строкой из их гимна: «Jeszcze Polska nie zginęła»! Жизнеутверждающий смысл этой фразы не мог не произвести на поляков должного впечатления. Вмиг взбодрившись, они извинились за то, что не смогли вчера поддержать нашу интернациональную компанию.
Шестой день путешествия – вторник 5 сентября – мы должны посвятить Трансильвании. Но туда ещё нужно добраться, преодолев серпантины и горные перевалы. Да и сначала с Буковиной нужно закончить, ведь не просто так мы в Чокэнешть завернули.
Это село – знаменитый этнографический центр.
Традиционные деревянные дома здесь были покрыты кровлей из щепы.
Но со временем ей на смену пришла жесть.
На оштукатуренные фасады домов нанесён орнамент, представляющий собой стилизованные декоративные геометрические и цветочные мотивы.
Которые копируют мотивы, применяемые в украшении народного костюма.
Техника исполнения вроде как похожа на сграффито.
С той лишь разницей, что все эти слои штукатурки ещё и раскрашивают.
Экскурсию мы провели, не выходя из машины.
Деревня вытянута вдоль дороги, трафик отсутствует, поэтому ничто не мешает переезжать от дома к дому и спокойно фотографировать.
Воротами в Трансильванию является перевал Тихуца (Pasul Tihuța). Ранее мы к нему подбирались и с востока, и с запада, но так ни разу и не покорили. Желание это так и не пропало. Во многом именно поэтому я и спланировал столь замысловатый маршрут по Румынии. Тяга эта объясняется довольно просто – перевал Тихуца один из самых знаменитых в мире. Таковым его сделал писатель Брэм Стокер, в романе которого «Дракула» перевал фигурирует под названием «The Borgo Pass». Высота Pasul Tihuța всего 1201 метр. Сложностей с преодолением нет никаких. Тем не менее отметиться стоит. Если, конечно, подобно мне, являться «коллекционером» перевалов. Тем более столь знаменитых. Впрочем, стоит заметить, что непосредственно перевал Тихуца практически никак не выделен и не обозначен. Если бы не высотная отметка на построенном здесь пансионе, то можно было запросто проскочить мимо него.
Туристический кластер расположен несколько ниже, где на высоте 1116 метров в более фотогеничном месте возведён стилизованный под средневековую виллу отель «Замок Дракулы».
Там же установлен и памятник Брэму Стокеру, потомкам которого румыны просто обязаны выплачивать пожизненное пособие в качестве благодарности за столь мощную рекламу страны и Трансильвании.
А судя по размаху сувенирной торговли, народу здесь бывает немеряно.
В том числе и зимой, поскольку регион является крайне привлекательным местом для горнолыжников и прочих любителей активного отдыха.
Неподалёку находится достаточно известный монастырь Пиатра Фэнтэнеле, рядом с которым установлен самый большой в Румынии крест высотой 31 метров и стоимостью 300000 евро. Лично я напрочь не понимаю смысла в столь пустопорожних денежных тратах. Но туда мы не поехали не по этой причине, а потому, что, видимо, прочувствовав конъюнктуру, местные попы затеяли грандиозное расширение и перестройку монастыря.
В Трансильвании, с разной степенью тщательности, мы уже обследовали все самые примечательные города. Тем не менее заехать в те из них, где, возможно, ещё остались «белые пятна» или, например, в Сигишоару, в которую, я готов заскакивать при любой оказии, мы были не против. Но трезво рассудив, что объять необъятное в условиях достаточно короткого сентябрьского дня попросту не получится, я решил отказаться от излишних соблазнов. Основной целью визита в Трансильванию был осмотр т.н. укреплённых церквей, семь из которых включены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.
Всего же их около полутора сотен, потому как после татарского нашествия 1241 года строительство подобных укреплённых комплексов стало правилом для всех саксонских сёл Трансильвании. В прошлые годы нам с этими объектами как-то не фартило. Проезжали мимо не однажды, но вот попасть внутрь не удавалось. Будем исправлять.
До первой цели ехали довольно долго. Пришлось миновать Бистрицу, Регин, Тыргу-Муреш, оставить в стороне Сигишоару. Правда, трафик был на удивление щадящим. В 2007 году я в этих краях безвозвратно сжёг миллионы нервных клеток, то и дело предпринимая экстремальные обгоны. В этот же раз, сев на хвост какому-нибудь «спонсору», можно было в щадящем режиме быстро преодолевать многие десятки километров. На одном из серпантинов Маша приметила придорожную торговлю грецкими орехами, после чего выразила настойчивое желание осведомиться о цене товара. Но как только я притормозил, стало понятно, что этим бизнесом занимаются сплошь цыганки. Причём орехи они собирают непосредственно у дороги в грязные пластмассовые вёдра из-под стройматериалов. Пришлось резко улепётывать. После этого Маша об орехах даже не заикалась.
В село Биертан (Biertan) мы прибыли ближе к двум часам дня. Это типичная саксонская деревня Трансильвании.
Поэтому ощущение, что ты находишься в Германии, следует здесь за тобой неотступно.
На главной площади там даже трдло продавали, которые мы неоднократно встречали именно в Саксонии. Впрочем, удивляться этому не стоит, поскольку именно Трансильвания является родиной этого кондитерского изделия, а не Чехия/Словакия, как принято считать.
Архитектурный комплекс в Биертане – самый эффектный из тех, которые я видел как вживую, так и на фотографиях.
Этим он обязан своему географическому положению.
Храм – центр и основа комплекса – возведен на вершине холма и является последним сооружением такого рода в Трансильвании, построенном в готическом стиле. Речь идёт о начале XVI века.
Оборонительный пояс церкви состоит из трёх рядов укреплений, поэтому я не удивлюсь, если он является самым мощным в регионе. На примере комплекса в Биертане очень удобно изучать структуру подобных сооружений и предназначение тех или иных объектов на его территории.
Внутри нижнего пояса укреплений находится ловушка – цвингер.
Правда, сейчас там не страшно. Идеально чистая мощёная тропинка, опоясывающая комплекс – хороший променад для желающих уединиться.
Оценивать оборонительные возможности куда как интереснее, прогуливаясь между вторым и внутренним крепостными диаметрами
Здесь приходится максимально резко задирать голову для оценки неприступности сооружения.
Узкий барбакан между двумя рядами стен и сейчас смотрится неприветливым и устрашающим.
Здесь невольно приходится ускоряться, дабы избежать душа из кипящей смолы.
Но даже после этого путь внутрь верхнего оборонительного пояса пока ещё не открыт. Для этого придётся преодолеть ворота в чреве Часовой башни.
Впрочем, есть и более простой путь – по крытой лестнице, которая соединяет первый и третий диаметры.
Все четыре башни верхнего яруса пребывают в целости и сохранности.
Внутри комплекса меня не покидало чувство, что за нами кто-то постоянно наблюдает.
Позднее я понял, что этими «функциями» здесь наделена башня с «глазами» Speckturm.
Церковь св. Марии евангелическая, поэтому её интерьеры ожидаемо аскетичны.
Внимание привлекает декорированная резьбой по камню кафедра проповедника.
Ну и, конечно, алтарный полиптих, подобные которому мы встречали лишь в самых знаменитых храмах Саксонии.
Забавно, что в Биертан мы приехали аккурат в обеденное время. При этом ворота в комплекс оставались распахнутыми. Придя с обеда, тётки-билетёрши рассредоточились по своим рабочим местам и стали требовать деньги с посетителей. Одна из них застала меня аккурат в церкви. Я от неё отделался фразой: «Группа». Моя находчивость сработала, потому как незадолго до этого я приметил на территории организованную группу интуристов. Только вот тётка оказалась недоверчивой и решила понаблюдать за мной. Дабы не провоцировать конфликт, я решил с подчёркнутым достоинством потихоньку удалиться. Впрочем, если мы что-то и потеряли, так это лишь возможность подняться на одну из башен. Насколько эта опция важна – судить трудно. Потому как и с высоты верхнего оборонительного пояса панорамы открываются расчудесные.
Особенно мне понравились виды на «лоскутное одеяло» из черепичных крыш.
В современной Европе такую аутентичность редко где повезёт встретить.
Было у меня желание найти какой-нибудь ракурс, откуда можно взглянуть на укреплённую церковь Биертан с высоты птичьего полёта. Но ездить по округе в поисках такой точки – это искать иголку в стоге сена. Так что пришлось ограничиться новым ракурсом непосредственно из деревни. Там же и само село выглядит весьма любопытно.
Повсюду правит бал типично немецкий «Ordnung».
Нетрадиционный взгляд на комплекс позволил приметить бастион во внутреннем оборонительном поясе. В древние времена там был «карцер», куда в двухнедельное заточение отправляли заявившие о желании развестись семейные пары. В маленькой комнате с небольшим столом и односпальной кроватью саксонская община предоставляла им одно блюдо, один столовый прибор и одну чашку воды. Говорят, что после этих испытаний только одна пара из десяти оставалась непоколебимой в первоначальном решении. Все остальные пары примирились, не прибегая к правосудию.
Ехать кратчайшей дорогой к следующему пункту программы я не рискнул. Основания для сомнений – тщательное изучение Гугл-панорам в этом районе, которые, возможно, уже устарели. К тому же нам было необходимо срочно заправиться, а сделать это можно только на крупной магистрали. Впрочем, лишний десяток километров – не та проблема, о которой следует распинаться.
Укреплённая церковь в селе Мошна (Moșna) не включена в список ЮНЕСКО, но это никак не повод для отказа от её осмотра. Тем более что она легко вписывается в логистику поездки.
Несмотря на равнинный характер местности, комплекс всё равно производит мошщное впечатление.
Для взятия под охрану ЮНЕСКО объекту не хватает ухоженности, но это неточно. Поскольку всё может быть и ровно наоборот.
Попасть внутрь комплекса – та ещё задачка. Похоже, что за пятьсот лет в этом плане здесь ничего не изменилось.
Но в конце концов мы и с этой проблемой справились. Видимо, и в Мошне был обед, поскольку обилечивать нас никто не захотел. Но и препятствий к доступу не чинил. Пройдя через калитку, мы оказались в цвингере, который больше похож на ухоженный сад.
И только из него смогли, наконец-то, попасть внутрь единственного оборонительного пояса храма.
В условиях предельной тесноты высокие крепостные стены смотрятся ещё более грозно и неприступно.
Не менее внушительно выглядит и сама церковь.
А щелевидные окна башен подчёркивают их исключительно оборонительный статус.
Поднявшись на второй уровень защитного пояса, я обнаружил там достаточно любопытный музей.
Если всяческие сельскохозяйственные орудия – так себе тема для человека родом из СССР.
То костюмы и прочие изделия народного творчества, выставленные в уютных комнатушках, определённый интерес могут вызвать.
Храм в Мошне тоже евангелический.
С тем же набором примечательных «аксессуаров», что и в Биертане.
Только вот местный полиптих, к сожалению, перевезли в другую церковь. Зато орган здесь более внушительный.
Но самое увлекательное мероприятие – это подъём на часовую башню.
Шаткость конструкций и обилие голубиного помёта добавляют остроты ощущений.
Но всё это с лихвой компенсируется красивейшими панорамами Мошны и её окрестностей.
Трансильвания — продолжение

Бессарабия, Буковина и Закарпатье: возможные горячие точки

В ходе президентских выборов на Украине мы обратили внимание на один феномен: все национальные меньшинства страны предсказуемо отвергли Петра Порошенко и его курс.

В первом туре в ряде регионов компактного проживания этнических групп (русские в Донецкой и Луганской областях, молдаване, болгары и гагаузы в Одесской области) первое место занял Юрий Бойко. Во втором туре во всех районах и областях, где проживают этнические меньшинства, с большим отрывом победил Владимир Зеленский.

Речь идёт о территориях, вошедших в состав Советского Союза и присоединённых к Украинской ССР в 1940 году (южная и северная Бессарабия, северная Буковина) либо в 1945 году (Закарпатье).

Бессарабия – территория между Днестром, Прутом, Дунаем и Чёрным морем – вошла в состав Российской Империи по результатам Бухарестского мира 1812 года между Россией и Турцией. Большинство населения этой области с центром в Кишинёве составляли молдаване. Однако на севере и на юге этого региона проживало смешанное население: на севере значительную часть населения составляли малороссы (украинцы), на юге, помимо малороссов, болгары, гагаузы, немцы, албанцы, представители других народностей.

Когда этот край был присоединён к Румынии, правительство которой начало процесс тотальной и принудительной румынизации, в местах компактного проживания меньшинств возникали кровопролитные восстания: Хотинское (январь – февраль 1919 года), Бендерское (май 1919 года), Татарбунарское (1924 год).

После того как на территории присоединённой к Советскому Союзу Бессарабии была создана Молдавская ССР, советское руководство приняло решение не оставлять в составе новой республики территории, где молдаване составляют меньшинство населения. Дополнительным аргументом было отрезание новой союзной республики от Дуная и Чёрного моря. Лоббистом такого размежевания стал маршал Семён Тимошенко, который сам был уроженцем села Фурмановка на юге Бессарабии. По иронии судьбы, это село было и осталось с молдавским большинством.

В итоге в состав Украинской ССР была включена область, где этнические украинцы составляют большинство только в двух районах: Белгород-Днестровском и Татарбунарском. В остальных районах юга Бессарабии население смешанное, при этом в Болградском районе (по иронии судьбы, родине Петра Порошенко) подавляющее большинство населения составляют болгары, в Ренийском районе – молдаване, ещё в ряде районов – Болградском, Килийском и Тарутинском – высок процент гагаузов.

В те годы казалось, что Украина останется одной из ключевых республик Советского Союза, одним из столпов славянского единства, что героями Украины навсегда останутся гетманы Богдан Хмельницкий и Иван Скоропадский, маршалы Тимошенко и Рыбалко, генерал Ковпак, космонавт Береговой. Никто не предполагал, что героями Украины станут Мазепа и Петлюра, не говоря уже о Бандере и Шухевиче.

Аналогичная ситуация была и на севере Бессарабии: если присоединение к Украине Хотинского, Сокирянского и Кельменецкого района с украинским большинством оправдано, то присоединение Новоселицкого района с молдавским большинством оправдать трудно. Кроме того, в состав Украинской ССР была присоединена и северная часть Буковины вместе с городом Черновцы, которая до 1918 года входила в состав Австрии. В Герцаивском, Глыбокском и части Сторожинецкого районов большинство населения составляют люди, идентифицирующие себя как румыны и отрезанные от страны, которую они считают своей родиной.

Проведение в 1940 году по живому телу Бессарабии границы между двумя союзными республиками, которая в 1991 году превратилась в государственную, стало большой трагедией для живущих там народов – гагаузов, болгар, молдаван, русских и украинцев, оказавшихся сегодня в двух разных государствах.

До 2000-х годов представители национальных меньшинств особых проблем не испытывали. Проблемы начались с «оранжевой революции» 2004 года и особенно с переворота 2014 года, первым действием которого стала отмена закона «О государственной языковой политики», который в 2018 году окончательно был признан «антиконституционным» и утратил силу. Прямыми ударами по национальным меньшинствам стали принятие закона «Об образовании» и готовящееся принятие закона «Об украинском языке». Всё это воспринимается как наступления на права национальных меньшинств.

При этом любые акции по защите культурно-исторических прав народов, проживающих на территории Бессарабии, наталкиваются на карательные акции со стороны Киева. Проведение 6 апреля 2015 года в Одессе учредительного съезда Народной Рады Бессарабии, заявившей всего лишь о национально-культурной автономии этого пёстрого этнического региона, привела к арестам всех участников этого мероприятия.

Закон «Об образовании», как мы помним, вызвал жёсткую реакцию со стороны России, Венгрии, Польши, Словакии, Греции, а также Молдовы и Румынии. С резкой критикой этого закона выступил Президент Молдовы Игорь Додон, румынский Парламент выразил озабоченность, а глава Румынии Клаус Йоханнис отменил свой визит в Киев.

В Румынии общественность уже давно бьёт в колокола относительно процесса украинизации, особенно в румынских районах Черновицкой области. В 2017 году депутат румынского Парламента Константин Кодряну обращал внимание на участившиеся атаки украинских националистов в отношении румынских общественных организаций.

В 2018 году была СБУ устроило обыски в Румынском культурном центре имени Евдоксия Гурмузаки в Черновцах. Румынское министерство по делам диаспоры выпустило по этому поводу достаточно жёсткое коммюнике, в котором Украина была обвинена в двойных стандартах.

Давление испытывают и болгары, живущие в Болградском районе. Украинские националисты в 2017 году в Болграде осквернили памятник болгарским ополченцам, сражавшимся в Русской армии. Это вызвало целую бурю возмущения со стороны местных болгар. Сегодня украинский Кабмин вынашивает планы ликвидации этого района. Председатель Ассоциации болгар Украины Антон Киссе отправился искать защиту в Болгарию.

В последние годы давлению подвержены и православные верующие южной Бессарабии, которые в подавляющем большинстве остаются верными прихожанами Украинской Православной Церкви в составе Московского Патриархата. По мнению религиоведа Романа Лункина, именно Одесская область является потенциальной горячей точкой «приходской войны». Это связано с личностью митрополита Одесского и Измаильского Агафангела (Саввина), никогда не скрывавшего своей верности Русской Православной Церкви и особо ненавидимого украинскими националистами.

Что касается Республики Молдова, возмущение Президента Игоря Додона стало на данный момент единственной реакцией со стороны властей этой страны в отношении действий Киева. Президент Пётр Порошенко был связан крепкой дружбой с молдавским олигархом Владом Плахотнюком, контролирующим правительство страны. Из-за этой дружбы, имеющей антироссийский характер, молдавские правительственные чиновники никак не реагировали на закон, дискриминирующий молдаван Украины. Но сегодня, когда Порошенко уходит в историческое небытие, а влияние Плахотнюка в Молдавии слабеет, прежние договорённости уже не будут играть существенной роли.

Национальные меньшинства Бессарабии, Буковины и Закарпатья выдали кредит доверия Владимиру Зеленскому. Однако нельзя надеяться на то, что этот кредит доверия будет безграничным. Если на этих территориях возникнут новые этнические конфликты, вину за это понесут только власти Киева. Поэтому самым разумным шагом со стороны новой власти Украины было бы инициирование отмены всех законов, дискриминирующих национальные меньшинства в стране.

Владимир Букарский, ПолитНавигатор

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен

Советская оккупация Бессарабии и Северной Буковины — Soviet occupation of Bessarabia and Northern Bukovina

28 июня — 3 июля 1940

Бессарабия и Северная Буковина

Советская аннексия региона

Бессарабия и Северная Буковина аннексирована Советский Союз ; создание Молдавской ССР , а также из Черновцов и Измаиле областей в Украинской ССР

Советское вторжение в Бессарабии и Северной Буковины
Часть II мировой войны

Советский парад в Кишиневе / Кишиневе после вторжения
Дата Место нахождения Результат Территориальные
изменения
Воюющие
Румыния Советский Союз
Командующие
Кароль II Иосиф Сталин
Прочность
неизвестный 32 стрелковых дивизий
2 механизированные дивизии
6 кавалерийских дивизий
11 танковых бригад
3 бортовых бригад
34 артиллерийских полка
Потери и убытки
неизвестный 29 погибли
69 раненых

Часть серии на

История Молдовы

Молдова портал

Часть серии на

История Румынии

Послереволюционный

  • Commons
  • Столетия в Румынии

Румыния портал

Часть серии на

История Украины

Темы по истории

Украина портал

Советская оккупация Бессарабии и Северная Буковина была в военную оккупации , по советской Красной армии , в период с 28 июня — 4 июля 1940 года, из Румынии регионов Северной Буковины и Херца , и в Бессарабии , в регионе под румынской администрацией , так как российская гражданская Военные времена. Эти регионы, с общей площадью 50,762 км 2 (19599 квадратных миль) и населением 3,776,309 жителей, были впоследствии включены в СССР .

Советский Союз планировал осуществить аннексию с полномасштабным вторжением, но румынское правительство, отвечая на советский ультиматум , произнесенный 26 июня, согласилось уйти с территорий , с тем чтобы избежать военного конфликта. Германия , которая признала советскую заинтересованность в Бессарабии в секретном протоколе к 1939 на пакт Молотова-Риббентропа , что был уведомлен до планируемого ультиматуме 24 июня, но не сообщили румынские власти, и они не были готовы оказать поддержку , Падение Франции , гарант границ Румынии, 22 июня, считаются важным фактором в советском решении о выдаче ультиматума.

2 августа 1940 г. Молдавская Советская Социалистическая Республика была провозглашена в качестве составной республики Советского Союза , охватывающий большую часть Бессарабии, а также части Молдавской АССР , автономной республики в составе Украинской ССР , расположенной на левый берег Днестра (ныне сепаратистской приднестровской состояние). Херца область и регионы , населенные славянские большинством голосов ( Северная Буковина , Северные и Южная Бессарабия ) были включены в Украинских ССР . Период политического преследования, в том числе казни, депортации в трудовые лагеря и аресты, произошло во время советской администрации.

В июле 1941 года , румынские и немецкие войска отбили Бессарабию во время оси вторжения Советского Союза . Военная администрация была создана и в регионе еврейское население было либо казнены на месте или депортированы в Приднестровье , где были убиты дальнейшие цифры. В августе 1944 года во время советской Ясско-Кишиневской наступательной , военные усилия Оси на Восточном фронте рухнула. Государственный переворот в Румынии 23 августа 1944 года вызвал румынскую армию прекратить сопротивление советских войск и вступить в борьбе против Германии. Советские войска продвинулись из Бессарабии в Румынию, захватив большую часть своей постоянной армии , как военнопленные и оккупацию страны . 12 сентября 1944 года Румыния подписала в Москве перемирие с союзниками . Перемирие, а также последующий мирный договор 1947 года, подтвердил советско-румынскую границу , как это было на 1 января 1941 года.

Бессарабия, Северная Буковина и Херца оставалась частью Советского Союза до его роспуска в 1991 году, когда они стали частью новых независимых государств Молдовы и Украины . В своей декларации о независимости от 27 августа 1991 года правительство Молдовы осудил создание Молдавской ССР, заявив , что у него не было никакой правовой основы.

Южная Буковина

  • Страны
  • Румыния
  • Города Румынии

Карта ДостопримечательностиФото: Южная Буковина (Румыния)

Южная Буковина расположена на северо-востоке Румынии, в южном Прикарпатье, регион Сучава. Название Буковина подчеркивает, что в прошлом это был край буковых лесов. Ныне это край удивительных православных монастырей и церквей, основанных в XV – XVI веках. Уникальность их в том, что все храмы расписаны не только внутри, но и снаружи, и внешние росписи за пять веков сохранили колорит красок. Их состав, как и имена авторов фресок не сохранились. Существует версия, что росписи принадлежат школе одного мастера. Видимо этот художник со своими учениками расписал все монастыри в единой манере, с преобладанием в каждом монастыре одного тона в качестве ведущего.

В те века монастыри были оплотом православия, потому что османские войска в эти глухие горные леса попросту не добирались. В настоящее время все 22 расписанных церкви монастырей Южной Буковины являются памятниками культуры, восемь входят в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Сучава, главный город региона является и главным транспортным узлом Южной Буковины. Поезд из Бухареста в Сучава идет семь часов, есть аэропорт, принимающий местные рейсы из Бухареста, Тимишоара. По всей Буковине можно проехать на автомобиле, автобусе.

В античные времена область была в составе римской провинции Дакии. На территории проживали молдавские и славянские племена. В X-XI веках на территории находились мелкие княжества. В XIV веке после нашествия татаро-монгольской орды вокруг Буковины стали объединяться валашские земли, образовалось Молдавское княжество со столицей в Сучаве.

В конце XVIII века территория оказалась в составе Австро-Венгрии в статусе герцогства. В 1919 году, через год после присоединения Трансильвании, Буковина вошла в состав Румынии. Исторически сложилось так, что в 1940 году северная часть вошла в состав СССР, Южная Буковина осталась в Румынии.

Знаменитые церкви Южной Буковины построены в особом архитектурном стиле – византийском с элементами готики. Но при этом все они выглядят небольшими, самобытными и уютными. Фрески объединяет общая библейская тематика изображений, но при этом каждый имеет свои особенные черты.

Самый посещаемый туристами – монастырь Воронец. Монастырь не действующий, включен в большинство туров. Был основан молдовским господарем Штефаном Великим в конце XV века. Преобладающий цвет росписей – сине-голубой. Другой монастырь, основанный Штефаном Великим – Пэтрэуць. В нем основной цвет – желтый.

Еще один монастырь из списка всемирного наследия – Арборе. Возведен в начале XVI века гетманом Штефана Великого. В нем главным цветом стал бирюзовый.

Сыновья Штефана Великого продолжил традиции. Один построил церковь Святого Георгия в монастыре Св. Иоанна Сучавского. Другой сын возвел знаменитые монастыри — Молдовица с преобладанием золотистого цвета, Пробота – в синих тонах, Хумор – с доминированием красного.

Последней была расписана церковь монастыря Сучевица. Монастырский комплекс ее типичен для того времени: укрепленные стены, на каждом углу оборонительные башни. И действующая церковь в окружении стен монастыря, стоящая среди ухоженных дорожек и цветущих роз выглядит необыкновенно красиво – со своими зелеными расписными стенами.

Южная Буковина полна монастырями, расположенными среди живописных предгорий. Даже если их внешние стены не расписаны фресками, они также являются произведения искусства прошлых веков.

Особенно известен монастырь Путна, в нем похоронен его основатель Штефан Великий, за свои деяния причисленный к лику святых. Монастырь очень известен среди православных верующих, которые считают его «румынским Иерусалимом», его посещают тысячи паломников.

Благодаря своим монастырям Южная Буковина считается настоящим монашеским краем. Кроме того, регион вместе с соседним, Марамуреш, привлекают любителей истории, которые уверены, что именно здесь сохранились древние традиции и обычаи.

Карта

Загрузить карту
Большая карта

Популярные достопримечательности

Популярные города и курорты Румынии:

  • Брашов
  • Бухарест
  • Галац
  • Констанца
  • Мамая
  • Нептун
  • Олимп
  • Сатурн
  • Яссы