Битва при нейзби 1645

НЕСБИ

1645 г.

Сражение состоялось в ходе гражданской войны в Англии между парламентом и королем Карлом I. Победу одержала реорганизованная парламентом на демократических началах регулярная «армия нового образца», в которой главную роль играла конница Оливера Кромвеля.

В отечественной историографии долгое время было принято считать границей Средних веков и Нового времени 1640 г. – т. е. год начала Английской буржуазной революции. Конечно, это условность. Хотя бы потому, что революция эта продолжалась очень долго, сами «революционеры», как это часто бывает, были совершенно разного мнения о том, какой должна быть их страна. Победил, как мы теперь знаем, Оливер Кромвель. В конце концов он стал не просто ведущим политиком государства, но и диктатором. А началось все с армии. На первом этапе революционных событий Кромвель являлся, в первую очередь, военным. Победы на поле боя часто поднимают человека на политический Олимп. Так было с императором

Наполеоном, так было и с лордом-протектором Кромвелем. Марстонмур и Несби сделали бывшего мелкого арендатора одним из самых влиятельных людей Британии.

* * *

Начало XVII века в Англии характеризуется постоянным нарастанием противоречий между новыми слоями общества – промышленниками, землевладельцами, продающими свои продукты, торговцами – и феодальным миром, англиканской церковью, королем. Этот процесс усугублялся целой серией королевских постановлений, ущемляющих права буржуазных элементов: раздача монополии на выпуск тех или иных товаров, ввод чрезвычайных судов Звездной палаты и Высокой комиссии, увеличение налогов и поборов, разгон парламента в 1628 г. Представители же англиканской церкви вызывали возмущение населения своим богатством, очевидным стяжательством и беспринципностью священников. (А ведь среди англичан было много таких, которые старались жить по законам, предложенным реформацией, выступали за упрощение обрядов, «скромность» церкви и т. д.)

Для сбора средств на войну с Шотландией, которая была недовольна наступлением на ее религиозную свободу, король Карл I собрал в ноябре 1640 г. так называемый Долгий парламент, члены которого сразу выступили с жесткими требованиями по отношению к монарху. Это время считается началом Английской революции.

Программа буржуазно-дворянской оппозиции содержалась в «Петиции о корнях и ветвях», требующей уничтожения епископата (декабрь 1640), и «Великой ремонстрации» (декабрь 1641). Во исполнение ее парламент упразднил суды Звездной палаты и Высокой комиссии в июле 1641 г., отменил произвольные налоги. В мае 1641 г. состоялся суд над влиятельным временщиком графом Страффордом. Под давлением широких народных масс Карл I подписал смертный приговор своему фавориту, который был казнен 12 мая 1641 г. В январе 1642 г. Карл I попытался арестовать пятерых вождей парламентской оппозиции, но народ укрыл их в лондонском Сити. В начале 1642 г. король отбыл на север и стал собирать войска. Началась первая гражданская война парламента с королем, которая продолжилась до 1646 года. В это время на первый план и выдвинулся Оливер Кромвель.

Кромвель родился в Хантингтоне (Средняя Англия) в 1599 г. в семье мирового судьи – небогатого дворянина. Оливер и его шесть сестер воспитывались в духе пуританского благочестия, воздержания и делового практицизма. Долгое время Кромвель занимался исключительно хозяйством, вел жизнь скромного сельского дворянина, но в 1628 г. он был избран в парламент от своего города, где как истовый пуританин выступил против верхушки англиканской церкви. Впрочем, парламент в том же году был разогнан, и Кромвель вернулся в провинцию. Некоторое время он находился в крайне стесненных материальных обстоятельствах, которые поправились лишь со смертью дяди. В 1640 г. он был вновь избран в парламент, который получил название Короткого. Просуществовал сей орган лишь три недели, но и в следующий, теперь уже Долгий парламент опять попал Кромвель.

Карл объявил войну своему законодательному органу 22 августа 1642 г. Кромвель сразу вступил в парламентскую армию в чине капитана и начал собирать отряд добровольцев. Для начала это был небольшой отряд всадников из его родного города. С этим отрядом никогда ранее не участвовавший в боях капитан довольно успешно действовал под флагом парламента.

Кромвель доказывал парламенту, что набирать армию нужно в первую очередь из жителей восточных графств, где преобладали сторонники протестантства. Он набирал к себе людей набожных из числа мелких крестьянских собственников. Главными были искренность веры, скромность, честность. Кроме того, Кромвель охотно принимал в свой отряд людей низкого происхождения, в отличие от многих других командиров парламентской армии он позволял продвигаться по службе сапожникам, пивоварам и т. д. В феврале 1643 г. он был назначен полковником войск Восточной ассоциации графств. К марту 1643 г. в полку Кромвеля было уже две тысячи человек. В своей части Кромвель ввел суровую дисциплину. На поле боя «железнобокие» конники беспрекословно слушались своего полковника. Со своим отрядом выработал Кромвель и определенную военную тактику, ставшую его визитной карточкой. Конница «железнобоких» наступала плотным, сплоченным строем. Прорвавшись сквозь ряды неприятеля, она не увлекалась преследованием, а по команде командира быстро перегруппировывалась и ударяла с тыла, приходила на помощь другим частям своей армии. «Железнобокие» получали жалованье, были одеты Кромвелем в красные кафтаны (униформа тогда еще не была привычным явлением). Представляли собой воины Кромвеля кирасир с соответствующим защитным и наступательным вооружением.

В августе 1643 г. Кромвель стал заместителем главнокомандующего парламентским войском графа Манчестера. В то же время Кромвель постоянно побуждал палату общин, если только у нее имеются сколько-нибудь серьезные намерения одержать верх над королем, поднять жалованье солдатам, улучшить их подготовку и поднять моральный дух новобранцев.

Однако не все военачальники парламента были достаточно решительны. Плохо был налажен процесс мобилизации, армии действовали разобщенно и крайне осторожно. Парламент, большинство в котором составляли пресвитериане, стремился к компромиссу с Карлом I. К осени 1643 г. уже две трети территории Англии и Уэльса контролировали сторонники короля, и, несмотря на незначительные победы, которые одержали войска парламента при Грантеме, Гейнсборо и Уинсби, где Кромвель делал свои первые шаги в военном искусстве, казалось, что парламент потерпит поражение. Не видя иного выхода, 25 сентября 1643 г. парламентские лидеры достигли соглашения с руководством шотландцев, и в 1644 г. шотландская армия вступила на территорию Англии.

Для того чтобы одержать решительную победу над роялистами, нужны были серьезные реформы. В 1644 г. Кромвель сыграл ключевую роль в принятии Билля о самоотречении, в соответствии с которым члены парламента, занимавшие командные посты в армии, должны были уйти с них, с тем чтобы в армию могла влиться новая кровь. (Кроме того, Кромвель отстранил таким образом от управления ряд военачальников, политические воззрения которых были слишком подозрительны).

Кромвель, ставший теперь уже генерал-лейтенантом, принял участие в битве при Марстон-Муре в Йоркшире 2 июля 1644 г. Здесь он командовал кавалерией, сражаясь бок о бок с шотландцами и с северной армией. Численное преимущество оказалось тогда на стороне сил парламента, и королевская армия, которой командовал племянник Карла I принц Руперт, была разбита.

В январе 1645 г. парламент по настоянию Кромвеля принял постановление о создании регулярной «армии нового образца» вместо территориального ополчения, собираемого по графствам. Кавалерийские полки Кромвеля стали ее ядром. Энергичный полководец распространял на все парламентские войска свои порядки – дисциплину, равные права для представителей различных сословий.

Эта работа была проделана не зря. Новая армия доказала свое превосходство в битве при Несби 14 июня 1645 г.

В первой половине 1645 г. в Англии продолжалась ожесточенная борьба двух войск. Северная Англия оказалась потерянной для роялистов после прошлогодней битвы при Марстон-Муре, однако принц Руперт (фактически командовавший королевскими войсками) убедил Карла двигаться маршем на север. Карл несколько раз менял свое решение и распылил свои силы, отправив 3-тысячный отряд на юго-запад. Руперту удалось взять и ограбить Лестер, что вынудило главнокомандующего парламентскими силами Ферфакса отказаться от осады Оксфорда (главной базы роялистов) и пойти на север. Он соединился с отрядом Кромвеля и вытеснил королевскую армию к Несби. Поле боя было расположено практически в сердце Англии.

Роялисты расположили свои силы на пологом холме, известном как Даст Хилл, в то время как армия нового образца стала в миле от противника на таком же холме, который носил название Милл Хилл. Болотистая долина между холмами называется Бродмур. С одной стороны долина была ограничена чем-то вроде живой изгороди, другая вся была покрыта кроличьими норами, которые создавали определенные проблемы для конницы.

Роялистами командовал Карл I, хотя реально главным был его племянник, принц Руперт. Армией нового образца командовал опытный военачальник Томас Ферфакс. Кромвель имел на командующего огромное влияние.

Правый фланг королевской армии состоял из опытных кавалеристов под командованием принца Руперта и его младшего брата принца Мориса. Центр занимала королевская пехота во главе с сэром Бернардом Эстли. Левый фланг состоял из конницы под командованием сэра Мармадюка Лангдаля – это была беднейшая и едва ли не мятежная часть роялистских войск. Резерв возглавлял сам король. Общая численность войска Карла I при Несби составляла 9—10 тысяч человек.

Левым флангом парламентской армии командовал зять Кромвеля Генри Ирстон. Этот фланг состоял из конницы. В центре стояла пехота под командованием сэра Филиппа Скиппона. На правом фланге сосредоточились «железнобокие» конники Кромвеля. Пехота в центре была поставлена по шведскому образцу – в две линии. Всадники Кромвеля стали тремя линиями. Их число значительно превышало число конников противостоящего им Лангдаля (три с половиной тысячи против полутора тысяч человек). Правда, преимущество Кромвеля несколько нивелировалось тем, что его отряды из-за кроличьих нор вынуждены были стать узким фронтом.

На помощь флангу Ирстона к изгороди (возможно, кустарнику) была направлена тысяча драгунов полковника Оки. Драгуны представляли собой, по сути, пехоту, посаженную на коней. Вооружены они были огнестрельным и холодным оружием, часть из них, собственно, была спешена парламентским командованием.

Перед фронтом армии нового образца было поставлено триста мушкетеров – «отряд последней надежды», которые должны были действовать во время завязки боя.

Под знаменами Ферфакса собралось более 13 тысяч солдат. Однако многие из них были набраны совсем недавно и еще не прошли необходимый курс подготовки. Обе стороны имели артиллерию, но она не сыграла во время сражения сколько-нибудь серьезного значения.

Ферфакс выбрал для своих войск девиз «Бог – наша сила!», роялисты кричали «Королева Мария!». Это была вынужденная мера для подобных битв, особенно во время гражданской войны. Воины были столь похоже экипированы и вооружены, что порою на поле не отличали своих от чужих.

В 10 часов утра артиллерия парламентской армии дала первый и последний залп. Ядра пролетели над головами воинов короля. Затем вперед выдвинулись мушкетеры и начали обстрел противника. Руперт кинул свою конницу в бой. Мушкетеры быстро отступили и присоединились к главным силам.

Лангдаль начал атаку на правый фланг противника. Ему удалось несколько потеснить первую линию солдат, но Кромвель спокойно и своевременно бросал в бой части из второй линии и в результате нескольких контратак отбил натиск. Конница Лангдаля начала стремительное отступление, однако «железнобокие» не бросились преследовать ее сломя голову. Они восстановили строгий порядок, после чего три полка отправились догонять Лангдаля, а остальные повернулись к центру боевого порядка противника.

На противоположном фланге принц Руперт, ехавший в первой линии своих частей, набросился на фланг Ирстона. Драгуны Оки вели безостановочный огонь по приближающейся коннице Руперта, но не смогли остановить атаку. Войска Ирстона были опрокинуты, сам командующий флангом был сильно ранен, под ним пала лошадь, после чего он был взят в плен. Конница Руперта увлеклась погоней, она преследовала противника две мили, пока не достигла обоза парламентской армии, где ее встретили огнем сильные резервные части противника. Конница Руперта не была разбита, но и резерв не был побежден. Принц развернул наиболее дисциплинированные части и повел обратно на поле битвы, но когда он вернулся, все уже было практически кончено.

Когда принц гнал левый фланг неприятельской армии, в центре сошлась пехота противников. Первая линия Скиппона была смята, но вторая поддержала товарищей. Скиппон был серьезно ранен, но оставался в строю, хотя и не мог уже отдавать приказаний. Командование центром принял на себя Ферфакс.

Решающую роль в сражении сыграла конница Кромвеля. Не став преследовать убегающего Лангдаля, генерал-лейтенант повернул свои сохранившие полный порядок конные полки против левого, теперь уже незащищенного фланга неприятельской пехоты. Совместный удар «железнобоких» и второй линии пехотного центра парламентской армии поставил центр роялистов на грань катастрофы. В это время король Карл принял смелое, но безрассудное решение, бросив в атаку небольшой отряд своих телохранителей. Лишь в последний момент кто-то из свиты спас монарха, схватив за уздцы его лошадь и довольно грубо оттащив короля из горячего места.

Полковник Оки бросил на и так попавшую в тяжелое положение вражескую пехоту своих драгун. Это было последней каплей. Королевский центр потерпел полное поражение.

На поле боя вернулся принц Руперт и присоединился к королю. Он попытался организовать оставшиеся силы для контратаки, но это ему не удалось, конница в беспорядке начала отступать при виде приближающихся «железнобоких». Преследование продолжалось на протяжении 11 миль. Солдаты парламента захватили лагерь и обоз роялистов. Они проявили небывалую жестокость, уничтожив не только настигнутых солдат, но и женщин, находившихся в лагере, как считали «железнобокие», «во грехе». Король потерял при Несби около тысячи солдат убитыми, четыре с половиной тысячи пленными. Захвачены были пушки, порох и экипировка, достаточные для того, чтобы обеспечить 8 тысяч солдат. В руки парламента попали довольно большие деньги из казны короля, а также переписка Карла с Францией и ирландскими католиками. Эти бумаги компрометировали короля, который добивался введения на территорию страны иностранных войск, и парламент не преминул тут же придать их огласке.

Битва при Несби стала переломным моментом в ходе первой гражданской войны в Англии. Через год победа парламента стала полной. Кромвель же, без чьей кавалерии победа была бы невозможна, сделал большой шаг к установлению впоследствии единоличной власти в стране.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Битва при Нэсби. Победа армии «новой модели»

Летом 1645 г. Карл I подготовил новое наступление на Лондон. Армии Ферфакса парламентом было предписано двинуться наперерез королю. Встреча двух армий произошла в графстве Нортгемптоншир около местечка Нэсби.

Битва при Нэсби. 13 июня 1645 г. Кромвель прибыл в расположение армии, а 14 июня состоялось сражение при Нэсби. Соотношение сил было очевидно в пользу парламента (14 тысяч против 7500), но у «кавалеров» оставалась надежда на стремительность своей кавалерии. Построение армий было традиционным. В центре располагалась пехота: парламентскому генералу Скипону противостоял роялист Эстли. На правом фланге роялистов находилась кавалерия Руперта, на левом – Лангдейла. Против них размещались соответственно Г. Айртон и О. Кромвель.

Руперт начал атаку против левого крыла «новой модели», возглавляемого Айртоном, и успешно опрокинул его. Айртон был ранен, его эскадроны обратились в бегство, преследуемые частями Руперта. А затем произошло то, что уже не раз бывало: доблестные кавалеристы Руперта увлеклись погоней и оторвались от основных своих частей. В центре королевская пехота успешно теснила пехотинцев Скипона.

Положение и в этой битве спас Кромвель, начав стремительную и успешную атаку на правый фланг «кавалеров». Он повторил опыт Марстон-Мура: части своих людей он позволил преследовать бегущих, а другую часть направил в тыл вражеской пехоты, а затем – непосредственно в направлении резерва, где находился королевский штандарт. Роялисты сражались отчаянно, многие предпочли погибнуть, но этот героизм отчаяния ничего не менял. В какой-то момент король попытался сам броситься в битву во главе небольшого резерва, но один из сопровождавших его людей схватил под уздцы его коня и увлек с поля боя. Когда Руперт прекратил преследование рассеявшихся частей Айртона и вернулся на поле боя, он застал картину полного разгрома.

Значение Нэсби. Победа армии «новой модели» была полная. За три часа сражения Карлом Стюартом была потеряна вся артиллерия, был захвачен кабинет короля, где находилась вся его корреспонденция. Теперь перелом в ходе военных действий был закреплен и победа армии «новой модели» в войне стала делом времени, хотя за нее пришлось бороться еще год. Этот период по большей части парламентские отряды осаждали и захватывали крепости, сохранявшие верность королю. Сам король покинул Оксфорд, бывший его столицей в период войны, и сдался шотландцам. К середине 1646 г. было взято около 50 крепостей, первая гражданская война фактически завершилась.

Спустя короткое время шотландцы выдали (фактически продали) своего пленника-короля за 400 тысяч фунтов стерлингов. Война продолжалась еще несколько месяцев, парламентская армия захватывала одну крепость за другой.

Долгий парламент торопился осуществить те меры, о которых «новые дворяне» мечтали уже давно – были запрещены монополии, уничтожен епископат, земли короля и его сторонников были арестованы и частично пущены в продажу, а в 1646 г. была ликвидирована поземельная зависимость крупных и средних землевладельцев от Короны. «Новые дворяне» стали собственниками своих поместий, а крестьяне остались лишь беззащитными держателями земли, которую они обрабатывали. Что касается большинства англичан, то война принесла им разорение, новые налоги, безработицу и новые порядки, к которым еще надо было приспособиться.

Исторические перспективы. Сражения при Марстон-Муре и Нэсби стали тем, что принято называть «коренным поворотом» в ходе борьбы между абсолютизмом и его противниками. Завершилась эта борьба много позже и после многих перипетий. Впереди была вторая гражданская война (февраль–август 1648 г.), процесс над королем и его казнь (январь 1649 г.), смена нескольких политических режимов (республика, военная диктатура, Реставрация – восстановление королевской власти), утверждение в результате государственного переворота («Славной революции» 1688–1689 гг.) конституционной монархии, завершившей революционный век английской истории, но все это стало возможным после побед Кромвеля при Марстон-Муре и Нэсби.

► Читайте также другие темы части III «»Европейский концерт»: борьба за политическое равновесие» раздела «Запад, Россия, Восток в сражениях XVII–начала XVIII века»:

  • 9. «Шведский потоп»: от Брейтенфельда до Люцена (7 сентября 1631–16 ноября 1632 г.)
    • Европа в 16-17 веках. Причины Тридцатилетней войны
    • Битва при Брейтенфельде. Зимняя кампания Густава Адольфа
    • Сражение на реке Лех. Возвращение Валленштейна
    • Лютцен. Значение сражения под Лютценом
  • 10. Марстон-Мур и Нэсби (2 июля 1644 г., 14 июня 1645 г.)
    • Английская революция 1640 г. Долгий парламент
    • Гражданская война в Англии. Оливер Кромвель
    • Марстон-Мур. Победа парламентской армии. Армейская реформа Кромвеля
    • Битва при Нэсби. Победа армии «новой модели»
  • 11. «Династические войны» в Европе: борьба «за испанское наследство» в начале XVIII в.
    • «Династические войны». Борьба «за испанское наследство»
    • Джон Черчилль, герцог Мальборо. Сражение при Мальплаке
  • 12. Европейские конфликты обретают всемирный размах
    • Война «за австрийское наследство». Австро-прусский конфликт
    • Фридрих II: победы и поражения. Губертусбургский мирный договор.
  • 13. Россия и «шведский вопрос»
    • Россия в конце 17 века. Попытка решить «балтийский вопрос»
    • Причины войны России и Швеции
    • Русская армия при Петре I
  • 14. Сражение под Нарвой
    • Начало Северной войны. Осада Нарвы
    • Битва под Нарвой. Причины поражения и потери
  • 15. Русские победы 1701–1703 гг.
  • 16. Взятие Нарвы и сражения 1705–1706 гг.
  • 17. Шведы и русские на Украине: сражения 1707–1708 гг. и победа Петра I у деревни Лесной
    • Карл XII. Поход в Россию
    • Битва у деревни Лесная. Гетман Мазепа переходит на сторону Карла XII
  • 18. Полтавский бой
    • Полтавская битва. Ход сражения
    • Полтава: итоги битвы. Роль Меншикова
  • 19. Сражения на чужих территориях: 1710–1721 гг.

► Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: XVI-XIX века

Марстон-Мур. Победа парламентской армии. Армейская реформа Кромвеля

Марстон-Мур. Под давлением Руперта «круглоголовым» пришлось снять осаду Йорка и отойти западнее. У местечка Марстон-Мур (Марстонская пустошь) королевские войска и их противники встретились. Армия Долгого парламента состояла из войск «восточной ассоциации» под командованием графа Манчестера и Кромвеля и поддержавших их шотландцев.

2 июля 1644 г. враждующие стороны сошлись под Марстон-Муром. Армия роялистов составляла 18 тысяч человек, в том числе 7 тысяч кавалеристов, парламентская армия имела 27 тысяч человек, из них 7 тысяч кавалерии. Кавалерия была главной ударной силой в этот период, поэтому общее численное превосходство войск парламента было не столь уж существенно. Уже не раз быстрые конники принца Руперта громили превосходящие силы парламентских генералов.

Построение армий было сходным: в центре – пехота, где «кавалеру» Ньюкастлу противостоял парламентский генерал граф Манчестер, на флангах – кавалерия, которая выступала главной силой во время атаки. Левому флангу королевской армии под командованием Горинга противостоял правый фланг «круглоголовых», возглавляемый молодым талантливым военачальником Т. Ферфаксом, а на противоположном фланге частям принца Руперта противостоял Кромвель, имевший в резерве отряд Д. Лесли. Стоит отметить, что среди участников сражения как с той, так и с другой стороны были офицеры, имевшие за плечами опыт Тридцатилетней войны: Манчестер, Горинг, Лесли, Ферфакс, но не они решили исход дела.

Баталию открыла артиллерийская дуэль, затем несколько раз начинавшийся дождь нарушил традиционный сценарий, задержав начало кавалерийской атаки. Казалось, что сражение в этот день не состоится.

В 7 часов вечера с пением псалмов, как это было принято у них, кавалерия Кромвеля двинулась на врага, а навстречу им выступили войска Руперта. Кромвелю не удалось сразу прорвать фронт. Руперт предпринял контратаку. Две людские лавины столкнулись между собой. В беспорядочной схватке Кромвель был ранен в шею, ему пришлось покинуть поле боя и делать перевязку. В этот критический для «круглоголовых» момент отряд Лесли напал на Руперта с фланга. Это позволило Кромвелю перестроить свои эскадроны, вновь двинуться в атаку и разгромить «кавалеров». Позднее он писал в отчете парламенту: «Бог сделал их как бы жнивом для наших мечей». На этом участке успех «круглоголовых» был очевиден.

В центре парламентская пехота встретила серьезное сопротивление, была частично отброшена, частично продолжала сражаться в очень невыгодном положении. На правом фланге конники роялиста Горинга прорвали ряды войск Т. Ферфакса, отрезав его от основных сил, и угрожали с фланга парламентской пехоте. Командовавшие парламентской пехотой Манчестер и Ливен покинули поле битвы, считая дело проигранным.

Кромвель спасает положение. Положение спасла оперативность и энергия Кромвеля, завершившего разгром противника на своем участке. Кавалеристов Лесли он отправил преследовать бегущую кавалерию Руперта, а сам бросился в тыл Горингу. Объединившись с отрядами Т. Ферфакса, он разгромил части Горинга, а затем обрушился на оказавшуюся без прикрытия пехоту роялистов. Этот удар определил исход битвы в пользу армии парламента. 3 тысячи роялистов погибли, 1600 человек попали в плен. Захвачено было много оружия и часть королевских знамен. Непосредственным результатом битвы при Марстон-Муре было уничтожение армии Ньюкастла, взятие Йорка и освобождение от кавалеров всего севера Англии.

Значение сражения. Это было крупнейшее по числу участников сражение в английской Гражданской войне и первая серьезная победа парламентской армии. В ходе этого сражения проявилось умение Кромвеля быстро ориентироваться в обстановке и наносить решительные фланговые удары. В этой битве отчетливо проявились боевые качества солдат, воспитанных Кромвелем.

После битвы при Марстон-Муре принц Руперт назвал Кромвеля «железнобоким». Потом это прозвище распространилось и на солдат кромвелевской армии. Характеризуя «железнобоких», современник событий историк Кларендон писал: «Королевские войска после атаки никогда не строятся снова и не способны атаковать в тот же день, в то время как солдаты Кромвеля, независимо от того, одержали они победу или оказались битыми и преследуемыми, тотчас принимают боевой порядок в ожидании новых приказов». Не в смелости, силе, отваге было их преимущество, а в том, что они действовали в бою как единое целое.


Английская конница при Кромвеле

Создание «новой модели». После того как осенью 1644 г. парламентская армия потерпела несколько неудач, из которых самой болезненной было поражение под Ньюбери (27 октября 1644 г.), Кромвель окончательно убедился, что необходимо организационное оформление реформированной армии, а также отстранение примирительно настроенных лидеров парламента от командования вооруженными силами. В течение зимы 1644–1645 гг. произошло и то и другое. Парламентским указом-биллем был определен размер, организация, финансирование армии, которая вошла в историю под названием «новой модели» (или «нового образца»). Численность армии была определена в 21 500 человек (1/3 кавалерии, 2/3 пехоты). Предполагалось расходовать на армию 580 тысяч фунтов стерлингов в год из государственной казны. Вводилось единое обмундирование – кафтан красного цвета. Так впервые в истории Англии была создана регулярная армия. Во многом она была более централизована и унифицирована, чем современные ей армии стран континентальной Европы.

«Билль о самоотречении». Другим парламентским актом («Биллем о самоотречении») все должны были выбрать, кем они предпочитают быть, членами Долгого парламента или офицерами парламентской армии. Единственное исключение было сделано для Кромвеля, который сохранил за собой и членство в палате общин, и пост заместителя командующего армией по кавалерии, тем самым сосредоточив в своих руках все рычаги влияния на политику парламентской стороны. Командующим армией «новой модели» был назначен по рекомендации Кромвеля молодой генерал Томас Ферфакс, талантливый военный, уважаемый в армии офицер, человек безразличный к политической борьбе.

► Читайте также другие темы части III «»Европейский концерт»: борьба за политическое равновесие» раздела «Запад, Россия, Восток в сражениях XVII–начала XVIII века»:

  • 9. «Шведский потоп»: от Брейтенфельда до Люцена (7 сентября 1631–16 ноября 1632 г.)
    • Европа в 16-17 веках. Причины Тридцатилетней войны
    • Битва при Брейтенфельде. Зимняя кампания Густава Адольфа
    • Сражение на реке Лех. Возвращение Валленштейна
    • Лютцен. Значение сражения под Лютценом
  • 10. Марстон-Мур и Нэсби (2 июля 1644 г., 14 июня 1645 г.)
    • Английская революция 1640 г. Долгий парламент
    • Гражданская война в Англии. Оливер Кромвель
    • Марстон-Мур. Победа парламентской армии. Армейская реформа Кромвеля
    • Битва при Нэсби. Победа армии «новой модели»
  • 11. «Династические войны» в Европе: борьба «за испанское наследство» в начале XVIII в.
    • «Династические войны». Борьба «за испанское наследство»
    • Джон Черчилль, герцог Мальборо. Сражение при Мальплаке
  • 12. Европейские конфликты обретают всемирный размах
    • Война «за австрийское наследство». Австро-прусский конфликт
    • Фридрих II: победы и поражения. Губертусбургский мирный договор.
  • 13. Россия и «шведский вопрос»
    • Россия в конце 17 века. Попытка решить «балтийский вопрос»
    • Причины войны России и Швеции
    • Русская армия при Петре I
  • 14. Сражение под Нарвой
    • Начало Северной войны. Осада Нарвы
    • Битва под Нарвой. Причины поражения и потери
  • 15. Русские победы 1701–1703 гг.
  • 16. Взятие Нарвы и сражения 1705–1706 гг.
  • 17. Шведы и русские на Украине: сражения 1707–1708 гг. и победа Петра I у деревни Лесной
    • Карл XII. Поход в Россию
    • Битва у деревни Лесная. Гетман Мазепа переходит на сторону Карла XII
  • 18. Полтавский бой
    • Полтавская битва. Ход сражения
    • Полтава: итоги битвы. Роль Меншикова
  • 19. Сражения на чужих территориях: 1710–1721 гг.

► Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: XVI-XIX века

Битва при Престоне

Битва при Престоне
Основной конфликт: Вторая гражданская война в Англии
Дата

17 августа—19 августа 1648 г.

Место

Престон, Ланкашир, Англия

Итог

Решающая победа парламентской армии

Противники
Круглоголовые Кавалеры и Ингейджеры
Командующие
Оливер Кромвель Джеймс Гамильтон,
1-й герцог Гамильтон
Силы сторон
8500 чел. 24 000 чел.
Потери
Незначительные 2000 чел. убитыми
9000 чел. пленными

Битва при Престоне (англ. Preston; 17 августа—19 августа 1648 г.) — крупное сражение в эпоху Английской революции XVII века. Победа армии английского парламента во главе с Оливером Кромвелем над численно превосходящими войсками шотландских «ингейджеров» и английских роялистов завершила Вторую гражданскую войну в Англии и обеспечила торжество республиканцев.

Военные действия перед сражением

Заключение в конце 1647 г. союза между лидерами шотландских ковенантеров и королём Карлом I, известного под названием «Ингейджмент», открыло перед английскими роялистами возможности для новой попытки свержения правления парламента и «индепендентов». В начале 1648 г. в Северной Англии вспыхнуло восстание роялистов, во главе которых встали Мармадьюк Лангдейл и Филип Мансгрейв. В конце апреля 1648 г. восставшие захватили Берик и Карлайл. В Шотландии была сформирована крупная армия, которую возглавил Джеймс Гамильтон, 1-й герцог Гамильтон. 8 июля шотландские войска перешли границу с Англией и вступили в Камберленд.

Почти месяц шотландцы провели в северных графствах Англии, собирая разрозненные отряды роялистов и новые подкрепления из Шотландии и Ирландии. Против них действовала небольшая парламентская армия Джона Ламберта. Основные силы Оливера Кромвеля были заняты осадой Пемброка и Колчестера, где укрепились сторонники короля. В конце июля Гамильтон решил начать наступление на юг и двинулся через Ланкашир на соединение с отрядами роялистов, действующих в северном Уэльсе. Однако армия Кромвеля, захватив 11 июля Пемброк, опередила шотландцев и, пройдя быстрым маршем по северо-западной Англии, соединилась 12 августа с войсками Ламберта у Уэтерби, в Йоркшире.

Гамильтон не знал о прибытии армии Кромвеля, поэтому позволил части своей армии (ирландцам) остаться в северном Ланкашире, а кавалерию Джона Миддлтона отправил вперёд. Тем временем Кромвель перешёл Пеннинские горы и 17 августа у Престона атаковал роялистов.

Положение сторон

Объединенная армия шотландских «ингейджеров» и английских роялистов была довольно внушительной, достигая 20—24 тысяч человек. В её рядах были ветераны ирландских кампаний и гражданской войны в Шотландии. Особенной силой отличалась кавалерия под командованием Джона Миддлтона. Однако в целом шотландские войска были плохо обучены и практически совсем не имели артиллерии. Моральный дух солдат был несколько подорван активной агитацией пресвитерианских проповедников против войны в интересах короля. Кроме того, лучшие шотландские полководцы того времени — граф Ливен и Дэвид Лесли — отказались принять участие в экспедиции. Во главе армии стоял герцог Гамильтон — крупный политик, но не имеющий опыта военачальник. Другие генералы, находящиеся в шотландской армии, (Уильям Бейли, Джон Урри) были знамениты только своими поражениями времен гражданской войны 1644—1646 гг. Более того, отсутствие признанного военного лидера привело к несогласованности действий различных шотландских офицеров, конфликтам между «ингейджерами» и роялистами и взаимному недоверию англичан и шотландцев.

Парламентская армия Оливера Кромвеля по численности в 2,5 — 3 раза уступала объединенным силам роялистов и «ингейджеров». Солдаты выдержали тяжелый переход из юго-западного Уэльса в Йоркшир, а затем через горы к Престону. Однако это была знаменитая «Армия нового образца», основанная на жесткой дисциплине, профессионализме и идеологическом единстве. Англичане были хорошо вооружены, однако также испытывали недостаток в артиллерии.

Первому о подходе парламентской армии стало известно корпусу Лангдейла, который прикрывал северо-восточные подходы к Престону. Однако Гамильтон решил, что это небольшой отряд, призванный отвлечь роялистов, поэтому вместе с основной армией он продолжил движение на юг, оставив Лангдейла оборонять Престон.

Ход битвы

Утром 17 августа авангард парламентской армии атаковал корпус Лангдейла. Несмотря на упорное сопротивление, роялисты были смяты и бежали в Престон, где вскоре сдались на милость Кромвелю. Тем временем Гамильтон осознал, что его армия находится под угрозой атаки с тыла, однако не пришёл на помощь Лангдейлу, продолжив быстрое движение на юг и, перейдя через реку Риббл, укрепился на холме Уолтон-Холл. Для обороны моста через Риббл был оставлен небольшой отряд мушкетёров, также было спешно послано за кавалерией Миддлтона, ушедшей далеко вперёд.

Захватив Престон, Кромвель повернул свои войска вслед уходящей армии Гамильтона. Два часа потребовалось англичанам, чтобы захватить мост через Риббл. К вечеру английские войска подошли к подножью холма Уолтон-Холл, на котором укрепились шотландцы, и разбили лагерь на ночлег. Ночью, несмотря на ветер и жестокий ливень, Гамильтон решил отступить на соединение с кавалерией Миддлтона. Ему удалось увести свои войска втайне от англичан, однако он выбрал не ту дорогу, и, в результате, пехота Гамильтона и конница Миддлтона потеряли друг друга. Тем временем возвращавшийся кавалерийский отряд Миддлтона наткнулся на авангард английской армии и, после небольшого сражения, был вынужден отступить, понеся тяжелые потери.

18 августа, оставив значительную часть своих войск в Престоне, Кромвель двинул основные силы на преследование шотландцев. Армия Гамильтона ещё сохраняла численное превосходство: против 5,5 тысяч англичан у него было около 10 тысяч солдат. Однако, роялисты были истощены и полностью деморализованы. Наконец соединившись с остатками отряда Миддлтона, герцог Гамильтон быстрым маршем двигался на юг, надеясь на помощь роялистов Северного Уэльса. 19 августа шотландцы заняли укреплённую позицию у Уоррингтона, однако были немедленно атакованы Кромвелем и после тяжелых боёв были полностью смяты. Гамильтон, Лангдейл и Миддлтон с остатками кавалерии бежали с поя битвы, приказав Уильяму Бейли, командиру пехоты, капитулировать.

25 августа Гамильтон, Лангдейл и Миддлтон были пленены английской армией. Вскоре войска Кромвеля захватили последние оплоты роялистов — Колчестер, Карлайл и Понтефракт.

Значение сражения при Престоне

Разгром роялистов означал завершение Второй гражданской войны и позволил Оливеру Кромвелю и индепендентам укрепить свою власть в Англии. Парламент был разогнан, а 30 января 1649 г. был казнён король Карл I. В Англии установилась республика.

В Шотландии поражение армии Гамильтона означало крах правления «ингейджеров» и переход власти к религиозным экстремистам. Страна была ослаблена, что вскоре позволило Кромвелю завоевать Шотландию.

См. также

  • Английская революция XVII века
  • Вторая гражданская война в Англии
  • Ковенантское движение
  • Ингейджеры

Отрывок, характеризующий Битва при Престоне

В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Всё в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою, оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц, лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество.
– Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? – сказала Анна Павловна.
– Le general Koutouzoff, – сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff , как француз, – a bien voulu de moi pour aide de camp…
– Et Lise, votre femme?
– Она поедет в деревню.
– Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены?
– Andre, – сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, – какую историю нам рассказал виконт о m lle Жорж и Бонапарте!
Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно доброй и приятной улыбкой.
– Вот как!… И ты в большом свете! – сказал он Пьеру.
– Я знал, что вы будете, – отвечал Пьер. – Я приеду к вам ужинать, – прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. – Можно?
– Нет, нельзя, – сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать.
Он что то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу.
– Вы меня извините, мой милый виконт, – сказал князь Василий французу, ласково притягивая его за рукав вниз к стулу, чтоб он не вставал. – Этот несчастный праздник у посланника лишает меня удовольствия и прерывает вас. Очень мне грустно покидать ваш восхитительный вечер, – сказал он Анне Павловне.
Дочь его, княжна Элен, слегка придерживая складки платья, пошла между стульев, и улыбка сияла еще светлее на ее прекрасном лице. Пьер смотрел почти испуганными, восторженными глазами на эту красавицу, когда она проходила мимо него.
– Очень хороша, – сказал князь Андрей.
– Очень, – сказал Пьер.
Проходя мимо, князь Василий схватил Пьера за руку и обратился к Анне Павловне.

– Образуйте мне этого медведя, – сказал он. – Вот он месяц живет у меня, и в первый раз я его вижу в свете. Ничто так не нужно молодому человеку, как общество умных женщин.
Анна Павловна улыбнулась и обещалась заняться Пьером, который, она знала, приходился родня по отцу князю Василью. Пожилая дама, сидевшая прежде с ma tante, торопливо встала и догнала князя Василья в передней. С лица ее исчезла вся прежняя притворность интереса. Доброе, исплаканное лицо ее выражало только беспокойство и страх.
– Что же вы мне скажете, князь, о моем Борисе? – сказала она, догоняя его в передней. (Она выговаривала имя Борис с особенным ударением на о ). – Я не могу оставаться дольше в Петербурге. Скажите, какие известия я могу привезти моему бедному мальчику?
Несмотря на то, что князь Василий неохотно и почти неучтиво слушал пожилую даму и даже выказывал нетерпение, она ласково и трогательно улыбалась ему и, чтоб он не ушел, взяла его за руку.
– Что вам стоит сказать слово государю, и он прямо будет переведен в гвардию, – просила она.
– Поверьте, что я сделаю всё, что могу, княгиня, – отвечал князь Василий, – но мне трудно просить государя; я бы советовал вам обратиться к Румянцеву, через князя Голицына: это было бы умнее.
Пожилая дама носила имя княгини Друбецкой, одной из лучших фамилий России, но она была бедна, давно вышла из света и утратила прежние связи. Она приехала теперь, чтобы выхлопотать определение в гвардию своему единственному сыну. Только затем, чтоб увидеть князя Василия, она назвалась и приехала на вечер к Анне Павловне, только затем она слушала историю виконта. Она испугалась слов князя Василия; когда то красивое лицо ее выразило озлобление, но это продолжалось только минуту. Она опять улыбнулась и крепче схватила за руку князя Василия.
– Послушайте, князь, – сказала она, – я никогда не просила вас, никогда не буду просить, никогда не напоминала вам о дружбе моего отца к вам. Но теперь, я Богом заклинаю вас, сделайте это для моего сына, и я буду считать вас благодетелем, – торопливо прибавила она. – Нет, вы не сердитесь, а вы обещайте мне. Я просила Голицына, он отказал. Soyez le bon enfant que vous аvez ete, – говорила она, стараясь улыбаться, тогда как в ее глазах были слезы.
– Папа, мы опоздаем, – сказала, повернув свою красивую голову на античных плечах, княжна Элен, ожидавшая у двери.
Но влияние в свете есть капитал, который надо беречь, чтоб он не исчез. Князь Василий знал это, и, раз сообразив, что ежели бы он стал просить за всех, кто его просит, то вскоре ему нельзя было бы просить за себя, он редко употреблял свое влияние. В деле княгини Друбецкой он почувствовал, однако, после ее нового призыва, что то вроде укора совести. Она напомнила ему правду: первыми шагами своими в службе он был обязан ее отцу. Кроме того, он видел по ее приемам, что она – одна из тех женщин, особенно матерей, которые, однажды взяв себе что нибудь в голову, не отстанут до тех пор, пока не исполнят их желания, а в противном случае готовы на ежедневные, ежеминутные приставания и даже на сцены. Это последнее соображение поколебало его.

– Chere Анна Михайловна, – сказал он с своею всегдашнею фамильярностью и скукой в голосе, – для меня почти невозможно сделать то, что вы хотите; но чтобы доказать вам, как я люблю вас и чту память покойного отца вашего, я сделаю невозможное: сын ваш будет переведен в гвардию, вот вам моя рука. Довольны вы?
– Милый мой, вы благодетель! Я иного и не ждала от вас; я знала, как вы добры.
Он хотел уйти.
– Постойте, два слова. Une fois passe aux gardes… – Она замялась: – Вы хороши с Михаилом Иларионовичем Кутузовым, рекомендуйте ему Бориса в адъютанты. Тогда бы я была покойна, и тогда бы уж…
Князь Василий улыбнулся.
– Этого не обещаю. Вы не знаете, как осаждают Кутузова с тех пор, как он назначен главнокомандующим. Он мне сам говорил, что все московские барыни сговорились отдать ему всех своих детей в адъютанты.
– Нет, обещайте, я не пущу вас, милый, благодетель мой…
– Папа! – опять тем же тоном повторила красавица, – мы опоздаем.
– Ну, au revoir, прощайте. Видите?
– Так завтра вы доложите государю?
– Непременно, а Кутузову не обещаю.
– Нет, обещайте, обещайте, Basile, – сказала вслед ему Анна Михайловна, с улыбкой молодой кокетки, которая когда то, должно быть, была ей свойственна, а теперь так не шла к ее истощенному лицу.
Она, видимо, забыла свои годы и пускала в ход, по привычке, все старинные женские средства. Но как только он вышел, лицо ее опять приняло то же холодное, притворное выражение, которое было на нем прежде. Она вернулась к кружку, в котором виконт продолжал рассказывать, и опять сделала вид, что слушает, дожидаясь времени уехать, так как дело ее было сделано.

Армия нового образца

Оливер Кромвель

Начало войны

Гражданская война

Большое число роялистов присоединилось к армии короля. В то время представители высших сословий с детства были обучены ездить верхом, что было большим преимуществом для короля, под чьим командованием оказалась сильная кавалерия.

В октябре 1642 года Карл I и его войска направились к Лондону. Племянник короля, Принц Руперт, был назначен главнокомандующим кавалерией. Несмотря на то, что принцу было всего двадцать три, он уже приобрел большой опыт в сражениях за голландцев. Принц Руперт обучил кавалерию тактике, которой он сам выучился в Швеции. Тактика включала в себя cшибку с врагом на полном скаку, и лошади держались бок обок до самого столкновения.

На первых стадиях войны у парламентского войска был огромный недостаток. Большинство солдат никогда не воевали и не держали оружия в руках. При нападении кавалерии принца Руперта они часто убегали с поля боя. Один из офицеров парламентской армии, Оливер Кромвель, обратил внимание на вражескую кавалерию. Несмотря на то что у него не было военного образования, его опыт землевладельца позволял ему разбираться в лошадях. Он был убеждён, что создав хорошо дисциплинированную армию, он сможет одержать победу над королевской кавалерией.

Кромвель знал, что пиконосцы, вооружённые 5-метровыми пиками, могли дать хороший отпор «кавалерам». Он также заметил, что кавалерия Руперта была плохо дисциплинирована и, атакуя, каждый всадник нападал на индивидуальную цель. Кромвель тогда научил своих всадников не рассыпаться при атаке и держаться вместе. Его кавалерия приняла участие в бою при Марстон-Муре в Йоркшире в июле 1644 года. В результате победы при Марстон-Муре весь север Англии оказался во власти парламента.

В начале Гражданской войны парламент полагался на солдат, нанятых крупными землевладельцами. В феврале 1645 года парламент решил сформировать новую армию, состоящую из профессиональных солдат. Эта 22-тысячная армия стала называться Армией нового образца. Её главнокомандующим стал генерал Томас Ферфакс, в то время как командующим кавалерии стал Оливер Кромвель.

Солдаты Армии нового образца получали должную военную подготовку и в бою вели себя очень дисциплинированно. Раньше офицерами становились солдаты из благополучных и знатных семей, но в Армии нового образца они выдвигались по службе по мере своих заслуг на поле боя и боевых качеств.

Армия нового образца участвовала в сражении при Несби в Нортгемптоншире 14 июня 1645 года. Армия парламента одержала полную победу, взяв самых опытных врагов в плен и захватив оружие и снаряжение королевской армии. Эта битва стала разгромом армии роялистов. После неё Карл был уже не в состоянии собрать новое войско, которое было бы в силах дать отпор парламентской армии.