Байда Мария карповна

«Помнишь, немцы с твоим портретом в руках тебя искали?..»

Первого февраля 1922 года в крымском селе Новосельское (сегодня это территория Черноморского района) в рабочей семье родился новый человек – доченька Маша. Мария Карповна Байда.

Детство Маши было трудным, как и у всех детишек того времени. Но училась она очень хорошо, успевала помогать родителям по хозяйству, занималась с отстающими учениками. Никто никогда не видел девочку разгневанной, даже самые трудные минуты Маша умела сохранять спокойствие. Она окончила семилетнюю школу №1 и, желая помочь семье, начала трудиться санитаркой больницы в Джанкое. Её первым учителем медицинского дела стал старый хирург по имени Николай Васильевич. Он говорил: «У тебя, Маша, доброе сердце и ловкие руки…» Правда, любознательной, энергичной девушке этого было мало. Маша решила поступать в медицинское училище. И поступила бы, кабы не война.
Теперь весь персонал больницы, в том числе и Маша, обслуживал санитарные поезда, которые проходили через Джанкой. Много раз девушка, понимая, что помощь бойцам оказана наспех и не всем, уезжала на поездах гораздо дальше, чем разрешалось. Её уже узнавали, её ждали и любили. Спокойная, но не медлительная, терпеливая, но не равнодушная, Мария делала всё, что могла. И всё-таки хотела большего. Может быть, повлиял на это ещё и такой эпизод: однажды во время налёта она вытащила из горящего вагона уже пожилого солдата с сильными ожогами. Он сказал: «Доченька, мне не страшно умирать. Но так жалко, что я мало уничтожил фашистских гадин!..»
Мария стала добровольцем 35-го истребительного батальона. Наравне с мужчинами выслеживала диверсантов и лазутчиков. На её счету немало фашистских парашютистов, которых враги забросили в наш тыл для разведки.
…Враг подбирался к Севастополю – городу-красавцу, городу-гордости. Впрочем, были ли в нашей когда-то большой стране иные города, города-трусы? Нет… Батальон, в котором служила Маша, вошёл в состав Приморской армии. А Маша осталась в нём разведчицей.
В ноябре 1941 года девушка попросилась добровольцем в 514-й стрелковый полк. Ей хотелось в бой. И её взяли медсестрой (к тому времени Маша окончила ускоренные курсы). В первом же сражении она вынесла из боя двадцать три раненых – немалая цифра. К тому же Мария хорошо знала окрестности Севастополя, поэтому ходила в разведку – опять же, по собственной инициативе. Однажды взяла в плен фашистского обер-ефрейтора. Обезоружила, связала, но гитлеровец отчаянно сопротивлялся. Что оставалось делать девушке? И курьёз, и всерьёз: как следует дала прикладом по голове и взвалила на себя. Можно сказать, почти донесла. Однако из-за задержки разведгруппа попала под обстрел, один боец погиб и один оказался ранен. Марию в наказание отправили на гауптвахту, но уже через несколько часов отпустили. Пленный пришёл в себя и отказался давать показания. Вот Марию и вызвали. Увидев ту самую девушку, гитлеровец стал сговорчивее…
Побывала Мария и в госпитале – была ранена в левую руку. Правда, через несколько дней сбежала, объяснив врачам: «В бою всё заживёт, а здесь мне скучно!»

…Начало лета 1942 года. Снова и снова фашисты штурмуют Севастополь. Рота Марии располагалась в районе Мекензиевых гор. Бойцы оборонялись отчаянно, силы неравны. У Маши закончились патроны. Она перебралась через бруствер и вскоре вернулась уже с трофейными боеприпасами. Затем ещё раз повторила смелую вылазку. И ещё. Но третья или четвёртая – в бою разве будешь это считать? – закончилась плохо. Рядом с девушкой разорвалась граната, один из осколков угодил в голову. Мария потеряла сознание…
Она долго пролежала там, на территории боя. В это время фашисты уже прорвали оборону и зашли в тыл наших разведчиков. Тех, кто остался в живых (девять человек, и те были ранены) враги взяли в плен. Но увести никого не успели. Потому что пришла в себя Мария…
Девушка незаметно огляделась и поняла, что гитлеровцев здесь не так много. Большая их часть ушла, а здесь осталось десятка два. И все они сосредоточены в одном месте – рядом с нашими бойцами. К счастью, оружие осталось при Марии. И она открыла огонь. Внезапно – так, что фашистам от неожиданности показалось, что началось наступление. А наши разведчики, воспользовавшись этим, тоже пошли в бой. Кто подхватывал оружие с поля боя, кто отобрал у врага. Смелость берёт города! И здесь не подвела. Все фашисты скоро были мертвы. Теперь предстояло прорываться к нашим. Напомню, Мария очень хорошо ориентировалась. Знала она и расположение минных полей. И ночью вывела всех своих раненых из окружения. Правда, при этом тоже не обошлось без боёв. Наши бойцы укрывались в зарослях высокой травы. И гитлеровцы несколько раз натыкались на них. Но Маша всегда была начеку и успевала выстрелить первой. Вот как она вспоминала потом о той ночи: «Видимо, услышав стук моего трофейного автомата, гитлеровцы думали, что это бьёт свой. Настолько обнаглели, что офицер, стараясь перебраться через канаву, встал во весь рост. Я тут же сняла его одиночным выстрелом. А автоматчики всё ползут и ползут… В общем, отбили мы атаку. А потом немцы снова полезли. Смотрю, невдалеке зашевелилась трава, она высокая там была, до метра. Я размахнулась и автоматом со всей силы его по голове. Подхватила его автомат, вытащила у него из-за голенища две полные обоймы и снова открыла огонь…»
Вот выписка из ходатайства Военного Совета Приморской Армии о присвоении Марии Карповне звания Героя Советского Союза: «…Товарищ Байда в схватке с врагом из автомата уничтожила 15 солдат и 1 офицера, четырёх солдат убила прикладом, отбила у немцев командира и 8 бойцов, захватила пулемёт и автоматы противника…»
Судьба, однажды так испытав девушку, на этом не успокоилась. И послала ещё одно страшное испытание. Летом 1942 года Мария, будучи раненой, попала в плен. Она прошла через Славуту и Ровенсбрюк. Пыталась бежать — не удалось. Но и смерти от голода и изнеможения не сдалась. Осталась жива и боролась. Так, в Славуте Мария познакомилась с девушкой по имени Ксения Каренина – связной. Вместе они стали выполнять задания партизан. Только вдумайтесь: и в плену девушки приближали нашу Победу!
Марию угнали в Австрию. По дороге на одной из станций её купил какой-то бауэр. Но и здесь девушка боролась: она чуть не заколола своего хозяина вилами, и за это её снова отправили в лагерь. Теперь Мария – в группе Сопротивления. Ей не повезло: выдал предатель. За отважной подпольщицей приехал сам начальник гестапо Зельцбурга. Начались пытки. Марии выбили зубы. Сажали в подвал, который постепенно наполняли ледяной водой. Затем подводили вплотную к горящему камину. И снова бросали в тот же подвал. Бесполезно: девушка, еле стоящая на ногах, больная воспалением лёгких, не сдалась и никого не выдала. Она дожила до победной весны и была освобождена 8 мая 1945 года.
Мария Карповна прожила ещё долгую жизнь. После Победы почти четыре года провела в больницах и встала на ноги. Вышла замуж, родила сына и дочь. Жила в Севастополе. Часто получала письма из разных городов нашей страны. Вот одно из них: «Мариичка, дорогая, ты жива! Мариичка, здравствуй! Я тоже жива. Это пишет тебе Шура Арсеньева. Помнишь симферопольскую тюрьму, когда немцы с твоим портретом в руках тебя искали? Как мы тебя прятали, щёку перевязывали. Помнишь, когда нас из Симферополя везли в Славуту, я тяжело болела дизентерией, ты за мной ухаживала. Когда ты убежала из лагеря, то мне через проволоку перебросила передачу, девочки её принесли… После этого я ничего о тебе не знала, где ты и что с тобой. И вдруг вчера увидела тебя в кинохронике. Живу я теперь в Одесской области, село Фрунзевка…»
Почти тридцать лет Мария Карповна возглавляла в родном Севастополе центральный ЗАГС. И я думаю, что с её лёгкой руки многие семьи обрели счастье.

Байда Мария Карповна родилась 1 февраля 1922 года в селе Новосельское Ак-Мечетского района Крымской АССР в крестьянской семье. В 1936 году окончила неполную среднюю школу в Джанкое.

После окончания семилетки Маша стала работать в хирургическом отделении местной больницы, помогать сестрам и санитаркам. Ее первый учитель, старый хирург Николай Васильевич говорил: «У тебя, Маша, доброе сердце и ловкие руки». В ней, всегда собранной, трудолюбивой, готовой к самому трудному, он угадывал человека, таящего в себе немало сердечного тепла. Маша собиралась держать экзамены в медтехникум, они должны были начаться 1 августа 1941 года.

Но пробил час, и девушка, мечтавшая о хирургии, не задумываясь, стала «абитуриентом» Великой Отечественной войны. В составе бригады медиков Мария выходила к санитарным поездам, помогала менять повязки, умывать и кормить раненых. В один из налетов вытащила из объятого пламенем вагона пожилого солдата в окровавленных бинтах. Он тихо сказал: «Доченька, мне не страшно умирать, одно жалею, мало уничтожил фашистских гадин»… Я должна занять его место в строю, — твердо решает девушка. Так она стала бойцом 35-го истребительного батальона по борьбе с вражескими парашютистами и лазутчиками.

1942 год… После тяжелых боев наши войска отходили на Керчь и Севастополь. Под Севастополем Машин батальон влился в 514-й полк 172-й дивизии, входящей в Приморскую армию. Началась героическая оборона Севастополя. 250 дней непоколебимого мужества!

Немецкие войска в Крыму. Железнодорожная станция г. Джанкой.

Атаки врага следовали одна за другой, гитлеровцы продвигались по трупам своих солдат и офицеров, редели и ряды защитников города. Маша ощущала ужас перед варварским истреблением людей и не могла привыкнуть к смерти друзей. Она шла, ползла, бежала среди адского огня, спешила, чтобы спасти жизнь каждому раненому, каждого защитить от врага, пусть ценою собственной жизни.

Опытную и смелую Марию стали назначать в боевое охранение и в разведку, где она оказывала помощь раненым и прикрывала огнем при отходе. Лихим ребятам из разведки очень пришлась по душе веселая и смышленая дивчина, умеющая ступать бесшумно, «по-кошачьему», как умеют ходить только истинные разведчики. И к тому же у Маши верный глаз, быстрая реакция и главное — смелое сердце, кипящее ненавистью к врагу. И вскоре санинструктор старший сержант Мария Байда — боец разведки.

На рассвете седьмого июня фашистские войска, обладая большим превосходством в живой силе и технике, начали новый штурм Севастополя. Взвод разведчиков отражал атаки фашистской пехоты на участке бельбекского совхозного сада у подножия Мекензиевых гор. Мария Байда была в самом центре кровавой каши, вела автоматный огонь, перевязывала раненых. Когда кончались боеприпасы, она молниеносным броском перемахивала через бруствер окопа и возвращалась с трофейными автоматами. Взрывом гранаты ее оглушило и ранило в голову. Придя в себя, наскоро перевязала рану и продолжала вести бой. Когда вечером фашистам удалось прорвать оборону на участке соседней роты и с фланга обойти разведчиков, Байда перенесла всех раненых в укрытие и организовала круговую оборону. В сумерках и зарослях высоченной травы гитлеровцы несколько раз натыкались прямо на них, но Маша всегда успевала вскинуть автомат первой… Под покровом ночи, хорошо зная расположение минных полей, вывела раненых к своим.

Ходатайство Военного Совета Приморской Армии

За этот подвиг Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 июня 1942 года старшему сержанту Байде Марии Карповне присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Указ Президиума Верховного Совета СССР

…Срок, отпущенный Севастополю, — 250 дней, истекал. И вот уже со всех высот, со всех кораблей, со всего города собрались те,

35-я батарея. 1942 г.

кто уцелел на небольшом участке у Камышовой бухты, который потом назовут просто 35-й батареей. Здесь стояла насмерть 35-я батарея, стояли насмерть последние защитники города. Все меньше оружия, патронов, продовольствия. И потери, потери… Еще раньше погибли школьный учитель Маши Ветров, потом командир полка Иван Филиппович Устинов, комиссар Осман Караев…
Третий штурм Севастополя длился весь июнь. Вот уже ушли последние корабли, полыхает взятый врагом город. А они здесь, на 35-й батарее, — и живые, и раненые, и мертвые. Чтобы спастись от обстрела, спускались с обрывистых скал к морю, прятались меж камней в гротах. Последние две недели — без пищи, без пресной воды: пили морскую…

Их группа пробралась вдоль берега чуть не до самой Балаклавы. У них была дерзкая мысль уйти к партизанам в Крымские леса. Ночь. Они вышли наверх. Фашисты заметили, открыли огонь. А им стрелять нечем. Все-таки не оставляла мысль вырваться из котла. Поползли — и надо же! — налетели на огневую пулеметную точку. Таню Рябову ранило в бедро, а враг поливает огнем — головы не поднять. Срывая с себя рубашки, кое-как перевязали ее, кто-то на руках спустил девушку снова вниз к морю.
А Маше приказ от командира разведки: взять двоих, обойти выступ, пробраться к морю, до рассвета обогнуть мыс и найти место, где можно спрятать людей. Нашли они большой грот. А вечером, возвращаясь к своим, встретили командира взвода

35-я батарея. 1942 г.

автоматчиков, оборванного, с измученными, запавшими глазами.
— Не ходите туда. Все кончено. Кого переловили, кто переоделся и в город ушел.
— А Таня? Где Таня?
— Многие раненые застрелились. И она тоже…
До сих пор это для Марии Карповны самая больная рана войны. До сих пор мучает мысль: если бы не ушла на задание, если бы не оставила Таню, может, и была бы она жива…
Еще дней десять провели они меж скал. А по морю уже вражеские корабли ходят, шлюпки. Автоматчики выкуривают ослабевших людей из гротов.

Уйти уже было некуда.
… Плен. Два года плена.
Да, много чего было за два года. И симферопольская тюрьма. И лагерь для военнопленных в Славуте. Потом концлагерь в Люблине, Ровно, в австрийском городе Зальцбурге. Всего, что натерпелась Мария, и рассказать невозможно. (Вот если бы она сама книгу написала…) И побои, и пытки, и дымящиеся печи крематория, и псы, рвущие людей, и болезни, муки, которых не перечесть…

Защитники 35-й батареи. 1942 г.

Она не была просто пленной, она всюду боролась. В Славуте познакомилась с женщиной из Симферополя Ксенией Карениной. Вместе с ней связалась с подпольщиками, выполняли их задания. В Зальцбурге была в интернациональной группе Сопротивления. И так борьба, борьба до конца.
Ей кажется теперь, что за эти два года на земле не было солнца, были только осенние, пробирающие до костей дожди, размытые дороги, туманы. Она с удивлением услышала потом, что Ровно красивый, зеленый город. А для нее он остался на всю жизнь мрачным, безрадостным. Кажется, ни в одном лагере так не зверствовали конвоиры, нигде она не была так близка к гибели.

И все-таки, все-таки Ксения часто говорила ей:
— Ты, Маша, счастливая. Ты в сорочке родилась.
Видно, она была права. Сколько раз в Славуте грозило ей разоблачение, что связана с подпольем. Обошлось.

В Ровно удалось бежать из лагеря военнопленных в гражданский — «цивильный». Там она уже не была разведчицей, защитницей Севастополя, а просто бесплатной рабочей силой. Их угнали в Австрию. На какой-то станции высадили, пересортировали, повесили номерки. Ее купил зажиточный бауэр. Стала работать у него. Да вскоре узнала, что Ксению в Шепетовке повесили. Еще одна тяжкая утрата. Так ей горько стало, что она «своего» бауэра чуть вилами со злости не заколола.
За это отправили ее в лагерь, в Альпийские леса. Почти год там пробыла. Участвовала в группе Сопротивления. Выдал провокатор. За ней приехал сам начальник гестапо города Зальцбурга. Вся округа знала: у него пощады не жди. Начал допрос по-немецки, а закончил по-русски. Господин начальник гестапо родом был с Украины. Земляки, выходит…
Для начала «земляк» выбил ей зубы. Не выдала товарищей. Бросили в тюрьму. Сидела в цементном подвале, который постепенно заполняли ледяной водой, потом выводили к горящему камину. Пытка холодом и жарой казалась нестерпимой. Но не сказала ничего. Свалилась с крупозным воспалением легких.

Зальцбург освобождали американцы. Лежала у них в госпитале. Потом встреча со своими, долгий путь на Родину, разоренную, спаленную, измученную недугами, голодом. Звезду Героя Советского Союза Мария Байда получила позже…

И еще четыре года прошло на больничной койке. Такое даром не проходит. Резали, латали ее доктора, извлекали осколки после старых ранений. И все-таки она действительно родилась в сорочке. Даже после всего состоялась ее жизнь. Полюбила хорошего человека, вырастила двоих детей — сына и дочку.

Первое время М.К. Байда работала в системе общественного питания. Затем городской комитет партии направил ее руководить

М.К. Байда

«Дворцом бракосочетания». С 1961-го по 1987 год заведовала Севастопольским городским ЗАГСом. За 28 лет она дала напутствия и вручила свидетельства о регистрации браков примерно 60 000 молодых пар, зарегистрировала более 70 000 новорожденных. В ее честь на здании РАГС Ленинского района Севастополя установлена Мемориальная доска.

Мария Карповна неоднократно избиралась депутатом городского совета. В 1976 году решением Севастопольского городского Совета ей присвоили звание «Почетный гражданин города-героя Севастополя». 20 сентября 2005 года было принято решение присвоить детскому парку название «Комсомольский парк имени Героя Советского Союза Марии Байды». Ее имя высечено на плите Мемориала героическим защитникам Севастополя в 1941-1942 годах.

Награждена орденами Ленина, Отечественной войны I степени, медалями «Золотая Звезда», «За отвагу» и другими наградами.
Скончалась Мария Карповна, 30 августа 2002 года. Покоится на кладбище Коммунаров в Севастополе.

М.К. Байда

«Здравствуйте, Мария Карповна! Поздравляет вас с днем 8 марта бывший командир минометной роты № 3 второго батальона Зайцев Федор Пантелеевич. Во время обороны Севастополя, возле Итальянского кладбища, вы делали мне перевязку после ранения. Я услышал сегодня ваш голос по радио и вот пишу… Ждите от меня подробного письма.
Целиноградская область».

Мемориальная доска на здании, в котором работала Герой Советского Союза М. К. Байда

«Здравствуйте, Мария Карповна! Вам пишет Маврин Петр Григорьевич, бывший секретарь комитета ВЛКСМ 514-го стрелкового полка, помните? Много лет прошло с тех грозных и суровых севастопольских дней, много воды утекло, но память о боевых товарищах осталась в наших сердцах навсегда. Я хорошо помню бой в июне 1942 года, в котором вы проявили героизм, за что были удостоены звания Героя Советского Союза… Но я также отчетливо помню и другой «бой», который мы с вами немного раньше выдержали с командиром полка Устиновым, секретарем парткома Ковалевым, чтобы вас перевели в полковую разведку. Этот «бой» мы выиграли, и вы показали себя храброй, неустрашимой разведчицей…
После войны я окончил академию и сейчас продолжаю служить в Советской Армии. Правда, мне уже наступают на пятки не только сыны, но и внук Вовка. И, видимо, скоро придется уступить им дорогу…»

Аннотационный знак в парке имени Героя Советского Союза Марии Байды, Севастополь

«Мариичка, дорогая, ты жива! Мариичка, здравствуй! Я тоже жива. Это пишет тебе Шура Арсеньева. Помнишь симферопольскую тюрьму, когда немцы с твоим портретом в руках тебя искали? Как мы тебя прятали, щеку перевязывали. Помнишь, когда нас из Симферополя везли в Славуту, я тяжело болела дизентерией, ты за мной ухаживала. Когда ты убежала из лагеря, ты мне через проволоку перебросила передачу, девочки ее принесли… После этого я ничего о тебе не знала, где ты и что с тобой. И вдруг вчера увидела тебя в кинохронике… Живу я теперь в Одесской области, село Фрунзевка».

Могила на кладбище коммунаров в Севастополе

«Здравствуйте, дорогая Мария Карповна! Получила от вас книгу «Черноморская твердыня» и фотографии пионерской линейки на братских могилах. Большое спасибо вам за все. Снимки мне дороже всего. Показала их детям и внукам. Поплакали. Особенно старший сын — он хорошо помнит отца. Если позволит здоровье, мечтаю съездить в Севастополь, сходить на 35-ю батарею, побывать на могиле мужа… Привет вам и вашим родным от всех Нешиных. г. Волжский».

Журнал «РАЗВЕДЧИКЪ»

Над 35-й батареей

Стена Памяти. 35-я батарея

Это видео из Пантеона погибшим героям 35-й батареи. Вы переноситесь в трагические часы войны, когда на батарее уже не осталось живых защитников, поднимаете голову и видите, как они смотрят на вас с высоты ночного крымского неба. Звучит музыка, которая была специально написана для музея, она охраняется авторским правом, запись в зале запрещена. Такие видео периодически удаляются.

Каждый из нас хотя бы раз слышал какой-нибудь смешной анекдот про Штирлица. Мне захотелось поискать анекдотов по теме, но результат поверг меня в ужас. На каждом сайте горы текстового шлака, не имеющих ничего общего с анекдотами. Проблема была не в том, что анекдоты не казались мне субъективно не смешными, а в том, что они не являлись построенной историей, и как следствие — анекдотом. Но, возможно если просеять это как песок, то вероятно удастся найти золото? И немного я всё же нашёл. Теперь делюсь результатом с вами. Пускай будет хоть одна хоть более-менее адекватная подборка по теме.

Я собрал здесь не только то, что считаю смешным, но и просто правильно построенные истории, отфильтровав горы бессвязного набора слов.

И конечно, обязательно делитесь, если история есть у вас.

Анекдоты про Штирлица можно разделить на 3 больших группы.

___________________

1. Глупость врагов. Суть анекдотов просто в том, что все враги Штирлица глупы.

Штирлиц вскрыл сейф Бормана и достал оттуда секретные документы. Вдруг появляется Борман: «Что Вы здесь делаете?!» — «Жду трамвая, партайгеноссе!» — «Трамваи тут не ходят», — заметил Борман и вышел. Когда он через полчаса возвращается в свой кабинет, Штирлица там уже нет. «Надо же, — удивился Борман. — Уехал-таки»

Штирлицу объявили, чтобы в субботу присутствовал на субботнике в честь Фюрера. Штирлиц понял, что он провален и отнёс Мюллеру бумагу где честно сознался, что он русский шпион. Мюллер прочитал и вызвал Шелленберга:

— Вы почитайте, что только не выдумает Штирлиц, лишь бы не ходить на субботник.

2. Беспомощность. Все враги прекрасно осведомлены о Штирлице, но не могут с ним ничего сделать.

Идет заседание, собралась вся верхушка рейха. Вдруг в кабинет заходит

Штирлиц, идет к сейфу, достает оттуда секретные документы, переснимает, потом ставит на стол вазу с апельсинами и уходит.

— Кто это был, и что он тут делает? — недоуменно спрашивает Гитлер.

— Да это штандартенфюрер Отто фон Штирлиц, русский разведчик.

— А чего ж вы его не схватите?

— Все равно выкрутится — скажет, что апельсины приносил…

Мюллер проверяет своих сотрудников на проф-пригодность. Вызывает первого:

— Назовите любое двузначное число

— 25.

— А может 52?

— Может быть.

Мюллер пишет у себя в журнале — ненадежен.

Вызывает следующего.

— Назовите любое двузначное число.

— 34

— А может быть 43?

— Нет 34

Мюллер пишет — надежен, на провокации не поддается.

Вызывает третьего.

— Назовите любое двузначное число.

— 33

— Штирлиц, с вами просто невозможно работать!

В очереди в столовую стоят Мюллер, Борман, Гиммлер и другие сотрудники. Распихав всех, к буфетной стойке подходит Штирлиц, берет обед и садится за крайний столик. Очередь с обалделым видом провожает его взглядом.

Голос за кадром:

— Они не знали, что Герои Советского Союза обслуживаются вне очереди.

Берлин. Ночь. Звонок в дверь. Открывает сонный бюргер. На пороге стоит человек в мятой буденновке с автоматом ППШ, и говорит:

— Слоны идут на север!

— Слоны идут на …! А Штирлиц живет на этаж выше!

3. Глуп сам Штирлиц. Либо попадает в глупые ситуации.

Мюллер: «Штирлиц! Нам все о Вас известно! Вы разоблачены. Вы — еврей!» Штирлиц (возмущенно): «Русский я, русский!»

Штирлиц с женой гуляет по парку. Раздался выстрел. Жена вскрикнула и упала замертво. Штирлиц насторожился

Штирлиц зашел в комнату, отодвинул занавеску. За окном он увидел людей на лыжах. «Лыжники», — подумал Штирлиц.

Штирлиц зашел в кабинет Мюллера. Тот увидел его и сразу упал в обморок. «Нервишки», — подумал Штирлиц, поправляя буденовку.

— Штирлиц, на ягодицах Евы Браун нашли отпечатки ваших пальцев, как вы это объясните? — Мюллер, я знаю что сказать, а вот как вы объясните, как вы их там обнаружили? — Очень жаль Штирлиц, что вы работаете не у меня!

За кружкой пива Мюллер спрашивает:

— Скажите Штирлиц, а какой Ваш любимый фильм?

«Волга-Волга», — хотел было ответить Штирлиц. Но вовремя опомнился и сказал:

— Фольксваген-Фольксваген!

На столе стояла выпивка на пятерых и закуска на троих. Сегодня Штирлиц ужинал в одиночестве.

Штирлиц шел по темному коридору и вдруг получил удар чем-то тяжелым по голове. Очнулся Штирлиц через два часа и никого вокруг не заметил.

«Померещилось…» — решил он.

— Штирлиц, рассказать вам новый анекдот про Сталина? — спросил

Мюллер.

— А не опасно? — спросил Штирлиц и подумал, не сказал ли он чего

лишнего.

Штирлиц пришел на встречу со связным в знакомый бар и заказал 100 грамм водки.

— Водка у нас закончилась еще два дня назад, — извинился бармен.

— Ну, тогда 100 грамм коньячку.

— Коньячок у нас закончился вчера, — огорченно сказал бармен.

— Ну, а пиво-то есть?

— Увы, закончилось сегодня…

«Значит, связной уже здесь.» — подумал Штирлиц

Штирлицу сообщили, что у него в России родился сын.

Скупая мужская слеза выкатилась из его глаза. Штирлиц не был на Родине уже семь лет.

Радистка Кэт зашла в туалет и очень долго оттуда не выходила.

— Понос? — поинтересовался Штирлиц через дверь.

— По грудь! — ответила застрявшая Кэт, выбираясь из туалетной ямы.

Штирлиц шел в кафе «Элефант» на встречу с женой. Её уже в четвертый раз везли через линию фронта и три границы, и каждый раз выяснялось, что это не его жена.

Малые категории:

4. Телепатические. Суть этого анекдота может быть в чём угодно, единственное что присутствует всегда, это телепатическая дуэль, что является уникальным свойством анекдотов про Штирлица.

Штирлиц прогуливался по берлинскому зоопарку. В воде плавали какие-то птицы. «Утки», − подумал Штирлиц. «Майор Исаев», − подумали утки.

Штирлиц сидит у себя в кабинете и читает шифровку из Москвы. Вдруг в кабинет врывается Мюллер, отрывает от донесения кусок страницы и убегает. «Пронесло», — подумал Штирлиц. «Чтоб тебя так пронесло!» — подумал Мюллер.

Штирлиц шел по коридору. Мюллер подставил ему ногу и Штирлиц упал. «Едри твою мать!» — подумал Штирлиц. «Не смейте мне тыкать, Штирлиц!» — оскорбился Мюллер.

Штирлиц шел ночью по лесу и увидел вдали два красных глаза. «Мюллер» — подумал Штирлиц. «Сам ты Мюллер!» — подумал волк.

Мюллер выглянул из окна и увидел Штирлица. «Куда это он идет?»

— подумал Мюллер. «Не твое собачье дело,» — подумал Штирлиц.

5. Буквально. По неизвестно причине, шутки суть которых в буквальном понимании слов, «прилипли» к Штирлицу, в эту же категорию и шутки о многозначности некоторых слов или фраз.

Штирлиц ел картошку в мундире. Война окончилась и он не боялся его испачкать.

Штирлиц с трудом оторвал глаза от асфальта. Это были глаза профессора Плейшнера.

До Штирлица не дошло письмо из Центра. Не дошло, хотя он перечитал его еще раз.

Штирлиц с Мюллером стреляли по очереди. Очередь с криками разбегалась.

Штирлиц поставил шкаф на попа. Пастор Шлаг скончался.

Штирлиц зашел в кабинет и вытащил из сейфа записку Мюллера. Мюллер кричал и отчаянно сопротивлялся.

Штирлиц вышел из воды и лег на гальку. Светка обиделась и ушла.

Штирлиц потерял передатчик и его весь вечер бил озноб. Озноб был радистом и без передатчика работать не мог.

Штирлиц встал спозаранку. Румынская разведчица облегченно вздохнула.

Штирлиц с Мюллером поздно вечером выходят из ресторана. — Послушайте, Мюллер, давайте снимем девочек? — Мягкое у вас сердце, Штирлиц. Пусть до утра повисят.

На данный момент, это всё что удалось найти.

Знайте Советские люди, что вы потомки воинов бесстрашных!
Знайте, Советские люди, что кровь в вас течет великих героев,
отдавших за Родину жизни, не помыслив о благах!
Знайте и чтите Советские люди подвиги дедов, отцов!

БАЙДА МАРИЯ КАРПОВНА — ЗВЕЗДА ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА № 6183
(Указ Президиума Верховного Совета СССР от 20.06.1942)
(даты жизни: родилась 01.02.1922 — умерла 30.08.2002)

Мария Карповна Байда родилась в крымском селе Новосельское Ак-Меченского района (сейчас это Черноморский район) 1 февраля 1922 года. По окончании 7-летки, в 1936 году начала свою трудовую деятельность — санитарка городской больницы в Джанкое. В 1941 году собиралась поступать в медицинский техникум, но война внесла свои коррективы…

Сначала Мария в составе медицинской бригады от горбольницы обслуживала останавливающиеся в Джанкое санитарные поезда. С поздней осени 1941 года Байда боец 35-го батальона истребительного батальона (основной задачей батальона была борьба с немецкими парашютистами-диверсантами, разного рода провокаторами и паникерами, а также выявление вражеских лазутчиков).

Когда фашисты вплотную подошли к Севастополю, 35-й истребительный батальон вошел в состав Приморской армии, обороняющим черноморскую «крепость». С мая 1942 года старший сержант Мария Байда боец отдельной разведроты этого полка.

При отходе наших войск в ноябре 1941 г. к Севастополю в 514-й стрелковый полк 172-й стрелковой дивизии пришла девушка и просила взять ее с собой, так как она хочет сражаться за Родину. Она сказала, что служила в кооперативе и окончила курсы санитаров. Ее приняли в полк санитаркой. Во время первых штурмов Мария Байда показала себя бесстрашным бойцом и спасла жизнь многим красноармейцам и командирам, вынеся их с поля боя под огнем противника.

О ее боевых делах, отваге и самоотверженности знали не только в 514-м стрелковом полку. Но Мария просила перевести ее в разведку. Командир полка, зная об исключительной смелости девушки, ее смекалке и выносливости, удовлетворил просьбу, и М.К. Байда стала разведчицей.

Ее преимуществом было то, что она хорошо знала район Севастополя и его окрестности. В ночь перед третьим штурмом она находилась в составе разведгруппы старшины 2-й статьи Мосенко в боевом охранении.

Описание подвига Марии Карповны Байда

7 июня 1942 года фашисты предприняли очередной штурм Севастополя. Рота разведчиков, в составе которой воевала Мария Байда, держала оборону в районе Мекензиевых гор. Несмотря на многочисленное превосходство, гитлеровцы не могли сломить отчаянное сопротивление советских бойцов.

Мария находилась в самом эпицентре «боевого ада», но проявила себя, как смелый, порой даже сверх-отчаянный боец — когда в автомате заканчивались патроны, девушка бесстрашно перемахивала через бруствер, возвращаясь с трофейными автоматами и магазинами к ним. Во время одной из таких вылазок недалеко от нее разорвалась немецкая граната — контуженная и раненная в голову девушка потеряла сознание.

Байда пришла в себя ближе к вечеру — уже темнело. Как впоследствии оказалось, фашисты прорвали оборону правее позиций разведчиков и зашли им в тыл. Из всей роты в живых остался один офицер и полтора десятка бойцов — раненные они были взяты фашистами в плен.

Быстро оценив обстановку (в окопах разведчиков было не более 20 гитлеровцев и все они находились в одном месте — недалеко от пленных), Мария приняла решение атаковать. Благодаря внезапности и правильной реакции пленных разведчиков, которые в свою очередь напали на немцев, как только Мария открыла огонь по врагу из автомата, все фашисты были уничтожены.

Прекрасно зная схему минных полей, под прикрытием темноты Мария Байда вывела раненных бойцов к своим!

12 июля 1942 года тяжело раненная Мария была взята гитлеровцами в плен. Мужественно выдержала весь ад фашистских концлагерей Славуты и Равенсбрюка. Была освобождена американцами в мае 1945 года.

В Крым вернулась в 1946 году. С 1948 года постоянно проживала в Севастополе. С 1961 по 1989 год возглавляла центральный севастопольский городской ЗАГС.

Мария Карповна Байда скончалась 30 августа 2002 года (80 лет). Похоронена в Севастополе, на кладбище Коммунаров.

«Четверых убила прикладом»: как 20-летняя крымчанка уничтожила взвод нацистов (ФОТО)

Потрясающая история крымчанки, дравшейся за Родину так, что немцы теряли волю сопротивляться.

Обнаружив место побоища и увидев разбросанные тела мёртвых немецких солдат, командование вермахта, скорее всего, приняло событие за «внезапную атаку превосходящих сил противника». Конечно, ведь разом погиб почти целый взвод опытных фронтовиков, включая офицера: некоторые солдаты были попросту изрешечены огнём в упор, а четверых немцев и вовсе забили насмерть в рукопашной ударами автоматного приклада.

Германские генералы в полном составе наверняка сошли бы с ума, узнай они правду: отряд нацистов прикончила… 20-летняя раненая и контуженая девушка, санитарный инструктор — уроженка крымского села Новый Чуваш Мария Байда.

«Хочу убивать немцев»

Маша родилась 1 февраля 1922 года, окончила неполную среднюю школу в Джанкое, в дальнейшем работала в колхозе, больнице и сельском кооперативе. С первых же дней войны она вступила добровольцем в истребительный батальон: окончив курсы, стала медицинской сестрой.

В декабре 1941 года подала рапорт с просьбой перевести её в разведку на линию обороны Севастополя. Своё решение объяснила элементарно: «Я хочу убивать немцев».

Уже будучи на пенсии, Мария Карповна рассказывала: «Я видела столько крови и страданий, что просто у меня окаменело сердце. Не могла забыть разрушенные хаты, убитых детей, стариков и женщин. На поле боя на моих глазах гибли люди.

Умирали молодые, в расцвете сил: им бы ещё жить да жить, трудиться для счастья!» В разведку девушку приняли без сомнений. Маша Байда (в звании старшего сержанта) ходила через линию фронта охотиться за «языками»: удавалось ей это вполне неплохо. Однажды Маша захватила обер-ефрейтора вермахта, тащила его на себе в тыл, тот отчаянно сопротивлялся, поднял шум: немцы обстреляли группу, один из разведчиков погиб. Марию наказали трёхдневным арестом на гауптвахте.

Однако уже через 2 часа её вызвали в штаб: пленный отказывался говорить. Завидев Машу, он поразился: его, здорового мужика, взяла в плен молодая девчонка! Немец раскис, потерял самообладание и рассказал всё. Гауптвахту отменили, а Байде объявили благодарность.

7 июня 1942 года немцы двинулись на штурм Севастополя, и Мария вместе со своей разведротой приняла участие в отражении атаки.

Патронов было в обрез, но разведчицу это не смущало: если становилось нечем стрелять, Маша вылезала из окопа, забирала у мёртвых гитлеровцев оружие и возвращалась назад. Когда Байда в очередной раз отстёгивала подсумок с патронами у убитого немца, рядом разорвалась граната: девушка получила ранение осколками в голову и правую руку, была контужена, потеряла сознание.

Она пришла в себя уже вечером, когда было темно. Немцы к тому времени успели прорвать оборону на нескольких участках, остатки разведроты (девять человек, в основном раненые) были взяты в плен: солдаты вермахта как раз просматривали документы красноармейцев, собираясь уводить их с собой.

Маша приняла своё решение без колебаний, молниеносно: поняв, что все нацисты стоят кучно, в одном и том же месте, она рывком подняла с земли немецкий автомат, быстро прицелилась и открыла огонь.

Всех из одного автомата

Большинство немцев удалось застать врасплох: человек десять были убиты или тяжело ранены на месте. Раненые бойцы тут же напали на гитлеровцев и вступили с ними в рукопашную. Как только в автомате кончились патроны, Маша, схватив оружие обеими руками, словно дубину, обрушилась на врагов со звериной яростью.

Красноармейцы, свидетельствуя о её подвиге, впоследствии рассказывали: на их глазах девушка проломила череп немецкому офицеру несколькими ударами приклада, затем что есть силы ударила по голове следующего нациста. Не забудем, что Маша Байда была серьёзно ранена и контужена, но это не помешало ей расправиться с врагами за считаные секунды.

Всё было кончено буквально в мгновение ока. Бойцы подсчитали трупы убитых и обалдели: Мария отправила на тот свет 15 немецких солдат и одного офицера, четверых забив до смерти (!) в рукопашной.

А ведь на момент подвига Маше исполнилось всего лишь 20 лет, и девушкой она была хоть и физически развитой, но всё же абсолютно не напоминающей телосложением Шварценеггера. Хорошо зная тропинку через минные поля, старший сержант вывела раненых красноармейцев в расположение своих частей.

Плен, лагерь, гестапо

Толком не залечив ранение, неустрашимая Маша вернулась на передовую, вскоре была ранена ещё раз (!) и уже тогда угодила в госпиталь на Инкерманских штольнях. Вдобавок воспалились прежние раны, начали сильно кровоточить. Находясь на больничной койке, Мария Карповна узнала: 20 июня 1942 года президиум Верховного Совета СССР присвоил ей звание Героя Советского Союза.

Не завершив лечение, Маша опять сбежала на фронт и включилась в оборону. Увы, воевать храброй девушке оставалось недолго. 1 июля в ходе массированного штурма немцы ворвались в Севастополь.

Часть группы Байды отступила в скалы южнее Казачьей бухты: там красноармейцы укрывались ещё почти две недели, тщетно ожидая подкрепления. К сожалению, оно так и не прибыло. 12 июля 1942 года Мария Байда была (в шестой раз) тяжело ранена и в бессознательном состоянии захвачена в плен. Начались долгие скитания и мытарства: сначала её отвезли в Бахчисарайский концлагерь, потом — в лагерь под город Славуту.

Там девушка вступила в подпольную ячейку, распространяла листовки о победах советских войск и планировала побег, но кто-то выдал подпольщиков.

Командира ячейки Ксению Каренину казнили, а Машу Байду отправили на Западную Украину, в Ровно, и далее уже — в Австрию, под Зальцбург.

Неугомонная девушка опять вошла в состав подпольной группы узников, собиравшейся поднять в концлагере восстание. В январе 1945 года Марию Карповну арестовали и посадили в камеру гестапо.

Она находилась в заключении 4 месяца, её избивали, держали в ледяном карцере. 8 мая 1945 года узников освободили американские войска: Мария к тому времени заболела туберкулёзом и не могла самостоятельно ходить. После краткого лечения через полгода Маша вернулась домой.

Скромная героиня

Пребывание в плену поставило 23-летнюю девушку на грань инвалидности. Требовать что-то от государства, скандалить, обивать пороги было не в её характере, хотя такое право она как орденоносец имела.

Ещё шесть месяцев ушло на восстановление здоровья: к счастью, помогло проживание у моря. В мае 1946 года Маша пошла работать простой официанткой в чайную Джанкоя. И лишь осенью 1947 года, выражаясь тогдашними фразами, «награда нашла героя»: Марии Карповне Байде наконец-то вручили орден Ленина и медаль «Золотая Звезда».

Эта красивая девушка, в одиночку уничтожившая почти два десятка матёрых немецких военных, всегда в дальнейшем вела себя очень скромно и без хвастовства.

В 1961 году Мария переехала в Севастополь (именно за этот город она храбро дралась, не жалея крови) и 25 лет подряд проработала заведующей городским ЗАГСом.

По собственному признанию, за это время Герой Советского Союза зарегистрировала 60 000 (!) браков и выдала 70 000 свидетельств о рождении.

О своём потрясающем подвиге она рассказывала журналистам редко, если только очень уж упрашивали. 30 августа 2002 года в возрасте 80 лет Мария Карповна Байда умерла. Она была похоронена на кладбище Коммунаров в Севастополе. Сейчас её имя носит севастопольский парк.

Хочется сказать, что «есть женщины в русских селеньях», пусть это и жутко банально. Но ведь чистая правда.

Георгий Зотов