9 рота 1988 Афганистан

Нескончаемый бой

Моджахеды предприняли попытку вернуть утраченные позиции через 10 дней – 7 января 1988 года. Все началось примерно в 3 часа дня с получасового артиллерийского обстрела. А дальше десантников атаковали, по разным данным, от 200 до 400 мятежников, в числе которых были и наемники.

Существует информация, что в штурме высоты 3234 принимали участие бойцы спецподразделения «черные аисты», в состав которых наряду с афганцами входили и хорошо обученные наемники из других арабских стран. Есть мнение, что одним из руководителей этой операции был тогда еще молодой саудит Усама бен Ладен.

По словам военного историка и ветерана-афганца Виктора Добросельского, боевики обстреливали обширную территорию, занимаемую советскими войсками, но именно по высоте 3234 велся по-настоящему массированный огонь. В первые минуты обстрела был убит радист Андрей Федотов, после чего взвод потерял связь с командованием.

Завершив обстрел, моджахеды полезли на вершину, умело прячась за террасообразными уступами. Первую атаку удалось отбить. У десантников был лишь один раненый, повстанцы потеряли до 40 человек. В следующей вылазке боевикам удалось уничтожить одну из пулеметных точек. Геройски повел себя командир расчета Вячеслав Александров, который понимая, что их позиция будет рано или поздно уничтожена, отправил двух товарищей к основным силам, а сам продолжал стрелять до последнего. Сержант и его пулемет были изрешечены осколками гранат.

Атаки моджахедов повторялись ежечасно: каждая последующая была ожесточеннее предыдущей, с каждым разом боевики все ближе подбирались к десантникам. С дальних позиций по вершине била артиллерия, с ближних стреляли из противотанковых гранатометов.

В 3 часа ночи был предпринят 12-й и как оказалось последний штурм высоты 3234. Положение наших бойцов было критическим. Моджахеды подошли почти вплотную: местами воюющие стороны разделяло не более 15 метров. У защитников силы были на исходе, заканчивались боеприпасы. Оставшиеся в живых уже готовы были вызвать огонь на себя.

Как рассказывал сержант оборонявшего высоту взвода С. Ю. Борисов (его слова приводит Юрий Лапшин в книге «Афганский дневник»), они вели огонь по «духам» почти в упор, но из-за двух толстых деревьев не могли полностью простреливать их позиции. Как только моджахеды подползли на расстояние 6-7 метров, они стали закидывать десантников гранатами. «Было много раненых, они лежали, а мы ничем не могли им помочь. Нас осталось четверо», – вспоминал Борисов.

Казалось, еще 10 минут и высота будет занята боевиками. Но именно в этот момент к оборонявшимся прорвалось подразделение из 12 человек под командованием старшего лейтенанта Алексея Смирнова, которое не только подавило атаку, но и доставило боеприпасы. Трехкилометровый марш-бросок удался нашим бойцам лишь благодаря темноте. Вскоре на подмогу прибыли еще две группы резерва с дополнительными комплектами боеприпасов. Только к утру удалось погасить атакующий порыв боевиков.

Контратака десантников окончательно решила исход этого сверхзатяжного боя. Моджахеды, оценив свои силы, оставили дальнейшие попытки штурма высоты. Подобрав раненых и убитых, они отступили. После боя прошел слух, что главари боевиков, штурмовавших высоту, за неудовлетворительный результат были казнены. Советские бойцы охраняли подступы к высоте 3234 в течение еще 20 суток.

Подвиг девятой роты

Только начался новый, 1988 год. Советские войска в Афганистане стремительно теснили моджахедов, постепенно очищая от них одну провинцию страны за другой. К этому времени в ДРА уже не было ни одной провинции, которая бы полностью контролировалась моджахедами. Несмотря на большие потери и тяжелейшие условия несения службы, советские воины с честью выполняли свой долг. Тем не менее, моджахеды не теряли надежд на успех. Ведь ко времени описываемых событий в мире происходили масштабные изменения. Советский Союз слабел, США набирали силу, а значит афганские моджахеды, за которыми стояли те же США и Пакистан, могли рассчитывать на определенное улучшение своего положения.

Провинция Пактия расположена на востоке Афганистана, на самой границе с Пакистаном, и населена преимущественно пуштунскими племенами, родственными населению соседней пакистанской провинции. Ее географическое положение было очень выгодно для моджахедов, поскольку через практически прозрачную афганско-пакистанскую границу могли просачиваться подкрепления, включая даже подразделения регулярных пакистанских войск. В городе Хост, также расположенном на границе с Пакистаном, афганские моджахеды планировали развернуть деятельность собственного правительства, которое видели центром антисоветского и антикоммунистического сопротивления в стране. Фактически моджахеды при поддержке пакистанских спецслужб планировали «оторвать» округ Хост от остальной провинции и превратить его в опорную базу для дальнейшего развертывания боевых действий.
Хост много лет находился в осаде. Ситуация особенно осложнилась после того, как советские войска отошли и в городе остались лишь части правительственных войск ДРА. Афганские моджахеды блокировали все наземные подходы к городу, хотя оставалась возможность переброски подкреплений, продовольствия, боеприпасов по воздуху. Дорога к Хосту не использовалась восемь лет, с 1979 года. Естественно, это серьезно затрудняло контроль правительственных войск над округом и над государственной границей Афганистана. Советское командование давно собиралось организовать операцию по разблокированию города.
В конце концов, в 1987 году эта операция под названием «Магистраль» была разработана. Перед ней ставились цели разблокировать и зачистить Хост с целью взятия его окрестностей под полный контроль. Для проведения операции были выделены значительные силы и ОКСВА, и афганских правительственных войск. Главной ударной силой наступления предстояло стать подразделениям 103-й воздушно-десантной дивизии, 108-й и 201-й мотострелковых дивизий, 56-й отдельной десантно-штурмовой бригады, 345-го отдельного парашютно-десантного полка, 45-го инженерно-саперного и 191-го мотострелкового полков. Афганское правительство направило подразделения пяти пехотных дивизий и танковой бригады, а также 10 батальонов Царандоя. Операция началась 23 ноября 1987 года, после того, как советское и афганское командование убедились в невозможности проведения переговоров с радикально настроенным командиром Джелалуддином Хакани, командовавшим силами моджахедов в районе Хоста.
Операцию удалось провести достаточно оперативно, после чего дорога на Хост оказалась под контролем советских и правительственных войск. 30 декабря 1987 года было восстановлено автомобильное сообщение с Хостом. Однако поскольку ситуация все равно оставалась нестабильной, было решено выставить у дороги сторожевое охранение, которое могло бы обеспечивать безопасность перевозок. Южную сторону дороги поручили оборонять 3-му парашютно-десантному батальону 345-го отдельного парашютно-десантного полка.
345-й отдельный парашютно-десантный полк — один из самых знаменитых в советских воздушно-десантных войсках. В Афганистане он находился с самого начала боевых действий. Все та же девятая рота полка, о которой речь пойдет ниже, принимала непосредственное участие в штурме дворца Амина 27 декабря 1979 года. Тогда 9-й ротой командовал старший лейтенант Валерий Востротин (впоследствии — видный советский и российский военачальник, дослужившийся до гвардии генерал-полковника и занимавший девять лет, с 1994 по 2003 годы, должность заместителя Министра Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий). Таким образом, ко времени описываемых событий полк находился в Афганистане восемь лет. Кстати, командовал им в 1986-1989 гг. Валерий Востротин.
Для обороны высоты 3234, которая находится на 7-8 километров к юго-западу от среднего участка дороги «Гардез-Хост», была выделена 9-я парашютно-десантная рота 345-го полка. На высоту было отправлено лишь 40% личного состава роты — 39 человек, командовать ими назначили заместителя командира 9-й парашютно-десантной роты старшего лейтенанта Сергея Ткачева, исполнявшего в то время обязанности командира роты (командир роты Алим Махотлов был в это время в отпуске — в Советском Союзе). Высота была укреплена путем обустройства огневых позиций и укрытий для личного состава, с южной стороны установлено минное поле. Для усиления роты выделили расчет крупнокалиберного пулемета, а кроме того в состав подразделения включили артиллерийского корректировщика — старшего лейтенанта Ивана Бабенко, служившего командиром взвода управления 2-й гаубичной артиллерийской батареи артиллерийского дивизиона 345-го полка.
Всего на позиции находились 5 офицеров и 1 прапорщик. Это были гвардии старший лейтенант Сергей Ткачев — заместитель командира 9-й парашютно-десантной роты, исполнявший обязанности командира, гвардии старший лейтенант Виталий Матрук — заместитель командира 9-й роты по политической части, гвардии старший лейтенант Виктор Гагарин, командовавший 1-м взводом, гвардии старший лейтенант Сергей Рожков, командовавший 2-м взводом, гвардии старший лейтенант Иван Бабенко — корректировщик, и гвардии прапорщик Василий Козлов — старшина 9-й парашютно-десантной роты.
7 января 1988 года отряд афганских моджахедов атаковал высоту 3234. Моджахеды планировали ликвидировать сторожевое охранение на господствующей высоте, что позволило бы им открыть доступ к дороге Гардез — Хост и получить возможность ее беспрепятственного обстрела. Для нападения на высоту моджахеды подготовились довольно хорошо — они подтянули безоткатные орудия, минометы, использовали гранатометы. Благодаря скрытым тропам моджахедам удалось подобраться к позициям 9-й роты на 200 метров. Обстрел из безоткатных орудий и минометов начался в 15:30 минут, а в 16:30 моджахеды пошли в атаку под прикрытием артиллерийского огня. Атаковали моджахеды по двум направлениям и безрезультатно. Спустя 50 минут атаки погибли 10-15 боевиков и 30 получили ранения. Во время обстрела погиб и радист Федотов, после чего рота лишилась рации. Старший лейтенант Виктор Гагарин, командовавший 3-м взводом 9-й роты, смог так эффективно организовать оборону своих позиций, что атака моджахедов захлебнулась.

В 17:30 началась вторая атака моджахедов — на этот раз с другого направления, на позиции, которые защищал взвод под командованием старшего лейтенанта Рожкова. Примерно в 19:00 моджахеды атаковали вновь. В этот раз моджахеды совместили обстрел и атаку позиций. Более того, как вспоминают участники тех событий, в этот раз моджахеды поднялись в атаку в полный рост, очевидно рассчитывая на психологический эффект. Атака действительно была страшной. Погибли пулеметчики старшие сержанты Борисов и Кузнецов. Командовавший отделением младший сержант Вячеслав Александров (на фото) дал команду своим отходить, а сам отстреливался до последнего, пока его не накрыли из гранатомета.
Старший лейтенант Бабенко запросил поддержку артиллерии. По позициям моджахедов били три гаубицы Д-30 и три самоходные установки «Акации». Всего было произведено 600 выстрелов, причем в некоторые моменты артиллерийские орудия били почти вплотную к позициям роты.
Четвертая атака последовала в 23:10. Всего же до трех часов ночи было предпринято двенадцать атак. К этому времени положение 9-й роты настолько ухудшилось, что офицеры были готовы вызвать огонь артиллерии. Однако к ним пробилась подмога — разведывательный взвод 3-го парашютно-десантного батальона под командованием старшего лейтенанта Алексея Смирнова, который доставил боеприпасы и позволил перейти в контратаку. Хотя Смирнов пришел на помощь всего с пятнадцатью разведчиками, этого оказалось достаточным для кардинального изменения ситуации.
В результате прибытия подкрепления моджахеды были вынуждены прекратить атаку советских позиций и удалились, собрав раненых и убитых. Так, в результате двенадцатичасового боя моджахедам так и не удалось подавить сопротивление советских солдат. Героические бойцы 9-й роты смогли отстоять высоту в бою с превосходящими силами противника. Потери советских военнослужащих составили 6 человек убитыми и 28 человек ранеными. Посмертно младший сержант Вячеслав Александров и рядовой Андрей Мельников (на фото) были удостоены высокого звания Героев Советского Союза. На момент гибели уроженцу Оренбурга младшему сержанту Александрову было всего 20 лет, а выходцу из Могилева рядовому Мельникову — лишь 19 лет (причем у него, женившегося еще до призыва на военную службу, уже была маленькая дочь). Андрей Кузнецов, служивший сержантом в 9-й роте и принимавший участие в героической обороне высоты 3234, в интервью РИА Новости затем рассказывал, что кроме 6 погибших в самом бою, еще человек пятнадцать впоследствии умерли от ранений или их последствий в госпиталях. Боеспособных осталось 8 человек. Что самое интересное — все они остались дослуживать на той же высоте 3234, доукрепленные разведывательным взводом.
Кстати, моджахеды не отказались от попыток ликвидировать позиции советских войск на высоте 3234 и в дальнейшем. Оставшийся на высоте разведвзвод старшего лейтенанта Смирнова не раз подвергался минометным обстрелам со стороны душманов.
Помимо боевиков Хакани, самое прямое участие в штурме высоты 3234 принимали т.н. «черные аисты». До сих пор история этого диверсионного отряда, сражавшегося в составе сил афганских моджахедов, остается очень плохо изученной. По наиболее распространенной версии, костяк «черных аистов» составляли военнослужащие пакистанского спецназа. В отличие от моджахедов из числа пуштунских крестьян, пакистанские спецназовцы имели куда более высокий уровень подготовки — их обучали кадровые офицеры пакистанской армии и американские военные советники. Другая версия говорит, что кроме пакистанских спецназовцев, в «черные аисты» принимали и наиболее подготовленных добровольцев из числа как собственно афганских моджахедов, так и иностранцев из Саудовской Аравии, Иордании, Египта, Китая (Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР). Гульбеддин Хекматияр старался создать из «черных аистов» настоящую элиту. Каждый боец этого подразделения должен был владеть навыками не просто стрелка и разведчика, но и снайпера, радиста и минера. По воспоминаниям участников афганской войны, «черные аисты» отличались не только хорошей подготовкой, но и невероятной жестокостью, принимая участие не только в боевых операциях, но и в пытках попавших в плен советских военнослужащих и солдат афганских правительственных войск.
В любом случае, Пакистан и его спецслужбы имели самое непосредственное отношение к организации нападения на высоту 3234. Однако Советский Союз продолжал сохранять дипломатические отношения с государством, фактически открыто противостоявшим Советской Армии во время афганской войны. Пакистанские спецслужбы готовили афганских моджахедов, размещали учебно-тренировочные лагеря и базы на территории пограничных провинций Пакистана, организовывали поток иностранных наемников и добровольцев, в конце концов — просто отправляли пакистанских спецназовцев для участия в отдельных операциях. И все это сходило Исламабаду с рук, равным образом, как и зверское подавление восстания советских военнопленных в лагере Бадабер.
Даже теперь, спустя тридцать лет после прошедших событий, подвиг 9-й роты 345-го полка невозможно забыть. В очередной раз советские воины, большую часть которых составляли совсем юные 19-20-летние мальчишки, показали всему миру чудеса мужества и героизма. К сожалению, доблесть советских солдат и офицеров, сражавшихся в далеком Афганистане, не нашла достойной награды на родине. Спустя три с половиной года после боя на высоте 3234 развалился Советский Союз. Его защитники, совсем молодые парни, остались без должной помощи и внимания со стороны государства, выживали как могли. Кадровые офицеры еще продолжали службу, а демобилизовавшимся срочникам и военнослужащим, ушедшим в запас, приходилось не очень легко. Сколько воинов-интернационалистов так и не смогло адаптироваться к мирной жизни и погибло уже после войны, в мирных российских городах и селах. Тем не менее, на сто процентов можно быть уверенным в том, что даже если бы солдаты и офицеры 9-й роты знали, что ждет впереди и советскую страну, и их самих, они бы все равно поступили также, как и поступили — держались бы до конца.

История подвига бойцов 9-й роты: как это было в жизни

9-я рота 345-го парашютно-десантного полка ВДВ занимала несколько высот, сформировав ротный опорный пункт. Боевая задача стояла следующая: не допустить прорыва противника к дороге Гардез — Хост. Под катом вас ждет не выдуманная история о подвиге славных бойцов 9-й роты, которая была изложена на основании боевого донесения, а также сведений из других источников.

К 1988г. весь мир знал, что советские войска в скором времени окончательно покинут Афганистан. Миллиарды долларов, вложенные администрацией США в финансирование различных формирований ‘борцов за веру’, до сих пор не дали никакого серьезного результата. Ни одна провинция не была под полным контролем ‘духов’, ни один, даже задрипанный городишко не был захвачен. А ведь как обидно американскому истэблишменту — так и не отомстили толком СССР за Вьетнам! В стане афганской оппозиции, на пакистанских базах, при участии американских и пакистанских советников, разработали план: взять приграничный город Хост, создать там альтернативное Кабулу правительство, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Духам удалось блокировать наземный путь в Хост, и снабжение гарнизона долго осуществлялось по воздуху. Осенью 1987 года командование 40-й армии начало осуществлять армейскую операцию по деблокированию Хоста под названием ‘Магистраль’. Духовские группировки были разгромлены и отступили за Джадранский хребет, освободив трассу на Хост. Наши подразделения заняли господствующие высоты вдоль дороги, и в Хост пошли грузы.

7 января 1988г., примерно в 15-00 начался обстрел высоты 3234, на которой находились 39 десантников взвода ст.л-та В.Гагарина. Вернее, обстреливали все высоты, но сосредоточенный, массированный огонь велся именно по господствующей на данной местности высоте 3234. Во время обстрела погиб рядовой Андрей Федотов, радист арт корректировщика ст. лейтенанта Ивана Бабенко, и была разбита рация. Тогда Бабенко взял рацию одного из командиров взводов.

В 15-30 началась первая атака. В составе штурмующих мятежников было спецподразделение — так называемые ‘черный аисты’, одетые в черную униформу, черные чалмы и каски. В его состав, как правило, входили наиболее подготовленные моджахеды-афганцы, а также пакистанские спецназовцы и различные иностранные наемники (в качестве советников-командиров). По данным разведотдела 40-й армии, в бою участвовали также коммандос полка ‘Чехатвал’ армии Пакистана.

С нашей стороны непосредственно боем руководил командир 3-го взвода 9-й роты старший лейтенант Виктор Гагарин. После первой атаки противник потерял около 40 человек убитыми и ранеными. У нас был ранен мл.с-т Борисов. После массированного обстрела из минометов и переносных ПУ реактивных снарядов, в 17-35 противник атаковал высоту с другого направления, но попал под сосредоточенный огонь с высоты, где держал оборону взвод ст.лейтананта С.Рожкова. Через 40 минут боя духи отошли. В 19-10 началась третья атака, массированная, под прикрытием огня гранатометов и пулеметов. На этот раз погибли ст.сержант В.Александров из расчета пулемета ‘Утес’, Сергей Борисов и Андрей Кузнецов. Позиция 12,7мм пулемета НСВ (‘Утес’) прикрывала подступы к основным позициям десантников. Чтобы уничтожить крупнокалиберный пулемет, косивший духов практически в упор, атакующие массированно применили гранатометы РПГ. Вячеслав Александров понимал, что уцелеть пулеметному расчету не удастся, поэтому дал команду двум своим номерам расчета — А.Копырину и С.Объедкову — отойти к основным силам, а сам стрелял до последнего. И пулемет, и старший сержант были буквально изрешечены осколками гранат.

Далее были атака за атакой. На исходе дня к 3-му взводу подошло подкрепление: группа десантников второго взвода 9-й роты гвардии старшего лейтенанта Рожкова Сергея Владимировича, ночью появилась группа разведчиков ст.л-та Алексея Смирнова. Сразу после этого, примерно в 1-00 8 января, противник предпринял наиболее яростную атаку. Духам удалось приблизиться на расстояние броска гранаты и забросать часть позиций роты гранатами. Однако и эта атака была отбита. Всего противник предпринял 12 массированных атак, последние уже в середине ночи 8 января. В течение ночи прибыли еще 2 группы резерва: десантники ст.л-та Сергея Ткачева и разведчики ст.л-та Александра Меренкова. Они доставили боеприпасы и воду обороняющимся, и приняли участие в отражении последних атак.

Из воспоминаний сержанта 2-го взвода 9-й роты С. Ю. Борисова, сделанных им сразу после боя на высоте 3234 (по книге Лапшина Юрия Михайловича — замкомандира 345 ПДП в 1987-89 гг. «Афганский дневник»).
‘Все атаки душманов были хорошо организованы. К нам на подмогу пришли другие взвода роты, пополнили наш запас боеприпасов. Наступило затишье, вернее угомонилась стрельба. Зато поднялся сильный ветер, стало очень холодно. Я спустился вниз под скальник, где находились только что пришедшие товарищи. В это время началась самая страшная и самая жуткая атака. Было светло от разрывов ‘граников’ (гранат от РПГ-7). Душманы вели шквальный огонь с трех направлений. Они вычислили наши позиции, и вели сосредоточенный огонь из гранатометов по месту, где находился ряд. А. Мельников с пулеметом. Духи выпустили туда пять или шесть гранат. Он уже мертвый прибежал вниз. Упал замертво, не произнеся ни слова. Он с самого начала боя вел огонь из пулемета, как с нашего направления, так и с того, где получил смертельную рану.

Мл. сержанту Передельскому В. В. я приказал все гранаты нести наверх, к тому камню, где находились все наши товарищи. После чего сам взял гранату и устремился туда. Подбодрив ребят, чтобы держались, сам стал вести огонь.
Духи уже подошли на 20-25 метров. Мы вели по ним огонь почти в упор. Но мы даже не подозревали, что они подползут еще ближе на расстояние 5-6 метров и оттуда станут закидывать нас гранатами. Мы просто не могли простреливать эту рытвину, возле которой было два толстых дерева. В этот момент гранат у нас уже не было. Я стоял рядом с А. Цветковым и граната, которая разорвалась под нами, была для него смертельной. Меня же ранило в руку и в ногу.
Было много раненых, они лежали, а мы ничем не могли им помочь. Нас осталось четверо: я, Владимир Щиголев, Виктор Передельский и Павел Трутнев, потом прибежал на подмогу Зураб Ментешашвили. У нас оставалось уже по два магазина на каждого, и ни одной гранаты. Даже некому было снаряжать магазины. В этот самый страшный момент к нам на подмогу пришел наш разведвзвод, а мы стали вытаскивать раненых. Рядовой Игорь Тихоненко прикрывал наш правый фланг все 10 часов, вел прицельный огонь из пулемета. Возможно, благодаря ему и Андрею Мельникову «духи» не смогли обойти нас с правой стороны. В четвертом только часу духи поняли, что эту горку им не взять. Забрав своих раненых и убитых, они стали отходить.На поле боя потом мы нашли гранатомет, выстрелы к нему в разных местах и три ручные гранаты без колец. Видимо, когда они рвали кольца, чеки остались в запале. Может быть, мятежникам и не хватило буквально этих трех гранат, чтобы подавить наше сопротивление.
Везде было много крови, видимо, у них были большие потери. Все деревья и камни были изрешечены, не видно живого места. В деревьях торчали хвостовики от ‘граников’.
Я еще не написал про «Утес», который «духи» пулями и осколками в прямом смысле превратили в кусок металлолома. Мы вели из него огонь до самой последней минуты. Сколько было противника, можно только догадываться. По нашим прикидкам, никак не менее двух-трех сотен.’

Алексей Смирнов, выпускник РВВДКУ, возглавлял группу разведчиков, пришедшую на помощь взводу Виктора Гагарина.
‘…Началась крупномасштабная операция ‘Магистраль’, во время которой провоевавшему в Афганистане уже полгода Смирнову и довелось сражаться вместе с 9-й ротой их 345-го полка на упомянутой выше высотке.
В конце ноября 1987 года полк перебросили под Гардез с задачей выбить ‘духов’ с господствующих высот вокруг города Хост. В 20-х числах декабря Смирнов без боя занял со своими разведчиками высоту 3234, передав ее парашютно-десантному взводу 9-й роты. Затем несколько дней выполнял следующие боевые задачи — занимал новые высоты и участвовал в зачистке близлежащего кишлака. 6 января завязался бой за высоту 3234.
Обстреляв горку из минометов и безоткатных орудий, душманы попытались взять ее пешей атакой. Когда в 9-й роте появился первый ‘двухсотый’, комбат приказал Смирнову подняться на высоту, чтобы вынести погибшего ефрейтора Андрея Федотова с поля боя. Но уже через минуту поменял решение, приказав Смирнову взять как можно больше боеприпасов и, дойдя до соседней высотки, ждать его дальнейших команд. К обороняющемуся взводу тем временем подошел командир 9-й роты с еще одним взводом, однако противостоять нарастающим атакам душманов становилось все сложнее. Выполняя со своими пятнадцатью разведчиками роль близлежащего резерва для уже почти окруженного взвода, Смирнов видел, как моджахеды все яростнее идут на штурм, как покрытая снегом горка чернеет от взрывов и пороховых газов. При этом комбат упрямо держит его в резерве, думая, что ‘духи’ могут попытаться обойти роту с его стороны. С нескольких сотен метров, которые разделяли Смирнова и сражающуюся 9-ю роту, он хорошо слышал крики моджахедов: ‘Москва, сдавайся!’. И когда уже поздним вечером с места боя начали доноситься доклады бойцов ротному о кончающихся патронах, Смирнов радировал комбату, что больше тянуть нельзя. Получив добро на атаку, рванул на выручку роте. 15 разведчиков Смирнова и доставленные ими боеприпасы сделали свое дело: после нескольких часов ночного боя боевики отступили. Когда рассвело, на подступах к устоявшей высоте валялось много брошенного оружия, а снег изобиловал кровяными пятнами.’

Резюме.
В принципе, с нашей стороны все было достаточно грамотно. Арткорректировщик ст.лейтенант Иван Бабенко привлекал к подавлению атак приданную артиллерию — самоходки ‘Нона’ и гаубичную батарею, обеспечивал нанесение и корректировку артударов от начала и до конца боя, причем наши снаряды рвались при последних атаках буквально в 50 метрах от позиций бойцов 9-й роты. Очевидно, артиллерийская поддержка сыграла важнейшую роль в том, что десантникам, несмотря на подавляющее превосходство атакующих в живой силе, удалось удержать позиции.
9-я рота мужественно и умело оборонялась 11-12 часов. Меры, принимаемые командованием для организации боя были своевременными и правильными: в качестве резерва на высоту прибыли 4 группы; огневая поддержка была на уровне, связь работала четко. По некоторым сведениям, в составе роты был и авианаводчик, однако из-за неблагоприятных метеоусловий авиацию применить не удалось. Наши потери можно считать относительно небольшими: они составили 5 убитых непосредственно в ходе боя, еще один умер от ран уже после боя. Старшему сержанту Александрову В.А. (пулемет ‘Утес’) и младшему сержанту Мельникову А.А. (пулемет ПК) присвоили звание Героя Советского Союза посмертно. Все остальные участники боя были награждены орденами. Потери противника можно оценить лишь приблизительно, так как всех погибших и раненых моджахедов эвакуировали в течение ночи на территорию Пакистана. Общее количество ‘духов’, одновременно участвовавших в атаках, по оценке участников боя, было от 2 до 3 сотен, т.е. на одного оборонявшегося советского солдата приходилось от 6 до 8 нападавших в среднем.

Высоту 3234 защищали: офицеры — Виктор Гагарин, Иван Бабенко, Виталий Матрук, Сергей Рожков, Сергей Ткачев, прапорщик Василий Козлов; сержанты и рядовые — Вячеслав Александров, Сергей Бобко, Сергей Борисов, Владимир Борисов, Владимир Веригин, Андрей Дёмин, Рустам Каримов, Аркадий Копырин, Владимир Криштопенко, Анатолий Кузнецов, Андрей Кузнецов, Сергей Коровин, Сергей Лащ, Андрей Мельников, Зураб Ментешашвили, Нурматджон Мурадов, Андрей Медведев, Николай Огнев, Сергей Объедков, Виктор Передельский, Сергей Пужаев, Юрий Саламаха, Юрий Сафронов, Николай Сухогузов, Игорь Тихоненко, Павел Трутнев, Владимир Щиголев, Андрей Федотов, Олег Федоронко, Николай Фадин, Андрей Цветков и Евгений Яцук; а также разведчики 345-го ПДП и десантники других взводов 9-й роты, подошедшие в качестве усиления.

Из них погибли на высоте 5 человек: Андрей Федотов, Вячеслав Александров, Андрей Мельников, Владимир Криштопенко и Анатолий Кузнецов. Еще один боец — Андрей Цветков — умер в госпитале через сутки после боя на высоте 3234.

LiveInternetLiveInternet

«Седьмой» пассажиров взял!..

Подполковник в запасе, бывший афганец, кавалер боевых орденов, а ныне серпуховский таксист считает: «Если работа нравится и приносит благо, то она не может быть плохой»
Его зелёный, уже далеко не новенький «Фольксваген» с «шашечками» на крыше не первый год колесит по дорогам Серпуховского региона. Кого только не приходилось возить. Но мало кто из пассажиров догадывается, что за рулём иномарки не просто профессиональный водитель Сергей Ткачёв, а десантник, кавалер орденов «Боевого Красного знамени» и «Красной звезды», командир легендарной 9-й роты. Той самой, о которой в 2005 году снял фильм Фёдор Бондарчук.
Родился Сергей в 1962 году в подмосковных Озёрах. Ещё в детстве, в отличие от своих приятелей, мечтал стать десантником, поэтому после школы прямиком отправился в Рязанское воздушно-десантное училище. Однако, несмотря на отличный аттестат и два десятка парашютных прыжков в активе, конкурс Ткачёв не выдержал. Впрочем, отступать от мечты не собирался и стал таки курсантом училища. Правда, с третьего раза.
— Я в то время уже срочную службу проходил в Чехословакии, поэтому приняли меня в училище вне конкурса, — вспоминает Сергей. – ВДВ – войска мобильные, в течение получаса в грузовой самолёт ИЛ-76 загружаются три машины и взвод. Десантник – он автономен, как подводная лодка, потому что всегда всё носит с собой.
Прыгнул, приземлился, парашют скинул и готов вести бой.
Чуть больше четырёх лет Ткачёв постигал азы и секреты, тактику и стратегию десантных войск. Упорства и терпения ему было не занимать. И не только в учёбе. Однажды увидел красивую девушку и влюбился. Год настойчиво и красиво ухаживал, а потом сделал предложение. Отказать Марина не смогла. Сегодня в семье Ткачёвых двое детей: 15 летняя Лидия и 13 летняя Вера.
— Училище закончил в 1985 году, и нас с женой направили служить в 97 й Гвардейский парашютно-десантный полк в Литву, – рассказывает Сергей. – А через два года меня вызвало командование: пора, говорят, ехать в Афганистан. Впрочем, я и сам хотел рапорт написать. Но знающие люди мне сказали: на войну не просятся, но скажут надо ехать – отказываться не смей. Я и не отказался.
Направили Ткачёва заместителем командира 9 й роты. 345 й полк, в который входило это подразделение, базировался в Баграме –прикрывал аэродром и вход в Панджшерское ущелье. Это уже позже Ткачёв узнал, что полк противники окрестили «Баграм командос» и относились к нему с уважением.
— Офицеры, тем более на боевых действиях, никогда не носили опознавательных знаков, погон, эмблем, – говорит Сергей Борисович. — Только на рукавах хлоркой был нарисован знак «Роза ветров». Два раза мы летали в город Шандант, обеспечивали вывод дивизии. Никто не знал, что мы прибудем. Но когда сели в Шанданте – нам встретился местный дед. Старый, в чалме, с бородой. И говорит: «О, Баграм командос! Здравствуйте, ребята! Безам, безам (стрелять) не надо. Баграм командос все уважают. Хороший солдат. Погостите и езжайте домой. С вами воевать не будем…». Я колонну проводил от Шанданта до Кушки. Это достаточно большое расстояние. Ни одного выстрела не прозвучало, ни когда туда шли, ни на обратном пути. А за нами шли колонны — их обстреливали…

Тогда, по воспоминаниям Ткачёва и его сослуживцев, Афганистан представлял собой засилье безграмотных диких племён, которые между собой делили землю, воевали. И хотя с мирным населением запрещено было контактировать, наши солдаты к ним нормально относились, еду давали. Кстати, в аулы ходить было запрещено. Особенно по одному. Этим фильм тоже отличается от реальности. Герой Крюкова благополучно сходил в аул за спичками. На самом деле такие походы были чреваты всякими проблемами.
— У нас был такой случай. Сержант и солдат пошли в аул за дынями и арбузами, – вспоминает Сергей Борисович. – И не вернулись. Мы их потом нашли, раздетых, растерзанных, с вырезанными внутренностями. Издевались над ребятами, как хотели. Я такую же жестокость видел потом в Азербайджане в 1989-м году. Армянский район в Гяндже (бывший Кировабад) местные полностью выжгли, резали, убивали. Не разбирались – старики, женщины, дети… У меня слёзы от обиды текли — куда мы приехали? Что со страной сделали?…
В Афганистане расслабляться было некогда. Двухнедельная подготовка к боевым действиям, а затем выход на боевые действия. То колонны с провизией и техникой прикрывали, то с душманами в бой вступали. Причём там, где нога шурави (советские солдаты в Афганистане) не ступала совсем.
— Мы пытались пробить дорогу к провинции Хост, – вспоминает Ткачёв. – Пуштунские племена держали эту территорию под своим контролем. Даже моджахеды платили им дань, чтобы пройти. Снабжение всем необходимым шло только по воздуху – по земле подойти туда было слишком затруднительно. Сплошные мины. В середине декабря роту нашу направили на прикрытие отдельного инженерно-сапёрного полка, который должен был разминировать перевал. В день больше 300 метров не проходили, несмотря на хорошее оснащение.
Неделю мы их прикрывали, но подрывов всё равно было много даже после разминирования. Да и когда перевал прошли, обстрелы колонн не прекращались. Причём, били душманы нашими же реактивными снарядами, придуманными ещё в годы Отечественной. Они настолько просты, что их можно с камня запускать или от пороховой дорожки.
Кстати, «духи» и переговоры наши прослушивали. Мы когда это дело просекли, стали этим пользоваться: скидывали дезинформацию, переходили на другую частоту, быстро, в течение минуты, пока не запеленговали, передавали реальные данные, и вновь возвращались на прежнюю частоту. Однако после нескольких серьёзных обстрелов было принято решение блокировать ущелье Срана. Но командиру роты, капитану Алиму Махотлову, пришлось срочно уехать. Командовать подразделением остался я. Мне на тот момент 26 лет было…
Первое столкновение у роты Ткачёва случилось на подходе к ущелью. Под шквальный обстрел диверсионно-истребительного элитного полка моджахедов «Чёрный аист» попала армия афганских союзников. Но из-за удалённости расположения «девятка» помочь ничем не могла. Чудом уцелевшие союзники вызвали артиллерийский огонь. Промахнулись. Первый же снаряд попал не к душманам, а в подразделение Ткачёва. Раненые, контуженые и один погибший.
Тогда и случился тот бой, который увековечил Бондарчук в своём фильме. Правда, не всё, что показано в фильме, было на самом деле. Например, командира роты, которого сыграл актёр Алексей Кравченко, в этом самом бою убивают, а в живых остаётся всего один солдат. На самом деле на высоте «3234» оборонялись 39 солдат. 6 из них погибли.
— Днём выйти было нереально, – вспоминает Ткачёв. – Постоянно вёлся прицельный огонь. Высоты захватывали постепенно и по ночам. В чужой стране, через мины, пробирались в темноте, по отвесным сторонам скал и холмов. Высота «3234», на которой всё и случилось, была главенствующей. Мы, разделившись на два взвода, смогли занять её и соседнюю. На соседней командование на себя взял старший лейтенант Виктор Гагарин.
В ночь с 7 на 8 января нас атаковали и в районе трёх часов дня предприняли попытку захвата одной из наших высот. С утра начались потери. Погиб сержант Андрей Федотов: осколок снаряда пробил радиостанцию, а другой попал ему в голову. Затем не стало пулемётчика Вячеслава Александрова. Будучи тяжело раненым, он вёл огонь из пулемёта по душманам, сумел перезарядить ленту, и, когда противник вошёл в «мёртвую» зону, вытащил пулемёт на открытое место и прикрыл своих.
До пяти утра — постоянные атаки. А в районе 21 часа я понял, что на той высоте народ не удержится, и я запросил разрешение у командира полка переместить свой командный пункт на высоту «3234»… Это потом мы уже узнали, что атаковали нас «Чёрные аисты». Кстати, по данным разведки, после этого боя некоторые их командиры были расстреляны за то, что не смогли выбить нас с высоты… Мы дождались подкрепления и выстояли. Но на отход, однозначно, я бы команду не дал…
Спрашивать у боевого офицера про страх, наверное, глупо. Но не раз слышала от ребят, кто был там, что не боятся только дураки. Страх есть. Только в бою он куда то уходит, и голова начинает работать совсем по другому: ни о еде, ни о собственной безопасности, да и вообще ни о чём уже не думаешь. Цель одна — любой ценой выполнить боевую задачу.
— В части было жёсткое правило: на боевых действиях – ни грамма спиртного и никаких женщин, – говорит Ткачёв. – Выпивать–выпивали. На День Победы стол накрывали, на Новый год. Когда приходили с войны, отмечали и поминали тех, кто не вернулся. Но как показывают и говорят, что пьяными ходили в бой — это чушь. Ну как может человек с похмелья или пьяным на жаре бегать с рюкзаком и оружием?
После этого боя роту доукомплектовали, и она под постоянными обстрелами на позициях оставалась ещё две с половиной недели. Двоим бойцам посмертно было присвоено звание героя Советского Союза, многие участники той битвы награждены орденами «Боевого Красного знамени» и «Красной звезды». Кстати, за всю историю войны в Афганистане ни в одной роте не было такого количества героев: их в «девятке» четверо! И неудивительно, что когда 21 января рота под командованием старшего лейтенанта Ткачёва вернулась на базу, её встречали с почестями, оркестром и Боевым Знаменем…
А через два года советские войска уже покидали Афганистан. Последним с чужой земли, прикрывая знаменитый перевал Саланг, уходил 345 й полк. 11 февраля ребята пересекли госграницу.
— Готовились к встрече с Родиной всю ночь, – вспоминает Ткачёв. – Мылись, брились, костюмчики чистили. А когда мост пересекли, от нашей чистоты только белые зубы да блестящие глаза остались – запылились, пока доехали. Так что снова пришлось мыться, бриться и чиститься (смеётся). Кстати, вместе со мной в 9 й роте служил и нынешний председатель Серпуховского отделения «Боевое братство» Игорь Цапов.
Но на Афганистане военная жизнь Сергея Ткачёва не закончилась. Потом было Закавказье, Дальний Восток, где Сергей Борисович прослужил 10 лет. А когда здоровье пошатнулось, подполковнику Ткачёву предложили пойти преподавателем на военную кафедру Брянской государственной инженерно-технологической академии.
— Скучал, конечно, по службе, переживал, – признаётся Ткачёв. – Это ведь образ жизни. Для десантника практически потерять подвижность – это удар ниже пояса. Но ничего, свыкся потом. А там уж — и на пенсию. Долго думать, где осесть, не стали. В Пущине родители похоронены, сестра живёт. Вот и купили квартиру в Серпухове по сертификату. До сих пор обживаемся (смеётся).
Работаю я в такси. Обидно? Да нет, что вы! Если работа нравится и приносит благо, то она не может быть плохой. Недавно ночью рожать барышню возил. Раньше «скорой» приехал по вызову. Но ничего, успел аккуратно довести (смеётся). Ну, а если б начались у неё роды в машине, то не страшно: мы ж десантники — справились бы!

«12 атак за 12 часов»: как проходило сражение между бойцами 9-й роты и афганскими моджахедами

Реальная история боя советских десантников с моджахедами за высоту 3234 вблизи афгано-пакистанской границы не менее захватывающая, чем события, показанные в фильме «Девятая рота» Фёдора Бондарчука. Состоявшемуся 30 лет назад сражению предшествовали успешные действия боевиков, которые намеревались захватить город Хост и обеспечить контроль над проходящей через него дорогой.

С 23 ноября 1987 года по 10 января 1988 года советские войска проводили операцию «Магистраль» с целью стабилизировать обстановку на востоке Афганистана. В частности, планировалось укрепить границу с Пакистаном, откуда моджахеды получали подкрепление, оружие и боеприпасы.

В рамках операции в конце декабря советские подразделения заняли господствующие высоты рядом с дорогой Гардез — Хост, чтобы обеспечить прохождение по ней автоколонн. На высоте 3234 закрепились бойцы 9-й роты 345-го гвардейского парашютно-десантного полка ВДВ.

«Не видно живого места»

Как правило, для штурма высоты нападающая сторона старается обеспечить примерно пятикратное превосходство в живой силе. Численность «гарнизона» высоты 3234 до прихода подкрепления составляла 39 человек. В разных источниках количество боевиков оценивается в 200, 250, 300 и даже 400 человек.

  • Вид на высоту 3234
  • © С. В. Рожков/Wikimedia Commons

Моджахеды начали обстрел советских позиций примерно в 15:00. В общей сложности исламисты совершили 12 массированных атак с применением безоткатных орудий, миномётов, гранатомётов и пулемётов. Сражение продолжалось всю ночь и завершилось ранним утром 8 января.

«В ночь на 8 января душманы начали забрасывать нас минами, потом пошли в атаку. Только отбились, через час нас опять накрывают минами — и следующая атака. И так 12 раз подряд! 12 атак за 12 часов», — вспоминал сержант Владимир Щиголев в интервью «Комсомольской правде».

Сержант Сергей Борисов так описывал последствия боя: «Все деревья и камни были изрешечены, не видно живого места. В деревьях торчали хвостовики от «граников» (гранатомётов)». (Цитата Борисова по книге «Афганский дневник» замкомандира 345-го парашютно-десантного полка Юрия Лапшина).

Также по теме Победа за горами: почему афганская армия не может уничтожить «Талибан» Власти Афганистана планируют вдвое увеличить численность сил специального назначения в составе армии страны. Спецназовцы являются…

Противник, осознавая превосходство, рассчитывал мгновенно сломить сопротивление десантников. Однако бойцы 9-й роты выдержали натиск, и после 12 часов боя моджахеды были вынуждены отступить.

В фильме Фёдора Бондарчука показаны три волны атак боевиков. В самом начале сражения из миномёта исламистов была уничтожена советская радиоточка. Таким образом, «гарнизон» оказался лишён возможности связаться с командованием. Десантники были заблокированы — без надежды на помощь извне.

Несмотря на героические усилия бойцов 9-й роты, моджахедам практически удалось взять высоту. Боевики не смогли одержать победу только из-за появившихся в небе вертолётов Ми-24, которые мгновенно рассеяли нападавших. По сюжету фильма в сражении выжил лишь один солдат — Олег Лютаев, роль которого исполнил Артур Смольянинов.

В реальности потери десантников составили шесть человек. На высоте 3234 погибли Андрей Федотов, Вячеслав Александров, Владимир Криштопенко, Андрей Мельников и Анатолий Кузнецов. Андрей Цветков скончался в госпитале спустя сутки после боя.

Поддержка артиллерии

В реальности у моджахедов не было такого подавляющего превосходства, которое показано в фильме Бондарчука. Боевики были хорошо вооружены и обучены, однако обороняющихся поддерживала артиллерия, а после полуночи «гарнизон» усилило подкрепление.

Корректировку артиллерийского огня по боевикам вёл старший лейтенант Иван Бабенко. По свидетельствам участников боя, наши снаряды разрывались не более чем в 50 метрах от укреплений. Однако профессиональная работа наводчика и артиллеристов исключила возможность «дружественного огня».

  • Советские военнослужащие в Афганистане
  • © Министерство обороны Российской Федерации

Благодаря действиям Бабенко и работе расчётов гаубиц Д-30 и самоходных установок»Акация» исламисты понесли существенные потери. Одновременно с этим по второй группе моджахедов в нескольких километрах от высоты были нанесены удары из реактивных систем залпового огня «Град» и «Ураган».

Как полагает Борисов, неоценимую роль в обороне высоты сыграл расчёт крупнокалиберного станкового пулемёта НСВ-12,7 «Утёс», который прикрывал основные позиции «гарнизона».

«Прицельным огнём с частой сменой позиций рядовому Андрею Мельникову долгое время удавалось отражать многочисленные атаки врага… Когда с мёртвого героя сняли бронежилет, то не поверили, как он оставался живым столько времени. Судя по ранениям, Андрей должен был умереть ещё несколько часов назад. Пластины бронежилета были вдавлены в его тело от взрывных волн», — говорится о подвиге Мельникова на сайте проекта «Герои страны».

По словам Борисова, десантники вели огонь из «Утёса» до «самой последней минуты», и в конце боя пули и осколки превратили «Утёс» «в кусок металлолома». Правый фланг «гарнизона» прикрывал рядовой Игорь Тихоненко — на протяжении десяти часов он вёл прицельный огонь из пулемёта Калашникова.

Все защитники высоты были награждены государственными орденами Красной звезды и Красного знамени, а рядовой Андрей Мельников и командир расчёта пулемёта младший сержант Вячеслав Александров были удостоены звания Героя Советского Союза посмертно.

«Огонь почти в упор»

В фильме Бондарчука присутствует сцена, в которой моджахеды прорвали оборону — и десантники сошлись с ними в рукопашной. Реальный бой за высоту 3234 был очень плотный, боевиков и советских солдат порой разделяли считаные метры.

Также по теме Американцы заинтересовались советским опытом в Афганистане Представители НАТО просят Москву поделиться материалами о выводе советских войск из Афганистана в 1989 году, пишет «Коммерсантъ»….

Борисов вспоминал: «»Духи» уже подошли на 20—25 метров. Мы вели по ним огонь почти в упор. Но мы даже не подозревали, что они подползут ещё ближе на расстояние 5—6 метров и оттуда станут закидывать нас гранатами».

В районе полуночи из-за изматывающих атак боевиков и нехватки боеприпасов десантники оказались в крайне тяжёлом положении. Но ситуация изменилась, когда к «гарнизону» прорвались две разведывательные группы и два отряда десантников.

«Только в четвёртом часу «духи» поняли, что эту горку им не взять. Забрав своих раненых и убитых, они стали отходить. На поле боя потом мы нашли гранатомёт, боекомплекты к нему в разных местах и три ручные гранаты без колец. Видимо, когда они рвали кольца, чеки остались в запале. Может быть, мятежникам и не хватило буквально этих трёх гранат, чтобы подавить наше сопротивление», — предположил Борисов.

«Утром вся гора была усеяна их трупами… Ещё бы одна-две атаки и конец — нас бы не было. Боеприпасов практически не осталось: все гранаты перекидали и даже камни бросали… Наших — и убитых, и раненых — мы стаскивали в одну кучу, не разбираясь», — рассказывал сержант Владимир Щиголев.

По данным 40-й армии, которая дислоцировалась в Афганистане в период войны, на штурм высоты 3234 были брошены «чёрные аисты» — подразделения, куда входили отряды моджахедов из числа афганцев, спецназовцы пакистанской армии и иностранные наёмники.

Публицист Дмитрий Пучков, ссылаясь на беседы с участниками сражения, ранее утверждал, что переброска войск из Пакистана в район высоты 3234 осуществлялась с помощью вертолётов.

«Злобных душманов привозили на вертолётах из Пакистана. Сажали (вертолёты) в соседней долине. Наш самолёт-разведчик эти вертолёты увидел, навели туда армейскую артиллерию, которая из установок «Смерч» накрыла вертолётную стоянку», — рассказал в одном из интервью Пучков.

  • Кадр вывода советского контингента из Афганистана, февраль 1989 года
  • © Министерство обороны Российской Федерации

В беседе с RT кандидат исторических наук, военный эксперт Вадим Соловьёв отметил, что 9-я рота смогла удержать высоту благодаря грамотно организованной обороне и действиям командования 345-го парашютно-десантного полка.

«Конечно, без поддержки артиллерии и прихода подкрепления моджахеды смяли бы 39 десантников через несколько часов. Здесь даже не о чем говорить. В обороне высоты вблизи Хоста советские войска продемонстрировали пример профессионализма и невероятного мужества», — подчеркнул Соловьёв.