Фото брестской крепости 1941

Совмещенные фотографии: Брестская крепость во время войны и сейчас (27 фото)

Ранним утром 22 июня 74 года назад гарнизон Брестской крепости первым принял на себя удар немецко-фашистских захватчиков. Защитники цитадели смогли отразить неожиданное нападение, которому предшествовала мощная артиллерийская подготовка. Советские войска героически держали оборону до 30 июня, и даже когда крепость перешла в руки гитлеровцев, отдельные группы продолжили оказывать сопротивление еще в течение месяца, скрываясь в развалинах крепости. В память о наших героях предлагаем вам взглянуть на совмещенные старые фото из немецких архивов с современными снимками Брестской крепости.

Брестская крепость 1920-е — 2013. Холмский мост до реконструкции.

Брестская крепость 1941–2013. Немецкая пушка PAK-38 ведет обстрел Холмских ворот Брестской крепости.

Брестская крепость 1941–2013. Холмский мост, ремонт.

Брестская крепость 1930-е — 2013. Довоенный волейбол в крепости. Эта фотография могла быть сделана и у других участков Кольцевой казармы, большая часть которой не сохранилась.

Брестская крепость 1941–2013. Немцы у Тереспольских ворот и казармы 333-го стрелкового полка.

Брестская крепость 1940–2013. Тереспольские ворота и казармы: слева — 9-й заставы 17-го Краснознаменного погранотряда, справа — 333-го стрелкового полка.

Брестская крепость 1941–2013. Тереспольские ворота со стороны Буга. Уровень земли у ворот был на полтора метра выше, чем сейчас.

Брестская крепость 1941–2013. Немцы у Тереспольских ворот. Хорошо видна разница в высоте грунта у ворот тогда и в наши дни.
Брестская крепость 1941–2013. Бронзовые пограничники вступают в бой с фашистами у стен своей заставы.
Брестская крепость 1941–2013. Немецкий солдат у стен цитадели.
Брестская крепость 1941–2013. Мост у Трехарочных ворот. От стены Кольцевой казармы в этом месте сохранился лишь законсервированный фундамент. На ограде моста остались пулевые отверстия, которые и позволили точно привязаться по старой фотографии.
Брестская крепость 1941–2013. Мост у Трехарочных ворот. За мостом виден восстановленный собор и не сохранившаяся стена Кольцевой казармы.
Брестская крепость 1941–2013. Не сохранившиеся Трехарочные ворота. Справа виден главный монумент мемориала — «Мужество».
Брестская крепость 1941–2013. Трехарочные ворота.
Брестская крепость 1941–2013. Взятые в плен солдаты у Южных ворот крепости. Снимать пришлось из зарослей, поэтому качество не очень. А кустарник растет тот же.
Брестская крепость 1941–2013. Пленный советский офицер.
Брестская крепость 1941–2013. Стена Кольцевой казармы со стороны Буга, вдали видны Тереспольские ворота.
Брестская крепость 1941–2013. Пушки на территории крепости после окончания боев.
Брестская крепость 1941–2013. Гитлер и Муссолини в крепости в августе 1941 года. На заднем плане — Свято-Николаевский гарнизонный собор.
Брестская крепость 1910-е — 2013. Свято-Николаевский гарнизонный собор. Собор был построен в 1876 году, освящен в 1878 году. Перестроенный до неузнаваемости при польской власти, а затем превращенный в гарнизонный клуб, собор сильно пострадал во время обороны крепости. Сейчас полностью восстановлен в первоначальном виде.
Брестская крепость 1930-е — 2013. Свято-Николаевский гарнизонный собор, перестроенный поляками в католический костел святого Казимира и восстановленный вновь.
Брестская крепость 1930-е — 2013. Свято-Николаевский гарнизонный собор.
Брестская крепость 1950-е — 2013. Разрушения Свято-Николаевского гарнизонного собора.
Брестская крепость 1941—2013. Немецкая техника у Северо-Западных ворот Брестской крепости.
Брестская крепость 1941—2013. Картина Петра Александровича Кривоногова «Защитники Брестской крепости» написана в 1951 году.
Брестская крепость 1944—2013. Русский солдат вернулся. 28 июля 1944 года Брест был освобожден от немецко-фашистских захватчиков.

Очень часто после посещения Брестской крепости меня всякий раз одолевает чувство грусти от увиденного. Грустные эмоциии связаны, прежде всего, с нынешним состоянием Бресткой крепости, вернее, с общей совокупностью зданий и объектов, которые мы можем наблюдать в настоящее время. Общеизвестно, что в июне 1941 года на территории крепости велись бои, в том числе с привлечением тяжелой артиллерии (мортиры «Карл»). Часть зданий была взорвана саперами, зачищавшими цитадель перед приездом А. Гитлера и Б. Муссолини. Безусловно, крепостные строения были сильно разрушены в ходе боевых действий. Однако, как показывают архивные снимки, даже после освобождения Бреста в 1944 году войсками РККА тогдашний внешний облик Брестской крепости (БК) разительно отличался от того, что мы можем видеть в настоящее время. В связи с чем, ставится неудобный и где-то даже крамольный вопрос: так от кого больше пострадала БК — от войны или в мирное послевоенное время? В целях поиска ответа на заданный вопрос предлагаю обширный фотоматериал нынешнего состяния БК с привлечением архивных снимков для сравнительного анализа.
1)

Главный вход в мемориал. Сделан в восточном валу. Иногда путают это место с восточными воротами Брестской крепости (БК), но они находились правее от данного ракурса.
2)

Внутри главного входа функционирует музыкальное сопровождение, играет песня «Священая война».
3)

Внутри внешних валов были казематы. На данном участке (главный вход в мемориал) фактически все замуровали.
4)

Пороховые погреба, неплохо сохранились до наших дней.
5)

Цитадель, центральный остров БК. Вид на музей (казарма 33-го инжерного полка), на переднем плане руины Белого дворца. В июне 1941 года в казармах 33-го СП предположительно располагался штаб обороны крепости. 24 июня в подвалах здания был подготовлен знаменитый приказ № 1 (единственный сохранившийся документ об обороне крепости, подготовленный непосредственно самими обороняющими), в соответствии с которым остававшимся бойцам и офицерам было необходимо осуществить прорыв блокады, обеспечив выход из цитадели остальным защитникам крепости. Сам текст приказа (вернее, его обрывки) были чудом найдены при разборке развалин в 1951 году.
6)

Здание казармы 33-го СП, лето 1941 года.
7)

На этом снимке можно разглядеть белые Трехарочные ворота БК. С правой стороны примыкает казарма 33-го СП.
8)

Здание Белого Дворца. Белый дворец знаменит тем, что в 1918 году здесь подписали знаменитый Брестский мир. 1 июля 1941 года здание частично было подорвано саперами 45-й пехотной дивизии вермахта.
9)
Еще один вид на Белый дворец, в 50-е годы здание было полностью разобрано.
10)
Кольцевая казарма цитадели. Что любопытно, виднеющийся пролом в стене вовсе не являлся продуктом послевоенной разборки крепости.
11)
Тот же ракурс в июне 1941 года. Пехотинец 45-й дивизии смотрит в сторону объекта пкт-145 (тогда — хлбопекарня, сейчас — кафе «Цитадель»).
12)
Тот же ракурс.
13)
Главный монумент. Чуть ниже — остатки руин Инженерного управления.
14)
Мемориальная доска с останками погибших. Можно даже найти брата экс-Президента Грузии Э.А. Шеварднадзе.
15)
Руины Инженерного управления (арсенала).
16)
Это же здание в 1941 году, выгорела крыша и видна дыра от попадания снаряда. Насегодняшний день можно уидеть лишь остатки подвальных помещений и фундамента.
17)
Часть кольцевой казармы цитадели, примыкающей к Холмским воротам БК.
18)
Холмские ворота с внутренней стороны.
19)
Реконструированный Свято-Николаевский храм (в 1941 году — красноармейский клуб 84-го стрелкового полка, в 1939 — костел).
20)
С другого ракурса. В 1998 году мне довелось видеть этот объект до реконструкции.
21)
Это же здание в 1973 году. Фотогорафия этого года выбрана неслучайно.
22)
Так как в июле 1941 года клуб выглядел абсолютно по иному. Видимо, в послевоенное время порядком подчистили внешний архитектурный вид здания.
23)
Костел с неизменной для такого типа зданий круговой полубашней.
24)
Холмские ворота БК, ведущие в цитадель (центральный остров) со стороны Южного (Госпитального) острова (Волынское укрепление БК).
25)
Чуть ближе. Холмские ворота — один из символов БК и самый узнаваемый бренд крепости.
26)
Холмские ворота на момент 26 июня 1941 года. Зубчатое покрытие на башнях еще в сохранности, также частично обрушен тоннель.
27)
Подразделения вермахта (видимо, тыловые части, судя по отсутствию традиционого штурмового вооружения) у Холмских ворот летом 1941 года.
28)
Руины военного госпиталя (ранее — монстырь Бернардинок), Южный (госпитальный) остров БК (Волынское укрепление).
29)
С другого ракурса.
30)
С противоположной стороны. Сам объект постепенно разрушается и в настоящее время не проводится никаких акций с целью поддержания в надлежащем состоянии хотя бы того, что сохранилось до наших дней.
31)
Внутренний дворик объекта.
32)
Госпиталь в 1941 году.
33)
Точный год не назову, но видно, что послевоенное время. Контраст с нынешним состоянием объекта бросается в глаза. Как я уже отмечал выше — за зданием никто особо не следит, сейчас госпиталь фактически является бесхозным объектом.
34)
Южные ворота, самая граница Южного (госпитального) острова. Если повернуться спиной, то упрешься в приграничную с Польшей территорию. Южные ворота — наверное, самые сохранившиеся на сегодняшний день ворота БК.
35)
Николаевские ворота — так они назывались в начале ХХ века.
36)
Июнь 1941 года, солдаты вермахта выводят пленных красноармейцев.
37)
Пленные солдаты РККА у стен Южных ворот.
38)
Свято-Богородицкий монастырь (в 1941 — полковая школа 84-гострелкового полка).
39)
Предположительно, 22 июня 1941 года, солдаты 45-й пехотной дивизии ведут огонь со стороны внешнего вала.
40)
Июнь 1941. В принципе, объект неплохо сохранился до наших дней, разве что крыша была немного другой в то время.
41)
Кольцевая казарма цитадели между Тереспольскими и Холмскими воротами.
42)
Тереспольские ворота БК, которые связывали цитадель с Западным островом.
43)
Тереспольские ворота в июле 1941 года. Заметны последствия попадания снаряда мортиры «Карл» в башню ворот. В 1949 году при разборе завалов башни нашли останки лейтенанта А.Ф. Наганова.
44)
В августе 1941 года уцелевшие остатки башни были взорваны ввиду предстоящего приезда Гитлера и Муссолини в крепость (26 августа). Слева также видны последствия попадания в барбакан снаряда из «Карла». Собственно, в таком виде стены встретили 1944 год.
45)
Для наглядности, чтобы понять, как выглядел объект изначально, демонстрирую довоенное фото Тереспольских ворот.
46)
Вид со стороны Тереспольских ворот, если стоять к ним спиной. Моста, ведущего на Западный остров БК, давно нет.
47)
Тереспольские ворота с внутренней стороны.
48)
Этот же ракурс в июне 1941 года, справа находится здание 333-го СП.
49)
Уже после приезда Гитлера.
50)
Памятник пограничникам 9-й заставы (начальник А.М. Кижеватов — Герой Советского Союза посмертно)
51)
Здание погранзаставы в 1941 году (здесь сейчас находится памятник — предыдущее фото). На заднем плане можно рассмотреть столовую комсостава (домик ксендза), справа виднеется гарнизонный клуб 84-го СП (ранее костел).
52)
Руины казармы 333-го СП.
53)
Частично сохранились помещения с овальной архитектурой, впрочем, сложно сказать, что тут больше — остатков здания или новодела.
54)
Пленные красноармейцы у казармы 333-го СП, июль 1941.
55)
В оккупационный период второй этаж казармы оказался частично разобран. Первый этаж оказался нетронутым, на втором этаже виднелись характерные аркообразные помещения без оконных стен. Именно такое здание увидели бойцы РККА, освобождая Брест летом 1944 года.
56)
Вид на мост, ведущий в цитадедь со стороны Северного острова (Кобринское укрепление). Виден Главный монумент и Свято-Николаевский храм.
57)
Тот же вид, снятый непосредственно с моста.
58)
А вот так выглядел этот ракурс в августе 1941 году. Видны знаменитые Трехарочные ворота, которые безбожно были снесены в 1948 году. Кольцевые казармы по обе стороны находятся в отличном состоянии.
59)
Отреставрированное немецкое фото, автор — schurik2
60)
Со стороны Трехарочных ворот 26 июня 1941 года был осуществлен единственный удачный организованный прорыв осады цитадели под руководством старшего лейтенанта А.А. Виноградова.
61)
Восточный форт — подковообразное здание Северного острова БК (Кобринского укрепления). Один из последних очагов организованной обороны БК, бои здесь продолжались до первых чисел июля, сам командир 44 СП майор П.М. Гаврилов, руководивший обороной на этом участке, был взят в плен только 23 июля — на 32-й день войны.
62)
«Подкова» Северного форта в июле 1941 года.
63)
Довольно неплохо сохранился объект до наших дней.
64)
Левое крыло «подковы».
65)
Оно же в июле 1941 года. Кобринское укрепление (Северный остров) — наверное, самая богатая территория БК на сохранившиеся объекты (Западный форт, Восточный форт, гавриловский капонир, казармы 125-го полка, пкт-145, Северные ворота). Не сохранились только жилые дома комсостава.
66)
Капонир майора Гаврилова — место, где был взят в плен один из последних защитников БК. Сам объект находится в северной части крепости левее от Северных ворот.
67)
Капонир в 1941 году.
68)
Северные ворота БК.
69)
Они же в 1941 году. В принципе, довольно неплохой сохран до наших дней. С другой стороны, сама архитектура ворот не была такой сложной и априри сильно не могла пострадать.
70)
Видны помещения казематного типа.
71)
Тот же ракурс в 1941 году.
72)
Ну а теперь, рассмотрев фотографии в сравнительном контексте, перейдем к общим планам Брестской крепости. Фотографии были сняты уже после завершения боев в крепости. На данном фото видна цитадель.
73)
Это же фото. Красной линией отмечены здания (объекты), которые не сохранились до нашего времени. И если относительно казарм 333-го СП и 9-й погранзаставы еще можно это понять, то что случилось с массивной кольцевой казармой в западной и северной части цитадели? В мирное время удалось сделать то, что не смогли мортиры «Карл»?
74)
Еще С.С. Смирнов в своих трудах, несмотря на идеологическую цензуру, отмечал кощунства послевоенного демонтажа ряда крепостных объектов, которые имели все основания, чтобы сохраниться до наших дней.
75)
1944 год, в Брест пришла РККА. Очень показательный снимок, от крепостной кольцевой казармы, вместе с Трехарочными воротами на сегодняшний день не осталось ровным счетом ничего. Также как и от ряда зданий на самом Центральном острове БК. Заметим, вермахта тут уже не было. Грустно осознавать, что крепостные сооружения в своей основной массе пострадали гораздо больше от человеческих рук в мирное время, а не от снарядов и бомб противника в период войны…

sergey_larenkov

«Мирное небо над крепостью Бреста,
В тесной квартире счастливые лица,
Вальс, политрук приглашает невесту,
Новенький кубик блестит на петлице.
А за окном, за окном красота новолунья,
Шепчутся с Бугом плакучие ивы.
Год сорок первый, начало июня,
Все ещё живы, все ещё живы, все ещё живы, все, все, все.»
Брестская крепость приняла на себя самый первый удар гитлеровцев. В 04:15 утра 22 июня 1941 года на крепость обрушился шквальный огонь артиллерии, затем в атаку пошли штурмовые группы немцев. Несмотря на неожиданный удар, гарнизон крепости оказал героическое сопротивление захватчикам. В условиях непрерывных бомбежек и обстрелов, оставшись без воды, продовольствия и связи, организованное сопротивление превосходящему противнику продолжалось до 30 июня. После этого отдельные группы защитников крепости и единичные герои еще месяц вели борьбу с гитлеровцами, скрываясь в развалинах и подземельях. Разрушения, которые мы видим на фотографиях позволяют представить степень ожесточенности боев за цитадель.
Понятно, что нашим бойцам и командирам было не до фотографий, и пользоваться мы можем лишь немецкой фотохроникой, а она, как известно, всегда однобока. Тем не менее небольшую картину событий я попытался восстановить и привязать к сегодняшнему дню.
Вначале вкратце я бы хотел поблагодарить тех, кто мне помог в Бресте.
Большое спасибо моему другу Сан Санычу schurik2. Он намного раньше меня сделал подобную серию работ в Бресте, некоторые у нас повторяются, но большинство совершенно других. А еще у него очень интересные работы по Воронежу.
Большинство оригиналов фотографий и их обсуждение вы найдете на форуме fortification.ru
Спасибо Юрию Грудовику за помощь в Бресте, рекомендую его как человека, прекрасно знающего крепость, ее историю, и с размещением поможет.
Так же благодарю Олега Полищука за помощь в отыскании мест.

01.Брестская крепость 1941-2013. Гитлеровцы на Холмском мосту.

02. Брестская крепость 1920е-2013. Холмский мост до реконструкции.

03. Брестская крепость 1941-2013. Немецкая пушка PAK-38 ведет обстрел Холмских ворот Брестской крепости.

04. Брестская крепость 1941-2013. Холмский мост, ремонт.

05. Брестская крепость 1930е-2013. Довоенный волейбол в крепости. Эта фотография могла быть сделана и у других участков Кольцевой казармы, большая часть которой не сохранилась.

06. Брестская крепость 1941-2013. Немцы у Тереспольских ворот и казармы 333го стрелкового полка.

07. Брестская крепость 1940-2013. Тереспольские ворота и казармы: слева — 9й заставы 17го Краснознаменного погранотряда, справа — 333го стрелкового полка.

08. Брестская крепость 1941-2013. Тереспольские ворота со стороны Буга. Уровень земли у ворот был на полтора метра выше, чем сейчас.
09. Брестская крепость 1941-2013. Немцы у Тереспольских ворот. Хорошо видна разница в высоте грунта у ворот тогда и в наши дни.
10. Брестская крепость 1941-2013. Бронзовые пограничники вступают в бой с фашистами у стен своей заставы.
11. Брестская крепость 1941-2013. Немецкий солдат у стен цитадели.
12. Брестская крепость 1941-2013. Мост у Трехарочных ворот. От стены Кольцевой казармы в этом месте сохранился лишь законсервированный фундамент. На ограде моста остались пулевые отверстия, которые и позволили точно привязаться по старой фотографии.
13. Брестская крепость 1941-2013. Мост у Трехарочных ворот. За мостом виден восстановленный собор и несохранившаяся стена Кольцевой казармы.
14. Брестская крепость 1941-2013. Несохранившиеся Трехарочные ворота. Справа виден главный монумент мемориала — «Мужество».
15. Брестская крепость 1941-2013. Трехарочные ворота
16. Брестская крепость 1941-2013. Взятые в плен солдаты у Южных ворот крепости. Снимать пришлось из зарослей, поэтому качество не очень. А кустарник растет тот же.
17. Брестская крепость 1941-2013. Пленный советский офицер.
18. Брестская крепость 1941-2013. Стена Кольцевой казармы со стороны Буга, вдали видны Тереспольские ворота.
19. Брестская крепость 1941-2013. Пушки на территории крепости после окончания боев.
20. Брестская крепость 1941-2013. Гитлер и Муссолини в крепости в августе 1941г. На заднем плане — Свято-Николаевский гарнизонный собор.
21. Брестская крепость 1910е-2013. Свято-Николаевский гарнизонный собор. Собор был построен в 1876 году, освящен в 1878 году. Перестроенный до неузнаваемости при польской власти, а затем превращенный в гарнизонный клуб, собор сильно пострадал во время обороны крепости. Сейчас полностью восстановлен в первоначальном виде.
22. Брестская крепость 1930е -2013. Свято-Николаевский гарнизонный собор, перестроенный поляками в католический костёл святого Казимира и восстановленный вновь.
23. Брестская крепость 1930е -2013. Свято-Николаевский гарнизонный собор.
24. Брестская крепость 1950е-2013. Разрушения Свято-Николаевского гарнизонного собора.
25. Брестская крепость 1941-2013. Немецкая техника у Северо-Западных ворот Брестской крепости.
26. Брестская крепость 1941-2013. Картина Петра Александровича Кривоногова » Защитники Брестской крепости» написана в 1951 году.
27. Брестская крепость 1944-2013. Русский солдат вернулся. 28 июля 1944 года Брест был освобожден от немецко-фашистских захватчиков.
Tags: brest fortress, ww2, Брестская крепость, Война

Редкие фото Брестской крепости времен войны

Вчера была война, а вот вам несколько фото – это Брестская крепость июнь 41-го. Возможно, какие-то из этих фото вы не видели. Да наверняка не видели. И ещё кое-какие факты тех дней, которые вы, возможно, не знаете….
Вот это фото, на котором немцы вешают знамя со свастикой на Брестской крепости датировано 23 июнем 1941 года. Это ошибка конечно. Но представьте 22 июня, в первый же день войны, 70 гитлеровцев прорвались в самое сердце крепости – цитадель и захватили там церковь. По сути, они контролировали все дворы цитадели – и заперли наших наглухо – никаких внутренних ходов между казармами не было. Только потом оказалось, что они мешают своим же – бомбить крепость – свои там! Так что немцы пару дней пытались эвакуировать своих из крепости….

Никакого стратегического значения Брестская крепость не имела. Она и к обороне не предназначалась. Крепость использовали как казарму. Войск в Брест тогда понаехало дофига, нары солдатские в крепости стояли в три-в четыре яруса. По планам войска должны были подняться по тревоге и выходить в районы сосредоточения. Так что в крепости остались те, кто не смог выйти. И легендарный майор Гаврилов побежал в крепость свой 44-й стрелковый полк выводить. Не смог. Поэтому вынужден отбивать атаки, пытаясь всё время из крепости вырваться.

Уже к 7 утра немцы взяли Брест – крепость им не мешала. Больше проблем было от тех, кто засел в подвалах Брестского вокзала — они контролировали железнодорожное сообщение, чем очень немцам досаждали.

Зачистка в крепости

А здесь фотограф выбрал очень удачный ракурс. Можно было подумать, будто это не полуразрушенная Брестская крепость, а постоялый двор с садиком
Майор Гаврилов – это тот, кто дольше всех продержался. О нем бы фильмы снимать – терминатор Безруков отдыхает — там и сопли, и слезы, геройство…. Ну, скажем, на 27 июня было назначено рассмотрение персонального дела коммуниста Гаврилова за «распространение панических слухов о войне с Германией». Где 27 числа были те, кто собирался судить майора, неустановленно. А что было бы с майором, если б война началась допустим 28 июня?
До 23 июля майор прятался в крепостных щелях, в куче конского навоза – в восточном форте были конюшни. По ночам выходил на охоту за немцами. После освобождения из немецкого плена естесстно исключен из рядов КПСС, ну и «в ссылку» — комендантом лагеря японских военнопленных в Сибири. Это ему еще очень повезло!
Гаврилов в Бресте потерял семью — никаких следов жены после войны. В Сибири он снова женился. И вдруг через 15 лет, когда он уже героем Советского Союза приехал в Брест, в гостиницу к нему пришла женщина и рассказала, что его жена жива! Гаврилов забрал парализованную жену Екатерину Григорьевну из дома инвалидов с собой в Краснодар. Прожила она недолго….

А за два года до Великой отечественной Брестскую крепость осаждала… Красная армия. Крепость с недобитыми защитниками-поляками нашим любезно передал сам генерал Гудериан. И позорный фашистко-советский военный парад в Бресте…. Так вот после парада наши еще несколько дней штурмовали Брестскую крепость. А поляки они сражались мужественно, совсем как наши погранцы, отражающие атаки того же немецкого генерала Гудериана в июне 41-го.

Гитлеровцы встречают наших в Брестской крепости. 1939 год. Добро пожаловать!

Тут оговариваются последние детали парада — кто кому отдаёт честь….
А вот вам еще пару любопытных выдержек из дневника генерала Гудериана:
«Наблюдение за русскими убеждало меня в том, что они ничего не подозревают о наших намерениях. Во дворе крепости Бреста под звуки оркестра они проводили развод караулов. Береговые укрепления вдоль Западного Буга не были заняты войсками. Работы по укреплению берега едва ли хоть сколько-нибудь продвинулись вперед за последние недели. Перспективы сохранения момента внезапности были настолько велики, что возник вопрос, стоит ли проводить артиллерийскую подготовку в течение часа, как это предусматривалось приказом.
… В 6 час. 50 мин. я переправился на штурмовой лодке через Буг. Двигаясь по следам танков 18-й танковой дивизии, я доехал до моста через реку Лесна, овладение которым имело важное значение для дальнейшего продвижения 47-го танкового корпуса, но там, кроме русского поста, я никого не встретил. При моем приближении русские стали разбегаться в разные стороны. Два моих офицера для поручений вопреки моему указанию бросились преследовать их, но, к сожалению, были при этом убиты».

Сдавшиеся в плен были конечно. Гитлеровцы несколько раз останавливали огонь на пару часов – предлагали сдаться. На Северном острове был палаточный лагерь новобранцев, призванных из Западной Беларуси, недавно присоединенной. Они все сдались без боя. Восточный форт сражался дольше всех до 28 июня, пока немцы не сбросили полутонную бомбу на склад боеприпасов, гарнизон остался без оружия — сдался. Все кроме командира майора Гаврилова. И все воспоминания защитников крепости заканчиваются стандартной фразой: «Потом рядом взорвалось, я потерял сознание, очнулся в плену….». Это мало им помогало — почти всех после освобождения отселили куда подальше на восток – это в лучшем случае. Обычно — в лагеря, откуда их вытащили через 10 лет, но героями.

А еще помните же фото американского солдата в Ираке, что выбежал отражать атаку в трусах? Парень там стал героем. Так вот историк Владимир Бешанов несколько лет тому писал книгу о Брестской крепости. И там был такой эпизод. Приводились слова командира 45 немецкой дивизии, которая атаковала крепость: мол, русские в подштанниках выскочили, и стреляли из винтовок. Редакторы на это знаете что сказали? — Ну как это наши советские воины — и в подштанниках?
Это в наше время так редактируют замечательно!

Августовский визит Гитлера в Брестскую крепость – тоже показуха. Специально для фюрера туда свезли орудия и танки.

А вот это письмо мне несколько лет назад чуть не продал генерал, который сейчас командует крепостью. Не письмо, конечно, а право его перефотографировать. А потому что у Брестской крепости план по платным услугам! Министерство культуры, мать его, зарабатывает!
Ну да Бог с ним. Письмо написано за месяц до войны. Оно очень трогательное, мне так кажется. Парень (он погиб в первый же день) пишет своей девушке Ире, флиртует сней. Заканчивает письмо очень пафосно, а все равно это трогательно — особенно, если знать, что дальше. И солдатик это пишет, что офицеры танцевали в крепости чечетку, фокстрот, танго, сам он вальсирует с младшим командиром…. Почитайте!

Брест-41: то, что не было снято

Современные компьютерные технологии позволяют сделать фотореконструкцию прошлого Николай Черкашин 22.06.2015

Брестскую крепость в июне 1941 года снимали только немцы. Снимали так, как им это было нужно: доблестные атаки вермахта, убитые красноармейцы, горящие руины, поднятые руки пленных солдат… Увы, все это снято и весьма профессионально, и уже ничего не переснимешь… Надо ли говорить, что у защитников Крепости не было ни фотокамер, ни времени для подобных съемок?..

Правда, в музее героической обороны Брестской крепости хранится один советский фотоаппарат. Его откопали с чьими-то останками в руинах цитадели. Я держал его в руках. Аппарат оплавлен, и помутневшее око слепо взирает на всех, храня тайны того, что увидело в огненном июне сорок первого.

Есть оружие дальнобойное в пространстве, и есть оружие дальнобойное во времени. Фотоаппарат на войне, кинокамера – это оружие, которое находит свои цели (своих зрителей) спустя столетия после отгремевших сражений.

Вот почему сегодня в информационном пространстве нагло маршируют войска Гитлера, как маршировали они по нашим полям горьким летом 1941 года. Умело снятые профессионалами из пропагандистских рот (были такие при каждой группе армий), они красуются сегодня на книжных и журнальных разворотах, на всевозможных псевдоисторических сайтах, в фотоальбомах, посвященных пехоте Манштейна, танкам Гудериана, самолетам Геринга, подводным лодкам Денница, эсэсовцам Гиммлера. Их доблести посвящены десятки военно-исторических сайтов, фотоальбомов, документальных фильмов.

Где же наши – ответные издания подобного рода? Они есть, но их очень мало. Почему информационное пространство сегодня напоминает беззвездное небо сорок первого, когда бойцы с тоской высматривали в нем хоть один самолет с красными звездами?

И все-таки этому новому виртуальному вторжению можно дать отпор!

Современные компьютерные технологии позволяют «снять» то, что не было снято. Это называется реконструкцией фактов. Факты — это фрагменты тех снимков, которые были сделаны в крепости и на полях сражений 1941 года: это стены и амбразуры Брестской цитадели и дотов Брестского укрепленного района. Факты — это лица бойцов и командиров, переживших трагедию блицкрига, трагедию разгрома… Большинство из них — это такие же неизвестные солдаты, которые обороняли Крепость. Моя задача была проста — переместить их в пространстве (но не во времени!), расставить их там, где наверняка стояли во многом безвестные теперь защитники цитадели. И совершенно неважно — у этой амбразуры или у того пролома в стене стоял именно этот боец или тот. Главное — он мог быть именно там в Бресте. Ведь никто не подбирал их специально – героев-защитников. Любой из тех, кто изображен на этих виртуальных фотографиях, мог оказаться 22 июня 1941 в Бресте. И любой из них именно так, как мы сегодня видим это, мог стрелять по врагу, страдать от ран и жажды, от бессильной ненависти. Вглядитесь в эти лица — они подлинные! И совершенно неважно, какими именно были в тот момент облака над ними.

Искать лица бойцов из сорок первого трудно. Официальная советская фотохроника общеизвестна. Но представленные ею портреты наперечет. Как правило, они хорошо известны нашему зрителю по многочисленным публикациям, как правило, выражение этих лиц близки к плакатам. Но таких лиц, какие были у наших солдат в сорок первом, мы уже не увидим на снимках последующих лет, особенно предпобедных. Выручали кадры с сайта «Бундесархива». Но и там редко удавалось найти что-нибудь подходящее. Немецкие фоторепортеры снимали наших военнопленных так, чтобы на первом плане были азиатские физиономии. Им надо было доказать, что Красная Армия – это орды узбеков, киргизов, казахов, таджиков, которым доблестный вермахт преградил путь в Европу. Зато видовые кадры Крепости, ее руины со следами боев отсняты качественно и достоверно.

Много лет я искал и ищу старые фото на антикварных развалах вроде «Измайловского вернисажа». В старых альбомах попадаются и снимки предвоенных лет и первого года войны. Некоторые из них датированы и даже подписаны. Но только некоторые. Так возникают фотоколлажи с воистину «неизвестными солдатами». Сколько таких полегло в том же Бресте! В свое время немало мне помогла работа в фотоархиве Центра по сохранению памятников и воинских захоронений за рубежом «Обелиск» при министерстве культуры РФ, увы, упраздненного недоброй памяти Михаилом Швыдким в его бытность главой российской культуры.

Работа кропотливая, но благодарная: одно за другим возникают сначала на экране, потом на бумаге неснятые «видения» сорок первого года. Сегодня общее количество реконструированных снимков приближается к сотне. Хорошо бы издать буклет-каталог.

Одна из задач экспозиции – привлечь внимание к проблемам Брестской крепости. А проблем немало: городская застройка почти вплотную подступает к валам и рвам, нарушая исторические ландшафты мемориальной зоны. Не так давно через территорию Кобринского укрепления был проложен автодорожный мост, при вскрытии вала были обнаружены останки защитников Крепости. Беда крепости еще и в том, что вскоре после войны многие ее сооружения были разобраны на кирпич, на стройматериалы. Среди прочих памятников исчезли и печально знаменитые Трехарочные (Штабные) ворота. Именно возле них погибли в первые часы сотни бойцов, пытавшихся занять свои позиции вне цитадели. Их, конечно же, надо возродить, как особо знаковый объект героической обороны. По счастью, сохранились детальные фотографии и чертежи этих ворот. Вообще, на мой взгляд, главная задача реставраторов сегодня – восстановить крепость такой, какой она была к августу-сентябрю 1941 года, сохранив руины и разрушения, нанесенные немецкой сверхмощной артиллерией, авиационными бомбардировками. Благо, сохранилось немало четких фотографий этого времени. Да, во многом это будут «новоделы», приближенные к исторической реальности. Но именно они, а не те пустоты, которые зияют сейчас в цитадели и на фортах, помогут нам увидеть крепость в ее героическую пору, а не такой, какой она стала в 50-е годы. И Боже упаси, их, сегодняшних реставраторов от огламуривания руин, подкрашивания, подделывания, от превращения былого поля боя в парк культуры и отдыха.

«Изобретение фотографии, — писал академик Сергей Вавилов, — сыграло в истории человечества такую же роль, как и изобретение книгопечатания». И он абсолютно прав. Другое дело, что мы слишком быстро привыкли к чуду фотографии.

Выставка «Брест-41. То, что не было снято» прошла в холлах Музея Брестской крепости и получила добрые отзывы, как от музейных работников, так и от простых зрителей. Также выставка прошла в пресс-центре «Российской газеты». Сегодня она значительно пополнилась, и открывается в Кронштадте, в форте «Константин». Затем экспозиция будет представлена в персональной галерее «Царская башня» народного художника Дмитрия Белюкина на Казанском вокзале.