Западно сибирское восстание

«Долой коллективизацию, да здравствует столыпинщина»

Из докладной записки Секретно-политического отдела ОГПУ о формах и динамике классовой борьбы в деревне в 1930 г. от 15 марта 1931 г. (ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 679. Л. 36-72):

Более чем в два раза возросло в 1930 г. по сравнению с 1929 г. количество листовок и анонимок с угрозами расправы над советскими работниками, колхозниками и бедняками-активистами.

В 1929 г. учтено 2390 случаев распространения листовок и анонимок (1331 листовка, 1059 анонимок).

В 1930 г. 5156 случаев распространения листовок и анонимок (3512 листовок, 1644 анонимки).

Обращает на себя внимание значительно больший рост в 1930 г. распроcтранения листовок, нежели анонимок. Среди листовок преобладают листовки антиколхозного и повстанческого характера. Из общего числа 3512 обнаруженных листовок антиколхозных выявлено 1250 (35,8%), содержащих в себе призыв к восстанию — 1078 (30,7%). Наибольшее число повстанческого характера листовок обнаружено в январе —мае и в ноябре 1930 г.: в январе — 70, феврале — 159, марте — 281, апреле — 163, мае — 100 и в ноябре — 69, в следующих районах: на Украине — 282, в СКК —185, в Закавказье — 83, в Казахстане — 75, в Сибири (в целом) — 87, на Урале — 48.

Следует отметить, что процент выявленных авторов листовок продолжает оставаться крайне низким (в пределах 3 — 10%), а по отдельным районам даже снизился в сравнении с 1929 г.

В соответствии с основной установкой контрреволюционных элементов деревни на свержение Советской власти вооруженным путем заметно изменились и кулацкие лозунги в листовках. Кулацкие лозунги принимают отчетливое контрреволюционное содержание и в сумме дают развернутую программу кулацких требований.

Вскрытые в ЦЧО, НВК и ряде других, областей кулацко-повстанческие и белогвардейские организации, ориентируясь в своей деятельности на возможность ослабления крепости и раскол в ВКП(б) в результате борьбы правых, заимствовали для своих программных установок и популяризирования в массах отдельные оппортунистические положения Бухарина.

Приводим наиболее характерные кулацкие антисоветские лозунги в обнаруженных в 1930 г. листовках:

1. «Долой коммуны, даешь единоличное хозяйство» (Урал).

2. «Долой коллективизацию, да здравствует столыпинщина» (УССР).

3. «Долой гиганты. Да здравствует свободное единоличие. Долой коммунизм» (СКК).

4. «Долой Советскую власть и колхозы. Долой колхозный сев, не давайте сеять колхозникам» (УССР, СКК).

5. «Долой насилие. Да здравствует свободный труд. Да здравствует истинное выборное право» (Сибирь, Московская обл., БССР); «Долой кооперацию, да здравствует вольная торговля». «Мы призываем всех, как одного, идти против социалистической стройки… нам социализм не нужен, нам нужен дешевый хлеб, дешевый товар, нам нужен действительно свободный труд и отдых» (Западная Сибирь).

6. «Долой ленинский коммунизм. Долой пятилетку. Давай царя, индивидуальные хозяйства и старые права» (УССР). «Пятилетка — моровая язва для крестьянства» (НВК).

7. «Советская власть — враг, религия — друг» (ЦЧО).

8. «Граждане, встаньте как один человек на защиту Учредительного собрания, единственного выразителя истинной воли народа» (Московская обл.).

9. «Бороться за свободу — дело самого крестьянина» (СВК).

10. «Долой тиранов-коммунистов. Да здравствует слово свободы и свободный крестьянский труд» (СВК), «Да здравствует демократическая республика» (СВК), «Даешь президента» (НВК).

11. «Да здравствует капитализм, царь и Бог, долой самодержавие коммунизма» (ЦЧО).

12. «Да здравствует правоуклонизация старого правительства», «Долой сталинскую диктатуру, да здравствует действительная рабоче-крестьянская диктатура», «Да здравствуют вожди крестьянства Бухарин, Рыков и Томский» (Урал), «Да здравствует парламентское правительство во главе с т. Бухариным» (НВК), «Долой Сталина, даешь вождя Красной Армии Троцкого и т. Рыкова» (Западная обл.).

13. «Да здравствует «Промпартия», борющаяся против СССР. Промпартия еще не вся выявлена и она будет бороться до последней капли крови. Смерть пятилетке» (УССР), «Долой советских бюрократов, да здравствует равенство и свобода. Наш лозунг — да здравствует интервенция» (СВК).

14. «Крестьяне, объединяйтесь все заодно, чтобы ваша крестьянская организация была непобедима» (ИПО), «Встань волной и задуши Советскую власть» (УССР), «Селяне, жгите активистов-заготовителей», «Смерть активу, смерть тому, кто издевается над селянами» (УССР), «Крепите наши ряды, точите оружие. За независимую Украину», «Крестьяне, берите оружие, палки, ножи и вилы, у кого что есть, жгите, громите коммунистов, берите правление в свои руки, пока не поздно» (Западная Сибирь).

Цит. по: Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927—1939. Документы и материалы. В 5-ти тт. / Т. 2. Ноябрь 1929 — декабрь 1930 / Под ред. В.Данилова, Р.Маннинг, Л.Виолы. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2000. С. 790-791.

Западно-Сибирское восстание (1921—1922)

31 января 1921 — конец 1922

РСФСР

Диктатура РКП(б)

Хлебная монополия

Жестокое подавление восстания

Западно-Сибирское восстание
Гражданская война в России
Дата Место Причина Итог
Противники
Зелёные повстанцы РСФСР
Командующие
А. С. Коротков

В. И. Желтовский
С. И. Данилов
В. А. Родин
П. С. Шевченко
Н. Булатов

И. Н. Смирнов

В. И. Шорин
И. П. Павлуновский
М. В. Васильев

Силы сторон
ок. 100 000 человек части стрелковых дивизий

несколько кавалерийских полков
несколько стрелковых полков
4 бронепоезда
части особого назначения

Восточный фронт Гражданской войны в России

Иркутск (1917) • Иностранная интервенция • Чехословацкий корпус • Барнаул • Славгородско-Чернодольское восстание • Казань (1) • Казань (2) • Симбирск • Сызрань и Самара • Ижевск и Воткинск • Минусинск • Пермь (1) •
Наступление армии Колчака (Оренбург • Уральск) • Чапанная война •
Контрнаступление Восточного фронта
(Бугуруслан • Белебей • Сарапул и Воткинск • Уфа) • Пермь (2) • Златоуст • Екатеринбург • Челябинск • Зиминское восстание • Лбищенск • Тобол • Петропавловск • Уральск и Гурьев •
Великий Сибирский Ледяной поход
(Омск • Новониколаевск • Красноярск) •
Голодный поход • Вилочное восстание • Восстание Сапожкова • Западно-Сибирское восстание

Западно-Сибирское восстание 1921—22 гг. — крупнейшее антибольшевистское вооружённое выступление крестьян, казаков, части рабочих и городской интеллигенции в России в начале 20-х гг.

Описание событий

К началу 1921-го года крестьянские восстания охватили практически всю Советскую Россию. Крестьяне требовали прекращения хлебной монополии и ликвидации диктатуры РКП(б). Зимой 1921 года восстала и Западная Сибирь.

Введенные с конца августа 1920 года в Тюменской губернии многочисленные разверстки были непосильны для крестьян Ишимского уезда, тем более, что в 1920 году этот регион постиг сильный неурожай. Однако местное партийное и советское руководство, изымая в ряде мест даже продовольственный хлеб и семена, осуществляло беспрецедентное насилие по отношению к крестьянству.

27 сентября 1920 года найден убитым в районе Тушнолобово член Челноковской волячейки, член РКП(б) с 1917 г. Щербаков Иван Платонович его убийство послужило одним из заметных толчков к ужесточению мер Ишимской властью. Похоронен в центре Челноково рядом с волостной приходской церковью как почётный гражданин, пользовавшийся широким уважением местных жителей. При похоронах проходил типичный для тех лет «митинг». А 14 декабря 1920 года сожжен Челноковский волисполком. И с этого момента в Ишимское отделение милиции начали прибывать массы арестованных (до нескольких десятков за день) со всего уезда.

Собрание женщин Пегановской волости Ишимского уезда, состоявшееся 31 декабря 1920 г., в ответ на «ударное» выполнение продразверстки (изъятие продовольственного и семенного хлеба), произвол со стороны продовольственных комиссаров постановило такие действия считать незаконными, арестовать продработников Слухина, Максимука, а также милиционеров Журавлева и Кухтина. Продовольственный отряд в числе 9 человек женщины обезоружили, решив отправить его обратно в г. Ишим после окончания собрания. Кроме того, женщины обратились с просьбой к начальнику милиции 4-го участка Ишимского уезда прибыть в село Пеганово для расследования незаконных действий указанных лиц.

Начавшись 31 января 1921 г. в северо-восточном районе Ишимского уезда Тюменской губернии, восстание в короткий срок охватило Тюменскую, Акмолинскую, Омскую и восточные районы Челябинской и Екатеринбургской губернии. Весной 1921 г. повстанческие отряды оперировали на огромной территории от Обдорска (ныне — Салехард) на севере до Каркаралинска на юге, от станции Тугулым на западе до Сургута на востоке. Численность повстанцев к апрелю превысила 100 тыс. человек.

Несмотря на ярко выраженную ожесточенность, повстанческое движение носило очаговый характер. Единого, повсеместного порыва в антикоммунистической борьбе фактически не было. Крестьянство не поголовно присоединялось к мятежникам, что отнюдь не определялось только его социально-имущественным положением (в частности, на стороне мятежников так или иначе оказалась и сельская беднота). Организаторам повстанческого движения пришлось прибегать к насильственным мобилизациям мужского населения в возрасте от 18 до 35 (45) лет, в случае надобности не останавливаясь перед репрессиями. Часть крестьян просто не желала воевать, а если и воевала, то на ограниченной территории, при этом во многих деревнях формировались и собственные добровольческие отряды, прежде всего, из наиболее пострадавших от Советской власти. Социальный состав повстанческого движения был достаточно пестрым: в основном середняки, зажиточные крестьяне, часть бедноты, бывшие военные специалисты, перебежавшие или сдавшиеся в плен красноармейцы (так, в бою в районе села Беловского, пулеметчиками у повстанцев являлись сдавшиеся красноармейцы 233-го полка), а также уголовники. Отмечались и случаи участия в рядах мятежников представителей милиции (например, на стороне повстанцев оказались милиционеры Озернинской волости — Голованов и Викуловской волости — Григорьев).

Целью повстанческого движения, по вполне достоверным данным военного командования РККА, являлись захват власти и возвращение к старому, привлекавшему, по представлениям мятежников, свободной торговлей и отсутствием коммунистов. Каких-либо преобладающих идеалов в повстанческой идеологии указать нельзя, в ней уживались эсеровские взгляды и самый закоренелый монархизм. В некоторых местах возобновилось, например, титулование по чинам и ношение погон. Политическая платформа, как таковая, в движении отсутствовала.

Ишимская парторганизация потеряла во время восстания 0,5 тыс. человек, которые были зверски убиты повстанцами (по архивным данным, в именном списке коммунистов Ишимской организации РКП(б) на 20 апреля 1921 года насчитывалось 406 человек, убитых и без вести пропавших во время восстания).

Восстание приобрело огромный размах. В феврале 1921 г. повстанцы на три недели парализовали движение по обеим линиям Транссибирской железнодорожной магистрали, а затем захватили города Петропавловск — 14 февраля, Тобольск — 21 февраля, Кокчетав — 21 февраля, Сургут — 10 марта, Березов — 21 марта, Обдорск — 1 апреля и Каркаралинск — 5 апреля, вели бои за Ишим (несколько раз переходивший из рук в руки), угрожали Кургану и Ялуторовску.

Боевые действия, которые велись в феврале — апреле 1921 г. на охваченной этим восстанием территории, по масштабам и военно-политическим результатам сравнимы с крупными армейскими операциями времен гражданской войны.

Первичной и основной характеристикой Западно-Сибирского восстания была его антикоммунистическая направленность. Требования повстанцев наиболее полно отражал лозунг «За советы без коммунистов», также они добивались свободы слова, собраний и союзов, обеспечения свободы торговли, права свободно распоряжаться своей землёй и продуктами своего труда, то есть ликвидации хлебной монополии.

В воззвании Тобольского штаба повстанцев ко всем жителям Сибири 25 марта 1921 г. объявлялось:

Мы добиваемся настоящей советской власти, а не власти коммунистической, которая до сих пор была под видом власти советской…

На освобождённых территориях восстанавливались свободно избранные волостные и сельские крестьянские Советы.

Повстанцы организовали свои вооруженные силы на принципах регулярной армии, включая политические отделы и политкомы. Повстанческая армия делилась на фронты (Сибирский, Северный, Южный, Юго-Западный), которые делились на армии (Восточная, Южная, Западная, Народная повстанческая, Народно-крестьянская), армии — на дивизии (Южно-Ишимская, Курганская и др.), полки, батальоны, роты, взводы, отделения.

Руководители восстания

Военное руководство в основном осуществлялось командным составом из крестьянской среды, подготовленным и закаленным в сражениях двух войн — Первой мировой и Гражданской. Комсостав состоял из бывших унтер-офицеров, прапорщиков.

  • Желтовский Василий Максимович (1895 — май 1921) — один из главных военных руководителей повстанцев Тобольского уезда, из крестьян села Желтовское Кугаевской волости Тобольского уезда. Участник Первой мировой, фельдфебель, в начале 1921 г. он служил делопроизводителем военкомата Кугаевской волости и имел крестьянское хозяйство ниже среднего.
  • Данилов, Степан Ильич — также участник Первой мировой, житель деревни Таратухина Карачинской волости Тобольского уезда, был организатором и командиром повстанцев Карачинской волости, затем командующим Юго-Западным фронтом Тобольского уезда.
  • Коротков Александр С. — урядник в колчаковской армии, а в январе 1921 г. — уполномоченнй Ишимского уездного военкомата по закупке лошадей, затем — руководитель повстанцев Чуртанской волости, командующий Северным фронтом Ишимского уезда (ум. 1921)
  • Родин, Владимир Алексеевич — начальник Петропавловского боевого района Ишимского повстанческого фронта, главком Народной Сибирской Армии, бывший поручик
  • Уженцов Б. — начальник 1-го Северного отряда повстанцев Тобольского уезда
  • Клепинин П. П. (ум. 1921) — военный руководитель Народной повстанческой армии Тобольского уезда
  • Т. Кутырев — командующий Народно-крестьянской зеленой армией Ражевского района Ишимского уезда.
  • Богачев — заместитель командующего Южно-Ишимской повстанческой армией
  • Атаманов, Григорий Данилович — командир 1-го повстанческого корпуса, командующий фронтом повстанцев Ишимского уезда
  • Щетков — начальник штаба 1-го повстанческого корпуса.
  • Долин, Петр Лаврентьевич — командир 2-го корпуса Народно-крестьянской армии Ражевского района Ишимского уезда
  • Романов — начальник Главного военного штаба повстанцев Кокчетавского уезда.
  • Татаринцев (Волкомтруд) Николай Андронович — начальник штаба Южной армии (группы) повстанцев Ишимского уезда
  • Бураков — служащий Викуловского лесничества, заместитель начальника штаба Северного фронта повстанцев Ишимского уезда (ум. 1921)
  • Щетков — начальник штаба 1-го корпуса повстанцев Ишимского уезда
  • Протопопов — начальник штаба Южной повстанческой дивизии Ишимского района
  • Андреев П. — крестьянин села Глубокое Соколовской волости, начальник Глубоковского сельского штаба повстанцев, командующий Петропавловского боевого района (направления) повстанцев Ишимского уезда
  • Пужевский, Вацлав Леопольдович (1898—1921) — уроженец Ковенской губернии, из крестьян; с ноября 1920 г. работал счетоводом кооператива села Соколовское Ишимского уезда; с 12 февраля 1921 г. являлся начальником штаба Петропавловского боевого района, с 22 февраля — начальником Главного штаба Сибирского фронта, затем — адъютантом этого же штаба; взят в плен советскими войсками и по приговору от 25 мая 1921 г. Омской губчека 27 мая 1921 г. расстрелян
  • Бердюгин — начальник западного участка Ишимского фронта повстанцев, начальник 1-й Ишимской повстанческой дивизии
  • Едличко — начальник Южно-Ишимской повстанческой дивизии, начальник штаба Народной повстанческой армии Петуховского района.
  • Петров — сотрудник 3-го отдела 33-го полевого строительства, затем — командир повстанческого отряда Голышмановского района
  • Афанасьев, Афанасий Герасимович — житель деревни Крупино, начальник штаба повстанцев Голышмановской волости Ишимского уезда, расстрелян по приговору ревтрибунала в 1921 г.
  • Богомолов Семен — начальник штаба повстанцев Голышмановской волости Ишимского уезда
  • Носов — начальник штаба повстанцев Голышмановской волости Ишимского уезда
  • Пономарев — житель села Голышманово, начальник штаба повстанцев Голышмановской волости Ишимского уезда
  • Феофанов Ф. (?-1921) — сотрудник 3-го отдела 33-го полевого строительства, затем — начальник и инструктор штаба повстанцев Голышмановской волости Ишимского уезда
  • Гутников Г. В. — начальник особого отдела Тобольского главного штаба . Он родился в крестьянской семье в деревне Медянке Карачинской волости Тобольского уезда, окончил сельскую школу, участвовал в империалистической войне, был ранен, вернулся на родину. При частой смене властей в гражданскую войну неизменно занимал выборные посты (председателя волостной земской управы, секретаря волисполкома и другие). В октябре 1920 г. Г. В. Гутников был избран членом уездного исполкома Советов, откуда его направили на продовольственную работу, назначив на должность заведующего Демьянской продконторой. Когда началось восстание, крестьяне Карачинской волости, как обычно случалось при смене властей, выдвинули Г. В. Гутникова в главный штаб Тобольской Народной Армии, так как ничего против своего земляка не имели.
  • Бурлаков — командир 1-го кавалерийского полка Южной повстанческой дивизии Ишимского уезда
  • Панфилов И. Н.— командир 1-го пехотного полка, заместитель начальника Южно-Ишимской дивизии повстанцев
  • Бухвалов — командир 2-го пехотного полка Южной повстанческой дивизии Ишимского уезда (ум. 1921)
  • Кузеванов — командир 3-го пехотного полка Южной повстанческой дивизии Ишимского уезда.
  • Дьячков Ефим — адъютант штаба, позднее — командир батальона, командир 4-го пехотного полка Южно-Ишимской повстанческой дивизии
  • Целуйко (Целиков) — командир 4-го пехотного полка повстанцев Ишимского уезда
  • Орлов — командир полка повстанцев южной части Ишимского уезда
  • Вараксин — командир 2-го Освободительного полка повстанцев Ялуторовского уезда (ум. 1922)
  • Губа (Губанов Петр) — командир конного полка повстанцев Налобинской волости Ишимского уезда, заведующий добровольческими формированиями Главного штаба Сибирского фронта, затем — командующий Сибирским фронтом
  • Баженов — командир 2-го Медведевского полка повстанцев Ишимского уезда
  • Беркутов — один из руководителей повстанцев Камышловского и Шадринского уездов
  • Петр Шевченко — крестьянин-середняк села Большой Кусеряк Ишимского уезда. Поднял восстание в своем родном селе, в дальнейшем командовал повстанческим полком.
  • Булатов Николай — крестьянин села Куртан Могилевской волости Курганского уезда, прапорщик царской армии, инструктор Всевобуча Красной Армии. Командир 2-го Освободительного полка Курганской повстанческой дивизии, затем начальник 1-го Ялуторовского освободительного отряда, взят в плен, дальнейшая судьба неизвестна.
  • Кадышников Афанасий — командир отряда повстанцев деревни Мелехина Локтинской волости Ишимского уезда
  • Назаров, Евграф Иванович (?-1921) — организатор восстания в селе Назарове Челноковско й волости Ишимского уезда, расстрелян по приговору ревтрибунала
  • Дударев — командир отряда повстанцев Юргинской волости Ялуторовского уезда.
  • Резонов, Моисей Леонтьевич — организатор восстания в селе Пестово Чуртанской волости Ишимского уезда
  • Ситников, Тимофей Никанорович (?-1921) — руководитель восстания в селе Малахове Чуртанской волости Ишимского уезда
  • Петров — руководитель повстанцев в Мамлютском районе
  • Филимонов Е. В. — руководитель повстанцев Суерской волости Ялуторовского уезда
  • Серков, Семен Михайлович (1882—1922) — из мещан города Кургана, в 1917 г. состоял в партии эсеров; в начале 1921 г. служил заведующим отделом снабжения Тобольского уездного лесного комитета; при повстанцах являлся членом следственной комиссии и был избран кандидатом в члены Тобольского крестьянского городского совета; именно на эсеровском прошлом Серкова Тюменская губчека строила свое заключение о наличии руководства со стороны партии эсеров восстанием в Тобольском уезде; расстрелян 28 февраля 1922 г. по постановлению коллегии Тюменской губчека

Среди командиров повстанческих отрядов были и коммунисты, такие, как, например, председатель ячейки РКП(б) и бывший военком Троицкой волости Петропавловского уезда Тимофей Лидберг.

Руководители ликвидации восстания

Для руководства ликвидацией мятежа 12 февраля была создана полномочная «тройка» — председатель Сибревкома И. Н. Смирнов, помощник главкома вооруженными силами Республики по Сибири В. И. Шорин, председатель Сиб. ЧК И. П. Павлуновский. В Сибири были переброшены части стрелковых дивизий, несколько кавалерийских и стрелковых полков, 4 бронепоезда, использовались части особого назначения (ЧОН).

  • Звездов, Андрей Алексеевич (1888—1930) — большевик с 1905 г., с ноября 1920 г.- командующий войсками ВНУС Сибири, с 24 января 1921 г.- начальник войск ВЧК Сибири
  • Мрачковский, Сергей Витальевич (1888—1936) — большевик с 1905 г., в годы гражданской войны командовал на Восточном фронте бригадой и Особым экспедиционным отрядом, с августа 1920 г.- командующий войсками Приуральского военного округа
  • Васильев, Макар Васильевич — помощника командующего Уральского ВО
  • Опарин, Владимир Ефимович (1872-?) — в 1898 г. окончил юридический фа-культет Петербургского университета, большевик с марта 1917 г.; в годы гражданской войны находился на Восточном фронте, занимая военно-политические должности; председатель реввоентрибунала Сибири
  • Иванов, Николай Иванович — коммунист, председатель Тюменского губревтрибунала, заместитель председателя Тюменской губчека
  • Лопарев, Платон Ильич (1890—1938) — из крестьян села Самарово Тобольского уезда, один из руководителей антиколчаковского партизанского движения на Обском Севере, в 1921 г.- командир Северного экспедиционного отряда советских войск

Воинские части:

  • Штаб Помглавкома по Сибири
    • Афанасьев, Федор Михайлович — начальник штаба Помглавкома по Сибири
    • П. В. Дашкевич — комиссар штаба Помглавкома по Сибири
  • 13-я Сибирская кавалерийская дивизия
  • 21-я стрелковая дивизия войск ВНУС (начальник Егоров, Федор Васильевич, командующий Петропавловской группой советских войск)
  • 29-я Сибирская стрелковая дивизия (начальник Карпов, Владимир Федорович)
  • 57-я стрелковая дивизии (начальник и военный комиссар Бобылев, Иван Александрович (1886—1936))
  • 61-я стрелковая бригада войск ВНУС (командир Полисонов, Александр Владимирович (затем 115-й стрелковой бригады), командующий советскими войсками Тюменской губернии)
  • 83-я стрелковая бригада (командир Рахманов, Николай Николаевич)
  • 85-я стрелковая бригада (командир Буриченков, Георгий Андреевич, командующий советскими войсками Тюменской губернии)
  • 115-я стрелковая бригада (командир Полисонов, Александр Владимирович), командующий советскими войсками Тюменской губернии)
  • 169-я стрелковая бригады (командир Бойцов, Андрей Семенович, командующий войсками Тюменской губернии)
  • 181-й стрелковый полк войск ВНУС (командиры Накрап, Евгений Иванович (Накрапов), начальник Ялуторовского боевого участка; Ефремов-Ларин А.)
  • 183-й стрелковый полк войск ВНУС (командиры Заикин, Иван Васильевич; Махнев последовательно начальник Тюменского, Ялуторовского и Тобольско-Тюменского боевых участков, командир Казанского стрелкового полка)
  • 187-й стрелковый полк
  • 232-й полк 26-й стрелковой дивизии (командир Баткунов, Арсений Николаевич, участие в разгроме повстанцев был награжден орденом Красного Знамени)
  • 255-й стрелковый полк (командир Дубровицкий, Сергей Степанович)
  • 258-й стрелковый полк
  • 343-й стрелковый полк (командир Ефремов-Ларин А.)
  • Тюменский территориальный полк (командир Козленке, Павел Семенович)
  • эскадрон имени Сибревкома (командир Бузин Федор)

Ликвидация восстания

До конца февраля сильных боев в районе районе Аромашевской и Кротовской волостей Ишимского уезда. Советские войска действовали в основном по линии железной дороги и лишь с ликвидацией «голышмановской пробки» в конце февраля 1921 года начали наступление на этот район. Село Аромашево превратилось в центр сопротивления на севере Ишимского уезда: здесь насчитывалось около 10 тысяч повстанцев. «В упорных ночных боях 28 апреля за Евсино и 1 мая за Аромашево советские войска нанесли мятежникам огромный урон. Последние потеряли около 700 человек убитыми, ранеными и утонувшими, примерно 5700 человек пленными, много оружия и большую часть обоза. 1-3 мая, преследуя бежавших повстанцев, красные взяли Овсово, Кротово, Большой Кусеряк и Покровку, где завершили разгром основных сил Северо-Ишимского фронта», — пишет доктор исторических наук, профессор В. И. Шишкин из Новосибирска. Петр Семёнович Шевченко сумел сохранить значительную часть отряда, который стал называться 1-м Освободительным полком Народной армии.

К 4 марта была очищена линия Омск-Челябинск, 5 марта взят Кокчетав. К тому времени была сломлена Ишимская народная армия. 2 тысячи повстанцев центра были блокированы в Южно-Уральском кольце. Сумевшие вырваться из него вместе с остатками петропавловских и кокчетавских казаков ушли в Китай. 8 апреля был взят Тобольск, 2 июня пал последний повстанческий город, Обдорск. С лета 1921 года повстанцы переходят к партизанской тактике борьбы.

В начале августа 1921 года 1-й Освободительный полк Народной армии занял Кротово, Аромашево, Большое Сорокино и Пинигино, захватили обоз красных. Проведена мобилизация, на которую большинство населения соглашалось охотно. Поздней ночью 25 августа 1921 года сводный отряд Буриченкова выступил из деревни Кочковатово по направлению на остров Притынный Только под утро красные добрались до места. Повстанцы, уверенные в своей безопасности, имели только близкое сторожевое охранение. Советская пехота, имевшая почти трехкратное превосходство в численности, внезапно атаковала партизан в лоб. Те вступили в перестрелку с наступавшими, совершенно забыв о флангах. И тогда неожиданно для партизан с флангов на них обрушилась конница. Шевченко зарублен и вместе с ним зарублено 111 человек бандитов, взято 4 исправленных пулемета.

Летом 1921 года в Ишимском уезде начался массовый голод, который продолжался и в 1922 г. Вспыхнула эпидемия холеры. По неполным официальным данным, имелось 8159 случаев смертности от голода. Небывалый голод, сбор продналога вновь усилили враждебность крестьянства по отношению к РКП(б) и её представителям на местах. На почве голода принял серьезные масштабы уголовно-грабительский бандитизм, и даже в конце I922 года по Ишимскому уезду орудовали мелкие разбойничьи шайки, происходили грабежи и убийства.

Бои продолжались ещё год, последние очаги восстанния были окончательно ликвидированы только к концу 1922 года. При подавлении восстания проводились карательные операции. Практиковалось взятие крестьян, родственников повстанцев, в заложники. От артиллерийского огня в боях погибло множество мирных жителей, в том числе женщины и дети. Восстание стало одной из главных причин замены в марте 1921 продразверстки продналогом и обусловило в дальнейшем переход от политики военного коммунизма к НЭПу.

Символика восстания

Восстание началось под разными лозунгами. В Кротовском районе было захвачено красное знамя с черным крестом и надписью: «Мы боремся за хлеб. Не гноите его в амбарах». В районе Армизонского — зеленое знамя (символизирующее зеленые поля) с белыми буквами ( сибирские снега) «Долой коммунизм». В районе Кусеряка захвачено трехцветное знамя (с пунцовыми цветами), здесь и появилось требование князя Михаила Александровича к власти.

Одним из первых лозунгов был «Да здравствует свободная торговля». В большинстве же чаще повторялись под разными вариантами лозунги «Долой коммунистов», «Да здравствуют беспартийные советы крестьянских депутатов», «Вся власть крестьянам» и т. п. Неизменным оставался лозунг, требовавший устранения от власти коммунистов, и им пестрят все воззвания, флаги, сводки и приказы штабов. Последние в некоторых случаях на всех бумагах при сношениях с другими штабами или частями ставили лозунг впереди содержания бумаги: «Долой коммунистов».

Штаб Лапушинской Народной армии устанавливает флаг и лозунг для восставшего народа: флаг зеленого цвета, означающий леса, луга и растения на полях труженика-крестьянина, пользующегося таковыми; надпись на флаге белыми буквами означает сибирские снега; лозунг – «Долой коммунизм! Да здравствуют советы!». Информация штаба Народной повстанческой армии Лапушинской волости Курганского уезда военному руководителю Лебяжьевскои волости 19 февраля 1921 года

Литература

  • Московкин В. В. Восстание крестьян в Западной Сибири в 1921 г.
  • Петрова В. П. Крестьянское восстание в Тюменской губернии в 1921 г.
  • За советы без коммунистов. Крестьянское восстание в Тюменской губернии (1921 г.). Сборник документов. Новосибирск, 2000;
  • Сибирская Вандея. Т.2 (1920—1921). Документы. М., 2001.

Примечания

  • Сибирская Вандея. 1919—1920; сост. В. И. Шишкин. М.: Международный фонд «Демократия», 2000

31 января 1921 года началось крестьянское восстание в Сибири. Западно-Сибирское восстание 1921—22 гг. — крупнейшее антибольшевистское вооружённое выступление крестьян, казаков, части рабочих и городской интеллигенции в России в начале 20-х гг. XX века. Проходило на территории Западной Сибири и было жестоко подавлено. В наказание восставшим, в 1921 году четыре русских уезда с коренным русским населением были отторгнуты от Омской губернии и включены в состав Киргизской АССР.

Введенные с конца августа 1920 года в Тюменской губернии многочисленные разверстки были непосильны для крестьян Ишимского уезда, тем более, что в 1920 году этот регион постиг сильный неурожай. Однако местное партийное и советское руководство, изымая в ряде мест даже продовольственный хлеб и семена, осуществляло беспрецедентное насилие по отношению к крестьянству.

Начавшись 31 января 1921 г. в северо-восточном районе Ишимского уезда Тюменской губернии, восстание в короткий срок охватило Тюменскую, Акмолинскую, Омскую и восточные районы Челябинской и Екатеринбургской губернии. Весной 1921 г. повстанческие отряды оперировали на огромной территории от Обдорска (ныне — Салехард) на севере до Каркаралинска на юге, от станции Тугулым на западе до Сургута на востоке. Численность повстанцев к апрелю превысила 100 тыс. человек.

Готопутовское волостное собрание сельских советов 2 февраля 1921 г. вынесло следующее постановление: «…Усматривая тяжелое положение населения на продовольственном фонде и безвыходность его, сложившуюся на почве ссыпки всех хлебов в общие амбары в выполнение государственных разверсток, каковой хлеб был предназначен к вывозке из пределов волости. Несмотря на наши ходатайства об удовлетворении нас продовольствием, как голодающих, получился категорический отказ, ввиду чего ясно обрисовалась картина голодной смерти в недалеком будущем, что и заставляет нас оградить себя от упомянутой смерти. И потому решили произвести между собой сплоченную организацию для защиты своих человеческих прав и весь имеющийся хлеб в общественных амбарах сдать вновь избранным повстанческим органам» (выделено мною — И.К.).

В целях взаимодействия с органами Советской власти и предотвращения кровопролития на волостном собрании было решено выбрать делегацию для отправки в г.Ишим. Членам делегации вменялось в обязанность сообщить руководству о тяжелом продовольственном положении крестьянства, обратив внимание на его голодное существование и на то, что хлеб в общественных амбарах считается неприкосновенным.

Первоначально, по крайней мере, в ряде мест, Ишимское крестьянское восстание имело характер подчеркнутой законности. Однако по мере разгорания и ожесточения восстания, мятежники переходили к прямому насилию, не останавливаясь и перед крайними его формами. Само подавление восстания сводилось только к репрессиям против восставших. Меры вооруженного подавления не обеспечивали успокоения восставших на долгое время, создавая в них чувство озлобления. Жестокость и насилие по отношению друг к другу проявляли обе противоборствующие стороны — крестьяне и коммунисты. Жестокость порождала жестокость, а невозможность реализовать острые потребности приводила к всплеску разрушительной энергии. Повстанческое движение сопровождалось вспышкой деструктивного поведения и неизбежно сопутствующих ему — преступности и бандитизма.

Несмотря на ярко выраженную ожесточенность, повстанческое движение в Ишимском уезде носило в большей степени очаговый характер. Единого, повсеместного порыва в антикоммунистической борьбе фактически не было. Крестьянство не поголовно присоединялось к мятежникам, что отнюдь не определялось только его социально-имущественным положением (в частности, на стороне мятежников так или иначе оказалась и сельская беднота). Организаторам повстанческого движения пришлось прибегать к насильственным мобилизациям мужского населения в возрасте от 18 до 35 (45) лет, в случае надобности не останавливаясь перед репрессиями.

Разгоревшаяся повстанческая борьба носила стихийный характер и отличалась жестокостью и непримиримостью. Как и во всяком стихийном народном движении, в мятеже 21 года была велика роль толпы, таившей в себе стадные чувства, разрушительные и низменные инстинкты. В период восстания (в особенности с февраля по апрель 1921 г.) повстанцами были разграблены и уничтожены ссыппункты, почты, волостные канцелярии, загсы, коммуны, кооперативы и артели, угнано и убито множество лошадей, коров, свиней, овец. Отмечались случаи разграбления сельских школ и библиотек (например, библиотека при Песьяновской школе была частично расхищена, а частично сожжена). Восставшие крестьяне прерывали железнодорожное сообщение на участках Тюмень-Называевская, Челябинск-Омск, разобрав во многих местах путь; выводили из строя телеграфную связь.

Развернулся широкомасштабный повстанческий террор, направленный на коммунистов, советских работников, милиционеров, продкомиссаров и членов их семей. В советской исторической литературе немало писалось о жестоких зверствах бандитов и кулаков, уничтожавших коммунистов и работников советских учреждений, прежде всего, из чувства классовой ненависти и мести. Еще первые аналитики Западносибирского мятежа отмечали, что главными лозунгами его были: «Долой коммунистов! Вся власть крестьянам!» Ярко выраженные антикоммунистические настроения и мотивы отчетливо проявили себя в поведении повстанцев.

К сожалению, коммунисты Тюменской губернии не только беспощадно осуществляли перелом на продовольственном «фронте», но и запятнали свой моральный облик неблаговидными поступками, в личных интересах легко вступая в конфликт с собственной совестью и «революционной законностью». В массовом сознании послереволюционной поры они нередко отождествлялись с новыми буржуа, «позволяющими себе ненужную паразитическую роскошь».

В аналитическом докладе командира 85 бригады ВНУС Н.Н. Рахманова, участвовавшего в подавлении повстанческого движения, отмечалось, что с самого начала восстания каждая деревня и село формировали сельский штаб, который, в первую очередь, занялся избиением коммунистов, арестом их семей и членов Союза Коммунистической Молодежи. Так, коммунист М.П. Семибратов, проживавший в деревне Мишине Пегановской волости, показал, что делегатка из Пеганово объяснила собранию, что «можете арестовать партейных и тех, кто вам сделал обиду». Помимо этого, повстанцы реквизировали скот у семей коммунистов, грабили их имущество. В частности, в предписании одного из повстанческих руководителей содержалось требование «немедленно отобрать скот у семей коммунистов и выслать в село Пегановское». Аналогичным расправам подверглась и милиция.

Более подробно обстоятельства преследований мятежниками одной из семей коммунистов можно представить, в частности, из донесения в волостную милицию крестьянки деревни Карьково Пегановской волости Евдокии Уросовой. «После убийства мужа, — сообщала Е. Уросова, — ко мне в дом постановили штаб, коменданты штаба были Овчинников Осип Иванович и Смолин Андрей. Председатель Кудрявцев Гордей и судья Омегов Иван, которые осудили двух граждан нашей деревни Тюменцева и Бахтиярова на смертную казнь, после чего их стали бить нижеследующие лица: 1) Осип Овчинников, 2) Лазарь Тюменцев, 3) Яким Тюменцев, 4) Герасим Вакорин, 5) Василий Малышев, 6) Кудрявцев Андрей, 7) Кудрявцев Федор, 8) Кудрявцев Дмитрий. После этого меня хотели убить, но согласились на том, чтобы арестовать и отправить в Уктузское, где избивали коммунарок… После этого приехали с фронта братья Кошкаровы, Елизар, Василий, Порфирий и Михаил, и просили меня убить с детьми. После этого они же у меня все хозяйство растащили, закололи 2-х коров и 7 овец, взяли 12 овчин и сшили себе брюки для фронта и растащили всю одежду».

В заявлении коммуниста М. Власова, адресованном начальнику милиции 4 района, говорилось о том, что главарь повстанцев Д. Новиков, проживавший в селе Пеганово, настоял убить коммунара С. Власова, которого нагим клал на бревно и бил колом по животу, а также выкалывал пикой глаза.

Члены РКП (б) Прытков и Смирнихин сообщали о том, что 11 арестованных локтинских коммунистов доставили в пегановский штаб Народной Армии, раздели их донага, кололи пиками, загоняя в холодное помещение; затем выводили снова и повторяли удары. Продержав арестантов в холодном амбаре около трех часов, с 12 на 13 февраля их нагими поместили на подводы и увезли в село Локти. При этом сопровождавшие коммунистов мятежники кричали: «Будете, или нет, Бога признавать!»

Т.Д. Корушин в сборнике «10 лет Советской власти в Ишимском округе (19I7—1927 г.)» приводил даже такой факт: «Председатель Алексеевского сельсовета Аромашевского района Зелинский Моисей был бандитами захвачен на постели и в одном белье выведен на снег. Зелинского до бессознания избили и выбросили за деревню. Бандиты этим не ограничились: они принесли соли, посыпали ею изуродованное тело Зелинского и снова стали бить палками. Не удовлетворившись этим, бандиты придумали новую пытку: они вырезали у зараженного сифилисом кусок зараженного места и затерли его под кожу Зелинского».

Подобных фактов жестоких расправ можно привести множество. В таких исторических воплощениях, возможно, чувствовалось что-то «вроде упоения на краю мрачной бездны». Некоторые повстанцы проявили явно садистские наклонности и побуждения, цинизм в отношении своих пленников, занимались мародерством. Так, крестьянин А.А. Сивков в селе Локти убил 5 коммунистов. Множество коммунистов казнил командир мятежников, житель деревни Вяткиной Кротовской волости, И.Т. Шарапов. С.Ф. Семенов, вместе с женой, снимал белье с раненых красноармейцев, а также снял золотое кольцо с убитого красноармейца, отрубив его палец. Ожесточенность, озлобленность крестьян, причастных к повстанческому движению, порой принимали болезненный характер. Так, согласно следственному протоколу, середняк Е. Аверин заявлял: «Одно могу сказать, что если не дадут мне хлеба, то я все равно кого-нибудь убью за то, что я сижу голодный».

Восстание приобрело огромный размах. В феврале 1921 г. повстанцы на три недели парализовали движение по обеим линиям Транссибирской железнодорожной магистрали, а затем захватили города Петропавловск — 14 февраля, Тобольск — 21 февраля, Кокчетав — 21 февраля, Сургут — 10 марта, Березов — 21 марта, Обдорск — 1 апреля и Каркаралинск — 5 апреля, вели бои за Ишим (несколько раз переходивший из рук в руки), угрожали Кургану и Ялуторовску.

Боевые действия, которые велись в феврале — апреле 1921 г. на охваченной этим восстанием территории, по масштабам и военно-политическим результатам сравнимы с крупными армейскими операциями времен гражданской войны.

Летом 1921 г. в Ишимском уезде начался небывалый, массовый голод, который продолжался и в 1922 г. Вспыхнула эпидемия холеры. Крестьяне питались травой, трупами павших животных, собаками. По неполным официальным данным, имелось 8159 случаев смертности от голода. Небывалый голод, сбор часто непосильного продналога вновь усилили враждебность крестьянства по отношению к РКП (б) и ее представителям на местах. На почве голода принял серьезные масштабы уголовно-грабительский бандитизм, и даже в конце I922 г. по Ишимскому уезду орудовали мелкие разбойничьи шайки, происходили грабежи и убийства.

Бои продолжались больше года, последние очаги восстанния были окончательно ликвидированы только к концу 1922 года. При подавлении восстания проводились карательные операции. Практиковалось взятие крестьян, родственников повстанцев, в заложники. От артиллерийского огня в боях погибло множество мирных жителей, в том числе женщины и дети. Восстание стало одной из главных причин замены в марте 1921 продразверстки продналогом и обусловило в дальнейшем переход от политики военного коммунизма к НЭПу.

Показательно, что и после жестокого подавления крестьянского восстания в Приишимье происходили самочинные расправы над освобожденными из-под следствия повстанцами, их убийства со стороны милиции и коммунистических ячеек. Данные факты были порождены атмосферой безответственности и вседозволенности представителей власти и, по сути, являлись различными формами красного бандитизма в Сибири. Уже в конце 1919 г. полномочный представитель ВЧК по Сибири И.П. Павлуновский в циркулярном письме № 6 под названием «Еще о красном терроре и красном бандитизме» отмечал: «…В Тюменской губернии природа имеющегося там бандитизма еще не выяснена… Начало замечаться следующее: арестованные ЧК на местах убиваются. Арестованных редко доводят до места, по дороге «при попытке бежать» расстреливают… Устанавливается, что проводниками красного террора на местах являются политбюро (орган ЧК. — И.К.) и милиция».

Наделение органов ЧК и милиции чрезвычайными полномочиями в обстановке бесконтрольности нередко приводило к многочисленным злоупотреблениям и преступлениям. В секретном предписании от 26 февраля 1921 г. отмечалось, что «в губчека поступают сведения о том, что отряды при захвате в плен повстанцев расправляются с ними на месте, то есть расстреливают. А потому председатель губчека просит (убедительно) приказать начальникам отрядов всех задержанных главарей и активных повстанцев не убивать, а направлять в губчека. Так же прекратить массовые расстрелы и бесшабашные расправы над крестьянами в местностях, уже очищенных от повстанцев». Однако эта проблема приобрела длительный и острый характер.

Восстание началось под разными лозунгами. В Кротовском районе было захвачено красное знамя с черным крестом и надписью: «Мы боремся за хлеб. Не гноите его в амбарах». В районе Армизонского — зеленое знамя с надписью белыми буквами «Долой коммунизм». В районе Кусеряка захвачено трехцветное знамя, здесь и появилось требование привести князя Михаила Александровича к власти. Одним из первых лозунгов был «Да здравствует свободная торговля». В большинстве же чаще повторялись под разными вариантами лозунги «Долой коммунистов», «Да здравствуют беспартийные советы крестьянских депутатов», «Вся власть крестьянам» и т. п.

Неизменным оставался лозунг, требовавший устранения от власти коммунистов, и им пестрят все воззвания, флаги, сводки и приказы штабов. Штаб Лапушинской Народной армии устанавливает флаг и лозунг для восставшего народа: флаг зеленого цвета, означающий леса, луга и растения на полях труженика-крестьянина, пользующегося таковыми; надпись на флаге белыми буквами означает сибирские снега; лозунг – «Долой коммунизм! Да здравствуют советы!».

Крестьянская память о бурных событиях 1921 года, расправах над коммунистами оказалась довольно живучей. Так, Полномочное Представительство ОГПУ по Уралу информировало ОГПУ о том, что в ночь на 20 января 1928 г. в селе Аромашево Ишимского округа, во время престольного праздника Крещение, по неизвестной причине вспыхнул пожар арестного помещения, в котором сгорел задержанный милицией пьяный гражданин Казанцев. Брат сгоревшего, Ф.Н. Казанцев, приехав к месту пожара, обращался к собравшейся толпе с призывом к свержению власти, избиению коммунистов и сожжению помещения рика, райкома и милиции; кроме того, не давал населению тушить пожар, выливая привозимую воду. Группа крестьян в 9 человек, возбужденная криками Казанцева, кинулась на присутствовавших здесь коммуниста Киселева и милиционера Проневича с целью избить их. При помощи некоторых граждан Киселеву и Проневичу удалось скрыться. Из этой группы крестьянин — середняк Захар Никулин кричал: «Нас расстреливают, арестовывают, живых жгут. Терпеть больше не будем. Бей коммунистов! Долой власть!» Он также призывал пойти по квартирам ответственных работников и избить их. На следующий день Казанцев, размахивая одеждой сгоревшего брата перед прохожими, старался собрать толпу крестьян, крича: «Сегодня к нам пришел 1921 год!»

Социализм без коммунистов

Когда в юном возрасте в фильмах и книгах встречал лозунг «За Советы без коммунистов!», впадал в когнитивный диссонанс – как это можно? А с кем тогда? Со временем, повзрослев, стал понимать, что это было вполне реально. И, более того, огромное количество людей пошли на смерть за этот лозунг.

В нынешнем времени поражает уже то, что взрослые люди впадают в ярость от этого лозунга. Преимущественно коммунисты, конечно. Что более всего удручает, так это то, что в этом вопросе и порядочные люди путаются. Захотелось внести ясность, потому и взялся за перо… прошу прощения, за «клаву»…

«За Советы без большевиков!»

Казалось бы, в чём проблема? Совет – выборный орган власти. Земства, о которых с такой трогательной ностальгией нередко вспоминают либералы, тоже были Советами. Советы, собственно, и были образованы делегатами от рабочих коллективов, которые были подотчётны этим коллективам и обязаны были представлять во власти их интересы.

Однако именно большевиков такая постановка вопроса резко не устраивала. По той простой причине, что они хотели этими Советами повелевать, а сами Советы этого категорически не хотели. И на то были весьма увесистые причины.

Во-первых, делегаты от рабочих и крестьянских коллективов видели свои предприятия в виде производственных кооперативов, когда произведённая продукция реализуется, а прибыль, в зависимости от участия, распределяется между членами этого кооператива.

А большевики видели всё это в форме государственного капитализма, когда вся произведённая продукция принадлежит большевикам, а они уже берут на себя её реализацию и последующую оплату труда. А рабочим и крестьянам какая разница – на большевиков пахать или на капиталиста? Хоть так, хоть эдак, всё одно – не на себя, а на дядю.

Во-вторых, как выяснилось в процессе становления, прежний хозяин платил лучше. Это было вполне объяснимо – капиталист вынужден был хоть как-то заботиться о рабочих, а верхушка ВКП(б) состояла из «интернационалистов», которые видели в России только вязанку хвороста, которую нужно было спалить для того, чтобы создать «мировой пожар», т.е. мировую революцию.

Сталин считал иначе, но он был тогда простым партийным секретарём и большой власти не имел. Его антагонизм с Троцким состоял именно в разном подходе к марксизму – Сталин не считал Россию «вязанкой хвороста» и намеревался строить социализм в отдельно взятой стране – России.

Народное сопротивление

Эти страницы мало освещены официальной историей, хотя они были настолько масштабны, что получили название «третья революция». В немалой степени из-за влияния либералов. Это как раз тот парадоксальный случай, когда либералы с коммунистами сливаются в экстазе – ни к чему это ворошить. А мы давайте всё-таки поворошим. А то они уже совсем потеряли и страх, и совесть.

«Чапанная война»

Такое имя это восстание получило по названию крестьянского кафтана – чапан. Восстание и было крестьянским, началось оно в Среднем Поволжье, в Самарской и Симбирской губерниях 2-3 марта 1919 года. Всего в нём приняло участие около 150.000 бойцов. Оно быстро охватило территорию с общим населением более миллиона человек. Можно смело назвать это крупнейшим крестьянским выступлением в истории России и одним из самых крупных в мировой истории. Но повстанцы были слабо вооружены – они имели на вооружении несколько сотен ружей и несколько пулеметов, основное колличество восставших было вооружено было только топорами или самодельными пиками. Восстание было быстро подавлено большевиками, хотя восставшие сумели установить свой контроль над большой территорией и взять Ставрополь.

Махновщина

Памятная доска Н.И.Махно на Мелитопольщине

Нестора Ивановича Махно, строго говоря, нельзя причислять к русскому антибольшевистскому движению, поскольку действовал он на территории Украины. Впрочем, будучи интернационалистом в хорошем смысле этого слова, украинского национализма он также на дух не переносил.

Махно был не просто идейным и образованным человеком, он был выдающимся организатором. Его Народная армия была настолько сильна, что была не по зубам ни красным, ни белым. Вопросы эти решались на дипломатическом уровне – обе армии засылали к Махно своих эмиссаров. Плохо было то, что доверять нельзя было ни тем, ни другим. Но выбирать всё-таки приходилось и Армия Махно влилась в Красную армию. Это вышло боком и армии, и самому Нестору Ивановичу – при штурме Перекопа Народную армию Махно поставили на остриё атаки. В жестоком бою большая её часть полегла и большевики отдали приказ об уничтожении махновцев. Армия была рассеяна отрядом Пархоменко, Махно бежал за границу, где до самой смерти работал школьным учителем и умер в нищете.

Антоновщина

Антоновцы

В стране разгоралось пламя крестьянских войн. Одним из самых крупных было повстанческое крестьянское движение, во главе с талантливым и авторитарным полевым командиром Антоновым. Почти повсеместно крестьяне выдвигали лозунги свободных советов и кооперации, повсюду создавались вольные крестьянские профсоюзы (Союзы Трудового Крестьянства – СТК). И сплошь и рядом выдвигался лозунг «Советы без большевиков». Самое интересное, что антоновское движение, которое едва ли не единственным из всех крупных крестьянских движений выдвинуло лозунг о созыве Учредительного собрания. Антонов требовал «свободы торговли через кооперацию», иными словами, крестьянские движения были заинтересованы не в в «свободном рынке», а в распоряжении произведенной продукцией по согласованию с органами самоуправления либо через них, т.е. предлагали гораздо более гармоничные формы распределения. Как и прочие восстания крестьян, было утоплено в крови.

Западно-сибирское восстание

Это одно из крупнейших восстаний, в нём принимало участие более 100000 человек. Детонатором восстания послужило то, что осенью 1920 года сибирский Ревком выкачивал хлеб у крестьян такими темпами, что в Ишимском уезде, который и стал эпицентром восстания, был отобран даже весь семенной хлебный фонд.

В Тюменской области, вообще, продразвёрстка была просто тотальной. Крестьяне терпели молча и это ввело в заблуждение большевиков. 4 декабря 1921 года постановлением Сибирского ревкома военное положение в Сибири было отменено. Но уже 1 февраля 1921 года председатель Сибревкома Смирнов телеграфировал в Москву, что «крестьяне-коммунисты ненадежны, а местами открыто выступают против развёрстки».

Восстание возглавил Крестьянский союз (Смирнов не без основания полагал, что «крестьяне-коммунисты могут с ними соединиться»). Он оказался прав − крестьяне – и коммунисты и беспартийные, а также члены союзов трудового крестьянства, плюс демобилизованные красноармейцы, а также члены охотничьих артелей и маслодельческих кооперативов объединились в этом повстанческом движении, надёжно перекрыв источники сибирского хлеба. Уже по этому можно судить – как достала их всех большевистская власть.

Как и везде, главными лозунгами восставших стали Советы без большевиков, отмена продразвёрстки и право крестьян свободно распоряжаться хлебом. Вооружённое сопротивление в Западной Сибири приняло форму Народно-повстанческой армии, которая контролировала огромные территории до начала 1922 года, но потерпело поражение от регулярной Красной армии, основные силы повстанцев были рассеяны весной-летом 21-го. Сыграло роль не только преимущество в вооружении, но и то, что к тому времени был объявлен НЭП.

Рабочее антибольшевистское движение

Ижевский Союз фронтовиков

Уже с 1918 года началось стихийное рабочее движение против власти большевиков. Эти стихийные бунты возникали то тут, то там – обманутые интернационалистами рабочие, «неправильно понявшие линию партии», не желали мириться с грабежом, чинимым «новой властью».

Одним из наиболее масштабных и трагичных было восстание рабочих на Ижевском и Воткинском оружейных заводах. Поняв лозунг «Заводы – рабочим!» буквально, рабочие взяли власть на заводах в свои руки, избрали Совет директоров и стали вести дела по правилам производственного кооператива. Надо ли говорить, что большевистской власти это крайне не понравилось.

Кроме того, большевики, не сумевшие завоевать должного авторитета у оружейников (большинство из которых были потомственными высококлассными специалистами) дважды (в конце мая и в конце июня 1918 года) потерпели поражение на выборах в Ижевский Совет. Тогда при помощи подкрепления из Казани большевики попросту разогнали «неправильный» Совет и захватили власть в городе. Разгон Совета и последовавшие за ним аресты лидеров оппозиционных партий ещё больше усугубили недовольство ижевцев. И они восстали.

Ижевский рабочий полк

Переговоры с рабочими зашли в тупик и большевики, как обычно, двинули войска. Но восстание возглавил Союз фронтовиков, состоящий из солдат и офицеров – ветеранов Империалистической (Первой мировой) войны, а заводы были оружейными… Это, пожалуй, единственное восстание, которое хотя и было в итоге жестоко подавлено, но не было побеждено. Ижевский рабочий полк примкнул к Белому движению и сражался с красными до конца. Остатки его ушли в Маньчжурию.

Весной 1919 года Питер потрясла новая всеобщая забастовка. Прямо накануне VIII съезда РКП (б) прекратил работу десятитысячный коллектив Путиловского завода, который тоже поднял лозунг свободных от большевиков советов, свободы слова, печати и собраний, ликвидации ВЧК и объявил большевиков «предателями революции». Забастовки под аналогичными лозунгами прокатились и по Москве. Восстание было подавлено.

В феврале 1921 года вспыхнуло ещё одно восстание. Оно было вызвано вопиющим неравенством большевиков и беспартийных, особенно чувствительным на фоне всеобщего бедственного положения. Хлебный рацион был урезан до половины фунта, несмотря на крайне холодную зиму, практически не было топлива. Рабочим стало известно, что члены партии на предприятиях получили новые порции одежды и обуви, в то время как остальные должны были по-прежнему ходить в лохмотьях. Такое откровенное неравенство вызвало взрыв негодования рабочих закрываемых предприятий. Они попытались созвать собрание, но оно было запрещено властями. В знак протеста 22 февраля вспыхнула первая стихийная стачка на Трубецкой фабрике. Требования бастующих были вполне умеренными: увеличение продовольственного рациона и распределение имеющегося запаса обуви. Однако Петросовет категорически отказался вести переговоры. Против бастующих были брошены отряды «красных курсантов», которые ограничились стрельбой в воздух. В итоге к забастовке присоединились еще 5 фабрик. Планировалась массовая демонстрация, но она была предотвращена конными отрядами красноармейцев.

27 февраля стачка начала распространяться всё шире. В ответ власти ввели в Питере «чрезвычайное положение». «Комитет обороны» во главе с Зиновьевым приказал бастующим немедленно вернуться к работе и объявил «локаут» бастующих рабочих, практически обрекая их семьи на голодную смерть! Но 28 февраля стачка продолжала расширяться, к ней примкнул Путиловский завод.

ВЧК начал массовые аресты бастующих. 1 марта «Комитет обороны» ввёл осадное положение, при котором за забастовку полагалась смертная казнь. Фактически большевики объявили открытую войну рабочим Петрограда.

Забастовщики оказались в крайне сложном положении: дефицит продуктов, Питер окружен войсками. Большевистские газеты развернули против них истеричную массовую кампанию, обвиняя рабочих в «контрреволюции». И тут на помощь им попытались прийти матросы и рабочие расположенного по соседству Кронштадта.

Кронштадтский мятеж

Плакат художественного фильма «Мы из Кронштадта», 1936 г.

28 февраля 1921 г. в Кронштадте прошёл слух о стачках в Петрограде и взволнованные моряки отправили делегацию, чтобы получить информацию из первых рук. Возвратившиеся делегаты отчитались перед командами кораблей «Петропавловск» и «Севастополь» и команды приняли резолюцию протеста и солидарности с бастующими. На следующий день было намечено открытое собрание на Якорной площади. На этом собрании 1 марта приняли участие более 16 тысяч моряков, красноармейцев и рабочих. Заслушав отчет делегации, вернувшейся из Петрограда, собравшиеся выразили негодование действиями большевиков против питерских рабочих и высказались за власть Советов, но против большевистской бюрократии. Они одобрили резолюцию, принятую раннее командами кораблей «Петропавловск» и «Севастополь». В этом документе, как видите, ничего контрреволюционного не содержится:

1. Поскольку нынешние Советы более не отражают волю рабочих и крестьян, немедленно провести новые, тайные выборы и для избирательной кампании предоставить полную свободу агитации среди рабочих и солдат;

2. Предоставить свободу слова и печати рабочим и крестьянам, а также всем анархистским и лево-социалистическим партиям;

3. Гарантировать свободу собраний и коалиций всем профсоюзам и крестьянским организациям;

4. Созвать надпартийную конференцию рабочих, красноармейцев и матросов Петербурга, Кронштадта и Петербургской губернии, которая должна состояться самое позднее 10 марта 1921 г.;

5. Освободить всех политических заключенных, принадлежащих к социалистическим партиям, и освободить их заключения всех рабочих, крестьян и матросов, которые были арестованы в связи с рабочими и крестьянскими волнениями;

6. Для проверки дел остальных заключенных тюрем и концлагерей избрать ревизионную комиссию;

7. Ликвидировать все политотделы, поскольку ни одна партия не вправе претендовать на особые привилегии для распространения своих идей или на финансовую помощь для этого со стороны правительства; вместо этого образовать комиссии по вопросам культуры и воспитания, которые должны быть избраны на местах и финансироваться правительством;

8. Немедленно распустить все заградительные отряды;

9. Установить равные размеры продовольственного рациона для всех работающих, за исключением тех, чей труд особо опасен с медицинской точки зрения;

10. Ликвидировать специальные коммунистические отделы во всех формированиях Красной Армии и коммунистические охранные группы на предприятиях и заменить их, где это необходимо, соединениями, которые должны будут выделяться самой армией, а на предприятиях — образовываться самими рабочими;

11. Предоставить крестьянам полную свободу распоряжаться своей землей, а также право иметь свой скот, при условии, что они обходятся своими собственными средствами, то есть не нанимая рабочую силу;

12. Просить всех солдат, матросов и курсантов поддержать наши требования;

13. Позаботиться о том, чтобы эти решения были распространены в печати;

14. Назначить разъездную контрольную комиссию;

15. Допустить свободу кустарного производства, если оно не основано на эксплуатации чужой рабочей силы.

Кронштадтское восстание было подавлено большой кровью. Что самое циничное, фильм, который в 1936 году сняли по этому восстанию, показал всё, как было. С одной поправкой – в реальности всё это творила Красная гвардия, а не Белая.

Как был найден компромисс между властью и рабочими

Решение, оказавшееся в чём-то крайне простым, нашёл Сталин. Он сохранил существующую систему госкапитализма, но при этом сделал так, чтобы государство заботилось о труженике всерьёз. Именно его трудами в СССР был создан тот социализм, по которому сейчас льют крокодиловы слёзы коммунисты. По сути это была народная империя – государство, аналогов которому в мире практически нет. Вот коммунистам-то он воли давать не собирался, отводя партии роль идеолога, но не руководителя страны. Впрочем, КПСС такая роль, как выяснилось, совсем не устраивала. В марте 1953 года Иосиф Виссарионович Сталин был отравлен и в феврале 1956 года на XX съезде КПСС был ошельмован и оклеветан троцкистом Хрущёвым. На долгие годы имя его и дела были преданы забвению.

2 июня 1962 года мирная демонстрация рабочих Новочеркасского электровозостроительного завода (НЭВЗ) и других горожан была расстреляна властями – КПСС вернулась на старый курс. Окончательно прожив сталинское наследие, они отдали страну на растерзание мировому империализму. А генеральный секретарь ЦК КПСС, он же первый Президент СССР, спокойно уехал в Великобританию. Причём, в отличие от того же Махно, живёт далеко не в нищете.

Слава Богу, нашёлся человек, сумевший вытащить нашу страну из пропасти. А Коммунистическая партия никуда не делась, живёт и здравствует. И на все лады расхваливает социализм, который так бездарно извратили и, в конце концов, продали вместе со страной.

Любители истории

В годы Гражданской войны друг другу противостояли не только «красные» и «белые». В целом ряде регионов бывшей Российской империи в 1918-1922 гг. происходили мощные народные восстания, действовали партизанские формирования. Повстанческое движение разворачивалось и на территориях, контролируемых Советской Россией.

Причем очень часто антибольшевистские повстанцы шли под лозунгами той же советской власти, только хотели они «правильных» Советов. «Советы без коммунистов» — такой лозунг гремел от Запорожья до Восточной Сибири.
31 января 1921 года началось Западно-Сибирское (Ишимское) восстание. По своим масштабам оно ненамного уступало знаменитым повстанческим движениям на Екатеринославщине и на Тамбовщине, однако известно отечественному читателю гораздо меньше. В советской историографии говорить об антибольшевистских крестьянских восстаниях не любили, а когда все же выходили работы, освещавшие их историю, то они обязательно делали акцент на «кулацкой» и «мелкобуржуазной» природе повстанческих движений.
На самом деле, крестьянское население Западной Сибири достаточно лояльно отнеслось к приходу советской власти, разгромившей вооруженные силы адмирала А.В. Колчака. Установив контроль над Западной Сибирью, советская власть приступила к масштабным изменениям в политической и экономической жизни. Именно экономические реформы большевиков стали главной причиной возникновения и стремительного роста недовольства политикой государства уже к 1920-1921 гг. Историки (например, Е.Н. Бурдина) говорят о том, что советская власть нарушила привычные для сибирского крестьянства формы взаимоотношений с государством и нарушила определенные границы, за которыми крестьянство всегда чувствовало свою автономию, заключавшуюся в праве свободного распоряжения продуктами своего труда.

Не оправдала власть и те ожидания социального благополучия и стабильности, которые возлагало на нее сибирское крестьянство в первое время после разгрома колчаковской армии. Наибольшее недовольство крестьян вызывала политика продразверстки, заключавшаяся в изъятии продовольствия. Хотя официально говорилось об изъятии излишков, на самом деле у многих крестьянских семей забирали едва ли не последнее, нанося серьезнейшие удары по их благополучию. Совет народных комиссаров РСФСР распорядился только с 20 июня 1920 года по 1 марта 1921 года изъять в Иркутской, Енисейской, Томской, Омской, Алтайской и Семипалатинской губерниях 110 млн. пудов хлеа, в Екатеринбургской губернии – 10 млн. пудов хлеба, в Челябинской губернии – 16 млн. пудов хлеба, в Тюменской губернии – 8,1 млн. пудов хлеба. Таким образом, на Сибирь приходилась 1/3 всего государственного задания по изъятию запасов продовольствия. Всех жителей перечисленных губерний в возрасте от 18 до 50 лет обязали исполнять повинности по рубке и вывозу леса, а за уклонение от трудовых повинностей следовали жесткие санкции.
Естественно, характер вооруженного восстания и повстанческой борьбы недовольство сибирского крестьянства приняло не сразу. Крестьянские общества действовали как привыкли – направили письменные ходатайства к вышестоящей власти и направили ходоков в уездные, губернские и центральные Советы. Однако большевистское руководство на всех уровнях доводы крестьянских представителей игнорировало, вследствие чего недовольство властью только усугубилось. Поскольку большинство крестьян не были противниками именно советской формы власти и выступали против возрождения старых порядков, недовольство было направлено против коммунистов.

Вместе с тем, вряд ли имеет смысл говорить о наличии у крестьянских повстанцев какой-либо четкой идеологии и программы действий. Разными отрядами и разными лидерами выдвигались и монархические, и эсеровские, и анархические лозунги, при этом крестьяне практически не соотносили свое положение с существующей в стране системой политических отношений – им было важно, чтобы их не трогали, дали возможность жить привычной жизнью, не трансформируя социальный и экономический уклад. Кто при этом управляет страной – царь, Учредительное собрание или Советы, сибирским крестьянам было все равно.
Осенью 1920 г. в ряде волостей Ишимского уезда Тюменской губернии РСФСР произошли первые мелкие крестьянские восстания, которые, тем не менее, были подавлены советской властью без особых затруднений.
В сентябре 1920 г. крестьяне убили члена Челноковской волостной ячейки РКП (б) Ивана Щербакова, что подтолкнуло местные власти к ужесточению репрессий. Начались аресты крестьян, заподозренных в недовольстве. 31 декабря 1920 г. в Пегановской волости Ишимского уезда произошло собрание женщин, постановившее считать действия по продразверстке незаконными и арестовать продработников. Женщины смогли разоружить отряд продработников из 9 человек. Эти события стали одним из первых толчков к более мощному выступлению.
31 января 1921 г. произошли столкновения крестьян с продотрядами на севере Ишимского уезда Тюменской губернии, в результате которых в селе Челноковском продармейцы убили двоих крестьян, еще двое крестьян получили ранения. В ответ крестьяне Челноковского изгнали продработников. Восстание перекинулось на Чуртанскую, Викуловскую, Готопутовскую волости, а через три дня охватило и Ялуторовский уезд. В достаточно короткие сроки восстание распространилось на большинство волостей не только Ишимского и Ялуторовского, но и Березовского, Сургутского, Тобольского, Туринского, Тюменского уездов Тюменской губернии, Атбасарского, Акмолинского, Кокчетавского, Петропавловского, Тарского и Тюкалинского уездов Омской губернии, Курганского уезда Челябинской губернии и даже частично на Камышловский и Шадринский уезды Екатеринбургской губернии. Численность крестьян, казаков и представителей других социальных групп, участвовавших в восстании, в совокупности перешагнула за 100 тысяч человек.
В то же время, несмотря на свои масштабы, крестьянское движение в Западной Сибири оставалось разрозненным и децентрализованным. Не было у крестьянских повстанцев и единой идеологической базы. Лучше всего смысл происходящего передавал поднятый повстанцами лозунг «За Советы без коммунистов», а Тобольский штаб восстания потребовал восстановления подлинной советской власти, а не власти коммунистов, выдающей себя за советскую. Таким образом, настроения сибирского крестьянства были схожи с настроениями крестьян Екатеринославщины (махновское движение), Тамбовщины, других регионов России. В волостях, захваченных повстанцами, создавались беспартийные и свободно избираемые волостные советы. Достаточно быстро восставшим удалось захватить не только села, но и целые города, в том числе Петропавловск, Тобольск, Кокчетав, Сургут, Обдорск (ныне – Салехард), Березов и Каркаралинск.

Особенности идеологии повстанческого движения отражены и его символикой. Например, «Народная повстанческая армия Лапушинской волости Курганского уезда» подняла знамя зеленого цвета, означающего леса, луга и полевые растения с надписью белого цвета, означающей сибирские снега, и гласящей «Долой коммунизм! Да здравствуют Советы!». Использовалось и красное знамя с черным крестом и надписью: «Мы боремся за хлеб. Не гноите его в амбарах». В то же время, в некоторых волостях, в отличие от большинства повстанцев, поднимавших эсеровско-анархистские лозунги, повстанцы разделяли монархическую идеологию. Например, в районе Кусеряка потребовали восстановить империю и привести на престол князя Михаила Александровича. Повстанцы здесь использовали трехцветное имперское знамя. Придерживавшиеся монархических настроений отряды даже возобновили ношение казачьей и военной формы с погонами и обращение по чинам.
Социальную базу восстания практически на 100% составляли крестьянство и казачество. Подавляющее большинство рабочих промышленных предприятий городов Западной Сибири восстание не поддержали и отнеслись к нему враждебно, сохраняя верность советской власти. Негативно были настроены к восставшим и представители городской интеллигенции, лишь некоторые из интеллигентов, сочувствовавшие эсеровским идеям, выступили в поддержку повстанцев и вошли в руководство отдельных повстанческих штабов.

Что касается руководителей восстания, то поскольку централизованного командования у повстанцев не было, в уездах и волостях действовали собственные повстанческие армии и штабы. Как правило, возглавляли их местные жители, пользовавшиеся авторитетом и имевшие опыт военной службы и участия в боевых действиях в Первую мировую и Гражданскую войны. В Тобольском уезде повстанцев возглавил Василий Желтовский – 26-летний делопроизводитель военкомата Кугаевской волости, бывший фельдфебель и участник Первой мировой войны, по социальному положению – крестьянин-бедняк. На севере Ишимского уезда повстанцев возглавил Александр Коротков – бывший колчаковский урядник, служивший затем уполномоченным Ишимского уездного военкомата по закупке лошадей. Начальником Петропавловского боевого района Ишимского повстанческого фронта, а затем главнокомандующим Народной Сибирской армии был поручик Владимир Родин. Домыслы о том, что восстание инспирировали эсеры, также не заслуживали критики. Тем не менее, уже после подавления восстания Тюменская губернская ЧК пыталась «пришить» руководство восстания эсерам на том основании, что следственной комиссией повстанцев в Тобольском уезде руководил Семен Михайлович Серков (1882-1922) – 40-летний мещанин из Кургана, состоявший в Партии социалистов-революционеров.
Тем не менее, несмотря на децентрализованность, повстанцы пытались организовать свое движение по образцу регулярной армии. Было создано несколько «армий» — Ишимская народная армия в районе между Ишимом и Петропавловском, Курганская дивизия – в Курганском уезде, Восточная группа – в районах к востоку от Петропавловска, Мужицкая армия – в Ялуторском уезде, Первая Сибирская кавалерийская дивизия – в районах к югу от Петропавловска. Был сформирован «Главный штаб Сибирского фронта» в селе Налобинском. Главнокомандующим был назначен поручик Родин, а начальником штаба – бывший полковник императорского Генерального штаба Кудрявцев – один из немногих кадровых царских офицеров в повстанческом движении. Родину и Кудрявцеву подчинялись Ишимский, Петропавловско-Петуховский и «Казачий» фронты, а в других регионах повстанческое движение действовало самостоятельно.
Советская власть бросила на подавление восстания значительные силы, действовавшие крайне жесткими методами. Если повстанческий террор носил выборочный характер и был направлен против коммунистов, продработников, в некоторых случаях – бедняков, поддерживавших коммунистов, то Красная армия уничтожала всех, захваченных с оружием, вела артиллерийские обстрелы деревень, известных полной поддержкой повстанцев. Подавление восстания возглавила «тройка» в составе председателя Сибирского ревкома Ивана Никитича Смирнова – партийца с дореволюционным стажем, социал-демократа с 1899 года, помощника главнокомандующего вооруженными силами РСФСР по Сибири Василия Шорина (кстати, Шорин был кадровым царским офицером, дослужившимся в 1916 году до звания полковника и затем перешедшим на сторону большевиков) и председателя Сибирской ЧК Ивана Павлуновского – социал-демократа с 1905 года, служившего затем в звании прапорщика в гвардейских частях императорской армии, а в 1917 году поддержавшего революцию. Непосредственное подавление восстания осуществляли 13-я Сибирская кавалерийская дивизия, стрелковые дивизии и бригады Красной армии и войск ВНУС, части особого назначения. Сосредоточенным для борьбы с повстанцами силам Красной армии удалось к маю – июню 1921 года нанести ряд серьезнейших поражений восставшим, отбив захваченные ими города. Части 1-й Сибирской казачьей дивизии ушли в Китай.

Тем не менее, даже после подавления основных сил повстанцев, в Западной Сибири продолжали тлеть очаги стихийного сопротивления советской власти. Повстанческое движение приняло характер «бандитизма», проявлявшегося в нападениях на представителей советской власти, коммунистов, чекистов. Активизировался и обычный уголовный бандитизм, возросло число грабежей, разбоев и убийств. Резкое ухудшение уровня жизни населения, голод, эпидемия холеры отнюдь не способствовали стабилизации обстановки в уездах сибирских губерний. Окончательно подавить очаги повстанческого движения властям удалось только к концу 1922 года.
Все руководители повстанческого движения в Западной Сибири были или казнены, или погибли в боях. Но судьба оказалась неблагосклонной и к тем, кто непосредственно руководил подавлением восстания. В 1936 году был расстрелян Иван Смирнов, примыкавший к Левой оппозиции, а затем к троцкистам. В 1937 году расстреляли Ивана Павлуновского, к тому времени успевшего послужить полпредом ОГПУ в Закавказье и испортить отношения с Лаврентием Берия. В 1938 году репрессировали и Василия Шорина, осуществлявшего в 1921 году военное руководство подавлением повстанцев.
Восстание в Западной Сибири заставило советское руководство пересмотреть свою экономическую политику. Вскоре продразверстка была заменена продналогом, а затем произошел переход от военного коммунизма к новой экономической политике. Положение крестьянского населения ненадолго, но улучшилось.

Илья Полонский
Использованы фотографии: http://www.kolchakiya.ru,