Восстания в Беларуси

>Восстание Калиновского 22 января 1863 года: национально-освободительное восстание или очередной миф?

ВОССТАНИЕ КАЛИНОВСКОГО В ПРЕДСТАВЛЕНИИ НАЦИОНАЛИСТОВ

Показательно как пишут о восстании «белорусские» националисты (например «22 января 1863 года началось восстание Калиновского», «Восстание Калиновского: споры продолжаются и через 150 лет») или сочувствующие им «Восстание 1863-1864 гг. в Беларуси»:

  • восстание Калиновского преподносится как национально-освободительное;
  • никакой предыстории вопроса, либо она представлена минимально и в обеляющем свете;
  • описание только непосредственных событий восстания;
  • описание изобилует эмоционально нагружёнными фрагментами, кровавыми подробностями, которые нужны, чтобы представить восставших как героев;
  • аргументами представляются высказывания отдельных политических деятелей, а не причинно-следственные связи и исторические факты.

Всё это показывает узость мышления националистов, его идеологизированность, а значит его избирательность, необъективность. При детальном разборе такие «собеседники» уходят от неудобных фактов, давят эмоциями, отсылают к субъективным аргументам: мнениям авторитетов, своим впечатлениям и т.д. Главное — они игнорируют причинно-следственные связи и особенно взаимосвязи националистов прошлого с внешними силами, называя указание на такие факты «пропагандой». И сами того не ведая, ведут оголтелую и неуклюжую пропаганду в интересах таких внешних сил, скрывая их активность, в первую очередь, для себя самих, а также будущих поколений потенциальных националистов. Ведь их субъективное мнение об отсутствии сношений со внешними силами может быть использовано в будущем кем-то как аргумент в такой беседе.

Мы же посмотрим в целом на это восстание.

ВОССТАНИЕ КАЛИНОВСКОГО: ПРИЧИННО-СЛЕДСТВЕННЫЕ СВЯЗИ

После разделов в 1772, 1793 и 1795 гг. Речи Посполитой — федеративного государства, в состав которого с 1569 года входили Королевство Польское (нынешние польские и украинские территории) и Великое княжество Литовское (нынешние белорусские и литовские, часть латвийских территорий), осуществленных Австрией, Пруссией и Россией, земли Беларуси оказались в составе Российской империи.

Верхние слои общества прекратившего существование государства — аристократия, а также большая часть шляхты — местного дворянства — к тому времени, осознавая своё литвинское происхождение, считали себя представителями народа Речи Посполитой, общались на польском языке, в значительной степени находились в орбите польской культуры. Белорусский язык был языком общения простого народа, части горожан. Процент дворян — шляхты среди населения в Беларуси, Литве и Правобережной Украине был одним из самых высоких в Европе. После присоединения этих земель к Российской империи местные уроженцы составляли две трети дворян Европейской России. Осознание утраты государственности, которое подпитывалось воспоминаниями о былых политических правах в своей державе, а также с помощью существовавшей системы школьного образования, ориентированного на польско-литвинскую культуру (в большинстве школ преподавание велось на польском языке), через католический костел и т. д., формировало «польско-литовско патриотические» настроения в среде местной шляхты, вызывало протест против российского государства, порождало стремление к борьбе за восстановление Речи Посполитой.

Низложение русских знамён после битвы около Вавра. Г.Б.Вундер. 1831 год

Во вспыхнувшем в 1830 — 1831 гг. на территории Польши, Беларуси и Литвы национальном восстании приняла участие большая часть шляхты. После подавления восстания царские власти предприняли значительные усилия, чтобы ослабить протестный потенциал. Имения и усадьбы активных участников восстания подверглись конфискации. Шляхтичи, не сумевшие документально подтвердить своё дворянское происхождение, переводились в разряд однодворцев западных губерний — специально утвержденной податной категории сельского населения, то есть понижался их социальный статус.

Начались изменения в системе образования — многие школы были переведены на русский язык обучения. В 1839 году при поддержке властей состоялись официальная отмена церковной унии между православной и католической церквами, действовавшей в Беларуси с 1596 года, и перевод большинства униатов, которые составляли значительную часть населения Беларуси, — преимущественно крестьян — в православие.

Царское правительство, пытаясь заручиться большей поддержкой православных крестьян, провело на территории Беларуси инвентарную реформу: наделы государственных крестьян (подчинявшихся не помещикам, а государству) были увеличены за счет передачи им части земель участников восстания 1831 года.

Царским манифестом от 19 февраля (3 марта по новому стилю) 1861 года в Российской империи отменялось крепостное право. Крестьяне получали личную свободу, но их наделы примерно на 30 процентов уменьшались, оставшуюся землю они должны были со временем выкупить, а до этого момента назывались временнообязанными и продолжали выполнять разного рода хозяйственные работы для помещиков, вводились многочисленные платежи в казну. Крестьянские волнения, как следствие неудовлетворённости характером реформы, охватили многие местности Российской империи. Массовое недовольство крестьян власти предвидели и, например, на территории Беларуси ещё до отмены крепостного права разместили стотысячные войска.

В Российской империи в конце 1850-х — начале 1860-х годов разворачивалось революционное движение, состоявшее в основном из разночинцев — выходцев из неаристократических слоев населения. Свою цель революционеры видели в улучшении положения народных масс. Движение принимало форму различных кружков, подпольных организаций. Одна из крупнейших тайных организаций — «Земля и воля» —проводила работу по подготовке всеобщего крестьянского восстания. Основной идеей было установить власть народа, передать всю землю крестьянам без выкупа. Предполагалось образовать на просторах Российской империи добровольную федерацию областей. Сложившаяся в стране накануне и во время реформы 1861 года революционная ситуация, усиление крестьянского движения давали надежду на осуществление этих планов.

Ситуация в польских и белорусско-литовских губерниях кроме аграрно-крестьянского, обострялась ещё и национальным вопросом. Прежде всего в этот период имел место подъём польского национального движения, целью которого являлось восстановление независимого государства в границах Речи Посполитой 1772 года.

Карта Речи Посполитой после Деулинского перемирия, совмещённая с картой границ современных государств.

Во многих городах Польши проходили антиправительственные манифестации, собирались они также в Вильне, Минске, Витебске, Гродно.

22 августа 1861 году на территории Беларуси и Литвы было введено военное положение. Для наказания участников выступлений действовали специальные полицейские суды. Во все местные гимназии были разосланы воинские команды.

По вопросу о способах достижения своей цели представители национального движения делились на два крыла: консервативное и демократическое. Представители консервативного лагеря, так называемые «белые», — это были в основном средние и крупные землевладельцы, представители крупной буржуазии, надеялись добиться успеха путём переговоров с царским правительством и с помощью дипломатической поддержки западных держав. Так называемые «красные» — в основном представленные безземельной и малоземельной шляхтой, мелкими чиновниками, ремесленниками, составляли демократически настроенное крыло будущих участников восстания.

Борьбу за независимость они связывали с решением аграрного вопроса. Однако по методу решения задач «красные» делились на «правых» — умеренных и «левых» — представителей революционно-демократических кругов. «Правые» при осуществлении своей политической программы отводили ведущую роль шляхте. Остерегаясь крестьянского восстания, они в то же время стояли за наделение крестьян землёй за счёт конфискации части земли у помещиков при соответствующей денежной компенсации.

«Левые», которые признавали право на национальное самоопределение литовцев, белорусов и украинцев, залог успеха национально-освободительной борьбы видели в союзе с революционными силами России.

ГЛАВНЫЕ ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Для руководства восстанием «красные» весной 1862 года в Варшаве образовали Центральный национальный комитет (ЦНК).
Подобные политические течения существовали в Беларуси и Литве. Так, в Вильно летом 1862 года с целью подготовки восстания был образован Литовский провинциальный комитет (ЛПК), который формально был подчинен ЦНК. В ЛПК входили представители как «красных», так и «белых». По инициативе ЛПК собирались средства на проведение восстания и были созданы местные революционные организации: гродненская (К.Калиновский), минская (А.Трусов), новогрудская (В.Борзобогатый) и другие.

Константин Калиновский (1838 — 1864 гг.)

«Левую» часть повстанцев в Беларуси возглавлял Константин Калиновский (1838 — 1864 гг.). Он был выходцем из семьи обедневшего шляхтича Гродненской губернии, окончил Петербургский университет, где являлся активным членом тайного кружка польского революционера С.Сераковского.

Осенью 1861 года революционеры Беларуси и Литвы создали в Вильне Комитет движения под руководством Л. Звеждовского, в конце лета 1862 года преобразованный в Литовский провинциальный комитет, для руководства восстанием в крае. Структурные ячейки нелегальной организации насчитывали около трёх тысяч человек. Её членом стал и К. Калиновский, в октябре 1862 года он возглавил комитет, а Л. Звеждовский выбыл из его состава. В конце 1862 — начале 1863 года членами Литовского провинциального комитета были также А. Бонольди, Э. Вериго, Б. Длуский, А. Залесский, Я. Козел-Поклевский, З. Чехович. С осени 1862 года Калиновский полностью перешёл на нелегальное положение. Литовский провинциальный комитет к началу 1863 года разослал по губерниям, уездам и волостям края своих комиссаров, призванных готовить выступление.

Вернувшись на родину, К.Калиновский вместе с В.Врублевским и Ф.Рожанским в 1862 — 1863 годах подпольно издавал на белорусском языке газету (больше похожую на информационный листок) «Мужыцкая прауда» (всего вышло 7 номеров), проникнутую революционно-демократическими идеями. Она объясняла крестьянам крепостнический характер реформы, призывала их не верить царю и вместе с оружием в руках идти добывать «настоящую волю и землю». Её называют первой газетой на белорусском языке — пропагандистских листков, где под псевдонимом «Ясько-гаспадар из-под Вильны» доходчиво разъяснял простому народу цели будущего восстания.

Основное содержание «Мужицкой правды» – призыв к борьбе против русских: не только представителей власти, а русских вообще, изображаемых жестоким и умным врагом. «Мужицкая правда» затрагивала наиболее злободневные проблемы жизни деревни и указывала на русских как источник всех бед. Однако ряд фигурирующих в листовках притеснений был надуман, в результате чего агитация в поддержку польского восстания не производила на крестьян ожидаемого впечатления, а наоборот, настораживала их.

В листовках отсутствуют упоминания о том, что местные крестьяне – белорусы или литвины/литовцы. Единственный раз обозначение «литовский» появляется в словосочетании «Король Польский и Литовский» («Мужицкая правда» №2), что, несомненно, относится к королю Речи Посполитой, называемому в других случаях «Королем нашим польским». Сами крестьяне не идентифицировали себя по этническому признаку и различали в своей среде русских и поляков, исходя из вероисповедной принадлежности. Понятно, что польские повстанцы не могли обращаться к православным крестьянам как к русским. Считать же их поляками не позволяла вера. Лишь в позднем «Письме Яськи-гаспадара из-под Вильно к мужикам земли Польской» Калиновский прямо объявил белорусских крестьян поляками, что было уже скорее проявлением отчаяния по поводу проигранного дела. Таким образом, «Мужицкая правда» апеллировала к социальному слою — крестьянству, а не к этнической общности — белорусам. Тот факт, что она выходила на белорусском языке, вовсе не равнозначен белорусской направленности издания: пропаганда на польском воспринималась бы крестьянами как «панская», что не давало шансов получить какую-либо поддержку с их стороны.

«Мужыцкая прауда» брала под защиту униатскую церковь. Один из выпусков был посвящён защите униатства, просуществовавшего в Беларуси более 200 лет. Калиновский здесь выступил с резкой критикой православия, в связи с тем, что, по его мнению, оно навязывалось белорусам силой.

Одна из основных политических целей, сформулированных Калиновским в качестве программных, — «освобождение из-под российского господства». Предполагалось восстановить Великое княжество Литовское в составе федеративной Речи Посполитой — не шляхетской, а демократической, построенной на началах социального равенства. К. Калиновский старался развеять убеждения крестьян относительно «хорошего» царя, представлял реформу 1861 года как грабительскую, выступал сторонником перераспределения помещичьих земель между сельчанами. Он исходил из идеи народной, крестьянской революции и установления в результате её народовластия и принципиально расходился не только с «белыми», но и с умеренными «красными», делавшими ставку на ведущую роль шляхты, но никогда не аппелировал к «беларусам».

К. Калиновский последовательно добивался установления равноправных отношений между Литовским провинциальным комитетом и Центральным национальным комитетом в Варшаве.

В конце 1862 году взаимоотношения между Литовским провинциальным комитетом в Вильне и Центральным национальным комитетом в Варшаве носили весьма напряжённый характер. Разногласия были столь значительными, что в Центральном национальном комитете, принимая решение о начале восстания, не сочли нужным согласовать его дату с виленскими соратниками.

ХОД ВОССТАНИЯ

Неожиданное распоряжение царских властей о проведении в Царстве Польском рекрутского набора, под который могли попасть многие из будущих повстанцев, стало одной из причин того, что восстание началось раньше, чем было запланировано.

10 (22) января 1863 года Центральный национальный комитет в Варшаве обнародовал манифест о начале восстания, было образовано Временное национальное правительство, которое объявлялось руководящим органом на территории всей бывшей Речи Посполитой.

20 января (1 февраля) 1863 года Литовский провинциальный комитет призвал всех «литвинов» взяться за оружие и поддержать восстание в Польше. Провозглашалось Временное провинциальное правительство Литвы и Беларуси. На места рассылалась инструкция о наказании наиболее жестоких помещиков — «угнетателей народа». Тем не менее ради единства действий радикальные «красные» в составе Литовского провинциального комитета пошли на принципиальные уступки польским шляхетским революционерам по всем программным вопросам и фактически полностью подчинились польскому Временному национальному правительству. В Варшаве, однако, к ним не было полного доверия. Существовало и недовольство действиями К. Калиновского, выступавшего за автономность в организации восстания и руководстве им на территории Беларуси и Литвы.

В феврале 1863 году руководство восстанием в Вильне захватили в свои руки «белые». Главной задачей для них было не допустить его перерастания в крестьянскую революцию, к которой стремился К. Калиновский 27 февраля (11 марта) 1863 года.

В конце марта 1863 года К. Калиновский был назначен на должность революционного комиссара Гродненской губернии, где активно участвовал в развертывании восстания, стремился привлечь к участию в нем как можно больше крестьян. Как писал позднее В. Ратч: «Далеко деятельнее, энергичнее и способнее всех воеводских комиссаров для революционного дела оказался Калиновский».

Первые повстанческие отряды появились на территории Беларуси из Польши в январе—феврале 1863 года. Формирование местных отрядов и выход их к месту сбора начались в марте—апреле 1863 года.

Во многих местностях Могилевской и Витебской губерний крестьяне … не поддержали восстание Калиновского. Более-менее значимую поддержку среди крестьян (в первую очередь среди казенных) повстанцы получили в Гродненской и Виленской губерниях.

Из всех крестьян, поддержавших восстание Калиновского, 33 % составили крестьяне Гродненской губернии, 27% — Виленской, 20% — Минской, 13% — Могилевской и 7% — Витебской губернии.

«Белые» и «пушистые»

В европейской печати польское восстание романтизировалось, подавалось исключительно как национально-освободительное движение гордого европейского народа против российского самодержавия и национального гнета. Подобное отношение унаследовала от революционного движения того времени и официальная советская историческая наука. Между тем, повстанцы не были «мягкими и пушистыми» романтиками-идеалистами, сражавшимися исключительно за свободу. Повстанцы, среди которых преобладала польская шляхта, отстаивали свои классовые интересы, а именно выступали за возвращение той формы социального и политического устройства, при которой шляхта себя чувствовала наиболее вольготно. Свою роль в мотивации повстанцев играли религиозные различия. Известно о расправах над православными священнослужителями, осквернениях православных церквей и кладбищ.

Александром II в марте 1863 года был принят ряд радикальных мер в рамках проводившейся аграрной реформы. Так, в Виленской, Ковенской, Гродненской, Минской, а затем и Витебской, Киевской, Могилевской, Подольской и Волынской губерниях были прекращены обязательства крестьян по отношению к помещикам. Поскольку основную часть помещиков составляли польские шляхтичи, такая мера не могла прийтись им по нраву. Но дальновидная российская политика лишила польских панов поддержки основной массы крестьянства. Большинство крестьян и в Царстве Польском, и в западных губерниях оставалось равнодушным к повстанцам. Известно немало случаев и выступления крестьян против повстанцев, которые досаждали сельскому населению своими поборами, а то и откровенными грабежами.

Польские паны отличались особой жестокостью по отношению к крестьянскому населению, особенно к украинским и белорусским крестьянам, исповедовавшим православие. Поэтому не было ничего удивительного в том, что крестьянское население ненавидело своих эксплуататоров и при любом удобном случае предпринимало против них какие-либо действия. Например, неоднократно крестьяне собирали отряды и захватывали своих панов, сочувствовавших повстанцам, чтобы сдать их властям. Более того, командование русской армии даже пыталось несколько охладить пыл крестьянства, которое во время подавления восстания пыталось отыграться за столетия бесчинств шляхты. В свою очередь, повстанцы развернули настоящий террор против мирного крестьянского населения, пытаясь запугать крестьян и вынудить их поддерживать восставших или, хотя бы, не сотрудничать с царскими войсками. Отсутствие поддержки со стороны крестьянства стало одной из главных причин быстрого поражения Польского восстания 1863 — 1864 годов.

РЕЗУЛЬТАТЫ ВОССТАНИЯ

В период с 1863 по 1865 годы в боевых действиях на территории Царства Польского и западных губерний русская армия потеряла 1221 солдата и офицера погибшими и умершими от ран, 2810 — умершими от болезней и бытовых травм, 3416 — ранеными, 438 — пропавшими без вести и дезертировавшими, еще 254 человека попали в плен к повстанцам. Имели место случаи перехода отдельных солдат и младших офицеров на сторону повстанцев, причем обычно переходили к повстанцам офицеры польского и литовского происхождения. В процессе подавления восстания власти достаточно жёстко карали лидеров и наиболее активных повстанцев.

22 марта 1864 года в Вильно повесили Константина Калиновского. Общее количество смертных приговоров, приведённых в исполнение, составило за период 1863 — 1865 гг. около 400. Не менее 12 тысяч человек были высланы в Сибирь и другие районы Российской империи.

Ещё около 7 тысяч участников восстания и сочувствующих покинули пределы Царства Польского и западных губерний и эмигрировали в страны Центральной и Западной Европы. Однако, действия царского правительства в отношении повстанцев вряд ли можно назвать чрезмерно жёсткими. Уже 31 декабря 1866 года Александр II заменил бессрочную каторгу для приговорённых к ней повстанцев десятилетней. Всего наказание за участие в восстании понесло лишь около 15% повстанцев, а большинство участников боевых действий со стороны восставших остались на свободе.

После подавления восстания царское правительство озаботилось вопросами профилактики национализма среди польской шляхты. В 1864 году был запрещён латинский алфавит, Михаил Муравьёв распорядился прекратить издание любых книг на литовском языке. В 1866 году генерал-губернатор Виленской губернии Константин Кауфман запретил употребление польского языка в общественных местах и в официальных документах, а также ввел запрет на использование любой польской национальной символики. По позициям польской шляхты был нанесен серьезнейший удар. Зато в результате восстания выиграло крестьянство.

Власть, стремясь создать противовес польской шляхте, снизила сумму выкупных платежей для крестьян на 20% (в литовских и белорусских землях — на 30%). Кроме того, началось централизованное открытие начальных школ для детей белорусских и литовских крестьян, которое имело вполне объяснимый смысл – воспитывать подрастающие поколения крестьян в лояльности к российской власти, в православной культурной традиции.

Хотя европейское общественное мнение идеализировало повстанцев, рассматривая их исключительно как героев-идеалистов, в действительности Польскому восстанию серьёзно не помогла ни одна европейская держава. Именно надежда на помощь со стороны Франции и Великобритании «грела душу» польским шляхтичам, рассчитывавшим на начало войны западных держав с Россией. Даже британские газеты признавали, что если бы лидеры повстанцев не рассчитывали на западную военную помощь, восстание прекратилось бы само собой, а то и вообще бы не начиналось.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Восстание 1863 — 1864 гг. явилось одним из знаковых событий в истории Беларуси, оказавшим определённое влияние на дальнейшую судьбу белорусского народа, что нашло отражение в трудах учёных и публицистов, начиная со второй половины XIX века.

Опубликована значительная часть архивных документов, связанных с событиями восстания. Значение восстания на территории Беларуси, действия и роль его руководителей, в частности К. Калиновского, в разное время и разными авторами оценивались по-разному. Восстание объявлялось то «польской смутой», то чисто шляхетским, то чисто крестьянским, то буржуазно-демократическим. Иногда вообще подвергается сомнению наличие в нем революционно-демократического крыла. В зависимости от предпочтений различных авторов то акцентируется, то затушевывается религиозно-клерикальная составляющая событий восстания.

Различия в оценках существуют и поныне. Причина этого кроется в разнице подходов к оценке событий того времени. Явно это восстание многокомпонентно, но его точно нельзя назвать чисто крестьянским, скорее — наоборот — восстание преследовало интересы, в первую очередь, шляхты и тех, кто хотел получить те или иные политические дивиденды от восстановления Речи Посполитой в границах 1772 года.

И, если помнить об этом, то можно увидеть, как деятельность К. Калиновского была вписана в интересы польской шляхты. Это даёт повод некоторым исследователям называть К. Калиновского «сконструированным героем», польским революционером-фанатиком, поставленным на должность руководителя восстания польским повстанческим центром, как считает его историк А. Гронский, он же называет создание «Мужицкой правды» чисто пропагандистской акцией.

К. Калиновский нигде напрямую не заявлял в своих текстах о правах и чаяниях белорусов и не употреблял такого названия. Однако следует сказать, что в то время название белорусы ещё не закрепилось за всем народом и являлось узко региональным. Ставится под сомнение приверженность Калиновского идее социальной справедливости. Жёстко критикуются его позиции в отношении методов ведения борьбы (насильственных) и веротерпимости.

Существуют столь же противоречивые мнения и о роли генерал-губернатора М. Муравьёва. Некоторые его считают талантливым администратором, защитившим местных крестьян от повстанцев, а другие называют «вешателем».

Историк А. Бендин объявляет К. Калиновского «идеологом беспощадного революционного террора» и считает возможным охарактеризовать события, связанные с восстанием, как эпизоды «гражданской войны, вспыхнувшей в крае на основе политического, социального и религиозно-этнического противостояния».

Историк М. Бич, оценивая значение восстания 1863 — 1864 года, говорит, что, хотя оно в тех условиях почти не имело шансов на победу, в нём проявились мужество, решительность и самоотверженность многих сыновей Беларуси в борьбе за волю и лучшую долю народа. Однако следует понимать, что в случае победы восстания вся их мужественность, решительность и самоотверженность легла бы в основание новой Речи Посполитой. Разве это было бы хорошо для Беларуси?

Если бы восстание победило, то вряд ли бы сегодня кто-то на территории Беларуси говорил бы на белорусском языке, скорее всего, зная как себя вела Польша, проводя политику ополячивания в присоединённых землях, все говорили бы на польском.

Разве это нужно даже националистам Беларуси?

Образ «белорусского героя Кастуся Калиновского» закрепился в массовом сознании только в период советской власти. Причём, до сих пор Калиновский считается именно белорусским национальным героем, и доказательства обратного зачастую попросту не принимаются.

В целом же, попытка создания пантеона белорусских героев (не только из Калиновского) в начале ХХ века оказалась безуспешной. Видимо, белорусские националисты так и не смогли связать деятельность конкретного персонажа истории с обоснованием того, что эта деятельность была на благо суверенного белорусского народа. Всё время эти «герои», если рассматривать их деятельность в крупном масштабе, работали на чьи-то интересы: польские, литовские или какие бы то ни было ещё.

Надо ли на таких равняться?

К. Калиновский. Восстание 1863-1864 гг

Рост крестьянских выступлений по времени совпало с польским национальным движением, которое в 1863 г. перешло в восстание. На территории Беларуси и Литвы его возглавил К. Калиновский.

К. Калиновский (1838-1864)-первый белорусский революционный демократ, мыслитель, поэт, публицист. Он родился в семье мелкого шляхтича, закончил Свислочскую гимназию и поступил в Петербургский университет. Здесь он познакомился с революционной публицистикой «Колокола» и «Современника», стал членом революционного кружка Серековского. После возвращения в 1861 г. на родину, Калиновский включается в подготовку восстания.

Летом 1862 г. вместе с В. Врублевским Кастусь Калиновский начинает издавать революционно-демократическую газету «Мужицкая правда». Это было единственное в Европе издание середины XIX в. непосредственно адресованное крестьянам. Газета в доступной форме показывала сущность царской политики и суда, вскрывала грабительский характер и реформы 1861 г. Ее статьи призывали белорусский народ к вооруженному восстанию. Вышло 7 номеров газеты, но уникальность ее очевидна.

В национально-освободительном движении против царизма накануне и во время восстания существовало два течения: буржуазно-помещичье («белые») и демократическое («красные»).

Лагерь «белых» состоял в Польше из крупной и средней шляхты, торговой финансовой буржуазии, на Беларуси и в Литве – преимущественно из помещиков. Их главной целью являлось восстановление независимой Речи Посполитой в границах 1772 г. Предоставление Беларуси, Литве и правобережной Украине права на самоопределение они не предусматривали. Ведущая роль в борьбе за независимость отводилась шляхте. При этом большие надежды возлагались на военную помощь Франции и Англии. Руководители движения попытались привлечь к нему крестьянские массы, но предложенная ими аграрная программа имела ограниченный характер и широкой поддержки среди крестьян не получила.

Состав «красных» был неоднородным. Сюда входили мало – и безземельная шляхта, офицеры, студенты, ремесленники, мелкие чиновники, разночинная интеллигенция. По своим политическим взглядам «красные» делились на два крыла. Правые (умеренные) не требовали радикального решения аграрного вопроса и высказывались за компенсацию помещикам за землю при передачи ее крестьянам и колебались между признанием прав белорусского, литовского и украинского народов на самостоятельное развитие и стремлением к восстановлению Речи Посполитой в границах 1772 г. Левые (революционные демократы) выступали за ликвидацию помещичьего землевладения, права народов на самоопределение, союз народов в борьбе с самодержавием.

В июне 1862 г. в Варшаве для непосредственной подготовке к восстанию создается Центральный национальный комитет красных. В августе 1862 г. в Вильно для руководства восстания в крае был создан Литовский провинциальный комитет, куда вошел и Калиновский. С октября 1862 г. он возглавил Виленский центр и начал добиваться его равноправия с Варшавским центром. Подпольный центр в Вильно добивались пересмотра аграрной программы, ориентация на крестьянство как главную силу революции и признание права народов Литвы и Беларуси на создание самостоятельной Литовско-Белорусской республики.

Однако руководители движения в Варшаве проигнорировали эти требования и 10 января 1863 г. объявили о начале вооруженного восстания на всей территории бывшей Речи Посполитой. Виленский центр после длительных колебаний подчинился Варшаве и 22 января издал манифест о поддержке восстания в Польше, объявив себя Временным правительством Литвы и Беларуси. Однако 27 февраля 1863 г. оно было расформировано Польским национальным правительством, а Калиновский направлен на должность комиссара Гродненского воеводства.

На подавления восстания была направлена 200-тысячная регулярная российская армия, которой восставшие противостоять не могли. Они вели партизанскую войну и ожидали помощи от западных стран. Однако Франция и Англия ограничились нотами протеста. Шляхта и верхи католического духовенства, напуганные жестокими репрессиями, летом 1863 г. отошли от восстания. В этих условиях К. Калиновский вторично возглавил революционное движение. Но было уже поздно: к началу осени повстанческие отряды в Беларуси и Литве были рассеяны. На свободе К. Калиновский продержался до 10 февраля 1864 г. После ареста он написал и переправил на волю в трех частях «Письмо к белорусскому народу из-под виселицы», в котором призывал его воевать «за свое человеческое и народное право, за свою веру, за землю свою родную». 22 марта 1864 г. К. Калиновский был казнен в Вильно на Лукишской площади.

Подавлением восстанием на территории Беларуси и Литвы руководил виленский генерал-губернатор Н. Муравьев, который получил от Александра II чрезвычайные полномочия. Его стараниями было казнено 128 восставших, 12,5 тыс. человек выслано, около 6 тыс. человек получили административные взыскания. Царизм праздновал победу. Российское правительство провозгласило Н. Муравьева русским героем, а А. Герцен назвал «вешателем» и «людоедом».

Восстание 1863-1864 гг. существенно повлияло на политику царизма в белорусских губерниях. Первоначально русские заменили представителей ополяченной шляхты на высших административных должностях, а затем на всех остальных. Российские газеты призывали выпускников университетов стать миссионерами русской народности, привлекали колонистов экономическими выгодами. Дорожные издержки оплачивались государством в двойном размере, а служебные оклады с учетом русификаторской работы увеличивались в полтора раза. Беларусь заполнялась великорусскими бюрократами. Новыми крепостниками для крестьян стали земские начальники, которых царь с 1889 г. поставил для надзором за сельскими делами. Эти должности могли занимать только русские. Беларусь была заполнена русскими войсками, на которые также возлагалось русификаторская миссия. Белорусская шляхта была лишена права занимать государственные должности, и только в 80-90-х гг. (преимущественно в восточных губерниях) появились урядники из числа образованных белорусов крестьянского происхождения.

Польское восстание 1863-1864 гг.

Польские территории, после вхождения в состав Российской Империи, стали постоянным источником нестабильности для российских властей. Император Александр, дав после Венского конгресса в 1815 года, Царству Польскому значительную автономию совершил большую ошибку. Царство Польское получило конституцию раньше, чем Россия. Было учреждено особое польское войско и сейм. В Польше широко развивали высшее и среднее образования, пополняя ряды врагов Российской Империи представителями польской интеллигенции. Либеральное отношение к полякам позволило возникнуть и укрепить как легальной, так и тайной оппозиции, которая мечтала не только о широкой автономии и независимости, но и о восстановлении польского государства в прежних его пределах, от моря до моря, с включением литовских, белорусских, малорусских и великорусских земель. Царство Польское за годы нахождения в Российской Империи благоденствовало, росло население, быстрыми темпами развивались культура и экономика. Польское население жило в более свободных условиях, чем население других имперских территорий.
Результатом стало польское восстание 1830—1831 годах. Николай I не стал церемониться с поляками и «завинтил гайки». Жесткий режим наместника князя Паскевича не допускал серьёзных осложнений в Царстве Польском. Устремления к независимости раздувались из-за границы, куда выехали главные деятели восстания: князь Адам Чарторыйский, Лелевель и другие. Ситуация стала осложняться во время Крымской войны, когда западные державы стали более заинтересованы в польских сепаратистах. Однако во время самой войны вызвать восстание не удалось.
Император Александр II смягчил режим, что вызвало необоснованные надежды у поляков. Молодежь была вдохновлена объединение Италии и либеральными реформами в Австрии. Многие, начитавшись Герцена и Бакунина, полагали, что Российская Империя накануне революции, толчком к которой может стать польское восстание. Кроме того, польские сепаратисты надеялись на поддержку тогдашнего «мирового сообщества». В частности, большие надежды возлагались на Наполеона III, который объявил о том, что желает видеть идею национальности руководящим международным принципом. К тому же ослаб контроль со стороны имперских наместников, после Паскевича, в Польшу назначались слабые управленцы — князь Горчаков, Сухозанет, граф Ламберт.
В Царстве Польском начались манифестации и разного рода акции по всякому важному поводу из польской истории. Так, значительная демонстрация произошла 29 ноября 1860 года в годовщину Восстания 1830 года. Польские студенты и городская беднота совершали акты вандализма на православных кладбищах. С магазинов срывали русские вывески, на русских жителей посыпались письменные и устные угрозы. Дошло до того, что осенью, оскорблению был подвергнут сам русский государь. В театре в императорской ложе был испорчен бархат, а во время торжественного представления разлили вонючую жидкость. Волнения продолжались и после отъезда императора. Александр II потребовал ужесточить меры и ввести военное положение, но Горчаков уговорил его этого не делать, думая успокоить поляков уступками. В годовщину смерти Тадеуша Костюшко в 1861 году костелы наполнились молящимися, певшими патриотические гимны. Это вызвало столкновение с войсками. Появились первые жертвы.
Российское правительство только усугубило ситуацию, решив пойти навстречу польским требованиям. 26 марта 1861 года вышел указ о восстановлении государственного совета, учреждены губернские, уездные и городские советы, решено открыть высшие учебные заведения и реформировать средние школы. Итогом реформирования стало предоставление Царству Польскому полной автономии. Государь назначил наместником своего либерально настроенного брата, великого князя Константина Николаевича, Велёпольский стал его помощником по гражданским делам, барон Рамзай – командующим войсками. Однако уже и эти значительные уступки не успокоили аппетит оппозиции. «Белые» — умеренная оппозиция, требовали соединения всех земель Речи Посполитой в одно целое с конституционным устройством. «Красные» — радикал-демократы, шли дальше и требовали полной независимости, перейдя к актам террора. За время революционного террора было произведено до 5 тысяч политических убийств, множество людей были ранены. В июне 1862 года было совершено покушение на наместника Лидерса. Во время прогулки в парке, неизвестный выстрелил в него сзади из пистолета. Пуля пробила генералу шею, челюсть и щеку, но Лидерс выжил. Покушались и на Константина Николаевича, он получил лёгкое ранение. Дважды пытались убить и главного реформатора Велёпольского.
Подготовка к восстанию шла весьма энергично, чему способствовали неразумные действия правительства Александра II. Центральные власти сделали буквально всё, чтобы «помочь» польским сепаратистам. Так, по ещё случаю коронации из Сибири были возвращены в Царство Польское ссыльные поляки, в том числе участники восстания 1830-1831 г. Естественно, что большинство этих лиц пополнили и усилили ряды заговорщиков. Одновременно правительство заменило твердых управленцев в Варшаве, Киеве и Вильне на слабых и неудачных.
В концу 1862 года конспиративная организация, которая готовила восстание, насчитывала уже около 20—25 тыс. активных членов. Вооруженное восстание планировалось на весну 1863 года. С лета 1862 года подготовкой к восстанию руководил Центральный национальный комитет, который был создан в октябре 1861 года под началом Ярослава Домбровского. Подготовкой восстания на белорусских и литовских территориях руководил Литовский провинциальный комитет, под началом Константина Калиновского. Революционные подпольные группы создавались по системе троек. Каждый рядовой заговорщик знал только членов своей тройки и десятника, что исключало возможность разгрома всей организации.

Ситуация дошла до того, что Сераковский, закончивший курс Академии Генерального штаба в 1859 г., вместе со своим товарищем по университету, Огрызко, бывшим крупным чиновником министерства финансов в российской столице, стал организовывать польские кружки и вербовал в них не только поляков, но даже и русских. Надо отметить, что в Академии Генерального штаба среди администрации и профессуры польский элемент имел довольно сильные позиции. К примеру, Спасович был преподавателем законоведения и прямо с кафедры учил, что огромное государственное тело Российской Империи не может уже существовать в своей целостности, а должно быть разделено на свои «естественные» составные части, которые создадут союз независимых государств. Среди слушателей Академии Генштаба было значительное число поляков, которые по окончании курса составили кадровую базу для командиров повстанческих банд.
Начало восстания
Поводом к восстанию стал рекрутский набор, объявленный на начало 1863 года. Его инициатором выступил глава администрации в Царстве Польском Александр Велёпольский, который таким образом хотел изолировать опасные элементы и лишить повстанческую организацию её основных кадров. Всего в рекрутские списки внесли около 12 тыс. человек, которых подозревали в принадлежности к революционным организациям.
В декабре 1862 г. в Варшаву на съезд приехали «белые» и «красные» польские революционеры. На этом собрании были назначены руководители восстания: на левом берегу Вислы — Лангевич, на правом — Левандовский и Чапский, в Литве — Сераковский, который приехал из Франции, куда он был командирован на счет военного ведомства с научными целями; в юго-западном крае — Ружицкий (штаб-офицер русской армии). В начале января 1863 года центральный комитет был преобразован во временное народное правительство — народный ржонд (от польск. rząd — правительство). В его первый состав вошли Бобровский (председатель) и Авейде, Майковский, Микошевский и Яновский. В Париж к Людвику Мерославскому послана делегация, которая вручила ему титул диктатора. Мерославский был сыном полковника польских легионов императора Наполеона и адъютанта генерала Даву, с детства впитав вражду к русским. Участвовал в восстании 1830 года и после его поражения скрылся в австрийской Галиции, затем уехал во Францию. В 1845-1846 годы пытался организовать польское восстание в Пруссии, но был арестован и осуждён на смертную казнь. Его спасло восстание 1848 года в Берлине. Он продолжил борьбу в Пруссии и потерпел поражение. Был помилован благодаря вмешательству французских дипломатов. Затем ещё раз воевал против пруссаков, но был разбит и уехал во Францию. Мерославский принимал активное участие и в итальянских делах, командуя интернациональным легионом в армии Гарибальди, руководил польско-итальянской военной школой в Генуе. С началом восстания Мерославский прибыл в Царство Польское.
Революционное правительство разделило Царство Польское по старинному делению на 8 воеводств, которые были разделены на уезды, округа, сотни и десятки. Во французской столице была учреждена комиссия для вербовки офицеров и закупки вооружения, поставки которого ожидались к концу января.
10 (22) января временное народное правительство издало воззвание, в котором призвало поляков поднять оружие. Восстание началось с нападения отдельных отрядов на русские гарнизоны в Плоцке, Кельцах, Лукове, Курове, Ломазы и Россош и др. Нападения были плохо подготовлены, польские отряды были плохо вооружены, действовали разрозненно, поэтому результат их действий был незначителен. Однако повстанцы, а за ними и заграничная пресса заявили о большой победе в борьбе «русскими оккупантами». С другой стороны эти нападения стали ушатом холодной воды для русских властей и привели к пониманию, что уступки только усугубляют ситуацию. Нужны были жесткие меры, чтобы успокоить Царство Польское.
Силы сторон
Русские войска. Первые меры. В Варшавском военном округе было около 90 тысяч человек, и ещё около 3 тысяч в пограничной страже. Пехотные полки состояли из 3 батальонов, по 4 роты в каждом. Кавалерийские дивизии состояли из 2 драгунских, 2 уланских и 2 гусарских полков, по 4 эскадрона в каждом. Расположены войска были исходя из удобства проживания военных, а не возможных боевых действий.
Было немедленно восстановлено военное положение. Царство Польское было разделено на военные отделы: Варшавский (генерал-адъютант Корф), Плоцкий (генерал-лейтенант Семека), Люблинский (генерал-лейтенант Хрущов), Радомский (генерал-лейтенант Ушаков), Калишский (генерал-лейтенант Бруннер). Специально для охраны путей сообщения были учреждены особые отделы: Варшавско-Венской железной дороги, Варшавско-Бромбергский и Варшавско-Петербургский. Начальники военных отделов получили чрезвычайное право судить взятых с оружием в руках повстанцев военно-полевым судом, утверждать и приводить в исполнение смертные приговоры. Были учреждены военно-судные комиссии, назначены военные начальники.
Части получили приказ создать автономные отряды из всех родов войск и стянуться в наиболее важные населённые пункты, занять пути сообщения, выслать подвижные колонны для уничтожения бандформирований. Этот приказ был выполнен к 20 января, но вскоре выяснилось, что он имеет негативные стороны. Без охраны русских войск были оставлены многие уездные города и промышленные центры. В результате в них началась сильная антирусская пропаганда, стали создавать бандформирования, на предприятиях прекратили обычную работу, на некоторых стали производить оружие для повстанцев. Польские шайки получили возможность улучшить свою организацию, вооружение, пользуясь свободой в тех местах, которые оставили русские войска. Русская пограничная стража, не усиленная армейскими частями, в ряде мест не смогла сдержать натиск противника. Польские отряды смогли очистить от пограничников южную, а несколько позже и часть западной границы России. Таким образом, был открыт свободный путь из австрийской Галиции, частично также из Познани. Повстанцы получили возможность получать свежие подкрепления, различную контрабанду, уходить от преследования в Галицию.
Повстанцы. В восстание приняло участие около 25 тыс. участников заговора и несколько тысяч учащихся и городских низов. Активно поддерживало восставших католическое духовенство, пропагандируя идеи освобождения и даже участвуя в схватках. Однако они составляли ничтожный процент от населения Царства, миллионы крестьян предпочли остаться в стороне, с подозрением относясь к «инициативе» дворянства и интеллигенции. Крестьян старались привлечь обещая даровой земельный надел, и насильно заставляя входить в состав бандформирований. Но в целом большинство населения сохранило нейтралитет, интересы шляхетства и польской интеллигенции были далеки от интересов народа, который предпочитал жить в мире, постоянно повышая своё благосостояние.

Вооружение повстанцев было слабым. Пистолеты, револьверы, винтовки были у дворян, представителей богатых слоёв населения. Основная масса была вооружена охотничьими ружьями, переделанными косами, длинными ножами которые изготавливали на местных предприятиях. В Льеже было заказано 76 тыс. ружей, но во время доставки почти половина была перехвачена русскими и австрийскими властями. Да и из оставшейся части, много ружей была захвачено русскими войсками. У восставших было несколько пушек очень низкого качества, которые портились после нескольких выстрелов. Кавалерии была мало, она была плохо вооружена, её в основном применяли для разведки и при внезапных нападениях. Слабость вооружения старались компенсировать тактикой партизан, неожиданными нападениями, чтобы начать бой на близкой дистанции.
Продовольствие, одежду, лошадей, подводы и другое необходимое имущество повстанцы отбирали у населения, что также не добавляло им популярности. Правда, людям выдавались квитанции, но было очевидно, что с имуществом люди расстаются навсегда. Ещё одним шагом, который «порадовал» местное население стал сбор податей за два года в пользу «народного правительства». Также повстанцы занимались вымогательством у состоятельных лиц, грабежом касс и почт. В июне 1863 года с помощью поддерживающих повстанцев чиновников было похищено 3 млн. рублей в Варшаве из главной кассы Царства Польского. В других местностях награбили ещё около 1 млн. рублей.
Общей армии у повстанцев не было. Отдельные бандформирования собирались в различных местностях, где были наиболее благоприятные условиях для их деятельности. Организация каждой банды зависела от знаний и опыта её командира. Но обычно «полевая бригада» состояла из трёх частей: стрелков, косинеров – пехотинцев вооруженных переделанными косами и конницы. Обоз использовали не только для перевозки имущества, но часто и для перевозки пехоты, особенно при отступлении.
Отношение западных держав
Европейские державы отнеслись к польскому восстанию по-разному. Уже 27 января (8 февраля) 1863 года между Пруссией и Российской Империей было заключено соглашение — конвенция Анвельслебена. Договор позволял русским войскам преследовать польских повстанцев на территории Пруссии, а прусским частям на русской территории. Конвенция была подписана в Петербурге российским министром иностранных дел князем А. М. Горчаковым и генерал-адъютантом прусского короля Густавом фон Альвенслебеном. Пруссаки педантично охраняли свою границу, чтобы восстание не распространилось на польские области в составе Пруссии.
Австрийское правительство относилось к русским враждебно и было не прочь использовать это восстание в своих интересах. Венский двор в начале восстания явно не препятствовал полякам в Галиции, которая стала базой повстанцев, и долгое время его подпитывала. Австрийское правительство даже вынашивало идею учредить польское государство с одним из Габсбургов на престоле. Враждебную позицию в отношении России естественно заняли Англия и Франция. Они поддерживали повстанцев ложными обещаниями, давая им надежду на иностранное вмешательство в конфликт, по примеру Крымской кампании. В реальности Лондон и Париж в это время не хотели воевать с Россией, поляков просто использовали в своих целях, подрывая их руками мощь Российской Империи.
Продолжение следует…

Восстание 1863 года в Беларуси

После реформы крестьянские волнения усилились. Весной 1863 г. крестьяне Беларуси повсеместно отказывались выполнять повинности и подписывать грабительские уставные грамоты. Неповиновение крестьян перерастало в вооруженную борьбу. Крестьянское движение было тесно переплетено с национально-освободительным движением. В национально-освободительном движении выделяют 2 течения: демократическое и буржуазно-помещичье.

Демократическое (их называли «красные»). Социальная база – ремесленники, крестьяне, малоземельная и безземельная шляхта, низший церковный клир. Осенью 1861 года в Варшаве создается координирующий центр красных, который в последствии стал называться Центральный национальный комитет (ЦНК). У красных выделяется 2 крыла: умеренные красные и левые красные. Программа умеренных не ставила вопрос о крестьянской революции. Они считали необходимым передать крестьянам землю, которой они уже пользовались, а компенсацию помещикам должно заплатить государство. Характерны националистические тенденции – восстановление Речи Посполитой в границах 1772 года. Программа левых красных предусматривала ликвидацию помещичьего землевладения и передачу всей земли трудящемуся народу. Признавали право на национальное самоопределение всех народов, населявших бывшую Речь Посполитую.

Буржуазно-помещичье направление (их называли «белые»). Социальная база – крупные землевладельцы и промышленники. Координирующий центр – «дирекция». Белые выступали против восстания. Самостоятельности Речи Посполитой хотели добиться путем переговоров с царизмом при помощи Англии и Франции.

В 1861-1862 гг. происходит консолидация демократических сил Беларуси и Литвы, которая завершилась в конце лета 1862 г.. созданием Литовского провинциального комитета (ЛПК). Лидирующие позиции в ЛПК занимали К. Калиновский, Л. Звиждовский, В. Врублевский. В ЛПК единства не было. Этому комитету пришлось принять позицию ЦНК. С сентября 1862 г. комитет возглавил Калиновский. Константин Калиновский родился 2 февраля 1838 г. в Гродненском повете. В 1855 г. после окончания Свислочской гимназии переезжает в Москву, а 1856 г. переезжает в Петербург, где поступает на юридический факультет университета. Там он создает белорусско-литовское землячество и налаживает контакты с офицерской организацией, которой руководил Зигмунд Сираковский. В 1862 г. Калиновский возвращается на родину.

При подготовке восстания складывается революционная администрация, т.е. вся территория края была разбита на воеводства, во главе которых ставилось два комиссара: военный и гражданский. Воеводства делились на уезды и на округа, где были свои руководители. Для подготовки народа ЛПК издает две газеты: «Знамя свободы» (на польском языке, вышло три номера. Первый редактировал Калиновский); «Мужыцкая правда» (издавали Калиновский, Врублевский и Рожанский. Всего вышло 7 номеров, газета выходила на белорусском языке латиницей).

Ход восстания

Первый этап – январь-март 1863 г.

Восстание началось в Варшаве в ночь с 10 на 11 января 1863 г. В обращении к населению ЦНК призывал северо-западный край к восстанию, но в Беларуси оно не было еще подготовлено, что нашло свое отражение. Как такового в январе-феврале восстания в западном крае не было. Здесь действовали присланные польские отряды, которые 1 февраля 1863 г. захватили Пружаны.

20 января 1863 г. ЛПК объявил себя революционным правительством в западном крае. Был издан манифест, который в целом поддержал манифест ЦНК. Была разработана повстанческая инструкция, которая рассылалась начальникам отрядов. Основные силы восставших были сосредоточены в Гродненской и Ковенской губерниях. Несогласованность между Варшавой и Вильно привела к стихийности действий. Постепенно стала проявляться крестьянская линия в восстании. Опасность перерастания восстания в крестьянскую революцию побудило к активным действиям белых (Аскерка, братья Яленские, Гейтшер), которым удалось захватить власть в ЛПК. В середине марта 1863 г. ЦНК утвердил отдел, управляющий провинциями Литвы (возглавляли белые). ЛПК с созданием этого комитета распускается. Это своеобразный мартовский переворот, целью которого являлось пресечь линию Калиновского.

Второй этап – апрель-июнь 1863 г.

У белых не получилось прямолинейно проводить свою политику. Калиновского собирались даже судить, но позже его назначили комиссаром в Гродненскую губернию. Из России прибывает ряд членов военной организации во главе с Сироковским. Его назначают командующим войск. Если на первом этапе боевые действия велись присланными отрядами, то сейчас Сираковский приказывает создавать местные отряды. Так Сираковский в Жмуди собрал пятитысячный отряд и попытался захватить Вильно, но был блокирован и разбит. Сираковский схвачен в плен, а впоследствии казнен. Пик восстания приходится на апрель 1863 г. Центром повстанческого движения становится Гродненская губерния. На востоке Беларуси определенных успехов восставшие достигли на Могилевщине. 24 апреля 1863 г. повстанцы захватили г. Горки, к которым присоединились студенты Гори-Горицкого земледельческого института.

Но в целом восстание на востоке не было поддержано крестьянами (конфессиональный фактор).

В мае 1863 г. восстание на востоке Беларуси было подавлено.

Третий этап – июль-осень 1863 г.

В начале июня 1863 г. Калиновский возвращается в Вильно, и он входит в состав «отдела управления провинциями Литвы». Он был переименован в «исполнительный отдел Литвы». К власти в отделе приходят красные. Калиновский становится комиссаром Варшавского правительства в Вильно. У него в руках сосредотачивается вся власть. Красные пытаются опять разжечь восстание. Меняется тактика красных. Вместо больших отрядов появляются малые мобильные партизанские группы. Но в этот период отмечается массовый отход шляхты от восстания. В конце августа 1863 г. Калиновский получает приказ из Варшавы прекратить восстание, вести подпольную борьбу, а в 1864 г. опять попытаться возобновить восстание. Но Калиновского предали и в ночь с 8 на 9 декабря 1863 г. его арестовали. 10 марта 1864 г. в Вильно он был казнен.

Огромную роль в подавлении восстания сыграл М.Н. Муравьев. С началом восстания он был назначен Виленским генерал-губернатором с самыми широкими полномочиями. По прибытии его в Вильно начинаются массовые репрессии. Муравьевым вводится самые различные запреты: введено военное положение, создаются следственные комиссии и военно-полевые суды, вводится система штрафов, на помещиков накладывается контрибуционный сбор, закрываются дворянские собрания, местному населению запрещается вести переписку и использовать польский язык, носить траур, устраивать манифестации, без разрешения выезжать из Вильно, после 9 часов вечера выходить на улицу без фонаря, за связь с повстанцами уничтожались целые хутора и деревни.

Муравьев также применял политику «пряника», но для крестьян. Он отсек крестьян от взбунтовавшейся шляхты. 1 марта 1863 г. вышел указ о прекращении временнообязанного состояния. Он понизил выкупные платежи на 20 %, крестьянские наделы увеличиваются от 3 до 24 %, безземельные крестьяне получали по три десятины. Этот комплекс мер дал быстрые результаты. Муравьев за подавление восстания получает титул графа.