Воронеж город воинской славы

Популярный блогер Марина Ярославцева считает, что Воронеж стал жертвой политических интриг.

— Шесть раз (от Хрущева до Горбачева) Воронеж, в ВОВ захлебнувшийся кровью, подавал на звание Героя, и шесть раз нам отказывали. Настоящий «Сталинград-на-Дону» остался в несправедливой тени истории…, — написала в ЖЖ блогер. — Я воспитывалась бабушкой, которая ребенком переживала войну, и прабабушкой, что была в городе во время его оккупации. С самого детства слышала жуткие рассказы воронежцев о том, какие страшные битвы тут проходили, про разрушенный до основания город, про реки крови, залившие эти улицы и про удивительное, героическое его освобождение. Мы не пропускали ни одного Дня Победы, носили живые цветы — первую сирень и тюльпаны — на Памятник Славы. Чижовский Плацдарм — место, святое практически для каждого жителя нашего города…

«Город-Фронт» — второе имя Воронежа. Почему же нашему городу не дали Героя?

Потому что «Мадьяр в плен не брать?», как я раз слышала, но тогда не поняла, что это значит?…Я всю свою сознательную жизнь в душе удивлялась — почему так? И только в этом году решила взяться за изучение вопроса. Вещи, которые я узнала, даже для меня, жителя Воронежа, оказались совершенно неожиданными. Начнем с того, что линия фронта проходила через город. САМ ГОРОД. В течение 212 дней (что больше Сталинградской битвы) один берег был захвачен фашистами, второй героически стоял — насмерть. Город так и не покорился врагу, несмотря на то, что его стирали с лица земли.

Например, 4 и 5 июля было совершено до 2 тысяч вылетов с забрасыванием бомбами наших районов (знаю, что все дома частного сектора, в котором я жила, были построены после войны из камней, что оставались после бомбежек — 98% — вы только вдумайтесь в эти цифры! — домов были превращены в руины). А 13 июня был налет на детский парк…. Он был устроен как охота за детьми — там гуляли около сотни детей… Сейчас кажется, что такого вообще не могло быть в человеческой истории.

Воронеж было «полезно» уничтожить. До Москвы — рукой подать, но цель была еще и Кавказ с нужной Гитлеру нефтью. К тому же именно наши заводы выпускали легендарную военную технику: знаменитые «катюши», штурмовики Ил-2 и радиостанции «Электросигнала».

Как же получилось, что через два дня после начала боев за город Гитлеру сообщили: «Фюрер, Воронеж в наших руках!»? Оборона не ожидала удара (были всего лишь батальоны НКВД, коммунистические отряды и ополченцы), и, увы, — оказалась захвачена часть правого берега часть города. Но что началось потом? Это было месиво, такого сопротивления никто не ожидал в принципе — например, за один день нашими войсками было уничтожено 13 тысяч солдат противника и 73 танка.

Чижовка…. Чижовский плацдарм… Ночами под водой строили переправу, чтобы ее не было видно с самолетов — из битого битона, камней, кирпича — и когда она была сделана, по ней с Левого берега на правый хлынула техника и пехота, подкрепление (мостов же уже не было…). Тут захоронено 15 тысяч воинов…а известны имена только 3,5 тысяч…. На этом месте я хочу встать и помолчать минуту….

Говорили, мол, городу не дали Героя, потому что наши войска оставили Правый Берег. Это была стратегическая ошибка одного военноначальника, а при чем тут люди?! Знаете ли вы, что наш город практически беспрецедентен в плане того, что местные жители не были полицаями, администрация формировалась исключительно из оккупантов, а не из предателей, как обычно?! Что все местные, как один, решили биться до конца, не принимая новую власть?

Геббельс говорил: «В среде трудно контролируемого населения действуют околдованные большевиками фанатики. Их не останавливают даже массовые расстрелы», и он был прав, хотя не было столба, дерева и памятника, где, для устрашения, не висел бы убитый воронежец, действовало целых 165 партизанских отрядов!

Приведу страшные цифры. Длительность уличных боев в нашем городе даже больше, чем была в Сталинграде. Было убито около 100 тысяч воронежцев-солдат. По потерям мирного населения город занял второе место после Ленинграда (только вдумайтесь!!!). А количество пленных, которые были взяты в боях у нас, превысило численность взятых в плен под Сталинградом (более ста тысяч фашистских солдат). За что венгры впали в такую немилость, если щадили даже немцев, но не их?

Безумная жестокость мадьяр повергла в удивление даже немецкое руководство, и их переводили на хозяйственные работы. Это было безумие психопатов. Воронежцев пилили пилами, больных из захваченного госпиталя хоронили живьем (сотни людей), малышей поднимали на пиках, массово пытали пленных, вырезая звезды на телах, перебили всех пациентов и врачей психиатрической клиники… и это не все.

О зверствах мелких людишек, которые хотели выслужиться перед фюрером, знали все, кто шел освобождать город. Среди русских солдат было негласное решение: «МАДЬЯР В ПЛЕН НЕ БРАТЬ!». Сказано – сделано. По разным источникам, в нашей земле осталось от 150 до 250 тысяч венгров.

…Неизвестно, как закончилась бы война, если бы Воронеж сдался, ведь битва шла одновременно с битвой за Сталинград, а наш город приковал к себе около 30 дивизий противника из 90, двигавшихся именно туда, а это треть (!!!) немецких войск, которые должны были участвовать как раз в захвате Сталинграда. Немцы потеряли более трехсот тысяч военных, в том числе итальянские и румынские части и полностью — вторую венгерскую дивизию. А ведь немцы Воронеж хотели захватить по пути туда, так сказать – «между прочим». Российская сторона тут потеряла около полумиллиона жителей нашей страны. Воронеж как ожерельем окружен братскими могилами солдат самых разных национальностей…180 только в окрестностях города.

…Но как было объяснить мировому сообществу, когда подписывался Варшавский договор, что немцев было взято в плен 75 тысяч, а венгров — ни одного? Не проще ли убить одним выстрелом несколько зайцев?

Сделать вид, что венграм не отомстили, вырезав под чистую всех, до кого смогли добраться.

Не распылять героизм Сталинграда на две части, ведь один такой случай — уникальный, два — уже норма.

Не привлекать внимание к городу в плане туризма, так как город забит секретными предприятиями (много предприятий, делающих разработки в области авиационной и космической техники).

…Времена меняются и Россия уже перестает заискивающе заглядывать в рот «мировому сообществу». Поэтому я очень надеюсь, что нас услышат и справедливость восторжествует и это будет для нашего города второй ДЕНЬ ПОБЕДЫ. Пока еще живы остатки тех, кто прошел воронежский ад. Пока еще не рассыпались в прах кости воинов, отдавших свою жизнь за нашу свободу.

Конечно, судьба Сталинграда решалась, прежде всего, в боях его собственных защитников с противником в придонских степях и на берегах Волги. Но ряд ведущих российских военных историков отнюдь не случайно считают, что есть основания для современного определения места Воронежского сражения как начала битвы за Сталинград.

Интересные цифры привёл в своей статье историк Гагин В.В., цифры, которые ещё раз указывают на масштабность воронежских сражений:

«Сравните: по их же данным, Сталинградская операция длилась 76 суток и при ширине фронта 850 км глубина продвижения советских войск достигла 150-200 км; под Воронежем за 50 суток при той же ширине фронта глубина продвижения войск РККА составила 300-400 км! То есть, современные военные историки с официальных позиций, к сожалению, продолжают не усматривать блестящее наступление Воронежского фронта и частей войск его соседей в декабре 1942 – январе 1943 гг.: когда за сроки в полтора раза меньшие достигнуты результаты, вдвое превосходящие Сталинградские.»

Сам город Воронеж оказался третьим, после Ленинграда и Севастополя, по длительности нахождения на линии фронта, 212 дней и ночей линия фронта проходила непосредственно через город. За всю войну было только два города — Сталинград и Воронеж, где линия фронта проходила через сам город. Воронеж вошел в число 12 городов Европы, наиболее пострадавших во Второй мировой войне и в число 15 городов СССР, требующих немедленного восстановления, всего было уничтожено до 95% всех зданий города.

Надолго запомнили Воронеж и наши враги , особенно венгры, они под Воронежем практически потеряли всю свою наиболее боеспособную армию, а всего на воронежском направлении было уничтожено 26 немецких дивизий, 2-я венгерская (полностью) и 8-я итальянская армия, а также румынские части. Количество пленных было больше, чем под Сталинградом, общее количество пленных вражеских солдат, взятых в районе Воронежского фронта, составило порядка 75 000 солдат и офицеров.

При этом, по различным данным, потери немецких войск и их союзников составили 320 тысяч солдат и офицеров. Еще больше потеряла наша армия, в сражениях на воронежской земле погибло около 400 000 советских воинов.

В годы, когда страна начала отмечать свои города особым титулом «Город-Герой», тогдашними воронежскими руководителями были представлены документы на присвоение этого почетного звания Воронежу. Но, к сожалению, отклика данная инициатива с места у московских руководителей тогда так и не нашла, ограничились только награждением города Орденом Отечественной войны I степени.

16 февраля 2008 года за героизм, проявленный защитниками города во время оккупации немецкими войсками, не давший им полностью захватить один из основных центров страны, городу присвоено почётное звание Российской Федерации «Город воинской славы», так и стоит скромно Воронеж в ряду городов воинской славы, город так и не ставший Городом-Героем.

Лига Памяти на Пикабу:

ПРЕДИСЛОВИЕ

ОТ БАРЕНЦЕВА ДО БАЛТИЙСКОГО

ГЛАВА ТРЕТЬЯ НАЧАЛО БЛОКАДЫ

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ ШТУРМ ОТБИТ

ЗИМОЙ

ГЛАВА ШЕСТАЯ НОВЫЙ КОМАНДУЮЩИЙ

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

ПРОРЫВ 1

Б. В. Бычевскии

Город-фронт

Военное издательство Министерства Обороны СССР

Москва 1963 год

ПРЕДИСЛОВИЕ

Воспоминания начальника инженерных войск Ленинградского военного округа и начальника инженеров Ленинградского фронта Бориса Владимировича Бычевского, посвященные героической обороне Ленинграда в 1941-1944 гг. (книга затрагивает только период до января 1943 г. включительно), должны представлять особую ценность не только для любителей истории фортификации, но и для всех, интересующихся военной историей. Ленинград, который, как это не архаично звучало для периода Второй мировой войны, был, по меткому замечанию автора, настоящей крепостью с круговой обороной -защищенной с севера мощными сооружениями Карельского укрепленного района, прикрытой с запада береговыми батареями Кронштадтской крепости, защищенной с юга укрепленными районами 42-й и 55-й армии, а также Невской оборонительной позицией. И даже с востока, со стороны Ладожского озера, по которому пролегала единственная коммуникация, связывающая город-фронт с остальной страной, город прикрывался береговыми батареями.

По роду службы начальник инженеров фронта почти постоянно находился на боевых позициях, причем на наиболее их важных участках, занимался их строительством, усилением, быстро организовывал помощь отступающим войскам путем создания новых минно-взрывных заграждений, препятствий, готовил новые позиции. Много сил отдавал Бычевский обеспечению активных операций фронта, в том числе разного рода операциям по форсированию Невы и переправе на ее левый берег личного состава, артиллерии и танков, включая средние и тяжелые. Инженерные части, снятые с фронта, обеспечивали помощь Ленинградскому тресту «Похоронное дело» в копке братских могил взрывным способом, решая сложнейшую задачу своевременного захоронения сотен тысяч жителей города, погибавших от голода.

Бычевский много пишет о дружной работе начальников служб Штаба Ленинградского фронта, где еще до войны сложился на удивление дружный и работоспособный коллектив культурных управленцев, обстрелянных еще на финской войне. Не случайно, что еще задолго до получения указаний из Москвы командование округа приняло меры по обеспечению инженерного прикрытия госграницы, выставило минные заграждения, остановив бетонные работы в строящихся УРах. С первых же дней войны начались широкомасштабные работы по строительству мобилизационных оборонительных рубежей в районе Луги, имевших особе значение для обороны подступов к городу, Красногвардейского и Колпинского укрепленных районов, оборонительных позиций в самом городе и на Пулковских высотах, а также приведение в порядок старых УРов на границе с Эстонией.

Внимательный читатель найдет в мемуарах довольно много интересных специальных подробностей, касающихся именно фортификации. Так,

Бычевский пишет о том, что Выборг был прикрыт со стороны границы мощными полукапонирами новейшей конструкции и что финны побоялись брать его в лоб и вынуждены были предпринять глубокий обход через

недостаточно обеспеченный стык Выборгского и Сортавальского укрепрайонов. Таким образом, это первое в нашей литературе упоминание о положительно роли Выборгского укрепрайона 1940-1941 гг. постройки. В то же время, говоря о Кингисеппском УРе, построенном в начале 1930-х годов, Бычевский упоминает, что его ДОТы имели преимущественно амбразуры, обращенные прямо на запад, на врага, и что это обстоятельство вызывало обеспокоенность героических защитников УРа. В то же время, сильное впечатление производит описание, с каким упорством и умением защищали до последней крайности свои несовершенные огневые точки бойцы и командиры пулеметных батальонов Кингисеппского УРа, выигрывая тем самым драгоценное время, необходимое для подготовки новых оборонительных рубежей.

Заслуживает специального внимания ситуация с пулеметно-артиллерийским батальонами, которые были влиты из состава расформированных осенью 1941 г. УРов в состав стрелковых дивизий. В апреле 1942 г. по предложению нового командующего фронтом генерала Л. А. Говорова эти батальоны, которые, по его мнению, пришли в упадок, были выведены из состава дивизий, сведены в полевые УРы, равные по численности примерно бригадам и размещены в наиболее сильных фортсооружениях, что позволило высвободить в резерв фронта несколько стрелковых дивизий. Такой прием использования относительно малочисленных, но хорошо вооруженных УРовских войск и мощных оборонительных сооружений для замены целых общевойковых соединений стал обычным для Ленфронта и был применен Говоровым уже 1943 г. при подготовке операции по полному снятию блокады Ленинграда.

Много внимания Бычевский уделяет разного рода заграждениям. Здесь нет противопоставления взрывных и невзрывных заграждений, как это делается в мемуарах полковника И.Г. Старинова «Записки диверсанта», а наоборот подчеркивается, что устройство всех видов заграждений бывает уместно в зависимости от задач, условий местности и времени, имеющемся в распоряжении саперов. Бычевский пишет о применении колючей проволоке на столбах и в виде наброски, о противотанковых рвах и конечно же минах. Очень интересен упомянутый им факт спешного создания в сентябре 1941 года во время отбития штурма немецких войск противотанкового рва под Урицком с помощью подрыва закопанных в землю морских мин, прямо на глазах у противника. Интересно, что до Бычевского такой способ строительства противотанковых рвов применили поляки при обороне военно-морской базы на полуострове Хель в 1939 году. Следует отметить, что в обоих случаях такие импровизированные рвы остановили продвижение танков противника. Также интересен описанный Бычевским способ проделывания широких проходов в собственных минных заграждениях перед наступлением с помощью 300 килограммовых зарядов тротила, установленных на треногах.

Интересно совершенно явное противопоставление Бычевским стилей поведения двух командующих — бывшего мастера-скорняка и унтер-офицера Г.К. Жукова и интеллигента, бывшего белогвардейского офицера, захваченного большевиками в плен и насильственно мобилизованного в Красную Армию

Л. А. Говорова, причем это противопоставление делается Бычевским явно не в пользу Жукова.

Много добрых слов сказано Бычевским о партийных и советских руководителях Ленинграда, расстрелянных Сталиным уже после войны, причем особо отмечена роль секретаря обкома А. А. Кузнецова. С недоумением пишет автор о расформировании Лужской оперативной группы в разгар первых боев, причем, вполне успешных, за Лужскую оборонительную позицию и неожиданным для всех аресте и гибели командующего группой генерала Пядышева. Замена командования и реорганизация обороны не пошла на пользу дела, и группировка советских войск в этом районе была окружена и разгромлена.

Очень жаль, что издатели (видимо из соображения экономии места) кощунственно оборвали воспоминания Бычевского январскими событиями 1943 года. Их ошибка была исправлена Лениздатом в 1967 г., опубликовавшим эти воспоминания в полном виде, и мы обязательно примем меры к сетевой публикации расширенного варианта воспоминаний.

Рассказывать о наиболее ярких эпизодах великолепно написанной книги Бычевского можно было бы еще долго, но в этом нет особой необходимости.

Эту книгу надо просто внимательно читать!

отредактировано 9 декабря 2007 г.

Владимир Калинин

Все дальше уходят в прошлое суровые дни блокады Ленинграда и выдающаяся победа наших войск над немецко-фашистскими оккупантами на этом важном операционном направлении. Тем интереснее и дороже для нас каждая новая книга воспоминаний о советских людях, удививших мир своей железной стойкостью, несгибаемой волей. Мемуары «Г ород-фронт» генерал-лейтенанта инженерных войск Б.В. Бычевского — одна из таких волнующих книг о боях под Ленинградом в 1941—1943 годах.

Город — фронт Текст научной статьи по специальности «История и археология»

Главная Наука Общество Оборона Блог Научное издание ВАК Контакты Наши авторы Энциклопедия

НАУКА. ОБЩЕСТВО. ОБОРОНА

Популярное

Россия на пути

укрепления

государственности

Япония: роль и место в развязывании Второй мировой войны и политика СССР

Московский морской кадетский корпус «Навигацкая школа»

Без знания прошлого нет будущего

Военно-историческая наука действительно в упадке

Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

Противодействие фальсификациям

Наука. Общество. Оборона (noo-journal.ru). — 2014. — № 1 (2)

Белозеров Б.П.,

доктор исторических наук,

профессор

Beloserov B.P., doctor of historical sciences, professor

Город — фронт City — front of

Аннотация. Представлен краткий обзор слагаемых, способствующих Великой победе защитников Ленинграда в борьбе с гитлеровскими захватчиками в 1941-1944 гг. Ключевые слова: город-фронт, дорога жизни, голод, смерть, монетный двор.

Посвящается светлой памяти бойцов и командиров, рабочих и интеллигентов, всех взрослых и детей, павших в боях и от голода в героические и трагические блокадные дни Ленинграда

В истории человечества ХХ века не было столь тяжелого испытания, выпавшего на долю советских народов, которое им пришлось пройти и пережить в период с июня 1941 по май 1945 года. По чудовищному гитлеровскому плану «Ост» изуверская фашистская клика поставила перед собой цель — уничтожение славянских народов и особенно русских, украинцев, белорусов и евреев.

8 июля 1941 г. был отдан приказ о переброске специально подготовленных крупных подразделений «СС» — айзаценгрупп в оккупированные районы. Группа «А» — в Прибалтику; группа «В» — в Белоруссию; группа «С» — в Северную и Южную Украину; группа «Д» — в Бессарабию и Крым. В дополнении к этим специальным подразделениями «СС» на оккупированные территории Советского Союза из Германии были отправлены 50 тыс. эсэсовцев из штандартов «Мертвая голова», прошедших выучку в концентрационных лагерях. Десятки тысяч павших советских людей уже в первые дни войны нашли смерть от рук германских палачей в военной форме. В Минске тысячи трупов были зарыты в противотанковых рвах. В Киеве страшным символом нацистских зверств стал Бабий Яр. В больших и малых городах началось истребление народов СССР.

В своих приказах Гитлер указывал: «Мы обязаны истреблять население — это входит в нашу миссию…Нам придется развить технику истребления населения». Руководствуясь указанием Гитлера, Кейтель писал: «следует иметь ввиду, что человеческая жизнь в странах, которых это касается, абсолютно ничего не стоит».

Страшная судьба готовилась многим городам и прежде всего Ленинграду и Москве. 8 июля 1941 г. начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии Ф. Гальдер в своем дневнике записал: «Непоколебимо решение фюрера сровнять Москву и Ленинград с землей, чтобы полностью избавиться от населения этих городов, которое в противном случае мы потом будем вынуждены кормить в течение зимы. Задачу уничтожения этих городов должна выполнить авиация. Для этого не следует использовать танки. Это будет «народное бедствие, которое лишит центров не только большевизма, но и московитов (русских) вообще». 29 сентября 1941 г. фюрер вновь заявил о своей решимости стереть город Петербург с лица земли. «После поражения Советской России дальнейшее существование этого крупнейшего населенного пункта не представляет никакого интереса. Финляндия точно так же заявила о своей незаинтересованности в существовании этого города непосредственно у ее новых границ». 7 октября 1941 г. в директиве Ставки Верховного Главнокомандующего было указано:

отечественной истории

Кадры и наука ОПК России

Миграционные и демографические риски

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Олимпиада по военной истории

Наши партнеры

«фюрер вновь принял решение не принимать капитуляцию Ленинграда или позднее Москвы даже в том случае, если таковая была бы предложена противником».

Мужественная стойкость частей Красной Армии и войск НКВД, бойцов дивизий Народного ополчения, моряков Балтийского флота, партизан и истребителей не позволили врагу штурмом взять Ленинград, но 8 сентября 1941 г. он по суше блокировал город. Началась 900-дневная его осада.

Голодом, бомбардировками и артобстрелами гитлеровцы делали все, чтобы разрушить Ленинград и вымереть его население. За период сентября 1941 г. по 1943 г. на город было совершено 1876 авианалетов, сброшено 4676 фугасных и 69613 зажигательных бомб. Ими были убиты 1926 и 10554 человека ранены. От авиабомб и артобстрелов в Ленинграде погибло 16747, в г. Пушкино — 268, в Петродворце — 3796. Всего — 20811. Умерло от голода в городе — 632253, в г. Пушкин — 9514, в г. Петродворце — 36. Общее число умерших от голода составило 641803 чел. Жертв блокады значительно больше. Здесь не учтены те, кто умер или погиб при эвакуации по Дороге жизни, при бомбардировках железнодорожных эшелонов и станций, где находились эвакуированные. Значительные безвозвратные потери понесли войска фронтов, защищающие Ленинград на разных этапах войны: Северо-Западный -455320 чел; Ленинградский — 467525; Карельский — 110435; Волховский — 298623; Северный -86459; Балтийский и Северный флоты — 66795.

Понимая, что германская армия будет предпринимать все меры к захвату города, уничтожению его населения, военные и партийные власти Ленинграда начали эвакуацию населения. Она проводилась в несколько периодов. В первый — с 29 июня по 27 августа 1941 г. было вывезено 488 703 чел, в том числе 219 691 детей. Кроме того, за этот же период было эвакуировано из города 147 500 человек, прибывших из Эстонской, Латвийской, Литовской и Карело-Финской ССР Во втором периоде с 22 января по 15 апреля 1942 г. эвакуация ленинградского населения проводилась тремя этапами: а) водным транспортов через Ладожское озеро до Новой Ладоги, а затем до ст. Волхов автотранспортом; б) походным порядком через Ладожское озеро и неорганизованным транспортом; в) авиацией; г) по Ледовой дороге с 22 января по 15 апреля 1942 г. Всего за этот период было эвакуировано 658897 человек. Таким образом, за период с 29 июня 1941 г. по 15 апреля 1942 г. из Ленинграда было вывезено 1295100 человек. В условиях блокады и понимания необходимости освободить город от излишнего населения и прежде всего детей, ослабевших и раненных 24 мая 1942 г. Государственный Комитет Обороны своим постановлением поддержал решение Военного совета Ленфронта об эвакуации 300 тыс. человек. За время навигации 1942 г. из города было эвакуировано свыше 500 тыс. человек.

С первых дней войны и тем более явной угрозы Ленинграду 25 августа 1941 г. Военный совет обороны города постановил: сформировать из числа трудящихся предприятий и учреждений по районам 150 батальонов народного ополчения численностью по 600 человек в каждом. 26 августа их было сформировано уже 77. В эти батальоны на добровольных началах входили женщины, а так же организованные группы подростков для разведки, связи, снабжения личного состава боеприпасами, продовольствием и водой. Вооружались ополченцы винтовками, охотничьими ружьями, пулеметами ППД, холодным оружием ( сабли, кинжалы, пики и др). В это время формируется армия народного ополчения, создаются истребительные батальоны и другие формирования. Это был настоящий патриотический порыв ленинградцев встать на защиту города. Но наряду с этим в труднейших условиях продовольственного снабжения более открыто и нагло стали действовать антисоциальные элементы: грабители, мародеры, спекулянты. Они стремились не только расхищать продовольственные товары, но на этом напрягать и политическую обстановку, призывать к повстанческой борьбе.

Безусловно, особую опасность представляли целенаправленные действия вражеской разведки и организованных диверсий. За период с июля — августа 1941 г. по март 1942г. Управлением НКВД по Ленинграду было арестовано 7942 чел. в том числе: шпионов — 276, диверсантов — 48, изменников родины — 1327, террористов — 277, вредителей — 146, участников повстанческих групп — 234.

С установлением блокады резко увеличилось дезертирство. Только с 13 по 15 сентября 1941 г. в городе по подозрению в дезертирстве были задержаны 3566 человек. В связи с этим Военный совет фронта 16 сентября 1941 г. издал приказ №0035, обязывающий всех военнослужащих регистрироваться в комендатуре. Не выполнившие этого приказа считались дезертирами, а гражданские лица, укрывавшие их, предавались суду военного трибунала. С начала войны и по 1 октября 1942 г. органами НКВД и милиции было задержано и передано в прокуратуру и комендатуру города дезертиров и военнослужащих без документов 10 288 человек. Всего было арестовано и передано суду 31 740 человек.

Основной контингент осужденных за спекуляцию и хищение социалистической собственности составляли служащие торгово-снабженческих организаций (торговая сеть, склады, базы, столовые). Главными объектами хищения являлись продукты питания и другие нормированные дефицитные товары. У арестованных хищников и спекулянтов было изъято ценностей и товаров на сумму свыше 150 млн. рублей. В числе изъятых помимо наличных 9 650 000 рублей были изъяты — золотые монеты, золото в слитках и изделиях — 69 кг, серебра — 563 кг, бриллиантов -1537 штук, золотых часов — 1295 шт. и … продуктов питания — 483 т. Наряду с этими

вещами у преступного элемента было изъято: винтовок боевых — 1113 шт., пулеметов — 3, автоматов — 10, ручных гранат — 820, револьверов и пистолетов — 633, патронов винтовочных и револьверных — 60 тыс.

В боях с германскими войсками на передовых оборонительных рубежах, вступая в противоборство с вражеской агентурой внутри города, пресекая попытки дестабилизировать установленный здесь фронтовой режим, совершенствуя внутреннюю оборону, защитники осажденного Ленинграда ощущали постоянную заботу рабочего класса и инженерно-технического состава по созданию боевой техники и вооружения. В первые тяжелейшие полгода войны, выполняя постановление ГКО ленинградские предприятия освоили производство бронепоездов, противотанковых пушек, ручных и танковых пулеметов, реактивных установок М-13 и М-8 и снарядов к ним, мин, авиабомб и снарядов всех калибров. За этот короткий период в блокированном городе были изготовлены и сданы Красной Армии и Военно-Морскому Флоту 713 танков, 480 бронемашин, 58 бронепоездов и бронеплощадок, 2406 полковых пушек, 648 противотанковых 45 мм пушек, 2585 танковых и ручных огнеметов, 10 600 автоматов ППД, 9977 минометов, разных калибров, 3 075 500 артиллерийских мин и снарядов, 39740 авиабомб, 2 982 000 гранат, достроено кораблей разных классов — 84 единицы, отремонтировано и переоборудовано 186 судов. Помимо этого было изготовлено 50 тыс. км военно — полевого провода, 142 тыс. телеграфных и телефонных аппаратов, 4200 радиостанций и радиоустановок, около 3 млн. пар армейской и противоипритной обуви и другого военного имущества. Многие виды вооружения самолетами отправлялись в войска, сражающиеся под Москвой в период их подготовки к контрнаступлению. В 1942 г. Ленинградская промышленность выпустила 46 танков КВ — 1, 14 танков Т — 26, СУ — 26, 3 бронепоезда и бронеплощадки, 9 морских артиллерийских систем, 310 установок рамы МТВ, 1558 минометов 160 мм, 50 и 82 мм, 2692 станковых пулеметов «Максим», 34 926 автоматов ППД и 620 ППС. Так же в 1942г. было отремонтировано 370 танков КВ — 1, Т и БТ, 359 морских и сухопутных артсистем, 550 минометов разных калибров и многое другое.

Именно это свидетельствует о том, что патриотический дух защитников города был очень высок. Город и фронт жили одной целью — быстрее разгромить ненавистного врага, принесшего так много горя и страдания советским людям, поскорее изгнать его с нашей земли.

Прорыв блокады Ленинграда в январе 1943 г. вызвал прилив огромной радости у всех защитников, вселил надежду на то, что не за горами и полное освобождение города от вражеской блокады. Город и фронт готовились к осуществлению этого последнего этапа в битве за Ленинграда. Армии Ленинградского и Волховского фронтов готовились к совместным действиям. Командующий Ленинградским фронтом Л.А. Говоров настоятельно требовал от командиров стрелковых дивизий ясного понимания необходимости усиления ударной, пробивной мощи соединений. Присутствуя на смотре учений в 131 сд он был возмущен тем, что стрелковые роты со списочным составом в 90 человек, вышли на исходный рубеж для наступления, имея стрелковом взводе по 2 отделения в составе 3-х человек каждые, из них по 2 ручных пулемета и одного стрелка, т.е два штыка на взвод и шесть на роту. Л.А. Говоров лично приказал командующим 2, 23, 42,67-й армиями:

1. Проверить весь офицерский состав от командира дивизии до командира стрелкового взвода в правильном понимании организации стрелковой дивизии, соотношения ее ударной силы и умения поддерживать это соотношение в бою, а когда потери нарушат нормальную организацию и нормальное соотношение ударной и огневой силы. Даже в том случае, если общая численность дивизии снизится ниже 4000 человек, организационное сохранение соотношения ударной и огневой силы обеспечит дивизии наступательную мощь (в этом случае дивизия должна иметь 18 стрелковых рот по 70 человек каждая и огневые средства, уменьшенные не более как на одну треть против штатного расчета).

2. На всех учениях стрелковые роты выводить в полном составе в 90 человек и огневые средства по штатному расчету.

3. Запретить кому бы то ни было брать из стрелковых отделений и взводов хотя бы одного человека. Если нужного в бою помочь при выдвижении орудий, назначать для этого одно отделение или часть одного отделения, ни в коем случае не вырывать из каждого отделения по 2-3 человека, также поступать при организации штурмовых групп, групп разграждения и т. д.

4. За малейшие нарушения этого приказа жестоко наказывать…

Командующий фронтом потребовал, чтобы командующие армиями и корпусами, командиры дивизий и их штабы лично участвовали в боевой подготовке соединений и полков к предстоящим наступательным боям.

Велась серьезная работа по материально-боевому обеспечению войск ленинградского и Волховского фронтов, формированию штурмовых отрядов и бригад.

В результате Ленинградско-Новгородской операции 1944 г. в январе-феврале войска Ленинградского, Волховского и 2-го Прибалтийского фронтов при поддержке Краснознаменного Балтийского флота сняли блокаду окончательно. Летом 1944 г. войска Ленинградского и Карельского фронтов при участии Краснознаменного Балтийского флота, Ладожской и

Онежской военных флотилий разгромили врага на северном крыле советско-германского фронта, чем была устранена угроза Ленинграду с севера.

Город чествовал своих героев, славных тружеников фронта и тыла. Еще 22 декабря 1942 г указом Президиума верховного Совета СССР была учреждена медаль «За оборону Ленинграда». Монетным Двором было исполнено 2200 тыс. медалей. За период с июня по декабрь 1943 г. участникам обороны города было вручено 1092 тыс. медалей (в том числе 300 тыс. медалей гражданскому населению). В январе — феврале 1944 г. были вручены медали еще 400 тыс. участникам обороны.

За героизм и мужество, проявленное в битве за Ленинград были награждены орденами и медалями свыше 300 тыс. участников обороны, 266 из них стали героями Советского Союза. 6 тысяч партизан также были удостоены боевых наград, а 19 — звания Героя Советского Союза.

27 января 1944 г. в честь одержанной победы в Ленинграде в 20.00 был произведен салют двадцатью четырьмя артиллерийскими залпами из трехсот двадцати четырех орудий.

1. Блокада Ленинграда в документах рассекреченных архивов / Под. ред. Н.Л.Волковского, М-СПб, 2005.

2. Великая Отечественная война без грифа секретности. Книга потерь. / Под. ред Г.Ф.Кривошеева. М., Изд. Дом «Вече». 2010.

3. Ленинград в осаде. Сб. документов о героической обороне Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. 1941 — 1944. СПб, 1995. С.148.

4. Ленинграду в борьбе: месяц за месяцем. 1941 — 1944. / Отв. ред А.Р Дзенескевич. СПб, Ланс. 1994.

5. Ломягин Н.А. Неизвестная блокада. СПб. Нева. 2004.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Нюрбергский процесс над главными немецкими военнопленными преступниками. Сб. материалов (в 7 томах). М., 1961. Т.7.

7. Правда. 1987. 18 дек.

8. Ф. Гальдер. Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба сухопутных войск(1939-1942г.). Т-3. М., 1971.

Наука. Общество. Оборона (noo-ioumal.ru). — 2014. — № 1 (2)

Список литературы и источников

О компании | Защита данных | Политика кукис | Карта сайта

Город-фронт Воронеж. Как растаптывают воинскую славу…

Лето 2013 года. В одном из воронежских учебных центров идёт встреча с немецкой делегацией школьников, студентов и преподавателей в рамках проведения перекрёстных годов России в Германии и Германии в России. Тема одного из семинаров на этой встрече согласована заранее и связана с 70-й годовщиной освобождения Воронежа от немецко-фашистских захватчиков.


Стела на площади Победы в Воронеже
Провокационная тема изначально, — скажет кто-то из читателей. Но цель семинара, да и всей встречи на самом деле в том, чтобы молодые поколения двух государств имели возможность лучше узнать историю, в ходе которой было немало кровавых страниц. А знание исторической ретроспективы непременно поспособствует тому, чтобы новые поколения и россиян, и граждан Германии не повторяли ошибок прошлого в своих двусторонних отношениях как на государственном, так и на бытовом, гражданском уровне. Хотя, кому в таких мероприятиях провокации видятся, тот к ним всю суть встречи и сведёт.

Встреча проходила во вполне дежурном формате: докладчик – вопросы — ответы… Всё чинно, спокойно, с интересом… Многие посматривали на часы, готовясь переходить, что называется, к сладкому столу: самовар, свежая выпечка, ягодные морсы и всё в этом роде. Как говорится, ничто не предвещало. Но после одного из докладов воронежской студентки, который она решила завершить словами о том, что Воронеж подобно Волгограду (Сталинграду), Москве, Смоленску и ряду других городов в своё время обязательно должен был получить звание города-героя, но это звание в силу целого ряда обстоятельств миновало Воронеж, случилось нечто вроде казуса. Воронеж – город воинской славы, но, к большому сожалению горожан, не имеет статуса города-героя, — резюмировала докладчица.
После нескольких секунд задержки, связанной с переводом её слов на немецкий язык, один из немецких гостей решил задать достаточно пространный вопрос, который, судя по всему, он изначально держал в своём арсенале, и который, видимо, никак не стыковался с планами организаторов, явно не связанных с переходом на острые дискуссии. Но немец, который оказался не совсем немцем, а гражданином Германии с венгерскими корнями, решил «оживить» семинар и, как сейчас модно выражаться, потроллить его участников и организаторов. Молодой человек, встав и представившись Золтаном Риггертом, спросил: почему Елена (имя докладчицы) считает, что Воронеж достоин столь высокого звания как звание города-героя, ведь в июне 1942 года объединённая мощная группировка немецких, венгерских и итальянских войск буквально за несколько дней в ходе начальной стадии операции «Блау» практически без сопротивления овладела правобережной частью города, прорвавшись в брешь на стыке Брянского и Юго-Западного фронтов? И почему, — продолжал этот самый Золтан из ФРГ, — в России вообще возникла в своё время мысль дать Воронежу звание города-героя (а в 2008-м дали звание города воинской славы), если командование первоначально совершенно не позаботилось об обороне города – раз, не эвакуировало мирных жителей – два, а в ходе попыток отбить город части РККА нанесли городу ущерба больше, чем немецко-фашистские армии — три?
Докладчица, явно подбирая слова потолерантнее, хотела уже ответить, но Золтан, дождавшись перевода, продолжил: я считаю, что о славе в воронежской битве лучше не говорить и вовсе, хотя бы потому что русские войска не смогли в январе 1943-го взять всю группировку противника в котёл, как в Сталинграде, но при этом вырезав, явно переступая через права человека (прямая цитата, — прим. автора) 2-ю венгерскую армию – до единого солдата.
После фраз «права человека» и «вырезав… венгерскую армию» стало понятно, что молодой человек с венгерскими корнями – это вовсе не простой гость, это типичный продукт «передовой» западной демократии, который вовсе не собирается слушать ответы на свои «вопросы», зато явно собирается выступить этаким шукшинским персонажем из небезызвестного рассказа «Срезал!», который ещё и «обижен» на Россию за то, что её бойцы в своё время навечно утихомирили под Воронежем его прадеда, как оказалось, воевавшего в той самой 2-й венгерской армии (теперь захоронен на мемориальном кладбище в селе Рудкино, что в нескольких десятках километров к югу от Воронежа).
После своего полувопроса-полуспича Золтан уселся в кресло, извлёк из кармана смартфон, начав то ли играть, то ли просто бродить по Интернету, демонстративно не воспринимая того, что ему отвечает докладчица. Мол, я своё дело сделал, троллинг состоялся, всё пошло по плану, можно и к ягодным морсам с пирожками переходить…
Подумалось, а есть ли этот Золтан Риггерт – уникальный в своём роде персонаж, или в западном обществе таких Золтанов, которые «не уверены» в славе российских фронтовых городов пруд пруди… Хотя, что нам гражданин Германии, у нас ведь и своих «золтанов» хватает… И в последнее время их число становится всё обширнее… Издания образца 90-х, в которых сама роль советского народа и командования в Победе ставилась под сомнение, а на передовое место выводилась исключительно помощь западных союзников, похоже, сделали своё дело.
Мысли о том, что Воронеж не достоин не только гипотетического звания города-героя, но и звания города воинской славы, честно говоря, приходится слышать не впервые. Ну, никак, понимаешь, не впечатляются определённые круги наших сограждан и иностранных «подданных» тем, что в течение 212 дней линия фронта проходила непосредственно через сам город. Не впечатлить их ни тем, что в городе после его полного освобождения целыми остались лишь 8% зданий, ни тем, что на определённом этапе обороны Воронежа против отборных сил противника сражались слушатели армейских курсов, бойцы батальонов НКВД и взявшиеся за оружие тысячи местных жителей, которые смогли противостоять немецко-венгерско-итальянской армаде и не дать той, что называется, налегке занять город. Не впечатляет этих людей ни то, что за выполнение задач в ходе воронежской операции 40 человек получили звания Героя Советского Союза, ни то, что Воронеж, подобно Сталинграду, так и не покорился врагу. Да, в принципе, никакие заслуги Воронежа и воронежцев перед страной и человечеством «особый круг господ» не впечатляет, а потому и более чем странная дискуссия о том, что Воронеж «славных званий не достоин» не утихает и по сей день.

Мемориал на площади победы в Воронеже
Причины «недостоинства» практически один в один совпадают с тем, что высказал в своём спиче Золтан из Германии, начитавшийся гиперлиберальных постов: неукреплённый Воронеж, отступление боеспособных частей РККА, оставшиеся в городе мирные жители… При этом добавляются следующие умозаключения: Гитлеру, мол, вовсе не нужен был Воронеж, он собирался в этом районе двинуть свои армии на юг (к Сталинграду), а здесь (на берегах Дона) «лишь» нанести сокрушительное поражение Красной Армии с той целью, чтобы та не смогла противостоять войскам Вермахта при их продвижении к Волге и Кавказу. В стиле: медведю не нужны пчёлы, ему нужен мёд… Конечно, нужен, да только кто ж ему его просто так даст.
Что ж, действительно, Гитлер не требовал от своих генералов того, чтобы те непременно брали Воронеж и даже оставил им право выбора: «брать или не брать». Генералы, окрылённые успехами по скорому продвижению в брешь между двумя фронтами, и мыслями о донском плацдарме для обеспечения успеха на южном направлении, решили не упускать возможности занять очередной крупный советский город (на начало войны в Воронеже проживали около 400 тысяч жителей). Сам этот факт говорит о том, что и Гитлер, и командующие его армиями в очередной раз не оценили ситуацию, зато переоценили свои возможности и факт того, что боеспособные части Красной Армии вынуждены были отступить от берегов Дона. О явной недооценке говорит и плохо стыкующиеся друг с другом мысли Гитлера о том, что нужно непременно продвигаться к Волге, но при этом можно обойтись малыми силами на участке впадения реки Воронеж в Дон.

К 7 июля 1942 года из Воронежа успели эвакуировать несколько крупных стратегических предприятий, но вот 100%-ной эвакуации жителей города запланировано не было. Когда именно оставление нескольких сотен тысяч воронежцев в городе ставят в укор тогдашнему руководству страны, намекая на то, что город был брошен армией и правящей верхушкой, а потому никаких званий не достоин, то хочется спросить у категории людей, исповедующих именно эту парадигму: а что? разве в Советском Союзе были крупные города, население которых эвакуировалось полностью? Москва, к примеру, осенью и зимой 1941-го разве была пустой?… И разве то, что на начальном этапе битвы за Воронеж (а такого названия, кстати, нет ни в одном официальном источнике) против немецко-фашистских дивизий на подступах и в черте города сражались в большинстве своём именно горожане, взявшиеся за оружие, не говорит о беспримерном их подвиге, который прославил как их самих, так и сам город.
Из дневника Франца Гальдера, начальника штаба сухопутных войск Вермахта, от 5 июля 1942 года:
24-я танковая армия и дивизия «Großdeutschland» рискуют быть истребленными в наступлении на укрепленный Воронеж.
Так что же это получается: начальник штаба что-то путает?.. Ведь гости из Германии и наши внутренние «специалисты» дали нам понять, что Воронеж был не укреплён и потому почти никакого сопротивления противнику не оказал. А Гальдер вдруг говорит о том, что занятие правого берега Воронежа для отборных немецких частей (дивизия «Великая Германия» тому пример) чуть было не стало катастрофой. Лёгкая, однако, прогулка для немецких войск, положивших десятки тысяч своих солдат только в первые дни операции… Только за один день боев гитлеровские войска потеряли 13 тысяч солдат и более 70 танков.
«Лёгкая операция», которую британский историк и историограф Джон Ф.Фуллер называет в своих трудах самой роковой для немцев. Роковой, потому что именно созданный в июле 1942 года Сталиным Воронежский фронт позволил увязнуть немецко-фашистским войскам на берегах реки Воронеж и не дал им продвинуться на помощь 6-й армии Паулюса, оказавшейся без поддержки в Сталинграде, в конечном итоге разгромленной в котле на Волге.
Кстати, Воронеж во время Великой Отечественной стал одним из совсем не многих фронтовых крупных советских городов, на котором зубы армии Третьего Рейха, что называется, изрядно обломались, и который полностью Рейху так и не достался. О духе воронежцев говорит ещё и тот факт, что в оккупированной немецко-фашистскими войсками правобережной части города немцам так и не удалось создать администрацию с привлечением местного населения. Воронеж – это один из немногих городов, в котором солдатам Рейха и их союзникам приходилось выполнять полицейские функции самостоятельно, так как надевать белые повязки полицаев представители местного населения даже после впечатляющей информационной обработки отказывались, о чём свидетельствуют многочисленных документы из ГАВО. Такое положение вещей заставило немцев и их сподвижников в деле посева «демократии» и «избавления от коммунистического рабства» (венгерских солдат) устроить в городе настоящую резню. В виселицы в Воронеже были превращены уцелевшие фонарные столбы, деревья, перекрытия полуразрушенных зданий и даже памятники. Фотография, на которой запечатлена повешенная на памятнике Ленину жительница Воронежа, облетела весь мир и послужила на Нюрнбергском процессе одним из доказательных пунктов зверств немецко-фашистских войск на территории СССР.

Виселица, в которую был превращён памятник Ленину в центре Воронежа
Достоин ли Воронеж звания города воинской славы? – сам этот вопрос звучит с явным кощунством. А вот стоит ли вообще поддаваться провокациям лиц, заявляющих, что вклад Воронежа и воронежцев в Великую Победу сомнителен? – это вопрос существенный.
Здесь в ходе операции было уничтожено свыше 340 тысяч военнослужащих противника. Это 26 немецких дивизий и румынских частей, две армии союзников – 2-я венгерская и 8-я итальянская. Воронеж буквально окружён цепочкой братской могил, в которых покоятся солдаты и ополченцы, участвовавшие в боях с врагом. Таких могил только в окрестностях Воронежа более 180. Ожесточение в боях было таким, что даже видавшие виды бойцы называли Воронеж мясорубкой, а знаменитый Чижовский плацдарм – «долиной смерти».

Мемориал на Чижовском плацдарме в Воронеже
Общие потери советских солдат и мирных жителей Воронежа и воронежских окрестностей в ходе кровопролитных боёв за город до сих пор не удалось оценить с достаточной степенью точности. По самым скромным подсчётам, 212-дневная битва за Воронеж унесла жизни полумиллиона граждан СССР. Это и есть та кровавая плата, которая в конечном итоге позволила разгромить немецко-фашистские войска не только под Воронежем, но и на волжских берегах.

Мемориальный комплекс в «Парке Патриотов» в Левобережном районе Воронежа
Кстати, о правах человека… Советские войска, освобождавшие Воронеж столкнулись с теми самыми венграми (мадьярами), дурная слава о которых гуляла по городу. Жители оккупированной части Воронежа рассказывали о том, что именно мадьяры решили больше других выслужиться перед фюрером, закапывая мирных жителей в могилы заживо сотнями. Пациентов психоневрологического диспансера эти «заботившиеся о правах человека» господа прокалывали штыками, убивали лопатами медицинский персонал клиник, и позировали на фоне изуродованных трупов с усмешками на лицах (ничего, кстати, не напоминает из сегодняшних реалий?) Очевидно, что такие повествования жителей Воронежа и привели к тому, что среди военнопленных, попавших в руки советских солдат, не было венгров. О негласной договорённости «мадьяров в плен не брать» говорят многие участники тех событий. Так что, Золтану из ФРГ стоило бы посмотреть фотографии, которые делали в Воронеже однополчане его доблестного прадеда (а, может и сам прадед), а уж после их внимательного просмотра о правах человека заводить разговор.
Почему Воронежу не дали звание города-героя? Здесь историки высказывают разные версии, среди которых есть и правдоподобные и конспирологические. Приведём несколько версий разных авторов.
Версия первая: Воронеж долгое время считался полузакрытым городом с развитой авиационной и космической промышленностью, а статус города-героя подразумевает наплыв туристов, в том числе и из-за рубежа. Чтобы наплыва и возможного проявления интереса к индустрии города не возникло, звания город-герой Воронежу давать не стали.
Версия вторая: официально звания героев городам стали присваивать в эпоху дружбы между народами социалистического лагеря, а в воронежской земле остались тысячи представителей тех стран, которые к соцлагерю примкнули. И чтобы не ворошить прошлое, мол, решили отказать запросам воронежцев на присвоение звания города-героя.

Эта версия выглядит несколько странной, ведь немало представителей государств, в будущем ставших социалистическими, лежит и в волгоградской земле, но никто же не сомневался, давать ли Сталинграду звание героя или не давать…
Версия третья, которая, кстати, и стала причиной многих кривотолков о роли Воронежа в Великой Отечественной. По этой версии, статус города-героя Воронеж не получил, так как был оставлен армией и перешёл под контроль врага.
Однако чтобы связывать неприсвоение статуса именно с «контролем над городом со стороны врага», нужно быть безмерно далёким от истории битвы за Воронеж, тем более что Воронеж – далеко не единственный город, который Красная Армия была первоначально вынуждена оставить (в случае с Воронежем речь идёт только о части города), но это однако не помешало некоторым другим городам получить звания городов-героев в отличие от Воронежа.
В общем, не столь важно, почему в своё время геройское звание Воронежу не присвоили руководители страны, сколь важно то, чтобы нынешние представители молодого поколения знали о той роли, которую Воронеж и воронежцы сыграли в ходе Великой Отечественной, и не становились благодарной «паствой» для лиц, склонных переиначивать историю и пересматривать итоги войны.

В тени Сталинграда

По плану «Fall Blau» Воронеж должны были взять в четырехдневный срок. Однако героическое сопротивление города продолжалось 212 дней! По длительности обороны Воронеж уступает только Ленинграду (1125 дней), Новороссийску (394 дня) и Севастополю (248 дней), превышая показатели Москвы (203 дня) и Сталинграда (201 день). В ходе Великой Отечественной линия фронта проходила через городские кварталы только в двух городах – Сталинграде и Воронеже.

Потери немцев в сражении за Воронеж были катастрофическими. Их даже можно сравнить со сталинградскими. Под Воронежем вермахт лишился 9 дивизий, почти всего вооружения и техники, кроме того, были полностью разбиты итальянские, венгерские и румынские формирования. Здесь нашли свою могилу свыше 320 тысяч германских солдат и офицеров и их союзников. Правда, и советские армия потеряла на воронежской земле около 400 тысяч человек. В плен попали не менее 75 тысяч военнослужащих противника. Это немногим меньше количества пленных на завершающей стадии Сталинградской операции – 91 тысячи.

Примечательно, что в сводках с фронтов никогда не использовали словосочетание «битва за Воронеж», город упоминался преимущественно как географический ориентир. В историографии также не утвердилось такое понятие: используют более нейтральное – Воронежско-Касторненская операция.

Для советских ветеранов значимость сражения за Воронеж была всегда очевидна, однако он так и не был удостоен звания Города-героя. Представители воронежской администрации не менее шести раз предпринимали попытки добиться для своего города почетного звания, однако высшее руководство страны, толком не объясняя причин, отказывало им в этом либо откладывало решение на потом.

Впрочем, неофициально нежелание московского начальства признавать Воронеж Городом-героем объяснялось повышенной секретностью этого города, в который не хотели привлекать толпы туристов. Ведь в Воронеже находилось много предприятий, занимавшихся секретными разработками в области радиоэлектроники, электротехники, ракетных двигателей и космических станций. Все, чего удалось добиться, – награждения города орденом Отечественной войны I степени в 1975 году и присвоения ему звания Города воинской славы в 2008 году.

Историк Сергей Филоненко считает, что одной из причин, по которой в советское время звание Города-героя обошло стороной Воронеж, – это дружба с социалистической Венгрией. Именно в Воронеже находится самое большое за всю историю этой страны захоронение ее солдат – в 1942-1943 годах здесь погибли не менее 150 тысяч венгров. Вот и решили в Москве не принижать героизацией Воронежа самосознание партнера по соцлагерю.

А между тем, по современным оценкам, сражение за воронежский рубеж, сдержав значительные силы неприятеля, во многом приблизило победу под Сталинградом. По данным историков, здесь увязли 30 из 90 двигавшихся на Волгу германских и союзных дивизий – это треть войск, которые Гитлер собирался бросить на Сталинград. Любопытно, что фюрер накануне наступления на Воронеж уже не называл этот рубеж ключевым, решение вопроса о его взятии он отдал на откуп своим генералам. Для него главной целью оставался город, носящий имя Сталина.