Воин Евгений Родионов

Родионов, Евгений Александрович

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Родионов; Родионов, Евгений.

Евгений Александрович Родионов

Дата рождения

23 мая 1977

Место рождения

  • Чибирлей, Кузнецкий район, Пензенская область, РСФСР, СССР

Дата смерти

23 мая 1996 (19 лет)

Место смерти

близ села Бамут, Ачхой-Мартановский район, Чечня, Россия

Принадлежность

Россия

Род войск

Пограничные войска

Годы службы

1995—1996

Звание

Рядовой

Сражения/войны

Первая чеченская война:
• Битва за Бамут

Награды и премии

Медиафайлы на Викискладе

Евге́ний Алекса́ндрович Родио́нов (23 мая 1977, село Чибирлей, Пензенская область — 23 мая 1996, близ села Бамут, Чечня) — российский военнослужащий, рядовой Пограничных войск РФ. На Первой чеченской войне вместе с группой сослуживцев долгое время провёл в плену, подвергаясь жестоким пыткам. Для многих Евгений стал символом мужества, чести и верности. Посмертно награждён орденом Мужества.

Биография

Детство и юность

Родился 23 мая 1977 года в селе Чибирлей Кузнецкого района Пензенской области. Его отец Александр Константинович, был столяром, плотником, мебельщиком (скончался через неделю после вести о гибели сына). Мать — Любовь Васильевна, по специальности мебельщик-технолог.

В год с лишним Евгений был крещён, однако нательного креста не носил и лишь в 1988 (или 1989) году бабушка сводила Евгения в храм, где ему дали крестик. Хотя мать Евгения отрицательно относилась к ношению сыном креста, он и не думал его снимать; лишь со временем переменил цепочку на толстую верёвочку.

Евгений окончил девять классов общеобразовательной школы в посёлке Курилово Подольского района Московской области, а затем работал на мебельной фабрике (сборщиком, обойщиком, раскройщиком), учился на водителя.

Служба в армии

Был призван на срочную службу 25 июня 1995 года в пограничные войска Федеральной Пограничной Службы России. Проходил боевую подготовку в учебном подразделении войсковой части 2631 Пограничных войск РФ (ныне расформирована) в городе Озёрске Калининградской области. Военную присягу принял 10 июля 1995 года. После подготовки в учебном центре служил гранатомётчиком на 3-й пограничной заставе 3-й мотоманёвренной группы 479 Пограничного отряда особого назначения (в/ч 3807, расформирована в 1998 году) современного Краснознамённого пограничного управления ФСБ России по Калининградской области на границе Ингушетии и Чечни.

13 января 1996 года направлен на боевую стажировку в КОПО (Кавказский Особый Пограничный Округ) в Назрановский пограничный отряд (воинская часть № 2094), где выполнял служебно-боевые задачи по охране и обороне административной границы с Чеченской Республикой; прослужив один месяц, попал в плен.

Крест на могиле Евгения Родионова в деревне Сатино-Русское. Надпись на кресте:

«Здесь лежит русский солдат Евгений Родионов, защищавший Отечество и не отрекшийся от Христа, казнённый под Бамутом 23 мая 1996 года.»

Гибель

14 февраля 1996 года вместе с рядовыми Андреем Трусовым, Игорем Яковлевым и Александром Железновым заступил на пост. Во время дежурства ими была остановлена машина «Скорой помощи» под управлением бригадного генерала Чеченской Республики Ичкерия Руслана Хайхороева, в которой перевозилось оружие. При попытке досмотра солдаты были захвачены в плен. После обнаружения их исчезновения с поста солдат сначала объявили дезертирами. Милиционеры приходили домой к матери Родионова искать сына после его исчезновения. Версия того, что солдаты попали в плен, была принята после детального осмотра места происшествия и обнаружения следов крови и борьбы.

Евгений Родионов был убит в плену 23 мая 1996 года. По словам матери, в убийстве признался Руслан Хайхороев, в присутствии иностранного представителя ОБСЕ он рассказал: «…У него был выбор, чтобы остаться в живых. Он мог бы веру сменить, но он не захотел с себя креста снимать. Бежать пытался…». 23 мая, в собственный день рождения, после 100 дней плена и жестоких пыток, Евгению Родионову и его сослуживцам было предложено снять нательный крест и принять ислам. Евгений Родионов отказался снять крест, за что был обезглавлен.

Вскоре после захвата в плен мать Евгения, Любовь Васильевна, приехала в Чечню на поиски сына, как считалось, дезертира. Его командир сообщил ей, что он в плену, но не проявил никакого участия к его судьбе. У матери получилось выйти на связь с Басаевым, тот при всех пообещал ей найти сына, но, когда она вышла из селения, её догнал брат Басаева и жестоко избил до полусмерти, сломав ей позвоночник. В конце концов она была вынуждена заплатить боевикам деньги, чтобы узнать место захоронения сына. Тело Евгения мать опознала по нательному кресту. Позже результаты опознания подтвердила экспертиза.

Крестик Евгения был найден в могиле на его обезглавленном теле, а позже мать Евгения передала его в храм Святителя Николая в Пыжах, в котором он несколько лет хранился в алтаре.

Похоронен Евгений Родионов в Москве, близ деревни Сатино-Русское поселения Щаповское (Троицкий административный округ) (до 1 июля 2012 года — Подольского района Московской области), возле церкви Вознесения Христова.

Почитание

Икона с изображением Евгения Родионова во время крестного хода у Белого дома в октябре 2003 года

В конце 2003 года стали звучать предложения о канонизации Евгения Родионова. Одним из инициаторов прославления Евгения был председатель комитета «За нравственное возрождение Отечества», настоятель храма святителя Николая в Пыжах протоиерей Александр Шаргунов. Мать Евгения была приглашена в синодальную комиссию по канонизации Русской православной церкви (РПЦ), где её выслушали. Комиссия сделала следующие выводы о смерти Евгения и его возможной канонизации: сообщения о мученической кончине Евгения Родионова записаны только со слов матери, которая саму смерть сына не видела. Она также не может с уверенностью подтвердить, что сына её заставляли отречься от Христа. С предполагаемым убийцей Евгения — Русланом Хайхороевым — мать виделась только один раз в жизни, в течение 7 минут, во время этой встречи Руслан Хайхороев, по свидетельству матери, ничего не рассказывал об обстоятельствах кончины Евгения Родионова. Никаких свидетелей и свидетельств о мученической кончине, кроме матери Родионова, нет. В начале 2004 года синодальная комиссия по канонизации отказала в канонизации из-за отсутствия достоверных сведений о мученической в церковном смысле кончине и о том, что Родионов вёл сознательную церковную жизнь. Тем не менее бывший тогда и. о. председателя отдела Московского патриархата по взаимодействию с Вооружёнными силами протоиерей Димитрий Смирнов утверждал, что «вопрос о канонизации рядового Евгения Родионова будет решён положительно — это вопрос времени».

25 сентября 2010 года в городе Кузнецке Пензенской области был открыт и освящён памятник Евгению Родионову: бронзовая свеча, пламя которой обнимает фигуру Евгения; вокруг головы Евгения — нимб, в руках у него восьмиконечный крест. Памятник установлен на территории школы № 4, носящей имя Евгения Родионова. Заведующий сектором военно-воздушных сил Синодального отдела Московской патриархии по взаимодействию с вооружёнными силами священник Константин Татаринцев предлагает прославление по формуле «Воин-мученик Евгений Родионов и иже с ним пострадавшие воины Андрей, Игорь и Александр».

Евгений Родионов является местночтимым святым в Сербии.

В мае 2011 года включён как «новомученик Евгений Воин» в воинскую панихиду, рекомендованную православным капелланам армии Соединённых Штатов Америки для совершения поминовения погибших воинов в праздник Усекновения главы Иоанна Предтечи и Димитриевскую субботу.

27 апреля 2016 в Москве на очередном заседании круглого стола Изборского клуба, объединяющего экспертов, аналитиков, публицистов и политиков патриотического толка, было подписано обращение к Святейшему Патриарху Кириллу с просьбой запустить процесс подготовки канонизации (прославления в лике святых) Родионова, поскольку 23 мая 2016 года исполнялось ровно 20 лет со дня его гибели. Как было сказано в обращении, фигура воина-мученика Евгения Родионова является образцом героизма и подвижничества, мученичества за Веру и Отечество, столь необходимого нашему народу, в первую очередь, молодому поколению. Участники круглого стола также призвали называть именем воина Евгения улицы и площади российских городов. Было отмечено, что нынешняя власть Чечни с огромным уважением относится к подвигу Евгения Родионова. Среди подписантов нынешнего обращения — видные священнослужители, советник Президента России Сергей Глазьев, депутат Госдумы Евгений Фёдоров, Президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов, а также мэры городов Красногорска и Кузнецка, где родился и учился Евгений Родионов.

Молитвы и иконы

Протоиерей Валентин Сидоров составил службу мученику воину Евгению. Служба включает стихиры для малой и великой вечерни, для утрени, канон мученику Евгению, включающий 9 песней и акафист, и молитву святому мученику Евгению.

Молитва мученику Евгению:

Страстотерпче Российский, воине Евгение! Милостиво приими молитвы наша с любовию и благодарением тебе приносимые пред святою твоею иконою. Услыши нас, слабых и немощных, с верою и любовию поклоняющихся пресветлому образу твоему. Твоя пламенная любовь ко Господу, верность Ему Единому, твоя неустрашимость пред муками даровали тебе жизнь вечную. Ты не снял Креста с груди своей ради жизни сея временныя. Крест твой всем нам просиял звездой путеводной на пути спасения. Не остави нас на этом пути, святый мучениче Евгение, со слезами тебе молящихся.

Молитва мученику Евгению Родионову, составленная иеромонахом Варлаамом (Якуниным) из Республики Алтай. Кондак, глас 4-й:

Явился еси преудивлению крепостию, Христову терпению даже до смерти подражая, агарянскаго мучительства не убоялся еси, и Креста Господня не отреклся еси, смерть от мучителей яко чашу Христову прияв; сего ради вопием ти: святый мучениче Евгение, присно моли за ны, страдальче.

В десятках храмов находятся портреты Евгения (портрет-икона на алтарной двери в храме апостолов Петра и Павла в усадьбе Знаменка возле Петергофа находился примерно с 2000 г. и убран по неизвестной причине примерно в 2010-11 гг.; на Алтае — в Акташе, Новоалтайске, Заринске и др.). Иконы воина Евгения Русского пишутся и в Сербии. Образ «Evgheni Militarul» в росписи церкви Св. Валерия в Кишинёве, Молдова. На Украине у священника Вадима Шкляренко из Днепропетровска мироточил образ Евгения Родионова. «Миро светлого цвета, с легким запахом хвои». Мироточил образ Евгения 20 ноября 2002 года в храме во имя святого мученика Евгения на Алтае.

23 августа 2008 г. в Харькове освящен новопостроенный храм в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших» и в память подвига веры воина-мученика Евгения Родионова и иже с ним убиенных воинов. Также образ Евгения в полный рост расписан в храме святого мученика Иоанна Воина, который располагается на территории Военного института танковых войск Национального технического университета «Харьковский политехнический институт».

Мнения

Дмитрий Дудко, священник:

Евгений Родионов принял мученическую смерть за Христа, за веру православную. Это подвиг редчайший! С одной стороны, его смерть вызывает скорбь, с другой — вселяет бодрость. Константин Великий увидел крест и сказал: «Сим победиши». Так и мы, видя то, что свершилось, говорим: «Только верой мы победим!» Потому что, если оглянуться вокруг, — ничто нас не спасёт. Действительно, человек жил среди нас в очень трудное время, пожалуй более трудное, чем советское, когда было безбожие. Безбожие вынести легче, развращение — труднее. Но он в развращенное время сохранил веру. Казалось бы, от него требовали немного — снять крестик. Всенародно отказаться от Христа. В Святом Евангелии Господом Иисусом Христом сказано: «Кто отречётся от Меня пред людьми, от того и Я отрекусь пред Отцем Моим Небесным». Иисус Христос есть Сын Бога, воплотившийся в наш падший мир. Иисус Христос (Спаситель) являл на земле Бога Отца во плоти, являясь вторым лицом Пресвятой Троицы, показав истину Единого Триипостасного Бога в лице Отца и Сына и Духа Святого. Аминь.

Рамзан Кадыров, глава Чеченской Республики:

Моё мнение о гибели солдата Родионова, которого убили бандиты, требуя изменить своей вере, — это геройский поступок одного человека и подлая мерзость тех, кто его убил.

Примечания

  1. 1 2 3 4 Сергей Стефанов. Евгений Родионов. Сквозь ужасы чеченского плена. Правда.ру, 8 января 2003.
  2. Дубова Ольга Николаевна Евгений — значит благородный // Русский Дом, май, 2006.
  3. ГТРК «Пенза»: В Кузнецке почтили память убитого в Чечне российского солдата Евгения Родионова
  4. А. Зуева Русский солдат выбрал смерть. Со Христом… // Православные лики России, 06.05.2009.
  5. 1 2 3 4 Новый мученик за Христа воин Евгений. — М.: Хронос-Пресс, 2002. Составитель — настоятель храма Святителя Николая в Пыжах, протоиерей Александр Шаргунов. ISBN 5-85482-065-X.
  6. 1 2 3 Рядовой Евгений Родионов — новый святой на Руси?
  7. 1 2 3 «…Смерть от мучителей яко чашу Христову прияв» Архивная копия от 18 ноября 2011 на Wayback Machine // Сайт Союза Работников Правоохранительных Органов.
  8. Церковь Вознесения Господня в Сатине-Русском на сайте temples.ru
  9. 1 2 О воине Евгении Родионове и публикации о нём в «Церковном вестнике». Эфир Радио «Радонеж» от 08.02.2004.
  10. Кто «поспешил» с канонизацией? Синодальная комиссия не нашла оснований для прославления в лике святых солдата Евгения Родионова. (Интервью секретаря синодальной Комиссии по канонизации священника Максима Максимова) // Церковный вестник, 25.01.2004
  11. Памятник воину-мученику // Русский вестник, 02.10.2010.
  12. Десантники почтили память воина-мученика Евгения Родионова
  13. Православные капелланы армии США почитают святого мученика Евгения Родионова // Православие и мир, 31 мая 2011.
  14. Изборский клуб выступил с инициативой канонизации Евгения Родионова. «РИА Катюша».
  15. Протоиерей Валентин Сидоров. Служба св. мученику воину Евгению.
  16. Николай Коняев. Святому было девятнадцать лет. Евгений Родионов — новый мученик за Христа.
  17. Владимир Мельник. Замироточила икона воина Евгения Архивная копия от 6 июня 2009 на Wayback Machine. Москва, 13.12.2002.
  18. Священник Дмитрий Дудко. Сим победиши. — Русский дом. — № 1.
  19. Мф. 10:33
  20. Президент Чечни назвал героем русского солдата, который, как считается, был убит за отказ принять ислам. — Интерфакс-Религия, 9 октября 2007 года.

Литература

  • Дубова О. Н. Евгений — значит благородный // Русский Дом, май, 2006.
  • Протоиерей Александр Шаргунов О верности Кресту Христову // Русская народная линия, 23.05.2011.
  • Сухинина Н. Е. Четыре креста в небе России… // Русский Дом, январь, 2003.
  • Чуркина Е., Сапожникова Т. За сыном — в логово врага // Ладога, 29.11.2010.
  • Юрьев Ю. Чудо о Евгении. Завтра, 46(311), 16-11-1999.
  • Юрьев Ю. Русский мученик. Завтра, 7(272), 16-02-1999.
  • Евгений Родионов на сайте Люди, 04.07.2003.
  • Новый мученик за Христа воин Евгений. — М.: Хронос-Пресс, 2002. Составитель — настоятель храма Святителя Николая в Пыжах, протоиерей Александр Шаргунов. ISBN 5-85482-065-X.
  • Памятник воину-мученику // Русский Вестник, 02.10.2010.
  • Протоиерей Александр Шаргунов о воине Евгении Родионове… // Русский Вестник, 09.03.2004.
  • «…Смерть от мучителей яко чашу Христову прияв» // Сайт Союза Работников Правоохранительных Органов.
  • Этот день в Русской истории. Сегодня мы чтим память воина-мученика Евгения Родионова… // Русская линия, 23.05.2008.
  • Per-Arne Bodin How to remember a Dead Soldier — in: Johanna Lindbladh (ed.) Poetics of memory in Post-Totalitarian Narration. CFE Conference Paper Series, vol. 3. Lund, 2008. P. 95-110.
  • Andrew Osborn How a young conscript became a Russian saint // The Independent, 24.11.2004. (англ.)
  • Daniel McLaughlin Boy soldier who died for faith made ‘saint’ // The Telegraph, 24.01.2004. (англ.)
  • Sergey Stefanov Russian Soldier Goes Through Chechen Captivity Hell // PRAVDA.Ru, 08.01.2003. (англ.)
  • Прот. Артемий Владимиров. Воин Евгений Родионов — праведник, пока ещё не канонизированный 2011.
  • Канонизация воина Евгения Родионова неизбежна // Русская народная линия, 30.03.2012.

Ссылки

  • Десантники почтили память воина-мученика Евгения Родионова
  • Родионов, Евгений Александрович на «Родоводе». Дерево предков и потомков
  • Беседа матери Евгения Родионова Любови Васильевны с протоиереем Димитрием Смирновым, 23.02.2012.
  • Рассказ матери Евгения о том, как она искала сына
  • Казачий полк имени Евгения Родионова http://rodionov-polk.msk.ru/

Евгению Родионову было всего 19 лет, когда он погиб в Чечне. Попав в плен, юноша мужественно выдержал зверские пытки и издевательства, отказался снять православный крест и принять чужую веру.

Евгений Александрович Родионов родился 23 мая 1977 года в селе Чибирлей Кузнецкого района Пензенской области. Его родители работали на мебельном производстве. Мальчик долго не ходил, пошел только в год и два месяца, после того как был окрещен. Но нательный крест он начал носить только с 12 лет по настоянию бабушки. С тех пор стал и ходить в храм — в Троицкий собор в Подольске (к тому времени семья жила в Подмосковье). Окончив девять классов общеобразовательной школы в поселке Курилово Подольского района Московской области, Женя, как и его родители, устроился на мебельную фабрику. Трудился сборщиком, обойщиком, раскройщиком, затем выучился на водителя.

25 июня 1995 года 18-летнего Родионова призвали в армию. Сначала он попал в учебное подразделение воинской учебной части №2631 Пограничных войск РФ под Калининградом. После этого служил гранатометчиком на 3-й пограничной заставе 3-й мотоманевренной группы 479 пограничного отряда особого назначения на границе Ингушетии и Чечни. 13 января 1996 года Евгения направили на боевую стажировку в Назрановский пограничный отряд. 4 февраля 1996 года он находился на посту вместе с рядовыми Андреем Трусовым, Игорем Яковлевым и Александром Железновым. Военные остановили микроавтобус с надписью «Скорая помощь», в которой ехал со своими боевиками бригадный генерал Чеченской Республики Ичкерия Руслан Хайхороев. Оказалось, что в машине перевозили оружие. При попытке досмотра пограничников захватили в плен. Сначала пропавших солдат объявили дезертирами. Милиция искала Родионова дома у родителей. И только после детального осмотра места происшествия, когда были обнаружены следы крови и борьбы, была принята версия насчет плена. Мать Евгения Любовь Васильевна отправилась в Чечню на поиски сына. Ей удалось выйти на Шамиля Басаева, но после попытки переговоров ее жестоко избили и три дня продержали в заложниках. Только когда Любовь Родионова заплатила боевикам крупную сумму денег – около 4 тысяч долларов (для этого ей пришлось продать квартиру и все ценные вещи) — ей рассказали о судьбе сына и указали место его захоронения. Как выяснилось, Евгений Родионов был казнен чеченскими боевиками. Сто дней его с товарищами жестоко пытали, требуя принять ислам. Однако Женя отказался снимать православный крест. 23 мая 1996 года, в собственный день рождения, его обезглавили. Труп Евгения Родионова, найденный в могиле без головы, мать опознала по нательному кресту. Позднее экспертиза подтвердила результаты опознания.

Евгений был похоронен близ деревни Сатино-Русское поселения Щаповское (ныне Троицкий административный округ г. Москвы), возле церкви Вознесения Христова. Посмертно он был награжден орденом Мужества. В конце 2003 года комитет «За нравственное возрождение Отечества» выступил с предложением канонизировать Евгения Родионова. Однако Синодальная комиссия по канонизации Русской Православной Церкви пришла к выводу, что все сведения о мученической кончине Родионова записаны лишь со слов его матери, которая сама при этом не присутствовала. Также она не могла с уверенностью подтвердить, что ее сына заставляли отречься от Христа. Пока вопрос о канонизации не решен, хотя по этому поводу к Патриарху Кириллу обращались многие влиятельные люди. Сейчас Евгения поминают как мученика – Евгения Воина. В десятках церквей, в том числе и в московском храме Христа Спасителя, находятся его иконы. Там его чаще всего изображают в накидке красного цвета, похожей на плащ-палатку. Несколько раз люди рассказывали о «божественном воине в огненном плаще», который спасал в Чечне пленных солдат, показывал, где лежат мины и растяжки. Раненые военнослужащие из госпиталя Бурденко также утверждали, что им помогает некий солдат Евгений, «особенно когда подступают боли». Видели его якобы и в тюрьмах. «Он помогает самым слабым, поднимает сломленных», — вспоминали заключенные. 25 сентября 2010 года в родном городе Евгения Родионова Кузнецке, на территории школы №4, носящей его имя, был установлен памятник казненному солдату: его фигуру обвивает пламя бронзовой свечи, вокруг головы — нимб, а в руках — восьмиконечный крест.

Евгений Родионов. Сквозь ужасы чеченского плена

bratkov07.01.2003 в 20:15

«Родился Женя в половине первого ночи 23 мая 1977 года. Роды не были тяжелыми. Женя был крепким, здоровеньким ребенком, рост 52 см, вес 3900. Когда я услышала его первый крик, крик о том, что «я пришел в этот мир, встречайте меня, любите меня», такой вырвался вздох облегчения, и взгляд совершенно случайно упал на окно. Была глубокая ночь, темное небо, на котором яркие крупные звезды, и в этот момент по небу вдруг начала падать звезда. Я побледнела, сердце стало маленьким, холодным и почему-то лохматым комочком. Врачи и медсестры стали убеждать меня, что это хороший знак, что, значит, у ребенка будет хорошая судьба, да и у меня тоже. Но чувство опасности, страха, напряженное ожидание чего-то не покидало меня очень долгое время. Потом как-то все забылось, и вспомнилось через девятнадцать лет…»

В патриотической прессе уже писалось о подвиге 19-летнего русского солдата Евгения Родионова, в 1996 году оказавшегося в чеченском плену и в момент самых изощренных пыток не предавшего Отечества и Веры, не снявшего с себя нательного креста. Государство наградило Евгения Орденом Мужества. Сейчас на его могиле, благодаря пожертвованиям, установлен двухметровый крест, горит лампадка, — и сюда идут, и идут люди. Приезжают, специально, из самых удаленных уголков России, из других стран, поклониться «моему никому не известному, тихому сыну» . Мать, Любовь Васильевна Родионова говорит, что это отношение людей «перевернуло все мое сознание в жизни…» А однажды на могилу сына в Курилово (под Подольском) приехал один из ветеранов Великой Отечественной войны. Он снял с себя фронтовую награду — медаль «За отвагу» — и положил ее на могильный камень…

Биография Евгения Родионова, записанная со слов матери, опубликована в вышедшей в 2002 году первой книге, посвященной солдату, — «Новый мученик за Христа воин Евгений» /Москва, «Хронос-Пресс»/. Это, точнее, пока небольшая брошюра, составленная настоятелем храма Святителя Николая в Пыжах, протоиереем Александром Шаргуновым. Все же о жизни Евгения — его сокровенных мыслях, чувствах, переживаниях, о том, что ему довелось пережить за три с лишним месяца плена у чеченских бандитов, нам известно еще очень немного. Многое здесь покрыто завесой тайны.

О подвиге Евгения Родионова на страницах издания размышляют священник Александр Шаргунов и настоятель храма Спаса Нерукотворного подмосковного села Прохорово о.Владимир Переслегин. Любовь Васильевна делится своими воспоминаниями — тем, как она воспитывала своего сына, чем он интересовался и к чему стремился в жизни, как работал и учился, как относился к службе в армии и как добровольно ушел служить… И потом, уже страшные воспоминания, — о пришедшем домой известии о якобы «дезертирстве», о пройденных затем кругах ада. О том, что довелось пережить во враждебной и заминированной Чечне, чтобы найти сына. Тело сына…

***
…18-летнего Евгения Родионова, вместе с еще тремя солдатами, взяли в плен в ночь с 13 на 14 февраля недалеко от селения Галашки. Ребята, всего за месяц до того прибывшие в расположение части из Калининградской области, несли караульную службу на чечено-ингушской границе. Открытый КРП (контрольно-регистрационный пункт) находился метрах в двухстах от заставы. Маленькая будка — без связи и света, без какой-либо огневой поддержки — на единственной в горах «дороге жизни», по которой перевозились оружие, боеприпасы, пленные, наркотики… Из подъехавшей машины «скорой помощи», которую пограничники остановили для проверки, внезапно выскочили «санитары» в камуфляже — более десятка вооруженных до зубов чеченцев. Этим головорезам не составило особого труда справиться с еще необстрелянными юнцами. Хотя, вспоминает, Любовь Васильевна, «даже спустя две недели после этого происшествия снегом не до конца засыпало пятно крови на дороге. Видны были там следы борьбы — что не как цыплят их покидали в машину…». Мать считает, что ребята пострадали во многом из-за халатности офицеров.

А затем начался плен. «Плен испокон веков считался самым страшным, что может случиться с человеком. Плен — это неволя, это издевательства. Жизнь показала, что чеченский плен — это самое страшное, самое нечеловеческое, изуверское, что вообще может быть на свете…», — говорит Любовь Родионова.

«Мама, от судьбы еще никто никогда не ушел. Я могу выйти на дорогу, и меня задавит машина. Тебе что, от этого будет легче? А плен… плен — это уже как повезет…» — говорил сын перед прощанием матери.

А она, как только узнала, десять месяцев искала Женю по всей Чечне. «Мне пришлось пройти все муки, все круги ада, какие только есть на земле, какие только мог придумать человек. Видно, Господь меня водил по тем дорогам, где я ходила и не подорвалась, хотя мин там было больше, чем камней. Видно, Он меня защищал от бомбежек, не дал мне возможности погибнуть, посчитал, что мой долг, долг матери — найти сына, похоронить его в родной земле; похоронить так, как хоронили наши деды и прадеды, по христианскому обычаю, с преданием земле. Это я только сейчас все поняла, а тогда, когда ходила по военным дорогам, я только молча молилась Господу…»

Чеченские головорезы убили Евгения Родионова 23 мая 1996 года — в праздник Вознесения Господня, в чеченском селении Бамут. В день смерти у Евгения был День рождения — ему как раз исполнилось 19 лет. Мать немного не успела — тогда она была в каких-то семи километрах от места казни. И российскими войсками Бамут был взят — на следующий день.

О смерти сына мать смогла узнать лишь в сентябре. Чтобы найти тело Евгения и потом вывезти его, вместе с другими погибшими товарищами, на родину, — ей пришлось заложить собственную квартиру. Множество фотографий сына раздавала Любовь Васильевна чеченским посредникам, надеясь узнать хоть что-то. За бешеные деньги один из чеченцев согласился указать место захоронения.

«Когда я приехала в конце февраля, рядовой солдат, живой, стоил 10 миллионов. В августе рядовой солдат, живой, стоил 50 миллионов, когда они уже были в роли победителя. У Мелиховой за ее сына просили 250 миллионов, потому что он офицер. Была уже ночь, когда я с саперами украдкой при свете фар раскапывала яму, в которую бросили тела четверых ребят. Я стояла и только молилась, чтобы среди них не было Жени. Я не могла, не хотела верить, что его убили. Доставали останки — одного, потом другого. Я уже узнала его сапоги, стоптанные так, как снашивал только он, но все говорила: «Я не поверю, если не найдете жениного крестика». И когда кто-то крикнул: «Крестик, крестик!», — я потеряла сознание.»

…Убийцей Евгения Родионова оказался Руслан Хайхороев. В конце концов он сам в этом признался — это признание буквально выпытала у него мать, в присутствии иностранного представителя ОБСЕ Ленарда: «У сына был выбор, чтобы остаться в живых, — сказал Хайхороев. — Он мог бы веру сменить, но он не захотел с себя креста снимать. Бежать пытался…» (Хайхороев вместе со своими телохранителями был убит во внутричеченской бандитской разборке 23 августа 1999 года — ровно через три года и три месяца после гибели Евгения Родионова.)

По возвращении Любови Васильевны домой, на 5-й день после похорон, скончался отец Евгения, не отходивший от могилы сына, — у него не выдержало сердце. А сам Евгений в ту же ночь, после панихиды, приснился матери. По ее словам, уже «радостный и сияющий».

***
И.о.председателя отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными Силами протоиерей Дмитрий Смирнов говорит, что «вопрос о канонизации рядового Евгения Родионова будет решен положительно — это вопрос времени». Запрос об этом в Синодальную комиссию по канонизации уже сделан, правда, требуются еще дополнительные сведения о судьбе мужественного пограничника. По словам отца Дмитрия, как только они будут получены, канонизация состоится.

Сейчас же у входа в школу, где учился Евгений, установлена мемориальная доска героя-пограничника. Вышел документальный фильм, посвященный ему. Нательный крестик Евгения Родионова передан матерью в храм святителя Николая в Пыжах и хранится в Алтаре. А на кресте, установленном над могилой, — надпись: «Здесь лежит русский солдат Евгений Родионов, защищавший Отечество и не отрекшийся от Христа, казненный под Бамутом 23 мая 1996 года» .

Сюда идут, и идут люди.

«Мы знаем, что это были долгие, страшные страдания, которые можно сравнить, наверное, только со страданиями великомучеников, бывшими в самые древние времена, когда их расчленяли, обезглавливали, подвергали самым изощренным пыткам, но они свидетельствовали перед миром, что и душа, и тело причастны Кресту Христову, победе Божией, Воскресению Его» (о.Александр Шаргунов, из проповеди на панихиде в день памяти Евгения Родионова).

От ред:
В подготовке материала использованы также публикации в «Православной Москве», «Русском Доме», «Завтра», «Парламентской газете», Rus-Sky.com, Voskres.Ru.
Полностью рассказ матери Евгения Родионова читайте в рубрике «ПРАВДА.Ру»- Вера .

О том же самом читайте на английской версии ПРАВДЫ.Ру:

По благословению Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси АЛЕКСИЯ II * * *

Новый мученик за Христа воин Евгений

Москва, «Новая Книга» — 64 с.

Печатается по заказу храма Святителя Николая, что в Пыжах

© Шаргунов А.И., составление

© Издательский дом «Новая Книга»

ISBN 5-7850-1868-1

Лицензия ЛР № 063930 от 09.03.95

Формат 84×108 1/32 Усл. печ. л. 2. Тираж 15 000 экз. Заказ № 29522.

Подписано в печать 10.4.2000.

Отпечатана с готовых диапозитивов в ОАО типографии «Молодая Гвардия»

Москва, Сущевская ул. 21

Издательский дом «Новая Книга» 125047 Москва, 1 Тверская-Ямская, 18

Протоиерей Александр Шаргунов

Слово в день памяти новых мучеников и исповедников Российских Проповедь после Божественной Литургии 7 февраля 1999 года

В праздник новых мучеников и исповедников Российских, который совпадает в этом году с Неделей о блудном сыне, мы снова молимся о том, чтобы Господь даровал Своей Церкви благодать покаяния на той же глубине, на какой явилась праведность ее святых. И мы вспоминаем не только тех, кто принял страдания в годы коммунистических гонений, но и тех, кто пострадал за Христа в наши дни. Мы знаем имена убиенного иеромонаха Нестора, убиенного иеромонаха Василия и других Оптинских иноков, убиенного архимандрита Петра и многих других невинноубиенных православных христиан, среди которых немало священников, монахов, девиц и детей.

Сегодня я хотел бы выделить из этого сонма нового мученика и исповедника — воина Евгения, принявшего смерть за Христа 23 мая 1996 года, в праздник Вознесения Господня, в селении Бамут в Чечне. День смерти его был в день его рождения, когда ему исполнилось 19 лет. Мы слышали уже о других христианских мучениках чеченского плена — о убиенном протоиерее Анатолии, о трех юных солдатах, распятых в Великую Пятницу несколько лет назад, о других мучениках этой войны. И вот теперь — Евгений Родионов.

Маленькая заметка о нем с опозданием в два с лишним года наконец появилась в патриотическом журнале. Промелькнул сюжет в телепередаче «Русского дома» — и все. Как будто ничего особенного не случилось, и можно забыть о нем. В то время, как вся Россия должна бы увидеть, что это ее национальный герой, в то время, как это событие должно быть поставлено посередине Церкви, на свещнице, да светит всем в нашем доме.

Что же произошло? О чем рассказал матери Евгения в присутствии представителей ОБСЕ убийца его? Молодым солдатам, захваченным в плен, сказали: «Кто хочет остаться живым, пусть снимет свой нательный крестик и назовет себя мусульманином». Когда Евгений отказался снять свой крестик, его стали жестоко избивать. Потом подвергли издевательствам и пыткам, которые продолжались в течение трех месяцев. Потом — убили, отрубив голову. Могилу его за огромные деньги указали матери сами чеченцы. Мать опознала тело сына по нательному крестику. Поразительно, что даже с мертвого они не сняли крестик — не посмели.

Что такое нательный крестик? Почему так ненавидит его сатана и делает все, чтобы никто его не носил, или носил просто как бессмысленное украшение?

Многие, наверное, слышали рассказ о юном Ленине, о том, как в детстве в приступе ярости в ответ на настойчивые приглашения пойти в церковь он выбежал из дома на снег, сорвал с себя крестик и стал топтать его. То, что произойдет потом с Россией, будет связано с этим эпизодом его биографии. Я помню, как в шестидесятые годы одна молодая женщина испытывала после принятия крещения дьявольские нападения. Ночью на нее сквозь сон навалилась такая тяжесть, что она, осознавая присутствие нечистого, не могла пошевелить рукою, чтобы перекреститься. Голос ласковый и гипнотически-повелительный сказал ей: «Сними крестик, ведь он такой маленький». Она уже было послушно потянулась к крестику, но когда коснулась его, пришла в себя, прочла «Отче наш», перекрестилась и услышала, как дьявол с тяжким стоном отошел от нее.

Другой молодой человек в те же годы рассказывал, какие искушения он пережил после крещения. Дьявол начал внушать ему, что внешнее необязательно, пусть в сердце будет вера: зачем крестик носить на шее, можно сказать, напоказ? Когда он уже был готов снять свой крестик, Господь сказал ему во сне: «Крестик — это колокольчик на шее овцы, чтобы Пастырь мог скорее услышать ее, когда она в беде». Однако и после этого в храм он продолжал ходить крайне редко. Даже на Пасху однажды, вернувшись усталым после командировки, решил не ходить и лег спать. Но среди ночи он внезапно проснулся от обжигающего грудь огня, и когда невольно схватился за то место, откуда огонь исходил, то в руке его оказался нательный крестик, который продолжал жечь руку и все тело охватывал радостным огнем. Он взглянул на часы: было ровно двенадцать. В храмах начинался пасхальный крестный ход. Он вскочил и побежал в ближайшую церковь, и с тех пор жизнь его переменилась.

Мы не знаем, какие духовные переживания были связаны у Евгения с его нательным крестиком. Вполне возможно, что никаких особенных не было. Кроме веры, что это — Крест Христов. С Крестом Христовым в руке изображаются на иконах Христовы мученики.

А что было с теми, кто сняли свои крестики? Диавол никогда не успокоится, пока не завладеет человеком до конца. Им приказали расстреливать своих же пленных, если они хотят сохранить себе жизнь. А потом, после этого, одного из них заставили перед телекамерой отказаться от родной матери, перед всем миром сказать: «У меня нет матери, у меня есть только Аллах».

Любовь Васильевна, мать нового мученика Евгения сказала: «Что может быть тяжелее для матери, чем потеря сына! Но то, что он оказался достойным христианином, утешает меня. Если бы он отрекся от Христа, от православной веры, от России, от матери, я не могла бы это пережить».

Постараемся осмыслить подвиг нового мученика Евгения. Прежде всего, сама картина истязаний пленных многое раскрывает. Не было пытки, физической или нравственной, через которую они не прошли. Если они уступали, их опускали еще ниже. Никто не может представить все ужасы, которым они подвергались. Как рассказывал один молодой человек, переживший чеченский плен: «Вначале они заставляли меня пытать другого. А потом того, другого — меня». Только диавол может додуматься до такого. Заставить людей убивать друг друга по очереди с тем, чтобы разрушить всякую связь между людьми. Мы призваны быть едиными во Христе, а здесь — единство в диаволе. Чтобы никто не верил никому, никто не доверял никому и все боялись друг друга. Чтобы никто не сопротивлялся торжествующему злу — то, чего диавол добивается в сегодняшнем мире. Чтобы человек почувствовал, что он абсолютно один, одинок как диавол, как тот, кто в аду. Чтобы кругом была выжженная пустыня, чтобы люди не знали, куда они идут, чтобы все были охвачены смертельным страхом.

Мученический подвиг Евгения, обстоятельства его смерти заставляют задуматься, во-первых, о том, что накопление зла столь велико в мире, что нам не избежать новых гонений на Церковь. И во-вторых, о том, как мы должны достойно подготовиться к новым испытаниям.

Кто были эти потерявшие человеческий облик чеченские убийцы и малодушно забывшие человеческое достоинство русские предатели? Если бы не «перестройка», все они были бы комсомольцами, какими в недавние годы были их отцы и деды.

Но в сегодняшнем мире зло достигает еще больших глубин. Разве вы не знаете, что через телевидение, через порнографические видеофильмы, через рок-музыку, которая предельно демонична, молодежь с детства учат, как пытать и расстреливать других людей? Для многих юношей, вскормленных на этой культуре, кажется нормальным и возможным сделать из пыток развлечение. К одному батюшке подошла в храме женщина и рассказала, что у нее четверо детей и двое из них — младших — уже связались с сатанинской сектой. Она со слезами просила батюшку помолиться за этих детей, чтобы они вернулись ко Христу. Самое поразительное, рассказывал батюшка, когда он благословил их крестом, это вызвало у них злобную ярость к нему. Как страдает мать! Дети маленькие, а сатана уже крепко держит их в своей власти.

Жизнь — театр

В деревне Сатино – Русское стоит крест на могиле бойца, погибшего от рук чеченских головорезов. На кресте выгравирована надпись: «Здесь лежит русский солдат Евгений Родионов, защищавший Отечество и не отрекшийся от Христа, казненный под Бамутом 23 мая 1996 года». Смерть 19-летнего парня стала сильным ударом для его родителей.

Евгений Александрович Родионов родился 23 мая 1977 года в селе Чибирлей Кузнецкого района Пензенской области. Отец Евгения, Александр Константинович, был столяром, плотником, мебельщиком (скончался через четыре дня после похорон сына). Мать — Любовь Васильевна, по специальности мебельщик-технолог.
Евгений окончил девять классов общеобразовательной школы в посёлке Курилово Подольского района Московской области, а затем работал на мебельной фабрике, учился на шофёра.

Весной 1995 года был призван в ряды Вооруженных Сил, в состав пограничных войск РФ.Любовь Васильевна Родионова, долго искавшая сына, объявленного поначалу дезертиром, заплатила убийцам своего мальчика только за то, чтобы ей показали место захоронения.

Чеченские головорезы убили Евгения Родионова 23 мая 1996 года — в праздник Вознесения Господня, в чеченском селении Бамут. В день смерти у Евгения был День рождения — ему как раз исполнилось 19 лет. Мать немного не успела – тогда она была в каких-то семи километрах от места казни. И российскими войсками Бамут был взят — на следующий день.

О смерти сына мать смогла узнать лишь в сентябре. Чтобы найти тело Евгения и потом вывезти его, вместе с другими погибшими товарищами, на родину, — ей пришлось заложить собственную квартиру. Множество фотографий сына раздавала Любовь Васильевна чеченским посредникам, надеясь узнать хоть что-то. За бешеные деньги один из чеченцев согласился указать место захоронения.

«Когда я приехала в конце февраля, рядовой солдат, живой, стоил 10 миллионов. В августе рядовой солдат, живой, стоил 50 миллионов, когда они уже были в роли победителя. У Мелиховой за ее сына просили 250 миллионов, потому что он офицер. Была уже ночь, когда я с саперами украдкой при свете фар раскапывала яму, в которую бросили тела четверых ребят. Я стояла и только молилась, чтобы среди них не было Жени. Я не могла, не хотела верить, что его убили. Доставали останки – одного, потом другого. Я уже узнала его сапоги, стоптанные так, как снашивал только он, но все говорила: «Я не поверю, если не найдете жениного крестика». И когда кто-то крикнул: «Крестик, крестик!», — я потеряла сознание.»

…Убийцей Евгения Родионова оказался Руслан Хайхороев. В конце концов он сам в этом признался — это признание буквально выпытала у него мать, в присутствии иностранного представителя ОБСЕ Ленарда: «У сына был выбор, чтобы остаться в живых, — сказал Хайхороев. — Он мог бы веру сменить, но он не захотел с себя креста снимать. Бежать пытался…» (Хайхороев вместе со своими телохранителями был убит во внутричеченской бандитской разборке 23 августа 1999 года – ровно через три года и три месяца после гибели Евгения Родионова.)

По рассказам матери, в день рождения сына с неба упала звезда, а сердце сжалось в предчувствии беды. Возможно, это было лишь результатом изматывающего процесса родов, но сама Любовь Родионова связывает ощущение с трагической судьбой мальчика. В отрочестве Евгений любил ходить в лес и наслаждаться красотой живой природы, его интересовали законы этого мира, его гармония. Мальчик долго не ходил, и его окрестили, после чего ноги окрепли, и Евгений сделал первые шаги. Девять классов общеобразовательной школы, затем работа на том же мебельном заводе и курсы водителей – такова короткая биография воина мученика. В армию Родионов ушел в 18 лет, он готов был с честью выполнить свой долг.

Родионов был направлен в Назранский отряд во вторую мотоманевренную группу 479-го отряда особого назначения Краснознаменного погрануправления ФСБ РФ. Это была одна из самых горячих точек на границе Чеченской республики и Ингушетии. Родионов был зачислен в отряд в качестве гранатометчика.Заступив на погранзаставу, Андрей Трусов, Игорь Яковлев, Евгений Родионов и Александр Железнов, не подозревали, что ожидает их в ближайшем будущем. Как происходил штурм блок-поста неизвестно, однако кровавые следы, найденные на месте боя говорят о том, что ребята сопротивлялись.

…18-летнего Евгения Родионова, вместе с еще тремя солдатами, взяли в плен в ночь с 13 на 14 февраля недалеко от селения Галашки. Ребята, всего за месяц до того прибывшие в расположение части из Калининградской области, несли караульную службу на чечено-ингушской границе. Открытый КРП (контрольно-регистрационный пункт) находился метрах в двухстах от заставы. Маленькая будка — без связи и света, без какой-либо огневой поддержки — на единственной в горах «дороге жизни», по которой перевозились оружие, боеприпасы, пленные, наркотики… Из подъехавшей машины «скорой помощи», которую пограничники остановили для проверки, внезапно выскочили «санитары» в камуфляже — более десятка вооруженных до зубов чеченцев. Этим головорезам не составило особого труда справиться с еще необстрелянными юнцами. Хотя, вспоминает, Любовь Васильевна, «даже спустя две недели после этого происшествия снегом не до конца засыпало пятно крови на дороге. Видны были там следы борьбы – что не как цыплят их покидали в машину…». Мать считает, что ребята пострадали во многом из-за халатности офицеров.

А затем начался плен. «Плен испокон веков считался самым страшным, что может случиться с человеком. Плен – это неволя, это издевательства. Жизнь показала, что чеченский плен – это самое страшное, самое нечеловеческое, изуверское, что вообще может быть на свете…», — говорит Любовь Родионова.

«Мама, от судьбы еще никто никогда не ушел. Я могу выйти на дорогу, и меня задавит машина. Тебе что, от этого будет легче? А плен… плен – это уже как повезет…» — говорил сын перед прощанием матери.

А она, как только узнала, десять месяцев искала Женю по всей Чечне. «Мне пришлось пройти все муки, все круги ада, какие только есть на земле, какие только мог придумать человек. Видно, Господь меня водил по тем дорогам, где я ходила и не подорвалась, хотя мин там было больше, чем камней. Видно, Он меня защищал от бомбежек, не дал мне возможности погибнуть, посчитал, что мой долг, долг матери – найти сына, похоронить его в родной земле; похоронить так, как хоронили наши деды и прадеды, по христианскому обычаю, с преданием земле. Это я только сейчас все поняла, а тогда, когда ходила по военным дорогам, я только молча молилась Господу…»

Сто дней кошмарного плена, нечеловеческих пыток и унижений стали последними днями русских пограничников. Родионов оказался самым молодым из них. По некоторым сведениям, к блок-посту подъехала машина скорой помощи, и даже были слышны крики о помощи, но тревогу никто не поднял и четыре пограничника бесследно исчезли. Сегодня известно, что в машине находился полевой командир Руслан Хайхороев с бандитами.

Розыск пленных не производился. Об этом бесчестном поведении российского командования уже написано немало статей. Сегодня известны шокирующие данные о том, как беззащитные матери пытались разыскать своих сыновей, а российские власти замалчивали факты преступного издевательства над ними. Огромное количество убитых горем женщин, так и не вернулись домой, растерзанные бандитами.

В одном из высокогорных лагерей в Шатойском районе условия содержания пленных были изощрённо жестокими. Из 150 человек пленных в живых осталось 55. Солдаты российской армии Клочков и Лимонов изменили Вере, стали мусульманами. Их поставили сначала охранять пленных — охраняли, затем велели добивать раненых — добивали. А потом произошло самое страшное. Когда до этого лагеря добралась группа матерей, к ним выпустили пленных. И Лимонов, окруженный чеченскими и иностранными камерами, сказал своей матери Любе (её звали, как и мать Евгения): «У меня нет матери, у меня есть только Аллах. Я не Костя, я — Казбек». Его мать осела на землю и на глазах пожелтела и засохла, как сломанная ветка. Истерики не было, она тихо сгорела, еле слышно произнеся: «Лучше бы ты умер». Вспоминая увиденное, Любовь Васильевна всякий раз благодарит своего сына за то, что он не предал её, не предал своей Веры…

Задачей нашей армии, озвученной генерал-лейтенантом Тихомировым, было восстановление полного контроля российских войск над большим числом населенных чеченских пунктов и окончательное уничтожение вооруженных бандформирований. Однако тактика войны горцев сильно отличалась от привычной. Здесь не было открытых сражений крупных сил, боевики умело скрывались среди мирного населения и систематически совершали вылазки. Российские войска были вынуждены разбиться на множество небольших блок-постов, включавших по нескольку человек, и нести круглосуточный караул во избежание нападения. Сами боевики именовали себя волками, и предпочитали действовать под покровом ночи.

Несчастных держали в не отапливаемом полуразрушенном доме, лишая их воды и еды, регулярно избивая и унижая. В практику боевиков входили тренировочные издевательства для малолетних чеченских мальчиков над пленными русскими. Родионова и его товарищей заставляли писать письма с просьбами о выкупе на родину, однако ни один из них не мог выплатить крупных сумм, которые требовались. Все пленники оказались из малообеспеченных семей. Пытки завершились в день рождения Родионова, ему исполнилось 19 лет. Хайхороев предложил измученным ребятам принять ислам и продолжить воевать на стороне боевиков. Все пленники отказались. Евгений не снял нательного креста, чего требовали убийцы, в результате его избили, а затем отрезали голову. Глумление над трупами молодых русских бойцов было распространено в чеченском стане, поэтому мать смогла опознать своего сына только по кресту.

Сначала Евгения объявили дезертиром, но потом все же признали его нахождение в плену. Ребята до последнего дня ждали помощи, но искать их никто не собирался. Системы поиска пленных и погибших вообще отсутствовала, государство не позаботилось об этом и после окончания военных действий. На поиски своего сына отправилась мать, так как отца немедленно убили бы в чеченских селениях. Однако и Любовь Васильевна пережила страшные издевательства. Однажды ее так жестоко избили, что сломали позвоночник, только невероятная сила духа позволила выжить и отыскать останки Родионова.

Жертва четырех молодых парней была отомщена, место, где их пытали и убивали было стерто с лица земли пришедшими сюда вновь русскими войсками, ни один из головорезов не ушел от возмездия.

После того, как она нашла тело сына начались мытарства, связанные с отправкой тела Евгения на родину. Денег не было ни копейки. Квартира, в которой они жили с сыном, заложена, вырученные деньги пошли на оплату «чеченских услуг». Пограничники почему-то посчитали, что не их забота заниматься отправкой и похоронами солдата. Пришлось давать телеграмму в Москву руководителю погранвойск. Пришел ответ с обещанием помочь. Потом… Помог матери встреченный в госпитале генерал Персеянинов. Узнав обо всём, он изумился и организовал отправку тела её сына домой.
Друзья Евгения помогли в организации похорон на местном кладбище. Местный батюшка совершил отпевание. На пятый день после похорон сын приснился матери радостным и сияющим. В этот день, пролежав долгое время на могиле сына, скончался от инсульта его отец Александр. Похоронила и его.
Как встретили дома женщину, в душе которой до сих пор не закончилась война? Хотя все знали, куда и зачем она поехала, на работе её сократили. В сданной квартире обживались новые жильцы, выкупившие квадратные метры. Все деньги пошли на уплату чеченцам за тело Евгения…

Любовь Васильевна ежегодно приезжает в часть, где начинал службу ее сын и обращается к новобранцам. Она желает им ответственных командиров, не таких которые предали Родионова.

Опыт, полученный в Чечне, изменил ее. Ее оскорбляли, на нее плевали, ее чуть не убил брат разыскиваемого чеченского боевика Шамиля Басаева. Он жестоко избил ее и оставил умирать. «Мне выбили все зубы. Когда я вернулась из Чечни, все мои волосы были седыми. У меня нет здоровья. Когда хоронишь ребенка, с ним хоронишь половину себя. Я больше не могу смеяться и радоваться».
Но она говорит, что ей безразлично, будет ли ее сын канонизирован по всем правилам, или нет. «Бог находит место каждому. Его место не изменится, если его сделают святым. Он уже и так в раю».
До гибели сына Любовь не ходила в церковь, но теперь она считает себя глубоко верующей. «Война быстро раскрывает истинную сущность людей. Если ты кусок дерьма, то быстро скукожишься, но если ты порядочный, то она вытачивает тебя, как алмаз, нужно через многое пройти, чтобы дойти до этой ступени».

При помощи русских патриотических организаций всем миром удалось собрать средства, которых хватило на то, чтобы выкупить для матери русского воина заложенную за тело сына квартиру и поставить на могиле Евгения крест. К месту захоронения русского воина в село Сатино (под Подольском) приезжают люди со всех концов страны.

Сегодня мы чтим память погибших пограничников Андрея Трусова, Игоря Яковлева, Евгения Родионова и Александра Железнова.

Погребен Евгений Родионов близ деревни Сатино-Русское Подольского района Московской области, возле церкви Вознесения Христова. Надпись на кресте гласит: «Здесь лежит русский солдат Евгений Родионов, защищавший Отечество и не отрекшийся от Христа, казненный под Бамутом 23 мая 1996 года».
Священник Дмитрий Дудко всегда выражал свои мысли просто и коротко:»Святые воины-мученики составляют особый высокий чин небесной иерархии. История церкви отмечает дарованное им особое свойство являться в сражениях и поражать плотских врагов. Так, Дмитрий Солунский уже после своей кончины являлся на стенах осажденной Солуни и поражал сарацинов, а святые страстотерпцы Борис и Глеб, пришедшие на помощь своему сроднику князю Александру в Невской битве, сокрушили часть шведского войска на другом берегу Невы — там, где не проходила с боем княжеская дружина. Как и все мученики за веру, он несет в себе частицу того страшного огня попаляющего, который есть Господь. Несомненно, что так же, как и они, Евгений Родионов — лучший воин в полном смысле слова. Он вел брань свою не только с земными служителями преисподней, но и с духами злобы поднебесной. Он был и есть солдат той армии, Великий Полководец которой не предает своих солдат и ни единой капли пролитой крови не оставляет незамеченной. Так и Евгений брань свою продолжает и после своей земной смерти. Быть может, его явление знаменует рождение среди нас воинов, идущих в бой со Христом в душе. Крепко стоящих в этом бою до смерти и после смерти. На земле и на Небе».

…У людей военных свои критерии святости. Памятник православному солдату — это еще и дань памяти всем бойцам, умершим в плену. Сейчас у входа в школу, где учился Евгений, установлена мемориальная доска героя-пограничника. Вышел документальный фильм, посвященный ему. Нательный крестик Евгения Родионова передан матерью в храм святителя Николая в Пыжах и хранится в Алтаре.

Евгений награждён орденами Славы и Мужества, Православная церковь пока не канонизировала Родионова как воина-мученика, поскольку прошло мало времени, но он считается месточтимым святым и великомученником. Его образ почитается и в Сербии. По рассказам священнослужителей, образ Евгения мироточит, к нему обращаются верующие, для чего протоиреем Сидоровым составлены тексты молитв. В честь мученика заложено три церкви, одна из них в Харькове. Школа, в которой учился Женя Родионов, названа в 2009 году его именем. На следующий год во дворе этой школы установлен памятник «Свеча памяти». О Евгении и его товарищах сняты документальные фильмы, написаны спектакли. Память простых русских ребят принявших мученическую смерть за Православную Веру навсегда останется в наших сердцах.

Погибнув в День рожденья, в девятнадцать,

За то, что Веру в Бога не предал,

Как только враг над ним не издевался,

Но с шеи Православный крест не снял.

Был праздник Вознесения Господня,

Бандит кричал: «Аллаху помолись,

И станешь правоверным и свободным,

Оставим мы тебе тогда и жизнь».

А майский ветерок, лаская раны,

Как Божья длань коснулась паренька,

Ответил он, в глаза смотрящим, прямо,

Что Родина и Вера лишь одна.

Так пограничник Родионов Женя,

Себе дорогу в Вечность проложил,

Святое убеждение имея,

Хоть мало так на Свете Белом жил.

27.11.2016г. Андрей Григорьев.

23 мая 1996 года после 100 дней плена и жестоких пыток, в районе села Бамут Чеченской республики приняли мученическую смерть четыре Воина-пограничника: рядовой Евгений Родионов, сержант Андрей Трусов, рядовой Игорь Яковлев и рядовой Александр Железнов…
Перед смертью, в обмен на жизнь, солдатам было предложено принять ислам.
После отказа, на глазах Евгения Родионова Андрея Трусова, Игоря Яковлева и Александра Железнова расстреляли.
За отказ снять с себя свой нательный крестик Евгению Родионову медленно отрезали голову.
Их казнили в день рождения Евгения Родионова, которому исполнилось 19 лет!..
Вечная память вам, ребята…

Молодое поколение вряд ли помнит и знает этих героев. Прочтите и почтите память Воинов России.
Мама Жени Любовь Васильевна Родионова:
..А родился мой Женя в 1978 году, в лесном краю Пензенской области, в селе Чибирлей, что в переводе означает “Чистая вода”. Вся жизнь нашей семьи была связана с лесом. Женина бабушка, моя свекровь, пятьдесят лет отдала выращиванию леса. И я, и Женин отец много лет проработали на деревообрабатывающем комбинате. Жизнь сложилась так, что мы остались вдвоем с сыном и переехали в Подмосковье, в Подольский район. Мы шли в поселок Курилово, наше новое место жительства, пешком, по той самой дороге, по которой он через четырнадцать лет уйдет в армию, чтобы больше никогда не вернуться. Он держал меня за руку, и первое, что сказал: “Посмотри, мама, какой здесь красивый лес!”
Есть такое выражение: “Родился под счастливой звездой”. Когда родился Женя, была ночь. И я увидела из окна родильного дома, как на фоне ясного ночного неба стремительно падает вниз яркая звезда. Я очень хорошо помню тот момент, потому что с тех пор знаю, каким бывает от страха сердце — маленьким и лохматым комочком. Со временем это забылось и вспомнилось только тогда, когда Женя погиб.
Мы с Женей часто гуляли по лесу вдвоем. Я могла идти по тропинке и совершенно бездумно срывать какие-то веточки, листочки, тут же их выбрасывать. Женя всегда очень чутко следил за этим. “Мама, тебе руки надо завязывать! Это живое!” — говорил он. Рыбок очень любил, возился с ними, пересаживал. Они у него размножались… Я в память о нем тоже держу рыбок, но, к сожалению, они у меня не так хорошо себя чувствуют. Окончив девять классов, Женя пошел работать на мебельный комбинат. С первой получки он хотел купить магнитофон и поехал за ним на рынок. Возвращается без магнитофона, но такой счастливый, достает из рукава махонького трехнедельного карликового пуделька, девочку, и говорит: “Мама, посмотри, какая прелесть!” Мне стало как-то не по себе: таким тяжелым трудом это все заработано! Я его спрашиваю: “За сколько же ты ее купил?”, а он мне ответил: “Это она меня купила. Стояли люди, любовались собачкой, я подошел, и она лизнула меня в лицо”. Когда Жени не стало, его собачка помогла мне выжить, перенести одиночество. Каждый раз я возвращаюсь не в холодную пустую квартиру, а в дом, где меня встречает живая душа.
Недавно меня вызывали в комиссию по канонизации при Московской Патриархии. Видимо, молва народная и множество чудес, связанных с Женей, обратили на себя внимание Церкви. Члены этой комиссии долго расспрашивали меня о том, каким был Женя в жизни, как часто он посещал храм, пил ли, курил ли, ходил ли на дискотеки, занимался ли спортом, было ли в нем что-то необычное, отличающее его от сверстников? Я объясняла им, что Женя был самым обычным, ничем не выдающимся парнем. Живым и жизнерадостным, таким же, как его друзья. Учился в школе. Ходил на тренировки. У него были ясные глаза и красивая улыбка. В храм иногда ходил в Подольске или в соседнем селе Дубровицы. Крестик носил. Обычный железный крестик на толстой черной веревочке. Это было непривычно, ни у кого из друзей такого не было. Но несмотря на все мои уговоры Женя не снимал его нигде и никогда, даже на тренировке или в бане. Постепенно к крестику привыкли… Пройдет несколько лет, и, раскапывая в Чечне братскую могилу, солдаты найдут крестик. Тот самый, который Женя не снял под пытками, с которым он погиб.
Что же произошло на пограничном блокпосту, находящемся в ведении Назранского погранотряда, воинская часть 2038, в селе Галашки в Ингушетии, в роковую ночь 13 февраля 1996-го, когда на дежурство заступили Евгений Родионов, Андрей Трусов, Игорь Яковлев, Александр Железнов?
Через их пост часто проезжал медицинский “уазик”, который в армии называют “таблетка”. К нему успели привыкнуть. Едва ничего не подозревающие пограничники подошли проверить эту машину, из нее выскочили пятнадцать вооруженных до зубов бандитов, или, как их называют некоторые СМИ, “бойцов чеченского сопротивления”. Это было так неожиданно и внезапно, что ребята не успели сделать ни одного выстрела. После короткой неравной схватки “бойцы сопротивления” запихнули их в “уазик” и увезли в горы. Наблюдающий на погранзаставе, которая стояла в трехстах метрах, слышал крик: “Помогите!”, но даже тревогу не поднял. На земле вокруг будки остались следы борьбы и кровь.
С тех пор сто дней и ночей четверо сыновей России ждали, верили, надеялись, просто представить себе не могли, что Родина-Мать обернется к ним злой мачехой. “Лучше умереть стоя, чем жить на коленях”… Любовь Васильевна никогда не изменяла своим принципам. Лишь один раз в жизни она встала на колени: перед генералом Лебедем, когда летом 1996 года он перед президентскими выборами подписывал Хасавюртовский мирный договор. Тогда мать еще не знала, жив ее сын или нет. Она искала Женю по всей Чечне, через бесконечных “посредников”-чеченцев, которые сделали из похищения людей прибыльный “бизнес”. Она целовала руки важному генералу, умоляла: “Александр Иванович, миленький! Посмотрите, сколько матерей ищут здесь сыновей! Сделайте так, чтобы нам вернули наших детей — живых или мертвых!” Матерей там тогда было около двухсот, и бывалые военные до сих пор говорят, что не было на войне ничего страшнее, чем глядеть в глаза этим женщинам. Но Александр Иванович просто не заметил Любовь Васильевну, да и других солдатских матерей. Делалась большая политика, надвигались президентские выборы, от того, кто возглавит Российское государство, зависели судьбы неправедных капиталов. Надо было во что бы то ни стало провести больного Ельцина в президенты на второй срок. И скороспелый мирный договор о прекращении боевых действий в Чечне как нельзя лучше подходил для этого. Было ли дело в Кремле, на заоблачных вершинах власти, до каких-то сотен или тысяч без вести пропавших, плененных солдат, живых или мертвых чужих сыновей? Об их выдаче или обмене, об их существовании даже не упомянули в Хасавюртовском мирном договоре. О них просто забыли.
В то время, когда Женя еще был жив, Любови Васильевне Родионовой в Курилово пришла телеграмма, что ее сын самовольно оставил часть. Честный, принципиальный, всегда верный данному слову Женя?! Этого просто не могло быть, это была неправда. Лишь когда милиция стала искать “дезертира”, осознала мать, что пришла беда. В первую чеченскую войну подобные телеграммы получали многие семьи солдат-срочников. Отметка в личном деле “СОЧ” (самовольное оставление части) была типичной. Командование частей скрывало, что солдаты в плену, называя их дезертирами. Жене и его товарищам очень не повезло с командирами. Бросить солдат одних, ночью, в одинокой незащищенной будке, а самим сладко спать на заставе в трехстах метрах от нее — преступление это или нет?
Поражает и то, что никто из этих командиров не был наказан: их просто перевели на другое место службы, спрятали концы в воду. А потом представители военкоматов вопрошают: “Почему это молодежь не хочет идти в армию?”. Нет плохих солдат, есть плохие офицеры. Нет плохих офицеров, есть плохие генералы. Нет плохих генералов… Продолжение, как говорится, следует.
Слово Любови Васильевне Родионовой:
— Я уверена, если бы тогда подняли шум, предали все это огласке, ребята были бы спасены.
…Решение лететь на поиски сына возникло у матери сразу после получения телеграммы. Первая поездка была безрезультатной. Командиры части извинились, сообщили, что Женя, оказывается, в плену. И все. Ни поисков, ни помощи. Любовь Васильевна вернулась, ходила в Москве по начальственным кабинетам, надеялась на помощь государства, которое взяло ее сына на службу. Государству не было дела ни до нее, ни до ее сына. Она до сих пор жалеет, что потеряла тогда время в этих хождениях. Додумайся она сразу заложить свою квартиру и привези бандитам выкуп, может быть, Женя был бы жив! Но в то время растерянная, испуганная женщина обращалась за поддержкой к людям, облеченным властью. Обратилась и к знаменитому “правозащитнику” Сергею Адамовичу Ковалеву. “Ты вырастила убийцу!” — крикнул он ей в ответ на просьбу оказать содействие в поисках Жени. Вот вам и “права человека”… Восемнадцатилетний солдат-пограничник, не успевший сделать в Чечне ни одного выстрела, — убийца? Любовь Васильевна поняла, что искать сына ей придется самой. Она вернулась в Чечню. Потом опять в Курилово, заложила квартиру, взяла проклятые доллары, и опять в Чечню. За десять месяцев поисков она прошла все круги ада, видела голод и холод, издевательства и смерть.
— Я посмотрела на карте эту Чечню, — говорит она, — и подумала: я всю ее, как говорится, руками переберу и найду сына. Живого, изувеченного, мертвого — любого. Но Чечня — это такая дыра, в которую вся Россия провалится без остатка. Я никогда не прощала, не прощаю и не прощу убийц моего сына, что бы там ни выдумывали некоторые о моем смирении! Как это — забыть, простить? Какой это праздник примирения-согласия я должна праздновать? С кем мириться и соглашаться? С убийцами моего сына и тысяч наших солдат, которые не прятались от армии, были верны присяге и выполняли приказы командиров? С теми бессовестными командирами, которые допустили, чтобы их солдаты попали в плен, а потом слали матерям телеграммы о дезертирстве? Ну, зарезали свои же чеченцы убийцу Жени в бандитской разборке, восторжествовала справедливость — но ведь истинные виновники этой войны не наказаны! Поэтому я мечтаю о нашей Победе и делаю все, что могу, для Победы! Я хочу, чтобы нечисти, которая отрезает головы нашим солдатам, не развязывая рук, не было на земле. Она не имеет права жить!
Женя и его товарищи пытались бежать из плена, об этом рассказывал мне его убийца в присутствии представителя ОБСЕ. Побег не удался, единый мученический крест выпал всем четверым. Да я и сама видела каморку с отогнутой решеткой в Бамуте, в бывшем пионерском лагере, где их держали. В этой каморке к потолку приделаны цепи. Разведчики, которые были со мной, сказали, что это дыба. В начале двадцать первого века на территории Российской Федерации существует средневековое пыточное орудие! Я не поверила своим глазам! Дыба сохранилась до сих пор. Кого ожидает она?.. Но это еще не все… — Любовь Васильевна надолго умолкает, как бы собираясь с силами. — На полу лежала куча мусора, она показалась мне странной… Мы разгребли этот мусор… увидели отверстие в подвал… В этой комнате оказался двойной подвал. Лестницы не было… Ребята посветили в отверстие фонариком, там было пусто… На стенах, на полу запеклась кровь. Напротив этого здания, совсем рядом, стоит жилой дом, в нем живет чеченская семья… Им нельзя было не услышать криков, когда наших… били… Они знали… Они прекрасно все знают. Молчат… Многие до сих пор держат в подобных подвалах русских рабов…
Богатое и многолюдное чеченское селение Бамут. Пионерский лагерь… Всего лишь лет десять-пятнадцать назад здесь жили, отдыхали, веселились чеченские ребятишки, и вот они выросли, повзрослели, стали боевиками, захватили в плен русских солдат, бросили их, может, в бывшую комнату вожатых, может, в бывший продуктовый склад, и пытают их на дыбе. Об этом знает местное население, молчит. Бандиты требовали от ребят, чтобы они написали домой письма с просьбами о выкупе. Но никто из них не только не написал писем, но даже адресов своих бандитам не дал. Юноши из простых русских семей, познавших нужду и безработицу, взрослевшие в безвременье первой половины девяностых, когда стремительно обогащались за счет беднеющего народа нынешние “бизнесмены”. Мальчики, честно подставившие плечи матерям и отцам, ставшие до армии опорой семей. Не писали кавказские пленники письма родителям, жалели их, не хотели даже волновать, надеялись на родное государство. Да и какой выкуп могли заплатить семьи, где нужда была постоянной спутницей? Не знали ребята, не могли себе представить, что родина в лице “всенародно избранного” и его подручных их просто забудет, наплюет на них.
21 сентября 96-го, после десяти месяцев мучительной неизвестности, Любовь Васильевна узнала, что Женя убит. Об этом сказал ей сам убийца — сытый, наглый, самоуверенный бандит. Что оставалось делать матери? Достать из чужой земли тело сына, увезти и захоронить на родине по-русски, по-христиански. Но тут начались новые издевательства. Тела замученных пограничников были превращены в предмет торга. Семнадцать (!) переговоров было у Любови Васильевны с боевиками об условиях выдачи тела сына и его товарищей. Каждый раз новые цены, новые унижения, новые слезы. Она была совершенно одна, а так хотелось, чтобы рядом были матери Андрея Трусова, Игоря Яковлева, Александра Железнова, чтобы вместе искали они сыновей, которым выпала единая мученическая судьба. Трижды посылала она телеграммы родителям погибших пограничников, чтобы приехали забрать тела сыновей. Ответа не было… Нашла Любовь Васильевна тела всех четверых одна.
“Я хорошо помню одну ночь этой черной осени, — говорит Любовь Васильевна. — Я шла по каменистой дороге после очередной выматывающей душу встречи с боевиками и думала: Господи, пусть сейчас кто-нибудь выстрелит, свои ли, чужие — все равно. Пусть я упаду и больше не встану! У меня нет больше сил!”.
В конце концов боевики потребовали от солдатской матери, чтобы федеральные войска разминировали Бамут. Как? Карт минных полей не было, мины ставили все, кому не лень, — одни боевики приходили, другие уходили. Она не могла, не имела права просить у командования рисковать жизнями солдат, чтобы получить тело сына. Она просто приходила к солдатам, говорила: “Ребята, мой сын погиб, я не могу забрать его, кто хочет мне помочь?” И вместо необходимых пяти добровольцев-саперов вставало двадцать. Вечная благодарность тем настоящим героям. Когда сейчас ругают молодежь, мне есть что возразить.
— Спустя два года я почувствовала, что мне снова необходимо там побывать, — говорит Любовь Васильевна. — Собираясь, я смотрела по телевизору репортажи о начале второй чеченской войны и видела, что ничего не изменилось. Та же кровь, тот же страх в глазах наших мальчиков, та же бедность — солдаты брались за ледяное железо снарядов голыми руками, не защищенными даже перчатками. Все страшно — болезнь, увечье. Но страшней войны нет ничего, и участники всех войн это знают. И я подумала: “Не могу я проехать в Бамут мимо наших блокпостов с пустыми руками”. Мне захотелось ребятам что-то привезти. Мне захотелось, чтобы в том чужом, враждебном, страшном далеке они бы почувствовали, что о них помнят, что их любят.
Я пришла к главе администрации нашего Подольского района Московской области, объяснила все честно — так, мол, и так, погиб единственный сын, работаю ночным сторожем, накопила отгулы и хочу поехать в Чечню, если у вас есть желание, помогите собрать подарки. Я отвезу и раздам! С тем же предложением обратилась к настоятелю московского Сретенского монастыря. И получилась удивительная вещь: с помощью администрации Подольского района и прихожан московских храмов подарков набралось на целый самолет. Это и была первая моя поездка с грузом “человеческой доброты”.
С тех пор Любовь Васильевна была в Чечне двадцать четыре раза…
Великий русский полководец Михаил Илларионович Кутузов говорил: “Если россы всегда будут сражаться за веру своих предков и честь народную, то слава будет вечным их спутником, и горе злодею, покусившемуся на хранимую Богом Русь Святую”. Женя Родионов погиб именно за веру предков и честь народную, и Господь Бог дает нам зримые свидетельства его святости. Жизнь воина-мученика Евгения продолжается и после его смерти. Около ста икон его образа существует на сегодняшний день в России и за ее пределами, некоторые являют чудо мироточения. Жене посвящают песни, стихи, пишут портреты. Слухами земля полнится, и русские люди по всему белу свету знают, кто такой Евгений Родионов. В Алтайском крае, в селе Акташ, руками воинов-пограничников построен первый в России полковой Свято-Евгеньевский храм, в нем мироточит икона воина Евгения. А в Сербии и Черногории Женю называют как святого: Евгений Русский.
Весь двадцатый век нас, русских, старательно делили на белых и красных, коммунистов и монархистов, большевиков и меньшевиков, правых, левых, верующих и неверующих, но судьбы всех нас, живущих в России, хотим мы этого или нет, сплетаются в одну русскую судьбу, и мир определяет нас не по социальному происхождению или партийной принадлежности, а по духу. Просто и величественно: Евгений (Иоанн, Сергий, Владимир, Димитрий…) Русский — не “россиянин” с выдуманной национальностью. И как бы хотелось, чтобы прилагательное “русский” прилагалось не к водке, мафии или рулетке, а к святым людям, хорошим, благородным, красивым делам.
Солдаты России ценою своих жизней, искалеченных своих тел, ценою своих смятенных душ дают нам шанс жить. Это нас с вами, дорогие мои москвичи, сидящие в тепленьких еще столичных квартирках, они пока заслоняют от истребления. План мирового правительства по очищению России от русских актуален, как никогда. Это нам с вами солдаты России дали отсрочку в исполнении нашего смертного приговора. Как же мы распорядимся ею? Пролежим на диванах перед телевизорами? Утопим души на дне бокалов? Очертя головы бросимся “заколачивать бабки” для себя, любимых, потонем в словоблудии собраний-съездов-заседаний, вместе с нелюдью и нерусью, облепившей вершину властной пирамиды, порезвимся на последнем пиру во время чумы?
Повседневная, конкретная, реальная работа на благо Родины, любовь к братьям и сестрам по общей судьбе — не только в словах, но и в делах, а они каждому найдутся по талантам и силам, — это лучший памятник всем павшим за нас. Ни один из них, погибая, не хотел бы видеть Россию слабой и униженной. Это уже есть великое чудо, что мы с вами, русские, дожили до двадцать первого века. Нас пока еще много на планете. Но мы стремительно сужаемся, сморщиваемся, как шагреневая кожа. Она ведь тоже уменьшалась поначалу незаметно. Подумаешь, прошел мимо ребенка, нюхающего клей в подземном переходе! Подумаешь, отвернулся от валяющейся у дороги бомжихи! Мелочи? Из мозаики мелочей складывается жизнь. “Счастливую и великую Родину любить не велика корысть. Мы должны любить ее, именно когда она слаба, мала, унижена, наконец, глупа, наконец, даже порочна. Именно когда наша мать пьяна, лжет и вся запуталась в грехе, мы и не должны отходить от нее”, — доносится до нас из двадцатого века голос русского писателя, публициста и философа Василия Розанова.
Дорогие друзья, судари и сударыни, товарищи, братья и сестры! Я обращаюсь к русским. К тем, кто считает себя русскими, независимо от национальной принадлежности. К тем, кому не стыдно называть себя русскими. В веке двадцать первом у нас не осталось других шансов на выживание, кроме объединения. Нужно осознать: русская цивилизация приговорена к гибели. Это иллюзия, что у России нет врагов. У некоторой, не такой уж большой, но очень коварной части человечества с нами неизлечимая цивилизационная несовместимость. Еще одна иллюзия — сколько уж раз Россию хоронили, а она все живет, так и на сей раз будет — случится чудо, все само собой рассосется, и, авось, как-нибудь спасемся! А нам, и главное, мне лично, и делать-то ничего особо не надо, просто физиологически выживать и ждать, а новым верующим молиться да каяться… Но нет, наша птица-тройка еще как-то скакала через двадцатый век, а в веке двадцать первом резвость уже не та! Мы все меньше ощущаем себя русскими. Забываем обычаи, песни, язык, забываем своих героев. Что же останется от нас как от народа? Пришел и наш черед понять, что происходит, найти в себе силы не предать Отечество в трудную минуту!
“Без большого преувеличения можно сказать: всем, или почти всем обязано человечество благородному своему героизму, не было бы героев, не было бы и завивающихся вокруг них государств, не было бы государств — ни один народ не поднялся бы даже на низшие ступени цивилизации. Не раз великая империя наша приближалась к краю гибели. Но спасло ее не богатство, которого не было, не вооружение, которым мы всегда хромали, а железное мужество ее сынов, не щадивших ни сил, ни жизни, лишь бы жила Россия”, — писал Михаил Меньшиков.
Спасибо вам, дорогие наши герои, за то, что вы — были, за то, что вы — есть, за то, что вы обязательно будете! Спасибо, Россия, за вдохновение, помощь и поддержку! Мы — сильные! Ибо нет на свете ничего сильнее неодолимого, непостижимого русского духа!
(Публикация по тексту из журнала «Наш современник» №10, 2003)
Ольга Дубова, писатель, композитор

Мученик за Веру и Отечество Евгений Родионов

В деревне Сатино – Русское стоит крест на могиле бойца, погибшего от рук чеченских головорезов. На кресте выгравирована надпись: «Здесь лежит русский солдат Евгений Родионов, защищавший Отечество и не отрекшийся от Христа, казненный под Бамутом 23 мая 1996 года». Смерть 19-летнего парня стала сильным ударом для его родителей. Смерть отца Александра Константиновича, не сумевшего пережить удара, унесла его через четыре года после кончины сына. Гибель дорогих людей разрушила и жизнь матери.


Любовь Васильевна Родионова, долго искавшая сына, объявленного поначалу дезертиром, заплатила убийцам своего мальчика только за то, чтобы ей показали место захоронения. Потеряв здоровье, так как ее жестоко избивали, мать все же нашла и выкопала обезглавленное тело Евгения, чтобы похоронить его на родине по христианским обычаям. Затем снова вернулась и долго искала череп сына, который бандиты раскололи на части, опасаясь преследования души убиенного. Женя был растерзан в день своего рождения, за отказ снять с себя нательный крест и принять веру ислама.
Родился Евгений Родионов 23 мая 1977 года в семье простого плотника. Работа с деревом была распространенной профессией в этом районе. Мать Евгения Любовь Васильевна также работала на мебельной фабрике технологом. По ее рассказам, в день рождения сына с неба упала звезда, а сердце сжалось в предчувствии беды. Возможно, это было лишь результатом изматывающего процесса родов, но сама Любовь Родионова связывает ощущение с трагической судьбой мальчика. В отрочестве Евгений любил ходить в лес и наслаждаться красотой живой природы, его интересовали законы этого мира, его гармония. Мальчик долго не ходил, и его окрестили, после чего ноги окрепли, и Евгений сделал первые шаги. Девять классов общеобразовательной школы, затем работа на том же мебельном заводе и курсы водителей – такова короткая биография воина мученика. В армию Родионов ушел в 18 лет, он готов был с честью выполнить свой долг.
Родионов был направлен в Назранский отряд во вторую мотоманевренную группу 479-го отряда особого назначения Краснознаменного погрануправления ФСБ РФ. Это была одна из самых горячих точек на границе Чеченской республики и Ингушетии. Родионов был зачислен в отряд в качестве гранатометчика.

Заступив на погранзаставу, Андрей Трусов, Игорь Яковлев, Евгений Родионов и Александр Железнов, не подозревали, что ожидает их в ближайшем будущем. Как происходил штурм блок-поста неизвестно, однако кровавые следы, найденные на месте боя говорят о том, что ребята сопротивлялись. Сто дней кошмарного плена, нечеловеческих пыток и унижений стали последними днями русских пограничников. Родионов оказался самым молодым из них. По некоторым сведениям, к блок-посту подъехала машина скорой помощи, и даже были слышны крики о помощи, но тревогу никто не поднял и четыре пограничника бесследно исчезли. Сегодня известно, что в машине находился полевой командир Руслан Хайхороев с бандитами.
Розыск пленных не производился. Об этом бесчестном поведении российского командования уже написано немало статей. Сегодня известны шокирующие данные о том, как беззащитные матери пытались разыскать своих сыновей, а российские власти замалчивали факты преступного издевательства над ними. Огромное количество убитых горем женщин, так и не вернулись домой, растерзанные бандитами.
Задачей нашей армии, озвученной генерал-лейтенантом Тихомировым, было восстановление полного контроля российских войск над большим числом населенных чеченских пунктов и окончательное уничтожение вооруженных бандформирований. Однако тактика войны горцев сильно отличалась от привычной. Здесь не было открытых сражений крупных сил, боевики умело скрывались среди мирного населения и систематически совершали вылазки. Российские войска были вынуждены разбиться на множество небольших блок-постов, включавших по нескольку человек, и нести круглосуточный караул во избежание нападения. Сами боевики именовали себя волками, и предпочитали действовать под покровом ночи.
Несчастных держали в не отапливаемом полуразрушенном доме, лишая их воды и еды, регулярно избивая и унижая. В практику боевиков входили тренировочные издевательства для малолетних чеченских мальчиков над пленными русскими. Родионова и его товарищей заставляли писать письма с просьбами о выкупе на родину, однако ни один из них не мог выплатить крупных сумм, которые требовались. Все пленники оказались из малообеспеченных семей. Пытки завершились в день рождения Родионова, ему исполнилось 19 лет. Хайхороев предложил измученным ребятам принять ислам и продолжить воевать на стороне боевиков. Все пленники отказались. Евгений не снял нательного креста, чего требовали убийцы, в результате его избили, а затем отрезали голову. Глумление над трупами молодых русских бойцов было распространено в чеченском стане, поэтому мать смогла опознать своего сына только по кресту.
Сначала Евгения объявили дезертиром, но потом все же признали его нахождение в плену. Ребята до последнего дня ждали помощи, но искать их никто не собирался. Системы поиска пленных и погибших вообще отсутствовала, государство не позаботилось об этом и после окончания военных действий. На поиски своего сына отправилась мать, так как отца немедленно убили бы в чеченских селениях. Однако и Любовь Васильевна пережила страшные издевательства. Однажды ее так жестоко избили, что сломали позвоночник, только невероятная сила духа позволила выжить и отыскать останки Родионова.
Жертва четырех молодых парней была отомщена, место, где их пытали и убивали было стерто с лица земли пришедшими сюда вновь русскими войсками, ни один из головорезов не ушел от возмездия. Любовь Васильевна ежегодно приезжает в часть, где начинал службу ее сын и обращается к новобранцам. Она желает им ответственных командиров, не таких которые предали Родионова.
Икона с изображением Евгения Родионова во время крестного хода у Белого дома в октябре 2003 года
Сегодня мы чтим память погибших пограничников Андрея Трусова, Игоря Яковлева, Евгения Родионова и Александра Железнова.
Евгений награждён орденами Славы и Мужества, Православная церковь канонизировала Родионова как воина-мученика. По рассказам священнослужителей, образ Евгения мироточит, к нему обращаются верующие, для чего протоиреем Сидоровым составлены тексты молитв. В честь мученика заложено три церкви. Школа, в которой учился Женя Родионов, названа в 2009 году его именем. На следующий год во дворе этой школы установлен памятник «Свеча памяти». О Евгении и его товарищах сняты документальные фильмы, написаны спектакли. Память простых русских ребят принявших мученическую смерть за Православную Веру навсегда останется в наших сердцах.