Су 34 платан

Edgley Optica

EA-7 Optica


Edgley Optica в полёте

Тип

самолёт воздушной разведки

Производитель

Brooklands Aerospace

Главный конструктор

Джон Эджли

Первый полёт

14 декабря 1979

Начало эксплуатации

Статус

эксплуатируется

Эксплуатанты

Полиция Великобритании

Годы производства

1983 —1990

Единиц произведено

Медиафайлы на Викискладе

Edgley EA-7 Optica — британский лёгкий самолёт укороченного взлёта и посадки, предназначенный для ведения воздушной разведки и наблюдения. Разрабатывался как альтернатива легким вертолётам. Первый полёт состоялся в 1979 году; серийный выпуск продолжался с перерывами с 1983 по 1990 год, в общей сложности построен 21 самолёт.

Разработка и производство

Самолёт был спроектирован конструктором Джоном Эджли и совершил первый полёт 14 декабря 1979 года. Серийный выпуск начат компанией Brooklands Aerospace в 1983 году, сертификат типа получен в 1985 году. На момент запуска в серийное производство в 1983 году планировалось производить по 70 самолётов в год (разработчики ожидали, что военные заинтересуются новым самолётом), но исходный производственный план впоследствии не заладился.

Некоторое количество самолётов было приобретено полицейскими подразделениями Великобритании. Однако после катастрофы полицейского самолёта в Хэмпшире, повлёкшей гибель двух членов экипажа, финансовое положение компании ухудшилось, что позже привело к её банкротству. После ряда реорганизаций компании производство продолжалось малой серией до полного прекращения в 1990 году, когда компания Brooklands Aircraft снова обанкротилась.

По состоянию на 2012 год эксплуатируются единичные экземпляры самолёта.

Конструкция самолета

Самолёт выполнен по схеме двухбалочного моноплана с высокорасположенным крылом и толкающим винтом в кольцевом обтекателе (импеллер). Конструкция цельнометаллическая из алюминиевых сплавов. Шасси трехстоечное с носовой опорой, неубирающееся.

Трехместная кабина с поперечным расположением мест в один ряд имеет большую площадь остекления.

Лётно-технические характеристики

  • Экипаж: 1
  • Пассажировместимость: 2
  • Длина: 8,15 м
  • Размах крыла: 12 м
  • Высота: 2,31 м
  • Площадь крыла: 15.8 м²
  • Профиль крыла: NASA GA(W)-1
  • Масса пустого: 948 кг
  • Mаксимальная взлётная масса: 1315 кг
  • Силовая установка: 1 × ПД Textron Lycoming IO-540-V4A5D, оппозитный шестицилиндровый, мощностью 200 л. с.
  • Воздушный винт: 5-лопастной толкающий, в кольцевом обтекателе
  • Mаксимальная скорость: 213 км/ч
  • Крейсерская скорость: 130 км/ч (режим двигателя 40 %)
  • Скорость сваливания: 108 км/ч
  • Дальность полёта: 1056 км
  • Продолжительность полёта — до 8 ч.
  • Практический потолок: 4275 м

Примечания

  1. 1 2 Britain Mass-Produces EA-7 Optica. // Air Defense Artillery. — Spring 1983. — No. 2 — P. 57.

Глазастый самолётик, похожий на стрекозу. Edgley EA7 Optica (Эдгли ЕА7 Оптика)

В 1981г. было объявлено о первом заказе на производство этих машин — 25 экземпляров для австралийской авиакомпании Н. С. Sleigh Aviation. Первоначально планировалось, начиная с середины 1983г., построить 200 самолетов и первые серийные модели завершить к концу года. Yf полученные от спонсоров 2,3 млн. фунтов стерлингов Эдгли купил у Министерства обороны аэродром Олд Сарум недалеко от Салисберри и организовал в пустующих ангарах сборочную линию. Однако авария одного из первых серийных экземпляров в 1985г. привела к краху компании. В октябре 1985г. для продолжения производства была основана компания «Оптика Индастриз» (Optica Industries), и к концу 1986г. было построено 15 самолетов. В январе 1987г. в результате сильнейшего пожара завод был уничтожен вместе со всеми (кроме одного) пригодными к полетам самолетами. Компания вновь была сформирована под названием «Бруклендс Эйркрафт» (Brooklands Aircraft) (позднее «Аэроспейс» (Aerospace), и самолеты «Оптика Скаут» (Optica Scout), переименованные в «Скаутмастер» (Scoutmaster), снова стали производиться с двигателями «Текстрон Лайкоминг» (Textron Lycoming) O-540 мощностью 194 кВт (260 л.с.). Шесть самолетов было поставлено заказчикам к концу 1989г. В марте 1990г., после выпуска еще пяти самолетов, производство было остановлено, и заказчики потребовали вернуть долги. В июле 1990г. проект Оптика был приобретен компанией «Лово Лтд» (Lovaux Ltd) в Херне с надеждой на возобновление полномасштабного производства и продаж. В 2008 году Джон Эдгли выкупил всю программу «Оптика» для своей новой фирмы «АэроЭльвира» (AeroElvira). Первый собранный ею самолёт взлетел в конце 2008 года.

Новости о возможной модернизации самолетов Су-34

«Звезда» напоминает, что первые сведения о создании подвесных контейнеров со специальным оборудованием, предназначенных для использования бомбардировщиками Су-34, появились еще летом этого года. Разработка таких систем ведется Концерном «Радиоэлектронные технологии» (КРЭТ). Также ранее сообщалось о работах по новой радиолокационной станции с повышенными характеристиками. Опытно-конструкторские работы по этим темам планировалось завершить до конца 2016 года. Отмечалось, что быстрому проведению требуемых работ способствует открытая архитектура комплекса бортового оборудования, использованного на Су-34. Благодаря этому замена существующих изделий должна быть относительно легкой.

Одним из вариантов новой специальной аппаратуры для бомбардировщика может стать подвесной контейнер с системой радиоэлектронной борьбы. В состав бортового оборудования Су-34 входят средства этого класса, однако теперь их предлагается дополнять новым комплексом, размещенным на внешней подвеске. Контейнер с аппаратурой РЭБ будет занимать всего одну точку внешней подвески из 12 имеющихся, но при этом даст самолету или ударной авиационной группе определенные преимущества.

Ранее упоминалось, что целью нового проекта подвесного контейнера РЭБ является создание универсальной системы, способной «работать» по разным объектам противника. Планируется добиться возможности обнаружения и подавления любых радиочастот, используемых наземными или авиационными радиоэлектронными средствами противника. При успешном решении такой задачи фронтовой бомбардировщик сможет помешать определению собственного местоположения, а также затруднить или вовсе исключить все попытки атаки при помощи зенитных систем. Одновременно с этим Су-34 с подвесным контейнером РЭБ сохранит свои ударные возможности.

Получая возможность использования подвесного контейнера, модернизированный Су-34 сохранит встроенные системы радиоэлектронной борьбы. Все серийные самолеты этого типа несут комплекс «Хибины», способный защитить их от различных угроз. По информации «Звезды», средства радиотехнической разведки из состава комплекса РЭБ «Хибины» позволяют бомбардировщику не только производить обнаружение сигнала РЛС противника, но и ретранслировать его обратно в искаженном виде, не используя традиционное «глушение» выявленной частоты. Подобная методика, как и постановка помех, позволяет помешать обнаружению самолета.

Также телерадиокомпания «Звезда» сообщает, что комплекс «Хибины» в составе бортового оборудования самолетов Су-34 уже успел показать свой потенциал. В ходе операции по принуждению Грузии к миру в августе 2008 года бомбардировщики с такой аппаратурой обеспечивали подавление радиолокационных станций противника. Кроме того, один из самолетов в ходе такой боевой работы выполнил уничтожение вражеской РЛС с применением противорадиолокационной управляемой ракеты. Все это демонстрирует реальные возможности бомбардировщиков: даже в базовой модификации они могут бороться с противником как при помощи оружия, так и с использованием бортовых радиоэлектронных систем.

В статье «Усиление «адских утят»: какие боевые возможности получит обновленный Су-34″ также упоминается возможность модернизации существующих бортовых систем, являющихся одними из главных средств достижения высоких боевых качеств. В ходе будущей модернизации обновлению может подвергнуться прицельный комплекс самолета. В частности, высказывается предположения о возможном улучшении системы «Платан». Оптический прицельный комплекс «Платан» используется самолетом Су-34 при применении различного управляемого вооружения, прежде всего использующего лазерное наведение. Дальномер-целеуказатель «Платана» осуществляет подсветку цели, позволяя ракете или бомбе навестись на нее.

Какой именно будет модернизация прицельных систем – не уточняется. Очевидно, в рамках этого проекта будет осуществляться повышение основных характеристик с точки зрения наблюдения и обнаружения целей, а также наведения управляемого оружия. В основе системы «Платан» лежат оптико-электронные приборы, которые могут быть усовершенствованы или заменены более новыми изделиями с улучшенными возможностями. Также в ходе будущей модернизации самолета обновлению могут подвергнуться и другие элементы существующего прицельно-навигационного комплекса.

Взлет бомбардировщика с подвесным контейнером «Сыч». Фото Alexei Karpukev / Russianplanes.net

В настоящее время в номенклатуру вооружения фронтовых бомбардировщиков Су-34 входят управляемые и неуправляемые авиационные средства поражения. В зависимости от типа цели и поставленной боевой задачи, самолет может перевозить до 10-12 т вооружения. На 12 узлах внешней подвески под крылом и фюзеляжем предлагается устанавливать бомбы и ракеты, не оснащенные системами наведения, а также управляемые вооружения. По имеющимся данным, Су-34 может использовать все существующие отечественные управляемые ракеты и бомбы.

Очевидно, что в будущем номенклатура вооружений Су-34 пополнится новыми образцами. Сейчас силами нескольких предприятий оборонной промышленности ведется разработка целого ряда перспективных проектов, по результатам которых российская ударная авиация получит новое оружие. Некоторые перспективные образцы, такие как ракета «воздух-поверхность» Х-59МК2 уже были представлены широкой публике.

Следует отметить, что, согласно ранее опубликованным данным, в обозримом будущем Су-34 сможет нести подвесные контейнеры нескольких типов, отличающиеся своим предназначением. Помимо контейнера РЭБ сейчас разрабатываются и испытываются схожие устройства с иным составом оборудования. Так, в рамках программы под условным обозначением «Сыч» ведется создание сразу трех новых контейнеров. Проект УКР-РТ подразумевает создание контейнера с комплексом радиотехнической разведки, изделие УКР-РЛ будет нести дополнительную радиолокационную станцию бокового обзора, а в обтекаемом корпусе контейнера УКР-ОЭ будет находиться оптико-электронное оборудование.

Известно, что работы по проекту «Сыч» идут, как минимум, с начала текущего десятилетия. В 2015 году стало известно о существовании опытного образца одного из подвесных контейнеров, к тому времени выведенного на летные испытания вместе с самолетом-носителем. В августе этого года отечественные средства массовой информации со ссылкой на неназванных представителей оборонной промышленности писали о текущем положении дел в программе «Сыч». Тогда утверждалось, что опытный образец контейнера уже выведен на испытания. В обозримом будущем планировалось завершить все требуемые работы, после чего можно было решать вопрос о принятии нового изделия на вооружение.

В базовой конфигурации самолет Су-34 оснащается развитым комплексом средств разведки и обнаружения, при помощи которых может находить те или иные воздушные, наземные или надводные цели. Бортовые радиолокационные и оптико-электронные системы в некоторых ситуациях предлагается дополнять перспективной аппаратурой в контейнерном исполнении. Предполагается, что изделия УКР-РТ, УКР-РЛ и УКР-ОЭ позволят значительно повысить возможности бомбардировщика-носителя в деле ведения разведки и обнаружения различных целей. Тем не менее, за повышение разведывательного и боевого потенциала самолету придется заплатить некоторым сокращением боевой нагрузки: крупный подвесной контейнер предлагается помещать на центральный пилон фюзеляжа, что может мешать использованию второй подфюзеляжной подвески.

К сожалению, на данный момент было опубликовано не слишком много сведений о будущей модернизации новейших бомбардировщиков Су-34. Известно только о некоторых проектах, целью которых является повышение различных характеристик существующей техники. Кроме того, сообщается о принятии решений о начале некоторых новых проектов. В то же время, сроки начала и завершения разработки полноценного проекта пока остаются неизвестными. То же касается и примерного времени начала строительства улучшенных самолетов или модернизации машин из строевых частей. Тем не менее, имеющиеся данные позволяют предполагать, что отечественная оборонная промышленность и без полной модернизации самолетов может предложить массу идей, касающихся улучшения их возможностей. Имеющаяся техника для повышения ее характеристик в будущем сможет дополняться вспомогательным оборудованием и использовать новейшее вооружение.

Рябов Кирилл

Первые авиационные прицелы для бомбометания

В начале ХХ века в вооруженных силах целого ряда государств стали появляться летательные аппараты. Поначалу они использовались военными ведомствами в целях разведки, связи, корректировки артиллерийского огня и аэрофотосъемки. Однако, уже тогда стало очевидным, что авиации предстоит стать носителем оружия. Первые опыты по поражению наземных объектов аэропланами, в ходе которых пилоты на лету бросали в мишени общевойсковые боеприпасы, показали низкую результативность. Главенствующую роль в успехе ручного бомбометания играла ловкость пилота, а зачастую – его везение. И без того низкая точность поражения целей снижалась по мере роста высоты аэроплана. Такое положение дел не устраивало военных авиаторов. Сразу в нескольких странах практически одновременно начались изыскания в сфере повышения точности бомбометания. Они были ориентированы на создание специальных авиационных боеприпасов, устройств их сброса и прицелов, позволяющих учитывать параметры движения аэроплана и параметры ветра.

Одним из первых конструкцию устройства сброса, совмещенного с оптическим прицелом, предложил лейтенант военно-морских сил США Рили Скотт. Этот прибор учитывал сопротивление воздуха движению падающей бомбы и силу ветра, действующую на бомбу. Устройство представляло собой карданов подвес с несколькими шкалами, окуляром и подвешенными бомбами. Для его использования необходимо было знать высоту и скорость полета, а также скорость ветра. В распоряжении летчика была таблица поправок на сопротивление воздуха и различную силу бокового и продольного ветра.

В русской авиации мощный толчок в развитии средств прицеливания связан с началом Первой мировой войны. С началом боевых действий летчики и наблюдатели часто по собственной инициативе стали изучать факторы, влияющие на точность поражения наземных целей. Их наблюдения и опыт легли в основу теории прицельного бомбометания и помогли ученым в конструировании первых прицелов. В 1915 году военное ведомство поручило Н. Е. Жуковскому заняться вопросом повышения точности бомбометания. В сентябре 1915 года он выступил на собрании Московского математического общества с докладом на тему: «К теории бомбометания с аэроплана».

Из целого ряда прицелов распространение получил прицел конструкции штабс-капитана Толмачева. Он представлял собой простейший визир, смонтированный на корпусе аэроплана, и устройство, надевавшееся на руку пилота. Устройство, состоявшее из секундомера, шкалы высот и лампочки, подсказывало летчику о наступлении момента сброса бомбы. В военном ведомстве высоко оценили изобретение штабс-капитана Толмачева, охарактеризовав его так: «очень компактно, удобно в обращении, хорошо выполнено». В числе прочих этот прицел использовали артиллерийские офицеры первого в мире соединения тяжелых бомбардировщиков – эскадры воздушных кораблей «Илья Муромец».

Рассчитать сброс бомбы в соответствии с параметрами движения аэроплана оказалось лишь половиной дела. Для точного поражения наземного объекта необходимо было при прицеливании учесть влияние ветра. В эскадре воздушных кораблей этот вопрос стоял остро, так как точность бомбометания с высоты 2-3 километра при свежем ветре была крайне низкой. Из метеорологических приборов в перечне имущества каждого воздушного корабля был лишь авиационный барограф. Однако артиллерийские офицеры нуждались в приборе, позволяющем учитывать скорость и направления ветра при прицельном бомбометании. Такой прибор, получивший негласное название «ветрочет», сконструировал один из лучших летчиков эскадры капитан А. Н. Журавченко. В донесении эскадры воздушных кораблей, датированном 16 июня 1916 года, говорилось:

«Благодаря этому прибору теперь при боевой работе кораблей представилась полная возможность точно производить бомбометание по намеченным целям. Теперь к последним можно подходить с любой стороны, не считаясь с направлением ветра, и этим затруднять пристрелку по кораблям зенитных орудий противника». Скорость и направление ветра «над точкой», необходимые для введения поправок, экипажи узнавали перед вылетом в метеорологической станции. Благодаря использованию «ветрочета» кораблям «Илья Муромец» удалось осуществить весьма результативные бомбардировки городов Тауэркальн, Фридрихсгоф и Митава.

Устройство сброса бомб, совмещенное с оптическим прицелом, конструкции лейтенанта ВМС США Рили Скотта. 1910 г.
Из книги Бекнев С.А. Воздухоплавание в современной сухопутной войне. Санкт-Петербург, 1913 г.Изобретатель «ветрочета» капитан А. Н. Журавченко (в центре).

Авиационные РЛС

БРЛС под обтекателем самолёта Dassault Falcon 900

Авиационная бортовая радиолокационная станция (БРЛС) — система бортового радиоэлектронного оборудования (БРЭО), предназначенная для обнаружения воздушных, морских и наземных объектов методом радиолокации, а также для определения их дальности, размерности и вычисления параметров движения. Бортовые авиационные РЛС условно делятся на метеонавигационные локаторы, РЛС обзора земной или водной поверхности и радиолокационные прицелы (функции часто совмещаются). По направленности действия — на РЛС переднего, бокового или заднего обзора. В конструкции бортовых РЛС могут применяться гиростабилизированные платформы.

К авиационным бортовым РЛС предъявляются противоречивые требования высоких ТТХ при минимальном весе и габаритах, высокой надёжности в условиях перепадов давления, температуры и знакопеременных ускорений. Их характеризует высокая техническая сложность, плотная компоновка монтажа, большая стоимость.

История

Сведения о новейших авиационных РЛС всегда относились к особо секретным, поэтому в конкурирующих странах эта тематика, как правило, развивалась независимо.

Великобритания

Исследования возможности применения радиолокации на борту самолёта начались в середине 1930-х годов в Великобритании. Опытный образец БРЛС впервые был испытан в 1937 году на самолёте Avro Anson, продемонстрировав дальность около 1 мили (1,6 км) в режиме «воздух — воздух» и до 3 миль по кораблям в океане. Первая серийная БРЛС «AI Mk. IV» появилась в июле 1940 года на лёгких бомбардировщиках Bristol Blenheim. Она работала в диапазоне метровых волн и позволяла обнаружить аналогичный самолёт на расстоянии от 500 м до 6 км с точностью наведения ±5°. Комплект аппаратуры весил около 100 кг.

США

В середине 1941 года БРЛС «AI Mk. IV» была продемонстрирована представителям американских ВВС. В небольшом количестве под обозначением «SCR-540» она производилась по лицензии компанией Western Electric и устанавливалась на тяжёлые ночные истребители Douglas P-70, однако к моменту готовности серийного производства в США эта БРЛС уже устарела. В мае 1942 года в воздух впервые был поднят американский ночной истребитель Northrop P-61 Black Widow, специально рассчитанный на использование поисково-прицельной БРЛС типа SCR-720A (развитие наземной SCR-268).

CCCР

В 1940 году генерал инженерно-авиационной службы С. А. Данилин, несколько лет занимавшийся вопросами создания систем радионавигации и слепой посадки самолётов, предложил использовать радиолокационные принципы в бортовой аппаратуре для обнаружения бомбардировщиков противника и ведения по ним прицельного огня независимо от условий оптической видимости. В начале 1941 года под руководством А. Б. Слепушкина в НИИ радиопромышленности был создан лабораторный макет первой БРЛС «Гнейс-1», работавшей в сантиметровом диапазоне (длина волны 15—16 см).

После начала войны проектирование бортовой станции пришлось переключить на излучатели метрового диапазона — они были значительно лучше освоены промышленностью. Под руководством А. А. Фина, затем — В. В. Тихомирова, ранее создавших стационарную РЛС ПВО «Пегматит», была создана БРЛС «Гнейс-2». Она работала на волне 1,5 м с мощностью излучения до 10 кВт, длительностью импульса 2—2,5 мкс и частотой посылок 900 Гц. С её помощью самолёт-бомбардировщик мог быть обнаружен за 3,5—4 км с точностью наведения ±5° по угловым координатам. В конце 1942 года БРЛС «Гнейс-2» была впервые применена в боях под Москвой и под Сталинградом, а 16 июня 1943 года её приняли на вооружение. К концу 1944 года выпущено более 230 комплектов «Гнейс-2».

В другом конструкторском бюро НИИ РП под руководством В. В. Мигулина и П. Н. Куксенко велась альтернативная разработка БРЛС «ПНБ» («прибор ночного боя»). На испытаниях в начале 1943 года она показала максимальную дальность 3—5 км при «мёртвой» зоне 150—250 м. Из-за меньшей технологичности «ПНБ» не передавалась в производство, но некоторые её решения были реализованы в БРЛС «Гнейс-2М».

В 1944 году была предъявлена на испытания БРЛС «Гнейс-5» (руководитель разработки Г. А. Зонненштраль). Она показала дальность обнаружения 7 км при высоте полёта цели 8000 м («мёртвая» зона 150—200 м), точность наведения ±2—4° в горизонтальной плоскости и угол обзора 160° в вертикальной плоскости. Кроме того, с расстояния до 90 км она обеспечивала привод своего истребителя к специальному маяку. «Гнейс-5» работала на волне 1,43 м с мощностью излучения 30 кВт, комплект аппаратуры весил 95 кг. Специальный индикатор, установленный в кабине пилота и дублирующий данные воздушной обстановки, позволял ему самостоятельно выводить самолёт в атаку. Во второй половине 1945 года «Гнейс-5» была принята на вооружение и поставлена на серийное производство. По инициативе генерала Е. Я. Савицкого были организованы летающие радиолокационные классы — аппаратура «Гнейс-5» устанавливалась на военно-транспортном самолёте, и группа лётчиков могла одновременно тренироваться в лётных условиях.

Германия

Антенны БРЛС «Лихтенштейн» FuG-202 на самолёте Junkers Ju 88

В Германии с середины 1941 года испытывались БРЛС серии «Лихтенштейн» компании Telefunken, предназначенные исключительно для воздушного перехвата. Первая версия, FuG-202 (Lichtenstein B/C), работала в дециметровом диапазоне (490 МГц) и требовала относительно больших антенн, состоящих из 32 дипольных элементов. Имея импульсную излучаемую мощность 1,5 кВт, она позволяла обнаружить самолёт на расстоянии до 4 км с точностью 100 м и ±2,5°. В 1943 году была выпущена версия FuG-212 (Lichtenstein C-1) с большей дальностью и более широким углом обзора, которая работала примерно на тех же частотах (от 420 до 480 МГц). Однако благодаря перебежчикам англичане смогли разработать систему противодействия радарам этого диапазона, и немцы были вынуждены отказаться от их использования. В конце 1943 года началось производство улучшенных БРЛС FuG-220 (Lichtenstein SN-2). Они работали на частотах 72—90 МГц, и антенная система должна была быть значительно увеличена, что уменьшало максимальную скорость ночного истребителя более чем на 50 км/ч. В качестве временного альтернативного решения применялись БРЛС серии «Нептун» (FuG-216…218) компании Siemens, работавшие в диапазоне 125—187 МГц. К концу войны немцы разработали БРЛС FuG-228 (Lichtenstein SN-3), в котором антенны были почти полностью скрыты под деревянным коническим обтекателем.

В ночь со 2 на 3 февраля 1943 года вблизи Роттердама немецкие войска сбили британский бомбардировщик Short Stirling, на котором была установлена сверхсекретная БРЛС обзора земной поверхности H2S. В руки инженеров компании Telefunken попало устройство неизвестного назначения, которое они назвали «Rotterdam Gerät». Это был магнетрон, использовавшийся британцами как генератор излучения сантиметрового диапазона. На его основе была построена БРЛС FuG-240 «Берлин» с параболической антенной, которая полностью скрывалась за фанерным обтекателем. Имея выходную мощность 15 кВт (модель N-2), она позволяла обнаружить самолёт на расстоянии до 9 км. Однако её первые промышленные экземпляры были готовы только в апреле 1945 года, незадолго до окончания войны.

Япония

Первая японская БРЛС «Type H-6» была испытана в августе 1942 года, однако её серийное производство было налажено только в 1944 году. Она работала на волне 2 м с пиковой мощностью 3 кВт и позволяла обнаружить одиночный самолёт на расстоянии до 70 км, а группу самолётов — до 100 км. Комплект весил 110 кг. Было выпущено 2000 экземпляров, они устанавливались на летающие лодки H8K «Emily» и средние торпедоносцы G4M2 «Betty».

Основные типы бортовых РЛС

Станции предупреждения об облучении

РЛС, реализующие методы пассивной радиолокации. Предназначены для обнаружения излучения РЛС других типов. Примеры:

  • Л-150 «Пастель» — Су-27, Су-35, Ка-52;
  • Л-006 «Берёза» (СПО-15ЛМ) — Су-25, Су-27.

Метеонавигационные локаторы

РЛС для определения грозовых образований и радионавигации. Примеры:

  • «Гроза-24» — Ан-24
  • «Гроза-26» — Ан-12БКЦ, Ан-26
  • «Гроза-40» — Як-40
  • «Гроза-62» — Ил-62
  • «Гроза-142» — Ту-142МР
  • «Гроза-154» — Ту-154
  • «Буран-72» — Ан-72
  • «Буран-74» — Ан-74
  • «Контур−10Ц» — Ми-8 и его модификации, Ми-26Т, Ан-38, Ан-72, Ил-76ТД, Л-410, Ту-134
  • «Контур-10» — Бе-32К, В-3, Ан-28
  • РПСН-3 «Эмблема» — Ил-18
  • «Обзор-МР» — Ту-22МР

Радиолокационные прицелы

Специализированные РЛС для обнаружения и определения параметров цели и выполнения бомбометания или наведения управляемых авиационных средств поражения. Примеры применения:

  • «Гнейс-2» — Пе-2, Пе-3, Дуглас А-20
  • «Алмаз-3» — СМ-6, Т-3
  • «Арбалет» — Ка-52
  • «Копьё-21И» — МиГ-21-93
  • «Копьё-25» — Су-25
  • «Коршун» — МиГ-17
  • «Москит-23» — МиГ-23-98
  • «Орион-А» — Су-24
  • «Оса» — МиГ-21, МиГ-29УБТ
  • «Сокол-2» — Як-27
  • Н001 «Меч» (РЛПК-27) — Су-27
  • Н001ВП «Панда» — Су-27
  • Н002 — Як-141
  • Н002 «Аметист» («Сапфир-23МЛ-А») — МиГ-23МЛА
  • Н006 «Аметист» («Сапфир-23МП») — МиГ-23МП
  • Н008 «Аметист» («Сапфир-23МЛ-2А») — МиГ-23МЛД
  • Н-010 «Жук» — МиГ-29, Су-27
  • Н-011 «Барс» — Су-27М
  • Н011М «Барс» — Су-30МКИ/МКМ
  • Н025 — Ми-28Н
  • Н-035 «Ирбис» — Су-35С
  • Н-036 «Белка» — ПАК ФА
  • РП-1 «Изумруд» — МиГ-17П/ПФ, МиГ-19П
  • РП-1Д «Изумруд-3» — Як-25
  • РП-1У «Изумруд-2» — МиГ-17ПФУ, Як-25К
  • РП-5 «Изумруд-5» — МиГ-17ПФ, МиГ-19П
  • РП-6 «Сокол» — Як-25М
  • РП-9У — Су-9
  • РП-9-21 — МиГ-21ПФ
  • РП-11 «Орёл» — Су-11
  • РП-15 «Орёл-Д-58» — Су-15
  • РП-21 (ЦД-30ТП-21) — МиГ-21П/ПФ
  • РП-21М — МиГ-21ПФМ
  • РП-21МА — МиГ-21М/МФ
  • РП-21МИ — МиГ-21ПФМ
  • РП-22 «Сапфир-21» — МиГ-21С
  • РП-22С «Сапфир-21» — МиГ-21С
  • РП-22СМ «Сапфир-21» — МиГ-21СМ, СМТ, бис
  • РП-22СМА «Сапфир-21» — МиГ-21бис
  • РП-23 «Сапфир-23» — МиГ-23
  • РП-23 «Сапфир-23» — МиГ-23С/МС
  • РП-23Д (323-Д «Сапфир-23Д») — МиГ-23М и МиГ-23МФ
  • РП-23МЛ (323-МЛ «Сапфир-23МЛ») — МиГ-23МЛ
  • РП-25 «Сапфир-25» (Н-005) — МиГ-25ПД
  • РП-26 «Тайфун»/»Тайфун-М» — Су-15Т/ТМ
  • РП-29 «Рубин» (Н-019, «Сапфир-29») — МиГ-29
  • РП-29М/МП «Топаз» (Н-019М/МП) — МиГ-29С/СМТ
  • РП-31 «Заслон» (Н-007) — МиГ-31
  • РП-35 — МиГ-35
  • РП-С «Смерч» — Ту-128
  • РП-СА «Смерч-А» — МиГ-25П
  • РПС-1 «Аргон» — Бе-10, Ту-16
  • СПРС-1 — Як-25МР
  • ЦД-30 — Су-15
  • «Инициатива-1Ш» — Ту-134Ш-2
  • «Инициатива-2» — Ан-8, Ту-124
  • «Инициатива-2Б» — Бе-12, Бе-12
  • «Инициатива-2К» — Ка-25ПЛ
  • «Инициатива-2КМ» — Ка-27ПЛ
  • «Инициатива-2М» — Ми-14ПЛ
  • «Инициатива-2Р» — Як-28Р
  • «Инициатива-2Я» — Як-28И
  • «Инициатива-3» — Як-28Р
  • «Инициатива-4» — Ан-12БК
  • «Инициатива-4-100» — Ан-22
  • «Инициатива-И» — Ту-128
  • «ПН» — Ту-22К
  • «ПНА» — Ту-22М
  • «ПНА-Б» — Ту-95К-22
  • ПСБН-М — Бе-6, Ли-2, Ту-14, Як-26
  • РБП-2 — Ан-10, Ан-12
  • РБП-3 — Ан-8, Ан-12Б/БП, Як-27Р, Як-28Б
  • РБП-4 «Рубидий» — М-4, Ту-16, Ту-95, Ту-96, Ту-116
  • РБП-6 «Люстра» — Ту-16
  • У-008 «Обзор-К» — Ту-160
  • У-009 «Обзор-МС» — Ту-95МС
  • «ЯД» — Ту-95К

РЛС заднего обзора, радиолокационные прицелы

Предназначены для обзора пространства в задней полусфере и ведения прицельной стрельбы из пушечной установки ночью и в облаках.

  • ПРС-1 «Аргон-1» — стрелковый прицел М-4, Ту-16
  • ПРС-3 «Аргон-2» — стрелковый прицел Ту-22, Ту-107
  • ПРС-4 «Криптон» — стрелковый прицел Ту-22М, Ил-76, Ту-95/142
  • Н012 — РЛС обзора задней полусферы Су-34
  • Н014 — РЛС обзора задней полусферы Су-27М

РЛС бокового обзора

Устанавливается на самолёты-разведчики, самолёты ДРЛО, самолёты для мониторинга земной поверхности.

  • «Торос» — Ан-24
  • М-101 «Штык» — Су-24МР
  • «Булат» — Як-28БИ
  • «Игла-1» — Ил-20М, Ил-24Н
  • «Нить-К» — Ил-24Н
  • «Нить-С» — Ан-24
  • «Нить С1-СХ» — Ту-134СХ
  • «Сабля-Е» — Миг-25 РБС
  • «Шомпол» — Миг-25 РБШ
  • «Вираж» — Миг-25 РБВ
  • «Тангаж» — Миг-25 РБТ
  • «Куб-3″/»Куб-3М» — Миг-25 РБК

РЛС обзора земной поверхности

  • «ЕН-Д» — Ту-16К-10 (дальностью обнаружения цели порядка 400 км.), Ту-16РМ
  • «Кобальт» — Ил-12, Ту-4, Ту-16КС (Станция «Кобальт -1М» обнаруживала цель на 160 км)
  • РОЗ-1А — Ту-134УБЛ
  • РОЗ-3 — Ан-12
  • «Рубин-1» — Ту-22, Ту-134Ш, Ту-126, Ту-16К-16 (Цель обнаруживалась с помощью РЛС носителя «Рубин-1К» на расстоянии до 350 км, её координаты передавались в РЛС ракеты; «Рубин-1М» на расстоянии до 450 км)
  • КП-3А — Ил-76

РЛС поиска надводных целей

Предназначены для обзора водной и земной поверхности, а также местоположения выставленных РГБ и радиомаяков.

  • «Курс» — Ми-4М, Р-1
  • «Курс-М» — Бе-10
  • «Рубин-В» — Ми-4МР/ПС

Радиолокационные навигационно-прицельные комплексы

Комплекс радиоэлектронного взаимосвязанного оборудования, решающий широкий круг задач радионавигации и боевого применения.

  • «Купол-2» — Прицельно-навигационный пилотажный комплекс Ил-76
  • «Купол-3-76МФ» — Прицельно-навигационный пилотажный комплекс Ил-76МФ
  • «Купол-22» — Прицельно-навигационный пилотажный комплекс Ан-22
  • «Гребешок-3» — Панорамная радиолокационная станция обнаружения и ретрансляции Ми-4ГР
  • «Осьминог» — поисково-прицельный комплекс Ка-27ПЛ.
  • «Беркут» — Радиолокационный поисково-прицельный комплекс Ту-142 и Ил-38
  • «Коршун» — Радиолокационный поисково-прицельный комплекс Ту-142М/МЗ
  • «Новелла» — поисково-прицельный комплекс на Ил-38Н

> См. также

  • РЛС
  • Радиолокация
  • Радиоизлучение
  • Радиоэлектронная борьба
  1. Смирнов С. А., Зубков В. И. Самолётные РЛС / Краткие очерки истории ВНИИРТ, «Вестник ПВО»
  2. Bowen, 1998.
  3. 1 2 Parker, 2013.
  4. SCR Series Radars (англ.) Alternate Wars
  5. Microwave Radar & The MIT Rad Lab (англ.) The Wizard War: WW2 & The Origins Of Radar
  6. Galati, 2016, p. 174.
  7. 1 2 Пе-2 Гнейс, Уголок неба
  8. 1 2 Лобанов, 1975.
  9. 1 2 Лобанов, 1982, РЛС «Гнейс-2″для ИА ПВО.
  10. Лобанов, 1982, Самолетная РЛС «Гнейс-5».
  11. Holpp, 2000.
  12. Japanese Radar Equipment in WWII (англ.)
  13. 1 2 3 Легендарный Ту-16. Дата обращения 16 сентября 2016.

Литература

  • М. М. Лобанов. Развитие советской радиолокационной техники. — М.: Воениздат, 1982. — 239 с.
  • М. М. Лобанов. Самолётные станции «Гнейс-2», ПНБ и «Гнейс-5» // Начало советской радиолокации. — М.: Советское радио, 1975. — 288 с.
  • Bowen, Edward George. Radar Days. — CRC Press, 1998. — ISBN 9780750305860.
  • Parker, Dana T. Building Victory: Aircraft Manufacturing in the Los Angeles Area in World War II. — Cypress, CA, 2013. — ISBN 978-0-9897906-0-4.
  • Galati, Gaspare. 100 Years of Radar. — Springer, 2016. — ISBN 978-3-319-00583-6.
  • Holpp, Wolfgang. The Century of Radar. — EADS Deutschland GmbH, 2000.

Ссылки

  • Современная авиация России
В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 30 марта 2012 года.

Этот полк базировался в Воронеже на аэродроме, ныне известном под «народным» названием Балтимор, а теоретическую подготовку Центр ведет на своей учебной базе в Липецке. Уже в 2008 г. обучение полетам и обслуживанию Су-34 начали в Липецком авиацентре начали экипажи строевых полков, которым предстояло нести боевую службу.

Опытный самолет Т10В-7 со станцией радиотехнической разведки УКР-РТ «Сыч». Фото: М.Брянский // http://military-informant.com

Оценка новой машины инструкторами Центра и строевиками оказалась весьма высока. Комфорт на борту, ударные возможности и летные качества составляли разительный контраст даже по сравнению с доведенными до предела совершенства Су-24М2 с прицельным комплексом СВП-24. А чего стоит возможность не только «отстреливаться» от истребителей противника, а вести с ними воздушный бой как минимум на равных?

Самолеты Су-34 на аэродроме 968-го ИИСАП Государственного ордена Ленина Краснознаменного центра подготовки авиационного персонала и войсковых испытаний Министерства обороны РФ имени В. П. Чкалова

Конечно, чем больше функций техника выполняет, тем сложнее работать с ней. Например, к ВТО для поражения наземных и морских целей с лазерным, телевизионным, телевизионно-командным и пассивным противорадиолокационным наведением, которое нес Су-24М, добавились боеприпасы с наведением активным радиолокационным и спутниковым.

Оружие Су-24М для воздушного боя ограничивалось тепловыми ракетами малой дальности, а на Су-34 появились УР дальности средней с тремя системами наведения. Летчикам и штурманам надо уметь их применять, а техсоставу – обслуживать, количество операций, которые надо отработать до автоматизма в целом увеличилось, но не везде. Так на Су-24М для применения противорадиолокационных ракет Х-58 было необходимо выбрать в зависимости от типа планируемой к уничтожению РЛС, подвесить, подключить и настроить один из двух громоздких и тяжелых контейнеров целеуказания «Фантасмагория», а на Су-34 целеуказатель встроенный.

Особенность Су-34 по сравнению с бомбардировщиком Су-24 III поколения — возможность вести наступательный воздушный бой с использованием ракет не только малой, но и средней дальности. Фото: Сергей Чайковский // russianplanes.net

Значительную долю нагрузки на экипаж составляет восприятие и переработка информации от бортовых систем. Ее объем увеличился (речь, например, о числе одновременно сопровождаемых локатором целей), что требует пропорционально большего мыслительного напряжения. Но замена стрелочных приборов, «ленточных» буквенно-цифровых индикаторов для вывода разовых сообщений и монохромных экранов на электронно-лучевых трубках жидкокристаллическими дисплеями с хорошей яркостью, углом зрения, оптимальной величиной «точки» и четкостью изображения снижает нагрузку на глаза и упрощает «переваривание» того потока данных, который «льется» на экипаж в полете и в бою.

Фронтовые бомбардировщики Су-34. Оптико-электронная станция «Платан» на головном самолете в боевом положении.

Значительно облегчил освоение самолета тренажерный комплекс, на котором возможно отрабатывать все элементы полета и боевого применения – как в отдельности, так и в целом.

Для техсостава Су-34 не стал чем-то вроде «черного ящика». Облегчает жизнь увеличение числа параметров, которые контролируются встроенными системами самолета, сама же технология обслуживания и средства ее осуществления во многом перешли на новую машину со знакомого уже многим Су-27. Больше стало комплектующих эксплуатируемых не по ресурсу, а по состоянию, что сократило объем работ на машине. Однако увеличилась и доля того, что невозможно отремонтировать прямо на месте, а надо отправлять на специализированное предприятие – особенно, в части электроники.

Командир 105-й Гвардейской САД ВКС РФ генерал-майор Школенко на полетах полка Су-34 3 февраля 2017 г.

Надежность самолета и систем оказалась на вполне приемлемом уровне – по крайней мере, для этапа освоения нового изделия, когда всегда идет много отказов и часть из них вызвана неумением личного состава работать с тем или иным оборудованием, что исправляется повседневной тренировкой. С точки зрения пилотирования новые возможности самолета потребовали от летчика повышения квалификации, но не запредельного. «Неприятных особенностей» у Су-34 нет, а сам он показал себя не только надежным, но и прочным в критической ситуации.

На тренажере Су-34 можно отрабатывать все элементы полета, включая боевое применение. Фото: avsim.su

Так, когда 4 июня 2015 г. во время посадки на аэродром Бутурлиновка не вышел тормозной парашют и самолет перевернулся, сойдя на большой скорости с полосы на грунт, экипаж не пострадал. На сегодня это единственная известная авария Су-34 при достаточно большом общем налете парка.

Первым среди строевых частей новый самолет освоил 47-й бомбардировочный авиационный полк 105-й Гвардейской Борисовско-Померанской дважды Краснознаменной ордена Кутузова смешанной авиационной дивизии 6-й Краснознаменной армии Воздушно-космических сил России. Здесь и далее мы будем давать современную принадлежность частей, опуская систему периода министра обороны Сердюкова, когда вместо дивизий были авиабазы, а воздушные армии заменили командования ВВС и ПВО.

Полк базируется постоянно в Воронеже, но на время его модернизации использовал базу Бутурлиновка в той же области. За 47-м новые самолеты получили 559-й БАП 1-й смешанной авиадивизии 4-й Краснознамённой армии ВКС (он размещен на аэродроме Морозовск в Ростовской области и нацелен на юго-запад), и дальневосточный 277-й БАП 303-й САД 11-й Краснознаменной армии ВВС и ПВО в Хурбе в Хабаровском крае, который контролирует прилегающие воды Тихого океана, Японию и Южную Корею.

Боевой комплекс Су-34 поколения IV++ сочетает мощь и разнообразие вооружения с высокими летными качествами. Фото: russianplanes.net

На рубеже 2018 г. освоение самолета начал 2-й гвардейский бомбардировочный авиаполк 21-й САД 14-й Смоленской Краснознаменной армии ВВС и ПВО Центрального военного округа. Он базируется на аэродроме Шагол в Челябинской область. На середину 2018 г. часть имела 8 самолетов Су-34 в составе одной эскадрильи и перевооружение ее продолжалось.

Буквально через год после поступления первых самолетов Су-34 в войска им довелось вступить в бой.

Подготовка к боевому вылету бомбардировщика Су-34 авиагруппы ВКС РФ в Сирии. Фото: ridus.ru

В день открытия Олимпийских игр в Пекине 8 августа 2008 г. Грузия предприняла попытку восстановить свою власть над Южной Осетией, которая еще в начале 90-х заявила о независимости и с тех пор там постоянно тлел конфликт. Под внезапный удар попали не только населенные пункты и военные формирования Южной Осетии, но и российские миротворческие силы. В спешно организованной ответной операции российская армия активно задействовала авиацию, как самый мобильный род войск, однако командование не учло того, что Грузия к войне готовилась и успела существенно пополнить свою противовоздушную оборону, закупив достаточно новую технику у Израиля, Польши, Украины и других стран. В частности, были поставлены ЗРК «Бук» М1, «Оса» модификаций АК и АКМ, станции пассивного обнаружения воздушных целей «Кольчуга» и радар 36Д6-М, который по своим показателям соответствует, а в части дальности действия даже превосходит РЛС AN/MPQ-53 американского ЗРК «Пэтриот» PAC2.

Военный эксперт С. Аминов в журнале Moscow Defense Brief по этому поводу написал: «Война в Южной Осетии стала фактически первым в мире конфликтом, в котором авиации противостояли ЗРК нового поколения, такие как «Бук-М1″, поступивший на вооружение в восьмидесятые годы… Более того, ВВС России впервые в своей истории пришлось вести борьбу с системой ПВО противника – причем сразу с достаточно современными и относительно многочисленными (для такой небольшой страны, как Грузия) зенитными системами».

В первый же день грузинские ЗРК «Бук» М1 сбили три российских штурмовика Су-25 и дальний бомбардировщик Ту-22М3, выполнявший разведывательный полет. В тот же день российская авиация потеряла фронтовой разведчик Су-24МР, но претензии грузинских военных, заявивших, что они его сбили, были отвергнуты. Осознав угрозу, командование сил РФ предприняло экстренные меры, в том числе задействовало для подавления ПВО противника самолеты Су-34 из 968-го ИИСАП, вооруженные противорадиолокационными ракетами Х-31П и оснащенные станциями РЭБ Л175В «Хибины».

В результате по данным С. Аминова были уничтожены оба грузинских дивизиона ЗРК С-125М, большинство военных и гражданских РЛС всех типов, а также были подавлены все «Буки» и «Осы». Точно нельзя сказать, какую долю из этих целей поразили именно Су-34, и лишь в случае с уничтожением самой мощной и новой грузинской РЛС 36Д6-М у города Гори сообщалось, что она выведена из строя ракетой Х-31П, запущенной именно с такого самолета.

«Война 08-08-08» в Южной Осетии стала боевым крещением не только для самолетов Су-34 и ракет Х-31П, но и для системы РЭБ нового поколения «Хибины», результаты применения которой стали тогда темой оживленной дискуссии. По понятным причинам ни российская, ни грузинская стороны не приводили данных объективного контроля использования средств РЭБ – своих и противника. Но следует отметить, что с 10 августа расчетам грузинских мобильных ЗРК с собственными РЛС почти никогда не удавалось выполнять пуски, а удачных стрельб вовсе не было, хотя интенсивность и глубина действий российской авиации увеличились. Это можно объяснить только тем, что ЗРК были подавлены, а ведь станции «Буков» М1, например, считаются весьма неплохо помехозащищенными.

Фронтовой бомбардировщик Су-34 сбрасывает корректируемые бомбы со спутниковым наведением КАБ-500С. Фото: politikus.ru

Хотя Л175В «Хибины» это средство индивидуальной защиты и прикрывает только свой самолет-носитель, Су-34 в плотном боевом порядке подавлял каналы наведения ракет с радиолокационными ГСН на всю группу. Также очевидно была блокирована и работа пассивных станций «Кольчуга», по крайней мере, использовавшие их данные расчеты зенитной артиллерии и ПЗРК в последние дни войны также ничем особым себя не проявили и их заявление о сбитом Су-24М скорее всего не соответствует истине.

Следующим «пунктом назначения» Су-34 стала Сирия: 30 сентября 2015 г. двенадцать бомбардировщиков были развернуты на авиабазе Хмеймим на северо-западе страны в составе группировки ВВС России. Там уже несколько лет хорошо вооруженные и обученные террористические группировки «Исламское Государство», «Исламский фронт», «Сирийская свободная армия», «Фронт ан-Нусра» и другие вели войну против законного правительства страны. Президент Сирии Асад опоздал с решительными мерами военного характера, позволив им захватить значительную часть территории, в том числе и долину Евфрата, где проходят главные транспортные магистрали, связывающие север и юго-запад государства, а также ведущие в сопредельные Ирак и Турцию.

Российские Су-34 и американские F-18 над нейтральными водами. Фото: forums.airforce.ru

Задачей Су-34 российской авиагруппы стало уничтожение пунктов управления, складов и мастерских по ремонту и изготовлению боевой техники, боеприпасов, взрывчатки, зажигательных и отравляющих веществ, а также блокирование подвоза боевикам пополнения, в т.ч. военных советников и агентов иностранных спецслужб, вывоза раненых боевиков на отдых, а также материальных ценностей – прежде всего, нефтепродуктов. Здесь Су-34 действовали по тоннелям, мостам и нефтехранилищам.

Первые цели находились у городов Ракка и Мадан-Джадид, а наиболее интенсивно Су-34 применялись в операциях у Алеппо на северо-востоке Сирии, Ракки и Дейр-эз-Зора, последние два города – это долина Евфрата.

С 16 августа 2016 г. самолеты Су-34 наряду с дальними бомбардировщиками Ту-22М3 использовали для ударов по объектам террористических организаций «Исламское государство» и «Джебхат ан-Нусра» в восточной части Сирии аэродром Хамадан в Иране. Например, 17 августа 2016 г. взлетевшие оттуда «тридцатьчетверки» уничтожили в провинции Дейр-эз-Зор два полевых лагеря, в которых погибло до 150 боевиков «Исламского государства». После занятия территории правительственными войсками выяснилось, что среди уничтоженных бандитов были иностранные граждане.

Наряду со свободнопадающими авиабомбами калибра 250 и 500 кг, разовыми бомбовыми кассетами и неуправляемыми ракетами С-8 и С-13 экипажи Су-34 применяли ВТО – хорошо освоенные старые ракеты Х-25МЛ и Х-29 и корректируемые бомбы КАБ-500Кр и КАБ-500Л, так и новейшие образцы, в т.ч. достаточно широко – бомбы со спутниковым самонаведением КАБ-250С.

Первичное целеуказание экипажи получали от всех видов разведки – агентурной, войсковой, авиационной и спутниковой. Оно могло выдаваться как перед взлетом, так и в его ходе через бортовой комплекс связи. Практиковалось уточнение данных в полете и перенацеливание в случае внезапного изменения обстановки. Последнее выполнялось по данным инерциальной и спутниковой навигации и с помощью лазерно-телевизионной системы «Платан». Средства ПВО противника ограничивались малокалиберной зенитной артиллерией и переносными ЗРК с досягаемостью по высоте до 5000 м, потому экипажи Су-34 наносили удары со средних и больших высот.

Вылеты осуществлялись чаще всего парами и звеньями, что с учетом мощи вооружения самолета чаще всего было достаточно, реже использовались большие группы в т.ч. смешанные. Общая численность группировки Су-34 в Сирии колебалась от 4 до 14 машин, которые сменяли друг друга, через эти командировки прошли все полки, вооруженные «тридцатьчетверками».

В первые дни они действовали самостоятельно, однако после того, как 24 ноября 2015 г. пилот турецкого F-16C сбил ничего не ожидавший экипаж Су-24М, было введено сопровождение ударных самолетов, в т.ч. и Су-34, истребителями. С российских аэродромов и с Хмеймима в Сирии это делали Су-30СМ и Су-35 ВКС РФ, а с иранской базы Хамадан – и обладающие большой дальностью полета перехватчики Грумман F-14A «Томкет» ВВС этой страны. Практиковался и метод встречного сопровождения самолетов, когда ударная группа взлетала в Хамадане, а прикрытие – в Хмеймиме.

Хотя уже 15 марта 2016 г. началась сокращение численности авиагруппы РФ непосредственно в Сирии и прежде всего речь шла о бомбардировщиках фронтовой авиации, участие Су-34 в боевых действиях в этой стране не прекратилось и они отметились в т.ч. и в освобождении от боевиков города Пальмира. И даже в условиях начавшегося 12 декабря 2017 г. завершающего этапа вывода российских войск из Сирии остается возможность того, что Су-34 возобновят удары по террористам. Это тем более вероятно, что в конце декабря 2017 г. появилась информация о том, что т.н. «Новая сирийская амия» готова возобновить атаки на города этой страны.

11 апреля 2018 г. некоторые СМИ распространили сообщение о том, что на сирийском аэродроме Латакия замечены самолеты Су-34 с подвешенными противокорабельными ракетами Х-35. Поскольку у «сирийской оппозиции» больших судов нет, это было связано с намерением России воспрепятствовать применению флота НАТО для ударов по правительственным войскам Сирии и объектам на ее территории.

Однако внятных доказательств тому приведено не было и возможно это сообщение носило чисто провокационный характер, что характерно для СМИ прозападной ориентации. Обращает на себя внимание тот факт, что этот «информационный вброс» имел место как раз накануне известного ракетного удара по Сирии, который выполнили корабли и самолеты ВМС и ВВС США, Англии и Франции в ночь на 14 апреля 2018 г. Судя по предшествовавшей тому риторике президента США, следовало показать, что антисирийская коалиция не просто может нанести удар, а сделает это несмотря на противодействие Сирии и России. Однако в данном случае ни Сирия, ни тем более Россия не сделали попытки нанести удар по флоту противника и вывести конфликт на новый более высокий уровень не удалось. Мало того, даже сам факт того, что это собирались сделать, но, скажем, не успели или не смогли технически, вызывает сомнения.

В то же время летом 2018 г. резко активизировалось участие Су-34 в различных учениях на территории Российской Федерации. И среди прочего были отработаны выход авиационных соединений из-под внезапного удара авиации противника, развертывание на оперативных аэродромах и нанесение удара по боевым кораблям противника – на полигоне в Каспийском море.

Хочешь мира – готовься к войне

Интенсивное применение Су-34 в Сирии завершилось в конце 2016 г. и с этого момента основная роль в воздушной поддержке проводимых в этой стране операций перешла национальным ВВС, а с российской стороны продолжала работу в основном Дальняя авиация. По сообщениям МО РФ к тому моменту 84% летного состава успело получить боевой опыт в Сирии. К началу 2017 г. сводная авиагруппа ВКС и АВМФ РФ в этой стране совершили 18800 боевых вылетов и поразила 71000 целей, уничтожив 725 баз и пунктов управления, 405 заводов и мастерских по производству военной техники и боеприпасов, 1500 самоходных средств и артсистем, 35000 боевиков, в т.ч. 204 «полевых командира».

За следующий год все эти показатели существенно выросли, но как мы уже говорили, с гораздо меньшим участием Су-34. В итоге на декабрь 2017 г. при непосредственной поддержке ВКС РФ освобождено 12000 кв.км территории и 586 сирийских населенных пунктов, в т.ч. 150 городов. Оценкой боевой работы экипажей Су-34 стала Золотая Звезда Героя России заместителя командира авиационной эскадрильи 47-го БАП майора Дьяченко и орден Мужества штурмана той же части майора Захарова.

В дни, когда автор заканчивал работу над этой статьей, было объявлено о полном завершении операции ВКС России в Сирии и начале повсеместного процесса мирного урегулирования по всей стране. Однако наблюдая за тем, как подобные события на Ближнем Востоке и в Азиатском регионе в целом развивались раньше, вряд ли можно надеяться, что все так просто и закончится. Особенно с учетом того, что здесь есть еще одна сторона конфликта – возглавляемая США коалиция сил НАТО, которая хотя и не находится в состоянии войны с правительством Сирии де-юре, но ведет военные действия против него де-факто.

Сейчас уже очевидно, что именно вмешательство в конфликт России и создание там снащенной самым современным вооружением и техникой авиационной группировки, способной мгновенно отреагировать на любую угрозу в любой точке страны, и помешало НАТО реализовать в Сирии тот сценарий, что с таким «успехом» был разыгран в Югославии, Ираке, Афганистане, Ливии и во многих других местах за последние 20 лет. Также однозначно понятно, что любому государству, стремящемуся сохранить свой суверенитет в условиях такой вот глобализации, необходимо содержать и поддерживать на должном уровне свои вооруженные силы – сколько бы это ни стоило, потому что «альтернативный вариант развития событий» обойдется просто несравнимо дороже.

В Кавказской и Сирийской кампаниях самолет Су-34 подтвердил свои высокие боевые качества, что очевидно приведет к дальнейшему увеличению объема его заказов от Министерства обороны России. В такой машине заинтересован и флот, который передал ВКС одну из главных составляющих частей своей ударной мощи – дальние ракетоносцы Ту-22М3. Дальность Су-34 позволила бы переложить на них большую часть задач по морской обороне. О том, что можно ожидать скорого появления «тридцатьчетверок» в морской авиации свидетельствуют интенсивные испытания на совместимость машины с противокорабельными ракетами Х-59МК, Х-31АД и Х-35 «Уран» в модернизированном варианте.

Успех боевого применения закономерно стимулировал внимание к Су-34 иностранных покупателей. В свое время с экспортом самолета под маркой Су-32 связывались большие надежды и предпринимались серьезные попытки его адаптации под иностранные стандарты. Например, рассматривался вопрос об оснащении самолета контейнерной оптико-электронной станцией DAMOCLES, который производился Уральским оптико-механическим заводом по лицензии французской фирмы THALES для поставок в Малайзию с самолетами Су-30.

Имеется информация о заинтересованности Алжира в закупке от 12 до 40 самолетов этого типа, а экспортный Су-32 значится в списке продукции Объединенной авиационной корпорации России. Однако пока главной задачей Новосибирского завода остается снабжение новой техникой собственной авиации.

Программа дальнейшего выпуска и совершенствования многоцелевого боевого самолета поколения IV++ Су-34 остается одним из главных пунктов в деле перевооружения ВКС России новой техникой.

В боевых действиях в Южной Осетии и в Сирии он проявил себя с наилучшей стороны. Хотя в первом случае Су-34 пришлось иметь дело со сравнительно мощной системой ПВО, он создавался не для таких операций, а его настоящий противник пока лишь наблюдал за происходящим со стороны.

Проектирование любого нового боевого самолета никогда не идет само по себе – должны быть ориентиры для выбора потребных показателей, и их задает противник. Для Су-34 им были и остаются, прежде всего, ударные самолеты НАТО Мак Доннелл – Дуглас F-15E «Страйк Игл» и PANAVIA «Торнадо» IDS. И если было время, когда казалось, что они и Су-34 больше не могут встретиться на линии огня, то ныне в этом уверенности нет. Ограниченный объем данной публикации не позволил дать подробное сравнение летно-тактических данных, бортовых прицельно-навигационных систем и вооружения этих самолетов, но мы надеемся сделать это в отдельной статье в обозримом будущем.

/Сергей Мороз, naukatehnika.com/