Штази

Аналог нашего КГБ в ГДР из 5 букв

Ш Т А З И

  • Ш — первая буква
  • Т — вторая буква
  • А — третья буква
  • З — четвёртая буква
  • И — пятая буква

Похмельный синдром снимает 6 букв

Чем пахал оратай когда-то 4 буквы

аналог
I м.
То, что представляет собою подобие чего-либо, соответствие какому-либо предмету, явлению, понятию.
II м.
Непрерывно изменяющаяся физическая величина.
аналог
чего, чему книжн. То, что представляет собой соответствие чему-л., сходство с чем-л.
Создавать аналог человеческого мозга.
Искать аналог какому-л. лекарству.
Что-л. не имеет аналогов.
наш
I м. разг.
1) Тот, кто имеет к нам какое-либо отношение.
2) Тот, кто является гражданином России.
II нескл. ср.
Название буквы древней славянской или старой русской азбуки.
III мест.
1) Принадлежащий нам.
2) Свойственный нам, характерный для нас.
3) Осуществляемый, совершаемый нами.
отт. Переживаемый, испытываемый нами.
4) Связанный с нами какими-либо отношениями (родства, дружбы и т.п.).
отт. Преданный нам.
5) Близкий нам по убеждениям, взглядам и т.п.
6. разг.
Созданный, произведенный в России.
наш
I = наша, наше; нашего, нашему, нашим, о нашем; м.
см. тж. наш, наша, наше, наши, знай наших!, наше вам!, по-нашему 1., по-нашему 2) 1) Принадлежащий нам, свойственный нам; характерный для нас.
Наш дом.
Наша родина.
Наше государство.
Наша семья.
Наши дети, знакомые.
Наша жизнь.
Наше здоровье.
Наша наука, промышленность, экономика.
Наша корова, кошка, собака.
Наша Волга — самая большая река в Европе.
Поговорим о наших делах.
2) Близкий по духу; входящий в одну среду, компанию, организацию; свой.
Он — наш парень.
Пропустите их — это наши сотрудники.
3) в обращении пишущего или говорящего к читателям или слушателям Тот, о котором мы сейчас говорим, которым занимаемся.
Начинаем нашу радиопередачу.
Продолжим наш рассказ о семье фермера.
II неизм.; м.
Устарелое название буквы «н».
III см. наш I; -его; м.; разг.
О начальнике, хозяине дома и т.п.
Наш сегодня не с той ноги встал.

Министерство государственной безопасности ГДР

У этого термина существуют и другие значения, см. Министерство государственной безопасности.

Министерство государственной безопасности

нем. Ministerium für Staatssicherheit

Страна

ГДР

Создана

8 февраля 1950

Распущена (преобразована)

Юрисдикция

Социалистическая единая партия Германии Государственный совет ГДР Совет Министров ГДР

Штаб-квартира

Восточный Берлин, Лихтенберг

Бюджет

засекречен

Средняя численность

91 015 (в 1989 году)

Преемник

Федеральная служба защиты конституции Германии

Руководство

Руководитель

Министр госбезопасности ГДР

Медиафайлы на Викискладе

Заседание во Дворце Республики по поводу 35-летия с момента основания министерства, 1985Памятные значки министерства госбезопасностиПамятник рабочим и работнику народной полиции в униформе центра информации и документации BStU в Берлине

Министерство государственной безопасности ГДР (нем. Ministerium für Staatssicherheit), неофициально сокр. Шта́зи нем. Stasi)) — тайная полиция, контрразведывательный и разведывательный (с 1952 года) государственный орган Германской Демократической Республики.

Штаб-квартира располагалась в округе Лихтенберг Восточного Берлина.

История

Министерство государственной безопасности ГДР под руководством Вильгельма Цайссера было создано по образу и подобию советского МГБ 8 февраля 1950 года. В 1953 году, после событий июня 1953 года, Вальтер Ульбрихт назначил главой МГБ ГДР Эрнста Волльвебера. В 1957 году Волльвебера сменил Эрих Мильке.

Министерство государственной безопасности ГДР также контролировало другую спецслужбу ГДР — Военную разведку Национальной народной армии ГДР (Militärische Aufklärung der Nationalen Volksarmee). Во времена холодной войны считалось одной из наиболее сильных спецслужб в мире, наряду с КГБ и ЦРУ.

Разоблачение агента спецслужбы ГДР Гюнтера Гийома было одной из причин отставки федерального канцлера Западной Германии Вилли Брандта в мае 1974 года.

При МГБ ГДР действовало Представительство КГБ СССР (в\ч пп 62504, дислокация — Берлин-Карлсхорст). Вплоть до 1990 года министерство плотно сотрудничало с КГБ, например, КГБ приглашал агентов ГДР организовать оперативные базы в Москве и Ленинграде для слежки за немецкими туристами. Мильке относился к офицерам министерства, как к «чекистам Советского Союза», а в 1978 году Мильке официально дал агентам КГБ в ГДР те же права и власть, что и в СССР.

Операции

Главная тюрьма Штази Берлин-Хоэншёнхаузен

Министерство государственной безопасности оказывало большое влияние практически на все аспекты жизни граждан Германской Демократической Республики. До середины 1980-х годов сеть осведомителей, называвшихся «неофициальными сотрудниками» (нем. Inoffizielle Mitarbeiter, IM) развивалась быстрыми темпами как в пределах собственной страны, так и на Западе.

В 1989 году численность сотрудников и агентов госбезопасности оценивалась соответственно в 91 015 человек на штатной основе и около 200 000 неофициальных сотрудников. Это означает, что приблизительно каждый пятидесятый гражданин ГДР сотрудничал с министерством, что является одним из самых высоких уровней насыщения общества агентурой в мировой истории.

Министерство государственной безопасности старательно контролировало поведение граждан Восточной Германии с целью кардинального предотвращения любых политически некорректных действий. Девиз Штази «Неважной информации не существует» с завидным упорством претворялся в жизнь. Министерство располагало досье почти на каждого из 16 миллионов жителей ГДР (и многих жителей ФРГ, особенно перебежчиков), включая школьников и стариков. Центральной тюрьмой предварительного заключения Штази являлась Берлин-Хоэншёнхаузен. Там содержались те, кто пытались бежать на запад или получить разрешение на выезд, а также инакомыслящие, которые подвергались политическим преследованиям. Узников изнуряли, применяя к ним методы физического и психологического воздействия.

Одной из «визитных карточек» Штази стало использование так называемых «законсервированных запахов» (Geruchskonserven) — герметически закупоренных стеклянных сосудов с образцами запаха тел подозреваемых в антигосударственной деятельности или помыслах. Десятки тысяч хранившихся образцов представляли собой либо выкраденные предметы одежды, либо ткань обивки стула, на котором сидел арестованный (как в фильме «Жизнь других»). Специально обученные собаки могли найти человека по запаху, однако запах уликой не считался и использовался только «для сужения круга подозреваемых». Вопреки распространённому мнению, этот метод состоял на вооружении и у обычной полиции, более того, применяется и поныне.

Помимо этого, ресурсы службы использовались для проникновения в западногерманское правительство и спецслужбы с целью их подрыва, что по мнению историков выполнялось исключительно умело, поскольку восточногерманские агенты разоблачались весьма редко.

20 июля 1954 года в ГДР перешёл доктор Отто Йон, с декабря 1950 года возглавлявший Федеральную службу защиты конституции Германии (контрразведку ФРГ).

Высшим достижением Штази стало внедрение в окружение канцлера Вилли Брандта офицера МГБ Гюнтера Гийома. Вместе со своей женой Кристель он в 1956 году под видом беженца приехал в ФРГ, а с февраля 1970 года приступил к работе в аппарате канцлера, быстро став одним из наиболее доверенных помощников Брандта. Наиболее успешной акцией, проведённой совместно с советской внешней разведкой и на предоставленные ею средства, стал подкуп нескольких депутатов бундестага, позволивший предотвратить поражение федерального канцлера Брандта при голосовании по вопросу вотума доверия ему 27 апреля 1972 года и тем самым обеспечить последующую ратификацию договоров ФРГ с Советским Союзом, Польшей и ГДР, закрепивших нерушимость восточных границ ФРГ, сложившихся после Второй мировой войны. Гийом был разоблачён и арестован только в апреле 1974 года. По опубликованным данным, под псевдонимами «Грегор» и «Нотариус» со Штази сотрудничал и будущий председатель Партии демократического социализма, многолетний лидер левой фракции в бундестаге Грегор Гизи, хотя сам он это отрицал, а дважды проведённое прокуратурой Германии расследование правовых последствий не имело.

Значительного успеха Штази в альянсе с советской внешней разведкой добилась в 1980-х годах, когда в Западной Германии находился основной плацдарм НАТО и дислоцировалась наиболее мощная группировка вооружённых сил блока. Американские стратеги, опасаясь получить от СССР ответный ядерный удар по своей территории, разместили в Западной Германии баллистические ракеты средней дальности. На трёх ракетных операционных базах было развёрнуто 108 пусковых установок для ракет «Першинг-2». Фактор особого риска для СССР состоял в том, что подлётное время ракет «Першинг-2» со стартовых позиций в лесистых районах Баварии до объектов в центре европейской части Советского Союза составляло всего 8-10 минут, что делало их чрезвычайно опасным оружием первого удара. Разведчикам удалось завербовать ряд высокопоставленных военных чиновников Западной Германии и Западного Берлина, располагавших сведениями об организации, боевом составе, дислокации и вооружениях войск НАТО, планах их боевой подготовки, оборудовании театра военных действий, расположении и планах строительства позиций ракет средней дальности и хранилищ ядерного оружия. Полученная секретная информация способствовала подписанию в декабре 1987 года лидерами СССР и США Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности

Тихая кинокамера, способная фотографировать сквозь миллиметровое отверстие в стене

15 августа 1985 года в ФРГ таинственно пропал 48-летний Хансйоахим Тидге, который курировал в Федеральной службе защиты конституции контрразведку против ГДР. Однако уже 19 августа Тидге дал пресс-конференцию в Восточном Берлине, из которой стало ясно, что он решил порвать со своим прошлым, начав новую жизнь в ГДР. Позже в берлинском Университете им. Гумбольдта Тидге защитил докторскую диссертацию «Контрразведывательные функции ведомства по охране конституции Федеративной республики Германии», описывавшую деятельность БФФ, включая операции службы электронного наблюдения.

В 1989 году Тидге выехал в Советский Союз.

Методы

В Министерстве государственной безопасности ГДР (Штази) существовала специальная программа Zersetzung — разложение. Его использовали против диссидентов в 1970-е и 1980-е годы. Цель состояла в том, чтобы «выключить» диссидентов путём нарушения их личной или семейной жизни. Метод психологического разложения включал снятие в отсутствие хозяев квартиры картин со стены, перестановку мебели в квартире, постановку будильника на другое время, замену одного сорта чая на другой, странные телефонные звонки от неизвестных людей или даже отправку вибратора жене жертвы. Обычно жертвы не подозревали, что это «Штази».

Кроме того, объект могли тревожить многочисленными ночными звонками, заказами из службы доставки, в том числе странных предметов вроде 20 пирогов с разной начинкой. Ставка делалась также на национальные особенности вроде ярко выраженной немецкой педантичности. У жертв слежки зачастую развивалась паранойя, которая постепенно сводила их с ума. В отдельных случаях «объекты» не просто прекращали свою политическую деятельность, но и сводили счёты с жизнью.

Структура

Главное управление «А» (нем. HVA, Hauptverwaltung Aufklärung — внешняя разведка) насчитывало более 4 тысяч сотрудников и около 38 тыс. агентов (в основном граждан ФРГ).

Внутренняя структура МГБ была очень разветвлённой. Органами МГБ в округах были окружные отделы (Bezirksverwaltung, до 1952 года — земельные отделы (Landesverwaltung), во главе с руководителем земельной администрации (Leiter der Landesverwaltung)) во главе с руководителем окружной администрации (Leiter der Bezirksverwaltung), в районах — районные отделы (Kreisdienststelle).

Кроме того, к МГБ относилась пограничная охрана и охранный полк имени Дзержинского.

Захват и роспуск в ходе переворота 1989 года

Демонстрация граждан ГДР перед зданием министерства в Берлине (1990)

Во время переворота 1989 года здания министерства (а 15 января 1990 года и штаб-квартира) были захвачены разгневанными гражданами.

Находясь в окружении, сотрудники МГБ получили приказ уничтожить архив. Согласно приказу в первую очередь следовало уничтожить документы о ключевых осведомителях Штази, о главных операциях в ГДР и ФРГ. Архив уничтожали с помощью шредеров. Из-за большого объёма бумаги шредеры вышли из строя и оставшиеся документы разрывали руками. Оставшиеся клочки бумаги складывали в отдельные мешки. В настоящее время ведутся работы по восстановлению этой части архива.

Решением Народной палаты ГДР от 17 ноября 1989 года на смену министерству пришло Ведомство национальной безопасности (нем. Amt für Nationale Sicherheit) под руководством Вольфганга Шваница. 8 декабря председатель Совета министров ГДР Ханс Модров объявил о роспуске ведомства, а 14 декабря правительство приняло и подтвердило решение о ликвидации ведомства.

Раскрытие досье на граждан ГДР и жителей других стран

По «Закону о документации Штази», принятому в 1991 году, все граждане ГДР получили доступ к своим досье, собранным из информации, обеспеченной «неофициальными сотрудниками». Все сохранившиеся архивы были переданы «Комиссии Гаука», названной по имени пастора из Ростока, бывшего диссидента и будущего федерального президента Германии, которому доверили управление доступом к документам. Архив огромен: 111 километров стеллажей с бумажными документами и ещё 47 — с микрофильмированными. Кроме того, здесь хранится около 1,4 миллиона других носителей информации и документов — фотографий, аудиозаписей и киноплёнки.

Ежегодно около 80 тыс. немцев знакомятся со своими досье. После официального запроса сотрудники архива выдают копию дела, из которой, согласно правилам, вымараны все имена (однако часто человек легко догадывается, кто на него «стучал»). Эти досье стали доступны для всех людей, которые были в прошлом жертвами осведомителей, часто показывая, что друзья, коллеги, мужья, жёны и другие члены их семей регулярно шпионили за ними для государственной безопасности.

Публикация досье, собранных Штази, была юридически ограничена при разбирательстве дела Гельмута Коля. В сентябре 2003 года Административный суд Берлина постановил, что запрет на публикацию досье на Коля, собранного Штази, следует отменить. По апелляции Коля в июне 2004 года Федеральный административный суд решил:

  • Новая редакция закона, разрешающая доступ к досье Штази на известных немецких политиков, открывает доступ к архивам, но только для исследователей, занимающихся историей Штази. При этом исследователи, получившие такой доступ, обязаны гарантировать, что полученная ими информация о личной жизни, не будет опубликована или передана третьим лицам;
  • Запрещается обнародовать информацию о частной жизни публичных персон, полученную из аудиозаписей (стенограмм аудиозаписей) незаконной «прослушки» в частных или официальных помещениях, а также из основанных на этих аудиозаписях (стенограммах аудиозаписей) внутренних отчётов Штази;
  • Ограничен доступ ко всей информации, собранной путём шпионажа;
  • Запрещено без письменного согласия пострадавшего физического лица публиковать личную информацию о нём или передавать её в образовательных целях.

> Министры госбезопасности ГДР

  • Вильгельм Цайссер (1950—1953)
  • Эрнст Волльвебер (1953—1957)
  • Эрих Мильке (1957—1989)
  • Вольфганг Шваниц (1989—1990)

Память

Штаб-квартира Главного управления разведки Штази, комплекс в берлинском районе Лихтенберг на Рушештрассе/ угол улицы Франкфуртер-аллее, д. 15. C 2003 года принадлежит Deutsche Bahn.

  • Музей в старом здании штаб-квартиры министерства.
  • Мемориал Берлин-Хоэншёнхаузен (бывшая тюрьма Штази)
  • Памятник рабочим и сотруднику министерства в Берлине.

Фильмы о министерстве

  • 1966 — Разорванный занавес (англ. Torn Curtain)
  • 1999 — Солнечная аллея (нем. Sonnenallee)
  • 1999 — Тишина после выстрела (Легенда Риты) (нем. Die Stille nach dem Schuss)
  • 2001 — Туннель (нем. Der Tunnel)
  • 2002 — Наци: Немецкая история X (нем. Führer Ex)
  • 2006 — Жизнь других (нем. Das Leben der Anderen)
  • 2006 — Красный какаду (нем. Der Rote Kakadu)
  • 2009 — Любовь за стеной (драма, мелодрама, комедия)(нем. Liebe Mauer)
  • 2015 — Германия-83 (телесериал) (нем. Deutschland 83)

Книги о министерстве

  • Stasiland — бестселлер 2004 года Анны Фундер. Книга получила приз Сэмюэла Джонсона в 2004 году.
  • John O. Koehler «Stasi. The Untold Story of the East German Secret Police» (1999). На русском вышла в 2000-м году как: Джон Кёлер «Секреты Штази. История знаменитой спецслужбы ГДР» (издательство «Русич»).

См. также

  • Федеральная служба защиты конституции Германии (ФРГ)
  • Социалистическая единая партия Германии (СЕПГ)
  • Народная полиция ГДР
  • Комитет государственной безопасности СССР (КГБ)
  • Министерство государственной безопасности СССР
  • Министерство общественной безопасности (Польша)
  • Министерство национальной безопасности Чехословакии

Примечания

  1. Шта́зи, нескл., мн. (в бывшей ГДР). Русский орфографический словарь: около 180 000 слов / О. Е. Иванова, В. В. Лопатин (отв. ред.), И. В. Нечаева, Л. К. Чельцова. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Российская академия наук. Институт русского языка имени В. В. Виноградова, 2004. — 960 с. — ISBN 5-88744-052-X.
  2. «Берлинский политик уволен за то, что работал в Штази»
  3. 1 2 3 Koehler, 2000, p. 74
  4. Koehler, 2000, p. 8—9
  5. Fulbrook, 2005, pp. 228
  6. Gieseke 2001, p.54
  7. ZDF-heute: Polizei nimmt Geruchsproben von G8-Gegnern Архивировано 29 сентября 2009 года.
  8. 1 2 Джон Кёлер. Секреты «Штази». История знаменитой спецслужбы ГДР
  9. Между Грегором и «Грегором» (недоступная ссылка). Дата обращения 18 марта 2014. Архивировано 13 марта 2014 года.
  10. Немецкая прокуратура начала расследование против Грегора Гизи
  11. Николай Долгополов. Вартанян. — Молодая гвардия, 2014. — С. 175. — (ЖЗЛ).
  12. Ю. И. Дроздов. Записки начальника нелегальной разведки. — М.: ОЛМА-Пресс, 2000. — 416 с. — (Досье). — 9000 экз. — ISBN 5-224-00750-0.
  13. Баллистическая ракета средней дальности Pershing-2 (MGM-31C)
  14. Источник не указан
  15. Штаб-квартира министерства
  16. «https://www.wired.com/politics/security/magazine/16-02/ff_stasi
  17. Андрос А. И., Буреев А. А. Люстрация в механизме правового регулирования // Вестник Международного юридического института. — 2016. — № 1 (56). — С. 84.
  18. Андрос А. И., Буреев А. А. Люстрация в механизме правового регулирования // Вестник Международного юридического института. — 2016. — № 1 (56). — С. 83 — 84.
  19. Музей в старом здании штаб-квартиры министерства

> Литература

Ссылки

  • Домашняя страница
  • BSTU
  • Gedenkstätte Berlin-Hohenschönhausen
  • Восстановление архива
  • Музей в Берлине — Фоторепортаж Deutsche Welle
  • Штази на Deutsche Welle
  • Gedenkstätte Museum in der «Runden Ecke» mit dem Museum im Stasi-Bunker, Bürgerkomitee Leipzig e.V.
  • Карстен Едличка Жизнь других: наследие архивов Службы государственной безопасности ГДР Неприкосновенный запас, 2016, № 6.

Человек, который создал «Штази». Настоящая история Эриха Мильке

В октябре 1993 года граждане России пребывали в состоянии шока после расстрела парламента из танков, учиненного президентом Ельциным, и им, откровенно говоря, было не до событий, которые происходили в это же время за рубежом.

А на черной скамье, на скамье подсудимых…

А зря, ибо в эти же дни в немецком суде творился настоящий цирк, на годы опередивший так называемое «басманное правосудие».

На скамье подсудимых находился 85-летний старик, страдавший целым букетом заболеваний, которого обвиняли в преступлении, совершенном в далеком прошлом. Нет, обвиняемый не был нацистским палачом, а наоборот, убежденным антифашистом, участником Движения Сопротивления. Преступление, которое ему инкриминировалось, было совершено в 1931 году, когда нацисты уже рвались к власти в Германии. Старичок, согласно версии следствия, был виновен в убийстве двух полицейских.

Принципиальности германской Фемиды можно позавидовать — 26 октября 1993 года, через 62 года после совершения преступления, старичка приговорили к шести годам лишения свободы.

Если вы думаете, что в ФРГ до сих пор расследуют все уголовные преступления эпохи Веймарской республики, то вы ошибаетесь. Просто властям объединенной Германии необходимо было во чтобы то ни стало осудить этого человека. И если бы не было дела 1931 года, ветерана-антифашиста упекли бы за неправильный переход улицы или громкий звук телевизора, мешающий соседям.

«Штази» придет за тобой, лучше запри дверь

Дело в том, что подсудимым был Эрих Мильке, бывший глава всесильной спецслужбы ГДР «Штази».

Министерство государственной безопасности ГДР, по-немецки Ministerium für Staatssicherheit, которое больше знают по неофициальному прозвищу «Штази», и по сей день на Западе выставляют главным пугалом не только Восточной Германии, но и всего социалистического блока.

Все отечественные описыватели ужасов ВЧК — НКВД — КГБ — ФСБ — жалкие сопляки по сравнению с западными коллегами, до сих пор доводящими обывателей до энуреза рассказами о кознях «Штази», ее тайных тюрьмах и изощренных методах пыток.

Есть только одна проблема: доля правды во всех этих рассказах. Не было у «Штази» ни мрачных могильников с тысячами расстрелянных, ни своего ГУЛАГа. Парни Эриха Мильке работали на сохранение системы социализма усердно, но куда тоньше, нежели подручные товарища Ежова.

Боец коммунистической партии

Человек, имя которого будет прочно связано со «Штази», родился в Берлине 28 декабря 1907 года в рабочей семье. Эриху Мильке, сыну швеи и деревоотделочника, было 11 лет, когда проигравшая Первую мировую войну Германская империя приказала долго жить. Страна скатилась в хаос, вслед за этим наступила нищета, закрепленная кабальными условиями мирного договора, по которому немцам предстояло десятилетиями расплачиваться за поражение.

Веймарская республика с ее порядками не устраивала всех, особенно молодежь. Молодые максималисты уходили либо к правым, примыкая к националистам, либо к левым, присоединяясь к коммунистам. Эриху не было и 14, когда он сделал свой выбор, вступив в комсомол.

К началу 1930-х Мильке был членом Коммунистической партии Германии и репортером партийной газеты «Роте фане». Страсти в стране накалялись. Штурмовики НСДАП Адольфа Гитлера вели охоту на левых активистов, в первую очередь на коммунистов. На эти расправы власти смотрели сквозь пальцы.

Но в команде вождя КПГ Эрнста Тельмана были собраны отнюдь не тряпки. Демонстрации партии охраняли отряды самообороны, составленные из людей решительных и спуску нацистам не дававших. Одним из бойцов такого отряда был и Эрих Мильке.

Выстрелы в Берлине

После падения ГДР немецкие СМИ, описывая этот период жизни Мильке, назовут его «штатным киллером компартии». На самом деле никаких заказных убийств Эрих не совершал. Однако немало штурмовиков Гитлера из числа сбрендивших на почве нацизма обывателей завязали со своим увлечением, однажды повстречавшись на улице с Эрихом.

Полиция Веймарской республики по отношению к коммунистам от нацистов отличалась немногим. Когда коммунистические отряды самообороны давали отпор наци, полиция либо сочувственно стояла в стороне, либо и вовсе помогала штурмовикам. 9 августа 1931 года во время манифестации Компартии Германии полицейский патруль попытался скрутить Мильке и его соратников. В итоге двое полицейских были застрелены, а один тяжело ранен.

На Мильке завели дело, которое после прихода к власти Гитлера завершилось смертным приговором. Молодой коммунист должен был закончить свои дни на гильотине, но добраться до него было не так-то просто. Приговор выносили заочно, так как Мильке, не рассчитывая на справедливое разбирательство, уехал из Германии сначала в Бельгию, а потом в СССР.

Жизнь на грани

В Москве немецкий коммунист окончил Международную ленинскую школу, в которой затем преподавал. В 1936 году вспыхнула гражданская война в Испании, где против республиканского правительства поднял мятеж генерал Франко, поддерживаемый Гитлером.

В составе интербригады под псевдонимом «Фриц Ляйснер» он сражался с фашистами до весны 1939 года, когда республика пала. И опять началась нелегальная жизнь. Эрих перебирался из страны в страну. Осев в Бельгии, он вынужден был бежать оттуда после гитлеровского вторжения. Несколько раз он чудом избегал встречи с гестапо, жил, выдавая себя латыша-эмигранта, участвовал в Сопротивлении. В 1943 году его все-таки арестовали, но, не раскрыв подлинного имени, отправили на строительство оборонительных сооружений. В декабре 1944 года Мильке сбежал на территорию, которую контролировали союзники.

После падения Третьего Рейха он вернулся на Родину. Новой Германии надо было с нуля создавать силовые структуры, и Мильке, занимавшийся обеспечением безопасности коммунистических митингов в 1930-х, стал полицейским инспектором. Когда в октябре 1949 года была создана Германская Демократическая республика, ей понадобилась собственная служба госбезопасности, и Мильке стал одним из тех, кто стоял у ее истоков.

«Товарищ Мильке, хомяк во всем сознался!»

В ноябре 1957 года Эрих Мильке становится министром государственной безопасности ГДР.

Даже те, кто считает «Штази» исчадием зла, признают, что спецслужба Восточной Германии была одной из сильнейших в мире. Мильке создал структуру, которая одинаково успешно обеспечивала стабильность внутри страны и поставляла ценнейшую информацию из-за рубежа.

Офицеры КГБ, работавшие в плотном контакте с коллегами из «Штази», порой вели с ними откровенные застольные беседы. Советские сотрудники внешней разведки заявляли: «Ребята, ваша агентура в ФРГ — супер, но политический сыск внутри страны — настоящая мерзость». На что немцы, распаляясь, отвечали: «Вы не понимаете, в каких условиях мы живем! Если заварится каша, и вы сцепитесь с американцами, мы станем полем боя! Поэтому никакой подрывной деятельности у себя мы не допустим!»

До сих пор в Германии не знают, сколько было штатных и нештатных осведомителей «Штази». Каждый десятый, каждый пятый, каждый второй? А может быть, и того больше. Когда после падения ГДР были открыты архивы «Штази», члены одной семьи порой узнавали, что были «коллегами», сообщая друг на друга, куда следует.

Тут нужно подчеркнуть, что отношение к подобной практике у немцев несколько иное, чем у нас. Большинство агентов работали на «Штази» не из страха и не ради денег, а из-за любви к поддержанию порядка. Кажется, что до поры, до времени восточные немцы в социализм верили больше, чем жители СССР.

Анекдот эпохи ГДР звучал так: однажды Эрих Мильке отправился на охоту на зайцев. Но день был неудачный, и ему удалось подстрелить только хомяка. Вечером расстроенного шефа обрадовал подчиненный: «Товарищ Мильке, мы допросили хомяка, и он сознался, что является зайцем!»

Эрих Мильке, 1959 г. Фото: Commons.wikimedia.org/ German Federal Archives

Кое-что о «жертвах режима»

Шутки шутками, но подчиненные главы «Штази» громили агентуру западногерманской разведки на территории ГДР виртуозно. А задача это была очень непростая, с учетом того, что по обе стороны границы разделенной Германии жили родственники, что для нужд разведки крайне удобная ситуация.

Однажды советскими спецслужбами было установлено, что на Запад идет утечка информации о численности подразделений группы советских войск в Германии. Было понятно, что информатор находится на территории ГДР, но обнаружить его не получалось. За дело взялись оперативники «Штази». Скрупулезная разработка шла долгие месяцы, и все-таки дала результат. Информатором оказалась немка, работавшая на предприятии, занимавшемся поставками продовольствия в советские воинские части. Данные о количестве отгружаемой продукции и местах, куда она отправлялась, женщина пересылала по почте сыну, который жил в ФРГ. Когда фрау задержали, выяснилось, что парня попросили помочь спецслужбы Западной Германии, и он обратился к матери, которая не могла отказать любимому отпрыску. При этом вознаграждение за оказанные услуги было мизерным. В итоге даму осудили на два года, но дело было уже незадолго о падения ГДР, и свой срок она полностью не отбыла. Сейчас же, возможно, члены этой семьи тоже рассказывают о себе как о невинных жертвах «Штази».

«Штази» такое и не снилось

Вне всяких сомнений, Эрих Мильке железной рукой подавлял в ГДР диссидентов и инакомыслящих. При этом как-то умалчивают, что в ФРГ гонения на коммунистов шли на официальном уровне, в 1956 году Компартия была запрещена, а ее активистов судили тысячами.

Если кто-то думает, что в объединенной Германии все обстоит как-то иначе, то он наивный романтик. Из года в год немецкие журналисты вскрывают факты слежки спецслужб за собственными политиками. За представителями левых партий установлен негласный надзор. А в 2013 году Германию потряс грандиозный скандал, когда стало известно, что немецкая разведка BND и Федеральная служба защиты конституции Германии осуществляли тотальную слежку за своими гражданами в интересах США. По данным журнала Spiegel, при помощи специальной программы «X-Keyscore» американские спецслужбы ежемесячно получали данные о пятистах миллионах контактов немецких граждан, включая переписку в интернет-чатах, электронную почту, а также телефонные звонки и SMS-сообщения. Под «колпаком» оказалась даже канцлер Германии Ангела Меркель.

За лидерами каких стран следили спецслужбы США? Подробнее

Шума и возмущения было много, однако президент Федеральной службы защиты конституции (фактически — политическая полиция) Ханс-Георг Маасен, с чьего ведома вся частная жизнь немцев оказалась доступной спецслужбам, по-прежнему на своем посту. Глава BND Герхард Шиндлер ушел в отставку в 2016 году, но это никак не было связано со скандалом с прослушкой.

Но как россиян пугают «злодеем Лениным», игнорируя то, что происходило в постосоветский период, так и немцев до сих пор стращают Мильке и «Штази», ничего не говоря о реалиях дня сегодняшнего.

А за что его судить?

В отличие от «железного» Эриха Хоннекера, которого застенки тюрьмы не заставили отказаться от убеждений, Мильке на старости лет такой стойкости не проявил. В октябре 1989 года глава «Штази» лично принял участие в смещении старого друга и соратника Хоннекера, обвинив того во всех смертных грехах.

А уже 7 ноября 1989 года сам Мильке был снят с должности министра, исключён из Политбюро и лишён депутатского мандата Народной палаты ГДР, а еще через месяц оказался в тюрьме, где и встретил конец страны, которой служил.

Пресса Западной Германии предвкушала «второй Нюрнберг», ожидая, что глава «Штази» будет осужден за преследования инакомыслящих, пытки, тайные расправы и прочие преступления.

Но тут случился конфуз — выяснилось, что Эриха Мильке судить вообще-то не за что. С точки зрения законов ГДР он преступлений не совершал. По крайней мере, доказать наличие таковых было крайне сложно. Объявить преступной саму ГДР? Но эта страна была членом ООН, она подписывала массу договоров, в том числе и с ФРГ. Объявление Восточной Германии преступным государством влекло бы за собой такое количество последствий, что немецкие политики схватились за голову и закрыли эту тему.

Мильке и Эрих Хонеккер, 1980 г. Фото: Commons.wikimedia.org/ German Federal Archives

Пенсионер из Берлина

И тут пригодились материалы дела 1930-х годов, которые, как оказалось, Эрих Мильке хранил в сейфе своего кабинета как сувенир. На их основании его и осудили.

Получилось коряво, потому как судебные органы современной Германии следовали по пути судей Третьего Рейха. Для полноты картины оставалось только притащить из музея гильотину, и отсечь голову главе «Штази». Вне всяких сомнений, нашлось бы немало тех, кто этому бы поаплодировал.

До этого не дошло. В 1994 году все остальные дела, заведенные на Мильке, закрыли по соображениям гуманности, ввиду преклонного возраста и плохого состояния здоровья. Не самый плохой выход в ситуации, когда доказательств нет и не будет. 1 августа 1995 года, также в связи со слабым здоровьем, Эриха Мильке досрочно освободили из заключения.

Он доживал свои дни в Берлине, в скромной двухкомнатной квартире, вместе с женой. Когда весной 2000 года состояние здоровья уже не позволяло находиться дома без постоянного врачебного контроля, Мильке поместили в дом престарелых, где работал его сын.

Дважды Героя ГДР и Героя Советского Союза не стало 21 мая 2000 года. Скромная церемония похорон состоялась на Центральном кладбище Фридрихсфельде, которое еще с начала XX века носит второе название — «Кладбище социалистов».

Кстати, до самой смерти Эрих Мильке получал пенсию как жертва нацизма и ветеран Движения Сопротивления. Как говаривал первый президент России, вот такая, понимаешь, загогулина.

Спецслужба ГДР считалась одной из самых эффективных в мире, так как проводила блестящие операции за пределами страны, а главное – обеспечивала спокойствие внутри. В народе ее называли «красным гестапо». Но сами сотрудники считали себя преемниками другой организации: они называли себя «чекистами».

Именно так — «der Tschekist». И учились у советских чекистов. Сотрудники Штази держали под колпаком друга друга, свое начальство и почти каждого взрослого гражданина ГДР. За сорок лет работы они сумели не только достичь уровня КГБ и ЦРУ, но в чем-то даже превзойти их. Но обо всем по порядку.

Штази и КГБ

Штази (сокращение от немецкого Staatssicherheit — гос. безопасность) — Министерство государственной безопасности ГДР — было создано в 1950 г. С самого начала структура задумывалась как «щит и меч» СЕПГ (Социалистической единой партии Германии). Не народа, государства или конституции ГДР, а именно партии, верхушке которой, ЦК Политбюро, Штази и подчинялась, будучи скорее министерством партийной безопасности. Конечно же, почти все сотрудники Штази тоже были членами партии.

Эмблема Штази, «щита и меча».

Вымпел Штази, 1986 г.

Общей целью работы было поддержание господства СЕПГ в стране, и ради этого партия допускала в работе «чекистов» большое разнообразие методов: им восточных немцев обучали дружеские советники из СССР, помогавшие (особенно в первые несколько лет) создавать спецслужбу. Да и сам первый глава Штази, немецкий коммунист В. Цайссер, работал в 1920—1930-е годы на советскую разведку. В 1953 г. в ГДР работало 2200 советников МГБ СССР. Через несколько лет, когда Штази встала на ноги, их число сократилось до 32. И немецкие товарищи всегда отдавали дань уважением своим русским друзьям: даже охранный полк спецслужбы носил имя Феликса Эдмундовича Дзержинского (основателя ВЧК). В дальнейшем резиденты КГБ СССР всегда присутствовали в ГДР, сотрудничали со Штази и имели при ней свои представительства (в том числе, КГБ следило за советскими туристами в ГДР). В одном из таких представительств работал и В. Путин в 1985 — 1990 гг.

Удостоверение сотрудника Штази, выданное В. Путину.

Штази, в которой у основания в 1950 г. было всего около 2700 сотрудников, быстро крепла и росла. В октябре 1989 г. в спецслужбе работало уже 91 тыс. человек: на 160 граждан приходился один сотрудник. Для сравнения — при Гитлере на одного гестаповца было около 2 тыс. граждан, в СССР на одного сотрудника КГБ приходилось 600 граждан. Таким образом, Штази была самой крупной спецслужбой в мире.

Только около 10 тыс. «штазистов» занималось внешней разведкой и участием в охране границы. Особенно больших успехов служба добилась в разведке в Западной Германии — ФРГ. Там сеть осведомителей и агентов Штази составила на пике 38 тыс. человек: свои люди были и среди политических деятелей, и на западно-германских предприятиях, и в бундесвере. Так, удалось завербовать такую крупную рыбу, как Х. Тидге, главу отдела контрразведки против ГДР в спецслужбе ФРГ. Грандиозного успеха (и большого скандала в ФРГ) добился и агент Штази Гюнтер Гийом. Перейдя на Запад как беженец, за несколько лет работы в СДПГ (Социал-демократическая партия Германии) он сумел внедриться в верхушку политической элиты ФРГ. В 1972 г. Гийом стал референтом и ближайшим помощником самого канцлера ФРГ Вилли Брандта: штазист имел доступ к секретными документам, переговорам и непосредственно влиял на политику ФРГ в отношении ГДР и СССР. Раскрыть его удалось только в 1974 г. Через несколько лет Гийом вернулся в ГДР как герой.

Г. Гийом и канцлер В. Брандт.

Контроль над населением

Но большая часть служивших в Штази боролись не с зарубежными противниками, а с «врагами народа» внутри страны. Именно за репрессии в отношении восточных немцев Штази и получила свою репутацию одной из самых зловещих спецслужб в мире. Кстати, рост численности Штази особенно бурным был с 1970-х гг., когда из-за «политики разрядки» в холодной войне усилились контакты с Западом, а поражение социализма в экономическом соревновании с капитализмом за уровень жизни граждан становилось все более очевидным. В таких условиях борьба с политическим инакомыслием приобрела приоритетное значение, и население насытили агентами. «Чекисты» стали главным инструментом удержания власти СЕПГ. Кроме официальных сотрудников (91 тыс.), на Штази работало примерно вдвое больше так называемых «неофициальных сотрудников»: агентов, осведомителей, стукачей разного уровня.

Сотрудники Штази, 1980-е гг.

Хотя бы один сотрудник Штази обязательно был на каждом промышленном предприятии (во всех городках). Им мог оказаться любой рабочий, стоявший за станком и докладывавший «куда следует» о проявлениях оппозиционных настроений. Штазисты присутствовали во всех многоквартирных домах (часто осведомителями становились пенсионеры), в школах (почти все учителя были завербованы), университетах, больницах и других учреждениях. Вербовали даже официантов и горничных в отелях. Иногда осведомителями оказывались самые неожиданные люди, например, Генрих Финк, профессор теологии и вице-президент берлинского Гумбольдтского университета. Иногда друг за другом шпионили «друзья» и даже члены семей. После падения ГДР выяснилось, что у Штази имелось досье почти на каждого взрослого гражданина страны. «Неважной информации не бывает», — эти слова были популярной в спецслужбе поговоркой. Следили чекисты и друг за другом: даже селить их старались по возможности рядом (например, в Берлине при квартале Штази были свои жилые дома для сотрудников).

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: 1 2

КГБ — это плохо! Рассмотрим на примере Штази.

Одной из главных точек в посещении Берлина(дешевые билеты нашел на Aviasales) для меня был музей Штази(Восточногерманский КГБ, если вдруг кто-то не в курсе).
Это будет увлекательный пост для всех, кто интересуется историей холодной войны, спецслужб и просто задает себе вопрос: «Что такое хорошо, а что такое плохо?».
Слежка, жучки, методы сведения с ума и многое другое.
Lass uns anfangen!
1. МГБ ГДР было образовано в 1950 г., но после восстания в Берлине в 1953 году власти задумались, что-то пошло не так. Но не в построении нового социалистического общества, а в том, что нужно лучше следить и контролировать. Министерство получило неограниченные «возможности».
Так родилась одна из самых сильных разведок мира — Ministerium für Staatssicherheit или попросту — Штази.
Девизом Штази стали слова: «Неважной информации не существует». И с завидным упорством это претворялось в жизнь на протяжении 40 лет.
2. Очень рекомендую к просмотру прекрасный фильм на тему — «Жизнь других». (Заслуженный Оскар и десятки других наград.)
3. Итак, как мы говорили, прообразом стал великий и могучий КГБ. Даже Феликса Эдмундовича позаимствовали и всячески следовали его словам о голове и сердце.
(заранее извиняюсь за фото, но освещение и экспозиция в музее — не способствует их качеству.)
4. Комплекс зданий Штази. В 1989 году численность сотрудников и агентов госбезопасности оценивалась в 91 015 человек на штатной основе и около 200 000 неофициальных сотрудников(доносчиков). Это означает, что приблизительно каждый пятидесятый гражданин ГДР сотрудничал с министерством, что является одним из самых высоких уровней насыщения общества агентурой в мировой истории.
Была собрана информация почти на всех жителей ГДР(16 млн.) После открытия архивов подсчитали, что это 180 километров стеллажей с папками…
5. Куртка с фотокамерой. Груша — спусковой механизм для затвора камеры.
6. Уроки маскировки для сотрудников.
6. Уникальная фотокамера для съемки ночью и прибор для проверки писем на наличие скрытого текста.
7. Жучки и план их расстановки в квартире.
8. Та самая банка с образцом запаха для собак(с допроса начинается фильм «Жизнь других»).
Десятки тысяч хранившихся образцов представляли собой либо выкраденные предметы одежды, либо ткань обивки стула, на котором сидел арестованный. Специально обученные собаки могли найти человека по запаху, однако запах уликой не считался и использовался только «для сужения круга подозреваемых». Вопреки распространённому мнению, этот метод состоял на вооружении и у обычной полиции, более того, применяется и поныне.
9. А вот и самое интересное — В 1970-х была сформулирована одна из ключевых стратегий по работе с диссидентами, получившая название Zersetzung, что можно перевести как «деморализация» или «биодеградация».
Среди излюбленных методов Штази было проникновение в дом жертвы с целью внести несущественные изменения в интерьер дома. Перевесить полотенце в ванной, подменить сорт чая, переложить бумаги, открыть окно, переставить припаркованную машину, завести будильник на 2 часа раньше. Кроме того, «объект» могли тревожить бесконечными ночными звонками, заказами из службы доставки, в том числе, таких предметов, как, например, вибратор или 20 пирогов с одинаковой начинкой.
Еще одним методом шантажа был фотомонтаж — все, что могло разрушить репутацию или подорвать веру человека в собственную адекватность. Ставка делалась также на национальные особенности вроде ярко выраженной немецкой педантичности. У жертв слежки зачастую развивалась паранойя, которая постепенно сводила их с ума. В отдельных случаях «объекты» не просто прекращали свою политическую деятельность, но и сводили счеты с жизнью.
10. Полароидные снимки квартиры «объекта» для проведения данной «операции».
11. Следили за всем и вся самыми необычными способами.
12. Тут могла быть шутка про твою бывшую, но это тоже камера наблюдения.
13. На этом фоне специальный наручник и телескопическая дубинка(до сих пор используется немецкой полицией) выглядят достаточно скучно.
14. Отпариватель для раскрытия писем.
15. Шредер для уничтожения документов. Во время переворота 1989 года здания министерства (а 15 января 1990 года и штаб-квартира) были захвачены разгневанными гражданами. Чекисты не применяли оружие, так как среди штурмующих были десятки собственных внедрившихся агентов.

Находясь в окружении, сотрудники МГБ получили приказ уничтожить архив. Согласно приказу в первую очередь следовало уничтожить документы о ключевых осведомителях Штази, о главных операциях в ГДР и ФРГ. Архив уничтожали с помощью шредеров. Из-за большого объёма бумаги шредеры вышли из строя и оставшиеся документы разрывали руками. Оставшиеся клочки бумаги складывали в отдельные мешки. В настоящее время ведутся работы по восстановлению этой части архива.
16. Печи для сжигания документов.
17. Кабинет главы Штази — Эриха Мильке.
18. А это корпоратив организации, куда сотрудники нарядились в людей, за которыми они следят. Отдаю должное их чувству юмора.
19. Решением Народной палаты ГДР от 17 ноября 1989 года на смену министерству пришло Ведомство национальной безопасности (нем. Amt für Nationale Sicherheit) под руководством Вольфганга Шваница. 8 декабря председатель Совета министров ГДР Ханс Модров объявил о роспуске ведомства, а 14 декабря правительство приняло и подтвердило решение о ликвидации ведомства.
Важный асрект.
Разведка и контраззведка — эти службы есть почти во всех странах мира, и это можно сказать — нормально. Но, разведывательной и контрразведывательной работой занималась десятая часть сотрудников «штази». Не о «разведке» здесь идёт речь, а о громадном репрессивном аппарате, о тайной идеологической полиции, жестоко подавлявшей любые проявления недовольства, служившей не Отечеству, не Родине и не народу, а партийно–государственной верхушке. Все вместе взятые разведывательные и контрразведывательные службы Западной Германии насчитывали даже в разгар «холодной войны» пятнадцать тысяч человек. А в «штази», напомню, работало более девяноста тысяч, при том, что население ГДР было в четыре раза меньше населения ФРГ.
P.S. Совсем недавно в одном из архивов Штази было найдено удостоверение сами знаете кого.
И до сих пор неясна связь со Штази действующего канцлера Ангелы Меркель, в годы работы в Академии наук ГДР исполнявшей обязанности секретаря по агитации и пропаганде.

Сама Меркель признает лишь попытку вербовки со стороны спецслужб ГДР. Якобы, ей удалось уклониться от сотрудничества под предлогом «болтливости».
Многим журналистам и историкам эта версия кажется неубедительной. Скептики, в частности, указывают на то, что, работая в Академии наук, Ангела Меркель имела возможность выезжать в ФРГ, что едва ли было возможно для беспартийной молодой девушки, страдавшей избыточной разговорчивостью.
Такая вот история. Ваше мнение?
— я в интернете