Шпу ур 100

УР-100Н

Запрос «УР-100Н УТТХ» перенаправляется сюда. На эту тему нужно создать отдельную статью.

УР-100Н / УР-100Н УТТХ


Межконтинентальная баллистическая ракета шахтного базирования 15А35 / УР-100Н УТТХ / РС-18Б в транспортно-пусковом контейнере 15Я54

Общие сведения

Страна

СССР

Индекс

Код СНВ

РС-18А

Классификация НАТО

SS-19 Stiletto

Назначение

МБР

Разработчик

ОКБ-52

Основные характеристики

Количество ступеней

Длина (с ГЧ)

27 м

Длина (без ГЧ)

24 м

Диаметр

2,5 м

Стартовая масса

105,6 тонн

Забрасываемый вес

4 350 кг

Вид топлива

жидкое смесевое

Максимальная дальность

10 000 км

Тип головной части

РГЧ ИН

Количество боевых блоков

Мощность заряда

1 Мт

Система управления

инерциальная

Способ базирования

ШПУ

История запусков

Состояние

на вооружении

Принята на вооружение

Варианты

«Рокот», «Стрела»

Медиафайлы на Викискладе

УР-100Н (Индекс ГРАУ — 15А30, по договору СНВ — РС-18А, по классификации НАТО — SS-19 mod.1 Stiletto, в переводе — Стилет) — советская жидкостная межконтинентальная баллистическая ракета шахтного базирования. Несёт на борту до 6 боевых блоков и комплекс средств преодоления ПРО противника.

Разработана в ЦКБ машиностроения (ОКБ-52, с 2007 года ОАО «НПО машиностроения») под руководством В. Н. Челомея и в Филиале № 1 ЦКБМ под руководством В. Н. Бугайского.

Комплекс поставлен на боевое дежурство 26 апреля 1975 года. Принят на вооружение 30 декабря 1975 года. Серийное производство ракет развёрнуто в 1974 году на Московском Машиностроительном заводе имени М. В. Хруничева и продолжалось до 1985 года.

История

Разработана в ЦКБ машиностроения (ОКБ-52, с 2007 года ОАО «НПО машиностроения») под руководством В. Н. Челомея и в Филиале № 1 ЦКБМ под руководством В. Н. Бугайского. Разработка начата 2 сентября 1969 года. Испытания проводились на полигоне Байконур с 9 апреля 1973 года по октябрь 1975 года. Комплекс поставлен на боевое дежурство 26 апреля 1975 года. Принят на вооружение 30 декабря 1975 года.

Серийное производство ракет развернуто в 1974 году на Московском Машиностроительном заводе имени М. В. Хруничева.

УР-100Н УТТХ

В 1979 году на вооружение принят комплекс УР-100Н УТТХ (индекс ГРАУ — 15А35, по договору СНВ — РС-18Б, по классификации НАТО — SS-19 mod.2 Stiletto) с улучшенными тактико-техническими характеристиками. Серийное производство УР-100Н УТТХ продолжалось до 1985 года. Срок службы продлён до 35 лет.

Межконтинентальная баллистическая ракета шахтного базирования 15А35 / УР-100Н УТТХ / РС-18Б в транспортно-пусковом контейнере 15Я54

МБР УР-100Н УТТХ (РС-18Б) является модификацией ракеты МБР УР-100Н. На новой ракете была повышена надёжность работы двигательных установок, улучшились характеристики системы управления и боевого оснащения. Общая дальность полета ракеты немного возросла. Значительно упростилась эксплуатация ракетных комплексов при одновременном повышении стойкости к поражающим факторам ядерного взрыва. Ракета отличается простотой конструкции и высокой надёжностью ряда систем. Постановление правительства о разработке ракетного комплекса УР-100Н с улучшенными тактико-техническими характеристиками вышло 16 августа 1976 года. МБР УР-100Н УТТХ разработана в ЦКБ машиностроения под руководством В. Н. Челомея и в филевском Филиале № 1 ЦКБМ, возглавляемом В. Н. Бугайским. В связи с увеличением точности американских межконтинентальных баллистических ракет требовалось повысить степень защищённости шахтных пусковых установок, а также применить новый комплекс средств преодоления противоракетной обороны противника. Серия испытательных пусков УР-100Н УТТХ проводилась с 28 сентября 1977 по 26 июня 1979 года на полигоне Байконур. 17 декабря 1980 года комплекс был принят на вооружение. Первый ракетный полк с МБР УР-100Н УТТХ заступил на боевое дежурство 7 ноября 1979 года (г. Хмельницкий). Развертывание МБР УР-100Н УТТХ началось в 1980 году. Всего было поставлено на боевое дежурство 360 ракет.

Стационарный ракетный комплекс 15П035 включал в себя 10 межконтинентальных баллистических ракет 15А35 смонтированных в шахтных пусковых установках 15П735, а также унифицированный командный пункт 15В52У высокой защищенности.

Серийное производство ракет УР-100Н УТТХ на Московском Машиностроительном заводе имени М. В. Хруничева продолжалось до 1985 года. Это была последняя МБР, выпускавшаяся на предприятии. После этого завод имени М. В. Хруничева полностью перешел на выпуск космической техники.

Носители космического назначения

На базе МБР разработаны ракеты-носители «Рокот» — с разгонным блоком «Бриз-КМ» вместо третьей ступени и «Стрела» — с изменённым ПО блока наведения. Возможен вывод на околоземную орбиту груза массой до 1 950 кг.

Основные характеристики

  • Принятие на вооружение: 1975
  • Масса: 105600 кг
  • Диаметр: 2,5 м
  • Длина: 24 м
  • Забрасываемый вес: 4350 кг
  • Точность, КВО: 350—550 м
  • Тип ГЧ: РГЧ ИН 6×750 кт — 1 Мт
  • Дальность стрельбы: 10000 км.

Сравнительная характеристика

Общие сведения и основные тактико-технические характеристики советских баллистических ракет третьего поколения
Наименование ракеты РСД-10 УР-100 НУ МР УР-100 Р-36М, Р-36М УТТХ
Конструкторское бюро МИТ НПО «Машиностроение» КБ «Южное»
Генеральный конструктор А. Д. Надирадзе В. Н. Челомей В. Ф. Уткин
Организация-разработчик ЯБП и главный конструктор ВНИИЭФ, С. Г. Кочарянц ВНИИП, О. Н. Тиханэ ВНИИЭФ, С. Г. Кочарянц
Организация-разработчик заряда и главный конструктор ВНИИЭФ, Б. В. Литвинов ВНИИЭФ, Е. А. Негин
Начало разработки 04.03.1966 16.08.1976 09.1970 02.09.1969
Начало испытаний 21.09.1974 26.10.1977 26.12.1972 21.02.1973
Дата принятия на вооружение 11.03.1976 17.12.1980 30.12.1975 30.12.1975
Год постановки на боевое дежурство первого комплекса 30.08.1976 06.11.1979 06.05.1975 25.12.1974
Максимальное количество ракет, стоявших на вооружении 405 360 150 308
Год снятия с боевого дежурства последнего комплекса 1990 1995
Максимальная дальность, км 5000 10000 10000+10320 11000+16000
Стартовая масса, т 37,0 105,6 71,1 210,0
Масса полезной нагрузки, кг 1740 4350 2550 8800
Длина ракеты, м 16,49 24,3 21,6 36,6
Максимальный диаметр, м 1,79 2,5 2,25 3,0
Тип головной части разделяющаяся головная часть с блоками индивидуального наведения
Количество и мощность боевых блоков, Мт 1×1; 3×0,15 6×0,75 4×0,55+0,75 8×0,55+0,75
Стоимость серийного выстрела, тыс. руб. 8300 4750 5630 11870
Источник информации : Оружие ракетно-ядерного удара. / Под ред. Ю. А. Яшина. — М.: Издательство МГТУ имени Н. Э. Баумана, 2009. — С. 25–26 — 492 с. — Тираж 1 тыс. экз. — ISBN 978-5-7038-3250-9.

Где можно увидеть

  • Ракета 15А35 представлена в филиале Центрального музея РВСН в Военной академии РВСН им. Петра Великого в Балашихе Московской области.
  • Также ракету можно увидеть в Дмитровском филиале МГТУ им. Н. Э. Баумана.

> См. также

  • Стратегические ядерные силы Российской Федерации
  • Ракетные войска стратегического назначения Российской Федерации

Примечания

  1. Сергей Иванов: Слова президента о ракетах СС-19 «Стилет» касаются всех, pda.lenta.ru
  2. Сергей Иванов: Слова президента о ракетах СС-19 «Стилет» касаются всех, pda.lenta.ru
  3. ВПК «НПО машиностроения» — Продление сроков эксплуатации МБР УР-100Н УТТХ
  4. Россия успешно испытала баллистическую ракету
  5. 1 2 Боевой ракетный комплекс 15П035 с МБР УР-100Н УТТХ, 15А35 (РС-18Б) (SS-19 «Stiletto»). rvsn.ruzhany.info. Дата обращения 21 сентября 2017.
  6. КОСМИЧЕСКИЙ РАКЕТНЫЙ КОМПЛЕКС «СТРЕЛА»
  7. Карпенко, Уткин, Попов, 1999, с. 216.
  8. Музей Ракетных войск стратегического назначения Архивировано 30 сентября 2015 года. Министерство обороны

Литература

  • Карпенко А. В., Уткин А. Ф., Попов А. Д. Отечественные стратегические ракетные комплексы / Под редакцией В. Ф. Уткина, Ю. С. Соломонова, Г. А. Ефремова. — СПб.: Невский бастион, 1999. — 288 с. — ISBN 5-85875-104-0.

Ссылки

Советские и российские баллистические ракеты

Орбитальные

ГР-1 • УР-200А • Р-36орб • Авангард •

МБР

Р-7 • Р-7А • Р-16 • Р-9А • УР-100 • Р-36 • РТ-2 • РТ-20 • Темп-2С • УР-100К • Р-36М • УР-100Н • МР УР-100 • Р-36М УТТХ • РТ-2ПМ «Тополь» • Р-36М2 «Воевода» • РТ-23 • РТ-23 УТТХ «Молодец» • Копьё-Р • Курьер • РТ-2ПМ2 «Тополь-М» • РС-24 «Ярс» • РС-26 «Рубеж» • РС-28 «Сармат»

БРСД

Р-3 • Р-5 • Р-12 • Р-14 • РТ-1 • РТ-15 • РСД-10 • Скорость

ТР и ОТРК

Р-1 • Р-2 • Р-11 • Р-17 • Р-18 • 9К71 «Темп» • 9К76 «Темп-С» • 9К79 «Точка» • 9К714 «Ока» • 9К720 «Искандер»

Неуправляемые ТР

2К1 «Марс» • 2К4 «Филин» • 2К5 «Коршун» • 2К6 «Луна» • 9К52 «Луна-М»

БРПЛ

Р-11ФМ • Р-13 • Р-15 • Р-21 • Р-27 • Р-29 • Р-29Р • Р-31 • Р-39 • Р-39УТТХ «Барк» • Р-29РМ • Р-29РМУ2 «Синева» • Р-29РМУ2.1 «Лайнер» • Р-30 «Булава»

Порядок сортировки — по времени разработки. Курсивом выделены экспериментальные или не принятые на вооружение образцы.

Это заготовка статьи о ракетной, ракетно-космической технике или космическом аппарате. Вы можете помочь проекту, дополнив её.
Это заготовка статьи о ракетном оружии. Вы можете помочь проекту, дополнив её.

Шахтные старты ракет первого поколения

Успешная отработка выхода ракеты из шахты, к тому времени подкрепленная инженерными решениями и теоретическими обоснованиями, подтвердила правильность выбранных параметров и дала основание для строительства первого поколения заглубленных газодинамических шахтных комплексов, получивших в целях соблюдения секретности кодированные названия: «Двина», «Чусовая», «Шексна». За названиями рек легко просматриваются номера ракет, для которых предназначены шахты: Р-12, Р-14, Р-16, чего не скажешь о главных конструкторах шахты. Разработку подземных стартов для ракет Р-12 и Р-14, как и «Маяков», выполнило Московское конструкторское бюро, возглавлявшееся В.П. Барминым. В проектах была сохранена схема свободного газодинамического выхода. Ракета помещалась в металлический стакан, размещенный, в свою очередь, в бетонном стволе шахты. Пространство между металлическим стаканом и бетонным стволом образовывало газоход, через который отводились газы стартующей ракеты.

Опыт успешной работы по созданию «Двины» и «Чусовой» дал основание для разработки стартового комплекса первой межконтинентальной баллистической ракеты Р-16. По сложившейся традиции все проработки и завязки начались также с конструкторским бюро В.П. Бармина. Однако вскоре дали о себе знать амбициозность и консерватизм мышления Главного конструктора наземного комплекса. Имея за плечами опыт успешного создания предыдущих стартов и возможность работы по более перспективным комплексным космическим программам, а на груди засверкавшую Золотую Звезду Героя, он возомнил себя, по выражению одного из специалистов янгелевского конструкторского бюро И.И. Щукина, на плечи которого легла вся тяжесть сложившейся ситуации, «царем и богом». На предложения М.К. Янгеля о тех или иных технических решениях стал давать уклончивые ответы, а то и не соглашаться вообще. Вместо не ждавшей отлагательства работы, началось, как это бывает в таких случаях, «перетягивание каната» в виде бесконечной переписки. Главному конструктору всего комплекса, каким являлся по положению М.К. Янгель, стало трудно разговаривать со своим смежником, находить общий язык. Вскоре стало ясно, что так дальше продолжаться не может, интересы дела требовали расстаться с опытным коллективом В.П. Бармина. Можно было, конечно, искать пути для совместной работы со строптивым смежником, используя личные связи, уговаривать, просить. Но ход развивавшихся событий показывал, что конструкторскому бюро нужна стратегически перспективная организация и не на один стартовый комплекс.

Главный посылает гонцов во все стороны и после непродолжительных поисков выбор останавливается на известной ленинградской фирме — Центральном конструкторском бюро, одним из Главных конструкторов которой являлся Е.Г. Рудяк. Специалист в области проектирования корабельных орудийных башен, он раньше уже привлекался к работам янгелевского КБ по ракетным комплексам для военно-морского флота. Однако это сотрудничество было непродолжительным, поскольку все проработки, связанные с вооружением подводных лодок ракетным оружием, были переданы в конструкторское бюро молодого и энергичного Главного конструктора В.П. Макеева.

Е.Г. Рудяк, опытный инженер и осторожный прагматик, с самого начала совместной работы был противником свободного выхода ракеты из шахты и считал, что по этому пути идти нельзя. Доводы были основаны на утверждении, что любые колебания ракеты могут привести к нарушению динамики движения, а следовательно, и к аварии. Любимой его фразой был тезис: «Динамика движения должна быть организована». Он предлагает принцип направленного старта, при котором огромная баллистическая жидкостная ракета тяжелого класса при нахождении в шахте и выходе из нее удерживалась от боковых смещений специальными ложементами-бугелями. С помощью «ласточкиного хвоста» последние заводились в направляющие, укладываемые вдоль всей шахты. Совершенно очевидно, что при таком решении от направляющих требовалась высокая точность изготовления. После выхода ракеты из шахты бугели отстреливались в стороны, чтобы не повредить шахту.

Для своего времени это было достаточно дерзким техническим предложением, имевшим свои несомненные достоинства. В частности, «организованная динамика» позволила резко сократить зазоры между ракетой и стаканом, поскольку при свободном выходе она могла «гулять» из стороны в сторону, а тут оказалась в прокрустовом ложе жестких направляющих. Оценив преимущества предлагаемого решения, М.К. Янгель принимает его.

Старт первой ракеты Р-16 по направляющим преподнес неожиданный сюрприз: присутствовавшие на запуске были несказанно поражены, увидев вырывающуюся из моря огня и дыма полосатую ракету — ведь она только что была белоснежной! Причину столь необычной «мимикрии» определили довольно быстро. Баки ракеты, заполняемые огромной массой горючего, естественно, не успевали прогреться выходящими газами, а потому остались ослепительно белыми, сохранив первозданный вид. На переходных, приборных и хвостовых отсеках под действием температуры газов краска сгорела, а потому они стали темными. Так неожиданно проявилось уменьшение расстояния между корпусом ракеты и стволом шахты.

Для первого пуска подготовили машину № 10Л (десятая летная). В шахту загрузили белую красивую ракету. Пуск был очень ответственный, от него зависело многое. По всему чувствовалось, что главные конструкторы ракеты и шахты М.К. Янгель и Е.Г. Рудяк волнуются. Последний периодически вытирал испарину со лба. Буквально перед самым стартом кто-то неожиданно проявил инициативу, предложив для улучшения скольжения при выходе ракеты из шахты смазать направляющие обычным солидолом. Крышка шахты открыта. На веревочной люльке с ведром солидола и тряпочным квачем спустили солдата для проведения «рационализаторского» предложения. Эта операция была успешно завершена. Однако возникший порыв ветра поднял в воздух песок, который попал и в шахту. В результате смазка мгновенно превратилась в абразив. И вновь солдат уже по новой команде на веревочной люльке оказался в шахте, только теперь ему предстояло убрать с направляющих солидол, а затем протереть их еще и керосином.

Вот как эмоционально передает обстановку сложившуюся на старте, один из участников первого старта межконтинентальной баллистической ракеты из шахты инженер конструкторского бюро Ю.А. Панов.

— Наконец — пуск. Из газоводов вырывается кинжальное пламя. Все окутано дымом. Но ракета из шахты, как будто, не показывается. Мы стояли против солнца. Хлещет огонь, все вроде нормально, и грохот работающих двигателей и море дыма, а ракеты нет. Неужели катастрофа? И вокруг в клубах дыма уже на высоте в несколько десятков метров на фоне неба распознается вышедшая из шахты ракета. Но вместо белоснежной она вся в черных пятнах копоти. Становится ясно, почему ракета не была видна в момент выхода из шахты. Набирая скорость, «черномазая» красавица устремилась в безоблачные небесные просторы. Ликованию присутствующих нет предела.

Продолжаю наблюдать за полетом ракеты. Произошла отсечка двигателя первой ступени, о чем свидетельствует возникший белый дымок. Дальше должен зажечься огонь, свидетельствующий о работе двигателей второй ступени. Но его не вижу. Ребята обнимаются, все довольны. А я им говорю, что не запустился двигатель второй ступени. Меня не хотят слушать, что за чушь — ракета улетела. Когда же пришли на стартовую площадку и вышедшие из бункера телеметристы подтвердили, что вторая ступень не запустилась, все с удивлением обратили взоры на меня, а один из присутствовавших произнес:

— Ну ты даешь!

Ликование, оказалось, было преждевременным. Ракета упала в районе пятого измерительного пункта. Но тем не менее главная задача была выполнена. Михаил Кузьмич был взволнован и не скрывал своей радости…

На состоявшемся заседании Государственной комиссии со спокойной совестью доложил предельно лаконично:

— Произведен первый пуск из шахты межконтинентальной баллистической ракеты.

Ну и, конечно, не обошлось без блестящего банкета в гостинице «Люкс» на 43 площадке…

По результатам пуска возникло мнение о необходимости защиты отдельных отсеков теплоизоляционным покрытием. Однако дальше обсуждения дело не пошло. Проведенные расчеты и анализ пусков показали, что кратковременное воздействие горячих газов, кроме «перекрашивания» ракеты, других последствий не имеет.

Сложность политического положения Советского Союза на международной арене в начале 60-х годов определялась в первую очередь двумя факторами. С одной стороны — агент иностранной разведки и высокопоставленный советский офицер Пеньковский, передававший на Запад рекогносцировку и координаты всех стартовых ракетных позиций СССР, с другой — пресловутый Карибский кризис, приведший мир на грань войны. Все это вызвало необходимость срочной постановки на боевое дежурство в достаточном количестве янгелевских стратегических ракет Р-16, ставших основой ракетно-ядерного щита.

Для реализации проектов шахтных комплексов на огромной территории страны развернулись грандиозные строительные работы. Запоминающееся зрелище представляла панорама возведения стартовых позиций. Места для них старались выбирать в непригодных для ведения сельскохозяйственных работ районах, в том числе и заболоченных. Причина — приходилось отчуждать большие территории. Предпринималась попытка строительства стартовых сооружений даже на Чукотке, поближе к потенциальному противнику. Но вскоре от этой идеи пришлось отказаться. Создание таких комплексов в условиях вечной мерзлоты оказалось нерентабельным.

Вначале рыли огромных размеров котлован треугольного или прямоугольного вида в плане, площадью, превосходящей футбольное поле, и глубиной несколько десятков метров. С его края экскаваторы и работавшие на дне люди казались крошечными.

В котловане монтировались, в первую очередь, железобетонные и металлические конструкции, а затем последовательно — все элементы стартового комплекса: подземные хранилища с емкостями и магистралями для размещения и перекачки в баки компонентов топлива, станции пневмоэнерго-снабжения, командный пункт с аппаратурой для предстартовых проверок и пуска ракет, узел связи, система жизнеобеспечения (включая пищеблоки), которая должна была обеспечивать функционирование комплекса в случае, если все будет засыпано грунтом при взрыве атакующей ракеты противника.

А в углах котлована в это время возводились 3–4 заглубленные шахты, которые соединялись со всеми элементами шахтного комплекса с помощью железобетонных труб-патерн, внутри которых была ходовая часть, а по бокам крепились кабельные стволы.

По окончании монтажа котлован засыпался грунтом до естественного уровня поверхности земли. Снаружи оставались только защитные крыши шахт. Масштабность, уникальность и сложность строительства каждой групповой шахтной стартовой позиции могли бы поразить любое воображение. Это сложнейшее сооружение представляло целый отдельный городок, функционирующий независимо от окружающего мира.

Для обслуживания создававшихся стартовых комплексов потребовались военные специалисты нового профиля. Бывшие авиационщики и артиллеристы, переучиваясь на ракетчиков, приобретали вторую специальность. В военных академиях стали готовить офицеров-ракетчиков. Именно ими укомплектовывались создававшиеся ракетные подразделения.

В КБ «Южное» разрабатывается в спешном порядке чертежно-техническая документация и инструкции на наземную эксплуатацию комплекса. Создаваемыми инструкциями предусматривается и полуавтоматическая система контроля заправки. Конструкторское бюро по положению обязано осуществлять авторский надзор на строящихся шахтных комплексах, в том числе и отработку процесса заправки ракеты компонентами топлива.

Однако у эксплуатационщиков КБ «Южное» не хватает людей для контроля работ на всех создающихся объектах. Поэтому в качестве кураторов приходится командировывать на стартовые позиции представителей конструкторских подразделений.

В качестве специалиста от создателей ракеты, командированного на создаваемый объект, стал инженер Ю.А. Панов. Место командировки — центр России — Валдай, известный каждому со школьной скамьи тем, что именно там берет свое начало великая русская река Волга. Об одном из ЧП, которое произошло при возведении шахтной пусковой установки ракеты Р-16 в процессе проведения испытаний по отработке полуавтоматической системы контроля заправки ракеты, его любопытный рассказ.

— Создаваемую шахтную позицию должна была обслуживать дивизия, еще совсем недавно входившая в корпус Московского округа противовоздушной обороны, возглавлявшийся прославленным асом Отечественной войны А.И. Покрышкиным. Работы идут днем и ночью. Сроки сдачи комплекса предельно ограничены. Гигантское сооружение шахты превратилось буквально в муравейник. Здесь и строители, и разработчики различных систем, и, естественно, военные специалисты, которым предстоит обслуживать шахты. Жесточайший график ввода объекта контролирует специальный представитель ЦК КПСС, который каждый день докладывает лично Хрущеву о ходе и состоянии работ. Погода явно выражает свой протест людям, вторгшимся в ее экологию и понарывшим гигантские котлованы, в которые упрятана буквально золотая техника. Из висящих свинцовых туч на объекты опускаются нудные дождевые потоки. И кажется, им не видно конца, вокруг вздулись болота. В результате по стенам шахтного ствола течет известково-цементная масса. Это была первая из трех шахт стартовой позиции. Остальные еще находились в стадии возведения стволов.

И вот энергетики докладывают, что они готовы к включению системы для проведения комплексных проверок. Но сопротивление изоляции и линий «НОЛЬ», что соответствует в обычном понимании короткому замыканию. Кабельные разъемы и кроссировочные коробки (места, куда входят кабели, и далее идет разводка по целям) залиты водой.

На проходившем ночью оперативном совещании кто-то из офицеров предложил их сушить фенами. На что сразу среагировал представитель, как тогда говорили, из дома на старой площади.

— Это что еще за фены?

Впрочем высокопоставленного контролера можно было понять, в те годы подобное парикмахерское устройство было редкостью. Ему поясняют, что это сушилка для женских волос. И сразу следует приказ старшего по званию — командира дивизии: по тревоге ночью найти в гарнизоне фены. Приказ исполняется буквально мгновенно. Минут через тридцать докладывают, что найдено восемь фенов. Быстро определяются наиболее критические точки и начинается процесс сушки. К утру все фены от непрерывной работы сгорают, но сопротивление изоляции уже удалось поднять до нескольких килоом. В идеальных же условиях оно должно составлять мегаомы. Однако надо проводить работы. Пытаемся включить систему — выбивает и защиту. Пробуем ставить «жучки», вернее «жучища», поскольку мощности системы огромные. Наконец, кабельная сеть системы контроля готова к заправке. В шахту опускают загрузочный заправочный макет ракеты, на котором отрабатывается, проверяется и контролируется система заправки и слива ракеты. Он — единственный и подлежит многократному использованию на других вводимых объектах.

Наконец, начинается заправка имитаторов компонентов топлива. Все идет нормально. Однако военные испытатели хотят проверить систему сигнализации, контролирующую максимальный уровень заправки. Поэтому заправляем «под завязку», до тех пор пока не «заревела» система перелива. Значит, все в порядке. Можно начинать слив имитатора топлива, после чего заправочный макет ракеты должен быть отправлен на следующую стартовую позицию, воздвигаемую под Мурманском.

Дается команда на слив, и на световом табло в обратной последовательности фиксируются соответствующие уровни заправки. По-прежнему системы работают стабильно. И вдруг шахта вздрогнула от глухого сильного удара. По громкой связи раздался неуставный крик:

— Ракета разрушилась!

Слив мгновенно прекращается. Дается команда осмотреть ракету. Томительно тянутся минуты, пока расчет испытателей отдраивает многочисленные бронированные двери, за которыми предстоит выяснить масштабы того, что повлекло за собой «ракетотрус». Предприняты меры для неразглашения происшедшего — громкая связь отключена. На шлемофонной связи остаются только «первый» — командир дивизии седой красавец полковник П.П. Иванов, заправщики и офицер, отправленный на осмотр ракеты. Наконец, раздается его взволнованный голос:

— Товарищ первый! Вторая ступень ракеты сложилась. Верхним торцем бака упирается в стакан шахты, который и предотвратил дальнейшее разрушение конструкции топливной емкости. По линии излома сплющившегося корпуса наблюдается небольшая течь имитатора компонента. Ситуация — хуже не придумаешь. Макет ракеты, который ждут на следующих возводимых ракетных комплексах, не только выведен из строя, но имеющимися штатными средствами не представляется возможным даже извлечь его из шахты, не повредив последнюю. Нервозность обстановки усиливается очевидным обстоятельством, что виновным грозят самые тяжкие взыскания.

Как сразу выяснилось, в воздушные магистрали дренажной системы попала вода и заборники воздуха залило дождем. За счет водяной пробки в V-образном сифоне при сливе имитатора топлива образовалось разряжение внутри бака и его раздавило внешним атмосферным давлением.

Из Днепропетровска срочно самолетом прибывает ведущий специалист по конструкции ракеты. На состоявшемся совещании заинтересованных сторон было рассмотрено несколько вариантов выхода из создавшегося положения, в том числе предлагалось и просто вытянуть макет краном. Но ни один из них не решал главной задачи в сложный для страны момент — не обеспечивал выполнения правительственного задания сдачи этой и других шахт для постановки стратегических ракет на боевое дежурство. Когда казалось, что решения, дающего возможность сохранить имитатор, нет, совершенно неожиданно командир дивизии предлагает за счет наддува избыточного давления в бак попытаться «отрихтовать» корпус, восстановив таким образом его первоначальную геометрию. Это было очень смелое, и, как потом окажется, самое оптимальное, рискованное решение. Все прекрасно понимали, и прежде всего автор инициативы, что ждало его как командира дивизии в случае неудачи эксперимента: конец карьеры полковника представлялся самым благоприятным исходом. Но П.П. Иванов смело идет на это.

На связи, — продолжает, и по прошествии трех с половиной лет не без доли восторга в голосе, вспоминать то, что произошло дальше, очевидец этих событий, — для выполнения принятого решения были оставлены всего лишь четыре человека: «первый», командир расчета пневматиков, офицер, производивший осмотр ракеты, и я как представитель системы, фактически контролировавшей целостность ракеты. Приняты были все возможные меры предосторожности.

Микроскопическими дозами по одной сотой доли атмосферы начинается наддув бака. И на каждом этапе отдраивались бронированные двери, снимались блокировки, включалась подсветка и, после осмотра офицер, проводивший не без риска эту операцию, докладывал командиру о происшедших изменениях.

Такая операция без последствий была проведена три раза со строжайшим соблюдением всех предосторожностей.

И вдруг при очередной ступени повышения давления, когда оно достигло четырех сотых атмосферы, послышался глухой звук, ракета вздрогнула. Нервы напряжены до предела! Что это значит? Полное разрушение ракеты? Но у меня на пульте «горел» тот же уровень заправки. Это свидетельствует о том, что ракета цела! На сей раз двери отдраивались с потрясающей скоростью. Через несколько минут в шлемофоне раздался восторженный крик осматривающего офицера:

— Товарищ первый — ракета как новенькая!

Полковник резко обрывает эмоциональный доклад, требуя:

— Точный доклад.

На что незамедлительно следует:

— Товарищ первый! Вторая ступень (а это был бак окислителя второй ступени) выправилась, зазоры от площадок обслуживания по всей окружности равномерны. На боковой поверхности ракеты небольшая складка, вдоль которой наблюдается капельная течь компонента. Незамедлительно следует команда:

— Продуть дренажную систему и продолжать слив!

Дальше все идет нормально. Но впереди подъем конструкции макета из шахты, который и должен решить его судьбу. Все ждут его с нетерпением. И вот ракета на поверхности. После тщательного осмотра решение комиссии однозначно: загрузочный макет для контроля заправки и слива годен для проведения испытаний и на других шахтах.

Можно только представить, скольких лет жизни стоили седовласому командиру дивизии эта ночь и наступившее утро.

Ну а заводские умельцы с помощью простого зубила, обычного молотка и, конечно, неизменного мастерства, зачеканили, а затем и закрасили микротрещину. Через несколько часов уже ничего не напоминало о случившемся. Макет был готов к дальнейшей эксплуатации.

Конец этой поучительной истории ознаменовался событием, которое потом его участники не могли вспоминать без улыбки. Но это уже к процессу испытаний прямого отношения не имело.

На календаре октябрь. В этих широтах погода меняется очень резко. Заснув осенью, можно проснуться зимой. Так и произошло на сей раз.

— Министерство на объекте, — заканчивает рассказывать эту интересную историю Ю.А. Панов, — представлял генерал-лейтенант Л.М. Гайдуков, человек, преданный своему делу, разделявший все тяготы нашей работы по вводу в строй шахт. Однажды, поднявшись из бункера на поверхность, он обратил внимание, что серый бетонный прямоугольник поверхности объекта резко выделяется на фоне золотистой березовой рощи и потребовал замаскировать стартовую позицию, чтобы она не была видна с воздуха. После всего этого снова вместе с персоналом, занимавшемся введением шахты в строй, ушел на сутки в подземелье. Когда же в очередной раз поднялись на поверхность, то изумлению не было предела: на фоне ослепительно белого выпавшего снега контрастно выделялся ярко-зеленый прямоугольник объекта. Объяснение этой непредвиденной перемене было предельно простым — другого цвета маскировочной сетки не нашлось и поэтому в спешном порядке на территорию примерно 100 на 300 метров натянули летний маскировочный покров, возвестивший на фоне осени, переходившей в зиму, возвращение прошедшего лета. А русский солдат просто привык выполнять любую команду: сказано — сделано.

Ставшая демаскировочной операция вызвала крайнее раздражение генерала, представлявшего высокий уровень Заказчика:

— Какой болван это сделал?

Начав с этого, довольно сдержанного вопроса, свое отношение к произошедшему он выразил, прибегнув к нелитературной части богатого словарного запаса русского языка. И надо сказать, что в этой тираде генерал показал блестящее владение этим уникальным лексиконом. Естественно, что зеленое покрывало было немедленно возвращено на склад. А работы успешно продолжались…

В результате проведения широкомасштабной акции по защите стартовых комплексов впервые в истории ракетной техники все ракеты первого поколения янгелевского конструкторского бюро «зарылись» в землю, и территория Советского Союза покрылась сетью ракетных стартовых позиций. Надо ли говорить, сколь тяжелым бременем ложились эти подземные города-новостройки на экономику страны.

Однако, несмотря на то, что это был важный и принципиальный шаг в совершенствовании ракетного вооружения, с самого начала стало ясно, что судьба газодинамических стартов не долговечна. Связано это было с конструктивным несовершенством комплекса в целом.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Хроника испытаний «Булавы»

9 декабря 2003 года

Первое «бросковое» испытание с борта подводной лодки «Дмитрий Донской» в надводном положении. Штатным зарядом макет «Булавы» благополучно выброшен из шахты АПЛ на высоту, где должны включаться маршевые двигатели.

23 сентября 2004 года

Второе «бросковое» испытание, при этом «Дмитрий Донской» находился в подводном положении. Попытка признана успешной. Испытание самих маршевых двигателей на этом этапе не предусматривалось.

27 сентября 2005 года

Первое летное испытание «Булавы». Подводная лодка «Дмитрий Донской», находясь в надводном положении, произвела успешный пуск ракеты из полигона в Белом море. Головная часть ракеты, преодолев за 14 минут более 5,5 тысячи километров, достигла камчатского полигона Кура и поразила цель.

21 декабря 2005 года

Второе летное испытание «Булавы» — старт произведен из подводного положения в 8:01 по московскому времени, ракета успешно поразила цель на полигоне Кура. В первый раз это хотели сделать 13 декабря, но из-за технического сбоя пуск не состоялся, попытку сочли «тренировочной» и вынуждены были повторить. «Можно смело говорить о том, что все конструкторские и инженерные решения, которые были заложены в этот новый ракетный комплекс, себя оправдали, — по горячим следам заявил на докладе у Владимира Путина министр обороны Сергей Иванов. — В 2006 году мы продолжим летные испытания в разных режимах этого комплекса. И уже твердо рассчитываем, что в 2008 году этот комплекс, а также новая лодка, которая строится под этот комплекс, будут приняты на вооружение нашим флотом».

7 сентября 2006 года

Очередной пуск «Булавы» с борта крейсера «Дмитрий Донской» окончился неудачей. На начальном отрезке полета, всего через несколько минут после старта в 19:50, ракета отклонилась от траектории и упала в море. По неофициальным данным, причиной аварии послужил сбой в программе. Техника и вооружение на борту подлодки не пострадали.

25 октября 2006 года

При испытательном пуске «Булавы» с борта «Юрия Донского» в подводном положении ракета отклонилась от курса и самоликвидировалась, упав в Белое море.

24 декабря 2006 года

Пуск произведен из надводного положения. Ракета, выпущенная с борта «Дмитрия Донского» в рамках программы летных испытаний, набрала высоту и необходимую скорость. Однако из-за существенных отклонений от расчетной траектории полета головные части не достигли заданных целей на Камчатке. По другой версии, отказ двигателей третьей ступени на 3-4 минуте полета привел к самоликвидации ракеты. Как сообщалось, к действиям экипажа претензий нет.

27 июня 2007 года

Объявлено об очередном испытательном пуске «Булавы» с борта крейсера «Дмитрий Донской». По сведениям пресс-службы ВМФ, «головная часть ракеты в установленные сроки прибыла на полигон. Техника сбоя не дала. На всех участках полета ракета вела себя штатно. Это значит, что усилия военных и промышленности по доводке ракеты увенчались успехом».

10 ноября 2007 года

При испытательном пуске «Булавы» с борта «Дмитрия Донского» произошел отказ двигателя первой ступени, ракета самоликвидировалась на первой минуте полета и упала в Белое море.

18 сентября 2008 года

Из полигона в Белом море в подводном положении произведен успешный пуск МБР «Булава» по полигону Кура на Камчатке. В 19:05 учебные блоки достигли цели в районе боевого поля полигона Кура. «В настоящее время обрабатывается телеметрическая информация о пуске и полете ракеты, но уже сейчас можно заключить, что пуск и полет ракеты прошел в штатном режиме», — заявил представитель Минобороны РФ.

28 ноября 2008 года

Стрельба из подводного положения по программе государственных испытаний ракетного комплекса «Булава». Атомная подводная лодка стратегического назначения «Дмитрий Донской» произвела успешный пуск баллистической ракеты «Булава», сообщил РИА Новости помощник главкома ВМФ России капитан первого ранга Игорь Дыгало. По данным источника в Минобороны, программа испытаний ракеты впервые была выполнена полностью. «Пуск произведен из подводного положения в рамках программы государственных летно-конструкторских испытаний комплекса. Параметры траектории отработаны в штатном режиме. Боевые блоки успешно прибыли в полигон Кура на Камчатке», — сказал Дыгало.

23 декабря 2008 года

Стрельба из подводного положения по программе государственных испытаний ракетного комплекса «Булава». После отработки первой и второй ступени ракета вышла на нештатный режим работы, отклонилась от расчетной траектории и самоликвидировалась, взорвавшись в воздухе.

15 июля 2009 года

Первый в 2009-м году пуск «Булавы» из акватории Белого моря. Из-за сбоя на этапе работы двигателя первой ступени ракета самоликвидировалась на 20-й секунде полета. По предварительным данным комиссии, занимавшейся расследованием произошедшего, к нештатной ситуации привел дефект рулевого агрегата первой ступени ракеты.

Вскоре после неудачного пуска начальник генерального штаба Вооруженных сил РФ генерал армии Николай Макаров заявил о возможности передачи производства «Булавы» с Воткинского завода на другое предприятие. Однако затем это заявление было дезавуировано представителями Минобороны, разъяснившими, что речь может идти о переносе производства лишь отдельных агрегатов ракеты-носителя, к качеству изготовления которых существуют претензии.

В конце октября 2009 года было сообщено, что АПЛ «Дмитрий Донской» проверила готовность механизмов к пуску ракеты, покинув базу 26 октября и вернувшись в ночь на 28 октября. 29 октября источник на Беломорской военно-морской базе сообщил журналистам «Интерфакса»: «Ракетная подводная лодка стратегического назначения «Дмитрий Донской» вернулась с полигона в Белом море к месту базирования. Все поставленные локальные задачи были выполнены. Не выполненной оказалась главная цель выхода — проведение очередного испытательного пуска «Булавы». Версий случившегося много, но причины могут быть оглашены только после анализа произошедшего». Предположительно, ракета не вышла из шахты из-за срабатывания автоматической защиты.

9 декабря 2009 года

Стрельба МБР «Булава» в рамках испытания ракетного комплекса. По официальной информации Министерства обороны РФ, первые две ступени ракеты отработали штатно, однако при работе третьей ступени произошел технический сбой. Нештатная работа третьей ступени ракеты породила в условиях полярной ночи впечатляющий оптический эффект, наблюдавшийся жителями северной Норвегии и получивший название Норвежской спиральной аномалии.

7 октября 2010 года и 23 октября 2010 года

Стрельба МБР «Булава» в рамках испытания ракетного комплекса «Булава». Оба пуска Государственной комиссией признаны успешными. Окончательные испытания новой морской стратегической ядерной системы «Булава» (по аналогии с системой «Тайфун») переданы на новый подводный крейсер стратегического назначения «Юрий Долгорукий».

***

28 июня 2011

Первый испытательный пуск «Булавы» со штатного носителя — РПКСН К-535 «Юрий Долгорукий». По официальным сообщениям, боевые блоки ракеты доставлены в заданный район на Камчатке.

27 августа 2011

Пуск «Булавы» с борта АПЛ «Юрий Долгорукий» в рамках испытаний на максимальную дальность полета ракеты. В ходе испытаний ракета пролетела 9300 км, что существенно выше заявленных ранее показателей.

28 октября 2011

Пуск «Булавы» с борта АПЛ «Юрий Долгорукий» из акватории Белого моря по полигону Кура. По словам официального представителя Минобороны РФ Игоря Конашенкова, боевые блоки ракеты в установленное время прибыли на полигон, что было зафиксировано средствами объективного контроля.

Хроника испытаний «Булавы»

Залповый пуск двух ракет с борта АПЛ «Юрий Долгорукий» в подводном положении. Боевые блоки успешно достигли полигона Кура.

6 сентября 2013

Пуск «Булавы» с борта АПЛ «Александр Невский». Ракета, которая должна была поразить цель на полигоне Кура, штатно вышла из пускового контейнера, однако на второй минуте полета произошел сбой в системе управления второй ступени, двигатели выключились, и она упала в Северный Ледовитый океан.

10 сентября 2014

Успешный пуск «Булавы» с борта АПЛ «Владимир Мономах» в акватории Белого моря по полигону Кура на Камчатке. Во время стрельбы на борту субмарины находились члены комиссии по государственным испытаниям АПЛ.

29 октября 2014

Успешный пуск «Булавы» с борта АПЛ «Юрий Долгорукий» в акватории Баренцева моря по полигону Кура на Камчатке.

28 ноября 2014

Успешный пуск «Булавы» с борта АПЛ «Александр Невский» в акватории Баренцева моря по полигону Кура на Камчатке.

14 ноября 2015

Залповый пуск двух ракет с борта АПЛ «Владимир Мономах» в акватории Белого моря по полигону Кура на Камчатке. Оба пуска признаны успешными.

27 сентября 2016

Пуск двух ракет «Булава». По данным Минобороны, боевые блоки первой ракеты выполнили полный цикл программы полета и успешно поразили заданные цели на полигоне. Вторая ракета после выполнения первого этапа программы полета самоликвидировалась.

26 июня 2017

Ракетный подводный крейсер Северного флота проекта 955 «Юрий Долгорукий» произвел успешный пуск межконтинентальной баллистической ракеты «Булава» из Баренцева моря, успешно поразив заданные цели на полигоне Кура на Камчатке.

22 мая 2018

РПКСН К-535 «Юрий Долгорукий» успешно провел залповый пуск четырех ракет «Булава» из акватории Белого моря по полигону Кура на Камчатке. Пуск проводился из подводного положения.

Шахтная пусковая установка УР-100Н УТТХ

Калужская область, город Козельск, где дислоцируется 28-я Гвардейская Краснознамённая ракетная дивизия (Козельская ракетная дивизия).
Точка. По виду — обычная поляна в лесу, огороженная периметром. На территории находятся два домика и пара полуразрушенных сараев. на фотографии вход в патерну (подземный переход в караулку).


Караулка.

Наконец-то ШПУ. По сути это — дырка в земле, закрытая крышкой. Или, как правильнее говорить — защитным устройством.

В этой шахте стояла на боевом дежурстве УР-100Н УТТХ. Баки с топливом ампулизированы. В течение всего периода эксплуатации ракета находится в заправленном состоянии в транспортно-пусковом контейнере, который обеспечивает требуемый температурный режим.

Для спуска в шахту нужно сначала по лесенке слезть на небольшую площадку, а потом впихнуться в очень тесный лифт.

Сейчас решается судьба данной ШПУ. Либо она будет рекультивирована (грубо говоря, демонтирована и засыпана), либо переделана под новый ракетный комплекс РС-24.
В шахтной пусковой установке ТПК ракеты закреплен с помощью высокоэффективной системы амортизации, обеспечивающей дополнительную защиту ракеты от воздействия поражающих факторов ядерного взрыва.

Дно шахты.

Длина ракеты составляет 24,3 метра. Плюс длина ТПК, плюс зазоры и все такое. Так что глубину шахты я оцениваю примерно в 30 метров.

УР-100Н УТТХ — ракета с горячим газодинамическим стартом. Это значит, что маршевые двигатели включаются прямо в ТПК и ракета стартует из шахты. А есть ещё минометный старт, когда сначала ракета выстреливается пороховым зарядом из шахты, а уже потом включаются маршевые двигатели.
Первоначальный срок службы ракеты УР-100Н УТТХ, поставленной на боевое дежурство в 1979 году, составлял 10 лет. Сейчас, по результатам контрольных отстрелов, он продлен до 31 года. По данным на июль 2009 года в Козельской ракетной дивизии на боевом дежурстве стояло 29 ракет. А всего по России на тот момент было 70 МБР против 360 установок в период максимального развертывания комплекса.
ШПУ во всей красе.
Лифт для спуска вниз. Когда в шахте стоит ТПК с ракетой, то лифт перемещается в узком пространстве между ними.
Элемент подвесного устройства.
Защитное устройство весит, между прочим, 150 тонн и способно выдержать ядерный взрыв. Открывается полностью за несколько секунд. В крайнем случае даже отстреливается пиропатронами.
Видите две белые полусферы на противоположной стороне? Это детекторы ядерного взрыва.
В похожей машине, что с двухскатной «крышей», перевозят головные части. Это шесть боевых блоков индивидуального наведения с ядерными зарядами среднего класса мощности.
Один из установщиков. Всего их два (часть второго — на заднем плане). Зачем их два и что они конкретно делают — об этом нам тактично умолчали. Может, один вытаскивает боевую часть из ТПК и перегружает на машину для перевозки изделия, а второй транспортирует только саму ракету? Не знаю.
Второй установщик.
Внутренности первого.
Установщик ТПК возит МАЗ-537 — военный четырёхосный седельный тягач.

Два установщика.
Напоследок — несколько зарисовок из военного быта.

biver64

Позиционный район командного пункта. В состав боевого ракетного комплекса (БРК) входило 10 рассредоточенных боевых стартовых позиций (БСП) с одиночными, на расстоянии 10-15 км одна от другой, шахтными пусковыми установками (ШПУ) каждая. Вблизи одной из них располагался командный пункт БРК, соединенный линиями системы боевого управления и связи со всеми стартовыми позициями.

Позиции командного пункта (КП РП), разделялись на две зоны: боевую и зону обеспечения. В состав боевой зоны входили: унифицированный командный пункт (УКП), шахтно-пускова установка (ШПУ), холодильный центр (ХЦ), энергоблок (ЕБ), караульное помещение, трансформаторные подстанции. К зоне обеспечения принадлежали: КПП, пункт заправки ГСМ, сооружение №6 для личного состава дежурной смены; хранилище для личного состава; сооружение №7 для размещения техники «НЗ»; продуктов питания; станции второго подъема; эстакада для обслуживания и боксы для машин. Вокруг позиции командного пункта размещены технические системы охраны.

Аппаратура боевого управления командного пункта ракетной дивизии. С первого взгляда командный пункт — это обычное сооружение, где есть гостиница, столовая, спортзал, которые находятся на поверхности. Непосредственно сам КП — под землей. Когда заступали на дежурство расчеты во главе с командиром дежурных сил дивизии, под его командованием находились КП полков, с пусковыми установками которых и поддерживалась постоянная связь с помощью аппаратуры боевого управления.

Пульт оператора дежурной смены охраны и обороны (ДСОО-В). На территорию ШПУ пройти незамеченным было невозможно, ведь несколько рядов охранной изгороди реагировали на любую попытку её преодоления — сигнал тревоги тут же подавался на пульт оператора.

В состав автоматизированной системы охраны входили:

  • — модуль «М-200»- чувствительные подземные сейсмодатчики;
  • — система радиолучевого выявления «Пион-Т»;
  • — система «приближения и прикосновения» (на расстояние до 2 м) «Радиан»,

а также опасная для нарушителя (поражением током 800, 1100 или 3000 В — в зависимости от оперативной обстановки) — система электризованной изгороди, так называемая сетка «П-100», управление которой осуществляется из караульного помещения позиции БСП, или с пульта дежурной смены УКП.

Унифицированный командный пункт. Конструктивно это металлический двенадцатиуровневый контейнер длиной 33 м, диаметром 3,3 м, и весом в 125 тонн, подвешенный с помощью системы амортизации в стандартной ракетной шахте. Каждый уровень — это округлая комната, в которой находится аппаратура и оборудование, надежно выполняющие специализированные функции в любых условиях окружающей обстановки: в нулевом отсеке (этот отсек находится вне емкости контейнера, на его верхней внешней стороне) находится система электроснабжения контейнера, 1й и 2й уровни — оборудованы дизель-генераторами, 3й аппаратура связи, 4й — система автоматического управления и контроля, 5й — аппаратура связи, в 6м, 7м и 8м — аппаратура обеспечения электроснабжения всех объектов УКП, 9й и 10й — аппаратура обеспечения боевого пуска ракет, 11й — командний пункт с боевыми постами, пультами дистанционного управления и контроля АСБУ и связи. В последнем 12м (точнее на первом этаже снизу) находится комната для отдыха дежурной смены.

Командный пункт полка руководил десятью ракетами, шахтно пусковые установки которых находились на расстоянии 8-10 км друг от друга. Учитывая всю ответственность, возложенную на УКП, требования тоже были высокими. КП способен был выдержать прямое попадание ядерной боеголовки. На этот случай два офицера, которые несли дежурство (а в условиях возникновения реальной угрозы войны, то есть «повышенной» готовности — три) имели возможность закрепиться в кресле, как в самолете. Техническое совершенство УКП позволяло обеспечить жизнедеятельность личного состава и выполнения боевого задания по пуску ракет при любых условиях. Предусмотрен даже автономный режим функционирования, на случай выхода из строя внешних источников энергоснабжения. Люди могли находиться под землей долгое время — для этого в командном пункте был запас продуктов питания, оборудования и других специальных средств, необходимых в чрезвычайных ситуациях. Отсеки соединены между собой лестницами. Кроме этого, боевой расчет при потребности мог воспользоваться лестничными секциями, которые закреплены снаружи контейнера КП и эвакуироваться через люк аварийного выхода.

Теперь при просмотре фотографий вам все будет понятно.

На пути к месту мы не однократно встречали военных

Въезжаем на закрытую территорию..

Через все эти незначительные для нас препятствия мы подъезжаем к совсем не приметным военным зданием и караулам.. это и есть наша цель..

теперь давай те пройдемся по помещениям

зайдем в гараж для начала.

идем дальше по зданиям

первое на что мы наткнулись это была сауна..

дальше идут служебные помещения и помещения для аппаратуры… естественно что аппаратуры уже нет..

и так ! теперь давайте спустимся под землю!

спуск под землю есть почти в каждом сооружении.

небольшой запасной выход на верх..

УКП… туда та нам и нужно больше всего..

минуя множество лабиринтных поворотов туннелей мы все таки попадаем к заветной двери

мощные замки с электро-гидроприводом…

и мы попадаем в нуть шахты с самим УКП

продолжае изучать капсулу…

к капсуле прикреплены баллоны в длину выше человеческого роста! с сжатым воздухом..

продолжаем исследование.

фото сделано на минус 10 этаже капсулы.

на само нижнем этаже капсулы есть комната отдыха дежурной смены.

много шкафчиков, сейф и туалет, напоминает вагон купе..

вот на таких амортизаторах она весит на высоте пол метра над дном шахты.

потолок шахты

покидаем УКП и идем дальше по подземельям к выходу!

по пути нам еще встретилась комната с подвешенной на высоте пол метра от пола плитой! подвешена она на амортизаторах как и УКП, по предположениям это ЗКП, так же предназначенный для защиты оборудования от сейсмического толчка, в случаее ядерного удара.

на БСП так же присутствует и ракетная шахта, она закрыта да и смысла ее смотреть нет, так как видели их не один раз.

весь фотоматериал взят из альбома ЗОНЫ 28

kak_eto_sdelano

Приехали в деревеньку. В ней единственная, она же центральная, улица и сельпо на ней. Купили еды, стоим, ждем коллег. Подъезжает два джипа, из них вываливается разодетый в камуфляж народ. И тут перед дверьми сельпо завязывается громкий разговор о том, кто, куда и как лазил. А продавщица слушает, ей богу уверен, что слушает. Благо, надеюсь, что не докладывает. Не нравится мне эта ситуация, очень не нравится. Наконец, решаем ехать. Погрузились в машины и двинулись к месту отдыха – небольшому сланцевому карьеру. Карьер без травы, с ровными площадками был бы чудесным отдыха, если бы не стабильно приносимая ветром вонь от свиного навоза.

До ближайшей ШПУ двести метров, сказали нам коллеги, тут напрямик дойдем. Когда-то, в ШПУ жила грозная межконтинентальная баллистическая ракета Р-36М УТТХ, иначе называемая Сатаной. Но ныне ракеты внутри нет, остался лишь домик. О домике и других подземных сооружениях и пойдёт мой сегодняшний рассказ.
Вышли. Перемахнув за каменный гребень, сразу увидели башенку караульного помещения, но не в двухстах метрах, в минимум в километре. У кого-то явно неисправен глазомер. Шли по зарослям дикого гороха и конопляным полям. Не склонен считать, что её выращивают специально местные – слишком уж большие и хаотичные посадки. Но в том, что осенью урожая хватит на все окрестные деревеньки — уверен. Отдельные растения вымахали куда выше моего роста.


Через полкилометра конопляные делянки закончились, а вместе с ними и твёрдая почва. Перед взорами раскинулось не то болото, не то озеро. Это был эпицентр odor stercoris. Несколько раз в день с соседней свинофермы приезжает трактор, тащащий на прицепе бочку со сливным краном. На вершине холма, краны открывались, и жидкие ароматные продукты свиных кишечников сливались прямо на почву, стекая под уклон. Так, за годы, натекли значительные вонькие глади первоклассных натуральных удобрений.
Травяные кочки торчали из коричнево-чёрной жижи, местами вода межевалась с потрескавшейся на солнце навозной коркой. Поверхность пружинила как трясина, норовя проглотить неосторожных путников. Мы, прыгая с кочки на кочку, неуверенно продвигались вперед. Пару раз кочки исчезали, и нам приходилось искать обходной путь. Берцы, несколько раз по щиколотку погрузившись в говнецо, продолжали подвонивать при каждом шаге.

Наконец, мы нашли проход, и вышли на дорогу (залитую в колеях лужами разбавленного дождями навоза). Но эта дорога вела напрямую к позиции. Сама ракетная шахта была законсервирована после оставления военным. Бетонная плита на крышку, слой почвы на плиту, цветочки и трава из почвы – если бы не наземные строения, найти её было бы весьма сложно.
Однако коллегами-первопроходцами был вырыт узкий лаз под плитой, ведущий в помещения шахтного оголовка. Снимаем рюкзаки, выдыхаем и ногами вперед ныряем в дышащую прохладой черноту залаза. Настала пора выяснить насколько глубока кроличья нора.
Протиснувшись, оказываюсь в низеньком помещении со стальными стенками. Запах каловых озёр заметно ослабевает. Из помещения можно ползти в разные стороны – выбираю свободный лаз. Немного вперёд, а затем поворот на прямой угол в круглое отверстие. Там еще поворот и вот я за стальной стенкой. Отсюда дорога лежит вниз, сквозь гермолюк с четырьмя запорными ригелями в крышке. Помещение под ним достаточно высокое – можно встать во весь рост, а оттуда спуститься ещё ниже на самый край шахты.
От сорокаметровой глубины меня отделяет лишь небольшие перила справа и слева. По центру разверзлась ледяная тьма пустоты. Впрочем, мощный луч фонаря на время изгоняет тьму, заполняя пустоту тёплым домашним светом.
Вниз, на самое дно шахтного стакана, идет несколько открытых лесенок, но спускаться по ним я не решаюсь. Вот если бы пришлось по ним подниматься – не вопрос, но от спуска меня что-то удерживает. Возможно, забытые наверху перчатки.
Расчехляю штатив и начинаю фотографировать шахту, а, тем временем, с других сторон появляются коллеги, спустившиеся другими проходами вокруг оголовка. Час я развлекаюсь с постановкой освещения и ракурсов. И если ,при взоре сверху-вниз, выходят относительно неплохие кадры, то вид снизу-вверх мне откровенно не нравится. Призываю на помощь коллегу. Он светит своим фонарём, а я раздвигаю штатив на всю двухметровую длину и вывожу фотоаппарат далеко вперед ради пары кадров «от центра». Благо, я захватил тросик дистанционного спуска затвора.
Отмаявшись с ракурсами, понимаю, что уже прошло значительное время и пора бы на вылаз. Разумеется, о перелазе в другие помещения оголовка не заходит и речь, да и звёзд я там не нахватаю. Мне поможет лишь спуск в шахту, но без верья и страховки я никак не смогу одновременно снимать, светить и держаться за лестницу. Поэтому я покидаю ШПУ с чувством неплохо проделанной работы.
Обратный путь мы проделываем куда более грамотно, не влезая на кочки, а следуя дороге. Коллеги, что ждали нас в лагере, уже успели приготовить шашлык и начать употребление крепкого алкоголя и легкой медовухи. Медовуха, кстати, мне очень понравилась – откладываю мыслицу, о том, что стоило бы прикупить такой. Поужинав мы начинаем готовиться ко второй цели нашей поездки – посещению УКП (Укреплённый Командный Пункт), управлявшего этой (и пятью другими) ракетными шахтами.
Сам УПК находится не рядом – пешком не дойти, причём подъезды к нему не для нашего городского минивена. А вот джип бы проехал. Посовещавшись, решаем, что нас вдвоем отвезут на джипе. Там мы пойдем осматривать УКП, а водитель останется спать в машине до утра. Менее чем в четыре часа мы ведь точно не уложимся.
Так мы и сделали. Приехали в укромное место, попрощались с водителем и исчезли в ночной мгле. Вообще, УКП находится на консервации и охраняется от расхитителей черного металла по заказу Министерства Обороны дежурной сменой охраны, дислоцирующейся на территории. Но если вести себя тихо, то посмотреть вполне можно.
Оставив позади подступы, целёхонький забор без дыр и охотящиеся на ноги малозаметные траншеи, мы углубились на территорию. Где-то тут должен был располагаться спуск в подземные потерны, которые вели к входу в УКП. Спуск в потерны оказался населён десятком ночующих птиц, размерами от голубя до воробья. Перепуганные пернатые с шумом хлопали крыльями и лезли к лицу. Один, особо тупой голубь целую минуту бился о решетку, создавая шум и добившись того, что его пришлось ловить руками и выбрасывать наружу.
Прошли по потернам и достигли входа в УКП, любезно открытого коллегами ещё вчера. Мы же должны были его за собой закрыть, но об этом после. Конструктивно, УКП это такая же ШПУ, но внутри находится не ракета, а двенадцати уровневый цилиндр-контейнер. Цилиндр подвешен на амортизаторах, что позволяет ему гасить сейсмические колебания от возможных атомных взрывов и, тем самым, сохранять работоспособность аппаратуры и кости дежурной смены.
В УКП достаточно тесно, как внутри контейнера, так и в пространстве между ним и стенками шахтного стакана. Обычным способом перемещения между уровнями был лифт, но ныне он стоит обездвиженный на самом низу. Приходится лазать по боковым лесенкам. Красные – пожарные проходят по всей глубине шахты. Желтые соединяют различные технологические ярусы. Коллега спускается в самый низ, а я остаюсь наверху и начинаю осмотр/съёмку.
Сказать, что фотографировать в таких стеснённых условиях неудобно, означает не сказать ничего. И дело даже не том, что приходится всячески наклонять штатив. Основная проблема психологическая и лежит в разнице угла обзора глаза и объектива. Глаз захватывает картинку целиком, когда как фотоаппарат лишь часть. Отсюда страдает информационное наполнение кадра (особенно при моей любви к широким углам). Но заниматься панорамированием банально лень (не говоря о том, что это очень долго). Остается страдать и довольствоваться меньшим.
Вот с этим кадром (ниже первый) я сражался около получаса. Напротив входа не встать – там пустая лифтовая шахта (ниже второй). Вытянуться и снять с рук не выходит из-за требований к выдержке в несколько секунд и малой шумливости. Пришлось выдвигать штатив, искать упоры и задействовать дистанционный спуск, при этом, не забывая о равновесии и возможной перспективе свалиться на добрые тридцать метров вниз.
Путешествие между уровнями цилиндра тоже задача не из простых. В нормальном состоянии, между этажами шли лесенки. Ныне их кто-то срезал (как и межэтажные люки) и приходилось цепляться руками на края, упираться ногами в пустые аппаратные стойки, дабы перелезть наверх. Острые края люков, разлитый скользкий мазут и вероятность сорваться вниз на пару уровней придавали занятию пикантную остроту ощущений.
Вообще, УКП дошел до нас в весьма хорошем состоянии. Да, из него изъяли всю электронную аппаратуру, срезали крышки люков, внутренние лесенки и куда-то умыкнули модные кресла. Но, при этом, сохранили весь остальной чермет, включая полные меди дизеля, посеребрённые провода соединений и позолоченные разъемы.
На самом нижнем 12-ом ярусе сохранился толчок и кровати. Здесь же покоится и остановленный лифт. Осматриваю и начинаю ползти вверх по несуществующим лесенкам. Миную 11ый, 10 и 9ый уровень.
На восьмом понимаю, что дальше не пролезу – не за что хвататься, абсолютно пустой отсек. Придется лезть обратно, но решаю выйти через лифтовую шахту. Там есть за что ухватиться и переползти на пожарную лесенку.
Спускаюсь на самое донце ракетной шахты. Под висящей капсулой навалено немного железяк, но вид открывается достаточно годный, да и угол объектива позволяет захватить капсулу целиком.
Осмотрев УКП, мы собрались на самом верху, чтобы решить, как закрыть за собой гермодверь у которой отсутствует механизм запора. А дверь закрыть надо было. Предлагались различные схемы, от «дерни за веревочку», до «распрями пружину». Через полчаса экспериментов инженерное решение найдено и массивная гермодверь уверенно залочивается. Конечно, при желании открыть можно, но ведь важна иллюзия запертости.
Вылезаем на поверхность уже засветло. Трава мокрая от росы. Отступаем тем же путем – траншея, забор, трава, машина. Мишен комплит. Си ю ато!
Взят у ralphmirebs в Россия: Трава и ракеты
Жми на кнопку, чтобы подписаться на «Как это сделано»!
Если у вас есть производство или сервис, о котором вы хотите рассказать нашим читателям, пишите Аслану (shauey@yandex.ru) и мы сделаем самый лучший репортаж, который увидят не только читатели сообщества, но и сайта Как это сделано
Подписывайтесь также на наши группы в фейсбуке, вконтакте, одноклассниках и в гугл+плюс, где будут выкладываться самое интересное из сообщества, плюс материалы, которых нет здесь и видео о том, как устроены вещи в нашем мире.
Жми на иконку и подписывайся!

Tags: технические сооружения