Сербия в НАТО

«Вступление Сербии в НАТО напомнит России об итогах Крымской войны»

Итоги встречи высшего сербского руководства с представителями косовских сепаратистов, которая 29 апреля состоялась в Берлине по инициативе Германии и Франции, не удовлетворили ни Белград, ни Приштину. По словам президента Сербии Александра Вучича, Сербия настроена на диалог о будущем Косово и Метохии, но при этом она не планирует «выполнять список пожеланий» Приштины (которые требуют от Белграда безусловного признания независимости Косово). В то время как президент Вучич и премьер-министр Ана Брнабич из Берлина уехали разочарованными нежеланием Приштины идти на уступки в вопросе отмены стопроцентных пошлин на сербские товары, введенных в ноябре 2018 года, албанская сторона осталась недовольна отношением европейской администрации, которая вместо того, чтобы обсуждать признание независимости Косово, потребовала от лидеров косовских сепаратистов Хашима Тачи и Рамуша Харадиная отменить торговые ограничения в отношении Сербии.

Российские и сербские эксперты-балканисты высказали EADaily своё мнение о том, как они оценивают итоги берлинской встречи, поменяла ли германско-французская инициатива расклад сил между участниками переговорного процесса и чего можно ожидать от продолжения переговоров в этом же формате в начале июля в Париже.

После берлинской встречи в раскладе сил между Белградом и Приштиной ничего не изменилось и, по всей видимости, это не так уж плохо, считает доцент факультета международных отношений РГГУ Никита Бондарев. Хотя экспертное сообщество все-таки ожидало отмены стопроцентных пошлин, которые Приштина ввела на сербские товары, чего в итоге не произошло, добавил политолог.

С другой стороны, изменилось всё же многое, полагает Бондарев. По его мнению, президент Сербии Александр Вучич правильно отметил в обращении к СМИ, что «вскрылось все то, что было под житом». «Вскрылось то, что взаимопонимания ни у кого из участников этого переговорного процесса нет. Они все имеют абсолютно разные позиции, они друг друга не слышат», — отметил историк.

По его словам, позиция ЕС состоит в том, что разграничение Косово между этническими территориями сербов и албанцев — вполне годный вариант. Эту позицию отстаивали чиновники брюссельской администрации Федерика Могерини и Йоханнес Хан, пояснил Бондарев. С другой стороны, позиция канцлера Германии Ангелы Меркель и ее МИДа состоит в том, что разграничение недопустимо, продолжил он. «Меркель предлагала какие-то другие пути. Перед встречей ходили слухи, что речь пойдет о варианте „двойного суверенитета“. Так далеко дело не зашло, но тем не менее предлагалось решение, альтернативное тому, что предлагает ЕС, — вариант с частичным признанием друг друга по образцу ГДР и ФРГ. В этом суть разногласий между Меркель и ЕС», — пояснил Никита Бондарев.

По словам эксперта, позиция США, в свою очередь, состоит в том, что разграничение края тоже приемлемо, но в принципе в Вашингтоне согласны на любой вариант решения косовской проблемы, каким бы он ни был.

Эксперт обратил внимание на заметную разницу между позицией «премьер-министра» сепаратистского Косово Рамуша Харадиная и его «президента» Хашима Тачи. Харадинай заявил, что переговоры не имеют смысла, пока в них не участвуют представители США, и отправился в американское посольство, напомнил Бондарев. «Тачи при этом ничего подобного не говорил. Это не значит, что он вел себя конструктивно, но тем не менее он не солидаризировался с позицией Харадиная, согласно которой переговоры бессмысленны без участия США. Разрыв между Тачи и Харадинаем, который существовал и до этого, оформился ещё более явно. Некоторые говорят, что они на самом деле играют в хорошего и плохого следователя. Я так не считаю. Я считаю, что между ними действительно есть серьезный антагонизм, который сейчас только усилился», — отметил Бондарев.

При этом эксперт считает, что в самих США Дональд Трамп и его администрация не сильно интересуются Косово. «Харадинай и те, кто за ним стоит, могут сколько угодно призывать США более активно участвовать в процессе косовского урегулирования, но Трампу это совершенно не нужно. Трамп считает это внутриевропейским вопросом, и он уже давно передоверил решение проблемы статуса Косово европейцам. Другое дело, что для Америки принципиально существование базы „Бондстил“. Это безусловно. Но что касается Косово как такового, это не является какой-то приоритетной сферой для администрации Трампа. И сколько бы Харадинай не требовал, чтобы Америка начала более активно участвовать в происходящем, вряд ли Вашингтон на это пойдёт и вряд ли Трампу понравятся призывы со стороны какого-то там Харадиная», — предположил собеседник EADaily.

Бондарев сравнил позиции участников переговорного процесса вокруг Косово с басней Крылова, в которой квартет пытается что-то сыграть, но у каждого абсолютно своя повестка дня и ничего совместного у них не получается.

«Что это значит? Это значит, что у Вучича есть уникальный шанс. Несмотря на очевидную слабость позиции Сербии, он может воспользоваться этим взаимным непониманием и несовпадением позиций сторон и, хитро лавируя между ними, все-таки выторговать для Сербии какой-то не самый унизительный вариант. Он в своем заявлении обмолвился, что один из организаторов этой встречи остался очень недоволен албанской позицией и сделал албанцам очень строгое замечание, заявив о том, что они ведут себя неконструктивно и о возможности пересмотра отношения к косовским албанцам. Вучич не назвал имени, однако очевидно, что речь идет о Меркель, а не о Макроне. Абсолютная неготовность албанцев к отмене пошлин вызывает раздражение как у Европы, так и у США. Американский посол в Косово тоже говорил, что пошлины не имеют особого смысла и ни к чему не ведут. Албанцы находятся в не самой завидной ситуации для себя, а у Вучича появился шанс», — допустил российский эксперт.

Отвечая на вопрос, может ли в этом президенту Сербии помочь Россия, Бондарев отметил, что если до следующей встречи в Париже к переговорному процессу вдруг подключатся США, как того требует албанская сторона, то Сербия с полным основанием может потребовать подключения России к переговорному процессу. «Если формат уже изменен, почему бы и России в этом не поучаствовать? Если все-таки Трамп решит как-то к этому процессу подключиться, а мне кажется, что такая вероятность достаточно мала, то нам нужно на это отвечать симметрично, и я думаю, что Вучич будет просить Россию именно об этом. А пока не просит — нужно наблюдать за ситуацией и продолжать поддерживать Сербию и резолюцию 1244, как мы и делаем», — подытожил Никита Бондарев.

По мнению его коллеги, научного сотрудника Института славяноведения РАН Георгия Энгельгардта, берлинская встреча не привела к предполагавшимся многими крупным уступкам Белграда по косовскому вопросу. Без этих уступок не последовало желательного для Запада продвижения в переговорах, равно как и дополнительных шагов в сторону фактического признания независимости Косово со стороны Белграда, добавил эксперт. Но в то же время стороны договорились о продолжении переговоров в таком же формате в начале июля, напомнил он.

«По тому, что декларирует германская сторона, видно, что будет продолжено давление на Белград с требованием признать независимость Косово, вернее, подписать полномасштабное соглашение с Приштиной, а также противодействие попыткам обмена территориями или тому, что называется „разграничение Косово“», — предположил Энгельгардт.

По словам эксперта, пока на Белград оказывается ощутимое давление, от Приштины европейцы по-настоящему ничего не требуют. Об этом, по мнению Энегельгардта, свидетельствует тот факт, что не было никаких подвижек в сторону отмены пошлин на сербские товары и формирования Сообщества сербских муниципалитетов.

«Хашим Тачи постоянно подчеркивает, что он не собирается исполнять это требование и что он отказывается от обмена территориями, хотя вполне готов забрать у Сербии еще и так называемую Прешевскую долину (албанское название области, которая охватывает муниципалитеты Прешево, Медведжа и Буяновац в Центральной Сербии. — EADaily). В переводе на русский язык — Приштина заявляет максимальные позиции и пока не демонстрирует никакой готовности даже к минимальному учету интересов Белграда», — отметил Энгельгардт.

Эксперт обратил внимание на то, что накануне берлинских переговоров у Вучича на полях форума «Один пояс, один путь» в Пекине состоялась встреча с президентом России Владимиром Путиным и с руководителем Китая Си Цзиньпином. «Некоторые послания, в том числе по косовскому вопросу, Вучич вполне мог получить из Пекина. И неслучайно после возвращения из Китая он, выступая на сербском телевидении, заявил, что очень хочет добиться размена территорий, но, по всей видимости, из этого ничего не выйдет. Возможно, какие-то дополнительные аргументы в пользу этого он услышал на встречах в Пекине с лидерами России и Китая, которые являются главными сторонниками территориальной целостности Сербии», — допустил историк.

При этом Георгий Энгельгардт подчеркнул, что нельзя терять из виду и то, что Вучич при планировании своих действий должен учитывать и внутренние факторы.

«Уже более четырех месяцев в Сербии продолжается политический кризис, идут массовые выступления оппозиции, и хотя косовская тема не является там центральной, тем не менее она там присутствует, и какие-то болезненные и унизительные уступки по Косово могут существенно осложнить положение правительства и самого Вучича. Как бы Вучич не отрицал влияние внутренних протестов, он вынужден их учитывать», — отметил научный сотрудник Института славяноведения РАН.

Сербский эксперт Института европейских исследований (Белград) и приглашенный профессор МГИМО (у) МИД РФ Стеван Гайич считает, что встречу в Берлине можно назвать попыткой проведения международной конференции по Косово без участия России и очевидно против ее интересов. «О сербских интересах можно и не говорить, так как все эти переговоры под эгидой ЕС с самого начала направлены против интересов Сербии», — заявил эксперт, напомнив, что во встрече также не принимали участие Китай и США. «Мне кажется, что единственный смысл отсутствия США в переговорах в том, чтобы не дразнить Россию и не давать ей повода подключиться к этому формату», — добавил Гайич.

«Я очень боюсь итогов этой встречи, так как нам уже хорошо знакомо поведение президента Сербии, который ведет секретную дипломатию, разговаривает и с Хашимом Тачи, и с Федерикой Могерини, но только не с сербскими гражданами о результатах достигнутых договоренностей. Итоги его прежней деятельности были губительны для Сербии. Брюссельские соглашения привели к упразднению институтов сербского государства в Косово и Метохии. Сербские судьи теперь вынуждены унижаться и давать клятву и в письменном, и в устном виде Хашиму Тачи, который в сербском государстве считается террористом», — отметил политолог.

По его словам, до настоящего времени существовали два подхода к решению косовского вопроса. Первый можно назвать «пронатовским» — он предусматривает «разграничение Косово» и его активно лоббировали Вучич и Тачи. Второй подход состоит в требовании безусловной капитуляции Сербии — это подход Ангелы Меркель. «Наши друзья немцы в очередной раз призывают нас к капитуляции. Они боятся разграничения, потому что знают, какой эффект домино оно могло бы вызвать. Тут я имею в виду не только Республику Сербскую, которая захотела бы отделиться от Боснии и Герцеговины и присоединиться к Сербии, но и окончательный распад Македонии, Черногории и Испании, из состава которой вышла бы Каталония», — полагает Гайич.

Эксперт подчеркнул, что берлинская встреча в очередной раз показала, какое колоссальное давление оказывается на Сербию, когда речь идет о косовском урегулировании. Но параллельно этому президент Сербии оказывает давление на сербское общество своими заявлениями, которые прямо противоречат сербской конституции и в которых он допускает возможность признания Косово.

«Он постоянно повторяет: „Это от нас требуют, и это так“. Ну и что, что это так? Это его ни к чему не обязывает. Его обязывает Конституция Сербии, которая гарантирует территориальную целостность страны, и единственный действующий документ ООН по Косово — резолюция 1244», — заявил Стеван Гайич.

Эксперт напомнил, что сербские власти накануне встречи в Берлине искали поддержку России в решении косовской проблемы: в Москву приезжал министр иностранных дел Ивица Дачич, а президент Вучич в Пекине встретился с Путиным. «Мне кажется, что они просили Россию, чтобы она действовала в ущерб своим национальным интересам. Дачич по возвращении из Москвы заявил, что разграничение может быть лучшим решением для Косово», — предположил он.

Тем не менее, считает Гайич, Россия знает, куда ведет этот путь, — разграничение фактически открыло бы возможность для быстрого объединения Косово с Албанией. Это означало бы автоматическое вступление Косово в НАТО, так как Албания является членом альянса, пояснил он. Нарушение баланса сил на Балканах заставило бы сербское руководство ускоренными темпами тоже повести страну в НАТО и согласовать свою внешнюю политику с политикой Евросоюза, что означает введение санкций против России, продолжил Гайич.

«Мне кажется, что в Москве знают: если территория Сербии окажется в НАТО, альянс достроит огромную монолитную стену в сторону России. Сейчас за линией НАТО существует территория, которая формально не интегрирована в эту организацию. Это проблема для альянса, и России это на руку. Если бы и эта территория полностью была охвачена НАТО, Россия фактически оказалась бы в положении, в котором она находилась в 1856 году после поражения в Крымской войне. Конечно, полные аналогии недопустимы, российское вооружение сегодня гораздо мощнее, а история никогда не повторяется полностью. Но Россия оказалась бы в ситуации, которая напоминает то время, когда возможности действий её флота в Чёрном море были ограничены», — считает эксперт.

По словам Стевана Гайича, Россия — серьезное государство, которое хорошо осознает последствия, которые может вызвать несоблюдение международного права (резолюции 1244 СБ ООН по Косово) и нарушение баланса сил на Балканах.

7 стран, которые идут в НАТО вслед за Македонией

Послы государств — членов НАТО подписали протокол о присоединении Македонии (отныне Северной Македонии) к Североатлантическому альянсу. Теперь дело остается за малым — ратификацией протокола каждым состоящим в НАТО государством. Аналитический портал RuBaltic.Ru решил разобраться, куда дальше будет расширяться Организация Североатлантического договора: кто вступит в НАТО после Македонии.

Сербия

Белград подписал в 2015 году Индивидуальный план партнерства с НАТО, являющийся высшей формой сотрудничества с Альянсом в рамках программы «Партнерство ради мира». Правда, вопрос евроатлантической и европейской интеграции Сербии поставлен в зависимость от переговорного процесса с Косово, то есть фактического признания Белградом суверенитета Приштины, что может стать крахом политической карьеры для определенных сербских государственных деятелей.

Нынешний президент Сербии Александр Вучич не раз декларировал следующее: позиция Белграда заключается в том, чтобы стать членом ЕС, но остаться близким другом России и сохранить военно-политический нейтралитет.

Благодаря этому в дальнейшем Сербия рассчитывает стать одной из переговорных площадок между РФ и государствами Евроатлантики, коими сейчас являются, например, не входящие в НАТО страны ЕС в лице Финляндии и Австрии.

Ряд стран НАТО и ЕС выступает против присоединения Сербии к этим организациям, опасаясь, что Белград станет «пропутинской пятой колонной».

К таковым относятся Польша и страны Балтии, которые считают, что Сербия проводит пророссийскую политику на международной арене, не присоединяясь к санкциям против Москвы и активно сотрудничая с Россией в оборонной и военно-технической сферах.

Но в целом вовлечение Балкан в сферу влияния Евроатлантики — показательный момент. Это представляется подготовкой к реабилитации США и НАТО за их «гуманитарную интервенцию» в Югославию в 1990-х. Казалось бы, точки над і в тех событиях давно расставлены, а в западном дискурсе доминирует тезис о преступном режиме Милошевича. Но все-таки снять все вопросы по малоприятной теме для американского и особенно европейского общественного мнения Вашингтону и Брюсселю явно бы не помешало.

Косово

Пускай Косово в последние годы активно легитимизируется на международной арене (принятие в МОК, УЕФА, ФИФА), республика остается частично признанной. Ее не признает ряд стран ЕС и НАТО — Испания, Румыния, Словакия, Греция, Кипр. На территории Косово продолжат выполнять свою миссию международные силы безопасности под эгидой ООН и НАТО — KFOR.

Однако это не мешает Приштине декларировать курс на присоединение к ЕС и НАТО.

Под конец 2018 года парламент Косово принял пакет законов о преобразовании своих малочисленных сил безопасности в постоянную армию, а также была сформирована межведомственная комиссия по интеграции и вступлению в НАТО.

Несмотря на то, что данные шаги поприветствовал Вашингтон, генсек Альянса Йенс Столтенберг выразил сожаление, что Приштина приняла подобные решения без согласования с НАТО. По словам Столтенберга, теперь НАТО может пересмотреть статус и задачи миротворцев KFOR.

Тем не менее власти Косово после формирования полноценной армии намерены подавать заявку в НАТО. Сами власти Косово признают, что путь в НАТО займет не менее десяти лет.

Босния и Герцеговина

Босния и Герцеговина — участник программы НАТО «Партнерство ради мира». В 2010 году страна получила план действий по вступлению в Альянс.

В декабре 2018 года генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил, что военный блок готов к рассмотрению программы реформ правительства Боснии и Герцеговины для ее возможного вступления в Альянс. Речь идет о реформах в сфере политической системы, экономики, обороны. Правда, система государственного управления БиГ является, пожалуй, наиболее запутанной в Европе, что ставит под вопрос возможность сколько-нибудь эффективного реформирования.

Актуальным вопросом для БиГ является преодоление раскола между своими энтитетами — Республикой Сербской и Федерацией Боснии и Герцеговины.

Не секрет, что Республика Сербская живет фактически отдельной от Федерации Боснии и Герцеговины жизнью. Следовательно, Республика Сербская может заблокировать путь БиГ в НАТО. Как и в случае с Сербией, определенные западные политики и эксперты воспринимают Республику Сербскую как «троянского коня Путина» в регионе.

Молдавия

Вопрос присоединения Молдавии к Альянсу упирается, в первую очередь, в нерешенную проблему территориальной целостности, связанную с существующей на левом берегу Днестра Приднестровской Молдавской Республикой. Кроме того, идею присоединения к НАТО поддерживает менее половины молдавского общества (без Приднестровья), а в Конституции прописан нейтральный статус Республики Молдова.

Даже проевропейское правительство Молдавии не готово отказываться от нейтрального статуса, но подчеркивает необходимость укрепления сотрудничества с Альянсом. Так, в период 2015–2017 годов Кишинев подписал с НАТО новый Индивидуальный план действий партнерства, принял участие в инициативе по наращиванию оборонного потенциала (DCB Initiative), отправил своих военнослужащих-миротворцев в Косово и получил гранты в размере нескольких миллионов евро на уничтожение ракетного топлива, противопехотных мин и избыточных боеприпасов. В декабре 2017 года в Кишиневе состоялось открытие офиса связи НАТО, участие в котором приняла заместитель генерального секретаря Североатлантического альянса Роуз Геттемюллер.

Сохранится ли текущая динамика сотрудничества Кишинева с НАТО, покажут парламентские выборы, которые состоятся в Молдавии уже 24 февраля.

Имеется вероятность, хоть и небольшая, что парламентское большинство будет сформировано на основе Соцпартии (ПСРМ) действующего президента Игоря Додона, чье отношение к сотрудничеству с НАТО весьма скептическое.

Вообще, наиболее реальный вариант для Молдавии стать членом НАТО и ЕС — быть поглощенной соседней Румынией. Правда, идею унии с Румынией поддерживает не более четверти населения Молдавии. Отнюдь не в восторге от этой идеи и молдавские элиты, которые в таком случае наверняка утратят свой статус.

Украина

7 февраля Верховная рада Украины утвердила поправки в Конституцию, согласно которым обретение членства в ЕС и НАТО является ключевым приоритетом внешней политики государства. Но ключевыми помехами на пути в НАТО являются продолжение вооруженного конфликта в Донбассе и нерешенность проблемы территориальной целостности.

Притом для самого Альянса Украина представляла куда больший интерес, когда Киев обладал полноценным контролем над Крымом и Донбассом, граничащим с Россией.

Внутри НАТО также отсутствует консенсус относительно Украины: часть государств (Польша, республики Прибалтики) готовы принимать Украину в Альянс прямо сейчас, другие (Германия, Франция) в принципе не видят Украину в составе НАТО, а Вашингтон делает акцент на необходимости комплексного проведения Киевом реформ для соответствия критериям членства в блоке. Тем временем членство Украины в НАТО поддерживает менее половины украинского общества (без половины Донбасса и Крыма).

Грузия

У Грузии, равно как у Молдавии с Украиной, имеются нерешенные вопросы территориальной целостности — речь идет о таких регионах, как Абхазия и Южная Осетия, ставших после августовских событий 2008 года частично признанными республиками.

Вопреки тому, что министр обороны Грузии Леван Изория назвал 2019 годом «ежедневной готовности Грузии к вступлению в НАТО», внутри Альянса на сегодняшний день отсутствует консенсус относительно вопроса предоставления Тбилиси Плана действия по членству (ПДЧ) в НАТО.

Тем не менее Грузия будет продолжать наращивать связи с Альянсом и активизировать сотрудничество во всех возможных сферах. Так, в марте этого года состоятся учения НАТО — Грузия (NATO-GEO EXERCISE 2019), одновременно с этим Грузию посетят генеральный секретарь НАТО и военный комитет Альянса.

Представляется, что в обозримой перспективе руководство Альянса будет делать оптимистичные заявления относительно будущего Грузии в составе НАТО, но при этом будет избегать конкретики в части определения конкретных сроков и взятия на себя каких-либо обязательств.

Швеция и Финляндия

Швеция и Финляндия включены в Программу усиленных возможностей НАТО (Enhanced Opportunities Programme), предполагающую построение более глубоких и более специализированных двусторонних отношений. В сентябре 2014 года Финляндия и Швеция подписали на саммите НАТО в Уэльсе Соглашение о поддержке войск НАТО в стране пребывания (Host Nations Support Agreement), которое позволяет по согласованию с принимающей стороной размещать силы НАТО в Швеции и Финляндии, а также осуществлять транзит сил НАТО через территорию этих государств в мирное время в условиях кризиса или в военное время.

8 мая 2018 года в Вашингтоне состоялось подписание министрами обороны США, Финляндии и Швеции трехсторонней декларации о намерениях расширить оборонное сотрудничество.

Учитывая, что Финляндия и Швеция являются одними из наиболее богатых стран ЕС, а Дональд Трамп на международной арене славится бизнес-подходом, вовлечение скандинавских стран в сферу деятельности ВПК США абсолютно закономерно. Представляется, что Швеция и Финляндия в среднесрочной перспективе продолжат укреплять сотрудничество с Альянсом и повышать оборонные расходы, но будут воздерживаться от стремлений стать частью НАТО. Благодаря неприсоединению к военно-политическим блокам Швеция и Финляндия сохраняют за собой статус посредника в международных отношениях, позволяющий извлекать политические и финансовые бонусы.

Сербия и НАТО: Новое соглашение

Подписание соглашение ИПП (Индивидуальный план партнёрства) с НАТО сербским министром иностранных дел в марте 2015 года спровоцировало массовые протесты в стране. Это насторожило сербское правительство, поэтому ратификация соглашения была отложена. Затем, спустя почти год, соглашение было ратифицировано 12 февраля, почти тайно, без настоящего обсуждения в парламенте и только одним голосом «против». Словно захоронение неустановленной личности. Все просто хотели закончить эту грязную работу как можно скорее. Любопытно, что государственное телевидение (Radio televizija Srbije) не осветило эту бурную деятельность парламента. Ни 12, ни 13 февраля. Ни репортажа, ни комментария, ни краткой новости, что Сербия ратифицировала важное соглашение с НАТО. Это показывает, насколько же подчиненные Запада озабочены этой проблемой.

С одной стороны, НАТО завершила важное задание. Теперь, благодаря ИПП, Сербия будет обязана обеспечивать передвижение войск НАТО по своей территории, гарантируя им неприкосновенность, то есть, позволяя им бесчинствовать и совершать преступления, при этом они не обязаны платить налоги, сборы, пошлины, плату за аренду, аэропортовый налог и прочие выплаты. Самым противоречивым пунктом данного соглашения является предоставление доступа ко всем государственным и частным объектам по требованию НАТО. Конечно, есть вероятность, что Сербия может отказать в таком требовании, но при таких условиях, это только теоретическая возможность. Политический класс Сербии, одобривший такое соглашение, не может диктовать свои условия его соблюдения.

Почему Сербия важна для НАТО? Во-первых, это важный коридор к бассейну Черного моря и Ближнему Востоку. США теперь станет проще проводить военные операции в Сирии и на Украине, так как их силы смогут беспрепятственно пересекать границы Сербии или пользоваться ее воздушным пространством. Осознавая данный контекст, можно понять инициативу США по постройке шоссе между городами Ниш (центральная Сербия), Приштина (Косово) и Дуррес (Албания).

Однако у этого коридора нет ни транспортного, ни экономического значения, американцы настаивали на нем только из-за военной необходимости. По этому шоссе они без труда перевезут сухопутные, бронетанковые и механизированные войска с адриатического побережья через Ниш к Черному морю (в порты Варна, Бургас в Болгарии). Чтобы добраться до черноморского побережья американским танкам потребуется всего лишь двенадцать часов.

С другой стороны, втянув Сербию в подобное соглашение, НАТО легитимизовала агрессию против Югославии 1999 года. Это событие обладает серьезным историческим значением, и США работали над ним 17 лет. НАТО предложила Сербии стать частью этого альянса, и в итоге она поддалась на уговоры. Конечно, это значит также признание независимости Косово, изменения во внутренней системе Боснии и Герцеговины (отказ от сербской идентичности), вывод сербских акций из Черногории и Македонии (которые в определенные исторический период возросли до невероятного уровня).

Таким образом, легитимизация агрессии НАТО в 1999 важна не только с исторической точки зрения, но также с точки зрения достижения определенных геополитических целей в южной Европе атлантисткой таласократии. Почему сербское правительство пошло на это? В Сербии, как и во многих других европейских странах, нет политической элиты. Есть политический класс. Такой же, как и на Украине, который выполняет все, что прикажет ему Запад, даже если это противоречит интересам самой страны. Формирование политического класса – это длительный процесс, который продолжался последние двадцать лет, который включает в себя деятельность разведслужб, политическое давление, «мягкую силу» и различную иную деятельность. Как и любой другой класс, политический класс делает все возможное, чтобы удержаться на своем месте. Таким образом, они согласятся на все, даже если это идет вразрез с интересами сербов. Так, ИПП показывает необходимость «ускорить изменения права собственности» и «защиты прав человека». В первом случае речь идет об ускорении приватизации «Telekom Serbia» и «Electric Power Industry of Serbia». Во втором случае – о легализации гей-браков и других вещей, идущих в комплекте с ЛГБТ-сообществом. Зачем НАТО нужна приватизация? Что НАТО собралось делать с гей-парадами? Просто у руля власти находится такой политический класс, что он готов выполнить абсолютно все, что делает возможным вписать подобные пункты в военный договор. Невероятно, но факт.

Однако Альянс продолжает оставаться озабоченным вопросом Сербии. Более 80% сербов выступают против вступления в НАТО. Но не только это является поводом для волнения, сербов очень легко мотивировать на анти-натовские действия. И тому есть бесчисленное количество примеров. Вот почему ратификация соглашения была тщательно скрыта от людей и почему ни правительственные, ни западные СМИ не говорили об этом.

В итоге, Сербия сделала важный шаг к НАТО. Ратификация соглашения позволяет НАТО увеличить свое присутствие на Балканах. Однако, общественное настроение не позволит легко и просто выполнить все требования Альянса. Наконец-то, за последние два дня люди начали оказывать давление на правительство. Выдвигается новая идея, что Сербии стоит подписать аналогичное соглашение с Россией. Формально, Сербия – нейтральная страна, если она хочет сохранить свой нейтралитет, то должна подписать подобные соглашения и с другими сторонами. Случится ли это? Политический класс согласится на такое только находясь под давлением. Таким образом, его стоит усилить. И его стоит поддерживать, чтобы оно достигло своего пика, когда первый крупный конвой США пройдет по территории Сербии.

Александр Вучич заговорил о НАТО как о необходимом союзнике Сербии

12 февраля 2016 г. на внеочередном заседании скупщины Сербии депутаты проголосовали за документ под названием «Закон о ратификации соглашения между Правительством Республики Сербии и организацией НАТО по обеспечению и закупкам (NSPO) о сотрудничестве в области логистической поддержки». Дискуссии в парламенте, где нет оппозиции, почти не было. «За» проголосовали 157 депутатов, против — один. 19 февраля президент Сербии Т. Николич подписал указанный договор. А когда, наконец, о договоре с НАТО, который власти долго обходили молчанием, заговорили вне стен скупщины, общественность возмутилась. Сербы устали от дезинформации, которой их кормят уже много лет, — и по вопросу о Косове, и по вопросу о сотрудничестве с НАТО, и по вопросу об отношениях с Россией.

20 февраля несколько тысяч человек (по некоторым данным — 15 000) вышли на улицы Белграда, протестуя против сближения Сербии с НАТО, против ратификации упомянутого договора, за проведение референдума по судьбоносному для страны вопросу. Митингующие несли портреты Путина и транспаранты против НАТО. Шествие завершилось у посольства РФ в Белграде.

В приглашении на митинг организаторы демонстрации писали: «Если кто-то ещё не поднял свой голос против позорного решения Скупщины Сербии, то у него есть шанс исправить это и своим присутствием доказать, что он против вступления Сербии в НАТО, что он является патриотом не только в социальных сетях». Хотя протест организовали две небольшие патриотические организации «Заветници» и «Образ», а вышедших на демонстрацию могло быть намного больше, значение этого выступления велико: оно расширяет географию протестов против НАТО на Балканах и может положить начало широкому антинатовскому движению. При этом люди обращают свои взгляды на Россию.

Принципиальную позицию по вопросу проводимого официальным Белградом курса на сближение с НАТО имеют многие сербские партии и движения. Это Радикальная партия, возрождённая Демократическая партия Сербии, Двери сербские, Восточная альтернатива, Сербская народная партия и другие. Они способны стать ядром широкого антинатовского движения в стране.

Сербская властная элита, много лет сотрудничая с НАТО, всё равно опасается, что народной поддержки в этом вопросе она не получит. По данным прозападного Центра евроатлантических исследований, влияние России в Сербии даже среди молодёжи до 35 лет растёт, тогда как поддержка идеологии евроатлантизма падает (в последние годы она составляет менее 50 %).

Переговоры Белграда с НАТО начались сразу после свержения С. Милошевича в 2000 году. Первый договор с альянсом, регулировавший транзит войск НАТО через территорию Сербии и Черногории, а также использование аэродромов, морских бухт, шоссейных и железных дорог, казарм, информационных и коммуникационных систем, был подписан ещё 18 июля 2005 г. В 2006 г. Министерство обороны и правительство Сербии подписали сразу три договора с Соединёнными Штатами — о взаимных услугах; о сотрудничестве в области запрещения распространения оружия массового уничтожения и о развитии военных отношений; о защите статуса и использовании военной инфраструктуры Сербии. Обо всех этих договорах общественность узнавала с большим опозданием.

Несмотря на то, что в декабре 2007 г. скупщина Сербии приняла решение о военном нейтралитете страны, слухи о возможном вступлении Сербии в НАТО появились уже в следующем году, сразу после переизбрания президентом Бориса Тадича, готового на уступки Западу и по вопросу о Косове, и по вопросу вступления в НАТО (1). Ещё раньше, в декабре 2006 г., Сербия присоединилась к программе «Партнёрство во имя мира». Американцы проводили для этого большую работу — выделяли гранты на обучение сербских журналистов, обеспечивали подготовку заказных материалов и телерадиопередач о НАТО.

Бывший министр обороны Драган Шутановац реформировал сербскую армию в плане подготовки её к вступлению в НАТО. В 2011 г. был заключён договор о принятии Сербией кодификационной системы НАТО. В том же году министр обороны Сербии и представители НАТО подписали договор о безопасности информации. Договор позволяет натовцам контролировать всех, кто прикасается к их документации, и требовать от сербов соблюдения секретности в переговорах с ними.

Сегодня нет ни Тадича, ни Шутановаца, а позиции НАТО на Балканах продолжают укрепляться. Альянс возводит и эксплуатирует здесь военные базы, направляет советников, размещает войска. Нынешнее сербское руководство следует пронатовским курсом, намеченным ещё до него, хотя имело возможность отойти от этой политики. В январе 2015 г. Белград подписал с НАТО «План действий индивидуального партнёрства». А что касается договор, за который скупщина проголосовала 12 февраля, то он позволяет натовцам получать от сербских властей всё, что необходимо альянсу для транспортировки, технического обеспечения и снабжения его войск. Связанные с этим расходы несёт правительство Сербии, а военнослужащие НАТО освобождаются от ответственности в случае нанесения ими Сербии ущерба, не исключая и случаев гибели сербских граждан.

Протесты в столице заставили сербские власти оправдываться, повторяя заверения в неизменности курса нейтралитета страны. Каковы тогда причины, заставившие подписать означенный договор с НАТО? Премьер-министр Александр Вучич заявил, что НАТО необходима Сербии как союзник в деле… «защиты сербского народа в Косове». Аргумент настолько надуманный, что нет смысла его опровергать. Министр иностранных дел Ивица Дачич с пафосом убеждал, что отрицание сотрудничества с НАТО — это предательство национальных интересов Сербии (?). О главном официальный Белград молчит, зато громко говорят об этом участники демонстрации и митинга протеста: «Если вы за НАТО, значит вы против России».

Для НАТО важно, чтобы Россия ушла с Балкан раз и навсегда. Чтобы признала своё поражение и оставалась сторонним наблюдателем в этом геополитически чувствительном районе мира. Чтобы сербы и черногорцы признали справедливость их «наказания бомбами» в 1999 году и встали в ряды противников России.

Пытаясь подсластить натовскую пилюлю, президент Т. Николич предложил «уравновесить» присутствие в регионе НАТО и России, закрепив договором права российской базы МЧС в Нише, чему всё время противятся США и НАТО. Предложил — и тут же был обвинён в том, что действует под нажимом Москвы и её агентов, препятствующих интеграции Сербии с ЕС и НАТО.

Проводя политику сближения с НАТО, вопрос о сотрудничестве с Россией официальному Белграду не обойти. Министр И. Дачич пробует убеждать, что Россия не против сотрудничества Сербии с НАТО, но российский МИД высказался по этому поводу очень определённо. 22 февраля официальный представитель МИД РФ Мария Захарова заявила, что, втягивая Сербию в НАТО, альянс подвергает её «особого вида унижению», подобному тому, когда убийцы «заставляют своих жертв себя полюбить и публично признаться, что они хотят к ним».

В Сербии подтвердили нежелание вступать в НАТО

Министр обороны Сербии также предложил Шойгу посетить страну, чтобы он мог оценить боеспособность вооруженных сил

Москва. 17 августа. INTERFAX.RU — Сербия не стремится стать членом НАТО, заявил сербский министр обороны Александр Вулин.

«Как вам известно, Сербия в военном смысле — нейтральное государство, она такой и будет оставаться. Пока страной руководит президент Вучич, она не будет членом НАТО, она сама будет выбирать друзей и принимать решения, как ей поступать», — сказал Вулин в субботу на встрече с министром обороны РФ Сергеем Шойгу.

Кроме того, Вулин пригласил Шойгу посетить Сербию.

«Наш президент и верховный главнокомандующий Александр Вучич передает вам самые теплые приветствия и его личное приглашение приехать в Белград, в Сербию, чтобы лично увидеть, как ушла вперед армия Сербии благодаря вашему личному участию, стала более боеспособной», — сказал министр обороны Сербии Александр Вулин на встрече с Шойгу.

«Чем боеспособнее армия Сербии, тем будет больше мира на Балканах», — сказал сербский министр.

В июле президент Сербии Александр Вучич сообщил, что до конца года в стране должны получить четыре боевых вертолета Ми-35, три транспортных — Ми-17, 10 танков Т-72 и 20 боевых разведывательно-дозорных машин. По словам главы Сербии, часть техники будет закуплена, часть передана безвозмездно.

В июле также сообщалось, что Румыния запретила транспортировку военных грузов из России в Сербию через свою территорию. По некоторым сообщениям, речь шла о поставках 30 танков Т-72Б3 и 30 бронемашин БРДМ-2.

Летом прошлого года СМИ сообщали, что Белград прислал официальную заявку на покупку зенитных ракетных систем С-300 разработки и производства концерна ВКО «Алмаз-Антей».

В 2017 году Дмитрий Рогозин, занимавший на тот момент должность вице-премьера, сообщал о заинтересованности Сербии в покупке систем ПВО «Тор» и «Бук».

Сербия становится все более важным партнером НАТО, – заявил в интервью порталу European Western Balkans бригадный генерал Чезаре Маринелли, шеф Канцелярии НАТО в Белграде.

«С удовлетворением могу сказать, что отношения между Сербией и НАТО лучше, чем это кажется обычному человек. Сербия становится все более важным партнером НАТО. У нас крепкое партнерство мы продолжаем работать вместе в областях, которые и Сербия и НАТО считают полезными», – заявил генерал.

Маринелли напомнил, что Сербия – один из активных участников программы Партнерство ради мира. а тот факт, что в 2019 году Белград посетило несколько высокопоставленных функционеров НАТО, показывает развитие сотрудничества Сербии и Альянса.

«Всего несколько недель назад в Буяновце эксперты НАТО были восхищены знаниями и умениями, которые показала инженерная рота общего назначения Армии Сербии, продемонстрировавшая свою готовность к участию в международным миссиям в соответствии со стандартами НАТО. Это еще один ясный показатель того, что Армия Сербии продолжает в сотрудничестве с нами развивать свою программу обучения», – заявил он.

Генерал Маринелли также отметил, что благодаря помощи Агентства по поддержке и закупкам НАТО, Технический ремонтный завод в Крагуеваце нарастил свои мощности и значительно повысил безопасность окружающей среды и своих рабочих.

Поделиться ссылкой:

Tags: Политика