Римское военное судно

Римский флот. Конструкция и типы кораблей

Конструкция
По своей конструкции римские боевые корабли принципиально не отличаются от кораблей Греции и эллинистических государств Малой Азии. У римлян мы встречаем те же десятки и сотни весел в качестве основного движителя судна, ту же многоярусную компоновку, приблизительно ту же эстетику фор- и ахтерштевней.
Все то же – но на новом витке эволюции. Корабли становятся крупнее. Они обзаводятся артиллерией (лат.tormenta), постоянной партией морской пехоты (лат.manipularii или liburnarii), оснащаются штурмовыми трапами-«воронами» и боевыми башнями.
По римской классификации все боевые корабли назывались naves longae, «длинные корабли», за счет своих сравнительно узких корпусов, выдерживающих пропорцию ширины к длине 1:6 и больше. Противоположностью боевым кораблям были транспортные (naves rotundae, «круглые корабли»).
Боевые корабли делились по признаку наличия/отсутствия тарана на naves rostrae (с тараном) и все прочие, «просто» корабли. Также, поскольку иногда корабли с одним, а то и с двумя рядами весел не имели палубы, то существовало разделение на корабли открытые, naves apertae (у греков – афракты), и корабли закрытые, naves constratae (у греков – катафракты).
Типы
Основной, наиболее точной и распространенной классификацией является деление античных боевых кораблей в зависимости от количества рядов весел.
Корабли с одним рядом весел (по вертикали) назывались монеры (moneris) или униремы, а в современной литературе часто именуются просто галерами,
с двумя – биремы или либурны,
с тремя – триеры или триремы,
с четырьмя – тетреры или квадриремы,
с пятью – пентеры или квинкверемы,
с шестью – гексеры.
Однако дальше четкая классификация «смазывается». В античной литературе можно встретить упоминания гептер/септер, октер, эннер, децемрем (десятирядных?) и так вплоть до седецимрем (шестнадцатирядных кораблей!). Также известен рассказ Афинея из Навкратиса о тессераконтере («сорокаряднике»). Если понимать под этим количество гребных ярусов, то получится полная чушь. Как с точки зрения технической, так и военной.
Единственно представимое смысловое наполнение этих названий – общее количество гребцов на одном борту по одному срезу (секции) во всех ярусах. То есть, например, если в нижнем ряду на одно весло имеем одного гребца, в следующем – двух, в третьем – трех и т.д., то тогда суммарно в пяти ярусах получим 1+2+3+4+5 = 15 гребцов. Такой корабль, в принципе, можно назвать квиндецимремой.
В любом случае, вопрос об архитектуре римских (а также карфагенских, эллинистических и др.) боевых кораблей крупнее триремы пока что остается открытым.
Римские корабли были в среднем больше аналогичных по классу греческих или карфагенских. При попутном ветре на корабле устанавливали мачты (до трех на квинкверемах и гексерах) и подымали на них паруса. Большие корабли иногда бронировались бронзовыми пластинами и почти всегда завешивались перед боем смоченными в воде воловьими шкурами для защиты от зажигательных снарядов.
Также, накануне столкновения с противником паруса скатывали и помещали в чехлы, а мачты укладывали на палубу. Подавляющее большинство римских боевых кораблей, в отличие, например, от египетских, вообще не имели стационарных, не-съемных, мачт.
Римские корабли, как и греческие, были оптимизированы для ведения прибрежных морских сражений, а не для длительных рейдов в открытом море. Обеспечить хорошую обитаемость среднего корабля для полутора сотен гребцов, двух-трех десятков матросов и центурии морской пехоты было невозможно. Поэтому вечером флот стремился пристать к берегу. Экипажи, гребцы и большая часть морских пехотинцев сходила с кораблей и ночевала в палатках. Утром плыли дальше.
Корабли строились быстро. За 40-60 дней римляне могли построить квинкверему и полностью ввести ее в строй. Этим объясняются внушительные размеры римских флотов во время Пунических войн. Например, по моим подсчетам (осторожным и оттого наверняка заниженным), во время Первой Пунической войны (264-241 гг. до н.э.) римляне ввели в строй более тысячи боевых кораблей первого класса: от триремы до квинкверемы. (То есть не считая унирем и бирем.)
Корабли имели относительно низкую мореходность и в случае сильного внезапного шторма флот рисковал погибнуть едва ли не в полном составе. В частности, во время той же Первой Пунической войны из-за штормов и бурь римляне потеряли по меньшей мере 200 кораблей первого класса. С другой стороны, за счет достаточно прогрессивных технологий (и, похоже, не без помощи искушенных римских магов), если корабль не погибал от ненастья или в бою с врагом, он служил удивительно долго. Нормальным сроком службы считались 25-30 лет. (Для сравнения: английский линейный корабль «Дредноут» (1906 г.) морально устарел через восемь лет после постройки, а американские авианосцы типа «Эссекс» были выведены в резерв через 10-15 лет после начала эксплуатации.)
Поскольку на парусах ходили только при попутном ветре, а все остальное время пользовались исключительно мускульной силой гребцов, то скорость кораблей оставляла желать лучшего. Более тяжелые римские корабли были еще медленнее греческих. «Быстроходным» считался корабль, способный выжать 7-8 узлов (14 км/ч), а для квинкверем вполне пристойной считалась крейсерская скорость в 3-4 узла.
Экипаж корабля по подобию римской сухопутной армии назывался «центурией». На корабле было два главных должностных лица: капитан («триерарх»), ответственный за собственно плавание и навигацию, и центурион, ответственный за ведение боевых действий. Последний командовал несколькими десятками морских пехотинцев.
Вопреки распространенному мнению, в республиканский период (V-I вв. до н.э.) все члены экипажа римских кораблей, включая и гребцов, были вольнонаемными. (То же самое, кстати, относится и к греческому флоту.) Только во время Второй Пунической войны (218-201 гг. до н.э.) в качестве экстраординарной меры римляне пошли на огрниченное использование во флоте вольноотпущенников. Однако позднее в качестве гребцов действительно начали все шире использовать рабов и пленных.
Командовали флотом первоначально два «военно-морских дуумвира» (duoviri navales). Впоследствии появились префекты (praefecti) флота, приблизительно эквивалентные по статусу современным адмиралам. Отдельными соединениями от нескольких до нескольких десятков кораблей в реальной боевой обстановке иногда распоряжались сухопутные командиры войск, перевозимых на кораблях данного соединения.
Биремы и либурны
Биремы представляли собой двухъярусные гребные суда, а либурны могли строиться как в двух-, так и в одноярусном варианте. Обычное число гребцов на биреме – 50-80, количество морских пехотинцев – 30-50. Для того, чтобы повысить вместимость, даже небольшие биремы и либурны нередко комплектовались закрытой палубой, чего обычно не делалось на судах аналогичного класса в других флотах.
Рис. 1. Римская бирема (поставлены артемон и основной парус, второй ряд весел убран)
Уже в ходе Первой Пунической войны выяснилось, что биремы не могут эффективно бороться против карфагенских квадрирем с высоким бортом, защищенным от таранного удара множеством весел. Для борьбы с карфагенскими кораблями римляне начали строить квинкверемы. Биремы и либурны на протяжении следующих веков использовались преимущественно для дозорной, посыльной и разведывательной службы, либо для боевых действий на мелководье. Также биремы могли эффективно применяться против торговых и боевых однорядных галер (как правило, пиратских), по сравнению с которыми были куда лучше вооружены и защищены.
Однако, во время битвы при Акции (Акциуме, 31 г. до н.э.) именно легкие биремы Октавиана смогли взять верх над крупными кораблями Антония (триремы, квинкверемы и даже децемремы, согласно некоторым источникам) благодаря высокой маневренности и, вероятно, широкому использованию зажигательных снарядов.
Наряду с мореходными либурнами римляне строили много различных типов речных либурн, которые использовались в боевых действиях и при патрулировании Рейна, Дуная, Нила. Если учитывать, что 20 даже не очень крупных либурн способны принять на борт полную когорту римской армии (600 человек), то станет ясно, что соединения маневренных либурн и бирем представляли собой идеальное тактическое средство быстрого реагирования в речных, лагунных и шхерных районах при действиях против пиратов, неприятельских фуражиров и в беспорядке переправляющихся через водные преграды варварских отрядов.
Рис. 2. Либурна-монера (вид сверху-сзади)
Интересные подробности о технологии изготовления либурн можно обнаружить у Вегеция (IV, 32 и след.).
Триремы
Экипаж типовой триремы состоял из 150 гребцов, 12 моряков, приблизительно 80 морских пехотинцев и нескольких офицеров. Транспортная вместимость составляла при необходимости 200-250 легионеров.
Трирема была более быстроходным кораблем по сравнению с квадри- и квинкверемами, и более мощным по сравнению с биремами и либурнами. При этом размеры триремы позволяли в случае необходимости разместить на ней метательные машины.
Трирема являлась своего рода «золотой серединой», многофункциональным крейсером античного флота. По этой причине триремы строились сотнями и представляли собой наиболее распространенный тип универсального боевого корабля Средиземноморья.
Рис. 3. Римская трирема (триера)
Квадриремы
Квадриремы и более крупные боевые корабли тоже не были редкостью, однако массово они строились только непосредственно в ходе крупных военных кампаний. Преимущественно, во время Пунических, Сирийских и Македонских войн, т.е. в III-II вв. до н.э. Собственно, первые квадри- и квинкверемы были улучшенными копиями карфагенских кораблей подобных классов, впервые встреченных римлянами во время Первой Пунической войны.
Рис. 4. Квадрирема
Квинкверемы
Такие корабли именуются у античных авторов пентерами или квинкверемами. В старых переводах римских текстов можно также встретить термины «пятипалубник» и «пятиярусник».
Эти линкоры Античности зачастую не снабжались тараном, а, будучи вооружены метательными машинами (до 8 на борту) и укомплектованы крупными партиями морской пехоты (до 300 человек), служили своеобразными плавучими крепостями, с которыми карфагенянам было очень непросто справиться.
За короткое время римляне ввели в строй 100 пентер и 20 трирем. И это при том, что до этого у римлян не было никакого опыта постройки крупных кораблей. В начале войны римляне пользовались триерами, которые были любезно предоставлены им греческими колониями в Италии (Тарент и др.).
У Полибия находим: «Подтверждением только что сказанного мною о необычайной отваге римлян может служить следующее: когда они в первый раз задумали переправить свои войска в Мессену, у них не было не только парусных кораблей, но длинных судов вообще и даже ни одной лодки; пятидесятивесельные суда и трехпалубные они взяли у тарантян и локров, а также у элейцев и жителей Неаполя и на них смело переправили войска. В это время на римялн в проливе напали карфагеняне; один палубный неприятельский корабль в порыве усердия бросился вперед, очутился на берегу и попал в руки римлян; по образцу его римляне и соорудили весь свой флот…»
Рис. 5. Квинкверема
Всего за время Первой Пунической войны римлянами было построено свыше 500 квинкверем. Во время той же войны были построены и первые гексеры (в переводе «Всемирной истории» Полибия Ф.Г.Мищенко – «шестипалубники»).
Один из вероятных вариантов расположения весел и гребцов на большом римском военном корабле (в данном случае – на квадриреме) приведен на иллюстрации справа.
Также уместно упомянуть и о принципиально другой версии квинкверемы. Многие историки указывают на несообразности, которые возникают при трактовке квинкверемы как корабля с пятью расположенными друг над другом ярусами весел. В частности, длина и масса весел самого верхнего ряда получаются критически большими, а их эффективность вызывает серьезные сомнения. В качестве альтернативной конструкции квинкверемы выдвигается своеобразная «двух-с-половиной-рема», имеющая шахматное расположение весел (см. рис.5-2). При этом предполагается, что на каждом весле квинкверемы находились 2-3 гребца, а не один, как, например, на триремах.
Рис. 5-2. Квинкверема
Гексеры
Есть свидетельства, что римляне строили и более чем пятиярусные корабли. Так, когда в 117 г. н.э. легионеры Адриана достигли Персидского залива и Красного моря, они построили флот, флагманом которого якобы являлась гексера (см. рисунок). Впрочем, уже во время битвы с карфагенским флотом при Экноме (Первая Пуническая война) флагманскими кораблями римского флота были две гексеры («шестипалубника»).
Согласно некоторым расчетам, самым большим кораблем, построенным по античным технологиям, мог быть семиярусный корабль длиной до 300 футов (ок.90 м). Корабль большей длины со всей неизбежностью сломался бы на волнах.
Рис. 6. Гексера, супердредноут Античности
Сверхтяжелые корабли
К ним относятся септеры, эннеры и децимремы. И первые, и вторые никогда не строились массово. Античная историография содержит лишь несколько скупых упоминаний этих левиафанов. Очевидно, что эннеры и децимремы были весьма тихоходны и не могли выдерживать эскадренную скорость наравне с триремами и квинкверемами. По этой причине их использовали в качестве броненосцев береговой обороны для охраны своих гаваней, либо для обложения неприятельских морских крепостей как передвижные платформы для осады башен, телескопических штурмовых лестниц (самбука) и тяжелой артиллерии. В линейном сражении применить децимремы пытался Марк Антоний (31 г. до н.э., битва при Акциуме), однако они были сожжены быстроходными кораблями Октавиана Августа.
Рис. 7. Эннера, представляет собой 3-4 ярусный боевой корабль, на каждом весле которого сидят по 2-3 гребца. (вооружение – до 12 метательных машин)
Рис. 8. Децемрема (ок. 41 г. до н.э.). Представляет собой 2-3 ярусный боевой корабль, на каждом весле которого сидят по 3-4 гребца. (вооружение – до 12 метательных машин)
Вооружение
Схематический рисунок абордажного «ворона»
Главным оружием римского корабля были морские пехотинцы:
Если греки и эллинистические государства в качестве основного тактического приема использовали по большей части таранный удар, то римляне еще в Первую Пуническую войну сделали ставку на решительный абордажный бой. Римские manipularii (морские пехотинцы) имели отменные боевые качества. Карфагеняне, полагавшиеся на скорость и маневренность своих кораблей, располагали более искусными моряками, но не смогли противопоставить римлянам аналогичных солдат. Сперва ими было проиграно морское сражение при Милах, а несколько лет спустя римские квинкверемы, оснащенные абордажными «воронами», сокрушили карфагенский флот при Эгатских островах.
Со времен Первой Пунической войны штурмовой трап-«ворон» (лат.corvus) становится почти неотъемлемым атрибутом римских кораблей первого класса. «Ворон» представлял собой штурмовой трап особой конструкции, имел десять метров в длину и около 1,8 в ширину. «Вороном» он назван из-за характерной клювообразной формы большого железного крюка (см. рисунок), находившегося на нижней поверхности штурмового трапа. Или протаранив неприятельское судно, или просто переломав ему весла в скользящем ударе, римский корабль резко опускал «ворон», который пробивал своим стальным крюком палубу и накрепко в ней застревал. Римская морская пехота обнажала мечи… А после этого, как обычно выражаются римские авторы, «все решала личная доблесть и рвение воинов, желающих отличиться в бою на глазах у своих начальников».
Несмотря на противоречащий не только здравому смыслу, но и первоисточникам скепсис отдельных исследователей, едва ли подлежит сомнению факт использования на кораблях римского флота метательных машин.
Например, в «Гражданских войнах» Аппиана (V, 119) находим: «Когда назначенный день наступил, при громких криках бой начался с состязания гребцов, бросавших как машинами, так и руками камни, зажигательные снаряды, стрелы. Затем и сами суда стали разбивать друг друга, ударяя или в бока, или в эпотиды – выдававшиеся спереди брусья, – или в носовую часть, где удар был сильнее всего и где он, сбрасывая экипаж, делал корабль неспособным к действию. Некоторые суда, проплывая мимо, осыпали друг друга снарядами и копьями.» (курсивы мои – А.З.)
Этот и несколько других фрагментов античных авторов позволяют заключить, что метательные машины, с IV в. до н.э. получившие широкое распространение в сухопутных армиях развитых государств Античности, использовались также и на эллинистических, и на римских кораблях. При этом, однако, дискутивным остается вопрос о масштабах применения этого плода «высоких технологий» Античности.
По своим весо-габаритным характеристикам и по точности стрельбы наиболее пригодными для использования на палубных или полупалубных кораблях любых классов видятся легкие торсионные двухплечевые стрелометы («скорпионы»).
Скорпион, наиболее распространенная артиллерийская установка римского флота
Далее, применение таких устройств как гарпакс (см. ниже), а также обстрел неприятельских кораблей и береговых укреплений каменными, свинцовыми и зажигательными ядрами были бы невозможны без применения более тяжелых двухплечевых торсионных стрело- и камнеметов – баллист. Конечно, трудности прицельной стрельбы с качающейся платформы (которой является любой корабль), значительная масса и габариты ограничивают вероятный спектр типов римских кораблей, на которых была бы возможна установка баллист. Однако, на таких типах, как, скажем, эннеры и децемремы, которые представляли собой именно специальные плавучие артиллерийские платформы, баллисты представить себе не столь уж трудно.
Баллиста
Последнее относится и к онагру – одноплечевому торсионному камнемету. Есть все основания полагать, что если онагры и использовались в качестве палубной артиллерии, то лишь для обстрела наземных целей. Заметим, что изображенный на рис. 5 корабельный онагр снабжен колесами в первую очередь не ради того, чтобы возить его с места на место. Напротив, установленные на палубах сверхтяжелых римских кораблей онагры наверняка закреплялись канатами, хотя и не наглухо, а с определенными допусками, как во многих случаях и позднейшая пороховая корабельная артиллерия. Колеса онагра, как и колеса станков позднейших средневековых требюше служили для компенсации сильного опрокидывающего момента, возникавшего в момент выстрела.
Онагр. Колеса у палубных онагров скорее всего служили для компенсации опрокидывающего момента, возникающего в момент выстрела. Также обратим внимание на крючья, изображенные в передней части станка. За них должны были заводиться канаты, удерживающие онагр на месте во время качки.
Наиболее интересной метательной машиной, которая могла использоваться в римском флоте, следует признать полибол – полуавтоматический стреломет, представляющий собой усовершенствованный скорпион. Если верить описаниям, эта машина вела непрерывную стрельбу стрелами, подающимися из» магазина», расположенного над направляющим ложем. Цепная передача, приводившаяся в действие вращением ворота, одновременно взводила полибол, натягивая тетиву, подавала в ложе стрелу из «магазина» и, на очередном обороте, спускала тетиву. Таким образом, полибол можно признать даже полностью автоматическим оружием с принудительной механикой перезарядки.
Полибол (полуавтоматический стреломет)
Для огневой поддержки римляне также использовали наемных критских лучников, которые славились своей меткостью и замечательными зажигательными стрелами («malleoli»).
Кроме стрел, копий, камней и окованных железом бревен римские корабельные баллисты также стреляли тяжелыми железными гарпунами-гарпаксами (лат. harpax). Наконечник гарпакса имел хитроумную конструкцию. После проникновения в корпус неприятельского корабля он раскрывался, так что извлечь гарпакс обратно было практически невозможно. Таким образом, супостата «арканили» желательно сразу с двух-трех кораблей и переходили к излюбленному тактическому приему: собственно, абордажному бою.
Гарпакс (harpax). Вверху – гарпакс, общий вид. Внизу – наконечник гарпакса, раскрывшийся после пробития обшивки
По поводу гарпакса Аппиан сообщает следующее: «Агриппа придумал так называемый гарпакс – пятифутовое бревно, обитое железом и снабженное с обоих концов кольцами. На одном из колец висел гарпакс, железный крюк, к другому же было прикреплено множество мелких канатов, которые при помощи машин тянули гарпакс, когда он, будучи брошен катапультой, зацеплял вражеский корабль.
Но более всего отличался гарпакс, сбрасывавшийся на корабли благодаря своей легкости с большого расстояния и зацеплявшийся всякий раз, когда канаты с силой тянули его назад. Обрубить его для подвергшихся нападению было трудно, так как он был окован железом; длина же его делала и канаты недоступными для того, чтобы их обрубить. Ввиду того что орудие введено было в действие впервые, то не придумали еще таких мер против него, как серпы, насаженные на древки. Единственное средство, какое могли придумать против гарпакса, ввиду неожиданности его появления, – двигаться в противоположном направлении, давая задний ход. Но так как то же самое делали и противники, силы же гребцов были равны, гарпакс продолжал делать свое дело. »
Несмотря на все описанные технические и артиллерийские изыски, таран (лат.rostrum) являлся куда более надежным и мощным оружием корабля, чем баллисты и скорпионы.
Тараны изготовлялись из железа или бронзы и, как правило, использовались в паре. Большой таран (собственно рострум) в форме высокого плоского трезубца находился под водой и был предназначен для сокрушения подводной части неприятельского корабля. Рострум весил очень и очень порядочно. Например, найденный израильскими археологами бронзовый таран с греческой биремы затянул на 400 кг. Легко себе представить, сколько весили рострумы римских квинкверем.
Малый таран (проемболон) находился над водой и имел форму бараньей, свиной, крокодильей головы. Этот второй, малый, таран служил буфером, препятствующим а) разрушению форштевня корабля при соударении с бортом вражеского судна; б) чересчур глубокому проникновению рострума в корпус неприятельского корабля.
Последнее могло иметь печальные последствия для атакующего. Таран мог застрять во вражеском корпусе и атакующий полностью терял маневренность. Если вражеский корабль горел, можно было сгореть с ним за компанию. Если же вражеский корабль тонул, то можно было в лучшем случае остаться без тарана, а в худшем – утонуть вместе с ним.
Весьма экзотичным оружием был так называемый «дельфин». Он представлял собой большой продолговатый камень или свинцовый слиток, который перед боем подымали на вершину мачты или на специальный выстрел (то есть на длинную поворотную балку с блоком и лебедкой). Когда неприятельский корабль оказывался в непосредственной близости, мачту (выстрел) заваливали так, чтобы она оказалась над супостатом, и обрубали трос, удерживающий «дельфина». Тяжелая болванка падала вниз, ломая палубу, скамьи гребцов и/или днище неприятельского корабля .
Считается, впрочем, что «дельфин» был эффективен только против беспалубных судов, поскольку лишь в этом случае он мог пробить днище и утопить вражеский корабль. Иными словами, «дельфин» мог использоваться против пиратских фелюк или либурн, но не при столкновении с кораблем первого класса. По этой причине «дельфин» был скорее атрибутом невооруженного купеческого судна, чем римской триеры или квадриремы, и без того вооруженных до зубов.
Наконец, на римских кораблях использовались различные зажигательные средства, к которым относились т.н. «жаровни» и сифоны.
«Жаровни» представляли собой обычные ведра, в которые непосредственно перед боем заливали горючую жидкость и поджигали ее. Затем «жаровню» подвешивали на конец длинного багра или выстрела. Таким образом, «жаровня» выносилась на пять-семь метров вперед по курсу корабля, что позволяло опорожнить ведро с горючей жидкостью на палубу неприятельского корабля еще до того, как проемболон и/или таран входили в соприкосновение не только с бортом, но даже с веслами супостата.
Именно при помощи «жаровен» римляне прорвались сквозь строй сирийского флота в битве при Панорме (190 г. до н.э.).
Ручной огнемет (слева) и огнеметный сифон (справа)
Тактика
Тактика римского флота была проста и высоко эффективна. Начиная сближение с неприятельским флотом, римляне засыпали его градом зажигательных стрел и других снарядов из метательных машин. Затем, сблизившись вплотную, топили корабли неприятеля таранными ударами или сваливались в абордаж. Тактическое искусство заключалось в том, чтобы, энергично маневрируя, атаковать один вражеский корабль двумя-тремя своими и тем самым создать подавляющий численный перевес в абордажном бою. Когда неприятель вел интенсивный встречный огонь из своих метательных машин, римская морская пехота строилась черепахой (как это показано на рисунке триремы на предыдущей странице), пережидая смертоносный град.
На рисунке изображена римская центурия, штурмующая неприятельское укрепление в строе черепахи»
Если погода благоприятствовала и в наличии имелись «жаровни» – римляне могли попытаться сжечь вражеские корабли, не вступая в абордажный бой.
По материалам: А. Зорич «Римский флот. Конструкция и типы кораблей»

Флот Римской империи

После битвы при Акции в 31 году до н.э. и последующего покорения Египта Средиземное море на долгие столетия превратилось во внутреннее озеро Рима, mare nostrum — «наше море», как называли его римляне. Для защиты побережья от нападений пиратов, а также для того, чтобы держать под присмотром варваров, живших на другом берегу Рейна и Дуная, императоры создали несколько военных флотилий. Но им пришлось постараться, чтобы сделать морскую службу привлекательной в глазах матросов.

Мизенский и Равеннский флоты

Крупнейшей базой римского военного флота стал Мизен, расположенный в северной части Неаполитанского залива. Находившийся здесь флот должен был контролировать западное побережье Италии и прилегающие острова в жизненно важном для снабжения Рима продовольствием треугольнике между Остией, Карфагеном в Северной Африке и Новым Карфагеном на юго-востоке Испании. Другая крупная база флота находилась в Равенне на северо-восточном побережье Италии. Базировавшаяся здесь эскадра патрулировала иллирийское побережье и поддерживала безопасность в бассейне Адриатического и Ионийского морей. Зоны действия обеих флотилий простирались на всю средиземноморскую территорию. Помимо главных баз на побережье располагались вспомогательные стоянки: Путеолы, Цемтумцеллы, Портус, Аквилея, Салона и другие. Здесь несли постоянную вахту небольшие отряды кораблей. При Флавиях оба флота получили статус преторианских (classes praetoriae). Это должно было подчёркивать ту важную роль, которую они играли в оборонительной системе Италии.

Вид на Мизенский мыс. В дальней части снимка находится внешняя гавань, за которой располагается внутренняя. По периметру гавани стояли крытые ангары для военных кораблей и казармы для матросов

Кроме Мизенского и Равеннского в восточной части Средиземноморья существовали также провинциальные флоты регионального значения. Сирийский флот (classis Syriaca), базировавшийся в Селевкии Пиерии, использовался главным образом для борьбы с пиратами южного берега Малой Азии. Также он патрулировал побережье Сирии-Палестины вплоть до границы с Египтом. Александрийский флот (classis Alexandriae), собранный из кораблей последних Птолемеев, должен был выполнять аналогичные задачи в дельте Нила, а также вдоль побережья Киренаики и Ливии. Оба флота должны были посылать корабли в состав эскадры, которая базировалась в Цезарее Мавретанской (Шершеле) и патрулировала побережье Африки и Нумидии. Во второй половине II века эта эскадра была преобразована в самостоятельный Мавретанский флот (classis Mauretanica). Тогда же появился самостоятельный Ливийский флот (classis Libica). В Красном море плавали корабли Эритрейского флота (classis Erythraica).

Защита атлантического побережья северной Галлии и обеспечение безопасности коммуникаций с Британией возлагалась на британский флот (classis Britannica) с главной гаванью в Гезориаке (Булонь). В самой Британии этот флот также имел многочисленные стоянки. В Чёрном море Понтийский флот (classis Pontica) патрулировал весь южный берег до предгорий Кавказа, имея основные базы в Кизике и Трапезунте. Плаванье вдоль восточного берега моря от Босфора до устья Дуная обеспечивал Фракийский флот (classis Thracica) с базой в Перинфе. Границу по Дунаю в нижнем течении реки охранял Мезийский флот (classis Moesica) со стоянкой в Томах (Констанца). Его корабли также плавали между устьем реки и Крымом. Среднюю часть Дуная патрулировал Паннонский флот (classis Pannonica) с базой в Аквинке (Будапешт). Наконец, Германский флот (classis Germanica) плавал по Рейну вплоть до его устья.

Римские корабельные стоянки на Дунае и прилегающих областях. Примерно 400 год

Корабли и экипажи

Численность флота эпохи Империи нам неизвестна и поддаётся подсчёту лишь на основе косвенных данных. Хотя поздний автор Иордан, ссылаясь на историка начала III века Кассия Диона, пишет, что Равеннская гавань могла вместить 250 кораблей, приведённая им цифра, без сомнения, сильно завышена. Более реалистичным кажется количество от 50 до 100 кораблей для Мизенского и Равеннского флотов и несколько десятков кораблей — для крупнейших провинциальных флотилий. Иосиф Флавий сообщает, что в правление Нерона Понтийский флот насчитывал 40 кораблей. От этой цифры следует отталкиваться при оценке численности Сирийского или Александрийского флота. Германский флот тогда же, по данным Тацита, состоял из 24 кораблей, в том числе триер и бирем. Численность Мавретанского флота в конце II века не превышала 13 либурн.

Римские военные корабли на Колонне Траяна

Ядро флота составляли сравнительно небольшие корабли. В нашем распоряжении имеются надписи с упоминанием 72 кораблей Мизенского и 46 кораблей Равеннского флотов. В обоих случаях большинство кораблей относятся к классу трирем (50 и 28) и либурн (11 и 5). Квадриремы с четырьмя рядами гребцов (9 и 6) и квинквиремы с пятью (1 и 2) были немногочисленными. Лишь в одной надписи из Мизена упоминается гексера с шестью рядами гребцов, но её сложно датировать. Примечательно, что Плиний Старший, исполнявший обязанности префекта Мизенского флота во время извержения Везувия в 79 году, вышел в море на квадриреме, которая, по-видимому, в это время являлась флагманом его эскадры.

Таков же был состав и провинциальных эскадр, преимущественно состоявших из лёгких кораблей, оптимально приспособленных для выполнения патрульных и посылочных функций. В Майнце были найдены останки четырёх кораблей Германской флотилии, которые дают хорошее представление о том, как могли выглядеть подобные суда. Одно из них было лёгким беспалубным гребным судном (lusoria) менее 20 м длиной. Его экипаж состоял из 20 гребцов, командира и кормчего. Другое судно было больше, имело палубу и использовалось для транспортировки войск и грузов.

Реконструкция римской лузории из Майнца. Музей римского судоходства, Майнц

Плиний Старший сообщает, что экипаж квинквиремы насчитывал 400 человек. Численность экипажа триеры можно оценить чуть более чем в 200 человек, из которых 170 были гребцами. Экипаж биремы, возможно, состоял из примерно 130 человек, а либурна имела около 100 человек на борту. Численность Мизенского и Равеннского флотов в ходе гражданской войны 68–69 годов позволила различным претендентам набрать по легиону из его состава. Общая численность личного состава италийских и провинциальных флотов в сумме может быть оценена в 40 000–45 000 человек.

Командование

Каждым флотом командовал префект (praefectus classis). В правление Юлиев-Клавдиев эту должность занимали императорские вольноотпущенники. Веспасиан передал её представителям всаднического сословия и стал привлекать к службе лиц, имевших опыт военного командования. С этих пор должность префекта флота стала означать одну из высших ступеней всаднической карьеры (militia equestris). Получаемое за службу жалование позволяет обнаружить определённую иерархию между командующими различными флотами. Префекты Сирийского и Александрийского флота, а также командующие Паннонской и Мезийской флотилий получали жалование 60 000 сестерциев в год. «Зарплата» префектов Мавретанского и Ливийского флотов была меньше. Префекты Британского, Германского и Понтийского флотов получали 100 000 сестерциев в год. Наиболее высокооплачиваемыми — 200 000 сестерциев — были должности префектов обоих италийских флотов. Неоднократно зафиксированное перемещение с одной должности на другую в карьерном перечне занимавших их лиц доказывает, что при равенстве жалования префект Мизенского флота был старше своего коллеги из Равенны.

Иерархия и организация римского флота

У каждого из двух италийских префектов был свой заместитель (subpraefectus). Для личных надобностей у префекта были телохранитель (secutor или corporum custos), грум (strator) и слуга (vestiarius). Канцелярию возглавлял корникуларий, выполнявший всю административную работу. За финансы отвечал диспенсатор (dispensator), счетоводом был либрарий (librarius), документы обрабатывал экзактус (exactus), архивом заведовал табуларий (tabularius). Большинство рядового персонала канцелярии составляли бенефициарии (beneficiarii). Тессерарий (tesserarius) ежедневно получал у префекта пароль, который доводил до офицеров, рядовых солдат и матросов. Известна также должность начальника склада (рrаероsitus reliquationi). Все эти и другие обязанности выполняли принципалы (principales) и иммуны (immunes), назначенные из числа рядовых солдат и освобождённые ради выполнения этих обязанностей от обычных для остальных солдат дневных нарядов.

Римские военные корабли на миниатюре Ватиканского Вергилия, V век

Организация

Организация флота отчасти напоминала структуру легиона. В армии основной организационной и тактической единицей являлась центурия. Во флоте такой единицей был экипаж корабля. Командовавший им капитан назывался на греческий манер триерархом (trierarchus). Это звание приравнивалось к рангу центурионов вспомогательных войск, а в некоторых надписях триерархи прямо именуются флотскими центурионами (centuriones classiarii). Триерарх получал жалование 14 400 сестерциев в год. Рангом выше стоял наварх (nauarchus), командовавший небольшой эскадрой из нескольких кораблей. Его жалование составляло уже 28 800 сестерциев в год. Наконец, старший из этих офицеров именовался первым навархом (nauarchus princeps). Круг его обязанностей напоминал тот, который выполнял примипил в составе легиона, а жалование составляло 57 600 сестерциев в год.

Реконструкция корабельной стоянки в Фехтио на Нижнем Рейне

В подчинении триерарха находились военные моряки (classiarii). В надписях моряки, как правило, именовали себя «воинами» (milites), а не «матросами» (nautae). Жалование рядовых солдат и гребцов составляло 1200 сестерциев в год. Как и в армейских частях, на кораблях были технические специалисты, получавшие полуторное или двойное жалование. Помощником и заместителем триерарха был опцион (optio), знамя носил вексилларий (vexillarius), сигналы передавали трубачи (tubicenus, cornicenus и bucinator), оружие выдавал его хранитель (custos armorum). Курс корабля прокладывал штурман (mathematicus trierarchi), рулевыми вёслами управлял кормчий (gubernator), вперёдсмотрящий (proreta) находился в передней части корабля (prora), чтобы вовремя предупредить об отмелях и других опасностях. Надсмотрщики (pausarius и pitulus) задавали темп гребли, в то время как strigilarius или subunctor следил, чтобы гребцы были намазаны маслом для защиты от солнечных ожогов. Матросы (velarii) ставили парус и работали со снастями, плотники (fabri) чинили корпус судна. На корабле также имелся врач, который следил за здоровьем экипажа.

Реконструкция римской лузории из Майнца и её экипажа

Статус и происхождение

Срок службы на флоте составлял 26 лет и даже больше. По сравнению со службой в легионах и даже во вспомогательных войсках флотская служба считалась более тяжёлой и менее престижной. Чтобы обеспечить комплектование экипажей, императорам приходилось идти на различные ухищрения. В правление Юлиев-Клавдиев значительная часть моряков состояла из императорских рабов и вольноотпущенников, а также иностранцев-перегринов. При поступлении на военную службу они получали свободу и ограниченное в сравнении с римским право латинского гражданства. Начиная с правления Флавиев, ветераны флота, выйдя в отставку, как и ветераны вспомогательных войск, стали получать римское гражданство, а также право на вступление в законный брак и правовое признание статуса для прижитых к тому времени детей. Свидетельством этих прав являлся вручаемый при отставке запечатанный диплом с перечнем соответствующих привилегий, выгравированных на бронзовой табличке.

Стелла из Афин с изображением Стация Руфина, морского пехотинца Мизенского флота. Начало II века

Эти привилегии делали службу во флоте привлекательной в глазах провинциалов, которые надеялись таким образом приобрести римские гражданские права для себя и своих потомков. Анализ эпитафий на надгробиях моряков из Мизена и Равенны свидетельствует о преобладании среди моряков уроженцев провинций. В Мизенском флоте в I–III веках служили в основном выходцы из восточной части империи: египтяне и ливийцы (28%), выходцы из Малой Азии (29,5%), фракийцы (18,5%), иллирийцы (9%). Западные провинции представляли корсиканцы и сарды (10,5%). Большинство моряков Равеннского флота были уроженцами Балканского полуострова: иллирийцами (49%) и фракийцами (9%), а также египтянами (6%) и сирийцами (9%). Среди западных провинций вновь представлены корсиканцы и сарды (6%), а также германцы (4,5%).

Литература:

  1. Старр, Ч.Г. Флот Римской империи / Ч.Г. Старр. — М.: Центрполиграф, 2015.
  2. Банников, А.В. История военного флота Рима и Византии (от Юлия Цезаря до завоевания крестоносцами Константинополя) / А.В. Банников, М.А. Морозов. — СПб.: Евразия, 2014.
  3. Ле Боэк, Я. Римская армия эпохи Ранней Империи / Я ле Боэк. — М.: РОССПЭН, 2001.
  4. Hockmann, O. Spatromische Schiffsfunde in Mainz / О. Hockmann // Archaologisches Korrespondenzblatt. — 1982. — Bd. 12. — S. 131–150.
  5. D’Amato, R. Imperial Roman Naval Forces 31 BC — AD 500. (Men at Arms 451) / R. d’Amato. — Osprey, 2009.

Древнегреческие суда

Греческий торговый корабль
Корабль Эгейского моря
Ранняя греческая бирема
Ранняя греческая триера
Поздний греческий пентеконтор
Гоплиты

Изрезанность береговой линии Балканской Греции с многочисленными и удобными бухтами, обилие островов, разбросанность греческих колоний по всему средиземноморскому и черноморскому побережью создавали самые благоприятные условия для расцвета морской торговли. Возросла грузоподъёмность торговых кораблей (до 100 — 150 тонн), усилилась интенсивность морских перевозок (V-IV вв. до н. э.) — практически все торгово-ремесленные полисы были связаны между собой освоенными морскими путями, что открывало перед греческими купцами самые широкие возможности для торговых операций.

В своей «Речи против Лептина»¹ (355 г. до н.э.) великий греческий оратор Демосфен отмечает: «Ведь вы, вероятно, знаете, что мы пользуемся привозным хлебом гораздо больше, чем все другие. Вдобавок ко всему , доставляемому из других эмпориев, привозится морем хлеб с Понта. Это и понятно, ибо происходит так не только потому, что местность эта чрезвычайно богата хлебом, но и благодаря тому, что правитель её Левкон даровал ателию везущим в Афины и объявил, что первыми должны грузиться , плывущие к вам. Имея ателию для себя и своих детей, он дал её всем вам. … , когда в позапрошлом году повсюду был голод, он прислал вам не только достаточное количество хлеба, но столько, что было получено в виде прибыли пятнадцать талантов денег, которые затем находились в распоряжении Каллисфена».

Близость моря, благоприятное расположение многих торгово-ремесленных полисов на морском побережье моря облегчало снабжение необходимым сырьём греческих мастерских, так как перевозки грузов по морю были самыми удобными и дешёвыми. Таким образом, в распоряжение греческих ремесленников могло поступать сырьё со всего Средиземноморья и Причерноморья.

Греческий торговый корабль (ок. 300 г. до н.э.)

В акватории кипрского порта Кирения были найдены и реконструированы останки греческого торгового судна длиной 14,3 м. и шириной 4,3 м., перевозившего оливковое масло и вино, Это самое древнее из судов, возраст которого приравнивается 2300 годам.

Киль торговых судов изготавливался из скального дуба, шпангоуты — из чёрной акации. Обшивку делали из липы или красного бука. Для мачты, реи и вёсел использовали алеппскую ель. Наиболее эффективным движителем был парус, поскольку гребцы заняли бы большую часть полезной площади. Судно было беспалубным с одним парусом с традиционной оснасткой и управлялось двумя рулевыми вёслами. Для защиты от волн борта наращивали решёткой из толстых прутьев, обтянутых кожей.

На больших вазах VIII века до н. э., найденных в. Афинах, древнегреческие суда изображены длинными, узкими, вооружёнными острыми таранами. В легендах Крыма говорится о греческих триремах: «И вот у берегов Тавриды появилась армада греческих трирем — военных кораблей». Но до них в архаический период (XII-VIII вв. до н.э.) наиболее распространёнными типами греческих боевых кораблей были триаконтор и пентеконтор («тридцативесельник» и «пятидесятивесельник»).

Триаконтор был весьма близок по конструкции к критским кораблям с сооружённым помостомв носовой части, над которым крепились вырезанные из дерева рога или щупальца Горгоны. Такой корабль с возвышенной носовой частью и кормовой оконечностью в виде хвоста дракона производил на врагов мощное психическое воздействие.

Корабль Эгейского моря

Корабль Эгейского моря (Крит)

Из-за довольно высоких стоек-опор вёсла входили в воду под углом, близким к нормали, что снижало их эффективность. Спустя несколько столетий этот недостаток был устранён на пентеконторах — одноярусных гребных суднах, приводимых в движение пятью десятками вёсел — по 25 с каждой стороны при общей длине корабля 28-33 метров и ширине 4 метра. Пентеконторы были в основном беспалубными (греч.афракта – без ограждения), то есть открытыми судами. Однако иногда строились и палубные пентеконторы (катафракта). Наличие палубы защищало гребцов от солнца и от метательных снарядов противника, а также увеличивало грузопассажирскую вместимость корабля. На палубе можно было перевозить припасы, коней, боевые колесницы и воинов, которые первоначально и сидели на вёслах. Сходя на берег, они вели войну. Для уничтожения неприятельских судов на пентеконторах появляется таран.

Скорость судна составляла около 9.5 узлов (17.5 км/ч). Увеличение её требовало увеличения количества гребцов, что на одноярусном корабле привело бы к удлинению корабля на 1 метр. В связи с этим греческие и финикийские кораблестроители приняли изящное решение: если корабль нельзя удлинить, значит его необходимо сделать выше и разместить второй ярус гребцов над первым. Так появилась бирема (конец VIII в. до н.э.).

Ранняя греческая бирема

Ранняя греческая бирема

Поскольку первый, принципиально важный шаг от монеры (одноярусника) к полиреме (многояруснику) уже был сделан при переходе от пентеконтора к биреме, перейти от биремы к триере оказалось значительно проще. Согласно Фукидиду, первая триера была построена около 650 г. до н.э.

Ранняя греческая триера

Ранняя греческая триера. Проекция

Триера (греч. τριήρεις ), или трирема у римлян ( tria — три и remus — весло), была основным типом боевого корабля Средиземноморья. Это парусно-гребное судно с тремя рядами вёсел, расположенных один над другим в шахматном порядке.

Одни исследователи приписывают изобретение триремы финикийцам, другие называют коринфянина Аменокка. Главным оружием триремы был таран — продолжение килевого бруса. Водоизмещение судна достигало 230 тонн, длина — 45 метров, экипаж — до 200 человек.

Самые сильные гребцы — траниты — размещались на верхней палубе. Это была высокооплачиваемая и привилегированная каста. Гребцов среднего ряда называли зигитами, нижнего — таламитами. Командовал кораблём триерарх, ему подчинялись кормчий и начальник гребцов — гортатор.

Скорость хода триремы на вёслах составляла 7 — 8 узлов, но все три ряда вёсел работали только во время боя. Даже при небольшом волнении нижний ряд втягивали во внутрь корабля, и вёсельные порты затягивали кожаными пластырями.

Парусное вооружение состояло из большого прямоугольного паруса и малого (артемона) на наклонной мачте в носовой части судна. Третья мачта, столь же короткая, как и носовая, тоже несла небольшой парус и располагалась у самого конца палубы в корме. Мачты делались съёмными и убирались на время боя.

Вёсла всех трёх ярусов имели одинаковую длину: таламиты, зигиты и траниты располагались по кривой, образованной бортом триеры, так, что лопасти вёсел всех ярусов достигали воды, хотя и входили в неё под разными углами.

Иногда триеры использовались и для транспортных перевозок гоплитагагос (пехоты) и гиппагагос (лошадей).

Биремы и триеры стали основными и единственными универсальными кораблями классического периода (IV-V вв. до н.э.). При этом в качестве вспомогательных кораблей, авизо (посыльных судов) и рейдеров продолжали использоваться одноярусные галеры (униремы) — наследники архаических триаконторов и пентеконторов.

Поздний греческий пентеконтор

Поздний греческий пентеконтор

Современная реконструкция триеры «Олимпия» пока что не смогла выжать больше 7 узлов(13 км/ч). Строительство её обошлось почти в 700 тыс. долларов и заняло два года.

Интересно, что в 482 г. до н. э. в Афинах с населением около 250 тысяч жителей имелось около 200 трирем. Кстати, в древнем Средиземноморье вплоть до второй половины I тысячелетия н. э. корабли и лодки строили, начиная с обшивки, последовательно переходя к внутренним частям.

Основным оружием бирем и трирем являлся таран, а тактическими приёмами — таранный удар и абордажный бой. Каждая триера во время боевых действий несла на борту некоторое количество гоплитов — тяжеловооружённых пехотинцев, стрелков из лука и пращников.

Гоплиты

Слева направо — спартанский гоплит, афинский гоплит и скифский лучник.

¹Афинский политический деятель Лептин, желая упрочить финансовое положение афинского государства, предложил законопроект, предусматривавший отмену ателии — особой привилегии, состоявшей в освобождении от государственных повинностей, в том числе и от уплаты пошлин. Эта привилегия по постановлению народного собрания давалась за особо выдающиеся заслуги афинским гражданам и чужеземцам, а также их потомкам.>Греческий флот. Какими были греческие корабли?

Греческий флот. Какими были греческие корабли?

Греция – страна морей. Жители этого государство во все времена славились своими знаниями и навыками в сфере судостроительства и судоходства. Греческие мореплаватели со времен глубокой древности сохранили все самые лучшие традиции. Корабли этих мореплавателей по праву считались и считаются лучшими в мире.

Столица и другие крупные города Греции являлись крупными торговыми пунктами. Флот в каждом населенном пункте, примыкающем к морю, был и есть довольно сильный и мощный. По сей день исследователи сходятся во мнении о том, что наиболее прославленный, маневренный и крепкий корабль греков – триера. О ней говорили, ее боялись враги, которые не раз сталкивались с ней нос к носу. Таран триеры по силе превосходил все имеющиеся суда противника. Были и иные боевые и торговые суда, которые не раз удивляли и поражали воображение завоевателей, пытавшихся проникнуть на землю греков.

Парус, весла и другие достижения судостроительства

Ученые, исследовавшие древние документы и чертежи греческих судостроителей, пришли к выводу о том, что изобретение паруса, принадлежит именно грекам. Но сначала они научились перетягивать свои суденышки кожей буйволов и коров, придумали весла.

Некоторые исследователи связывают изобретение паруса с историей о спасении Дедала (миф о Дедале и Икаре). С острова Крит Дедалу удалось убежать, благодаря имеющемуся у него парусу. Якобы это он впервые взгромоздил этот важный элемент на свой корабль.

Суда греков довольно долго передвигались только лишь при помощи весельной силы. Для этого использовали труд рабов. Парус удавалось поднять, если дул попутный ветер. Некоторый опыт судостроения и ведения военных действий на воде, греки материковые переняли у мореплавателей Финикии и Эгейской островной Греции. Не секрет, что флот представители страны моря использовали больше в целях войны, завоевательных походов и в оборонительных целях. Меньше греческие корабли ходили в другие страны ради торговли. Главная отличительная особенность греческого флота от всех остальных – огромная разница между военными и торговыми судами. Первые были достаточно выносливыми, могли сколь угодно маневрировать, а торговые принимали на борт тонны грузов и при этом до самого финиша оставались надежными.

Какими были греческие корабли? Основные принципы строительства

Корпус судна обязательно оснащали килем, обшивали. Греки первыми начали делать парные швы для большей надежности. Самые толстые места обшивки находились под килем и на уровне палубы. Для большей надежности, крепления делали не только из дерева, но и бронзы. Огромные металлические штыри намертво прибивали обшивку к корпусу корабля.

Делалась и необходимая защита от волн. Для этого мостился фальшборт из холщовой ткани. Корпус судна всегда поддерживали в чистоте, красили и обновляли это покрытие по мере необходимости. Обязательной процедурой было натирание обшивки жиром. Выше ватерлинии корпус дополнительно укрепляли, просмаливая и накрывая листами из свинца.

На сырье, из которогостроили корабли, греки никогда не экономили. Они отбирали лучшие сорта дерева, делали идеально прочные канаты и веревки, материал для паруса был самым надежным.

Киль мастерили из дуба, на шпангоуты шла акация, рангоут делали из сосны. Дополняла разнообразиепород древесины – буковая обшивка. Паруса изначально были прямоугольными, но позже греческие судостроители поняли, что гораздо практичнее использовать форму трапеции для создания парусов.

Самые первые суденышки были очень легкими. Длина их составляла всего 35-40 метров. В середине корпуса борта были пониже, чем в остальных частях корабля. Весла поддерживались специальными балками. Из весел, установленных на корме, делали средство управления, напоминающее руль.

Были однорядные и двухъярусные суда. Облегченная унирема в длину составляла порядка 15 метров, а гребцов в нее помещалось по 25 человек. Именно из таких судов состоял флот греков во времена осады Трои. Каждый корабль при этом был оснащен тараном, сделанным из металла в виде огромного 8-10 метрового копья.

Разновидности судов древних греков

Пентеконторы. Эти корабли были изобретены и пользовались популярностью в период с 12 по 8 вв. до н.э. Судно примерно 30-35 метровое, шириной порядка 5 метров, на веслах, имело 1 ярус. Скорость корабль развивал максимум до 10 узлов.

Не во все времена Пентеконторы были беспалубными. В более поздний период их дооснащали. Палуба хорошо защищала рабов от прямых солнечных лучей, снарядов противника. На палубу водружали все необходимое из провизии, питьевую воду, даже загоняли лошадей вместе с колесницами для ведения боя, если придется, на суше. На Пентеконторах легко размещались лучники и другие воины.

Чаще Пентеконторы использовали в качестве перемещения воинов с места одних событий к другим объектам сражений. Собственно военными кораблями они стали позже, когда греки решили не только доставлять бойцов, но и использовать Пентеконторы для потопления вражеских судов, тараня их. Со временем эти корабли видоизменились, стали выше. Греческие кораблестроители добавили еще один ярус для размещения большего числа воинов. Но называться такое судно стало по-другому.

Бирема. Это и есть модифицированная Пентеконтора. Бирема была лучше защищена от натиска врага в ходе ведения морского сражения. Но при этом было увеличено количество гребцов, которых предварительно обучали синхронным действиям во время похода. В этом деле не использовали труд рабов, поскольку именно от хорошо обученных гребцов часто зависел исход боя. Нанимали на такие работы лишь моряков-профессионалов. Свое жалование они получали наравне с воинами.

Но позже снова стали использовать труд рабов, уже предварительно обучая их навыкам весельного хода. Часто в команде имелась лишь малая часть профессиональных гребцов. Остальные были полными профанами в этом деле.

Бирема предназначалась именно для ведения боя на воде. Гребцы нижнего уровня маневрировали на веслах под команды капитана корабля, а верхний ярус (воины) сражался под предводительством командующего. Это было весьма выгодно, поскольку всем хватало занятий, и каждый выполнял свое дело.

Триера. Это наиболее сильный и мощный корабль Древних греков. Изобретение такого вида судна приписывают финикийцам, но считается, что чертежи они позаимствовали у римлян. Но те именовали свое судно триремой. В названии, видимо, лишь и состояло отличие. У греков были целые флотилии, состоящие из триер и бирем. Благодаря такой силе, греки стали господствовать в восточной части Средиземного моря.

Триера – это громадный корабль, рассчитанный на 200 человек. Большая часть из них – гребцы, остальные – лучники. Команда корабля состояла всего лишь из 15-20 матросов и нескольких помощников.

Весла на судне распределялись пропорционально на 3 яруса:

  1. Верхний.
  2. Средний.
  3. Нижний.

Триера была весьма быстроходным судном. К тому же она изысканно маневрировала и легко шла на таран. Триеры снабжали парусами, но сражения греки предпочитали вести, когда судно находилось на весельном ходу. Громадные Триеры на вёслах разгонялись до 8 узлов, что нельзя было осуществить только лишь с парусом. Приспособления для тарана вражеских кораблей находилось и под водой, и над ней. Тому, что находился сверху, греки придавали изогнутую форму или делали его в виде огромной головы чудовища. Под водой таран создавался в виде стандартного заостренного медного копья. На подводный таран воины и возлагали самые большие свои надежды в ходе боя.

Главная цель – пробить корпус судна врага так, чтобы оно пошло на дно. Греки делали это искусно, и большинство кораблей завоевателей тонуло. Техника ведения боя на Триере была следующей:

  1. Постараться напасть с тыла, пока другие корабли занимают отвлекающую позицию.
  2. Перед самим столкновением увернуться, убрать весла и повредить борт судна врага.
  3. Развернуться как можно скорее и напрочь протаранить противника.
  4. Атаковать прочие суда врага.

В конце 20 века несколько ученых, представителей разных стран мира, воссоздали Триеру по древним чертежам и описаниям. Кораблестроители-энтузиасты отправились на этом судне по морю. Путешествие помогло понять исследователям, как происходило передвижение по волнам, осуществлялись сражения и др. Ныне это судно находится в музее Греции, неподалеку от Пирей.

Греческая галера боевая. Военный корабль. Трирема у римлян.

Греческая триера военная с вёслами и парусами

После перехода от пентеконтора к биреме, перейти от биремы к триере оказалось значительно проще. Первая триера была построена около. 650 г. до н.э.

Греческая триера.

Триеры — боевые корабли с тремя «этажами» гребцов. Подобное устройство галер — вклад древнегреческих мастеров в конструирование морских судов. В 5-4 веках до н.э. триеры составляли основную часть кораблей греческого флота.

Греческая триера ранняя. Projection

Греческие биремы и триеры стали основными и единственными универсальными кораблями классического периода (IV-V вв. до н.э.). Одиночно и в составе небольших эскадр они могли выполнять крейсерские функции, то есть вести разведку, перехватывать неприятельские торговые и транспортные суда, доставлять особо важные посольства и разорять вражеское побережье. А в крупных сражениях главных сил флота (Саламин, Эгоспотамы) триеры и биремы выступали как линейные корабли, то есть использовались в линейных построениях (2-4 линии по 15-100 кораблей) и боролись с себе подобными по классу целями.

Греческая триера открытая со сквозным проходом

Многоярусные суда эти были оснащены длинными (и потому тяжелыми) веслами, которые уравновешивались со стороны гребцов свинцовым грузом. Усиление вооружения приводило к увеличению массы судна: всякий груз на палубе должен был уравновешиваться расположенным ниже ватерлинии балластом.

Галеры античной Греции бороздили почти все Средиземное и Черное моря, есть свидетельства об их проникновении через Гибралтар на север. Здесь они достигли Британии, а возможно, и Скандинавии. Свои военные корабли греки тоже строили по образцам финикийцев и критян, но не из кедра, а из дуба и бука.

Греческая триера ранняя. Projection.

На греческих биремах гребцы верхнего яруса размещались не так, как на финикийских судах,— здесь они сидели в специальных гнездах, над бортами. Таким же образом построена триера. Экипаж третьего яруса состоял из 31 гребца, второго яруса — из 27, первый, межпалубный ярус вмещал 27 человек. Весла второго и третьего ярусов двигались на осях-уключинах. Весла первого нижнего яруса проходили сквозь лючки в бортах, и эти лючки герметизировались манжетами из кожи. Нижний ряд вёсел греческих триер располагался чуть выше ватерлинии, для чего в бортах прорезались отверстия, на уровне верхней палубы по бортам устанавливались платформы для размещения третьего ряда гребцов, гребцы второго ряда сидели в корпусе на уровне верхней палубы. Количество весел доходило до 170. Типовая греческая триера имела на каждый борт 27+32+31=90 (всего 180) гребцов, 12-30 воинов, 10-12 матросов. Гребцами и матросами управлял келейст, триерой в целом командовал триерарх.

Греческая триера с прямоуголными парусами

Гребцы, которые находились на самом нижнем ярусе триеры, то есть ближе всего к воде, именовались таламитами. Обычно их было по 27 на каждой стороне. Порты, прорубленные в бортах для их весел, находились очень близко к воде и даже при небольшом волнении захлестывались волнами. В этом случае таламиты втягивали весла внутрь, а порты задраивались кожаными пластырями (аскома). Вдоль всего борта триеры располагалась выступающая площадка – транос – для установки уключин верхнего ряда весел.

Гребцы этого ряда назывались транитами, среднего – зигитами, а нижнего, самого короткого, – таламитами. На поздних триерах (IV в. до н.э.) для защиты гребцов от стрел и дротиков устанавливалась легкая палуба – катастрома, на которой располагались воины. Гребцами обычно были рабы под начальством гортатора, режим движения задавался флейтщиком. Командовал триерой триарх, старший офицер назывался кибернетос (штурман). Именно от греческого штурмана берет свое начало название науки об управлении – кибернетика, столь важная сегодня. Управляли судном кормщики, лоцман и матросы.

Греческая триера. 100 г. до н.э.

Экипаж судна – около 200 человек, кроме гребцов, не считая гребцов, которых на борту было 170 (которых приковывали к сидениям) и воинов (12), были и специальные матросы (20) для управления парусом.

Триера является дальнейшим развитием идеи многоярусного гребного корабля.

Длина триеры достигала 36-42 м, ширина – 6 м, глубина осадки составляла 1 метр, водоизмещение – около 90 т. Такие размерения достаточно критичны узких деревянных конструкций, без продольного набора (стрингеров). Но требования военной логики основана доведении технологических параметров до предельных згначений. Военным нужен положительный результат здесь и сейчас. Поэтому длина триеры подобралась к 40 м и у этой отметки колебалась всю свою долгую историю. Триера была скоростным судном. За счёт отсутствия тяжелых приспособлений на верхней палубе, греческая триера двигалась быстрее, достигая в бою скорости более 12 узлов. Максимальная скорость триеры моглат достигать 11 узлов без паруса, на коротких переходах 7.8 узлов, на длинных – 4-5 узлов, а если ещё ставился и парус, то скорость достигала восьми узлов (14,8 км/час).

Греческая триера.

Греческая триера была весьма узким кораблем. Корпус триеры был низким, длинным и заостренным, но у триеры хватало мощности, чтобы пробить корпус противника.

На уровне ватерлинии она имела ширину около 5 м, что при длине в 35 м дает соотношение длины к ширине 7:1, а при длине 40 м – 8:1. Впрочем, если мерить по ширине палубы или тем более по ширине триеры вместе с парадосом, то есть по максимальному габариту с убранными веслами, то это отношение падает до 5,5-6:1. Удачно построенная триера с отличными гребцами могла держать крейсерскую скорость 9 узлов на протяжении 24 часов. Из неподвижного состояния она достигает половины максимальной скорости за 8 секунд, а полного максимума – за 30.

На триерах парус использовался только во время бури и в дальних плаваниях. При подготовке к сражению паруса сворачивали, а мачты опускали. Грот-мачта обычно располагалась в середине корабля, а впереди ставили фок-мачту, сильно наклоненную вперед,— она несла второй прямоугольный парус, помогавший маневрировать.

Греческие триеры оснащались буферным тараном. На некоторых триерах ставили железные рогатины над тараном для разрушения надводного борта атакуемого судна.

Триеры прославились под командованием Фемистокла в Саламинском сражении (480 г. до н.э.), где они разбили персидский флот, несмотря на его превосходство. Оправдали себя высокие скорости и разрушительная мощь металлических таранов.

Древнегреческие судостроители умели строить еще большие суда, достигавшие 100 м в длину и более 10 м в ширину, с несколькими таранами, имевшие более 400 гребцов.

Скорпион (метательная машина)

Реконструкция хиробаллистры или скорпионаСовременная реконструкция У этого термина существуют и другие значения, см. Скорпион (значения).

Скорпион (лат. scorpio) — древнеримское название небольшого стреломёта.

Не осталось технических описаний метательного оружия, относящихся непосредственно к скорпионам. Сведения о них касаются в основном их тактического применения, на основании чего и делаются выводы об их устройстве. Более того, в IV веке скорпионом грекоязычный автор Аммиан Марцеллин именовал совсем другое оружие — онагры.

Первые упоминания о скорпионах относятся к III в. до н. э., причем вооружены ими были противники Рима. Полибий при описании осады римлянами Сиракуз дал краткое определение скорпиона как «маленькая катапульта, которая выстреливает железные дротики». Однако слово катапульта обозначала широкий класс метательного оружия, и из данного определения не ясно, были ли скорпионы 2-х плечевыми машинами торсионного действия как катапульта в узком смысле слова, или просто тяжелыми арбалетами, то есть механизированными луками. Однако автор IV века Вегеций отличает скорпионы от арбалетов, хотя его определение скорпиона мало что проясняет: «Скорпионами называлось то, что теперь мы называем ручными баллистами; названы они были так потому, что маленькими и тонкими стрелами они наносят смерть». К IV веку катапульты уже называли баллистами. Автор I в. до н. э. Витрувий, описывая устройство катапульты, упоминает и скорпионы. Из контекста ясно, что механизм бросания стрелы у скорпиона основан на тех же принципах, что и у катапульты. Также Витрувий заметил, что скорпион поворачивается одним человеком, то есть скорпион являлся станковой машиной.

Таким образом скорпионы представляли собой двухплечевые стреломёты торсионного действия (катапульты), обслуживаемые одним человеком.

В музее Йельского университета (США) хранится стрела для скорпиона (хотя возможно в то время они уже назывались по другому), так называемый болт, найденный археологами в засыпанном песками Дура-Европосе, бывшей римской крепости в Сирии в II—III вв. Длина болта 46 см; древко из ясеня диаметром 30 мм на оперенном конце суживается постепенно до 14 мм на конце с наконечником. Длина пирамидального железного наконечника — 46 мм.

Испытание хиробаллистры

По материалам статьи: A. Wilkins, L. Morgan, Scorpio and Cheiroballistra in Journal of Roman Military Equipment Studies, vol. 11, 2000, pp. 92-93, 97
В наше время энтузиасты реконструируют метательные машины и испытывают их боевые свойства. Ниже приведены результаты испытаний скорпиона, или как называют этот стреломёт авторы — хиробаллистры. Вопрос терминологии античных метательных машин достаточно запутан, авторы статьи называют скорпионом катапульту под стрелу длиной 68 см, но согласно другим данным (см. статью катапульта), такой стреломёт обслуживался 2-3 солдатами и, следовательно, не попадает под определение скорпиона.

Название хиробаллистра возникло из названия работы древнегреческого инженера Герона «Хиробаллистра» (Χειροβαλλιστρασ), в которой он описал стреломёт, идентифицированный в римских барельефах на колонне Траяна. Нет доказательств, что автор Герон является известным инженером Героном из Александрии. Так как не существует детальных описаний скорпиона, предполагают, что речь идёт об одном и том же типе оружия, тем более, что Вегеций прямо называет скорпионы «ручными баллистами», то есть латинский перевод греческого «хиробаллистра».

Авторы статьи изготовили скорпион (хиробаллистру) по описанию Герона. Стрелы представляли собой болты по типу найденного в Дура-Европосе длиной 35.5 см и весом от 65 до 102 г. При угле возвышения 35° дальность стрельбы для 65 и 80 г болтов составила 206 м с кучностью попадания в круг диаметром 10 м. Скорость вылета тяжелого 102 г болта на дульном срезе составляла 47 м/с.

Сила натяжения скорпиона составляла 335 кг.

На расстоянии 50 м болт скорпиона пробил пластину стали толщиной 2 мм. При выстреле в сегментированную лорику (стандартный доспех римского легионера) 70 г болт пробил один сегмент стали толщиной 1.25 мм и сильно вдавил другой сегмент, перекрывающий снизу первый. Авторы статьи сделали вывод, что при таких повреждениях воин неизбежно был бы выведен из строя.

Надо заметить, что при испытаниях стреломёты авторов статьи показали дальнобойность примерно в 1.5 раза меньшую, чем была достигнута независимыми исследователями, так что реальная боевая эффективность скорпионов может оказаться выше, чем заявлено в статье.

> Примечания

  1. Транскрипция по труду Витрувия:
  2. Полибий, 8.5
  3. Вегеций, «О военном деле», 4.22
  4. Витрувий, de Architectura, 10.10

Литература

  • Кэмпбелл Данкан Б. Искусство осады. Знаменитые штурмы и осады Античности / Пер. с англ. О. В. Серебровской. — М.: Эксмо, 2008. — 224 с.: ил. — Серия «Военная история человечества». — ISBN 978-5-699-27073-6.
  • Носов К. С. Осадная техника Античности и Средневековья. — СПб.: Полигон, 2003. — 368 с.: ил. — Серия «Военно-историческая библиотека». — ISBN 5-89173-222-X.
  • Носов К. С. Осадная техника. Античность и Средневековье. — М.: Эксмо, 2010. — 328 с.: ил. — Серия «Военная история человечества». — ISBN 978-5-699-42199-2.

Ссылки

  • Хиробаллистра, Герон, первоисточники на xlegio.ru
  • Краткое изложение военного дела, Вегеций, первоисточники на xlegio.ru



Древнеримский скорпион. Попытка реконструкции +50

  • 11.11.17 03:54
  • volmir
  • #295305
  • Гиктаймс
  • 35
  • 20500

DIY или Сделай сам

Предпосылки, исторический экскурс

Старинные метательные машины и механизмы мне нравились и привлекали к себе внимание с детства. Насколько я себя помню, первое знакомство с баллистами и катапультами произошло при просмотре детских мультфильмов наподобие «Коля, Оля и Архимед». Положительные герои при помощи хитроумных и сложных приспособлений мужественно отражали атаки неприятеля. Это вдохновляло, влекло к себе, вызывало уважение к людям, их придумавших и создавших. И, конечно, не стоит сбрасывать со счетов любовь и интерес мальчиков к технике.

Следующий этап — пластмассовые модели-конструкторы (типа современной «Звезды»). Мне родители подарили три набора для сборки таких машин: баллисту, онагр, стреломет.
Потом помню передачу по каналу «Дискавери», в которой две команды взрослых дядь и теть на огромной металлической свалке строили модели баллисты и требюшета. Резка металла, сварка, удачные ракурсы получившихся конструкций, проведение испытаний сразу же после сборки моделей. В общем, очередное «подкрепление и повторение» пройденного материала, только уже в иной форме.
Потом появился Интернет. Одними из первых запросов, которые я вбирал в поисковых системах, было что-то типа «стреломет фотографии», «баллиста чертежи». Шел этап накопления информации и анализа увиденного. И, по прошествии нескольких месяцев, резонно встал вопрос: а что же получится у меня? Что я могу придумать и воплотить в реальности?

Проектирование и сборка

В итоге, я пришел примерно вот к такому проекту:
Было решено делать базовую модель торсионного стреломета. Линейные размеры таких устройств, насколько я помню, были стандартизированы. Единицей масштабирования служила длина стрелы.
Я выбрал длину стрелы чуть меньше метра. Начал чертить и детализировать сборку, переводить пропорции и отношения размеров в метры и миллиметры. Получалось быстро и несложно (спасибо древним римлянам и историкам/реконструкторам/переводчикам). Нашел столяра, который согласился воплотить все мои пожелания в дереве. Детали я заказывал с таким расчетом, чтобы иметь возможность собрать всю конструкцию дома, в квартире. Каких-либо вспомогательных помещений и мастерской у меня не было.
И вот знаменательный момент: в комнате лежит набор из 15-20 штук заготовок из сосны и дуба. Так же немного железа (спусковой механизм и обвязка торсионов). Есть и пятьдесят метров альпинисткой веревки толщиной 10 мм и усилием на разрыв около 2000 кг.
О сборке всего вместе стоит рассказать отдельно. Это был мой первый более менее серьезный опыт плотницких работ средней сложности. Клей ПВА, струбцины — «нет, не слышал». Гвоздями сбивать все вместе я все таки не решился, выбор был отдан шурупам. Я купил отвертку (свою первую отвертку!) наподобие тех которые применяются для выкручивания/закручивания винтиков в компьютерной технике и пробовал вкрутить ей 100-120 мм саморез в сосну без предварительного сверления отверстия. Попытка эта, конечно же окончилась неудачей. К второму раунду я приступил с дрелью и обновленной отверткой с крестовой рукояткой (которой можно было создать намного большее усилие). Сверло было одно и его диаметр я подобрал неправильно. Более-менее спорно и быстро дело пошло лишь после того, как я вспомнил, что длинные шурупы рекомендуют смазывать маслом, чтобы они легче входили в древесину. Шуруповерты в то время были мало распространены и стоили баснословных денег. В общем, сборка была успешно произведена.
(фотография не моя, взята из Интернета, но она очень точно передает то, как я собирал стреломет дома)
Чтобы стреломет мог метать снаряды — нужно обеспечить достаточно большое натяжение волокон в торсионах. Для этого во времена Рима (да и всеми остальными последователи) делались специальные приспособления. Но я не до конца осознал этот момент, начал придумывать свою «хитрую схему». В результате натянуть пятнадцать-двадцать витков веревки (суммарным усилием на разрыв не менее чем в 30-40 тонн) мне не удалось. Так же было мало опыта в метании стрел, общей работе и взаимодействии механизмов и приспособлений в «скорпионе». О скорострельности, удобстве пользования и транспортировке я задумывался очень поверхностно. Самих метательных снарядов вообще не было (то, что использовалось в качестве стрел стыдно и показывать).

Испытания

Но, тем не менее, была сделана версия 0.9.0 — и начался этап «боевого нагрузочного тестирования». Среди знакомых-единомышленников была собрана команда помощников-испытателей. Для перевозки и транспортирования стреломета на полигон (и обратно) использовался общественный (!) транспорт: метро, автобус. Часть пути (примерно 1-1,5 км в одну сторону) все детали мы нести на руках (!). Сейчас все это звучит, конечно, дико. Но что было — то было.
Результаты стрельб можно назвать посредственными, на «троечку» по пятибальной шкале. В «плюс» можно занести работоспособность отдельных частей и механизмов, общую историческую достоверность. В «минус» — дальше чем на 30-40 метров тяжелая стрела не летела. Сила натяжения на тетиве составляла не более 14-16 килограммов.
У одного из участников тех пострелушек был цифровой фотоаппарат (большая редкость в те годы). Получился неплохой фотоотчет об мероприятии.

«Путевка в жизнь»

Около полугода набор компонентов пылился на балконе и загромождал проход. Совершенно случайно я познакомился с ребятами из клуба ролевиков-реконструкторов, чьей специализацией был именно Древний Рим. Я с огромным облегчением на сердце и поющей душей передал стреломет им в собственность. То, что было недостатком для меня (малая дальность стрельбы и небольшая сила натяжения) — оказалось достоинством для них. Для участия в играх «скорпион» подходил идеально. Команда, которая привозила на поле боя подобные метательные машины, имела бонусы и преференции в процессе игр, во время обороны и штурме крепостей. А большие габариты и вес стреломета компенсировались большим количеством сильных мужских рабочих рук в команде. Для организации выездов на полигон в то время уже применялась аренда грузопассажирского автомобиля, на котором доставлялась на полигон вода, провиант, бивачное и воинское снаряжение.
«Скорпион» командой был доработан, покрашен. Была изменена система перезарядки, перемотаны тросы на торсионах, сделано более устойчивое основание и добавлена возможность наводки на цель в горизонтальной и вертикальной плоскости.

Выводы и заключения

Самым главным для себя считаю то, что проект оказался нужным и полезным, вписался в современные реалии и не стал кучкой дров на свалке. Цели и задачи постройки стреломета поменялись в процессе его создания и эксплуатации. Я рад тому, что все удачно завершилось.
Если бы я снова сейчас приступил к подобному проекту, я бы выбрал в два-три раза меньший масштаб модели. Это бы упростило и удешевило бы конструкцию. Было бы намного проще все транспортировать и эксплуатировать. Общая масса бы значительно снизилась. Особое внимание я бы сейчас уделил «мелочам»: сделал бы накладки и крепеж максимально историчным, применил бы оббивку металлом отдельных узлов (в декоративно-прикладных целях), тщательно подошел бы к окраске всех частей (деревянных и металлических).
Считаю, что можно достигнуть дальности стрельбы в 150-200 метров снарядом весом в 50-70 грамм для модели в масштабе 1:2 — 1:3 (масштаб приведен относительно текущей модели стреломета). Для достижения такого результата надо более тщательно подойти проектированию и реализации узла натяжения торсионов.

Вы можете помочь и перевести немного средств на развитие сайта