Пушка м 60

Содержание

107-мм пушка образца 1910/30 годов

107-мм пушка образца 1910/30 годов

107-мм пушка образца 1910/30 годов в Артиллерийском музее, Санкт-Петербург

Калибр, мм

106,7

Экземпляры

не менее 863

Расчёт, чел.

Скорострельность, выстр/мин

5—6

Дульная скорость, м/с

Эффективная дальность, м

16 130

Скорость возки по шоссе, км/ч

12 (на металлических колёсах с грузошиной)

Высота линии огня, мм

Ствол

Длина ствола, мм/клб

4054/38 (без дульного тормоза)

Длина канала ствола, мм/клб

3907/36,6

Масса

Масса в походном положении, кг

Масса в боевом положении, кг

Габариты в походном положении

Длина, мм

7530 (в боевом положении)

Ширина, мм

2064 (в боевом положении)

Высота, мм

1735 (в боевом положении)

Клиренс, мм

Углы обстрела

Угол ВН, град

от −5 до +37°

Угол ГН, град

Медиафайлы на Викискладе

107-мм пушка образца 1910/30 годов — тяжёлое советское артиллерийское орудие периода между Первой и Второй мировыми войнами. Данное орудие, представлявшее собой модернизацию пушки, разработанной для русской армии во Франции, производилось до середины 1930-х годов и приняло активное участие в Великой Отечественной войне в составе корпусной артиллерии и артиллерии РВГК.

История создания

К концу 1920-х годов советскому военному руководству стало очевидно, что орудия периода Первой мировой войны начинают устаревать. Создание и серийное производство большого количества новых образцов артиллерийского вооружения в то время не представлялось возможным по двум главным причинам: недостаток опыта российской конструкторской школы, ослабленной Революцией и Гражданской войной, и общее плохое состояние промышленности. В этой ситуации было принято решение провести модернизацию старых артиллерийских систем, затронувшую большинство состоявших на вооружении РККА образцов артиллерийского вооружения. Главной целью проводимой модернизации было увеличение дальности стрельбы.

Наряду с другими орудиями, была проведена модернизация и 107-мм пушки обр. 1910 г., разработанной французской фирмой «Шнейдер» (Schneider) и принятой на вооружение русской армии под официальным наименованием «42-линейная полевая тяжёлая пушка обр. 1910 г.». Проекты модернизации орудия были разработаны двумя организациями — Орудийно-арсенальным трестом (ОАТ) и Конструкторским бюро Научно-технического комитета Главного артиллерийского управления (КБ НТК ГАУ). Опытный образец орудия, разработанного ОАТ, имел ствол длиной 37,5 калибров, дульный тормоз, увеличенную зарядную камору и специальный уравновешивающий груз в казённой части ствола. Образец орудия КБ НТК ГАУ был близок к образцу ОАТ, отличаясь немного более длинным стволом (38 калибров) и рядом мелких изменений. По результатам испытаний, было решено для серийного производства взять образец КБ НТК ГАУ, дополнив его механизмом уравновешивания качающейся части орудия по типу образца ОАТ. При модернизации орудия производились следующие изменения конструкции:

  • удлинён на 10 калибров ствол;
  • установлен дульный тормоз;
  • удлинена камора;
  • принято раздельно-гильзовое заряжание;
  • принят новый снаряд дальнобойной формы;
  • укорочена на 160 мм люлька;
  • на задней связке люльки и на казённой части ствола сверху установлен дополнительный груз;
  • изменено давление в накатнике;
  • изменено передаточное число подъёмного механизма.

Модернизированное орудие было принято на вооружение в 1931 году под официальным наименованием 107-мм пушка обр. 1910/30 гг.

Производство

107-мм пушки обр. 1910/30 гг. выпускались на ленинградском заводе «Большевик» (бывший Обуховский завод) и сталинградском заводе «Баррикады» с 1931-го до 1935 года как минимум. Кроме производства новых орудий с 1932-го по 1935 год (возможно и позже) осуществлялась переделка 107-мм пушек обр. 1910 г. на заводах «Баррикады», № 7, № 13 и ККЗ. Существующие на настоящий момент данные по производству и переделке орудий противоречивы, что связано с существенной разницей между количествами планово заказанных, фактически произведённых или модернизированных и принятых заказчиком орудий. Также остаётся неясным год окончания серийного производства 107-мм пушек обр. 1910/30 гг.

Описание конструкции

Поршневой затвор орудия в Военно-историческом музее СПбСошник однобрусного лафета

Орудие в целом сохранило основные особенности конструкции прототипа, являвшегося типичным представителем артсистем периода Первой мировой войны. К основным конструктивным особенностям 107-мм пушки обр. 1910/30 гг. относятся:

  • поршневой затвор;
  • раздельно-гильзовое заряжание;
  • дульный тормоз щелевого типа с эффективностью 25 %;
  • гидравлический компрессор;
  • гидропневматический накатник;
  • однобрусный лафет с неподрессоренным колёсным ходом.

Ствол орудия представлял собой трубу с кожухом длиной 1600 мм и уравновешивающим грузом. На дульном срезе крепился дульный тормоз, причём орудие при определённых условиях можно было эксплуатировать и без него. 107-мм пушка обр. 1910/30 гг. была одним из первых советских (российских) серийных артиллерийских орудий, оснащённых дульным тормозом. Ствол неподвижно соединён с салазками, при откате и накате они скользят вместе с ним по направляющим люльки. В нижней части корпуса салазок размещены противооткатные устройства — компрессор и накатник.

Однобрусный лафет почти не отличался от лафета 107-мм пушки обр. 1910 г. Подъёмный механизм имеет два сектора. Колёса деревянные (с ними скорость буксировки не превышала 6 км/ч) или металлические с резиновыми грузошинами. Орудие перевозилось восьмёркой лошадей, ещё шесть лошадей везли зарядный ящик на 42 выстрела.

Организационно-штатная структура

107-мм пушки обр. 1910/30 гг. входили в состав корпусной артиллерии. На 1941 год существовало три варианта организации корпусных артиллерийских полков:

  • 2 дивизиона 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20 (24 орудия) и 1 дивизион 107-мм пушек (12 орудий)
  • 2 дивизиона 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20 (24 орудия) и 2 дивизиона 107-мм пушек или 122-мм пушек А-19 (24 орудия)
  • 3 дивизиона 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20 (36 орудий)

В сентябре 1941 года стрелковые корпуса были упразднены вместе с корпусной артиллерией. 107-мм пушки стали использоваться в составе артиллерии резерва Верховного Главного Командования (РВГК). В составе пушечного полка РВГК имелось, по разным штатам, 12, 18 или 24 пушки. Существовали также и пушечные бригады РВГК в составе 36 пушек. Полки могли объединяться в артиллерийские дивизии.

В 1943 году вновь начинается формирование стрелковых корпусов и корпусной артиллерии, большинство сохранившихся к тому моменту 107-мм пушек передаются в её состав. Корпусные артполки новой организации имели 16—20 орудий, причём кроме 107-мм пушек использовались также 152-мм гаубицы и 122-мм пушки. Значительное количество 107-мм пушек использовалось в составе отдельных артиллерийских полков и дивизионов укреплённых районов (УР) и в составе отдельных дивизионов и батарей фронтового и армейского подчинения.

Боевое применение

107-мм пушки обр. 1910/30 гг. принимали участие в боях на реке Халхин-Гол, при этом четыре орудия были потеряны. Орудия этого типа участвовали также в советско-финской войне 1939—1940 годов; в частности, в 9-й армии имелся 51-й артиллерийский полк, имевший 12 таких орудий, в составе 8-й армии — 467-й артиллерийский полк (24 пушки), в 7-й армии также имелось 12 таких орудий. 107-мм пушки обр. 1910/30 гг. по утверждениям обоих участвовавших в конфликте сторон потерь не понесли.

На июнь 1941 года имелось, по разным источникам, 863 или 828 (824 в армии и 4 в составе ВМФ) таких пушек. В западных округах имелось 474 107-мм пушки (среди последних учтено и небольшое количество новых 107-мм пушек М-60). Орудия этого типа активно участвовали в Великой Отечественной войне, в 1941—1942 годах значительная часть из них была потеряна. В 1943 году в состав корпусной артиллерии было передано порядка 490 оставшихся 107-мм пушек всех типов (главным образом, обр. 1910/30 гг.), которые использовались до конца войны.

107-мм пушки обр. 1910/30 гг. на тумбовых установках использовались для вооружения тяжёлых бронепоездов.

107-мм пушка обр. 1910/30 гг. за рубежом

Некоторое количество орудий этого типа было захвачено вермахтом в 1941—1942 годах. В немецкой армии трофейные орудия получили индекс 10,7 cm K.352(r) и использовались как в полевой артиллерии, так и в артиллерии береговой обороны. На март 1944 года в немецкой армии числилось 17 пушек этого типа, все они находились на Восточном фронте. Интересно, что финская армия, обладавшая богатым парком трофейных советских орудий, захваченных в ходе двух войн, не захватила ни одного орудия этого типа, хотя использовала оригинальные 107-мм пушки обр. 1910 г., как доставшиеся от русской армии, так и купленные в Польше, Франции и Латвии.

Оценка проекта

107-мм пушка обр. 1910/30 гг. являлась не очень существенной модернизацией орудия периода Первой мировой войны и сохранила большинство присущих орудиям того времени недостатков. Главными из них являлись:

  • малый угол горизонтального наведения, обусловленный конструкцией однобрусного лафета;
  • малая скорость возки из-за отсутствия подрессоривания, что существенно ограничивало подвижность орудия.

К концу 1930-х годов, несмотря на проведённую модернизацию, максимальная дальность стрельбы также стала недостаточной. К началу Великой Отечественной войны 107-мм пушка обр. 1910/30 гг. безусловно устарела. Для сравнения немецкий аналог — пушка 10,5 cm K.18 — имел подрессоренный лафет с раздвижными станинами, обеспечивавший угол горизонтального наведения 60°, скорость возки орудия достигала 40 км/ч, а максимальная дальность стрельбы — 19 км. Модернизированное орудие 10,5 cm K.18/40 имело дальность стрельбы 21 км. Кроме того, значительная часть немецких орудий входила в состав дивизионной артиллерии — артиллерийский полк танковых и панцергренадерских дивизий вермахта имел батарею из четырёх 105-мм орудий, в то время как советские 107-мм пушки находились в корпусной артиллерии и частях РВГК. Подобная организационно-штатная структура позволяла немецким войскам весьма гибко использовать тяжёлую артиллерию, в частности, в 1941 году 105-мм пушки стали одним из важных средств борьбы с хорошо бронированными советскими тяжёлыми танками КВ.

Несмотря на неплохую баллистику (на дистанции порядка 1 км орудие могло поразить в лоб немецкий тяжёлый танк «Тигр») использование 107-мм пушки обр. 1910/30 гг. как противотанковой было затруднено малым углом горизонтального наведения и раздельным заряжанием.

В то же время орудие имело и свои достоинства. Оно было лёгким (в два раза легче немецких аналогов), соответствуя по этому параметру 122-мм дивизионной гаубице М-30, что позволяло орудию меньше зависеть от механической тяги. Вместо специализированных тягачей 107-мм пушка могла буксироваться тяжёлыми грузовиками или лошадьми. Орудие имело простую и надёжную конструкцию, большой ассортимент боеприпасов и при правильном использовании могло действовать достаточно эффективно.

Преемником орудия стала новая 107-мм пушка М-60, первоначально разработанная как дивизионное орудие и имевшая более мощную баллистику. По ряду причин производство этого орудия имело мелкосерийный характер. Кроме того, в 1943 году на базе гаубицы М-30 была создана и испытана 107-мм дивизионная пушка 9С-1, имевшая баллистику пушки обр. 1910/30 гг. Орудие выдержало полигонные испытания и было рекомендовано к принятию на вооружение, однако серийно не производилась. В какой-то мере преемником пушки можно считать 100-мм пушку образца 1943 года (БС-3), которая в конце войны также использовалась в корпусной артиллерии. В то же время, последняя имела очень мощную баллистику и являлась специализированным противотанковым орудием.

Характеристики и свойства боеприпасов

Орудие имело раздельно-гильзовое заряжание, к нему полагались два метательных заряда — полный и уменьшенный. Полным зарядом запрещалось стрелять при снятом дульном тормозе, а также при использовании старых фугасных гранат, шрапнели и дымовых снарядов. Боекомплект 107-мм пушки обр. 1910/30 гг. включал различные типы снарядов, что придавало орудию большую гибкость в использовании. Осколочно-фугасный снаряд ОФ-420 с установленным на осколочное действие взрывателем при разрыве давал зону сплошного поражения (поражается не менее 90 % целей) размером 14×6 м, зону действительного поражения (поражается не менее 50 % целей) размером 40×20 м. При установке взрывателя на фугасное действие при попадании снаряда в грунт средней плотности образовывалась воронка глубиной 40—60 см и диаметром 1—1,5 м. Эффективным снарядом против открыто расположенной живой силы была шрапнель — снаряд содержал более 600 пуль, создающих зону поражения размером 40—50 м по фронту и до 800 м в глубину.

Номенклатура боеприпасов
Тип Обозначение Вес снаряда, кг Вес ВВ, кг Начальная скорость, м/с Дальность табличная, м
Калиберные бронебойные снаряды
Бронебойный тупоголовый (АРВС) Б-420 18,71 0,44 655 3000
Осколочно-фугасные и фугасные снаряды
Стальная дальнобойная граната ОФ-420 17,2 2,15 670 16 130
Осколочно-фугасная граната ОФ-420У 17,4 2,01 670 16 130
Фугасная граната Ф-420У 16,54 1,8 581 (уменьшенный заряд) 14 150
Старая фугасная граната Ф-422Л 16,41 1,56 580 (уменьшенный заряд) 11 220
Старая фугасная граната Ф-422К 16,41 1,54 580 (уменьшенный заряд) 11 220
Старая фугасная граната Ф-422М 16,41 1,7 580 (уменьшенный заряд) 11 220
Шрапнель
Шрапнель с трубкой 45 сек. Ш-422 16,54—17,25 0,44 579 (уменьшенный заряд) 9400
Шрапнель с трубкой Т-6 Ш-422Т 16,44 0,44 579 (уменьшенный заряд) 10 700
Дымовые снаряды
Дымовой Д-422У 16,73 0,32/1,76 580 (уменьшенный заряд) 11 220
Зажигательные снаряды
Зажигательный термитно-сегментного снаряжения с трубкой Т-6 (Т-7) З-420 17,2 0,035/1,6 670 10 800 (15 000)
Зажигательный электронно-сегментного снаряжения с трубкой Т-6 (Т-7) З-420 16,37 0,035/1,6 680 10 180 (15 260)
Химические снаряды
Осколочно-химический ОХ-420 17,2 ? 670 16 130
Химический ХС-420 16,9 ? 670 16 130
Химический с «НОВ» ХН-422 16,4 ? 580 (уменьшенный заряд) 11 220
Химический с «СОВ» ХС-422 16,4 0,35/1,7 580 (уменьшенный заряд) 11 220
Таблица бронепробиваемости для 107-мм пушки обр. 1910/30 гг.
Тупоголовый калиберный бронебойный снаряд Б-420
Дальность, м При угле встречи 60°, мм При угле встречи 90°, мм
100 95 117
250 93 115
500 90 111
750 87 107
1000 84 103
1500 78 95
2000 72 89
2500 67 82
3000 62 76
Приведённые данные относятся к советской методике измерения пробивной способности. Следует помнить, что показатели бронепробиваемости могут заметно различаться при использовании различных партий снарядов и различной по технологии изготовления брони.

Где можно увидеть

107-мм пушка образца 1910/30 гг. находится в экспозиции Музея артиллерии и инженерных войск в Санкт-Петербурге. Орудие находится на открытой площадке.

Ещё одно такое орудие установлено в качестве памятника советским воинам и партизанам в деревне Городец Шарковщинского района Витебской области Республики Беларусь.

Другая пушка этой модели, выпуска 1933 года (вероятно, попавшая в США через немецкие руки) экспонируется в Мемориальном парке 36-й пехотной дивизии в городе Браунвуд в Техасе.

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 Широкорад А. Б. Энциклопедия отечественной артиллерии. — Мн.: Харвест, 2000. — 1156 с.
  2. 1 2 Военно-исторический журнал, № 5, 2005
  3. М. Коломиец. Бои у реки Халхин-Гол. // Фронтовая иллюстрация, № 2, 2002
  4. Широкорад А. Б. Северные войны России. — М.: АСТ, 2001. — 848 с. ISBN 5-17-009849-9
  5. 1 2 Artillery Part 4. Jaeger Platoon. Архивировано 27 января 2011 года.
  6. Статистический сборник № 1 (Красная Армия на 22 июня 1941 года)
  7. Состав артиллерийско-миномётного парка в военных округах западного направления. TANK.uw.ru.
  8. Широкорад А. Б. Бог войны Третьего рейха. — М.: АСТ, 2002. — 576 с.: 32 л. ил. ISBN 5-17-015302-3
  9. Шунков В. Н. Оружие Красной армии Архивная копия от 29 сентября 2007 на Wayback Machine Архивировано 29 сентября 2007 года.. — Мн.: Харвест, 1999.

Литература

  • Широкорад А. Б. Энциклопедия отечественной артиллерии. — Мн.: Харвест, 2000. — 1156 с.: илл. с. — ISBN 985-433-703-0.
  • Иванов А. Артиллерия СССР во Второй мировой войне. — СПб.: Нева, 2003. — 64 с. — ISBN 5-7654-2731-6.
  • Шунков В. Н. Оружие Красной армии. — Мн.: Харвест, 1999. — 544 с. — ISBN 985-433-469-4.

Ссылки

  • 107-мм пушка обр. 1910/30 гг. Курская битва. — выдержка из книги: В. Н. Шунков. Оружие Красной армии.
  • Галерея фотографий орудия
Эта статья входит в число хороших статей русскоязычного раздела Википедии.

> Где можно увидеть

107-мм пушка образца 1910/30 гг. находится в экспозиции Музея Артиллерии и Инженерных войск в Санкт-Петербурге. Орудие находится на открытой площадке.

  1. 1 2 3 4 5 6 Широкорад А. Б. Энциклопедия отечественной артиллерии. — Мн.: Харвест, 2000. — 1156 с.
  2. Военно-исторический журнал, № 5, 2005
  3. М.Коломиец. Бои у реки Халхин-Гол// Фронтовая иллюстрация, № 2, 2002
  4. Широкорад А. Б. Северные войны России. — М., АСТ, 2001. — 848 с ISBN 5-17-009849-9
  5. 1 2 Тяжёлые пушки финской армии на сайте «JaegerPlatoon.Net»
  6. Статистический сборник № 1 (Красная Армия на 22 июня 1941 года)
  7. http://tank.uw.ru/archive/koliestwennyj/index.khtml
  8. Военно-исторический журнал, № 5, 2005
  9. Широкорад А. Б. Бог войны Третьего рейха. — М., АСТ, 2002. — 576 с.: 32 л. ил. ISBN 5-17-015302-3
  10. Шунков В. Н. Оружие Красной Армии. — Мн.: Харвест, 1999.

  • Широкорад А. Б. Энциклопедия отечественной артиллерии. — Мн.: Харвест, 2000. — 1156 с.: илл. ISBN 985-433-703-0
  • Иванов А. Артиллерия СССР во Второй Мировой войне. — СПб., Издательский дом «Нева», 2003. — 64 с ISBN 5-7654-2731-6
  • Шунков В. Н. Оружие Красной Армии. — Мн.: Харвест, 1999. — 544 с, ISBN 985-433-469-4
  • 107-мм пушка обр. 1910/30 гг. на сайте «Курская битва» (выдержка из книги В. Н. Шунков Оружие Красной Армии)
  • Галерея фотографий орудия
Советская артиллерия Великой Отечественной войны
Противотанковые
орудия
37-мм пушка 1-К · 37-мм пушка обр. 1944 · 45-мм пушка обр. 1932 · 45-мм пушка обр. 1937 · 45-мм пушка М-42 · 57-мм пушка ЗиС-2 · 100-мм пушка БС-3
Батальонные и
полковые орудия
45-мм гаубица обр. 1929 · 76-мм пушка обр. 1927 · 76-мм пушка обр. 1943
Горные орудия 76-мм горная пушка обр. 1938
Дивизионные
орудия
76-мм пушка обр. 1902/30 · 76-мм пушка обр. 1933 · 76-мм пушка Ф-22 · 76-мм пушка УСВ · 76-мм пушка ЗиС-3 · 107-мм пушка М-60 · 122-мм гаубица обр. 1909/37 · 122-мм гаубица обр. 1910/30 · 122-мм гаубица М-30 · 152-мм мортира НМ
Корпусные и
армейские орудия
107-мм пушка обр. 1910/30 · 122-мм пушка обр. 1931 А-19 · 122-мм пушка обр. 1931/37 А-19 · 152-мм гаубица обр. 1909/30 · 152-мм гаубица обр. 1910/37 · 152-мм гаубица М-10 · 152-мм гаубица Д-1 · 152-мм пушка обр. 1910/30 · 152-мм пушка обр. 1910/34 · 152-мм гаубица-пушка МЛ-20
Орудия большой и
особой мощности
152-мм пушка Бр-2 · 203-мм гаубица обр. 1929 · 203-мм гаубица Б-4 · 210-мм пушка Бр-17 · 280-мм мортира Бр-5 · 305-мм гаубица Бр-18
Зенитные орудия 25-мм пушка 72-К · 37-мм пушка 61-К · 76-мм пушка обр. 1938 · 85-мм пушка 52-К

107-мм дивизионная пушка образца 1940 года (М-60)

У этого термина существуют и другие значения, см. M60.

107-мм пушка образца 1940 года (М-60)


107-мм дивизионная пушка образца 1930 года в Артиллерийском музее, Санкт-Петербург

Калибр, мм

106,7

Экземпляры

Расчёт, чел.

Скорострельность, выстр/мин

6—7

Скорость возки по шоссе, км/ч

Высота линии огня, мм

Ствол

Длина ствола, мм/клб

Длина канала ствола, мм/клб

4470/41,8

Масса

Масса в походном положении, кг

4300 (с передком)

Масса в боевом положении, кг

Габариты в походном положении

Длина, мм

Ширина, мм

Высота, мм

Клиренс, мм

Углы обстрела

Угол ВН, град

от −4,5 до +45°

Угол ГН, град

60°

Медиафайлы на Викискладе

107-мм дивизионная пушка образца 1940 года (М-60) — советское тяжёлое артиллерийское орудие, разработанное в предвоенный период для борьбы с тяжёлыми танками противника и повышения огневой мощи дивизионной артиллерии РККА. Однако из-за ряда негативных для советской стороны обстоятельств весьма совершенные для своего времени пушки М-60 были сняты с производства вскоре после начала Великой Отечественной войны. Единичные М-60 воевали в течение всей войны в составе корпусной артиллерии и артиллерии РВГК.

Предпосылки

До конца 1930-х годов основой советской дивизионной пушечной артиллерии оставался трёхдюймовый калибр (76,2 мм) с баллистикой, соответствующей использованию гильзы обр. 1900 г. Все советские дивизионные пушки разработки 1930-х годов — обр. 1902/30 гг., обр. 1933 г., обр. 1936 г. (Ф-22) и обр. 1939 г. (УСВ) — имели идентичную баллистику. Причиной этого были огромные запасы боеприпасов, произведённых и поставленных ещё в период Первой мировой войны, а также наличие соответствующего оборудования на предприятиях промышленности. Тем не менее, постепенно становилось очевидно, что калибр 76 мм недостаточен для дивизионного орудия. Данный калибр был выбран ещё царской армией как оптимальный при использовании шрапнели, но его возможности по разрушению полевых укрытий (фугасное действие) оставляли желать лучшего.

В то же время развитие технологий по производству порохов, легированных сталей и в металлообработке позволило улучшить баллистические свойства новых орудий при сохранении той же массы, что и у предыдущих моделей. Так поступили британские конструкторы, создав свою знаменитую 25-фунтовую пушку-гаубицу. Однако существовал и второй вариант — при сохранении прежней баллистики существенно облегчить орудие путём увеличения удельной механической прочности и мощности. Также за счёт сэкономленного резерва по массе при той же баллистике можно было расширить тактические возможности путём введения подрессоренного лафета с раздвижными станинами. Первоначально именно этот путь был выбран руководством Главного артиллерийского управления (ГАУ) под руководством Маршала Советского Союза Г. И. Кулика и наглядно продемонстрирован линейкой 76-мм дивизионных орудий: пушка обр. 1902/30 гг. — Ф-22 — УСВ — ЗИС-3. Однако он не устранял отмеченные выше недостатки 76-мм орудий. Необходимость увеличения калибра дивизионной артиллерии стала очевидна.

Работы по 95-мм дивизионным орудиям

М-60 в Артиллерийском музее, Санкт-Петербург, вид слева-сзади

Принципиальное решение о проектировании дивизионных артиллерийских орудий с калибром, бо́льшим 76 мм, было принято во второй половине 1937 года. В конце года конструктором Сидоренко и военным теоретиком Упорниковым был предложен калибр 95 мм как оптимальный для дивизионной артиллерии. Весной 1938 года была составлена новая система артиллерийского вооружения, в которую вошла 95-мм дивизионная пушка весом в боевом положении 2000 кг. Тогда же Артиллерийский научно-исследовательский морской институт (АНИМИ) разработал проект канала ствола и гильзы 95-мм орудия (подобный калибр никогда ранее в российской/советской артиллерии не использовался). 10 марта 1938 года ГАУ предложило начать работы по проектированию 95-мм дивизионной пушки конструкторским бюро Кировского завода и завода № 92. Кировский завод существенных работ по орудию так и не начал, вместо него 95-мм пушку начал проектировать свердловский завод УЗТМ.

95-мм пушки изначально задумывались как дуплексы — они использовали лафеты одновременно разрабатываемых 122-мм гаубиц. Пушка КБ завода № 92 (под руководством В. Г. Грабина) получила индекс Ф-28, она имела единый лафет с гаубицей Ф-25. Проект орудия был направлен в ГАУ 17 октября 1938 года и утверждён 23 марта 1939 года. Первый образец Ф-28 был готов к заводским испытаниям уже в декабре 1938 года, то есть ещё до официального утверждения проекта. На полигонные испытания пушка была подана только 12 февраля 1940 года, поскольку осенью 1939 года её лафет был использован для испытаний гаубицы Ф-25. Проект УЗТМ получил название У-4, пушка создавалась на базе лафета гаубицы У-2. УЗТМ не смогло довести пушку даже до заводских испытаний, опытный образец орудия так и не был закончен.

В связи с выбором для дивизионных орудий калибра 107 мм работы по 95-мм пушкам весной 1940 года были прекращены. Историк А. Б. Широкорад подвергает критике это решение, считая, что дуплекс пушки Ф-28 и гаубицы Ф-25 в случае его принятия на вооружение мог стать лучшей дивизионной артиллерийской системой в мире.

Причины выбора калибра 107 мм для дивизионных пушек

М-60 в Артиллерийском музее, Санкт-Петербург, вид справа

Решение о начале проектирования 107-мм дивизионных пушек было принято руководством ГАУ осенью 1938 года (тактико-технические требования на такую пушку были переданы заводу № 172 14 октября 1938 года). Основной причиной этого решения называется стремление избежать выпуска боеприпасов калибра 95 мм (которое пришлось бы организовывать с нуля). Пушки калибра 107 мм использовались ещё в русской армии, для них имелось значительное количество боеприпасов. Советской промышленностью также был освоен выпуск и боеприпасов, и орудий такого калибра (107-мм пушка образца 1910/30 годов выпускалась как минимум до 1935 года); всё это обещало существенную экономию при производстве и эксплуатации нового 107-мм орудия. В дополнение к этому имелись и другие существенные технические и организационные предпосылки для такого решения — новые пороха и стали вполне позволяли уложиться в верхний предел по массе дивизионной артиллерии, в которой к 1940 году и так уже находились весьма массивные 152-мм гаубицы М-10. Успешные испытания в СССР 105-мм чешской пушки подтвердили принципиальную возможность создания 107-мм мощной дивизионной пушки в массогабаритной категории 152-мм гаубицы.

В 1940 году появился ещё один мощный стимул для разработки орудия. ГАУ получило информацию (или дезинформацию) о принятии на вооружение вермахта танков с тяжёлой противоснарядной бронёй. Поскольку маршал Кулик ожидал чего-то подобного на основании действий тяжёлых танков КВ в советско-финской войне 1939—1940 гг. (предполагая, что немцы отметят появление новых образцов советской бронетехники и займутся созданием собственных аналогов), он поставил вопрос об оснащении РККА мощными противотанковыми орудиями, считая, что стандартные 45-мм противотанковые пушки и 76-мм дивизионная артиллерия не смогут справиться с предполагавшимися немецкими тяжёлыми танками. Стоит отметить, что данные разведки оказались неверными. По состоянию на май 1940 года самым тяжёлым танком вермахта был PzKpfw IV с максимальной толщиной лобовой брони в 30 мм, а самым хорошо бронированным серийным образцом бронетехники — штурмовое орудие StuG III с лобовой бронёй в 50 мм. После французской кампании у PzKpfw III и PzKpfw IV усилили бронирование до 60 мм в наиболее ответственных местах. Дивизионные 76-мм орудия вполне могли поразить их на любой дистанции до 300 метров боя в лоб. Однако немецкая пропаганда активно использовала образ многобашенного «супертанка» NbFz якобы с тяжёлым бронированием (на самом деле — противопульная броня 15 мм, выпущено 5 машин), что могло повлиять на решение главы ГАУ. Историк бронетехники М. Коломиец предполагает, что на такое решение маршала Кулика могло повлиять официальное принятие на вооружение вермахта (но отнюдь не активное использование) трофейного французского танка Char B1 bis. Возможно, советская разведка получила какую-то информацию по проектным наработкам по будущему тяжёлому танку «Тигр». В частности, в спецсообщении разведуправления Генштаба РККА № 660279сс от 11 марта 1941 года сообщалось, что немцы начинают строить три образца тяжёлых танков: типа V массой 36 т с толщиной брони 60 мм, типа VI массой 45 т с толщиной брони 70 мм и типа VII массой 90 т и вооружением из одной 105-мм и двух 20-мм пушек. Также по итогам боёв во Франции появилась информация о хорошо бронированных английских танках «Матильда». Так или иначе, маршал Кулик настоял на прекращении выпуска 45-мм и 76-мм пушек, заменив их на мощные 57-мм противотанковую пушку (будущую ЗИС-2) и 107-мм дивизионное орудие (будущее М-60). Необходимо отметить, что задача полного перевооружения дивизионной артиллерии этими орудиями не ставилась — новые пушки предназначались для качественного усиления существующей дивизионной и противотанковой артиллерии.

Существует несколько версий о принятии такого решения. Согласно одной из точек зрения, И. В. Сталин поручил разобраться А. А. Жданову с этим вопросом, попутно похвалив 107-мм пушку обр. 1910 г., которую глава СССР весьма хорошо знал по своему опыту в Гражданской войне. Однако Жданов понял реплику как похвалу 107-мм пушке М-60 и доложил в итоге о преимуществах предложения маршала Кулика, чем и обусловил принятие последней. Однако А. Б. Широкорад подвергает сомнению данную версию. Более вероятной причиной снятия с производства 45-мм и 76-мм дивизионных пушек была полная обеспеченность войск и мобилизационного резерва орудиями данных типов, хотя уже в начале войны в связи с большими потерями стала ощущаться нехватка орудий данных типов, и их производство было восстановлено.

Работы по созданию 107-мм дивизионных пушек

М-60 в Артиллерийском музее, Санкт-Петербург, вид спереди

Осенью 1938 года КБ завода № 172 под руководством Ф. Ф. Петрова было начато проектирование 107-мм пушек. Пушка разрабатывалась сразу в нескольких вариантах, получивших индексы М-25, М-45 и М-60. Пушки М-25 и М-45 представляли собой наложение 107-мм ствола на лафет 152-мм гаубицы М-10 (то есть были дуплексами); опытные образцы этих орудий прошли испытания, но по неизвестным причинам был выбран проект М-60, имевший заново разработанный лафет. М-60 также первоначально разрабатывалась в двух вариантах — с оттягивающимся при транспортировке стволом и с поворотом ствола на 180° при переходе в походное положение. В конечном итоге было отдано предпочтение первому варианту. Опытные образцы М-60 были построены в сжатые сроки, уже 13 декабря 1939 года после прохождения заводских испытаний они были доставлены на полигон. Полигонные испытания, закончившиеся 23 апреля 1940 года, выявили ряд недоработок системы; после их устранения орудие с 11 по 25 октября 1940 года успешно прошло войсковые испытания и было принято на вооружение РККА под официальным названием «107-мм универсальная дивизионная пушка большой мощности обр. 1940 г.».

После прекращения работ по 95-мм пушкам проектирование 107-мм орудий вело и КБ завода № 92. В конце 1940 года был изготовлен опытный образец орудия ЗИС-24, представлявшего собой наложение очень длинного 107-мм ствола (73,5 калибра) на лафет гаубицы-пушки МЛ-20. Фактически это была сверхмощная противотанковая пушка, имевшая низкую мобильность и очень большую стоимость производства, в связи с чем работы над ней были прекращены. В мае — июне 1941 года был выполнен проект другого орудия, ЗИС-28, представлявшего собой наложение ствола с баллистикой 107-мм танковой пушки ЗИС-6 на лафет М-60; в связи с началом войны работы по созданию опытного образца орудия были прекращены.

Серийное производство и причины его прекращения

Орудие было запущено в серийное производство на заводе № 352 в Новочеркасске. В 1940 году этим заводом было выпущено 24 орудия, в 1941 году — 103 орудия. В 1941 году М-60 выпускалась также на пермском заводе № 172, всего было сдано 11 орудий.

Вскоре после начала войны серийное производство орудия было прекращено по следующим причинам:

  • завод № 352 прекратил производство орудий в связи с подходом к Новочеркасску немецких войск;
  • завод № 172 был занят мобилизационным заданием по выпуску гаубиц-пушек МЛ-20;
  • мощность орудия для противотанковых целей оказалась избыточной;
  • из дивизионной артиллерии орудие было исключено, корпусная артиллерия осенью 1941 года вообще прекратила существование в связи с упразднением стрелковых корпусов;
  • орудие было сложно в производстве и эксплуатации;
  • наблюдался дефицит тягачей для тяжёлых орудий.

В 1943 году в связи с появлением хорошо бронированных немецких танков «Тигр» рассматривался вопрос о восстановлении серийного производства М-60. В итоге, от восстановления производства было решено отказаться в связи с отсутствием на складах и в серийном производстве 107-мм бронебойных снарядов, а также технологическими проблемами при производстве орудий — в частности, завод № 352 не удалось эвакуировать, оснастка для производства пушки была частично утеряна, имелись трудности с производством 107-мм стволов.

М-60 в Артиллерийском музее, Санкт-Петербург, вид сзади на затвор

Пушка М-60 являлась весьма совершенным для своего времени орудием. Ствол пушки состоял из свободной трубы, кожуха и навинтного казённика. Затвор поршневой, конструкция заимствована от 122-мм гаубицы обр. 1910/30 гг. Заряжание раздельно-гильзовое. Тормоз отката гидравлический, длина отката переменная. Накатник гидропневматический, размещается над стволом.

Орудие оснащалось подъёмным механизмом секторного типа и поворотным механизмом винтового типа. Уравновешивающий механизм состоял из двух колонок. Лафет имел раздвижные станины и пластинчатое подрессоривание. Колёса троллейбусного типа марки ЯТБ-4 с резиновыми шинами. Для защиты расчёта от пуль и осколков имелось щитовое прикрытие. М-60 имела передок весом около 300 кг на металлических колёсах с резиновыми шинами. На походе пушка перемещалась с оттянутым стволом, на небольшие расстояния допускалась её возка с неоттянутым стволом и выключенным подрессориванием со скоростью, не превышающей 6—7 км/ч.

Отдельно необходимо отметить отсутствие у М-60 дульного тормоза. Для изначальной ориентации орудия на его использование в дивизионной и противотанковой артиллерии это было большим плюсом — боевые порядки таких орудий располагаются достаточно близко к передовой и при наличии дульного тормоза поднятая с поверхности земли пороховыми газами пыль сильно демаскирует орудие. С другой стороны, при использовании М-60 в роли более удалённого от передовой корпусного орудия этот недостаток уже не играл значительной роли.

Модификации

На базе М-60 планировалось разработать мощную казематную пушку для вооружения дотов. Тактико-технические требования на казематную установку были утверждены 27 июля 1940 года. 22 сентября 1940 года КБ завода № 352 приступило к проектированию орудия, но в связи с началом войны работы по проекту завершены не были.

В стрелковых дивизиях орудие никогда не использовалось. Весной 1941 года началось формирование 10 артиллерийских бригад ПТО. Такие бригады включали два полка, в каждом из которых по штату должен был быть дивизион (12 орудий) М-60. К концу 1941 года бригады были расформированы, и уцелевшие М-60 стали использоваться в составе отдельных дивизионов по 12 орудий.

В 1943 году вновь начинается формирование стрелковых корпусов и корпусной артиллерии, большинство сохранившихся к тому моменту 107-мм пушек передаются в её состав. Корпусные артполки новой организации имели 16—20 орудий, причём кроме 107-мм пушек использовались также 152-мм гаубицы и 122-мм пушки.

К началу войны в войсках М-60 не имелось. Стали применяться с осени — зимы 1941. Имеются сведения об использовании М-60 в Курской битве в составе Центрального фронта. При штурме Севастополя в 1944 году советскими войсками использовалось 6 пушек М-60. Информации об использовании трофейных орудий этого типа какими-либо странами не имеется, хотя известно, что немецкие войска захватили некоторое количество таких орудий, присвоив им индекс 10,7 cm K.353(r).

Боевое применении 107-мм пушек описано в мемуарах Петрова В. С. «Прошлое с нами», том 1 и том 2.

М-60 в Артиллерийском музее, Санкт-Петербург, вид слева — хорошо видны прицел и противооткатные устройства

С технической точки зрения 107-мм пушка образца 1940 года была вполне современным орудием, пригодным для решения широкого круга боевых задач. По всей видимости, все проблемы с орудием были следствием двух обстоятельств — тяжелым положением с материальной частью артиллерии РККА в 1941 году, вынуждавшего выпускать наиболее технологичные 45-мм и 76-мм пушки, а также неправильного позиционирования М-60 в организационно-штатной структуре. Для дивизионного уровня, где в качестве тягачей можно было рассчитывать на грузовики ЗИС-5 и лошадей, М-60 была слишком тяжела (хотя немецкие танковые и панцергренадерские дивизии имели в составе артиллерийского полка 105-мм пушки и 150-мм гаубицы). То же самое можно сказать и о её использовании в 1941—1942 годах в роли противотанкового орудия, когда мощность пушки была избыточна, а масса слишком велика. Также в качестве негативных факторов для М-60 в роли противотанковой пушки можно отметить большие размеры и раздельное заряжание, значительно снижавшее темп огня.

Как корпусная пушка М-60 была удачным орудием, существенно превосходя по мобильности, дальности стрельбы и возможности манёвра огнём явно устаревшую 107-мм пушку обр. 1910/30 гг. 122-мм пушка А-19 безусловно превосходила М-60 по мощности снаряда и дальности стрельбы, но при этом была почти в два раза тяжелее, менее мобильна и обладала бо́льшим временем перехода из походного положения в боевое. Появившаяся в самом конце войны 100-мм полевая пушка БС-3, обладая близкой мощью осколочно-фугасного снаряда, из-за большей ориентации в сторону тяжёлого противотанкового орудия проигрывала М-60 в возможностях манёвра огнём из-за своего унитарного заряжания, к тому же её ассортимент боеприпасов был существенно у́же. В качестве преимуществ БС-3 можно отметить слегка меньшую массу (3,6 т) по сравнению с М-60, более высокую скорострельность из-за унитарного заряжания и менее длительное развёртывание на позиции (следствие отсутствия оттягивания ствола при транспортировке). Начиная с 1943 года, М-60 хорошо выглядела в роли многопрофильной полевой пушки — имея основной задачей поражение типичных для корпусного орудия целей (артиллерийские батареи, места скоплений живой силы и техники, склады, полевые укрепления), при необходимости пушка могла привлекаться для борьбы с танками противника, особенно — тяжёлыми (бронебойный снаряд М-60 уверенно поражал лобовую броню «Тигра» на всех реальных дистанциях боя). Как противотанковое орудие пушка М-60 смотрелась гораздо лучше, чем вынужденно привлекаемые для борьбы с тяжёлыми танками противника дорогие и малоподвижные 122-мм пушки А-19, 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20 и 85-мм зенитные пушки 52-К; массу орудия к этому времени можно рассматривать как вполне приемлемую для мощной противотанковой пушки (так, немецкая 88-мм противотанковая пушка Pak 43/41 весила в походном положении 4380 кг). С другой стороны, более лёгкая и скорострельная БС-3 явно выигрывает в таком качестве у М-60.

107-мм осколочно-фугасный снаряд ОФ-420

При сравнении с зарубежными аналогами М-60 выглядит вполне достойно. Так, английская 4,5-дюймовая (114-мм) пушкаruen при дальности стрельбы 19,2 км имела массу 7279 кг, тяжёлый 25-килограммовый снаряд и низкую скорострельность, являясь скорее аналогом 122-мм корпусной пушки А-19. Аналогично обстояло дело с немецкой пушкой 10,5 cm K.18 — она имела максимальную дальность стрельбы 19 км, но её масса была в полтора раза больше, чем у советской пушки, — 6430 кг в походном положении. Модернизированное орудие 10,5 cm K.18/40 имело дальность стрельбы 21 км, но его масса осталась прежней. Таким образом, немецкие орудия, несколько превосходя М-60 в дальности стрельбы, уступали советской пушке в мобильности. Кроме того, надо учесть, что немецкие орудия стреляли несколько более лёгкими снарядами — 15,14 кг против 17,2 кг у советской пушки. Примерно такие же (16 кг обычная, 15 кг — дальнобойная) осколочно-фугасные гранаты японская 105-мм пушка «Тип 92» обр. 1932 г.ruen закидывала на дальность до 18,3 км при несколько меньшем собственном весе (3,7 т в боевом и 4,4 т в походном). Наиболее точным аналогом М-60 была чехословацкая 10,5-см тяжёлая пушка обр. 1935 г.ruen, стрелявшая 18-килограммовым снарядом на дальность до 18,1 км при массе 4,2 т в боевом и 4,65 т в походном положении, демонстрировавшаяся в СССР фирмой «Шкода» в 1938 году.

На М-60 попытки усилить советскую дивизионную артиллерию не прекратились. В 1943 году на базе гаубицы М-30 была создана и испытана 107-мм дивизионная пушка 9С-1, имевшая баллистику пушки обр. 1910/30 гг. Ценой некоторого снижения мощности пушки было достигнуто существенное снижение массы орудия — до 2680 кг. Орудие выдержало полигонные испытания и было рекомендовано к принятию на вооружение, однако серийно не производилось. Также с 1940 года велись активные работы по созданию 85-мм дивизионных пушек, закончившиеся принятием на вооружение в 1945 году пушки Д-44.

107-мм пушка образца 1940 г. (М-60) находится в экспозиции Музея артиллерии и инженерных войск в Санкт-Петербурге. Хотя орудие находится на открытой площадке, оно хорошо сохранилось.

> См. также

  • 105-мм пушка 10.5 cm m/34
  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Широкорад А. Б. Энциклопедия отечественной артиллерии. — Мн.: Харвест, 2000. — 1156 с.
  2. 1 2 Широкорад А. Б. Гений советской артиллерии: Триумф и трагедия В. Грабина. — М.: АСТ, 2002.
  3. П. Чемберлен, Х. Дойл. Энциклопедия немецких танков Второй мировой войны. — М.: АСТ, Астрель, 2004. ISBN 5-271-06470-0.
  4. Коломиец М. В. КВ. «Клим Ворошилов» — танк прорыва. — М.: Яуза, Эксмо, 2006. — 136 с.: ил. ISBN 5-699-18754-5.
  5. 1 2 3 Шунков В. Н. Оружие Красной армии Архивировано 27 января 2011 года. Архивировано 27 января 2011 года.. — Мн.: Харвест, 1999.
  6. Иванов А. Артиллерия СССР во Второй мировой войне. — СПб.: Издательский дом «Нева», 2003.
  7. Военно-исторический журнал, № 5, 2005.
  8. М. Коломиец, М. Свирин. Курская дуга. М.: Экспринт НВ, 1998. ISBN 5-85729-011-2.
  9. Широкорад А. Б. Бог войны Третьего рейха. — М.: АСТ, 2002.
  10. Jiří Janoušek. Чехословацкая артиллерия, 1918—1930 = Československé dělostřelectvo 1918—1939. — Praha: Corona, 2007. — S. 39, 176. — 196 S. — (Svět armády). — ISBN 978-80-86116-34-1.
  • Широкорад А. Б. Энциклопедия отечественной артиллерии. — Мн.: Харвест, 2000. — 1156 с.: илл. — ISBN 985-433-703-0.
  • Широкорад А. Б. Гений советской артиллерии: триумф и трагедия В. Грабина. — М.: АСТ, 2002. — 432 с.: 24 л. илл. — ISBN 5-17-013066-X.
  • Широкорад А. Б. Бог войны Третьего рейха. — М.: АСТ, 2002. — 576 с.: 32 л. илл. — ISBN 5-17-015302-3.
  • Иванов А. Артиллерия СССР во Второй мировой войне. — СПб.: Издательский дом «Нева», 2003. — 64 с. — ISBN 5-7654-2731-6.
  • Шунков В. Н. Оружие Красной армии. — Мн.: Харвест, 1999. — 544 с. — ISBN 985-433-469-4.
  • М-60: 107-мм пушка обр. 1940 г. Курская битва. — выдержка из книги: В. Н. Шунков. Оружие Красной армии.

Альтернативная артиллерия от В. Г. Грабина

Не сильно наверное я и ошибусь, если скажу, что едва ли кто из любителей военной истории (её технической составляющей) не читал книгу А. Б. Широкорада «Гений советской артиллерии», посвящённую Василию Гавриловичу Грабину.

Конечно, можно очень по-разному относиться и к Грабину, и к Широкораду – на вкус на цвет фломастеры, как известно разные, но в очередной раз пролистав на досуге эту книгу (о её содержании пусть каждый судит лично), я вдруг подумал – а что бы имела РККА, если бы она получила-таки кое что из тех разработок Грабина, что не пошли в серию по тем или иным причинам? Как могла бы измениться боеспособность (в частности огневая мощь) РККА? И как это могло бы повлиять на ход ВОВ?

В общем, я просто взял список по тридцатым годам тем, над которыми работал Грабин со товарищи, и немного поразмышлял над некоторыми (только некоторыми!) его девайсами.

Итак:

1932-1933 г.г. Наложение ствола 152 мм пушки большой мощности на лафет 122 мм пушки А-19.

С одной стороны – лафет той самой А-19 был неудачный. Как и все последующие попытки его модернизации. Относительно сносной пушкой А-19 стала только после наложения уже её, кое как доведённого в результате аж трёх последовательных модернизаций, ствола, на лафет 152 мм гаубицы-пушки МЛ-20 – качающаяся часть которой, есть ни что иное, как глубокая модернизация той самой 152 мм пушки большой мощности. Ирония судьбы! Но, если возню с лафетом А-19 можно смело считать работой на мусорную корзину, то сама идея создания мощного дуплекса на общем лафете из 122 мм дальнобойной пушки и 152 мм гаубицы (а не модернизированная 152 мм пушка времён ПМВ без модернизации, больше чем на гаубицу уровня РГК уже не тянула) – более чем здравая.

Хороший дуплекс первой половины 30-х мог бы получиться… но, не в том самом 33-м году! Грабин тогда ещё не имел опыта для успешной реализации такой сложной задачи. Зато когда такой дуплекс был-таки создан в РИ (не Грабиным), он, (опять ирония судьбы!) был уже по большому счёту на фиг армии не нужен. Сами посудите – вот есть 122 мм пушка и 152 мм гаубица-пушка на одном лафете – соответственно сходного веса, близкой себестоимости и, самое смешное – после глубокой модернизации 152 мм пушки – ещё и с довольно близкой дальнобойностью (17 против 19 км). При том, что могущество снарядов у них несравнимое – спрашивается – на кой ляд вообще нужна 122 мм пушка? Лучше бы приняли на вооружение вместо неё 203 мм гаубицу или мортиру на том же лафете (такие работы велись в РИ). Дуплекс 152 мм гаубицы-пушки и 203 мм гаубицы-мортиры на общем лафете с боевой массой в районе 7-8 тонн, надо было разрабатывать раньше. Обязательно! Получился бы прекрасный дуплекс для РГК, и не пришлось бы мучительно пыхтеть-тужиться над теми, неподъёмными ни для одного буксировщика, 18-тонными чудовищами на гусеничном лафете (это я о монструазных Б-4, Бр-2 и Бр-5).

Альтернативная 203 мм мортира М-4 образца 33 года на лафете пушки А-19

1933-35 г.г. 76,2 мм пушка с круговым обстрелом, 76,2 мм пушка на поддоне, дивизионные универсальная и полууниверсальная пушки.

Тут собственно комментировать нечего – этим бредом и Грабин, и многие другие наши конструктора, занимались по прямому приказу идиотушки Тухачевского. Огромные затраты. Время. Отложенные в долгий ящик значительно более важные задачи. А на выходе – вполне предсказуемый пшик. Точно как и с другой дурью от Тухача в виде ДРП Курчевского.

1936 г. РККА принимает на вооружение грабинскую Ф-22.

Это первая, принятая на вооружение, советская дивизионная пушка (чрезвычайно мощная кстати) с раздвижными станинами, допускающая транспортировку механической тягой на высокой скорости, но при этом, и не выпавшая из весовой категории, допускающей возку упряжным шестериком – что для того времени – чрезвычайно важно. Многие альтернативщики занимаются хернёй, выдумывая в начале 30-х разные замечательные быстроходные арттягачи (в т. ч. на «золотых» танковых шасси!), совершенно не задумываясь – какой в них смысл, если всю нашу тогдашнюю артиллерию можно было буксировать на скоростях от 6 до 15 км/ч (с новыми металлическими колёсами и специальной грузошиной, лишь отдельные образцы допускали возку до 25 км/ч).

Принятая на вооружение пушка Ф-22, не была такой, какой её видел сам Грабин. Он создавал орудие под мощный патрон от зенитки 3К и она должна была иметь дульный тормоз (задумывалась как полууниверсальная). Всего этого, ретрограды от АУ, пушку лишили, хотя, позже, она получила всё это обратно, но только когда немцы переделывали трофейные Ф-22 в самые свои мощные в 41-ом противотанковые орудия.

В наследство от своей «полууниверсальности», пушка получила множество косяков и, по сути – была хоть и добротным, но суррогатом.

А если бы не идиот Тухачевский? Если бы Грабин и другие конструктора получили задание разработать НОРМАЛЬНУЮ дивизионную пушку с отличной баллистикой зенитки 3К, под её же патрон, с раздвижными станинами, допускающем скоростную транспортировку рессорным лафетом на колёсах автомобильного типа… Но, не срослось, не по вине Грабина.

В том же 36-ом, Грабин работает над 76,2 мм лёгкими батальонными орудиями. При фактическом отсутствии у РККА миномётов, это вполне актуально. ЕМНИП тот же Широкорад многократно утверждал, что советскую батальонную артиллерию в частности, и мортиры как класс вообще, «съело миномётное лобби». У меня же напротив, такое ощущение, что это какое угодно другое лобби активно тормозило внедрение в РККА миномётов. Тот же 82 мм миномёт, был разработан вчерне ещё в 31-ом, на вооружение официально (практически заочно) принят в 32-ом, доведён до ума был только в 34-ом, выпускаться начал в 35-ом, а по настоящему массово пошёл в армию только уже в виде модели обр. 37 г.

Спрашивается – почему так муторно долго и кого те несчастные «мытари-конструктора» могли по пути съесть?

Если Широкорад так называет тот факт, что на испытаниях, 82 мм миномёт легко выиграл фактически конкурс у всевозможных батальонных мортир и гаубиц – то вина в этом сугубо на их разработчиках.

Ещё печальнее судьба 120 мм миномёта – разработанного ещё в 1933 году, но запущенного в серию лишь в 39-ом.

Крошку 50-мм ротный миномётик тоже начали производить только в 38-ом!

Как такое убогое, годами разрабатывающее и со столь тяжким скрипом продвигающее свои изделия «миномётное лобби» «убило» наше доблестное мортиростроение в 36-ом, когда те самые полковые и даже батальонные мортиры проектировали все кому не лень? Снова встаёт вопрос, а получилось ли у наших конструкторов-пушкарей тогда хоть что-то путнее?

Да и вообще, ИМХО, для уровня рота-батальон 82 мм миномёт намного предпочтительнее чем трёхдюймовая гаубица или мортира, для перемещения которых, необходим хотя бы гужевой, но транспорт. А ещё, миномёт дешевле, проще, легче, намного скорострельнее и при ведении навесного огня соответственно эффективнее. А вот единственное преимущество мортиры-гаубицы – возможность стрельбы прямой наводкой, хрень для таких орудий, во-первых не типичная (мортиры вообще не для того создаются), а во вторых, хто-ж из противников, находясь в здравом уме и технических возможностях, весьма габаритистую мортиру или гаубицу, с их ничтожной дальностью прямого выстрела, к себе на ту самую дальность прямого выстрела подпустит?

Но, допустим, всё же Грабин свою Ф-23 до ума довёл и армии впарил (в смысле, приняли её-таки на вооружение).

(Экое чудо-юдо!)

Логичный вопрос – батальоны ею вооружать будем вместо миномётов или вместе с миномётами? И то и другое в принципе сомнительно хотя бы с экономической точки зрения – батальонов-то у нас дюже много, а цена сей экзотики выше, чем у миномёта! Хотя, прецеденты были.

Это трофеи РККА после Халхин-Гола – японские 70 мм гаубицы тип 92. Каждому пехотному батальону полагалась лишь пара таких хреновин – хотя количество батальонов у японцев с РККА несопоставимо.

Учитывая разницу в дальнобойности (3 км против 2,7), наши 82 мм миномёты могли уничтожать эти мортиры, находясь вне досягаемости их ответного огня.

Зато, у Грабинской Ф-23, помимо больших чем у япов калибра и дальнобойности, была ещё одна полезная фишечка (он вообще мастер на разные интересные фишки – чтоб соблазнить потенциального заказчика) -76,2 мм ствол можно было заменить на ствол 45 мм противотанковой пушки! Интересный вариант? Вот тока, полевые испытания Ф-23 не выдержала. Зато, практически все ресурсы, вслед за Широкорадом тупо как мантру повторяют: «это всё происки миномётного лобби!». Я же, повторю своё ИМХО – в батальоне лучше иметь нормальные миномёты и нормальный противотанковые пушки, чем те мортирные суррогаты.

1937 г. Вот, пожалуй, только с этого года чувствуется, что В. Г. Грабин наконец «заматерел», железобетонно утвердился в должности начальника артКБ 92-го завода и начал ТВОРИТЬ нечто похожее на работу Мастера, в которой реально нуждалась РККА. Странно, что сие совпало с устранением «гениального стратега» Тухачевского!

Грабин приступает к проектированию новой 122 мм гаубицы взамен того старья, что досталось РККА в наследство от императорской армии. Но, этим проектом занималось не одно его, а сразу три КБ (хочется спросить – а не поздновато ли? Но, прежде «главный по вооружениям» Тухач на этот вопрос уже не ответит – хотя, возможно, суровые следователи его и об этом спрашивали?). Победителем в конкурсе стал Ф. Петров со своей замечательной М-30, но мне очень хочется обратить Ваше внимание на другой проект Грабина – а именно, лёгкую 107 мм гаубицу на лафете дивизионной Ф-22. Вот это уже был самый настоящий альтернативный вариант!

Всем была хороша петровская 122 мм гаубица М-30 (как смачно выразился один наш прославленный полководец ВОВ: «лучше её ничего не может быть!»), вот только по массе она догнала старую добрую шестидюймовую гаубицу!

(122 мм гаубица М-30 обр. 38 г. В нашей армии всегда считалась лёгкой. В Вермахте же, трофейные М-30 считались тяжёлыми)

А это означает, ни больше ни меньше – катастрофу для тогдашнего СССР, поскольку для её буксировки требуется по нормативам того времени либо десять (!) упряжных лошадей, либо достаточно мощный арттягач, способный таскать её не только по шоссе. Для гаубицы, претендующей на роль самой массовой в армии – такие запросы по тяге, для 30-х годов, просто запредельны. Лучшее, что могла предложить промышленность РККА для самой массовой гаубицы нового поколения – тихоходный сельскохозяйственный трактор.

Поскольку дать армии, в сопоставимом с основной лёгкой гаубицей количестве арттягачи, промышленность не может ни при каких обстоятельствах, к этой проблеме можно было подойти и с другой стороны – просто уменьшить калибр – соответственно снизится и вес. Вариантов таких калибров аж два: 114 мм – именно такими гаубицами до середины 30-х были вооружены все кавалерийские дивизии РККА (эта гаубица весила МЕНЬШЕ, чем трёхдюймовая пушка Ф-22!), либо калибр 107 мм – тоже не чужой в нашей армии и, кстати, наиболее близкий к 105 мм принятым для лёгких гаубиц во многих развитых странах включая Германию.

Соответственно, предложенная Грабиным новая лёгкая 107 мм гаубица смотрится весьма перспективно. Тем более в качестве замечательного дивизионного дуплекса: 76,2 мм пушки и 107 мм гаубицы на общем лафете! (Была бы ещё пушка нормальная – с баллистикой 3К, под её ж патрон).

И ещё один момент. В том же 37-ом, Грабин, к тому времени один из лучших артконструкторов страны, кавалер ордена Ленина (!) работает над рессорными подкатными тележками для старых артсистем от пушки-трёхдюймовки до шестидюймовой гаубицы. Для чего сие нужно надеюсь объяснять не нужно? РККА хотела быть быстрой, мобильной, сокрушительной. Но как такой быть при артиллерии, не оснащённой никаким подрессориванием лафетов и которую нельзя буксировать быстрее 6-15 км/ч? Вот, разве что, только так:

Но, работу Грабина не приняли. В стране росли выпуск и новых артсистем и арттягачей для них (правда, с различной скоростью). А старые орудия, до своего списания, типа обойдутся и гужевой тягой. Кто-ж знал, что им ещё на всю катушку воевать придётся?! Вот только не долго. При своих лошадках и нормативных скоростях возки, они нигде практически не успевали и по большей части нашли свой конец во всевозможных котлах да по кюветам, рядом с трупами расстрелянных «мессерами» несчастных лошадок – грузовиков, чтоб возить пушки в кузовах, хватало только для парадов.

А при наличии таких рессорных тележек? Один «захар» вполне мог погрузить одну старую-добрую трёхдюймовку обр. 02/30 г. или 122 мм гаубицу обр. 10/30 г. в кузов, а другую аналогичную артсистему, на той тележке взять на буксир и шпарить по дороге на максимально возможной скорости. Трёх грузовиков хватило бы для оперативной переброски целой четырёхорудийной батареи с БК и расчётами туда, где её ждут. Для её увода из образующегося котла. Для маневренной войны! Да и упряжка лошадей с орудием, погруженным на такую тележку, могла мчаться хоть галопом, хоть рысью, насколько силёнок у лошадок хватит, без опасений за состояние вверенной матчасти.

Не срослось. Хотя, мне вот лично, совершенно не понятно, какого сена теми самыми телегами для пушек, занимался один из лучших в стране артиллерийских инженеров, а не самые тупые студенты-практиканты НАМИ или НАТИ при любом автозаводе?

(Вот так эти самые рессорные подкатные тележки для скоростной возки старой «безрессорной» артиллерии выглядели в других армиях)

1938 г. А вот тут, Василий Гаврилыч пытался сделать ещё один хитрый финт ушами. Его 122 мм гаубица, как известно, проиграла конкурс М-30 Петрова. «Но, наш герой не сдаётся…» и пытается бросить на чашу весов ещё один козырь – в дополнение к своей 122 мм гаубице (которая, судя по официальным ТТХ, была ну ничуть не хуже гаубицы Петрова, а по некоторым параметрам даже лучше), он проектирует на её же лафете дивизионную 95 мм пушку! А что? Тухача и его подельников с их фетишем в виде трёхдюймовки шлёпнули, и вся армия будто в раз прозрела – «батюшки, а трёхдюймовый снаряд-то слабый! Окромя шрапнели, рассчитанной на поражение передвигающейся по открытой местности вражины, он и не годен ни на что!» Как будто сие не было очевидно и раньше! А 95 мм снаряд был ровно вдвое мощнее трёхдюймового. Круто! Не зря ведь немцы на дивизионном уровне полностью перешли на 105 мм гаубицы, а англичане остановились на 87,6 мм пушках.

Но, загруженной по уши промышленности (а для советской промышленности, с её невысокими качеством и производительностью, это нормальное состояние), геморрой тотального перехода с 76,2 мм на совершенно новый 95 мм калибр и в кошмарном сне присниться не мог. И армия, прикинув теже геморроидальные перспективы (к которым обязательно добавились бы всё теже проблемы с арттягачами), вынуждена была признать, что «слегка погорячилась» и с ней (в смысле с промышленностью) согласиться. Хотя, можно ещё напомнить такую армейскую «хотелку» как 107 мм дивизионная пушка – но, как говорит один мой знакомый: «хотеть не вредно, и главное без убытков». Это уже был апофеоз гигантомании и «антибюджетный» инреал.

Тем не менее, учитывая риск попасть в просак с совершенно новым 95 мм калибром, Грабин (на всякий случай) проектирует ещё и 85 мм дивизионную пушку с баллистикой и патроном новенькой 85 мм зенитки 52К.

Блин! Ну, чем не альтернатива? Дуплекс 122 мм гаубицы и, либо 95 мм, либо 85 мм дивизионной пушки! Гениальное решение! (На полном серьёзе – ведь времени на освоение этого дуплекса и промышленностью и армией ещё предостаточно! Было бы желание с этим возиться, вкладываться, поднимать технологический уровень. Зато в войну это окупилось бы сторицей).

А между делом, в том же 38-ом, Грабин проектирует танковые 95 мм и 76,2 мм пушки (ту самую Ф-32), которая сходу выигрывает конкурс у танковой пушки Маханова, рулившего артиллерийским КБ Кировского завода, и который, в отличие от Грабина, мутит (именно так!) с танковыми пушками аж с начала 30-х. И мутит Маханов не только с танковыми пушками – он лично виновен в том, что страна так и не получила 100 мм зенитку, которой его КБ так же занималось (мутило) неприлично долго и безуспешно в 30-е. Ничего удивительного, что Маханова расстреляли – работай он столь же «успешно» в частной западной фирме – он давно бы с голоду умер, или скорее, сменил бы амплуа разработчика артсистем на почётную должность сантехника, но что толку? Ни армии, ни флоту это уже нисколько не помогло.

1939 г. выдался для уже ставшего «популярным» Грабина суматошным. Он «выдал на гора» превосходную дивизионную пушку Ф-22 УСВ,

в которой были учтены все косяки Ф-22 (фактически, это было совершенно новое орудие), разработал палубные трёхдюймовки для субмарин и надводных кораблей (хотя, для надводных кораблей и судов – даже если это мобилизованный гражданский пароход – калибр трёхдюймовки явно маловат), для казематов ДОТов (тоже самое). Наконец в том же 39-ом, он создаёт 76,2 мм танковую Ф-34 и 85 мм танковую пушку Ф-30.

(Т-28 с опытными 85 и 95 мм пушками)

Чем он занимался дальше я упоминать не буду – список хоть и весьма впечатляет (особенно 41-й – тот вообще не просто впечатляет, а буквально поражает), но из-за приближающейся войны доработать, освоить производство, насытить и обучить войска абсолютно новыми артсистемами уже почти нереально (хотя, конечно, нет правил без исключений – взять хоть ту же шедевральную ЗиС-3!). Но, и на основе того, что было по срокам вполне осваиваемо, можно построить весьма красивые альтернативные варианты.

Первый вариант:

В 1933-34 годах, создаётся дивизионный дуплекс из мощной 76,2 мм пушки с баллистикой зенитки 3К (под её же патрон) и 107 мм лёгкой гаубицы. Оба орудия на однообразном, двухбрусном лафете с рессорной ходовой частью, допускающей скоростную возку, с боевой массой артсистем не более 1,5 т. – чтоб их «с ветерком» мог таскать хоть обычный ЗиС, хоть полугусеничный, хоть гусеничные малыши «Комсомолец» или СТЗ-5, а в крайнем случае, и упряжка из 6 лошадок. Что есть – то и тащит – причём быстро и без чрезмерных усилий.

76,2 мм пушка Ф-3 образца 1934 года

107 мм гаубица М-34 образца 1934 года

Второй вариант:

В 1937-38 годах, если с моторизацией и механизацией армии все продвигается успешно, а мощь артиллерии увеличить очень хочется, создаётся и принимается на вооружение дивизионный дуплекс из 85 мм пушки с баллистикой зенитки 52К и новой 122 мм гаубицы. Причём Грабин вполне мог наложить ствол своей 85 мм дивизионной пушки и на лафет М-30 – поскольку именно Грабин доводил её до ума для серийного выпуска на «своём» заводе.

85 мм противотанковая дивизионная пушка С-30 образца 1938 года

Но, тут придётся опять-таки заблаговременно решать проблему арттягача, поскольку весить эти артсистемы в транспортном положении будут в районе 3 т. а в РИ арттягача такого класса у РККА вообще не было и те же 122 мм гаубицы М-30 перемещали сперва тихоходные (7 км/ч) трактора С-60 и С-65, имеющие паспортную массу буксируемого прицепа от 4 до 5,5 т. (что не экономично), а ближе к концу войны, их таскали уже мощные полноприводные грузовики «Студебеккер».

Ну и, конечно, 85 мм пушка для тяжёлых танков тоже отнюдь не помешает, к которой не мешало бы добавить и 57 мм пушку для танка лёгкого (это задание Грабин тоже в РИ и получил, и выполнил, но позже).

Сталинские «мышебойки»

Конструкторами оружия всегда движет стремление хотя бы на полшага опережать своих конкурентов. Создатели танковой брони стремятся предоставить экипажам боевых машин максимальную защиту от огня всех существующих типов орудий, а конструкторы противотанковых артиллерийских систем — создать пушки, способные пробить броню любого современного им танка. Но весной 1941 года в Советском Союзе начались работы над 107-мм противотанковой пушкой, достойным целям для которой предстояло появиться лишь через несколько лет. И эти пушки, и их вероятные противники из числа немецких танков были воплощены в металле. Но на поле боя не суждено было оказаться ни тем, ни другим.

Пушка для боя с тенью

К началу 1941 года советская противотанковая артиллерия развивалась сразу по нескольким направлениям. Наиболее перспективной на тот момент считалась 57-мм противотанковая пушка Ф-31, позже получившая обозначение ЗИС-2. Разрабатывалась пушка на заводе №92 под руководством В. Г. Грабина. Параллельно с ней шла разработка «76-мм мощной противотанковой пушки на базе УСВ», имевшей заводское обозначение Ф-26. Создавалась она с большими трудностями. Из-за проблем с тормозом отката пушку несколько раз переделывали. Наконец, в начале января 1941 года по инициативе Грабина была изготовлена и 85-мм противотанковая пушка. Она базировалась на лафете опытной 95-мм дивизионной пушки Ф-25 с удлинёнными станинами. В январе из неё было сделано 225 выстрелов.

11 марта 1941 года начальник Разведывательного управления Генштаба РККА генерал-лейтенант Ф. И. Голиков подготовил спецсообщение «О направлении развития вооружённых сил Германии и изменениях в их состоянии». Согласно этому документу, немецкая промышленность начала постройку трёх типов тяжёлых танков. Самый мощный из них, имевший обозначение «Тип VII», якобы имел массу 90 тонн и вооружение в виде 105-мм пушки. К этой информации военное руководство страны отнеслось крайне серьёзно. Предполагавшийся запуск в серию танка Т-150, который должен был получить название КВ-3, отменили. Вместо него на базе опытного танка Т-220 стали разрабатывать совсем другую машину. Новый КВ-3 должен был быть вооружён 107-мм пушкой, иметь броню толщиной порядка 120 мм и боевую массу 67–68 тонн. Более того, параллельно была запущена разработка ещё более тяжёлых танков КВ-4 и КВ-5.

Эскизный проект 107-мм противотанковой пушки УМЛ-20, июль 1941 года

Одними танками дело не ограничилось. К 18 апреля 1941 года было подготовлено постановление СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) «О танковом вооружении, новой противотанковой пушке, артиллерийских самоходных установках и бронебойных снарядах». В контексте этой статьи наиболее интересным является шестой пункт этого постановления:

«6. По мощной 107 мм корпусной пушке.

Поручить НКВ разработать и изготовить на заводах №172 и №92 опытные образцы наложения на лафет 152 мм гаубицы-пушки обр.1937 г. Мощного 107 мм ствола с начальной скоростью 1100 м/сек.

Срок сдачи опытных образцов НКО – к 1.7.1941 г.

К этому же сроку изготовить опытный образец самоходной установки 107 мм пушки с указанной баллистикой. Установку осуществить НКТМ на удлиненном шасси танка КВ-4 (броня 60 мм).

НКБ разработать и изготовить к указанному сроку выстрел для этой пушки со сплошным бронебойным снарядом с трассером, с флегматизатором и размеднителем в заряде в количестве 3000 штук».

Самоходная установка, упомянутая в постановлении, должна была разрабатываться совместно с СУ-Б-13, а также САУ «212». Проектирование СУ-Б-13, судя по постановлению, началось, дело дошло даже до предварительного проекта, были составлены тактико-технические требования, но на этом всё и закончилось. Изготовление САУ «212» застопорилось на стадии изготовления корпусных деталей. В отличие от них, самоходная установка с противотанковой пушкой не дошла даже до стадии тактико-технических требований. Но вот с самой «мощной 107-мм корпусной пушкой» дело продвинулось намного дальше.

Расчёт ствола УМЛ-20. В отличие от этой пушки, графических материалов по ЗИС-23 и ЗИС-24 до наших дней не сохранилось

Согласно первоначальным расчётным данным, новая «мощная пушка» с начальной скоростью снаряда 1100 м/с должна была пробивать на дистанции в километр броню толщиной 188 мм, установленную под углом 30 градусов. Уже к началу мая характеристики были скорректированы. Согласно расчётам по 107-мм противотанковой пушке, получившей заводской индекс ЗИС-24, начальная скорость снаряда снижалась до 1020 м/с, при этом длина ствола должна была быть в районе 60 калибров. Впрочем, и эти данные оказались не окончательными.

Между тем, Грабин в очередной раз проявил инициативу и одновременно начал разработку более лёгкой альтернативы для ЗИС-24. Пушка, получившая заводское обозначение ЗИС-23, разрабатывалась с использованием лафета 107-мм дивизионной пушки М-60. Согласно предварительным расчётам, начальная скорость её снаряда должна была достигать 1150 м/с, а длина ствола оценивалась примерно в 70 калибров.

Проработка тактико-технических требований (ТТТ) к сверхмощным противотанковым орудиям затянулась. Рассмотрение Артиллерийским комитетом ГАУ КА проекта тактико-технических требований состоялось 22 мая 1941 года. Согласно принятым ТТТ, начальную скорость снаряда 107-мм пушки сохранили на отметке 1020 м/с. Снаряд массой 18,8 кг должен был пробивать на дистанции в километр бронеплиту толщиной 160 мм, установленную под углом 30 градусов. Длину ствола ограничили 70 калибрами. Скорострельность установили на уровне 10 выстрелов в минуту, причём заряжание должно было быть унитарным. При разработке орудия максимально использовался лафет 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20, включавший её прицельные приспособления. Наряду с противотанковыми функциями, пушка должна была исполнять и роль корпусной, для чего в её боекомплект включался осколочно-фугасный снаряд с начальной скоростью 730 м/с и массой 18,8 кг.

Эскизный проект 107-мм противотанковой пушки М75

В тот же день были утверждены требования и на «85-мм противотанковую пушку специального назначения». Она, в свою очередь, должна была исполнять и функцию дивизионной пушки, для чего в боекомплект включался осколочно-фугасный боеприпас массой 9,2 кг с начальной скоростью 800 м/с. Что же касается её бронебойного снаряда, он имел начальную скорость 1150 м/с и массу 10,5 кг. На дистанции в километр этот снаряд также должен был пробивать лист брони толщиной 160 мм, установленный под углом 30 градусов. В качестве базы для орудия ТТТ предусматривали использование лафета 107-мм пушки М-60. Изменения в конструкцию базы планировались минимальные, в частности, предусматривалось создание нового орудийного щита.

Конкуренция в тяжёлом весе

До начала июня 1941 года работы по проектированию сверхмощных противотанковых пушек фактически велись лишь заводом №92, несмотря на то, что в постановлении речь шла о двух заводах. Объяснить такую ситуацию можно тем, что Грабин проявил инициативу, которую заметили наверху. Впрочем, заводу №172 в тот момент было слегка не до того: на нём и так висел большой объём заказов по гаубичной артиллерии, а также артиллерии Резерва Главного Командования (РГК).

«Утряска» требований на пушки продолжалась и в конце мая, и в начале июня 1941 года. В итоге окончательный вариант требований был разослан на заводы только к 7 июня. Вместе с тем, к моменту получения финальных ТТТ завод №172 уже включился в работу по созданию своей 107-мм противотанковой пушки. Последняя редакция требований поставила завод в неловкое положение, поскольку в них появились указания о применении механического досылателя, а также о нарезах ствола прогрессивной крутизны. В письме председателю Арткома ГАУ КА генерал-майору Хохлову исполняющий обязанности директора завода Кудрявцев указал, что КБ будет разрабатывать новую пушку без этих элементов. По мнению КБ, скорострельность 10 выстрелов в минуту можно было получить и без досылателя. Пушка, разрабатывавшаяся коллективом завода №172, получила индекс М75. Согласно предварительным расчётам, начальная скорость её снаряда должна была составить 1020 м/с, при этом пробитие брони предполагалось на уровне, указанном в ТТТ.

Орудийный щит, согласно требованиям, должен был ставиться на все проекты сверхмощных противотанковых пушек

Интересно, что в Молотове (современной Перми), где располагался завод №172, была начата разработка и 85-мм противотанковой пушки, о которой дошли лишь обрывочные сведения. Впервые информация о ней всплывает в середине июня 1941 года. В переписке, которая шла между Наркоматом боеприпасов и заводом №172, выяснилось, что лафетопробных снарядов, предназначенных для 85-мм пушки ЗИС-23, для орудия разработки завода №172 не хватит. По этой причине требовалось изготовить ещё 300 снарядов: 50 к 5 июля, а оставшиеся 250 – к 15 июля 1941 года. В дальнейшей переписке по боеприпасам обнаружился и заводской индекс новой пушки – М-76. Там же указано, что завод №172 добился разрешения правительства на изготовление опытного образца.

Никаких тактико-технических характеристик по М-76 обнаружить не удалось. Что же касается конкурирующей с ней 85-мм пушки ЗИС-23, то её тактико-технические характеристики (ТТХ) окончательно были утверждены к началу июля 1941 года. Для обеспечения начальной скорости 1150 м/с пушка получила ствол длиной 96,8 калибров (8228 мм). Не вписалась в ТТТ по длине ствола и ЗИС-24. Согласно финальным ТТХ, общая длина её ствола составила 73,5 калибра, или 7843 мм.

В данных по характеристикам, датированным 4 июля 1941 года, указывалось, что пушки заводом №92 спроектированы и находятся в стадии изготовления опытных образцов. Были эти пушки изготовлены или нет – история умалчивает. Но по состоянию на 31 июля 1941 года оба орудия всё ещё находились на стадии не изготовления, а проектирования. К 15 августа завод №92 уже должен был сдать два опытных образца ЗИС-23 (над ЗИС-24 работа шла теперь лишь в инициативном порядке). В указанные сроки этого не произошло, более того, обе пушки отсутствуют и в докладе об опытных работах завода №92, датированном 25 августа. Нет по ним информации и в последующих документах. Таким образом, существует высокая степень вероятности, что ни ЗИС-23, ни ЗИС-24 так и не были изготовлены.

М75 на испытаниях, октябрь 1941 года

Совершенно неожиданно в конкурентную борьбу вмешался третий участник. 7 июля 1941 года в адрес начальника Управления заказов и производства вооружения наземной артиллерии (УВНА) пришло письмо из Свердловска. Авторами письма были главный инженер Уральского завода тяжёлого машиностроения (УЗТМ) А. С. Рыжков, начальник СКБ завода А. Н. Булашев, а также главный конструктор Ф. Ф. Петров (один из создателей пушки МЛ-20). В письме с Уралмаша предлагался эскизный проект противотанковой пушки, получивший обозначение УМЛ-20.

Изюминкой проекта стала максимальная унификация пушки с уже находящимися в производстве образцами, а именно – с МЛ-20 и А-19. Поршневой затвор планировалось взять от А-19, от неё же брался и кожух ствола. Казённик, а также лафет использовались от МЛ-20. Кроме того, предполагалось взять от А-19 и гильзу. Высказывалась даже возможность использования снаряда от М-60, но возникали сомнения, выдержит ли он увеличившееся давление. Начальная скорость снаряда оценивалась в 1050 м/с, при этом длина ствола должна была составить 59,5 калибров. Для того чтобы компенсировать изменение центра тяжести, ствол удлинялся назад на 235 мм.

Эта же пушка в боевом положении

Предложение УЗТМ выглядело вполне разумным. Благодаря максимальному использованию деталей уже находившихся в производстве орудий можно было ускорить разработку, а главное – запуск пушки в серию. Но дальше эскизного проекта история УМЛ-20 не продвинулась.

В итоге единственной сверхмощной противотанковой пушкой, достигшей стадии испытаний, оказалась М75, разрабатывавшаяся под руководством С. Н. Дернова.

Не имеющая достойных целей

Техническая документация на 107-мм противотанковую пушку М75 была подготовлена заводом №172 к концу июня 1941 года. Стоит отметить, что начало Великой Отечественной войны сперва никак не отразилось на её разработке. В отличие от работ над перспективными тяжёлыми танками КВ-3, КВ-4 и КВ-5, разработку сверхмощной противотанковой пушки никто не сворачивал. К изготовлению двух опытных образцов М75 завод №172 приступил в начале июля 1941 года, а к концу месяца они уже проходили заводские испытания. В ходе пробных стрельб были получены начальные скорости снарядов от 1017 до 1047 м/с, что соответствовало заданным требованиям. Срыва ведущих поясков на снарядах не наблюдалось. Пробоины в щите имели форму круга, то есть при стрельбе снаряды летели стабильно. Основной проблемой на заводских испытаниях оказалась работа полуавтоматики. Связано это было с материалами, из которых изготовили клин и казённик

15 июля в адрес начальника УВНА военинженера 1-го ранга Комарова был прислан технический проект пушки, разработанный параллельно с изготовлением опытных образцов. В целом пушка соответствовала требованиям. Начальная скорость её снаряда составляла 1020 м/с, длина ствола — 70,5 калибров (7550 мм), а в конструкции использовался лафет МЛ-20. Тем не менее, на проект была наложена резолюция:

«вместо наложения нового 107 мм ствола на лафет МЛ_20, завод занялся неудачной «модернизацией» этого лафета, общего для МЛ-20 и 122-мм пушки обр.1931/37 г.».

Более развёрнутая версия резолюции ушла на завод №172 28 июля 1941 года за подписью начальника ГАУ КА генерал-полковника Яковлева.

Несмотря на требования максимально использовать лафет МЛ-20, опытные М75 имели массу изменений в его конструкции

Такую реакцию руководства ГАУ КА вызвали изменения, которые внесли на заводе №172 в конструкцию лафета. Вместо штатной системы перевода ствола из боевого положения в походное был использован полиспаст по типу использовавшегося в М-60. Помимо изменения конструкции, в ГАУ высказывались справедливые сомнения в ускорении процедуры перевода ствола из боевого положения в походное и наоборот. Гораздо существеннее оказалось то, что для М75 конструкторы изменили систему отката, а также фактически сделали новый передок. В условиях войны и ожидавшегося появления на фронте немецких тяжёлых танков подобное положение вещей справедливо признали неприемлемым. Серийные М75 предполагалось изготовлять на штатном лафете МЛ-20 и со штатным передком.

Дальнейшие испытания М75 было решено проводить на Уральском артиллерийском полигоне (ныне Нижнетагильский институт испытания металлов (НТИИМ)). Программу испытаний утвердили 16 августа 1941 года. В ходе испытаний проверялись прочность системы, её баллистические свойства и определялась бронепробиваемость. На испытания предъявили те же опытные образцы, что проходили заводские испытания. Система под номером 1 имела трубу №4 с длиной хода нареза 25 калибров, а система под номером 2 имела трубу №7 с длиной нарезов 32 калибра. Также с пушками доставили трубу №5, у которой длина нарезов составляла 32 калибра.

Пушка в походном положении. Вместо штатной системы перевода ствола из боевого положения в походное был использован полиспаст, как на М-60

Документацию на пушки доставили 28 августа, но испытания начались только через месяц – 29 сентября. Первым этапом стала разборка и сборка систем, в ходе которой стволы на орудиях поменяли местами. Испытания осложнялись тем, что Уральский артиллерийский полигон не был приспособлен к целому ряду необходимых работ.

Первые стрельбы начались лишь 5 октября. Огонь вёлся из системы №1. 16 октября, после 105 выстрелов, по предложению завода №172 испытания приостановили. Связано это было с необходимостью изготовления нового клина и ряда других деталей. Испытания возобновились 3 ноября. После 402 выстрелов из-за большого разгара нарезной части канала ствола трубу №5 заменили на трубу №4. Испытания стрельбой закончили 11 декабря, но из-за занятости испытаниями других систем отчёт о них был составлен только ко 2 января 1942 года.

Орудие в боевом положении, вид спереди

Общие выводы по испытаниям оказались крайне неоднозначными. Во-первых, живучесть трубы была определена всего в 250–300 выстрелов, что было явно недостаточным. Во-вторых, возникли серьёзные проблемы с бронепробиваемостью. Пушка пробила лист толщиной 152 мм, но случилось это на дистанции всего 100 метров. На дистанции в километр обстрел даже не проводился, поскольку корпуса снарядов оказались непрочными.

Впрочем, это было хронической проблемой советских бронебойных снарядов большинства систем, стоявших на вооружении, и решить её удалось далеко не сразу. Реальная скорострельность пушки оказалась всего 5–6 выстрелов в минуту. Наблюдались большие проблемы и с экстракцией гильз. В итоге М75 признали не выдержавшей испытания.

Номенклатура боеприпасов для 107-мм пушки М75

Потенциально довести М75 до ума завод №172, конечно, мог. Схожие проблемы имели многие пушки, в том числе противотанковые. Ход испытаний показал, каким образом можно устранить выявленные недостатки. Кроме того, как уже говорилось выше, Уральский артиллерийский полигон не был приспособлен к полноценным испытаниям, и в условиях завода можно было решить многие возникшие на полигоне проблемы. Тем не менее, 22 апреля 1942 года последовал вердикт о прекращении работ по сверхмощным противотанковым пушкам:

«Так как опыт сорвеменной войны не подтвердил необходимости применения подобного рода пушек для борьбы с танками, дальнейшую доработку пушки «М-75» и боекомплекта к ней, с целью устранения всех недостатков, считаю нецелесообразной.

Докладывая изложенное, прошу Вашего разрешения на прекращение всех работ по 107 мм противотанковой пушке М-75 и аналогичных работ Государственного Ордена Ленина завода №92 им. Сталина по 85 мм и 107 мм противотанковым пушкам «ЗИС-23» и «ЗИС-24».

107-мм снаряды броню пробивали, но при этом раскалывались при попадании

Нарком вооружений генерал-полковник Воронов, написавший это письмо Сталину, не знал, что как раз в это самое время КБ Фердинанда Порше начало разработку сверхтяжёлого танка, против которого и создавались советские сверхмощные ПТО. До фронта, впрочем, ни VK 100.01, ни даже Pz.Kpfw. Maus так и не доехали. Тем не менее, о М75 вспомнили ещё раз – в 1943 году.

Сохранившаяся до наших дней пушка М75 №1. Площадка военной техники будущего Музея Вооружённых сил Республики Казахстан в Астане

В июле 1943 года под Понырями дебютировало другое детище Porsche K.G. – самоходная установка Ferdinand. Её появление в Красной армии восприняли очень серьёзно. Среди списка работ по танковой, противотанковой и самоходной артиллерии, датированного 15 сентября 1943 года, вновь появилась М75. Одной из причин возвращения заброшенного в 1942 году проекта было то, что базировалось орудие на лафете пушки-гаубицы МЛ-20. Идея вооружения пушкой М75 самоходной установки, похороненная ещё летом 1941 года, спустя два года получила шанс на возвращение, тем более что для неё наконец появились достойные цели.

Впрочем, возврат к теме 107-мм противотанковой пушки оказался крайне недолгим. В том же самом письме, где упоминалась М75, председатель Артиллерийского Комитета ГАУ КА генерал-майор Хохлов предлагал отказаться от ряда проектов, заменив их на более перспективные 122-мм пушки с начальной скоростью снаряда 1000 м/с.

Источники и литература:

  • ЦАМО РФ
  • Фотоальбом “История КБМ”, 1967 год
  • http://sovetarmy.2×2forum.com

107-мм пушка образца 1910 года / 30 — 107 mm gun M1910/30

107-мм пушка образца 1910 года / 30

M1910 / 30 в Артиллерийском музее, Санкт-Петербурге.

Тип

полевая пушка

Место происхождения

СССР

история добычи

дизайнер

KB НТК ГАУ

производитель

Большевистская , Баррикады

произведенный

Номер построен

828+

Характеристики

масса

Combat: 2,535 кг
(5,589 фунтов)
Путешествия: 3,000 кг
(6,614 фунтов)

длина

7.53 метров (24 футов 8 дюймов)

Ствол длина

Диаметр: 3,9 м (12 футов 10 дюймов) L / 36.6
Общий уровень: 4,05 м (13 футов 3 дюйма) L / 38
(без дульного тормоза )

ширина

2,06 м (6 футов 9 дюймов)

Рост

1,74 метра (5 футов 9 дюймов)

экипаж

калибр

106,7 мм (4.21 дюйма)

ягодица

прервала винт

отдача

гидропневматическая

каретка

коробка след

высота

-5 ° до 37 °

Траверса

6 °

Скорость стрельбы

5-6 выстрелов в минуту

Эффективная дальность стрельбы

16,130 м (17,640) ярдов

107-мм пушка образца 1910 года / 30 ( русский : 107-мм пушка образца 1910/30 годов , . Транслит Пушка obraztsa M1910 / 1930 годов > Английский: «Пушка Модель 1910 / год 1930» ) был советский 106,7 мм полевая пушка .

Пистолет был основан на артиллерийском орудии , изначально разработанное французским производитель вооружений Шнайдера до Первой мировой войны и используемого Российской империя , как 107-мм пушки образца 1910 года . Модернизированный вариант, принятый в 1931 году, отличался от оригинальной конструкции , главным образом, имеющий большую камеру и длинный ствол, в результате большей дальности. M1910 / 30 оставался в производстве до середины 1930-х годов и работал в Красной Армии во время Второй мировой войны, в основном в корпусной артиллерии и резерва подразделений Главного командования.

Ряд захваченных пушек были использованы вермахта .

Разработка и производство

С конца 1920 — х годов РККА стремились модернизировать свои Первой мировой войны артиллерийские части. Один из модернизированного оружия был 107-мм пушки образца 1910 года, первоначально разработан французским производитель вооружений Шнайдера. Проекты модернизации были представлены Orudiyno-АРСЕНАЛЬНЫЙ треста (ОАТ) и конструкторским бюро Научно-технического комитета Главного управления артиллерии (КБ НТК ГАУ). После испытаний было решено принять оружие , разработанное КБ НКА ГАУ, но уместить его с механизмом уравновешивающего, используемой в проекте ОИТ. Модернизированное оружие было принято в 1931 году как 107-мм пушки образца 1910 года / 30.

Обновления включали следующее:

  • Ствол был удлинен на 10 калибров и оснащен дульным тормозом ;
  • Камера была удлинена;
  • Отдельная загрузка картриджа была введена;
  • Были изменения в механизме рекуператора, люльки и места.

Оружие не было изготовлено большевистским завод в Ленинграде и на Баррикадах завода в Сталинграде с 1931 до 1935 года или позже. Кроме того, ряд M1910 частей были модернизированы большевика, № 7 , № 13 и KKZ растений.

M1910 / 30, вид слева сбоку

Ствол M1910 / 30 больше , чем первоначальный ствол и был оснащен прорезями дульного тормоза (что позволило уменьшить отдачу на 25%); для того , чтобы сбалансировать ствол, специальный вес был установлен на противоположном конце трубки. Казенной был из прерванного винтового типа. Система отдачи, состоящая из гидравлического буфера отдачи и гидропневматического рекуператора, была расположена в санях ниже ствола.

Коробка след вагон был почти идентичен тому , что в M1910. Он имел либо неподрессоренные деревянные колеса или металлические колеса с литыми резиновыми шинами. С деревянными колесами, скорость передвижения была ограничена примерно 6 км / ч. Была необходима команда из восьми лошадей для буксировки пушки; еще шесть буксируемых коробку боеприпасов 42 раундов.

Организация и обслуживание

Красная армия

В M1910 / 30 пушек были выданы корпуса артиллерии. В 1941 году три варианта корпусов артиллерийских полков существовали:

  • Два батальона 152 — мм гаубицы-пушки M1937 (ML-20) (24 штук) и один батальон из 107 — мм пушек (12 штук).
  • Два батальона ML-20 (24 штук) и два батальона 122-мм орудий или 107 мм пушек (24 штук).
  • Три батальона ML-20 (36 штук).

В сентябре были распущены 1941 стрелковый корпус РККА, поэтому уровень корпуса артиллерии перестала существовать. 107 мм пушки были затем выданы резерв единиц главной команды, в 12, 18 или 24-штучных пушки полки или 36-штучных бригад пушки .

Когда уровень корпус был вновь введен в 1943, большинство 107 мм части были снова приведены в корпусной артиллерии. Новые корпуса артиллерийских полков были 16-20 штук, а вместе с 107 мм пушек включены 122-мм пушки и 152 мм гаубицы.

Многие 107 мм пушки также были использованы независимые артиллерийские полки укрепленных районов и независимыми батальонов и батарей , принадлежащих к фронтов и армий .

M1910 / 30 использовались Красной Армии в битве при Халхин — Голе , где погибли четыре части. Они также видели действия в Зимней войне (12 штук в 7 — й армии, 24 в 467 — м артиллерийском полку 8 — й армии, 12 в 51 — й артиллерийский полк 9 — й армии), по- видимому , без потерь.

В июне 1941 года , по разным источникам, Красная Армия обладала 828 ( в том числе четыре принадлежащих к военно — морскому флоту ) или 863 штук этого типа. 474 107 мм орудий, в том числе ограниченного числа нового М-60 , принадлежали западным военным округам. Многие из них были потеряны в начале Великой Отечественной войны . В 1943 году РККА было по крайней мере 490 107 мм орудий всех моделей, большинство из них M1910 / 30; некоторые из них не оставался на службе до конца войны.

Уцелевший часть можно увидеть в Артиллерийский музей в Санкт — Петербурге .

вермахт

Ряд M1910 / 30 орудий были захвачены вермахтом и прессуют в эксплуатацию в обоих местах и береговой артиллерии. В немецкой службе, пистолет был назначен 10,7 см K 352 (г) . В марте 1944 года вермахт еще обладал 17 штук, все на Восточном фронте.

Резюме

Модернизация M1910 / 30 дал Красной Армии относительно легкий, надежный корпус артиллерийской часть с улучшенным диапазоном и широкий спектр боеприпасов. С другой стороны, он не в состоянии решить другие недостатки оружия. Из-за свои неподрессоренные колеса, M1910 / 30 был непригоден для высокоскоростной транспортировки. Очень небольшой траверс 6 градусов ограничил эффективность пушки против танков противника, несмотря на проникновение приличной брони.

Для сравнения, стандартная немецких 105 — мм пушка, на 10,5 см Sk 18 , превысили M1910 / 30 в диапазоне (19 км, или 21 км на модернизированные К 18/40), траверсы (60 градусов) и скорость транспортировки (до 40 км / ч). Это, однако, пришли по цене гораздо большей массой около шести тонн.

В 1940 году РККА был принят более современный 107 мм пушка М-60. Хотя первоначально предполагалось — и официально — в качестве дивизионной пушки, на практике М-60 никогда не использовался стрелковых дивизий; с 1943 года он в основном служил в реинтродуцированной корпусной артиллерии. Однако вскоре после начала войны производство М-60 было остановлено. В 1943 году еще один 107-мм пушка, в 9S-1, была разработана, но он не был принят, оставив M1910 / 30 последних массовая выпуск 107 мм частей в эксплуатации Красной Армии.

амуниция

Пистолет выстрелил отдельно загруженные, обсаженный заряд боеприпасы. Были использованы — две разные обвинения — полная и уменьшенные. Использование полного заряда было запрещено с дульным тормозом убран, или со старыми фугасными боеприпасами, осколочных и дымовых раундами.

Взрыв оболочки OF-420, с предохранителем , установленным в действие фрагментации, в результате повреждения до 90% целей в области от 6 до 14 метров и до 50% целей в области от 20 до 42 метров. Когда предохранитель был установлен на фугасное действие, оболочка из кратера 1-1,5 м в диаметре и 40-60 см в глубине в средней почве.

Осколки оболочка содержала более 600 пуль и покрывала площадь длиной около 800 м и 45-50 м в ширине.

Патроны доступны
Тип модель Вес (кг Его вес, кг Начальная скорость, м / с Диапазон, м
Бронебойный
бронебойный снаряд с бронебойным наконечником В-420 18,71 0,44 655 3000
Фугасные и осколочные снаряды
ОН-осколочная, большая дальность, сталь ОФ-420 17,2 2,15 670 16130
HE-осколочная OF-420U 17,4 2,01 670 16130
ОН F-420U 16,54 1,8 581 (уменьшенный заряд) 14150
Его старый F-422L 16,41 1,56 580 (уменьшенный заряд) 11220
Его старый F-422K 16,41 1,54 580 (уменьшенный заряд) 11220
Его старый F-422 млн 16,41 1,7 580 (уменьшенный заряд) 11220
осколочные снаряды
Осколки с 45 сек трубки Ш-422 16.54-17.25 0,44 579 (уменьшенный заряд) 9400
Осколки с Т-6 трубки Sh-422T 16,44 0,44 579 (уменьшенный заряд) 10700
Дымовые снаряды
дым Д-422U 16,73 0,32 / 1,76 580 (уменьшенный заряд) 11220
Зажигательные снаряды
Зажигательный, с Т-6 / Т-7 трубки Z-420 17,2 0,035 / 1,6 670 10800 (15000)
Зажигательный, с Т-6 / Т-7 трубки Z-420 16,37 0035 / 1,6 680 10180 (15260)
Химические снаряды
Frag-химические ОН-420 17,2 670 16130
химикат HS-420 16,9 670 16130
Химическая с «NOV» HN-422 16,4 580 (уменьшенный заряд) 11220
Химическая с «SOV» HS-422 16,4 0,35 / 1,7 580 (уменьшенный заряд) 11220
Таблица Бронепробиваемость
Бронебойный снаряд с бронебойным наконечником снаряд В-420
Расстояние, м Угол Встреча 60 °, мм Угол Встреча 90 °, мм
100 95 117
250 93 115
500 90 111
750 87 107
1000 84 103
1500 78 95
2000 72 89
2500 67 82
3000 62 76
Эти данные были получены советскими методиках измерения проникновения брони (вероятность проникновения 75%). Это не сопоставимо с западными данными подобного типа.

Рекомендации

Викискладе есть медиафайлы по теме 107-мм пушка образца 1910 года / 30 .

  • Иванов А. — Артиллерия СССР во Второй мировой войне — СПб Нева, 2003 (Иванов А. — Артиллерия СССР во Второй Мировой Войне -.. СПб, Издательский дом Нева, 2003., ISBN 5-7654-2731-6 )
  • Коломиец М. — Битва реки Халхин-Голе — «Фронтовая Illustratsiya» журнал, нет. 2, 2002 (М.Коломиец -. Бои у реки Халхин-Гол. — журнал «Фронтовая иллюстрация», №2, 2002)
  • Широкорад А.Б. — Энциклопедия советской артиллерии — Mn. Урожай, 2000 (Широкорад А. Б. Энциклопедия отечественной артиллерии. — Мн .: Харвест, 2000., ISBN 985-433-703-0 )
  • Широкорад А.Б. — Северные войны России — М. АСТ, 2001 (Широкорад А. Б. — Северные войны России. — М., АСТ, 2001. -. 848 с, ISBN 5-17-009849-9 )
  • Широкорад А.Б. — Бог войны Третьего рейха — М. АСТ, 2002 (Широкорад А. Б. — Бог войны Третьего рейха. — М., ООО Издательство АСТ, 2002., ISBN 5-17-015302-3 )
  • Шунков В.Н. — об оружии Красной Армии , Mn. Урожай, 1999 (Шунков В. Н. — Оружие Красной Армии. — Мн .: Харвест, 1999.) ISBN 985-433-469-4
  • Военно — исторический журнал , № 5, 2005.
  • Красная Армия на 22 июня 1941 года, статистика , № 1.
  • Артиллерия западных районов, 1-15 июня 1941 в tank.uw.ru

Непонятая история. 107-мм гаубица и 152-мм мортира

Непонятая история. Орудийная драма: 107-мм гаубица и 152-мм мортира
*****
В советской истории есть несколько загадок, несколько темных мест. Эти места почти табу для всех современных историков и историков прошлых лет. Их весьма мало затронула деятельность публицистов и историков так называемого перестроечного иначе либерально-демократического направления, крушивших все и оставивших от истории нашей Родины одни руины. Их трогательно обходят историки и публицисты и так называемого сталинского направления, сохранившие верность коммунистическим идеалам и не поганившие наше прошлое. Первые нам все время беспробудно лгали. Вторые, вроде и сообщали нам правду, но, как правило, не всю, а чаще всего старались, как и их оппоненты, увести как можно подальше от нее. Одно из таких темных мест в истории – подготовка страны, армии, промышленности СССР ко Второй Мировой войне в военно-техническом и экономическом отношении. Вообще-то на эту тему написано достаточно много книг, но написаны они историками, освещающими только историю техники. Официальные же историки обеих направлений по этой теме отделывались крайне избитыми и донельзя истасканными как вокзальные проститутки фразами. И именно они застревают в сознании и памяти наших полностью оболваненных и распропагандированных либералами сограждан.
Перестройщики-либералы и коммунисты-сталинисты готовы глаза друг другу повыцарапать, твердя прямо противоположное и даже противоречат сами себе в своих же утверждениях. Первые: всех расстрелял, генералов, офицеров, конструкторов, директоров, рабочих и крестьян; хотел и готовился завоевать весь мир; заставил всех в стране работать только на войну, но оставил армию и флот без современного оружия и чуть не проиграл всю войну; верил Гитлеру как родной матери и не доверяя собственным разведчикам прозевал нападение врага на собственную страну; после нападения врага настолько потерял самообладание, что выпустил все нити управления армией и страной и пришел в себя только на 10-й день; руководил страной и армией так бездарно, что допустил врага к стенам Кремля и к городу на Волге, носившему его имя; потерял в войне почти 30 миллионов; и после победы еще миллионы уморил в лагерях и тюрьмах; снова планировал завоевать и покорить весь свободный мир, и только смерть остановила его.
Вторые: под его руководством беспрецедентно успешно провели в очень отсталой стране коллективизацию, индустриализацию и культурную революцию; только благодаря его гению и прозорливости выиграли великую войну у противника, которому проиграли все страны Европы; начали готовиться к военному столкновению за 10 лет до начала Великой Отечественной; произвели оружия и военной техники (и впервые в нашей истории!) в несколько раз больше чем враг; оружие наше качественно превосходило оружие врага, особенно артиллерия и танки; были проявлены армией и народом беспримерный героизм, стойкость, верность по отношению к вождю и государственно-политическому строю; несмотря на 20-миллионные потери (что тоже неправда) славный подвиг советского народа в Великой Отечественной – это немеркнущий во времени эталон воинской доблести и гражданского мужества.
Если нечто подобное я бы стал излагать в свои студенческие годы на экзамене, тот любой, даже самый лояльно настроенный ко мне преподаватель, отставил бы меня от экзамена сказав, что совершенно не намерен слушать вместо реальных сведений из читаемого предмета сказки и «фэнтези». Но нечто подобное прокатывает вот уже как двадцать пять лет. Особенно на политических шоу вроде «Суда времени», где представители избранного народа Николай Сванидзе и Леонид Млечин под видом поиска исторической правды аршинными гвоздями приколачивают историю моей Родины к позорному столбу. И им снова верят! А в это время часть населения РФ переставшее быть русским народом теряет последнюю опору в прошлом своей Родины, морально и интеллектуально деградирует и оскотинивается. А плохо побритый человек с козлиными глазами на экране ТВ кричит о несчастном русском народе. Для которого вся история прошлого века была нескончаемой трагедией человеческих потерь и дорогой в никуда, так как изначально путь развития страны, народа и общества был избран неверный. И что советский проект рухнул по причине, что он был бесчеловечен и утопичен, т.к. осуществлялся ради торжества совершенно безумной коммунистической идеи всеобщего равенства и братства. И что только теперь, когда либерал-демократы, вреде тех, что поддерживают в дебатах сторону Млечина-Сванидзе, пришли к кормилу государственного управления, перед Россией и русским народом впервые открылась торная дорога в светлое будущее, по которой мы пойдем вместе со всеми цивилизованными народами мира. Что интересно, примерно тоже нам говорили их отцы, деды, прадеды в 1917-м, 1956-м, 1986-91 г. И мы все шли и шли в светлое будущее, да только никуда не пришли … Верной дорогой идете, дорогие товарищи!
Но ближе к делу, изложу, насколько позволит умение и знание, небольшую часть темы – подготовка СССР ко Второй Мировой.
****
107-мм гаубица обр.1939 г. и152-мм мортира обр.1931
Сравним эффективность орудий полевой артиллерии СССР и Германии. Показатели эффективности выразим через индексы. За единицу примем показатели эффективности 107-мм гаубицы, орудия, которое никогда не состояло на вооружении РККА и никогда не производилась. И забыта она настолько хорошо, что даже фотографий или чертежей ее не опубликовано. А ведь она могла бы стать лучшим полковым орудием советской артиллерии. Но так и не стала …
Сравнение ТТХ артиллерии сухопутных войск СССР и Германии во ВМВ (1939-45 гг. )
Образец артиллерийской системы/ Масса снаряда (кг)/ Начальная скорость снаряда (м/сек)/Максимальная дальность стрельбы (км)/Максимальный угол возвышения ствола (гр.)/Скорострельность (выстр./мин)/ Масса в боевом положении (тн)/Дульная энергия орудия (тн.м)/ Дульная энергия к весу в боев. пол. (тн.м/тн)/Индекс/Боевая производи-тельность (кг в мин.)/ Индекс/Работа выстрела к весу орудия в боев пол. (тн.км/тн)/Индекс/
1/ 2/ 3/ 4/ 5/ 6/ 7/ 8/ 9/ 10/ 11/ 12/ 13/ 14/
СССР до 1945 г. — — — — — — — — — — — — —
76-мм (3-дм) полевая пушка обр.1902/ 6,5/ 620/ 8,5/ 16/ 10-12/ 1,10/ 127/ 116/ 0,99/ 78/ 0,46/ 0,050/ 0,40/
76-мм полковая пушка обр.1927/ 6,5/ 387/ 8,5/ 25/ 10-12/ 0,90/ 50/ 55/ 0,47/ 78/ 0,46/ 0,061/ 0,48/
76-мм горная пушка обр. 1938/ 6,2/ 495/ 10,5/ 70/ 10-15/ 0,79/ 77/ 98/ 0,84/ 93/ 0,55/ 0,082/ 0,65/
76-мм дивизион. пушка Ф-22 обр.1936/ 6,2/ 706/ 13,7/ 75/ 15-20/ 1,62/ 158/ 97/ 0,83/ 124/ 0,73/ 0,052/ 0,41/
76-мм дивизион. пушка УСВ обр.1939/ 6,2/ 680/ 13,3/ 45/ 15/ 1,48/ 146/ 99/ 0,84/ 93/ 0,55/ 0,056/ 0,44/
76-мм дивизион. пушка ЗиС-3 об.1941/ 6,5/ 655/ 13,3/ 37/ 25/ 1,20/ 142/ 118/ 1,01/ 163/ 0,96/ 0,072/ 0,57/
76-мм полковая пушка ОБ-25 об.1943/ 6,2/ 262/ 4,2/ 25/ 10-12/ 0,60/ 22/ 36/ 0,31/ 74/ 0,44/ 0,043/ 0,34/
100-мм полевая пушка БС-3 обр.1944/ 15,9/ 900/ 20,7/ 45/ 8-10/ 3,70/ 656/ 177/ 1,52/ 159/ 0,94/ 0,089/ 0,70/
107-мм пушка М-60 обр.1940/ 17,3/ 740/ 18,1/ 45/ 7/ 4,00/ 483/ 121/ 1,03/ 121/ 0,71/ 0,078/ 0,62/
122-мм гаубица М-30 обр.1938/ 21,8/ 515/ 12,0/ 63/ 5-6/ 2,40/ 295/ 123/ 1,05/ 131/ 0,77/ 0,109/ 0,86/
122-мм пушка А-19 обр.1931/37/ 25,0/ 800/ 20,4/ 45/ 3-4/ 7,25/ 815/ 112/ 0,96/ 100/ 0,59/ 0,070/ 0,55/
152-мм гаубица М-10 обр.1938/ 40,0/ 505/ 12,4/ 65/ 4/ 4,10/ 520/ 127/ 1,08/ 160/ 0,94/ 0,121/ 0,95/
152-мм гаубиц-пушка МЛ-20 обр.1937/ 43,6/ 655/ 17,4/ 65/ 3-4/ 7,27/ 953/ 131/ 1,12/ 174/ 1,03/ 0,104/ 0,82/
152-мм гаубица Д-1 обр. 1943/ 43,6/ 560/ 12,4/ 63/ 3-4/ 3,60/ 697/ 194/ 1,66/ 174/ 1,03/ 0,150/ 1,18/
артилл. системы не прошедшие установленных испытаний (поэтому их дальнейшая доработка была признана нецелесообразной)
76-мм батальонная гаубица Ф-23/ 4,7/ 332/ 6,2/ 65/ 25 (?)/ 0,38/ 26/ 69/ 0,59/ 117/ 0,69/ 0,076/ 0,61/
76-мм полковая гаубица Ф-24/ 6,2/ 506/ 10,0/ 65/ 20-25/ 0,98/ 81/ 82/ 0,70/ 155/ 0,91/ 0,063/ 0,50/
107-мм горная гаубица обр.1939/ 17,0/ 380/ 8,0-9,0/ 70/ 8-10/ 1,07/ 125/ 117/ 1,00/ 170/ 1,00/ 0,127/ 1,00/
152-мм дивизионная мортира обр.1931/ 38,3/ 250/ 5,3/ 72/ 4-5/ 1,15/ 122/ 106/ 0,90/ 191/ 1,12/ 0,176/ 1,39/
152-мм дивизионная мортира МЛ-21/ 38,3/ 255/ 5,3/ 70/ 4-5/ 1,38/ 127/ 92/ 0,79/ 191/ 1,12/ 0,147/ 1,16/
СССР после 1945 г. (для сравнения) — -/ -/ — — — — — — / — -/ — —
120-мм орудие 2Б16 «Нона-К» обр.1986/ 17,3/ 367/ 8,9/ 80/ 8-10/ 1,20/ 119/ 99/ 0,85/ 173/ 1,02/ 0,128/ 1,01/
— — — -/ — — -/ -/ — — — — — —
Германия полевые орудия до 1945 г./ — — — — — — — — — — — — —
75-мм полевая пушка обр.18/ 5,8/ 485/ 9,4/ 42/ 8-12/ 1,10/ 70/ 64/ 0,54/ 70/ 0,41/ 0,050/ 0,39/
75-мм пехотное орудие обр.18/ 5,5/ 220/ 3,6/ 75/ 8-12/ 0,40/ 14/ 34/ 0,29/ 66/ 0,39/ 0,050/ 0,39/
75-мм горное орудие обр. 36/ 5,5/ 480/ 9,3/ 70/ 8-10/ 0,75/ 65/ 86/ 0,74/ 55/ 0,32/ 0,068/ 0,54/
105-мм полевая гаубица обр.18/ 13,5/ 470/ 10,7/ 42/ 6-8/ 1,80/ 152/ 84/ 0,72/ 108/ 0,64/ 0,080/ 0,63/
105-мм полевая гаубица обр.39/ 14,8/ 540/ 12,3/ 42/ 6-8/ 2,00/ 220/ 110/ 0,94/ 118/ 0,70/ 0,091/ 0,72/
105-мм полевая пушка обр.18/ 15,1/ 885/ 19,5/ 45/ 6/ 5,60/ 603/ 108/ 0,92/ 91/ 0,53/ 0,053/ 0,41/
105-мм полевая гаубица обр.39/42/ 15,1/ 585/ 13,0/ 42/ 6/ 1,60/ 263/ 165/ 1,41/ 91/ 0,53/ 0,123/ 0,97/
150-мм пехотное орудие обр.33/ 38,0/ 240/ 4,70/ 75/ 4/ 1,75/ 112/ 64/ 0,55/ 152/ 0,89/ 0,102/ 0,80/
150-мм полевая гаубица обр.18/ 43,5/ 520/ 13,3/ 45/ 4/ 5,80/ 600/ 103/ 0,88/ 174/ 1,02/ 0,100/ 0,78/
150-мм полевая пушка обр. 39/ 45,0/ 865/ 24,7/ 46/ 2-3/ 12,40/ 1716/ 138/ 1,18/ 135/ 0,79/ 0,090/ 0,71/
75-мм легкое пехотное орудие обр.42/ 5,5/ 280/ 5,2/ — 12/ 0,53/ 22/ 41/ 0,35/ 66/ 0,39/ 0,054/ 0,42/
105-мм горное орудие обр.40/ 14,8/ 570/ 12,6/ 71/ 6-8/ 1,67/ 245/ 147/ 1,25/ 118/ 0,70/ 0,112/ 0,88/
105-мм полевая гаубица обр.40/ 14,8/ 540/ 12,3/ 42/ 6-8/ 1,80/ 220/ 122/ 1,04/ 118/ 0,70/ 0,101/ 0,80/
105-мм полевая пушка обр.18/40, 42/ 15,1/ 910/ 21,2/ 45/ 6/ 4,20/ 637/ 152/ 1,30/ 91/ 0,54/ 0,076/ 0,60/
150-мм полевая гаубица обр.18/40,42/ 43,5/ 610/ 15,5/ 45/ 3-4/ 5,66/ 825/ 146/ 1,25/ 174/ 1,02/ 0,119/ 0,94/
Пояснения к таблице. В Первую мировую войну выяснилось, что решающую роль в выигрыше боя или сражения играет гаубичная артиллерия, в составе пехотных полков и дивизий. Поэтому немцы во время Второй мировой войны в своих пехотных полках имели артиллерийские орудия калибров 75-мм, 105-мм и 150-мм со свойствами гаубиц и мортир одновременно: способностью к навесной стрельбе с углами возвышения стволов до 75 градусов и низкой скоростью снарядов. Орудия со свойствами пушек: высокая скорость снаряда и высокая настильность артогня, немцы использовали только в качестве противотанковых и зенитных орудий. Благодаря способности вести навесную стрельбу немецкая полковая артиллерия поражала все цели в пределах дальности полета своих снарядов. Как проблему решали советские генералы. Для полковой и дивизионной артиллерии были заказаны и созданы 76-мм т.н. универсальные орудия: Ф-22, Ф-22 УСВ, ЗиС-3. Универсальность заключалась в одновременной возможности использования в качестве противотанковых пушек и дивизионных гаубиц. Орудия имели угол возвышения ствола 37-45 гр., они отличались высокой скоростью снаряда, высокой настильностью и значительной дальностью стрельбы. По причине невозможности вести навесную стрельбу они имели значительные мертвые (недосягаемые) зоны обстрела. Слабость снаряда делала из них плохие гаубицы, а свойств мортир у них совсем не было. Как противотанковые пушки все они имели недостаточную бронепробиваемость. В 1943-ом создали 76-мм полковую пушку ОБ-25, которая оказалась неудачной. Положение попытались выправить путем быстрого насыщения полковой и дивизионной артиллерии 82-мм, 120-мм и 160-мм минометами. Но превзойти немецкую полковую артиллерию так и не смогли. Самое печальное то, что в СССР образцы полковых орудий со свойствами гаубицы и мортиры клб. 76-мм, 107-мм и 152-мм перед войной были разработаны, но на вооружение их не приняли и не производили. Наши генералы решили, им для войны вполне хватит универсальных 76-мм дивизионных орудий, 82 и 120-мм минометов. И провалили сразу две (!) довоенные программы создания полковых гаубиц-мортир. Миллионы солдат жизнями заплатили за эту генеральскую глупость. Вот истинные причины огромных потерь в Великой Отечественной войне 1941-45 гг., а не неумение воевать, как твердят либдемисторики вроде Г.Х.Попова. Высокопоставленные и высокооплачиваемые тунеядцы не желали напрягать головы и думать о будущем. Это было тогда, это положение сохраняется и сейчас. А расплачиваться за это будем мы все, так же как наши отцы и деды.
В годы Великой Отечественной войны мы ничего подобного германским пехотным орудиям на вооружение так и не приняли, они появились в нашей армии только в 1981 г. как 120-мм самоходные орудия 2С9 «Нона-С» на шасси гусеничных боевой машины пехоты и бронетранспортера, а в 1986 г. приняли на вооружение буксируемый вариант 120-мм орудия — 2Б16 «Нона-К». А ведь подобное орудие было создано еще за два года до начала войны! Кстати, их ТТХ на удивление очень схожи, они отличаются только по весу в боевом положении, да и то ненамного, все остальные их характеристики почти идентичны. Называлось это орудие: «107-мм гаубица обр.1939 г.» При весе в боевом положении — 1070 кг. и походном положении — 1670 кг., стреляла за 1 минуту 8-10 снарядами весом в 17 кг. на максимальную дальность в 8-9 километров. Заряжание раздельно-гильзовое, 4 заряда в различных вариантах при выстреле давали в стволе максимальное давление от 1700 до 400 атмосфер при скорости снаряда от 380 до 200 м/сек. Максимальный угол возвышения ствола – 70 град. Создавалась как горная гаубица, поэтому разбиралась на 15 частей весом от 75 до 117 кг. Ее можно было на лошадях или вручную перемещать по любому бездорожью. В собранном состоянии она весила чуть более тонны. Из нее получилось бы великолепное полковое орудие с гаубичными и мортирными свойствами, и не менее знаменитое, чем 76-мм дивизионная пушка ЗиС-3, с гораздо более лучшими ТТХ. Ее нужно было только довести «до ума». Но в 1941-ом работы по ней были прекращены … Вместо нее создали неудачную 76-мм полковую пушку ОБ-25. Чтобы не быть голословным составим таблицу ТТХ орудий и проанализируем ТТХ гаубиц и пушек калибра 76-мм, 105-мм, 107-мм, 122-мм, 150-мм, 152-мм. Так как образцов орудий много, их снаряды все разного веса и имеют разные начальные скорости, разные максимальные дистанции полета, орудия имеют разную скорострельность, разный боевой вес, то для приведения значений к «общему знаменателю» введем два новых показателя: боевую производительность за минуту ведения артиллерийского огня при максимально возможной скорострельности и соотношение работы одного выстрела (на максимальную дистанцию огня) и боевого веса орудия.
Эти показатели вычислим по формулам.
Боевая производительность (кг) = Вес снаряда (кг) х скорострельность (выстрел/мин)
Боевую производительность измерим в кг общего веса снарядов выпущенных орудием за минуту. Следует отметить, при равенстве боевой производительности орудий разного калибра, эффективность действия их снарядов будет различной. По причине совершенно разного веса взрывчатого вещества в снарядах разного калибра. Так в отечественной артиллерии фугасно-осколочные снаряды калибра 76-мм имели вес ВВ около 0,7-0,8 кг; снаряды калибра 107-мм — около 1,5 кг; снаряды калибра 122-мм — около 2,6 кг; снаряды калибра 152-мм — около 7,6 кг. Можно считать, соотношение калибров и веса ВВ в снарядах большинства зарубежных артиллерийских систем в годы Второй Мировой войны было примерно такое же.
Соотношение работы выстрела и веса орудия = Вес снаряда (тн) х максимальную дальность стрельбы (км) / вес орудия в боевом положении (тн).
Показатель выражается безразмерной величиной, не зависящей от калибра орудия. Он отражает относительное совершенство или несовершенство конструкции орудия по сравнению с другими. И более или менее рациональное использование конструкции орудия, по сравнению с другими орудиями одинакового назначения и калибра. Чем меньше боевой вес орудия, больше вес его снарядов и максимальная дальность стрельбы, тем больше значение показателя. Есть и обратная сторона зависимости, чем больше это значение, тем вероятнее, орудие имеет меньший запас прочности и ресурс возможного количества выстрелов по сравнению с более тяжелыми орудиями. Значения показателей выражены индексами, к единице
приравнены показатели эффективности «107-мм горной гаубицы обр.1939 г.»
Сравним показатели: по эффективности 107-мм горная гаубица среди орудий своего калибра одна из лучших, она даже хорошо смотрится на фоне более мощных орудий калибра 122-152-мм. А если взять только полковые орудия советской армии и германской армии за 1940-1945 гг., то ей почти что нет равных. Но дальнейшую работу над ней прекратили после того, как она не прошла в 1940 г. испытания по причине, как утверждается, слабости конструкции. Но это опять сказки для слаборазвитых детей из спецшколы. Можно было усилить конструкцию гаубицы и иметь хорошее полковое орудие самого выгодного на то время калибра, пусть и большего веса. Или не стремиться к максимальной дальности стрельбы в 8-9 км, а, уменьшив метательный заряд, и иметь орудие с максимальной дальностью, допустим, в 6-7 км. Вес орудия остался бы прежним. А дальности стрельбы в 6-7 км для полкового орудия достаточна, тем более была в производстве хорошая дивизионная 122-мм гаубица М-30 с максимальной дальностью стрельбы в 12 км.
Но снова Некто — очень информированный, властный и влиятельный, явно не пожелал, что бы у нашей армии было лучшее по Второй Мировой войне полковое орудие. Вместе с данными 107-мм горной гаубицы приведены данные по 76-мм, 152-мм мортирам, гаубицам, разработка которых была прекращена. Обращаю ваше особое внимание на 152-мм дивизионные мортиры обр.1931 и МЛ-21. 152-мм мортира обр.1931 г. все же была принята на вооружение и производилась. Ее выпустили в количестве 129 ед.! Дополнительно еще 6 мортир МЛ-21, которая была ее модификацией. А теперь снова обращаю ваше особое внимание на германское 150-мм пехотное орудие обр.33. Смотрите, насколько схожи ТТХ нашей дивизионной 152-мм дивизионной мортиры и 150-мм немецкого пехотного орудия! А почему так вот? Дело в том, что это одно и то же артиллерийское орудие. Наша 152-мм дивизионная мортира по рождению чистокровная «немка». Германская фирма «Рейнметалл» в 1929 г. представила в СССР опытный образец 152-мм мортиры, которая была принята на вооружение и запущена в производство под наименованием 152-мм дивизионная мортира обр.1931 г., ее произвели в количестве совершенно мизерном. А немцы доработали конструкцию и приняли на вооружение как 150-мм пехотное орудие обр.33. Его выпуск составил 4 155 ед. и оно отлично показало себя на фронтах Второй Мировой войны. История с 152-мм дивизионной мортирой обр.1931 и 107-мм горной гаубицей обр.1939 — не просто глупость или чья то ошибка, это сознательное предательство.

107 мм гаубица-пушка обр. 1932 г.

Калибр, мм: 106,7
Количество выпущенных единиц: 13256
Расчёт, чел.: 8
Скорострельность, выстр/мин: 7-8
Скорость возки по шоссе, км/ч: до 50
Длина ствола, мм/клб: 3530/33
Масса в походном положении, кг: 3400
Масса в боевом положении, кг: 3100
Угол ВН, град: от -3 до 48
Угол ГН, град: 49

107-мм гаубица-пушка образца 1932 г. (М-60) — русское полевое орудие периода Второй мировой войны. Это орудие серийно выпускалось с 1937 по 1946 год, состояло или до сих пор состоит на вооружении армий многих стран мира, использовалось практически во всех значимых войнах и вооружённых конфликтах середины и конца XX века.

История создания

На основании опыта Великой войны и под впечатлением превосходства германской тяжелой артиллерии русское военное руководство принимает решение о увеличении калибра дивизионной артиллерии. Уже в 1925 году в «Журнале артиллерийского комитета» поднимается вопрос о создании нового дивизионного орудия приспособленного к буксированию механической тягой. 11 августа 1929 года было выдано задание на разработку такого орудия.

В качестве стандартного был выбран традиционный русский калибр 107 мм в связи с наличием соответствующего оборудования и большого количества боеприпасов.

В разработке орудия принимали Обуховский и Пермский орудийные заводы. В конце концов, после проведения полевых испытаний был принят на вооружение вариант совместивший в себе лучшие качества обоих проектов. Орудие получило обозначение 107-мм гаубица-пушка образца 1932 г.

Описание конструкции

М-60 являлась гаубицей-пушкой, то есть артиллерийской системой, у которой гаубичные свойства преобладают над пушечными. Орудие имело достаточно современную для своего времени конструкцию с лафетом с раздвижными станинами и подрессоренным колёсным ходом.

Ствол длиной 3530мм/33 кал. выпускался в двух разновидностях — скреплённый и моноблок.

Тормоз отката гидравлический, длина отката переменная. Накатник гидропневматический, размещается над стволом.

Затвор горизонтальный, клиновой, полуавтоматический. Спуск кнопочный или рычажный (на орудиях различных производственных серий).

Орудие оснащалось подъёмным механизмом секторного типа и поворотным механизмом винтового типа. Уравновешивающий механизм состоял из двух колонок. Лафет имел раздвижные станины и пластинчатое подрессоривание. Колёса с резиновыми шинами. Для защиты расчёта от пуль и осколков имелось щитовое прикрытие. М-60 имела передок весом около 300 кг. На походе пушка перемещалась с оттянутым стволом, на небольшие расстояния допускалась её возка с неоттянутым стволом и выключенным подрессориванием со скоростью, не превышающей 6—7 км/ч.

107-мм пушка образца 1910/30 годов — тяжелое советское артиллерийское орудие межвоенного периода. Представляло собой модернизацию 107-мм пушки, которая была создана при участи французских конструкторов для царской армии еще в 1910 году. В Советском Союзе орудие производилось до середины 1930-х годов. 107-мм пушка образца 1910/30 годов наряду с еще более редкой советской 107-мм пушкой М-60 применялась в годы Великой Отечественной войны сначала в составе корпусной артиллерии, а затем в составе артиллерии РВГК. Однако применение было достаточно ограниченным, так как было выпущено не более 863 таких орудий.
В начале XX века французская компания «Шнейдер» (Schneider) получила контроль над российским Путиловским заводом. Среди проектов, которые разрабатывались на предприятии в тот момент, был и проект нового 107-мм полевого орудия, призванного заменить старые 107-мм и 152-мм орудия. Проект был доработан во Франции, здесь же была изготовлена и первая партия новых 107-мм пушек. Впоследствии их производство было налажено в Российской империи в Санкт-Петербурге на Путиловском и Обуховском заводах. Официальное название: «42-линейная полевая тяжелая пушка образца 1910 года».

На момент своего создания по баллистическим характеристикам данная пушка была одной из лучших в мире. Орудие активно использовалось в годы Первой мировой войны, а также во время Гражданской войны в России. Позднее на его основе компания Schneider выпустила для французской армии 105-мм орудие с улучшенным утяжеленным лафетом. Данное орудие также использовалось вплоть до начала Второй мировой войны.
В числе других орудий, находившихся на вооружении царской армии, 107-мм пушка образца 1910 года была оставлена на вооружении РККА после завершения Гражданской войны в России. К концу 1920-х годов советскому военному руководству стало окончательно ясно, что орудия периода Первой мировой войны стремительно устаревают. Поэтому была предпринята широкая модернизация имеющегося царского наследия, которая затронула большинство образцов артиллерийского вооружения РККА. Создание на рубеже 1930-х годов большого количества новых образцов артиллерийского вооружения представлялось невозможным по двум основным причинам: общая молодость и недостаток опыта советской конструкторской школы, которая была ослаблена революционными событиями и последовавшей затем Гражданской войной, и общее плохое состояние только зарождавшейся советской промышленности.
Проект модернизации 107-мм пушки образца 1910 года разрабатывался Орудийно-арсенальным трестом (ОАТ) и КБ Научно-технического комитета Главного артиллерийского управления (КБ НТК ГАУ). Главной задачей проводимой модернизации было увеличение дальности стрельбы орудия до 16-18 км. По их проектам были изготовлены опытные образцы. Опытный образец орудия, созданный конструкторами ОАТ, имел ствол длиной 37,5 калибров, увеличенную зарядную камору, дульный тормоз и специальный уравновешивающий груз, размещенный в казенной части ствола. Образец орудия КБ НТК ГАУ был достаточно близок к образцу ОАТ, отличаясь от последнего более длинным стволом (38 калибров), а также рядом мелких изменений.
По результатам проведенных испытаний, было принято решение о серийном выпуске образца КБ НТК ГАУ, который дополнили механизмом уравновешивания качающейся части орудия по типу образца, предложенного конструкторами ОАТ. В процессе модернизации ствол пушки были удлинен на 10 калибров, вследствие чего начальная скорость полета снаряда выросла до 670 м/с. Ствол получил дульный тормоз щелевого типа с эффективностью 25%. При этом в некоторых случаях орудие можно было эксплуатировать из без дульного тормоза. В ходе модернизации зарядная камора была удлинена, а унитарное заряжание сменилось раздельно-гильзовым. Также специально для пушки был создан удлиненный снаряд дальнобойной формы. Вес заряда взрывчатого вещества в нем вырос с 1,56 до 2,15 кг. Модернизированное таким образом орудие было официально принято на вооружение РККА в 1931 году под обозначением 107-мм пушка обр. 1910/30 гг.
Модернизированное орудие получило раздельно-гильзовое заряжание, к нему полагались два типа метательных зарядов — полный и уменьшенный. Использовать полный заряд запрещалось при применении старых фугасных гранат, дымовых снарядов, шрапнели, а также при снятом дульном тормозе. Боекомплект 107-мм пушки образца 1910/30 годов включал разнообразные типы снарядов, что придавало орудию достаточно большую гибкость в использовании. Осколочно-фугасный снаряд ОФ-420У с взрывателем, установленным на осколочное действие, при разрыве обеспечивал зону сплошного поражения размером 14×6 метров (поражается не менее 90% целей) и зону действительного поражения размером 40×20 метров (поражается не менее 50% целей). В том случае, если взрыватель был установлен на фугасное действие, при попадании снаряда в грунт средней плотности образовывалась воронка глубиной 40-60 см и диаметром 1-1,5 метра. Табличная дальность стрельбы таким снарядом составляла 16 130 метров. Эффективным средством против открыто расположенной пехоты противника была шрапнель — снаряд Ш-422 содержал более 600 пуль, которые создавали зону поражения размером 40-50 метров по фронту и до 800 метров в глубину.

С орудием мог использоваться и 107-мм бронебойный тупоголовый калиберный снаряд Б-420. На дистанции 100 метров он обеспечивал пробитие 117 мм брони при угле встречи 90 градусов и 95 мм при угле встречи 60 градусов. На расстоянии в километр такой снаряд, выпущенный из 107-мм орудия образца 1910/1930 годов, пробивал 103 мм брони, расположенной под прямым углом. Несмотря на неплохую баллистику и бронепробитие, которое позволяло бороться и с танками «Тигр», использование пушки в качестве противотанковой было крайне затруднено из-за малых углов горизонтального наведения и раздельного заряжания.
107-мм пушка образца 1910/1930 годов была не очень существенной переделкой орудия периода Первой мировой войны, поэтому сохранила большую часть недостатков, которые были присущи орудиям того временного периода. Главными из них являлись: малый угол горизонтального наведения (всего по 3 градуса в каждую сторону), что было обусловлено конструкцией однобрусного лафета, и малая скорость возки орудия из-за отсутствия подрессоривания, что значительно ограничивало подвижность. Максимальная скорость перевозки орудия по шоссе составляла всего 12 км/ч.
Трактор-тягач С-65 буксирует 107-мм пушку образца 1910/1930 годов
К концу 1930-х годов, несмотря на проведенную модернизацию, максимальная дальность стрельбы также уже не являлась достаточной. К началу Великой Отечественной войны 107-мм пушка образца 1910/1930 годов, безусловно, являлась устаревшей артиллерийской системой. Для сравнения наиболее близкий к ней немецкий аналог — пушка 10,5 cm K.18 — обладала подрессоренным лафетом с раздвижными станинами, он обеспечивал угол горизонтального наведения — 60 градусов. Скорость возки орудия достигала 40 км/ч, а максимальная дальность ведения огня — 19 км.
В то же время советское орудие имело и свои достоинства. Оно было достаточно легким (в два раза легче немецких аналогов), соответствуя по этому параметру 122-мм дивизионной гаубице М-30, что позволяло пушке меньше зависеть от наличия механической тяги. Вместо специализированных тягачей 107-мм орудия могли буксировать тяжелые грузовые автомобили или лошади. Перевозить орудие могла восьмерка лошадей, еще шесть лошадей везли зарядный ящик на 42 выстрела. Если на орудии были установлены деревянные колеса, скорость буксировки не превышала 6 км/ч. Если использовались металлические с резиновыми грузошинами — скорость возрастала до 12 км/ч.
107-мм пушки образца 1910/30 гг несмотря на то, что их было выпущено по разным оценкам от 828 до 863 штук активно использовались всю первую половину XX века, приняв участие практически во всех военных конфликтах тех лет. Модернизированные орудия использовались советскими войсками в боях с японцами на реке Халхин-Гол, при этом 4 орудия были потеряны. Также они использовались во время советско-финской войны 1939-1940 годов, по утверждению обоих участвовавших в конфликте сторон потерь данные орудия не имели.
Артиллеристы РККА продвигают 107-мм орудие 1910/30 на боевую позицию
В июне 1941 года в западных военных округах СССР находилось 474 таких орудия. На тот момент они организационно входили в состав корпусной артиллерии. На 1941 год в РККА имелось 3 варианта организации корпусных артиллерийских полков: 2 дивизиона 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20 (24 орудия) и 1 дивизион 107-мм пушек (12 орудий); 2 дивизиона 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20 (24 орудия) и 2 дивизиона 107-мм пушек или 122-мм пушек А-19 (24 орудия); 3 дивизиона 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20 (36 орудий).
107-мм пушки 1910/1930 годов активно использовались советскими войсками в годы Великой Отечественной войны, при этом в 1941-1942 годах значительная их часть была потеряна. В сентябре 1941 года стрелковые корпуса были упразднены вместе с корпусной артиллерией. 107-мм пушки стали использоваться в составе артиллерии резерва Верховного Главного Командования (РВГК). Начиная с 1943 года, когда вновь началось формирование стрелковых корпусов, их вернули в состав корпусной артиллерии. В ее состав было передано 490 оставшихся на тот момент времени 107-мм пушек всех типов (главным образом образца 1910/1930 годов), которые воевали в Красной Армии до конца войны.
Сохранившуюся до наших дней 107-мм пушку образца 1910/30 годов можно увидеть на открытой площадке Музея артиллерии и инженерных войск в Санкт-Петербурге. Также еще одна такая пушка установлена в качестве памятника советским воинам и партизанам в деревне Городец Шарковщинского района Витебской области на территории Республики Беларусь.
Тактико-технические характеристики 107-мм пушки обр. 1910/30 годов:
Габаритные размеры (боевое положение): длина — 7530 мм, ширина — 2064 мм, высота — 1735 мм.
Калибр — 106,7 мм.
Длина ствола — 38 калибров, 4054 мм (без дульного тормоза).
Высота линии огня — 1175 мм.
Масса в походном положении — 3000 кг.
Масса в боевом положении — 2535 кг.
Углы вертикальной наводки: от −5 до +37°.
Угол горизонтальной наводки: 6°.
Максимальная дальность стрельбы — 16,1 км.
Скорострельность — 5-6 выстр./мин.
Расчет — 8 человек.
Источники информации: