Подвиги русских солдат

15 подвигов Великой Отечественной войны, о которых должен знать каждый

Антон РАТНИКОВ
Герои Великой Отечественной войны
Александр Матросов
(1924-1943)
Стрелок-автоматчик 2-го отдельного батальона 91-й отдельной Сибирской добровольческой бригады имени Сталина.
Саша Матросов родителей не знал. Он воспитывался в детском доме и трудовой колонии. Когда началась война, ему не было и 20. Матросова призвали в армию в сентябре 1942-го и отправили в пехотное училище, а затем на фронт.
В феврале 1943 года его батальон атаковал опорный пункт фашистов, но угодил в ловушку, попав под плотный огонь, отрезавший путь к окопам. Стреляли из трех дзотов. Два вскоре замолчали, однако третий продолжал расстреливать красноармейцев, залегших в снегу.
Видя, что единственный шанс выйти из-под огня, это подавить огонь соперника, Матросов с однополчанином дополз до дзота и бросил в его сторону два гранаты. Пулемет замолчал. Красноармейцы пошли в атаку, но смертельное оружие застрекотало опять. Напарника Александра убило, и Матросов остался перед дзотом один. Нужно было что-то делать.
На принятие решения у него не было и нескольких секунд. Не желая подводить боевых товарищей, Александр своим телом закрыл амбразуру дзота. Атака увенчалась успехом. А Матросов посмертно получил звание Героя Советского Союза.
Николай Гастелло
(1907-1941)
Военный летчик, командир 2-й эскадрильи 207-го дальнебомбардировочного авиационного полка, капитан.
Работал слесарем, затем в 1932 году был призван на службу в Красную Армию. Попал в авиаполк, где стал летчиком. Николай Гастелло участвовал в трех войнах. За год до Великой Отечественной он получил звание капитана.
26 июня 1941 года экипаж под командованием капитана Гастелло вылетел для удара по немецкой механизированной колонне. Дело было на дороге между белорусскими городами Молодечно и Радошковичи. Но колонна хорошо охранялась вражеской артиллерией. Завязался бой. Самолет Гастелло был подбит из зенитки. Снаряд повредил топливный бак, машина загорелась. Летчик мог катапультироваться, но он решил исполнить воинский долг до конца. Николай Гастелло направил горящую машину прямо на колонну врага. Это был первый огненный таран в Великой Отечественной войне.
Фамилия храброго летчика стала нарицательной. До конца войны всех асов, решившихся пойти на таран, называли гастелловцы. Если следовать официальной статистике, то за всю войну было совершено почти шестьсот таранов соперника.
Леня Голиков
(1926-1943)
Бригадный разведчик 67-го отряда 4-й ленинградской партизанской бригады.
Лене было 15 лет, когда началась война. Он уже работал на заводе, окончив семилетку. Когда фашисты захватили его родную Новгородскую область, Леня пошел в партизаны.
Он был храбр и решителен, командование его ценило. За несколько лет, проведенных в партизанском отряде, он участвовал в 27 операциях. На его счету несколько разрушенных мостов в тылу врага, 78 уничтоженных немцев, 10 составов с боеприпасами.
Именно он летом 1942 года недалеко от деревни Варницы подорвал машину, в которой находился немецкий генерал-майор инженерных войск Рихард фон Виртц. Голиков сумел добыть важные документы о наступлении немцев. Атака противника была сорвана, а молодой герой за этот подвиг был представлен к званию Героя Советского Союза.
Зимой 1943 года значительно превосходящий отряд противника неожиданно атаковал партизан у села Острая Лука. Леня Голиков погиб как настоящий герой — в бою.
Зина Портнова
(1926-1944)
Пионер. Разведчица партизанского отряда имени Ворошилова на оккупированной фашистами территории.
Зина родилась и ходила в школу в Ленинграде. Однако война застала ее на территории Белоруссии, куда она приехала на каникулы.
В 1942 году 16-летняя Зина вступила в подпольную организацию «Юные мстители». Она распространяла на оккупированных территориях антифашистские листовки. Затем под прикрытием устроилась работать в столовую для немецких офицеров, где совершила несколько диверсий и лишь чудом не была схвачена врагом. Ее мужеству удивлялись многие опытные военные.
В 1943 году Зина Портнова ушла в партизаны и продолжила заниматься диверсиями в тылу врага. Из-за усилий перебежчиков, сдавших Зину фашистам, попала в плен. В застенках ее допрашивали и пытали. Но Зина молчала, не выдавая своих. На одном из таких допросов она схватила со стола пистолет и застрелила троих гитлеровцев. После этого ее расстреляли в тюрьме.
Молодая гвардия
(1942-1943)
Подпольная антифашистская организация, действовавшая в районе современной Луганской области. Насчитывала более ста человек. Младшему участнику было 14 лет.
Эта молодежная подпольная организация была образована сразу после оккупации Луганской области. В нее вошли как кадровые военные, оказавшиеся отрезанными от основных частей, так и местная молодежь. Среди самых известных участников: Олег Кошевой, Ульяна Громова, Любовь Шевцова, Василий Левашов, Сергей Тюленин и многие другие молодые люди.
«Молодая гвардия» выпускала листовки и совершала диверсии против фашистов. Однажды им удалось вывести из строя целую мастерскую по ремонту танков, сжечь биржу, откуда фашисты угоняли людей на принудительные работы в Германию. Члены организации планировали устроить восстание, но были раскрыты из-за предателей. Фашисты поймали, пытали и расстреляли более семидесяти человек. Их подвиг увековечен в одной из самых известных военных книг Александра Фадеева и одноименной экранизации.
Панфиловцы
28 человек из личного состава 4-й роты 2-го батальона 1075-го стрелкового полка.
В ноябре 1941 года началось контрнаступление на Москву. Враг не останавливался ни перед чем, совершая решающий марш-бросок перед наступлением суровой зимы.
В это время бойцы под командованием Ивана Панфилова заняли позицию на шоссе в семи километрах от Волоколамска — небольшого города под Москвой. Там они дали бой наступающим танковым частям. Сражение длилось четыре часа. За это время они уничтожили 18 бронированных машин, задержав атаку соперника и сорвав его планы. Все 28 человек (или почти все, здесь мнения историков расходятся) погибли.
По легенде, политрук роты Василий Клочков перед решающей стадией боя обратился к бойцам с фразой, ставшей известной на всю страну: «Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!»
Контрнаступление фашистов в итоге провалилось. Битва за Москву, которой отводили важнейшую роль в ходе войны, была проиграна оккупантами.
Алексей Маресьев
(1916-2001)
Летчик.
В детстве будущий герой переболел ревматизмом, и доктора сомневались в том, что Маресьев сможет летать. Однако он упрямо подавал документы в летное училище, пока наконец не был зачислен. В армию Маресьева призвали в 1937 году.
Великую Отечественную войну он встретил в летном училище, но вскоре попал на фронт. Во время боевого вылета его самолет был подбит, а сам Маресьев смог катапультироваться. Восемнадцать суток, тяжело раненный в обе ноги, он выбирался из окружения. Однако он все-таки сумел преодолеть линию фронта и попал в больницу. Но уже началась гангрена, и врачи ампутировали ему обе ноги.
Для многих это означало бы конец службы, но летчик не сдался и вернулся в авиацию. До конца войны он летал с протезами. За эти годы он совершил 86 боевых вылетов и сбил 11 самолетов противника. Причем 7 — уже после ампутации. В 1944 году Алексей Маресьев перешел на работу инспектором и дожил до 84 лет.
Его судьба вдохновила писателя Бориса Полевого написать «Повесть о настоящем человеке».
Виктор Талалихин
(1918-1941)
Заместитель командира эскадрильи 177-го истребительного авиационного полка ПВО.
Виктор Талалихин начал воевать уже в советско-финляндскую войну. На биплане сбил 4 вражеских самолета. Затем служил в авиационном училище.
В августе 1941 года одним из первых советских летчиков совершил таран, сбив в ночном воздушном бою немецкий бомбардировщик. Причем раненый летчик смог выбраться из кабины и спуститься на парашюте в тыл к своим.
Затем Талалихин сбил еще пять немецких самолетов. Погиб во время очередного воздушного боя около Подольска в октябре 1941-го.
Спустя 73 года, в 2014-м, поисковики нашли самолет Талалихина, оставшийся в подмосковных болотах.
Андрей Корзун
(1911-1943)
Артиллерист 3-го контрбатарейного артиллерийского корпуса Ленинградского фронта.
Солдат Андрей Корзун был призван в армию в самом начале Великой Отечественной войны. Он служил на Ленинградском фронте, где шли ожесточенные и кровопролитные бои.
5 ноября 1943 года, во время очередного сражения, его батарея попала под ожесточенный огонь противника. Корзун был серьезно ранен. Несмотря на жуткую боль, он увидел, что подожжены пороховые заряды и склад с боеприпасами может взлететь на воздух. Собрав последние силы, Андрей дополз до полыхавшего огня. Но снять шинель, чтобы накрыть огонь, уже не мог. Теряя сознание, он сделал последнее усилие и накрыл огонь своим телом. Взрыва удалось избежать ценой жизни храброго артиллериста.
Александр Герман
(1915-1943)
Командир 3-й Ленинградской партизанской бригады.
Уроженец Петрограда, Александр Герман, по некоторым данным, был выходцем из Германии. В армии служил с 1933 года. Когда началась война, пошел в разведчики. Работал в тылу врага, командовал партизанским отрядом, который наводил ужас на солдат противника. Его бригада уничтожила несколько тысяч фашистских солдат и офицеров, пустила под откос сотни железнодорожных составов и подорвала сотни автомашин.
Фашисты устроили за Германом настоящую охоту. В 1943 году его партизанский отряд попал в окружение в Псковской области. Пробиваясь к своим, храбрый командир погиб от вражеской пули.
Владислав Хрустицкий
(1902-1944)
Командир 30-й отдельной гвардейской танковой бригады Ленинградского фронта
Владислав Хрустицкий был призван в ряды Красной Армии еще в 20-е годы. В конце 30-х окончил бронетанковые курсы. С осени 1942-го командовал 61-й отдельной легкой танковой бригадой.
Он отличился при операции «Искра», положившей начало к поражению немцев на Ленинградском фронте.
Погиб в бою под Волосово. В 1944 году враг отступал от Ленинграда, но время от времени предпринимал попытки контратаковать. Во время одной из таких контратак танковая бригада Хрустицкого угодила в ловушку.
Несмотря на шквальный огонь, командир приказал продолжить наступление. Он обратился по радио к своим экипажам со словами: «Стоять насмерть!» — и первым пошел вперед. К сожалению, в этом бою храбрый танкист погиб. И все же поселок Волосово был освобожден от врага.
Константин Заслонов
(1909-1942)
Командир партизанского отряда и бригады.
Перед войной работал на железной дороге. В октябре 1941 года, когда немцы уже стояли под Москвой, сам вызвался на сложную операцию, в которой был необходим его железнодорожный опыт. Был заброшен в тыл противника. Там придумал так называемые «угольные мины» (на самом деле это просто мины, замаскированные под каменный уголь). С помощью этого простого, но эффективного оружия за три месяца была подорвана сотня вражеских составов.
Заслонов активно агитировал местное население переходить на сторону партизан. Фашисты, прознав это, переодели своих солдат в советскую форму. Заслонов принял их за перебежчиков и приказал пропустить в партизанский отряд. Путь коварному врагу был открыт. Завязался бой, в ходе которого Заслонов погиб. За живого или мертвого Заслонова была объявлена награда, но крестьяне спрятали его тело, и оно не досталось немцам.
Ефим Осипенко
(1902-1985)
Командир небольшого партизанского отряда.
Ефим Осипенко воевал еще в Гражданскую войну. Поэтому, когда враг захватил его землю, недолго думая, ушел в партизаны. Вместе с еще пятью товарищами он организовал небольшой партизанский отряд, который совершал диверсии против фашистов.
Во время одной из операций было решено подорвать вражеский состав. Но боеприпасов в отряде было мало. Бомбу сделали из обычной гранаты. Взрывчатку должен был устанавливать сам Осипенко. Он подполз к железнодорожному мосту и, увидев приближение поезда, кинул ее перед составом. Взрыва не последовало. Тогда партизан сам ударил по гранате шестом от железнодорожного знака. Сработало! Под откос пошел длинный состав с продовольствием и танками. Командир отряда выжил, но полностью потерял зрение.
За этот подвиг его первым в стране награждили медалью «Партизану Отечественной войны».
Матвей Кузьмин
(1858-1942)
Крестьянин Матвей Кузьмин появился на свет за три года до отмены крепостного права. А погиб, став самым пожилым обладателем звания Героя Советского Союза.
Его история содержит немало отсылок к истории другого известного крестьянина — Ивана Сусанина. Матвей тоже должен был вести захватчиков через лес и топи. И, как и легендарный герой, решил ценой своей жизни остановить врага. Он отправил вперед своего внука, чтобы тот предупредил отряд партизан, остановившийся неподалеку. Фашисты угодили в засаду. Завязался бой. Матвей Кузьмин погиб от руки немецкого офицера. Но свое дело сделал. Ему шел 84-й год.
Зоя Космодемьянская
(1923-1941)
Партизанка, входившая в диверсионно-разведывательную группу штаба Западного фронта.
Учась в школе, Зоя Космодемьянская хотела поступить в литературный институт. Но этим планам не суждено было сбыться — помешала война. В октябре 1941-го Зоя как доброволец пришла на призывной пункт и после короткого обучения в школе для диверсантов была переброшена под Волоколамск. Там 18-летний боец партизанской части наравне со взрослыми мужчинами выполняла опасные задания: минировала дороги и разрушала узлы связи.
Во время одной из диверсионных операций Космодемьянскую поймали немцы. Ее пытали, заставляя выдать своих. Зоя героически вынесла все испытания, не сказав врагам ни слова. Видя, что добиться от юной партизанки ничего невозможно, ее решили повесить.
Космодемьянская стойко приняла испытания. За мгновение до смерти она крикнула собравшимся местным жителям: «Товарищи, победа будет за нами. Немецкие солдаты, пока не поздно, сдавайтесь в плен!» Мужество девушки так потрясло крестьян, что позже они пересказали эту историю фронтовым корреспондентам. И после публикации в газете «Правда» о подвиге Космодемьянской узнала все страна. Она стала первой женщиной, удостоенной звания Героя Советского Союза во время Великой Отечественной войны.

>
Дорогами войны

Солдаты шли дорогами войны

Правду о войне я начал узнавать от своего деда по матери. Алексей Ильич Старых, ныне покойный, был самый что ни есть рядовой войны — артиллерист, подносчик боеприпасов к орудию. Правду о войне я узнавал скупую, ибо рассказывать дед не любил, а может быть, не умел. И все же отдельные эпизоды засели в памяти крепко. Однажды зашел разговор об отступлении нашей армии.

ТОГДА захотелось узнать, почему же, в конце концов, мы победили, если солдата пленил страх, если танки врага наводили ужас, узнать точку зрения самого рядового участника той большой Отечественной войны 1941-1945 годов. Как же все-таки мы выстояли, переломили ход борьбы…

«Как выстояли? — переспрашивал дед и отвечал. — Да просто выстояли. У нас же приказ был — не отступать. Помню, танки прут, а сержант Потапов — земляк наш, откуда-то с Рязанщины, голос луженый у него такой, кричит: Старых, снаряд, снаряд и матерится. Чуть замешкался, Потапов тут же: застрелю… Пушка бабахает, сержант орет благим матом, мне не до танков, подноси снаряды успевай. Все страшно было — и танки, и пушка стреляющая, и сержант страшен. Сначала отступали, а потом… Мы хоть и рядовые, а понимали: все время пятиться-то нельзя, так всю Россию проотступаешь, и где могли — держались.

А немец-то в этом деле маху дал. Он ведь по-другому воевал. Вот прет он, мы подбили его две машины, и он назад, считает, что завтра реванш возьмет, обойдет нас. На рожон-то не лез, боялся. Страх-то, он, видно, с двух сторон был… А как мы поняли, где слаб фриц, то тут все и решилось…

Вот так просто бывший солдат объяснил причину того, что потом, через 1 418 дней и ночей после памятного 22 июня 1941-го, приведет к Великой Победе: мол, «переломили себя». Дед мой, к слову, ушедший на фронт в июле 1941-го из своего родного села Дубового Рязанской области (ныне Чаплыгинского района Липецкой области), до Берлина не дошел (дошли другие), свои фронтовые сто грамм за победу опрокинул под Кенигсбергом, оттуда с полком был переброшен на Дальний Восток, воевал, как он говорил сам, с японцем.

Переломили себя… Видимо, так. Рядовой сорок четвертого, победного сорок пятого отличался от рядового сорок первого, сорок второго… Он более смел и отважен, более смекалист и опытен. Но стал таким потому, что взял суровые уроки у солдата, которому пришлось познавать войну с самого ее начала. Без тех, кто встретил врага 22 июня 1941-го, не было бы и 9 мая 1945-го.

Однажды с группой экскурсантов я разглядывал фотографию в экспозиции о войне в одном из московских музеев — группу солдат сорок первого, молодых красноармейцев. Солдаты как солдаты, лица как лица, подобных снимков у нас в стране хранится много. И вот, когда уже перевел взгляд на другой экспонат, голос экскурсовода заставил вновь обратиться к снимку, а затем открыл такое, чего ранее не знал о войне, точнее, рельефно, осязаемо не представлял. А сказано было примерно следующее: на снимке вы видите группу солдат, начинавших войну в июне сорок первого, большинство из них погибли на полях сражений в первый год войны, до Победы дожили единицы.

Вот как оно, оказывается, обстояло дело. Первые составы, если так можно сказать, нашей армии полегли, усыпав своими телами просторы державы, погибли, и в сорок пятом брала Берлин и освобождала Прагу, по сути, другая армия, другие люди.

Полегли, сделав, кто больший, кто меньший вклад в Победу, но обязательно приблизив ее.

Они погибали, чтобы выстоять, чтобы победить. Они сражались, как львы, как дьяволы, как сверхчеловеки, — наши рядовые Победы. Вот как оценил стойкость советского солдата в боях за Сталинград рядовой немецкий солдат. Приведу выдержки из дневника:

16 сентября 1942 года. Наш батальон вместе с танками атакует элеватор, из которого валит дым — горит пшеница, говорят, русские сами подожгли ее. Батальон несет тяжелые потери. В ротах осталось по 60 человек. В элеваторе сражаются не люди, а дьяволы, которых не берут ни пуля, ни огонь.

ИЗ СВОДОК СОВИНФОРМБЮРО: В течение 16 сентября наши войска вели ожесточённые бои с противником на северо-западной окраине Сталинграда и в районе Моздок. На других фронтах существенных изменений не произошло.

18 сентября 1942 года. Бои идут в самом элеваторе. Русские внутри него обречены. Наш батальонный командир говорит, что комиссары приказали этим людям сражаться в элеваторе до конца. Если все здания в Сталинграде будут обороняться, как это, ни один из моих сослуживцев не вернется домой.

Именно рядовой солдат, в первую очередь, сломал хребет гитлеровской машине. Он заплатил и самую большую цену за Победу. Конечно, погибали на фронте и генералы, даже в чине командующего фронтом, попадали в плен и уничтожались гитлеровцами, прежде всего, комиссары и политруки, и все же дороги Победы мостили главным образом они — рядовые войны.

За годы Великой Отечественной безвозвратные потери наших Вооруженных Сил составили — 8 млн 668 тыс. 400 чел., из них почти 7,5 млн рядовых, сержантов, старшин.

РЯДОВОЙ солдат сломал хребет гитлеровской машине, заплатил самую большую цену за Победу. И он, этот рядовой солдат, более всех выхлебал горького месива войны, проделал черновой работы. Ведь война — это не только бои, это еще и страшный каждодневный нечеловеческий труд. Что только не превозмог наш солдат. Он исколесил в своих кирзачах тысячи километров, вместо лошадей тащил на себе орудия через овраги и болота, месяцами в страшный холод жил в окопах, в жару кормил вшей и мошкару, погибал не только от вражеских пуль и осколков снарядов, но и умирал от тифа и дизентерии, рыл окопы и траншеи, прокладывал колонные пути…

Вот конкретика. Хочу обратиться вместе с читателем к воспоминаниям маршала Кирилла Мерецкова. Мне более всего запомнился его рассказ о действиях войск Волховского фронта, которые в январе 1944-го собирались прорвать вражескую оборону под Новгородом, продвинуться до Луги и расколоть группу немецких армий «Север». Написана главка сухим военным языком и запомнилась не яркостью стиля. Другим. Вот что вспоминал маршал о подготовке к операции.

МЕРЕЦКОВ К.А.
На службе народу. —
М., 1968.

«Было построено дополнительно много траншей и ходов сообщения, оборудованы позиции для ведения огня прямой наводкой и передовые наблюдательные пункты, подвезены сотни тонн боеприпасов. Инженерные войска отремонтировали все дороги, построили ряд новых мостов и соорудили паром для тяжелых танков через реку Волхов. К сожалению, свирепые морозы и метели сорвали впоследствии его работу. Тогда саперы, работая в ледяной воде, навели мост особой конструкции, и тяжелые танки были переправлены на левый берег.

…Исходный рубеж для атаки был оборудован на всем протяжении не далее чем в 300 метрах от переднего края вражеской обороны, а кое-где в 100 метрах, причем для каждого батальона сделали по три-четыре снежные траншеи в сторону противника. В минных полях проделали 150 проходов шириной от 12 до 30 метров, сняв 7 тысяч мин различного устройства. На правом фланге 59-й армии оборудовали ложный район сосредоточения войск»

Сколько солдатского труда за словами и цифрами, приведенными маршалом, и какого! Соорудили в свирепый мороз паром, так тот же мороз да метели не дали возможность им воспользоваться. Тогда полезли в ледяную воду… А работа на минном поле? Но, оказывается, это не все, солдат всего-навсего сделал для себя подготовительную работу.

«14 января, в 10.30 утра, после полуторачасовой артподготовки танки прорыва и пехота двинулись с рубежа Любцы, Слутка на фашистские позиции, — вспоминал маршал. — Плохая погода затрудняла артиллерии вести прицельный огонь, а из-за низкой облачности авиация вообще не сумела принять участие в подготовке наступления и вступила в действие только на второй день. Часть танков застряла в болоте: внезапная оттепель, необычная для января, превратила поросшие кустами кочковатые ледяные поля в грязное месиво. Я волновался. С переднего края передали, что отдельные полки 6-го и 14-го стрелковых корпусов вышли на рубеж атаки за несколько минут до окончания артподготовки, и когда артиллерия перенесла огонь в глубину, полки эти ворвались в оборону противника. Удар оказался столь мощным, внезапным и стремительным, что первая позиция гитлеровской обороны сразу же перешла в наши руки, а 15 января была перерезана железная дорога Новгород-Чудово».

Вот он русский чудо-солдат. Авиация бездействует, танки застряли, а он врывается в оборону противника. Да, без полководцев победы не бывает, но добывают ее они — рядовые.

Здесь, думается, уместными будут воспоминания командира саперного взвода 371-го стрелкового полка 3-й Московской коммунистической дивизии, подчеркнем, ополченской, фронтового сержанта Станислава Иофина. Беседа состоялась накануне 65-летия Победы.

«В ходе контрнаступления под Москвой мои однополчане, пехотинцы-ополченцы, проявляли волю, мужество, массовый героизм, — рассказывал Станислав Леонидович, — и бойцы, и командиры, и политработники. 22 февраля 1942 года совершил подвиг командир роты автоматчиков 528-го стрелкового полка младший лейтенант Анатолий Евгеньевич Халин. Он закрыл собой в ходе наступления амбразуру вражеского дзота. Перед этим крикнул политруку: «Принимай командование ротой, я к дзоту». И по-пластунски двинулся с гранатами вперед. Пытался подавить огневую точку гранатами, но огонь не прекратился. И тогда он бросился на амбразуру. Одновременно аналогичный подвиг совершил пулеметчик нашего 371-го полка сержант Дмитрий Окороков. Отмечу, это случилось за год до подвига Александра Матросова. В последующих боях такой же подвиг совершили воины нашего полка младший лейтенант Ф. Штрайхер и боец П. Лыжин.

Но я хочу сказать о другом: одного героизма на фронте мало, героизм нужно помножить на профессионализм, — нужно уметь бить врага, — и на каждодневный труд. Вот, к слову, фронтовая судьба сапера, она не самая легкая. Наступает стрелковый полк. Вам приказывают к утреннему наступлению подготовить зигзагообразные окопы в снегу для того, чтобы утром пехота могла наступать малой кровью, не поверху же им идти, действительно. И ты часами со снегом борешься. Пробираешься к объекту наступления, к деревушке, к примеру, а там минное поле… Обнаруживаешь на ощупь мину, «устраняешь» ее, делаешь безопасный проход. Встретилась колючая проволока — режешь ее.

Все это требовало большого напряжения — физического и нервного. Немцы регулярно пускали осветительные ракеты и стреляли наугад из пулемета трассирующими пулями веером. После выполнения задачи мы, совсем измочаленные, возвращались обратно, а утром шли в наступление вместе с пехотой. Если наступление удачное, то пехота отдыхает, а саперам — нужно построить НП, землянку для командования, и многое чего еще сделать. Зимой это очень непросто — нужно раскидать снег, продолбить шурфы, так как земля до метра в глубину мерзлая, в шурфы заложить взрывчатку, взорвать ее, потом поработать на славу лопатами, ломами. Поскольку болотистая местность и углубиться особенно нельзя, надо делать сруб в три-четыре, а то и в пять звеньев. Значит, нужно валить деревья, очистить их от сучьев, распилить, и сверху — тоже накат бревенчатый соорудить. Своих погибших боевых товарищей мы, в основном, хоронили. Такова фронтовая судьба сапера. У нас была такая поговорка: у отца было три сына — двое умных, а третий сапер: так над собой смеялись. И все же у пехотинца судьба была еще тяжелей».

А теперь возвращусь на миг к воспоминаниям о своем деде. Мне было интересно: сколько километров исколесил он по просторам Европы и Азии, сколько прошагал по фронтовым дорогам, сколько пудов снарядов перетаскал. Все, что я тогда выбил из деда: «Кто их считал, километры-то, не до этого было…» Но, оказалось, подсчитать километры примерно можно.

В преддверии 45-летия Победы я брал интервью у минометчика Великой Отечественной, полного кавалера ордена Славы бывшего сержанта Александра Акиньшина. Завел с ним разговор о черновой работе, что ложилась на солдатские плечи в годы войны. И он мне поведал, что по просьбе Константина Симонова (ему требовалось для фильма) подсчитывал эту самую тяжелую работу в километрах, килограммах. Подсчитал и сам удивился — чего только не пришлось хлебнуть матушке-пехоте.

В должности наводчика орудия сержант Акиньшин расстрелял за войну около 6 000 мин, то есть 100 тонн. Его расчет подавил и уничтожил 14 противотанковых орудий, 10 минометов, около полусотни пулеметов, восемь автомашин и бронетранспортеров, 500 человек пехоты.

Вот он солдатский труд в цифрах. У кого-то, видимо, километров поменьше, как и пудов перетасканного металла, но, безусловно, у кого-то эти цифры круче. Цифры, без которых не было бы Победы.

РЯДОВЫЕ Победы… Кого мы знаем из них?

Великую Героиню Зою Космодемьянскую!
Александра Матросова, чей благородный порыв спас жизни десяткам сослуживцев.
Юрия Смирнова, погибшего под пытками врага, но не сообщившего интересующих их данных.
Мелитона Кантарию и Михаила Егорова, водрузивших стяг Отечества над Рейхстагом.

И все-таки таких десятки, ну, сотни, что на слуху. А Победу добывали миллионы. Добывал ее тот НЕИЗВЕСТНЫЙ СОЛДАТ, что лежит у Кремлевской стены в Александровском саду в Москве.
34 млн 476,7 тыс. человек надели в течение войны шинели и в большинстве своем солдатские. Ежегодно находилось в строю — 10,5-11,5 млн чел., причем добрая половина — в действующей армии.
И все же первых среди равных мы обязаны помнить, ибо они подчеркивают колорит фигуры рядового бойца, вынесшего все тяготы войны и принесшего Победу.

РЯДОВЫЕ войны, рядовые Победы. Так много стоит за этими словами, как объемны они… Это первым почувствовал Александр Твардовский, когда начинал книгу о Василии Теркине, о чем и признался в поэме.

Что еще? И все, пожалуй.
Словом, книга про бойца
Без начала, без конца.
Почему так – без начала?
Потому, что сроку мало
Начинать ее сначала.
Почему же без конца?
Просто жалко молодца.

Да, даже мастерски выписанный Твардовским Василий Теркин не может претендовать на собирательный образ нашего рядового солдата, принесшего на своих плечах Победу. Не может, потому что Победу ковала не просто армия великого народа, а сам народ, надевший форму рядового. Да, имя освободителя — народ, а точнее, народы нашей некогда единой державы.

Вглядитесь в публикуемые фото. На них рядовые войны — те, кто весной сорок пятого подарил нам Победу.

Анатолий ДОКУЧАЕВ,
внук рядового войны

11 февраля 1713 года русские разгромили шведов у границ Дании

К началу 1713 года в войне России со Швецией произошел решительный перелом. Основные силы шведов во главе с самим Карлом XII были разбиты еще в 1709 году под Полтавой, а за следующие три года русские войска, громя неприятеля, полностью заняли Прибалтику и затем продвинулись далеко на запад в Померанию.

Тогда эта территория по южному берегу Балтийского моря (которую в наше время пополам делят Германия и Польша) была шведским владением, она так и называясь Svenska Pommern — шведская Померания. В боях на этих землях русская армия должна была действовать против шведов в союзе с войсками Дании и Саксонии.

Однако в декабре 1712 года, еще до прибытия русских войск, на западе Померании опытный шведский фельдмаршал Магнус Стенбок с отрядом в 16 тысяч человек разгромил объединенное 20-тысячное датско-саксонское войско. И только появление здесь в январе 1713 года 45 тысяч русских солдат кардинально изменило стратегическое положение.

Шведы тут же прекратили активные действия и перешли к обороне. Они рассчитывали отразить русское наступление на хорошо укрепленной позиции в городе Фридрихштадте (ныне небольшой поселок на самом севере Германии, в провинции Шлезвиг-Голштиния, недалеко от датской границы).

Город располагался вблизи моря, был окружен многочисленными каналами и не проходимыми в условиях распутицы болотами. Зима в этих краях, в отличие от русского климата, мягкая, почти без морозов, и к концу января 1713 года окружавшие Фридрихштадт не покрытые льдом болота стали почти непреодолимым препятствием.

К тому же шведы разрушили плотины на окрестных каналах, затопив местность и сделав ее еще более недоступной. В итоге к Фридрихштадту можно было подойти только двумя узкими плотинами, «укрепленными перекопами и батареями» — так о них донесла разведка Преображенского полка, чей доклад сохранился в архивах до наших дней.

Датчане и саксонцы, не раз битые шведами, отказались от атаки столь хорошо защищенного природой укрепления. Русским пришлось действовать самим, без европейских союзников.

Царь Петр I прибыл в район Фридрихштадта 9 февраля (по новому стилю) 1713 года. Изучив донесения разведки и лично осмотрев позиции неприятеля, он сам начертил план штурма шведских укреплений. Пехота должна была решительно атаковать главную дамбу, ведущую в город, а кавалерии поручалось совершить обход правого фланга противника и атаковать его по второй дамбе.

Осада Фридрихштадта 1713 год. История Лейб-гвардии Кирасирского Его Величества полка. 1701-1901 (Том 1)

Атака русских началась 11 февраля 1713 года за три часа до рассвета. В полной темноте на шведов двинулись четыре батальона Преображенского и Семеновского полков и один батальон гренадеров под командованием генерал-майора Федора Глебова, опытного военачальника, когда-то начинавшего военную службу еще в «потешных полках» царевича Петра.

Русским пришлось идти в атаку по узкой простреливаемой плотине, двигались длинной колонной по 6–8 человек в ряд. Даже на плотине не было твердого покрытия, ноги гвардейцев и гренадеров тонули в непролазной грязи. «Понеже такая была вязкая грязь, что не только со всех солдат обувь стащило, но у многих лошадей подковы выдрало» — так на следующий день описывалась атака на Фридрихштадт в дневнике, который вели адъютанты Петра I.

Без обуви, босые русские солдаты бегом в штыки атаковали врага. Плотину защищали один за другим три «перекопа» — построенные шведами укрепления с артиллерией. Первый и второй «перекопы» русские захватили сходу, переколов штыками не ожидавшего дерзкой ночной атаки неприятеля.

С третьего «перекопа» шведы успели открыть картечный огонь из пушек. Однако находившиеся в атакующей колонне гренадеры решительно бросились вперед и, приблизившись вплотную к врагу, забросали шведские укрепления ручными гранатами, чем обеспечили успех русской штыковой атаки.

Шведы, не выдержав такого решительного удара, скинули в воду пушки и побежали. Отступающий неприятель зажег строения, имевшиеся на узкой дамбе, в надежде, что огонь задержит русское наступление и даст время шведам подготовиться к отражению атаки в самом Фридрихштадте. Однако наши солдаты не остановились и сквозь огонь ворвались прямо в город.

Войска шведского фельдмаршала Стенбока начали общий отход, отступив из города к деревне Кольдебиттель. Отступающих тут же атаковали драгунские полки русских, обходившие район Фридрихштадта. Лошади не могли пройти по заболоченной местности, и русские драгуны шли в атаку пешим порядком, под общим началом ближайшего соратника царя Петра генерала Александра Меньшикова.

Когда к драгунам Меньшикова подоспела наша пехота, шведы, потеряв несколько сотен пленных, окончательно отступили. Поскольку неприятель не ожидал столь решительной атаки русских по узкой плотине, то сопротивление растерявшихся шведов оказалось слабым, и русские войска в ходе баталии за Фридрихштадт понесли минимальные потери — всего несколько десятков убитых и раненых.

Уникальный случай в нашей истории, когда все павшие и раненые в той битве трехвековой давности известны поименно. Например, Ярославский драгунский полк (который впоследствии станет Кирасирским полком лейб-гвардии) в тот день, 11 февраля 1713 года, потерял всего четырех человек: погибли поручик Чириков, драгуны Козлов и Пономарев, а драгун Шишкин раненым попал в плен к неприятелю. Вскоре пленного Шишкина обменяли на двух захваченных в том бою шведов.

12 февраля 1713 года в отбитом нашими войсками Фридрихштадте разместилась ставка Петра I. Через три месяца шведские войска в этом районе окончательно капитулируют, и Северная война еще более приблизится к победному завершению.

Битва при Фрауштадте

Битва при Фрауштадте
Основной конфликт: Великая Северная война
Дата 2 февраля 1706 (юлианский календарь)
3 февраля 1706 (шведский календарь)
13 февраля 1706 (григорианский календарь)
Место Фрауштадт, Польша
Итог победа шведов
Противники

Швеция

Саксония
Россия (русский вспомогательный корпус)

Командующие

К. Г. Реншильд

И. М. фон Шуленбург

Силы сторон

3700 пехоты
5700 кавалерии
артиллерия отсутствовала

16 073 пехоты,
2000 кавалерии,
32 пушки при 300 саксонских артиллеристах

Потери

452 убитых,
1077 раненых

до 8 тысяч убитыми
(включая расстрелянных
русских пленных),
около 2000 пленными,
обоз и артиллерия
7377 убитых,
7 300-7 900 пленных

Медиафайлы на Викискладе

Битва при Фрауштадте (в настоящее время Всхова — город в Польше, польск. Wschowa, нем. Fraustadt) — сражение Великой Северной войны, в котором саксонская армия потерпела тяжёлое поражение от шведов.

Предыстория

Карл XII начало зимы 1706 провёл в Варшаве, где устроил торжественное коронование Станислава Лещинского, своего ставленника на польско-литовский трон, а затем двинулся на север и в середине января перешёл через замёрзший Неман. Пётр I был в Москве.

В Гродно, кроме русских, находился Август II с малой частью своих польско-саксонских войск. Пётр перед отъездом поручил главное командование Августу. Но когда совсем неожиданно Карл в середине января оказался почти со всей своей армией на Немане, король Август II, пока ещё пути были свободны, покинул находящееся под угрозой Гродно и отправился в Варшаву с частью польских и саксонских войск. Командовать русским гарнизоном Гродно остался генерал-фельдмаршал-лейтенант Г. Б. Огильви. Август II взял с собой 2/3 всей конницы, находившейся в гродненском укреплении (четыре драгунских полка из шести). Увод конницы тяжко отразился на положении русской армии в Гродно, когда Карл XII внезапно появился на Немане и началась блокада города и замка. Осажденные были отныне почти лишены возможности производить столь нужные им фуражировки для добывания припасов из окрестностей.

Еще 20 января, после подтверждения известий о движении армии Карла XII к Гродно, король Август II отправил приказ саксонской армии вторгнуться в Польшу, чтобы отвлечь шведов от русской армии и заставить их вернуться обратно. В это время основные силы саксонской армии под командованием генерал-фельдмаршала Адама Штейнау (ок. 12 тыс. чел. при 32 орудиях) располагались на зимних квартирах в саксонской области Лузация. Вместе с ними находился русский вспомогательный корпус под командованием генерал-поручика Иоганна Паткуля, насчитывавший около 6,5 тыс. чел. В соответствии с договором от 12 октября 1703 г. Россия обязалась предоставить на польско-саксонскую службу 12 тыс. пехоты, которые в течение шести месяцев в году, «когда в поле против неприятеля будут», должны были содержаться за счет российской казны, а в течение шести месяцев на зимних квартирах — за счет польско-саксонской стороны. Весной-летом 1705 года за счёт выделенных саксонцами средств и кредита, оформленного под поручительство русского посла в Польше князя Григория Долгорукова, Паткуль смог выдать в полки единообразное оружие и новые мундиры, сшитые по саксонскому образцу: белые кафтаны с красными, синими и авроровыми обшлагами, красные камзолы и чёрные шляпы. Также Паткуль уделил большое внимание и обучению солдат: на службу были наняты иностранные офицеры, были переведены на русский язык саксонские уставы, разработан комплекс строевых и ружейных инструкций. В целом, по мнению самого Паткуля, выучка солдат русского корпуса к 1705 году была доведена до общего уровня саксонской армии.

Если российская сторона выполняла свои обязательства, то саксонцы регулярно задерживали выплату жалования и поставку продовольствия. В результате из-за плохого снабжения в полках русского корпуса начались голод, болезни и дезертирство. Мундиры многих русских солдат и офицеров превратились в лохмотья. Единственное, что содержалось в полном порядке, — это оружие. В этой ситуации Паткуль и русское правительство начали прорабатывать возможность отвода корпуса в Россию или перевода корпуса на службу Австрии или Пруссии. Поход через Польшу в Россию был признан невозможным из-за действовавшей там шведской армии, и в декабре 1705 года Паткуль заключил с Австрией договор о переходе корпуса на австрийскую службу. Но почти сразу Паткуль был арестован саксонскими властями по обвинению в измене, а командование корпусом передано саксонскому генерал-лейтенанту Востромирскому.

Саксонский генерал-лейтенант Матиас Шуленбург, замещавший в январе 1706 г. А. Штейнау, получил королевский указ о походе в Польшу 6 февраля. Уже через два дня его армия, включая русский вспомогательный корпус, выступила в поход, и 9 февраля форсировала Одер. Шведский командующий в западной Польше генерал от кавалерии Карл Реншильд начал сбор своих войск с зимних квартир еще 5 февраля, и 10 февраля, получив известия о переправе саксонцев, выступил на встречу. Противники встретились 13 февраля 1706 г. в окрестностях польского города Фрауштадт (совр. пол. Всхова).

Силы и построение армий сторон

Саксонская армия

Иоганн Маттиас фон дер Шуленбург

Левый фланг армии составлял русский вспомогательный корпус, которым командовал саксонский генерал-лейтенант Г. Г. Востромирский (назначен командующим в 1705 году вместо арестованного генерал-лейтенанта И. Р. Паткуля) и полковник Гольц. В состав корпуса входили 10 батальонов пехоты общей численностью 6362 человека:

  • Сводный гренадерский батальон, подполк. Матиас фон Карп (8 рот).
  • Пехотный полк генерал-поручика Иоганна фон Паткуля (1-й батальон под командой подполковника Самуила Ренцеля, 2-й — подполковника Анисима Сатина; всего 16 рот).
  • Пехотный полк принца Гольштейнского под командой полковника Даниэля Кембела (1 бат., 8 рот).
  • Пехотный полк Арнштедта (Arnstedt), под командой подполковника Василия Жеднова (1 бат., 8 рот).
  • Пехотный полк полковника Ефима (Иокима) Гулица (1 бат., 8 рот).
  • Пехотный полк полковника Дениса Бильса (1 бат., 8 рот).
  • Пехотный полк полковника Федора Беллинга (1 бат., 8 рот).
  • Пехотный полк Шённинга (Schonning), под командой подполковника Артемия Кривцова (1 бат., 8 рот).
  • Смоленский стрелецкий полк под командованием капитана Альберта Кадеуса (4 роты).

Шесть батальонов (гренадерский, два Паткуля, принца Гольштейнского, Ариштедта и Гулица) стояли в первой линии построения и четыре батальона во второй линии.

Центр армии составляли саксонско-французско-шотландские батальоны: 12 батальонов в первой линии построения и семь батальонов — во второй. Пехотой здесь командовал сам Шуленбург при генерал-майорах фон Дросте и фон Цейдлере.

Кавалерия левого фланга имела в своём составе 20 эскадронов под командой генерал-лейтенанта Дюневальда: 2 батальона находились в деревне Нидер-Рорсдорфе, а 18 эскадронов стояли в 4 линии за линиями пехоты русского корпуса.

На правом фланге была расположена кавалерия генерал-лейтенанта Плётца в 22 эскадрона: 4 эскадрона (кавалергарды, конная гвардия и два эскадрона кирасир полка Бейста) примыкали к пехотным батальонам центра армии; 18 эскадронов стояли вдоль дороги на Ольберсдорф, слева от деревни Гойерсдорф. Всего саксонская кавалерия насчитывала 2000 человек.

Артиллерия саксонской армии состояла из 1 батальона в 300 человек. В распоряжении батальона находились: две 6-ти фунтовые гаубицы, шесть 6-ти фунтовых пушек, 24 3-х фунтовых полковых орудий и 50 ручных мортир. Артиллерия была расположена вдоль фронта в промежутках между батальонами.

Общая численность армии генерала Шуленбурга составляла: 16 073 пехоты, 2000 кавалерии и 300 артиллеристов при 32 орудиях.

Шведская армия

Генерал кавалерии К. Г. Реншильд осуществлял общее командование армией и командовал кавалерией правого фланга. Пехотой в центре командовали генерал-майоры А. Мардефельт и А. Спарре, кавалерией левого фланга командовал генерал-майор А. Гуммергельм.

Правый фланг шведской армии состоял из 4 драгунских, 8 пехотных рот и 2 пехотных батальонов, построенных в одну линию.

Центр состоял из 8 пехотных батальонов в первой линии построения, 14 драгунских рот и 2 валашских хоругвей во второй линии.

На левом фланге находились: 7 рейтарских, 4 драгунских роты и 2 пехотных батальона.

Всего в составе армии генерала Реншильда находилось: 4500-5000 пехоты и 3500-4000 кавалерии (по другим данным: 3700 пехоты, 5700 кавалерии). Артиллерии в шведской армии не было.

Ход битвы

Карл Густав Реншильд, стал фельдмаршалом и графом после его победы при Фрауштадте

13 февраля 1706 года в 11 часов утра армия Шуленбурга вышла к Фрауштадту, где увидела построенные к бою шведские войска.

Местность у Фрауштадта представляла собой равнину с возвышенностями и небольшими участками леса. Реншильд специально выбрал местность, которая позволяла реализовать преимущество шведской кавалерии в бою на ровной местности. Шведская армия расположилась полукругом, выдвинув фланги к саксонским позициям. Реншильд собирался произвести фланговый охват противника и окружить его.

Не дав саксонцам прийти в себя, Реншильд первым атаковал противника. Шведская кавалерия ударила на фланги противника, Вестманландский и Вестерботтенский пехотные полки в центре опрокинули французских гренадеров, батальон полка Дрост-Рейбниц и саксонскую гвардию, захватив 12 орудий. В это время французский полк де Мартиньера и швейцарский полк де Маллерака перешли на сторону шведов и атаковали саксонскую пехоту, а шведская кавалерия обошла саксонцев и ударила в тыл армии противника. После 45 минут боя саксонская армия обратилась в бегство. Но левый фланг, который занимал русский корпус, устоял. Шведы сосредоточили на русских огонь захваченной у саксонцев артиллерии.

В результате бегства саксонцев русский корпус оказался в окружении. С фронта их атаковали Нёрке-Вермландский, Крунубергский пехотные полки и Нюрландский кавалерийский полк. С тыла полк лейб-драгун и драгуны Крассова. Полковник Гольц, бросив своих солдат, бежал и сдался шведам, но русский корпус продолжал оказывать сопротивление противнику. Полковник Самуил Ренцель принял на себя командование. К русским примкнули некоторые солдаты из бежавших саксонских полков. Дважды русские под командой Ренцеля выбивали Нёрке-Вермландский полк из Нидер-Рорсдорфа и дважды отступали. К ночи полковник Ренцель смог прорвать блокаду и вывести 1920 человек из окружения.

Как сообщал Ренцель: «неприятель с фурией ударил в наш фрунт. Россияне мужественно приняли оного. Российские четыре полка да гренадерский батальон, которые стояли в первой линии, мест своих не уступили. Все на том месте побиты, и осталось малое число. Також осталось и в задней линии. И собрався шли чрез дефилею у деревни Нидер-Рорсдорф отходом отстреливаясь. Також приключилася от тесноты мешкота великая, кавалерия свейская и инфантерия шли на фрунт и с крыл и с тылу и белым оружием на наш фрунт приступали… Билися сколь мочно. Россияне стояли крепко, мало кто был из них не ранен».

Август II с саксонским корпусом стоял в 15 милях от сражения, но вместо того чтобы помочь армии Шуленбурга, он отступил в Краков. Камергер и летописец Карла XII Густав Адлерфельд, описывая Фрауштадтскую битву, иронически отмечает, что Август II имел при себе «от десяти до двенадцати тысяч человек» в день этого боя, но оставался в расстоянии «всего 15 миль от места сражения», все «надеясь», что удастся окружить шведов. Но это не удалось, и он со своими двенадцатью тысячами невредимо успел умчаться в Краков, так и в глаза не видев неприятеля.

В ходе сражения Реншильду фактически удалось реализовать на поле Фрауштадта «вторые Канны»: сначала разгром кавалерии на флангах, а затем окружение и уничтожение пехоты центра.

Военные преступления шведов

Карл XII всегда относился к русским, имевшим несчастье попасть в его руки, с холодной, безмерной жестокостью. Вопреки общепринятым для того времени правилам ведения военных действий, шведы совершили целый ряд военных преступлений.

В битве при Фрауштадте обнаружилась непонятная, истинно звериная жестокость шведов именно относительно русских. Ведь в этой сборной армии саксонского генерала Шуленбурга, потерпевшей такой разгром, были и саксонцы, и поляки, и даже французы, служившие в саксонской армии, и, наконец, русские. После своей победы (3 февраля 1706 г.) шведская армия брала в плен всех, кто не был убит и не успел бежать. Всех, кроме русских! «Россияне також многие побиты, а которые из солдат взяты были в полон, и с теми неприятель зело немилосердно поступил, по выданному об них прежде королевскому указу, дабы им пардона (или пощады) не давать, и ругателски положа человека по 2 и по 3 один на другого кололи их копьями и багинетами (штыками. — Е. Т.). Таким варварским способом шведы истребили 4 тыс. обезоруженных русских пленных после боя.

— Е. В. Тарле, «Северная война и шведское нашествие на Россию»

По сообщению очевидцев, часть русских пленных, пытаясь избежать казни, выворачивали свои мундиры наизнанку, красной подкладкой наружу, пытаясь слиться с красными мундирами саксонцев, но это не помогло: «узнав что они русские, генерал Реншильд велел вывести их перед строем и каждому прострелить голову; воистину жалостное зрелище!». Другой очевидец событий рассказывал: около 500 русских пленных «тут же без всякой пощады были в этом кругу застрелены и заколоты, так что они падали друг на друга, как овцы на бойне».

Потери сторон

Генерал Шуленбург потерял почти всю армию: на поле боя осталось лежать около 6–8 тыс. чел. союзной армии, включая 16 полковых и 320 ротных офицеров. Шведы в своей реляции сообщили о 7377 мертвых, кригскомиссар Адлерстен насчитал 7830 тел, «не считая тех, что были в Силезии, преследуемые нашими до Гросс-Глогау, и тех, что, ранеными еще лежали повсюду на поле». Из 12 тыс. саксонцев обратно вернулись лишь около 3 тыс. чел., в плен попало 7633 чел., включая 2 тыс. раненых: 2 генерала (генерал-лейтенант Востромирский и генерал-майор Лютцельбург), полковник, 6 штаб-офицеров, 46 капитанов, 1 полковой квартирмейстер, 85 лейтенантов, 57 фендриков, 5 адъютантов, 2 кавалергарда, 242 унтер-офицера, 9 фельдшеров, 112 музыкантов, 85 чинов артиллерийской прислуги и 6980 рядовых (включая 650 французов и 340 русских). Шведам достались 71 знамя (по другим данным — 74), вся артиллерия (29 пушек, 2 гаубицы и 44 мортирки), 11 тыс. шпаг, 11 с лишним тысяч ружей и множество другого имущества.

Потери русского корпуса точно не установлены. Из примерно 6,4 тыс. чел., бывших в строю накануне сражения, обратно в Саксонию вернулось лишь около 1,8 тыс. чел., 355 попали в плен, несколько сотен самостоятельно добрались до России, а около 4 тыс. — это те, чья судьба точно неизвестна — погибшие или дезертиры. Как писал царь Пётр королю Августу, «ни одного почитай в полон не взято, а от ваших саксонских войск не болши семисот человек побито и толь великое число в полон взято».

Шведы потеряли около 400 человек убитыми и около 1000 ранеными.

На поле шведы собрали около 7000 заряженных ружей, брошенных саксонцами.

Итоги

После понесенного поражения Шуленбург был вынужден отступить с остатками своих войск обратно в Лузацию, и он уже ничем не мог помочь русской армии, блокированной в Гродно.

Саксонцам так и не удалось весной-летом 1706 г. восстановить численность и боеспособность своих войск, и у Шуленбурга не было сил, противостоять шведскому вторжению в Саксонию в сентябре 1706 г. Саксония была вынуждена капитулировать и согласиться на подписание Альтранштадского договора, по которому Август II отказался от польской короны в пользу шведского кандидата Станислава Лещинского.

В популярной культуре

Ранее в 2003 и 2005 г. А.В. Беспаловым была опубликована под двумя разными названиями одна и та же статья, посвященная русскому вспомогательному корпусу и его участию в сражении при Фрауштадте. К сожалению, многие сообщаемые им сведения приведены некорректно или вовсе не соответствуют действительности. В частности, по многим приведенным ссылкам отсутствует информация по указанным там событиям и фактам, а многие сведения прямо противоречат сохранившимся архивным источникам. Подробный разбор приведен в предисловии к работе В.С. Великанова.

Этому сражению посвящена песня «Killing Ground» шведской паэур-метал группы Sabaton.

Примечания

  1. Беспалов А. В. Русский вспомогательный корпус… С. 245.
  2. 1 2 Sjöström, Oskar. Fraustadt 1706. Ett fält färgat rött : . — Lund : Historiska Media, 2008. — P. 246. — ISBN 978-91-85507-90-0.
  3. 1 2 3 4 Беспалов А. В. Русский вспомогательный корпус… С. 244.
  4. Великанов В. С. Русский вспомогательный корпус (2012). С. 56.
  5. Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 2 (1702–1703). СПб., 1889. С. 293–298.
  6. Великанов В. С. Русский вспомогательный корпус на польско-саксонской службе 1704—1706: организация и численность. // Военно-исторический журнал «Старый Цейхгауз», № 46 (2/2012). М. 2012. С. 97
  7. Великанов В. С. Русский вспомогательный корпус на польско-саксонской службе 1704—1706: организация и численность. // Военно-исторический журнал «Старый Цейхгауз», № 46 (2/2012). М. 2012. С. 97
  8. Великанов В. С. Русский вспомогательный корпус на польско-саксонской службе 1704—1706: организация и численность. // Военно-исторический журнал «Старый Цейхгауз», № 46 (2/2012). М. 2012. С. 98
  9. Великанов В.С. Русский вспомогательный корпус (2012). С. 59-60.
  10. Великанов В. С. Русский вспомогательный корпус на польско-саксонской службе 1704—1706: организация и численность. // Военно-исторический журнал «Старый Цейхгауз», № 46 (2/2012). М. 2012. С. 90.
  11. 1 2 3 4 5 6 7 Беспалов А. В. Русский вспомогательный корпус… С. 242.
  12. 1 2 3 4 5 Беспалов А. В. Русский вспомогательный корпус… С. 243.
  13. Беспалов А. В. Русский вспомогательный корпус… С. 241.
  14. Беспалов А. В. Русский вспомогательный корпус… С. 243—244.
  15. 1 2 Е. В. Тарле, «Северная война и шведское нашествие на Россию»
  16. Беспалов А. В. Русский вспомогательный корпус… С. 244—245.
  17. Великанов В.С. Русский вспомогательный корпус (2012). С. 53.
  18. Энциклопедия военных и морских наук под редакцией Леера. том VIII — Спб 1897.
  19. Великанов В.С. Русский вспомогательный корпус (2012). С. 64.
  20. К польскому королю Августу II. 1706 г., мая 8. — Письма и бумаги Петра Великого, т. IV, СПб., 1889, в. 1, стр. 238, № 1218.
  21. Беспалов А. В. Русский вспомогательный корпус… С. 245.
  22. Беспалов А.В. «Запроданный корпус» // Военно-исторический журнал «Рейтар». 2003. № 3. С. 41–54; Он же. Русский вспомогательный корпус на службе Саксонии в эпоху Великой Северной войны // Северная Европа: Проблемы истории. Вып. ., 2005. С. 234–248.
  23. Великанов В.С. Русский вспомогательный корпус (2012). С. 6-9.

Литература

  • Фраунштадтское сражение // Фидер — Фурьеризм. — М. : Советская энциклопедия, 1956. — С. 572. — (Большая советская энциклопедия : / гл. ред. Б. А. Введенский ; 1949—1958, т. 45).
  • Беспалов А. В. Русский вспомогательный корпус на службе Саксонии в эпоху Великой Северной войны // Северная Европа: проблемы истории. Вып.5. М., 2005. С. 234—249.
  • Великанов В. С. Русский вспомогательный корпус на польско-саксонской службе 1704—1706: организация и численность. // Военно-исторический журнал «Старый Цейхгауз», № 46 (2/2012). М. 2012. СС. 84-91.
  • Великанов В.С. Русский вспомогательный корпус на польско-саксонской службе в 1704–1707 гг. и сражение при Фрауштадте — М., Фонд «Русские Витязи», 2018. — ISBN 978-5-6040158-5-8.
  • Тарле Е. В. Северная война и шведское нашествие на Россию
  • Энглунд П. Полтава: Рассказ о гибели одной армии — М: Новое книжное обозрение, 1995. // Englund P. Poltava. Berattelsen om en armés undergång. — Stockholm: Atlantis, 1989.
  • Sjöström O. Fraustadt 1706. Ett falt fargat rott. Lund: Historiska Media. 2008.
  • Ordre de bataille.

Забытый подвиг русских солдат — битва при Фрауштадте

Одной из малоизвестных страниц русской истории является одна из трагедий Северной войны — сражение при Фрауштадте. Саксонско-русское войско потерпело тяжелое поражение, и сотни русских пленных солдат были просто истреблены шведами.
Как уже отмечалось в предыдущей статье на тему Северной войны (Гродненский маневр русской армии), к зиме 1704-1705 года Карл разделил силы Августа: польская и саксонская кавалерия осталась у Кракова, а саксонская пехота и русский вспомогательный корпус были отброшены за Одер. С началом кампании 1705 года Август отступил и соединился с русской армией у Гродно.
Основная саксонская армия в это время была почти полностью деморализована. Постоянные поражения, отступления, длительная изматывающая кампания, отсутствие жалованья, проблемы с продовольственным снабжением, привели к массовому дезертирству, апатии и нежеланию воевать. Ещё более тяжёлым было положение русского вспомогательного корпуса, который отправили для поддержки саксонской армии в 1704 году. У корпуса не было централизованного снабжения провиантом, фуражом, амуницией. Саксонское командование было равнодушно к положению русских солдат – жалованье не выплачивалось, новое обмундирование не выдавали (мундиры за два года превратились в лохмотья). Проблема была и с командованием — лифляндский дворянин, авантюрист, составитель различного рода проектов Иоганн Рейнгольд фон Паткуль, который успел послужить Швеции, затем Августу, а в 1702 году перешёл на службу к Петру I, выпросил себе командование русским корпусом при саксонской армии. Он постоянно жаловался на саксонцев, не раз высказывал своё мнение о неспособности самого короля Августа и его министров. В результате Пётр приказал ему вывести войска из Саксонии в Россию через Речь Посполитую или передать их временно на службу австрийскому императору. Паткуль выбрал второй вариант. В 1705 году саксонский тайный совет арестовал его и потребовал, чтобы русские войска остались в Саксонии. Русский корпус возглавили саксонцы.
Битва
Несмотря на тяжёлое положение в армии, саксонцы в начале 1706 года решили наступать. Была собрана 20 тыс. армия, и она под командованием генерал-фельдмаршала Иоганна Шуленбурга в середине января выступила в поход. Ей противостоял вспомогательный 9-10 тыс. шведский корпус под командованием ближайшего советника Карла XII по военным вопросам, генерала Карла Густава Реншильда. Он имел задачу прикрывать основную шведскую армию, которая располагалась в Польше, с запада.
Реншильд заманил саксонско-русское войско к Фрауштадту (польск. Всхова, город в Польше) и принял бой. Сражение состоялось 2 (13) февраля 1706 года. На левом фланге саксонской армии стоял русский вспомогательный корпус под командованием полковника барона Генриха фон дер Гольца – 6,3 тыс. пехоты (10 батальонов), 6 батальонов стояло в первой линии и 4 во второй. В центре позиции стояли 19 батальонов (саксонские, французские и швейцарские наёмники), 12 батальонов первой линии и 7 во второй. Ими командовал генерал-майоры фон Дрост и фон Цейдлер. Правый фланг держала саксонская кавалерия под командованием генерал-лейтенанта Плётца – 2 тыс. человек. Саксонский артиллерийский батальон в 300 человек при 32 пушках был расположен вдоль фронта в промежутках между батальонами.

У Реншильда было 9-10 тыс. солдат без артиллерии, причём, по одним данным кавалерия преобладала, по другим её было чуть меньше, чем пехоты. Шведский полководец действовал по стандартной для армии Швеции схеме – самый мощный удар был нанесён по центру саксонской армии – её атаковали Вестманландский и Вестерботтенский пехотные полки (4 батальона), в это время шведская кавалерия зашла с фланга и ударила с тыла. Через 45 минут центр саксонский позиции был разгромлен: «профессионалы» — швейцарские и французские наёмники не только сдались в плен, но и перешли на сторону шведов, орудия были повёрнуты и обрушили огонь на саксонцев второй линии и русский левый фланг. Саксонцы бросились бежать, преследуемые шведской кавалерией, массами сдаваясь в плен.
Только русский левый фланг сохранил боеспособность. Русские батальоны были окружены и в течение нескольких часов вели бой, расстреливаемые захваченной у саксонцев артиллерией, сдерживая атаки шведов, ходя в контратаки. Саксонский командир Г. Гольц сбежал и сдался в плен. Но русские не дрогнули, их возглавил полковник Самуил де Ренцель, он организовал оборону. Первая линия почти вся погибла в бою. К ночи полковник Ренцель смог штыковой атакой прорвать шведское кольцо и вывести из окружения остатки корпуса – около 2 тыс. измученных солдат, многие были ранены.
Шведы в этом бою потеряли около 500 убитыми и более 1 тыс. ранеными, почти все потери были у русских позиций. Практически вся саксонская армия была взята в плен или сбежала – о трусости командиров и солдат говорит тот факт, что шведы захватили 7 тыс. заряженных ружей, их хозяева даже по одному разу не выстрелили. По шведским данным, потери армии Шуленбурга составили более 7 тыс. убитыми и 7,6 тыс. сдавшимися в плен.
Надо отметить и предательскую роль саксонского правителя Августа. Он с 10-15 тыс. саксонским корпусом (в основном кавалерия) стоял всего в 10-15 милях от сражения, но вместо того, чтобы поддержать армию Шуленбурга, Август сбежал в Краков.
Военное преступление. В битве при Фрауштадте наглядно проявилось отношение «просвещённых европейцев» к «русским дикарям». Армия Шуленбурга была многонациональна: саксонцы, русские, поляки, французские, шотландские и швейцарские наёмники. После победы шведские солдаты брали в плен всех, кроме русских. Кроме того, лично по приказу Реншильда, вопреки законам войны, около 500 русских военнопленных солдат были расстреляны и заколоты. Есть данные, что в плену было убито 3-4 тыс. русских, но, судя по всему, они ошибочны, остальные русские солдаты погибли в бою или были добиты ранеными на поле сражения. Шведы в этой войне вообще отличались зверской жестокостью к русским, но этот приказ не был отдан в состоянии аффекта. Он был хорошо продуман, рационален – русских не надо было содержать, т. к., в отличие от наёмников, их нельзя было перевербовать, да и шведы хотели преподать жестокий урок «варварам».
К сожалению, когда после Полтавской битвы Реншильда взяли в плен, к нему было проявлено неуместное великодушие.
Судьба остатков русского корпуса
Из оставшихся в живых солдат был создан полк трёхбатальонного состава. В августе 1706 года саксонская армия, не оказывая сопротивления шведскому вторжению, ушла из Саксонии в Австрию, где войска были интернированы. Шуленбург предложил русским офицерам поступить так же. Но военный совет русского полка постановил отказаться пойти на это. Тогда саксонцы сложили с себя всякую ответственность за русское соединение, одновременно шведский король Карл XII потребовал от Августа и австрийского императора выдать ему русских солдат.
Ренцель принял решение пробиваться в Россию. Русские солдаты отправились через Цесарскую и Бранденбургскую землю в Польшу, в Люблин, где стояла русская армия. Поход продолжался 16 месяцев. К своим вышло 1300 человек. За проявленную доблесть русский царь произвел Ренцеля в генерал-майоры, а из приведенного отряда сформировали Саксонский полк. В дальнейшем Ренцель также доблестно служил России. Отличился в Полтавской битве, Пётр лично возложил на Ренцеля знаки ордена святого Андрея Первозванного и назначил командиром дивизии.

Любой историк скажет вам, что история имеет свойство уплотняться. Чем дальше от нас историческая эпоха, тем большими временными рамками мы ее измеряем. То же самое происходит и с историческими событиями. Чем дальше от нас событие, тем меньше мы о нем знаем. В складках времени теряются мельчайшие детали, оставляя нам в память только яркие факты.

Более ста лет от нас сражения и битвы на фронтах Первой мировой. И если героев Второй мировой войны мы сможем назвать и без специальной подготовки, то о героях 1914-1918 мы знаем намного меньше. Попытаемся восполнить этот пробел, и немного расскажем про забытые подвиги русских солдат в годы Первой мировой войны.

Таран Нестерова

Начнем, пожалуй, с самого известного подвига российского офицера, талантливого летчика, и одного из немногих подвигов, связанных с осознанным самопожертвованием.

Петр Николаевич Нестеров 8 сентября 1914 протаранил австрийский самолет, что привело к крушению обеих машин и гибели российского и австрийского летчика, а также вражеского наблюдателя барона Фридриха фон Розенталя.

На тот момент самолеты не были оборудованы пулеметами, и единственным способом уничтожить военное судно врага был таран.

Казак Кузьма Крючков

После героического боя с немцами Кузьма Крючков стал первым в России Георгиевским кавалером, получив высшую солдатскую награду Георгиевский крест.

Казаки были в засаде, когда на них вышел отряд немцев. Подпустив врага на винтовочный выстрел, казаки открыли огонь. Немцы начали отступать, и Кузьма первый, вскочив на лошадь, нагнал неприятеля, и стал рубить их шашкой.

Раненный в руку он не мог вести огонь из стрелкового оружия и продолжал убивать врага шашкой, и отобранными у них же пиками. Всего в том бою было убито и ранено 24 вражеских солдат и офицеров, 27-ми удалось бежать. Крючков получил 16 ран, а на теле его лошади насчитали 11 ранений.

Подвиг казначея

Город Калиш, находившийся у самой границы, одним из первых был оккупирован прусскими уланами и немецкими войсками. Город успели покинуть лишь некоторые высшие чиновники и представители имперской власти.

Все жители остались в городе, и в полной мере испытали все тяготы вражеской оккупации. Остался в городе и казначей по фамилии Соколов. Еще до вступления немцев в город он сжег все казначейские билеты.

4 августа 1914 года Соколов был расстрелян. Еще один пример «жертвенности» на войне. Но губернский казначей вряд ли думал о подвиге, сжигая билеты. Просто это был порыв души, в соответствии с понятием о долге и чести.

«Русские не сдаются!»

14 июля 1916 года небольшой отряд под командованием подпоручика 21-го Сибирского стрелкового полка Александра Вараксина попал в окружение у деревни Линевка.

Враг намного превосходил силы обороняющихся в окопе русских солдат, но на предложение немцев сдаться подпоручик мужественно выкрикнул «Русские не сдаются!».

Когда закончились патроны, Вараксин штыком не давал противнику проникнуть в окоп. Только после шквального огня русские защитники пали, и немцы заняли окоп. Разгневанные таким мужеством немцы, подняли уже мертвое тело Александра на штыки.

Вынес тело командира

Место подвигу на войне нашлось и рядовому Михаилу Матвеевичу Крючка. 6 марта 1916 года разгорелся жестокий бой с немцами у деревни Клипы.

Обстановка для российских войск складывалась не лучшим образом, и в бою погиб штабс-капитан Глоб-Михайленко. Тело убитого командира находилось между сражающимися сторонами.

В этой сложной обстановке под шквальным огнем с обеих сторон Михаил Крючка внес тело убитого штаб-капитана на свои позиции, чтобы враг не надругался, и захоронить офицера с почестями. Вот так, рискуя собственной жизнью, не оставил врагу командира, пусть и уже убитого.

Матрос Петр Семенищев

Русские воины отважно сражались не только на суше, но и на море. Ярким примером мужества и отваги русских моряков стал Петр Семенищев.

Простой крестьянин был призван в армию, и когда началась война, служил матросом-электриком на кораблях Балтийского флота. В декабре 1914 он попал в состав группы, в задачи которой входило разминирование фарватера Вислы.

Во время работ одна из мин оторвалась от крепления, и начала двигаться по течению, угрожая взорвать корабль. Петр, недолго думая, прыгнул в ледяную воду, и вплавь отбуксировал мину к берегу.

За этот подвиг он получил на грудь Георгиевский крест IV степени. Отметим, что матрос Семенищев еще раз проявил себя в рукопашном бою, когда обратил в бегство 8 австрийцев, получив при этом 11 ран.

«Атака мертвецов»

Под таким страшным названием в мировую и российскую историю вошло событие, связанное с одним из эпизодов героической защиты крепости Осовец, недалеко от Белостока.

После двух неудачных штурмов крепости в сентябре 1914 года, немцы предприняли третий штурм только в июле 1915. Но и она была неудачной, гарнизон крепости стойко и мужественно держал оборону. Тогда, в 4 часа утра 6 августа немцы выпустили на русские позиции отравляющий газ. Его было столько, что по немецким подсчетам никто бы не выжил.

На фото: Разрушенная крепость Осовец

Немцы были удивлены, когда начав штурм, по их мнению «мертвой крепости», на них двинулось 60 полуживых, харкающих кровью солдат, с обмотанными на головах тряпками. Немцы отступили, и крепость так и не была взята. 22 августа в виду потери ее стратегического назначения, российские войска сами оставили Осовец.

Русская солдатка

В самом начале декабря 1915 года на войну с Германией прибыл молодой доброволец Николай Попов. За свои способности и знание иностранных языков был определен в разведку 88 Петровского полка.

Однажды Попов с сослуживцем получили приказ выдвинуться во вражеские окопы, и достать «языка». Во время операции напарник был убит, и Николай самостоятельно выполнил приказ, доставив «языка».

За свой подвиг Попов был награжден Георгиевским крестом 4-й степени. И все бы не чего, но только впоследствии выяснилось, что разведчик Николай Попов на самом деле Кира Башкирова, сбежавшая из родного дома на фронт. Вот такая вот Дурова начала ХХ века.

Сестра Милосердия

Закончим список подвигов еще одной женщиной, сестрой милосердия 105-го Пехотного полка. Имя ее Римма Иванова, и она единственная женщина, получившая Орден Святого Георгия IV степени по личному волеизъявлению Николая II.

Отправилась на фронт с первых дней войны, в жесточайших боях в Западной Украине получила свой первый железный крест. В одном из боев вынесла с поля боя командира полка полковника А. Граубе.

За все время хрупкой женщине удалось вынести с поля боя и спасти более 600 солдат и офицеров. В сентябре 1915 года ее полк принял бой с превосходящими силами противника у села Доброславки. В бою погибли два командира, и солдаты начали отступать. В этой ситуации Римма собрала солдат и повела их в атаку. Россиянам под ее командованием удалось отбить занятые противником позиции, но, получив смертельные раны, она скончалась на руках бойцов со словами «Боже, спаси Россию…».

На основе обзора подвигов русских солдат сделаем небольшой вывод. В годы Великой Отечественной войны люди ценой собственной жизни пытались не пропустить вражеские войска и уничтожить врага. Здесь случалось и бросание под танки со связкой гранат, и направление подбитых самолетов на скопление вражеской техники, и самоподрыв, уничтожая вместе с собой вражеских солдат. Но в Первую мировую войну менталитет российских воинов был немного иным — уничтожить как можно больше врагов, и при этом остаться в живых, чтобы и дальше продолжать бить врага.

Хотя идея о русском самопожертвовании жива и по сей день, начиная с подвига Ивана Сусанина, и заканчивая российским офицером Александром Прохоренко, вызвавшем огонь на себя в районе сирийской Пальмиры.

Автор статьи: Валерий Скиба