Левитан

Юрий Левитан — биография, информация, личная жизнь

Юрий Левитан

Юрий Борисович Левитан (настоящее имя — Юдка Беркович Левитан). Родился 19 сентября (2 октября) 1914 года во Владимире — умер 4 августа 1983 года в Бессоновке Белгородской области. Советский радиоведущий, диктор Всесоюзного радио и Государственного комитета СМ СССР по телевидению и радиовещанию. Народный артист СССР (1980).

Юрий Левитан родился 19 сентября (2 октября по новому стилю) 1914 года во Владимире в еврейской семье.

Отец — Борис Семёнович (Бер) Левитан, портной, специализировался на пошиве мундиров городским чиновникам и служащим.

Мать — Мария Юльевна, домохозяйка.

Обладал редким по силе, тембру и выразительности голосом. Причем, на его голосовой дар обратили внимание еще когда он был ребенком. Юрий даже получил прозвище «Труба». Как он впоследствии рассказывал, матери загулявших мальчишек обращались к нему, чтобы он позвал сорванцов. И он — будто в мегафон — кричал, а его зычный и раскатистый голос раздавался по всей округе.

В возрасте 17 лет Левитан перебрался в Москву — у него была мечта стать артистом. Тогда его кумиром был великий Василий Иванович Качалов. Он подал документы в кинотехникум, но его забраковали: слишком сильно окал.

Расстроенный парень уже собирался было возвращаться назад, как ему на глаза случайно попалось объявление о наборе в группу радиодикторов. И Юрий решил испытать судьбу ещё раз. В следующей приёмной комиссии его прослушивал сам Василий Качалов. Левитан успешно прошёл отбор в группу радиодикторов: его приняли, несмотря на провинциальный говор. Он был зачислен в группу стажёров Радиокомитета.

Юрий Левитан в молодости

Первое время он выполнял функции курьера — разносил по кабинетам различные бумаги, готовил коллегам чай и бутерброды, а по ночам усиленно избавлялся от володимирского говора. Усиленно занимался совершенствованием своей дикции, брал уроки у артистов Московского художественного академического театра, приставленных к группе радиостажеров — Нины Литовцевой, Василия Качалова, Натальи Толстовой, Михаила Лебедева.

Наконец, после нескольких месяцев стажировки, Юрию Левитану были поручены обязанности дежурного по студии, включавшие в себя чтение по радио небольших выпусков новостей, объявление по радио музыкальных номеров, смену пластинок. В январе 1934 года Левитану было поручено читать в ночном техническом эфире статьи из газеты «Правда» — так в тридцатые годы передавали в отдалённые уголки Советского Союза тексты завтрашних газет: диктор почти по слогам читал материал, а стенографистки региональных издательств записывали и отправляли статьи в типографию.

Его услышал Иосиф Сталин, который сразу же распознал талант диктора. Вождь немедленно позвонил в Радиокомитет и сказал, что текст его завтрашнего доклада на открывающемся XVII съезде партии должен прочесть «этот голос».

И молодой диктор с блеском выполнил поставленную задачу. После этого Сталин распорядился о том, чтобы все тексты и важные государственные документы отныне озвучивал только Левитан.

Так девятнадцатилетний юноша стал главным диктором Советского Союза. А коллеги между собой уважительно окрестили Левитана Юрбор — от имени и отчества Юрий Борисович.

Вскоре Левитан стал самым популярным и узнаваемым диктором Всесоюзного радио. Именно он сообщил в эфире о спасении экипажа ледокола «Челюскин» (1934), авиаперелете экипажа Валерия Павловича Чкалова в США (1937), успехах арктической экспедиции Ивана Дмитриевича Папанина (1937-1938).

Членом ВКП (б) с 1941 года.

Юрий Левитан в годы Великой Отечественной войны

В годы Великой Отечественной войны 1941—1945 читал сводки Совинформбюро и приказы Верховного Главнокомандующего Сталина, его голос стал известен каждому жителю СССР.

В полдень 22 июня 1941 года именно Левитан зачитал в эфире Всесоюзного радио о нападении фашистской Германии на СССР и потом на протяжении всех четырех лет сообщал стране о ситуации на фронтах.

Адольф Гитлер называл Левитана своим «врагом номер один» (под «номером два» в списке Гитлера шел Сталин). Германские спецслужбы СС разработали, но так и не смогли воплотить в жизнь план похищения главного диктора Советского Союза, за голову которого рейхом была назначена награда в 100 тысяч (согласно другим источникам — в 250 тысяч) марок.

Осенью 1941 года Левитан был эвакуирован в Свердловск (ныне Екатеринбург) вместе с диктором Ольгой Сергеевной Высоцкой. Вести вещание из столицы к этому времени стало технически невозможно — все подмосковные радиовышки были демонтированы, так как являлись хорошими ориентирами для немецких бомбардировщиков. Уральская студия была размещена в подвальном помещении, сам диктор жил в бараке поблизости на условиях полной секретности.

Информация для радиовыпусков поступала по телефону из Москвы. Из студии сигнал шел по кабелю на ретранслятор (в те годы — самый мощный в стране), расположенный в районе озера Шарташ, а десятки трансляционных станций по всей стране не позволяли запеленговать головной радиоузел.

Помимо собственно работы в эфире диктор также озвучивал документальные фильмы, которые монтировались на этой же студии. Информацию о пребывании диктора в Свердловске рассекретили лишь четверть века спустя.

В марте 1943 Юрия Левитана секретно перебросили в Куйбышев (ныне Самара), где уже размещался советский радиокомитет.

А позже он вернулся в Москву.

9 мая 1945 года в 21 час 55 минут Левитан зачитал в эфире текст приказа Верховного главнокомандующего о победе над фашистской Германией: «Внимание! Говорит Москва! Работают все радиостанции Советского Союза! Великая Отечественная война, которую вел советский народ против немецко-фашистских захватчиков, победоносно завершена. Фашистская Германия полностью разгромлена!».

Передача должна была вестись из расположенной в ГУМе студии Радиокомитета, однако диктору даже с помощью усиленных милицейских и армейских нарядов не удалось прорваться из Кремля сквозь толпу, собравшуюся на Красной площади по случаю долгожданного окончания войны. Трансляцию пришлось вести из запасной кремлевской радиостудии.

За годы войны Левитан озвучил около 2000 сводок Совинформбюро и свыше 120 экстренных сообщений. Позднее, в 1950-е годы, диктора попросили заново наговорить часть их на магнитофонную ленту для помещения в архив.

После войны продолжал оставаться ведущим диктором Всесоюзного радио.

С началом весны 1953 года ему поручили читать бюллетени о состоянии пошатнувшегося здоровья товарища Сталина, а уже 5 марта он озвучил сообщение о смерти советского вождя.

12 апреля 1961 года Левитан сообщил в радиоэфире о полете в космос первого человека — советского космонавта Юрия Алексеевича Гагарина.

Юрий Левитан и Юрий Гагарин

Много лет Левитан читал важнейшие политические документы, правительственные заявления, вел репортажи с Красной площади, из Кремлевского Дворца съездов, участвовал в создании кинохроники, в озвучивании художественных фильмов и т. д.

В 1965-1983 годах читал текст в телепередаче «Минута молчания». На Всесоюзном радио вёл передачу «Говорят и пишут ветераны». Нередко диктору приходилось озвучивать секретные фильмы о советских военных разработках, предназначавшихся для просмотра в узком кругу партийной номенклатуры, военных чинов и работников закрытых НИИ.

«Озвучивал» Мамаев курган в Волгограде в творческом союзе с архитектором Вучетичем Евгением Викторовичем, звукорежиссёром Гераськиным Александром Ивановичем и режиссёром Магатаевым Виктором Кадиевичем. Творческая группа была сформирована при участии Ершова Всеволода Петровича.

В 1973 году Юрию Борисовичу Левитану было присуждено звание Народного артиста РСФСР, а в 1980 году Народного артиста СССР — впервые среди работников радио. Он был награжден двумя орденами, а также медалями.

Всего за годы своей работы на радио Левитан провел около 60 тысяч различных передач.

Участвовал в записях некоторых сводок Сталинградского направления во время съёмок семисерийного хроникально-документального фильма «Страницы Сталинградской битвы». Эти записи хранились как золотой фонд в Комитете по телевидению и радиовещанию в Волгограде.

В последние годы жизни диктор все реже выходил в прямой эфир. Начальство считало, что голос Левитана ассоциируется у населения с какими-то чрезвычайными событиями: не читать же диктору, объявлявшему о начале войны или салюте в честь Дня Победы, сводки об итогах уборочной.

Левитан сосредоточился на работе с молодыми радиостажерами в сфере искусства речи. Левитан был частым гостем различных мероприятий, посвященных Великой Отечественной войне. Он с удовольствием встречался с ветеранами, для которых его голос был так же свят, как сама память о минувших боях.

Смерть Юрия Левитана

У Левитана были давние проблемы с сердцем.

В начале августа 1983 года он согласился принять участие в торжествах по случаю 40-летнего юбилея со дня освобождения Орла и Белгорода. Август выдался необычайно жарким — столбик термометра зашкаливал за 40 градусов.

После выступления на праздничном митинге в селе Бессоновка близ Прохоровского поля, ему внезапно стало плохо. Врачи местной больницы, в которую его доставили, ничего сделать не смогли.

Юрий Борисович Левитан скончался 4 августа 1983 года в селе Бессоновка Белгородской области от сердечного приступа в возрасте 68 лет.

Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве (10 участок).

могила Юрия Левитана

В 1985 году, в канун 40-летия Победы, во Владимире в его честь была названа улица. На доме № 2 по улице Диктора Левитана в мае 2000 года установлена мемориальная доска.

В Алма-Ате, Уфе, Днепропетровске, Одессе, Орске и Твери есть улицы, названные в честь Юрия Левитана.

В преддверии празднования 70-летия Победы в Великой Отечественной войне, в День радио, 7 мая 2015 года, в сквере на углу улицы Диктора Левитана и проспекта Ленина во Владимире открыт памятник Юрию Левитану работы скульптора Игоря Черноглазова и архитектора Евгения Усенко.

Юрий Левитан. Голос великой эпохи

Рост Юрия Левитана: 182 сантиметра.

Личная жизнь Юрия Левитана:

Был женат. Супругу звали Раиса, она была выпускницей Института иностранных языков. Поженились в 1938 году. В 1940 году у пары родилась дочь Наталья.

Семья жила в коммунальной квартире в непосредственной близости от Кремля, позже — в отдельной квартире на улице Горького (ныне Тверская). Однако брак распался в 1949 году — Раиса ушла к другому мужчине. Известно, что Левитан поддерживал и с бывшей женой и с её вторым мужем дружеские отношения. Новый год они встречали вместе. Сам он представлял экс-супругу как двоюродную сестру.

Левитан больше не женился, жил вместе с дочерью Наташей и тёщей Фаиной Львовной. Последняя обожала своего зятя.

Юрий Левитан и дочь Наталья

Наталья вышла замуж, по мужу стала Сударикова. Родила сына Бориса. Позже Левитан оставил ей свою квартиру в Воротниковском переулке — дом был построен для советской элиты. Трехкомнатная квартира знаменитого диктора располагалась на четвертом этаже.

Своего внука Левитан обожал и каждую свободную минуту проводил с ним.

Юрий Левитан и внук Борис

Наталья Сударикова, как и ее отец, работала диктором на радио. Потом вышла на пенсию и жила вместе с сыном Борисом.

В декабре 1995-го квартиру Левитана обокрали. Были похищены два перстня и часы. При этом замок никто не взламывал, окна тоже были целы. Высказывались подозрения, что украшения забрал сын Натальи Судариковой, но доказать ничего не удалось.

Борис — внук Левитана — употреблял наркотики. Постоянно скандалил с матерью.

Наталья Сударикова — дочь Юрия Левитана

А в феврале 2006 года произошла трагедия: Наталья Сударикова была убита собственным сыном Борисом в своей московской квартире.

Об убийстве Судариковой случайно узнал сосед, живущий этажом ниже в доме N2/11 в Воротниковском переулке — он заметил на потолке и стенах своей комнаты свежие разводы странного красного цвета. Мужчина, решив, что прорвало трубу, поднялся к соседям и позвонил в дверь. Однако, несмотря на настойчивые звонки и стук, дверь никто не открыл. Из соседних квартир вышли другие жильцы и рассказали, что рано утром в квартире дочери Левитана произошел скандал — мать и сын громко ругались и даже слышались звуки ударов.

Соседи вызвали милицию и сантехников. В конце концов милиционеры сломали дверь и в коридоре обнаружили лежащую в луже крови Наталью Сударикову. Вся одежда на пенсионерке была мокрая, а на голове была огромная рана. Позже судмедэксперты установили, что женщину жестоко избили, затем изрезали лицо ножом и проломили голову тяжелым предметом.

Бориса Сударикова милиционеры нашли в маленькой комнате. Молодой человек сидел на диване, укрывшись с головой одеялом. По некоторым сведениям, он повторял одну загадочную фразу: «Я разбил машину». И вытирал запачканное кровью лицо носовым платком. Милиционеров Борис встретил спокойно и заявил, что все утро поливал труп матери водой. Объяснить смысл своих действий он так и не смог.

Арест Бориса Сударикова — внука Юрия Левитана

У Юрия Левитана остался единственный правнук — Артур Судариков, который работает ведущим, программистом и дизайнером.

Артур Судариков — правнук Юрия Левитана

Награды и звания Юрия Левитана:

Заслуженный артист РСФСР (4 сентября 1959)
Народный артист РСФСР (21 февраля 1973)
Народный артист СССР (1980)
Орден Октябрьской Революции (1974)
Орден Трудового Красного Знамени (30.04.1944)
Орден «Знак Почёта» (1964)


Его голос был хорошо знаком каждому, а фраза «Внимание! Говорит Москва!» узнаваема даже теми, кто родился после распада СССР. Юрий Левитан был самым известным диктором советского радио, это его голос сообщал о начале ВОВ, о победе над фашистами, о первом полете в космос и т.д. В 1970-х гг. он неожиданно исчез из радиоэфира, хотя в свое время он был знаменит даже за пределами СССР, а Гитлер назначил награду в 250 тысяч марок за его голову.

Юрий (Юдка) Левитан родился 2 октября (по старому стилю – 19 сентября) 1914 г. в семье портного. С самого детства он отличался сильным и красивым голосом, уникальным по тембру и выразительности. После 9-го класса мальчик решил поступать в Государственный институт кино в Москве, так как грезил о славе артиста, но оказался для поступления слишком юн. Тут он случайно увидел объявление о конкурсном наборе дикторов на радио, и неожиданно для него самого был принят стажером. Вскоре ему даже разрешили зачитывать небольшие сообщения в ночное время.

Однажды голос Левитана в ночном эфире услышал Сталин, который часто работал в ночное время. Молодому диктору поручили прочитать по радио доклад, подготовленный для XVII съезда партии. 5-часовой доклад юноша прочитал без единой ошибки или оговорки. После этого Сталин распорядился о том, чтобы все самые важные документы отныне озвучивал только этот диктор. Так в 19 лет Юрий Левитан стал главным диктором советского радио.

Безупречно звучащий в эфире текст давался Левитану ценой многочасовых тренировок и упражнений для совершенствования дикции. Но результат того стоил: вскоре его голос стали узнавать в каждом доме. Именно он объявил стране о нападении фашистской Германии на СССР, а во время ВОВ зачитывал по радио сводки Совинформбюро.

Наступление в первые дни войны происходило настолько стремительно, что фашисты не сомневались в скорой победе над СССР. Геббельсу пришла в голову идея о том, что сообщение о победе Германии должен по радио зачитать именно Юрий Левитан. Тогда был разработан план похищения диктора, за голову которого назначили немалую цену – 250 тысяч марок. Вскоре о блиц-криге пришлось забыть, и Гитлер обещал вознаграждение уже не за захват, а за уничтожение диктора. Но даже бомбежки Радиокомитета оказались безуспешными, а в 1945 г. голос Левитана стал голосом победы СССР: «Говорит Москва! Фашистская Германия полностью разгромлена.

После войны голос Юрий Левитана звучал в радиоэфире все реже и реже – считалось, что он не может зачитывать обычные новости, так как все уже привыкли слышать от него информацию только о самых важных событиях. Но когда Юрий Гагарин полетел в Космос, сообщить об этом поручили, конечно, Левитану. Кроме того, диктор часто выступал перед ветеранами, студентами, трудовыми коллективами. Ему первому из советских дикторов было присвоено звание Народного артиста СССР. В общей сложности на тот момент Левитан провел на радио 60 тысяч передач, большинство из них – в прямом эфире.

В 1970-х гг. Левитан участвовал в нескольких телепередачах, но из радиоэфира фактически пропал – руководство посчитало, что его голос у аудитории ассоциируется только с трагическими событиями, и не соответствует мирной эпохе. Выдающемуся диктору пришлось ограничиться работой в сфере искусства речи с молодыми радиостажерами.

В 1978-1983 гг. Левитан читал текст в телепередаче «Минута молчания». В августе 1983 г. его пригласили выступить на празднике по случаю 40-летия победы в битве на Курской дуге. После выступления на митинге у Левитана случился сердечный приступ, и 4 августа он ушел из жизни.
Актер Р. Плятт говорил о Левитане: «Когда по радио начиналось левитановское: «От Советского информбюро», – это звучало широко, чеканно и мощно и вызывало у слушавших душевный подъем и веру в нашу победу. Он был диктором-трибуном, и вряд ли мы обретем такого вновь».
В восьмидесятых годах двадцатого века обладатель легендарного голоса, который жителями Советского Союза считался символом телерадионовостей, Юрий Борисович Левитан, как и все дикторы, работал в Останкинском телецентре. Телезрители могли слышать его неподражаемый голос как во время проведения парадов и смотров на Красной площади, и во время просмотра фильмов (Левитан занимался озвучиванием).
Это было время, когда в одном из главных телецентров страны можно было встретить очень известных людей, обожаемых народом артистов и режиссеров, лауреатов всевозможных премий, и просто живых легенд. И все эти знаменитости еще не называли себя суперзвездами и даже не знали о существовании «звездной болезни». Но, так как ничто человеческое обитателям Останкинской телебашни было не чуждо, все они с наступлением обеденного времени собирались в столовой.
В большом помещении могли разместиться около трехсот человек. Пока одни телевизионщики трапезничали, другие стояли в очереди за стандартными комплексными обедами. Давали первое, второе и компот. За порцией столовской пищи в рядом стояли и простые работники телестудии и народные артисты и лауреаты и даже живые легенды. Сюда же на обед приходил и постаревший Юрий Борисович Левитан.
Товарищ Левитан изменился только внешне, его узнаваемый голос по-прежнему был крепким и звучным.
Как-то Юрий Борисович взял у стойки порцию супа и присел за столик. В зале было очень шумно, телевизионщики обменивались новостями, делились впечатлениями, обсуждали достижения, и вдруг по какойто причине все внезапно умолкли…
И тут наступившую тишину нарушил громкий и отчетливый голос Левитана. Юрий Борисович произнес только одну фразу, но как всегда – в стиле «От советского Информбюро».

— А супец-то нынче… говно!
Говорят, что от хохота присутствующих в зале людей едва не содрогнулась вся Останкинская телебашня!

Голос эпохи. Юрий Борисович Левитан


«Я помню грозный этот голос
В те исторические дни.
Он был подобьем правды голой
И дымной танковой брони».
Из стихотворения Александра Городницкого «Юрий Левитан»
Юрий Борисович он же Юдка Беркович Левитан появился на свет ровно сто лет назад – 2 октября 1914 года в малоимущей еврейской семье, проживающей в городе Владимире. Его мать, Мария Юльевна, вела домашнее хозяйство, а отец, Борис (Бер) Семенович, трудился портным в артели, специализируясь на пошиве мундиров для городских чиновников, пожарных и полицейских. Уже позднее партийные инстанции подредактировали биографию советского диктора, утверждая, что он появился на свет в семье рабочего – подобный род занятий являлся идеологически более правильным.
Детство Юры протекло во Владимире. Жила его семья в доме зажиточной купчихи Варвары Козиоровской – на первом этаже огромной избы располагалась харчевня, а на втором съемные комнаты. Первыми голос будущей звезды радиоэфира оценили местные женщины – бабушки и матери соседских ребятишек. Если требовалось кликнуть с улицы заигравшихся мальчишек, то проще всего было попросить Юру. Крики «Юрки-трубы» разносились на всю улицу, заставляя вздрагивать молодежь, бросать свои дела и бежать со всех ног домой.
В отличие от своего отца Юрий Борисович получил образование. Правда, школьные друзья отзывались о нем больше, как о хорошем товарище, чем о старательном ученике. Известно, что из школьных предметов Левитан очень любил историю, а вот с остальными науками, в особенности с русским языком, дружил плохо. Отец желал видеть своего сына мостостроителем или военным инженером, однако сам Юра к подобной деятельности ни разу не проявил интереса. Много времени Левитан посвящал внеклассной деятельности и занятиям в кружках, в частности, декламировал стихи, пел в хоре, даже увлекался радиолюбительским делом. Под влиянием соседа, трудившегося театральным парикмахером (по другим источникам – своего родного дяди), парнишка влюбился в театр и часами пропадал в местном драматическом кружке.
В 1931 году, окончив девять классов средней школы, Юрий получил от горкома города Владимира комсомольскую путевку в столицу для поступления в Государственую киношколу (ныне ВГИК). Отправившись осенью этого же года в Москву, Левитан уже видел себя именитым артистом, раздающим на каждом углу автографы. Однако вступительные экзамены провалились – приемная комиссия отвергла семнадцатилетнего абитуриента, чуть ли не с порога, разъяснив, что невзрачная внешность и «окающий» владимирский акцент Левитана – это непреодолимое препятствие для проникновения в сияющий мир кино. Попытка попасть в театральное училище успехом также не увенчалась – экзаменаторы посчитали, что поступающий слишком молод и не обладает харизматичным обликом.
Первые неудачи, тем не менее, не остудили пыл Юрия Борисовича, который твёрдо решил остаться в столице и спустя год снова попытать счастье. Безрезультатно он пытался устроиться на разные московские заводы. А затем в процессе поисков работы Левитан, то ли сам увидел, то ли ему кто-то показал (в этом биографы расходятся) на обычном уличном столбе объявление о наборе в состав радиодикторов. Левитан, не имея ни малейшего представления о данном ремесле, решил попробовать пройти отборочный тур.
В конкурсе приняло участие несколько сот соискателей, среди которых были и профессиональные актёры. Появление среди искушённой московской публики владимирского парня в застиранной майке и спортивных штанах вызвало улыбки среди членов комиссии, в числе которых был и популярный мхатовский актёр Василий Качалов. Однако Юрин голос, завораживающий, обладающий поразительной глубиной и тембром, произвёл на присутствующих впечатление. Несмотря на провинциальный акцент, после недолгих колебаний комиссия постановила принять парня в число стажёров Радиокомитета.
Профессор Александр Шерель, известный историк радио, рассказывал: «В Радиокомитете в 1932 году была образована Главная редакция информации. С целью работы в ней был объявлен набор дикторов. Комиссия, прослушивающая кандидатов, состояла из актеров театра и работников радио. И вот перед этими «зубрами» встает мальчик, обутый в тапочки и полосатую майку-бабочку, и начинает зачитывать басню Крылова, страшно напирая на «о». Послать прочь? Однако голос уж больно хорош. Все мхатовцы были единодушны – в парне что-то есть, его жалко терять! И Юрия Борисовича на радио взяли – дежурным по студии».
Жить Левитану по-прежнему было негде. Начальство предложило юноше расположиться прямо на рабочем месте, то есть в здании Радиокомитета прямо в маленькой комнатушке, где был склад сломанных граммофонов и старых пластинок. На первых порах Юра занимался тем, что работал курьером – разносил бумаги по кабинетам, готовил коллегам чай, бегал в буфет за бутербродами. Однако только этим его деятельность не ограничивалась. У Левитана были уникальные от природы голосовые данные, но чтобы стать хорошим диктором этого было не достаточно. Он упорно избавлялся от своего провинциального акцента, работал над дикцией, постановкой голоса и без конца читал, как про себя, так и вслух. Читал, к слову, всё подряд: газеты, журналы, книги, фельетоны, политические доклады, стихи, рекламные объявления. Занимался Левитан по восемь-десять часов в сутки, в основном по вечерам и по ночам. Также Юрий Борисович брал у артистов МХАТа уроки. Среди его учителей были: уже упомянутый Василий Качалов, Наталья Толстова, Нина Литовцева, Михаил Лебедев. Кроме правильной речи Левитан работал и над развитием внимания – дабы не допускать никаких пауз или оговорок перед микрофоном. Он тренировался самыми удивительными способами, создавая для себя всевозможные экстремальные условия. Согласно легенде, Левитан вставал на руки и, находясь головой вниз, декламировал тексты, которые клал прямо перед ним на пол кто-нибудь из товарищей. Или другое упражнение – Юрий Борисович читал, а ассистент поворачивал лист с текстом то вверх тормашками, то боком…. Уговор при этом был такой – если Левитан ошибется, то он оплачивает товарищу в столовой ужин.
Советский актер Ростислав Плятт, попавший в дикторскую группу вместе с Левитаном, писал в своих воспоминаниях: «Молодые актеры, и я в их числе, быстро перезнакомились между собой и стали вникать в новую профессию. Вскоре среди нас появился новенький – очень молоденький, но не робкий, общительный и веселый, даже проказливый, с каким-то странным, еще неустоявшимся голосом. Однако всего более нас забавляло, насколько сильно он окал. Было ясно, что его взяли как материал для основательной обработки. Спустя какое-то время в нем открылась черта, не сочетающаяся с его легкомыслием и мальчишеским видом, – огромное трудолюбие. В буквальном смысле он вгрызался в работу. Закончив занятия с педагогами, до вечера оставался в пустой студии Радиокомитета и делал заданные упражнения или, примостившись в каком-нибудь углу, читал запоем. Иногда он забегал в дикторскую и жадно слушал разговоры старших, потом бросался помогать в переноске каких-нибудь тяжестей звуковикам… Он дышал воздухом радио, врастал в радиобыт, и было неясно – есть ли у него домашняя, собственная жизнь… В передачах его не занимали, однако он мог слушать их из студии. Я не забуду одну встречу. Передача уже шла, у микрофона читал Михаил Лебедев – один из лучших наших дикторов. Вдруг я увидел краем глаза, что с Юрой что-то происходит – он вытянулся, впился в диктора взглядом, губы его шевелились синхронно с губами Лебедева, казалось, из них вот-вот вырвется звук. В тот момент я понял: «Этот юноша не зря выбрал себе профессию!».
После долгих месяцев стажировки Юрию Борисовичу было поручено объявлять по радио музыкальные номера и зачитывать небольшие выпуски новостей. Спустя пару лет он уже вел передачу для домохозяек и подменял дикторов, выступавших с обзором утренних газет. В начале 1934 года Юрию Борисовичу было поручено зачитывать по ночам гранки главной газеты страны «Правды». Подобным образом в то время передавали тексты завтрашних газет во все уголки Советского Союза. Стенографистки региональных издательств внимательно слушали и записывали текст, а затем отправляли его в типографии. Работа была довольно нудная – гранки следовало читать медленно, чётко, практически по слогам, чтобы, не приведи Господь, не произошла какая-нибудь опечатка.
В ночь на 25 января 1934 года Иосиф Виссарионович готовился к своему докладу на очередном, XVII съезде партии, открытие которого было намечено на следующий день. С целью отдохнуть Сталин включил радио. В это время уже не шло никаких передач – эфир был занят лишь технической трансляцией из столицы. Неизвестный диктор тщательно проговаривал каждую букву каждого слова. Не самое большое удовольствие слушать подобную тягомотину, однако голос работавшего в эфире человека обладал как-будто какой-то магией, приковывал к себе внимание…. Подняв трубку телефона, вождь народов приказал соединить его с тогдашним председателем Радиокомитета СССР Мальцевым: «Завтра на съезде ВКП(б) я выступаю с докладом, так вот, пусть его прочитает по радио тот самый человек, который у вас там сейчас диктует передовицу «Правды». Радиокомитетское начальство пришло в ужас от такой прихоти Сталина. Не станешь же объяснять вождю, что в техническом эфире в настоящий момент работает девятнадцатилетний диктор, у которого практически нет опыта! И что он может натворить, читая колоссальный по объему доклад вождя?! Каких ошибок, оговорок наделать?! Однако деваться было некуда. Утром Левитана вызвали к начальству: «Готовься, тебе придеться зачитать речь товарища Сталина». Текст речи доставили из Кремля в запечатанном пакете в полдень, когда у диктора уже практически не оставалось времени его просмотреть и отрепетировать. Через пару часов белого от волнения Юрия Борисовича посадили в студии перед включенным микрофоном.

Речь вождя Юрий Борисович читал ни много ни мало целых пять часов. Без какого-либо перерыва. Не сделав ни единой ошибки, запинки или оговорки! По завершении чтения Иосиф Виссарионович снова позвонил председателю Радиокомитета и отдал распоряжение, чтобы впередь все его выступления, а также прочие важнейшие государственные документы озвучивал только Левитан. Так молодой парень получил титул «главного диктора СССР».
В короткие сроки Левитан превратился в одного из самых популярных и узнаваемых дикторов Всесоюзного радио. Он сообщил гражданам СССР о спасении команды ледокола «Челюскин», о авиаперелёте в Соединенные Штаты экипажей Громова и Чкалова, об успехах арктического похода Ивана Папанина, о вводе в эксплуатацию Днепрогэса и о множестве прочих событий, происходящих в нашей стране и в мире. Вместе с этим, несмотря на безоговорочное признание его таланта, Левитан продолжал основательно работать над дикцией.
Понемногу налаживались и бытовые условия столичной жизни Юрия Борисовича. После нескольких годов скитаний по каморкам и углам ему удалось приобрести собственную жилплощадь. Неподалеку от Кремля Левитан купил в коммуналке небольшую комнату. Дабы приобрести недвижимость в престижном районе, ему потребовалось получить разрешение практически с самого «верха». Вскоре после этого – в 1938 году – Левитан женился. Звали его избранницу Раисой, и в те годы она училась в Институте иностранных языков. Познакомили их общие товарищи, решившие устроить личную жизнь диктора. Любопытно, что уже на первом свидании Левитан произвел на девушку неизгладимое впечатление. Внезапно взяв ее за руку, он произнес своим потрясающим голосом: «Люблю тебя…». Затем, сделав паузу, продолжил: «…Петра творенье! Люблю твой строгий, стройный вид…» И так до самого конца он прочитал все вступление «Медного всадника». В 1940 у Левитана родилась дочка Наташа.
А дальше наступила война. В то памятное воскресное утро Юрий Борисович находился дома. Внезапно раздался звонок из Радиокомитета, по телефону сказали: «Выезжайте срочно, машину за Вами уже послали». По воспоминаниям самого Юрия Борисовича, когда он приехал, то первое, что увидел – озабоченные лица своих коллег. Кто-то сказал ему: «Война…». Все утро в Радиокомитете звучали телефонные звонки от простых граждан. Люди кричали, перекрывая помехи: «Что случилось?! Вражеские самолёты над Киевом! Горят склады! Бомбят Вильнюс! Почему молчит радио?!». Наконец, к полудню Левитану принесли текст, и он, расположившись перед микрофоном, сказал как обычно: «Внимание, говорит Москва!». В этот миг в его натренированном горле стал комок. Наступила пауза, в аппаратной встревоженно зашевелились: «Что случилось? Продолжайте». И тогда, сжав кулаки, Левитан ровным рокочущим голосом в эфире Всесоюзного радио зачитал страшное сообщение о нападении на Советский Союз.
Роль Юрия Борисовича с началом войны стала особенно видной. Он зачитывал приказы Верховного командования, тексты исторических выступлений правительства и руководителей партии, ежедневные сводки «Совинформбюро», делился содержанием писем бойцам на фронт и статей газеты «Правда». Среди остальных дикторов Левитан выделялся не только красотой полного достоинства голоса и убедительностью речи, он обладал потрясающей способностью, зачитывая сообщения даже о трагических событиях на фронте, найти такие интонации, что все слушатели верили – наша страна все-таки выстоит и одержит победу. Профессор Александр Шерель говорил: «Эти слова, эта вера проходила через его сердце… Через много лет мне довелось побеседовать с Константином Рокоссовским. Когда я спросил его о Юрии Борисовиче, то маршал ответил: «Для фронтовиков Левитан был подобен целой дивизии, пришедшей в самый важный момент боя на помощь!».
Первым сообщая советским гражданам о победах и поражениях, Левитан, как близкий человек, вошел в каждую семью, в каждый дом. Когда он произносил первые фразы, все в стране как по команде оставляли дела и мчались к радиоточке. Уже по первым словам миллионы люди понимали характер сообщения – будет оно печальным или радостным. Актер Владимир Яхонтов писал в воспоминаниях: «…Невозможно было жить, не слушая радио. Оно сигнализировало, руководило, оповещало, связывало нас. Голос, отчеканивавший «Говорит Москва», успокаивал, приковывал внимание, вселял надежду. Его слушали по всей стране. Слушали солдаты на фронте, слушали в лесах партизаны, слушали раненые в госпиталях, слушали в окруженном Ленинграде».
Долгие четыре года не прерывалась работа Юрия Борисовича у микрофона. Всю войну спать легендарному диктору приходилось урывками, его вызывали в студию в любое время дня и ночи. Даже в тот страшный день, когда немецкая пятисоткилограммовая бомба в ходе артналета рухнула во дворе московской радиостудии, и командование противника объявило, что радиоцентр большевиков разрушен, уже через пятнадцать минут радиовещание было возобновлено, и в эфире раздался знакомый голос – бомба, к счастью, не взорвалась. Осенью 1941 Левитана вместе с Ольгой Высоцкой, также диктором Радиокомитета, эвакуировали в Свердловск (сегодня город Екатеринбург). Осуществлять вещание из Москвы к тому времени было уже технически невозможно – все радиовышки были разобраны, поскольку являлись отличными ориентирами для вражеских бомбардировщиков. Уральская студия располагалась в подвальном помещении, а сам Левитан жил поблизости в бараке на условиях абсолютной секретности. Лишь изредка к нему разрешали заходить московским друзьям. Вся информация для радиовыпусков сообщалась по телефону из Москвы. Сигнал из студии шел по кабелям на ретранслятор (в то время самый мощный в стране), располагающийся рядом с озером Шарташ. В свою очередь десятки трансляционных станций, разбросанных по всей стране, мешали запеленговать центральный радиоузел. Кроме работы в эфире Юрий Борисович успевал озвучивать документальные киноленты, которые на этой же студии и монтировали. Информация о пребывании знаменитого диктора в Свердловске была рассекречена только спустя четверть века.
В марте 1943 Левитана тайно перевезли в Куйбышев (Самара), где уже был размещен советский Радиокомитет. Секретность действительно была необходима «диктору номер один». За Левитаном шла охота. Как известно, дороже всех его мастерство и талант оценил сам Гитлер, объявив врагом Третьего рейха под номером один (Сталин шел под номером два). За голову Юрия Борисовича была назначена крупная награда – согласно одним данным 250 тысяч, согласно другим – 100 тысяч марок. Министр пропаганды Германии лично желал повесить Левитана, а руководство немецкой разведки разрабатывало операции по его похищению или ликвидации. Противник отлично понимал, что голос выдающегося диктора – эта та ниточка надежды, что придает сил гражданским в глубоком тылу и солдатам на фронте. Убить его означало убить голос целого народа, сокрушить его дух.
К счастью, ни один из подобных планов не был осуществлен. Оберегали Юрия Борисовича на государственном уровне. Охрана постоянно сопровождала его, а в уличной толпе диктору вообще было запрещено открывать рот, ибо в то время более узнаваемого голоса в Советском Союзе не существовало. К счастью, как на самом деле выглядит Левитан, знали лишь немногие. В условиях нехватки информации, люди дополняли его образ своими фантазиями. По воспоминаниям диктора Анны Шатиловой большинству граждан Юрий Борисович представлялся широкоплечим высоким человеком с огромной грудной клеткой. А иначе, откуда же брался голос такой глубины, мощи и тембра. К слову, на самом деле рост диктора составлял всего 180 сантиметров.
Существует история, что когда кто-то спросил у Иосифа Сталина: «Когда наступит победа?», главком отшутился: «Когда Левитан объявит». Честь прочитать акт о капитуляции нацистской Германии выпала Юрию Борисовичу 9 мая 1945. Вечером этого дня его вызвали в Кремль и вручили текст с приказом главнокомандующего. Через тридцать пять минут его было необходимо прочесть. Радиостудия, откуда шли передачи подобного рода, располагалась недалеко от Кремля, в здании ГУМа. Чтобы туда попасть, Левитану предстояло всего лишь пересечь Красную площадь. Однако в тот день она была заполнена толпами празднующих и ликующих жителей столицы. Работники радио преодолели с боем пять метров, но дальше не смогли продвинуться. Левитан вспоминал: «В ответ на слова: «Товарищи, пропустите. Нам по делу!», мы услышали лишь: «Какие могут быть дела? Сейчас Левитан по радио приказ о победе зачитает, будет салют. Смотрите и слушайте!». Ничего себе рекомендация… Что делать? И тут меня осенило – ведь в Кремле тоже есть своя радиостудия, будем читать оттуда! Мы побежали назад, объяснили коменданту ситуацию, и тот отдал команду охранникам не задерживать людей, бегущих по кремлевским коридорам. Вот уже и радиостудия, на часах – 21:55″.
Именно в это время 9 мая 1945 года Левитан объявил в эфире о победоносном окончании Великой Отечественной войны. Всего же за четыре года Юрий Борисович озвучил свыше 130 экстренных сообщений и больше двух тысяч сводок Совинформбюро. Записи из студии в то время не велись – лишь прямые эфиры. Позднее, уже в пятидесятых годах, его попросили заново прочитать часть из них на магнитофонную ленту с целью размещения в архивах.
После войны Левитан продолжил работать ведущим диктором Советского Всесоюзного радио. Все трагические и великие события того времени продолжали входить в каждую семью с голосом великого диктора. Его чтение стало неотъемлемой частичкой жизни советских граждан, оказывая на слушателей огромное эмоциональное воздействие. К сожалению, постоянная работа в студии, регулярные ночные отлучки и преданность любимому делу сказались на личной жизни Левитана. Прожив вместе с Юрием Борисовичем почти одиннадцать лет, его супруга Раиса встретила и полюбила другого человека – боевого офицера, учившегося в тот момент в военной академии. Как гром посреди ясного неба прозвучало ее желание уйти к другому мужчине. Тем не менее, Юрий Борисович понял ее и не возражал. «Препятствий я не буду чинить. Останемся друзьями», – сказал он и свое обещание сдержал. Отношения их не только не прекратились, но становились с годами все более тесными. Они часто друг другу звонили, встречались. На протяжении долгих лет у Юрия Борисовича была традиция отмечать наступление Нового года в ресторане Всесоюзного Театрального общества, расположенного на улице Горького (Тверской). Он заказывал стол на десять-двенадцать человек и приглашал своих самых близких товарищей. В том числе и бывшую супругу с новым мужем. Любопытно, что окружающим он представлял ее как двоюродную сестру, а про мужа-военного сообщал: » И это один мой родственник». После того как новый муж Раисы скоропостижно скончался, она пыталась вернуть старые отношения с Левитаном. Но из этого ничего так и не получилось. Отшучиваясь, Юрий Борисович предлагал найти для Раисы нового мужа и говорил: «Не переживай, в веке двадцать первом все едино будем вместе». Также он сам никогда больше не женился, поясняя: «Жена молодая мне не нужна, поскольку я понимаю, что выходит она за меня замуж по расчету, а не по любви. Что касается Раисы, то она не молода уже, а старухи меня не привлекают». Кстати, на отсутствие внимания со стороны слабого пола Левитан не жаловался никогда. Очень часто в его квартире звонил телефон – женщины фактически домогались знаменитого диктора. Как правило, Юрий Борисович использовал проверенный и надежный прием: говорил, что работает с утра или в ночь, а потому ему нужно хорошо выспаться, чтобы не сел голос…. Подобная тактика срабатывала, и женщины не обижались на него.

В начале весны 1953 ему было поручено читать бюллетени о пошатнувшемся здоровье вождя народов, а уже 5 марта именно он объявил о смерти Иосифа Виссарионовича. 12 апреля 1961 Юрий Борисович сообщил о полёте Гагарина в космос. Со своим звёздным тёзкой Левитан познакомился 17 апреля 1961, когда Гагарин в первый раз после полёта появился в прямом эфире Центрального телевидения. Левитан подошел к космонавту, одетому в парадную форму, и пожал ему руку. Церемония вышла немножко комичной, поскольку радиодиктор произнес: «Здравствуйте, Юрий! Я – Юрий Левитан», а Гагарин ответил ему: «Здравствуйте, Юрий. Я – Юрий Гагарин!» Оба рассмеялись. Левитан преподнес советскому летчику заранее приготовленный подарок – плёнку, на которой были записаны все сто восемь минут исторической радиопередачи о первом полёте человека в космос, включая и знаменитое гагаринское: «Поехали!». Начиная интервью, Левитан лукаво спросил: «Ну, Юрий Алексеевич, что, поехали?». «Поехали!» – согласился космонавт, приступая к рассказу.
После первой общей телепередачи два Юрия стали друзьями. Нередко в квартире Левитана раздавался звонок, и знакомый всей планете голос Юрия Алексеевича говорил в трубке: «В эту субботу у меня пельмени. Приезжайте». Чета Гагариных в то время проживала в новой четырехкомнатной квартире в Звёздном городке. Приехав к Юрию и Валентине, Левитан отправлялся на кухню, где в числе прочих гостей – народных артистов, известных спортсменов, космонавтов с женами – принимал активнейшее участие в лепке пельменей. Известен случай, как однажды Валентина крикнула из кухни: «Юра!». В ответ прибежали и Гагарин, и Левитан. Насмеявшись вдоволь, Гагарин – в то время уже полковник – сказал штатскому диктору: «Вы будете Юрием Первым, а я, стало быть, Вторым. Идёт?». Вообще же Гагарин неоднократно говорил Левитану: «То, что именно Вы читали сообщение о моем полете по радио, – для меня награда, равная всем медалям и орденам. Не меньше!». Несмотря на загруженность общественными делами, Юрий Алексеевич все годы после первого полета не прекращал готовиться к новому посещению орбиты Земли. И даже в шутку обещал взять с собой Левитана: «Юрий Первый, только представь себе, как здорово было бы, если бы твой неповторимый голос звучал из космоса!».
Жил Левитан вместе со своей тёщей Фаиной Львовной и дочерью Наташей в отдельной квартире на улице Горького, которую ему выделили в конце войны. Позднее, уже при Брежневе, диктору предлагали улучшить жилищные условия – давали восьмикомнатные хоромы, но в другом районе, и Левитан отказался. Жил диктор очень скромно – у него не было ни дорогих вещей, ни картин известных художников, ни антикварной мебели. Самым большим богатством он считал несколько мешков писем от радиослушателей. Писали ему люди разных возрастов и профессий со всех концов огромной страны. С ним советовались и беседовали, признавались в любви и благодарили за работу, просили помочь в житейских делах. На некоторых конвертах был указан весьма короткий адрес: «Москва. Кремль. Левитану». Теща также обожала бывшего зятя и всячески пыталась поддерживать в доме уют. Одно время Управление делами ЦК предлагало Левитану прикрепить его семью к спецстоловой, расположенной на улице Грановского. Но Фаина Львовна категорически отказалась. Она умела потрясающе готовить, самыми любимыми блюдами Левитана были винегрет, картошка с селедкой и щи. Позднее кулинарную эстафету у нее переняла Наталья.
Летом они все вместе переезжали на госдачу, арендованную в Серебряном Бору. Юрий Борисович отлично плавал, быстро загорал. Также ему нравилось прогуливаться по дачным окрестностям, причем обязательно в одних в спортивных трусах и босиком. Встречающие его в таком виде, не верили своим глазам: неужели это знаменитый Левитан?! К слову, самого диктора всесоюзная слава и обожание волновало мало. Он охотно давал деньги в долг, а о своей популярности говорил с присущим ему юмором: «Раньше, когда никто не знал меня, я шагал и плевал налево-направо, а сейчас, чтоб плюнуть, нужно искать урну» или «Мой голос оценивается не ниже, чем настоящий Т-34».
На досуге Юрий Борисович любил послушать класическую музыку и посмотреть телевизор – особенно ему нравились боксерские поединки, а также кинолента «Белое солнце пустыни». А еще Левитан являлся заядлым автомобилистом. По окончании войны он купил «Москвич», а затем, заплатив бешеные по тем временам деньги 16 тысяч рублей, стал одним из первых владельцев «Победы». Позже Юрий Борисович приобрел «Волгу», а затем «Жигули».
Отдельное место в жизни Левитана занимала его дочь Наталья. После того, как она вышла замуж, Юрий Борисович переехал на другую квартиру на улице Медведева, однако видеться они продолжали практически ежедневно, особенно после 1970, когда она родила сына Борю. Когда Левитан болел, Наташа носила ему домой всевозможные яства. Выйдя на работу, он объявлял коллегам: «Наталья спасла меня!». Ежемесячно диктор давал ей двести рублей – громадную тогда сумму. Когда его упрекали в том, что он балует дочку, отвечал: «Я помогаю не ей, а внуку Бореньке. Для него мне ничего не жалко». Вряд ли Юрий Борисович тогда мог предположить, как закончится жизнь Наташи – зимой 2006 года Борис убил собственную мать.
Почти пятьдесят лет Юрий Борисович читал правительственные заявления и важные политические документы, проводил репортажи из Кремлевского Дворца съездов и с Красной площади, принимал участие в создании кинохроники, а также озвучивании секретных фильмов об отечественных военных разработках, предназначенных для узкого круга военных чинов, партийной номенклатуры и сотрудников закрытых НИИ. Всего за годы работы он провел около шестидесяти тысяч различных радиопередач. В 1973 году Левитану присвоили звание Народного артиста РСФСР, а в 1980 – когда ему уже исполнилось 66 лет – Народного артиста СССР. Данное событие было уникально – впервые подобной чести удостоился работник радио. Друзья над ним подшучивали: «Юра, после смерти, твои связки будут размещены в институте мозга».
В последние годы жизни Левитан практически не выходил в прямой эфир. Новая эпоха требовала новых голосов – менее официозных, менее торжественных. Руководство считало, что голос Юрия Борисовича у населения ассоциируется лишь с чрезвычайными событиями, нельзя же позволять легендарному диктору читать сводки о результатах уборочной. Однако Левитан продолжал работать. Он занимался с молодыми радиостажерами по искусству речи, участвовал в озвучивании документальных кинолент, вёл телепередачу «Минута молчания», встречался с ветеранами, выезжал в воинские части, на заводы и фабрики. Им были сделаны свыше 200 записей звучащих текстов для военных и исторических мемориалов в Бресте, Волгограде, Ульяновске, Севастополе….
В начале августа 1983 года Юрия Борисовича пригласили в Белгород на очередную встречу с ветеранами войны. Перед отъездом из Москвы ему позвонила Раиса. В разговоре с ней Левитан признался, что чувствует себя неважно. На предложение остаться дома он ответил: «Невозможно. Меня же ждут». По приезду в Белгород прямо в гостиничном номере ему стало плохо. Врач, осмотрев его, рекомендовал полный покой. Однако Левитана было невозможно удержать, уже вскоре он выехал в деревню Бессоновка, расположенную в тридцати километрах от города, на праздничный митинг. Жара в тот день стояла сорокоградусная. Сразу после выступления у Юрия Борисовича произошел сердечный приступ. У него были при себе лекарства, его быстро доставили в деревенскую амбулаторию… Но все оказалось напрасно. В ночь на 4 августа страна лишилась своего главного голоса. Левитан был похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве, проститься с ним пришли тысячи человек.
В конце жизни Юрий Борисович как-то признался, что помнит наизусть каждую интонацию, каждое слово своих военных эфиров. За полвека, посвященные радио он, так и не научился зачитывать тексты «без души», не пускать в свое сердце их порой тяжелую правду. И, в конце концов, оно не выдержало…

Биография

Голос этого человека стал поистине легендарным, принеся его обладателю славу, почет и построив успешную профессиональную карьеру. Редкий талант, даже дар, сделал Юрия Левитана гостем в каждом доме на территории всего советского союза. Он приносил в каждую семью радостные и грустные новости, сообщал информацию о важных документах государственного значения.

Диктор Левитан стал голосом целой эпохи в истории страны, пережив вместе со всеми одно из самых тяжелых испытаний, которое доводилось преодолевать советскому народу. Фраза «Говорит Москва» стала фирменной карточкой Юрия Борисовича.

Родители Юрия Левитана

Настоящее имя и отчество Левитана при рождении – Юдка Беркович. Он был рожден в 1914 году в городе Владимир. Национальность семьи была общеизвестной и по внешним признакам, и по именам – евреи. Мальчик рос невысоким, достаточно щуплым, с очень буйной кудрявой шевелюрой.

С самого юного возраста Юрий выделялся среди ровесников невероятно сильным голосом – его часто просили соседи созвать их ребят домой, и тогда голос Левитана можно было услышать даже через реку. Громогласный Юра был любимчиком у всех соседей, имел много друзей и рос счастливым ребенком.

С детства целеустремленный Юрий мечтал связать свою жизнь с кинематографом, он грезил о славе и всесоюзной известности. Такой, чтобы к нему подбегали на улицах и просили оставить автограф. Во Владимире он получил направление на пробы в профильный техникум.

Юрий Левитан (второй слева) с одноклассниками

Окончив школу, Левитан приезжает в Москву и не проходит этап отбора приемной комиссией. Конечно, актера в Юрии Борисовиче не разглядели – невысокий рост, худощавое телосложение, специфический говор, непродуманный внешний вид и отсутствие ясного имиджа помешали диктору стать звездой кино и телевидения.

Возможно, мир так и не узнал бы о Левитане, если бы сама судьба не подсказала ему попробовать свои силы в работе на радио. По дороге с проб в техникум Юрий увидел невзрачное объявление о том, что открылся набор дикторов. Он решил испытать удачу и не прогадал.

Конечно, приемная комиссия сначала не восприняла паренька всерьез. Он предстал перед комиссией невзрачным юношей, в спортивной одежде и с непонятной прической. Тем более, у него был сильный региональный акцент. Однако голос Левитана поразил профессионалов – он был столь четким, сильным и тягучим, тембр был редким, почти уникальным. Ему сразу предложили стажировку на радио в составе группы учеников при Радиокомитете.

Юрий Левитан на радиостанции

Юрий Борисович начинал с роли разносчика газет и варщика кофе для именитых дикторов. Это было днем, а ночью он проводил многие часы, работая над своим произношением. Он читал все подряд – прозу, стихи, новости, делал это стоя, сидя, постоянно меняя положение, иногда даже вставая вверх ногами.

Будущий главный диктор страны методично избавлялся от «оканья», ставил речь и развивал свои богатые природные голосовые данные. Делал свой голос еще более звучным, мелодичным и всепоглощающим. Постепенно его стали выпускать в ночной эфир – Левитан читал свежие выпуски периодических газет, чтобы жители отдаленных регионов страны могли первыми услышать самые главные новости Москвы.

Начало карьеры

Одна такая ночь стала для судьбы Юрия Борисовича определяющей. Он по привычке размеренно и внимательно читал газеты в прямом эфире, озвучивая повестку грядущего дня в стране. И не знал, что в эти самые минуты главный человек страны слушает его ночной эфир.

Общеизвестно, что глава советского союза работал ночами с включенным радиоприемником. И уверенный, богатый и внушительный голос Левитана услышал и высоко оценил сам Иосиф Сталин. Иосиф Виссарионович срочно позвонил главе Радиокомитета и сообщил, что его доклад для Съезда партии на радио зачитывать должен именно этот диктор, этот «голос».

Юрий Левитан и Иосиф Сталин

На следующий день Юрия, который невероятно сильно волновался и был почти на грани обморока от нервов, усадили читать доклад Сталина в прямом эфире. В течение долгих пяти часов диктор выполнял это задание, ни разу не сбившись или совершив ошибку. Так, фактически за одни сутки, Левитан стал главным голосом страны.

Голос Победы

Самым сложным периодом работы Левитана стал, конечно же, период с 1941 по 1945 годы. Именно он, преодолевая собственный страх и ужас, громогласно сообщил жителям страны, что Гитлер объявил Союзу войну. Именно Левитан сообщал всю информацию о ходе сражений, поступающую круглосуточно от советского информационного бюро.

В течение долгих пяти лет он работал фактически без отдыха – с ним просыпались и засыпали жители Советского Союза. В голос Юрия Борисовича вслушивались солдаты на фронте, работники тыла и эвакуированные люди, люди в оккупированных городах.

В 1941 году Юрий был эвакуирован из столицы в Свердловск, вместе с ним поехала работать в условиях полной секретности диктор Ольга Высоцкая. Они совместно работали у микрофона, информируя жителей СССР о ходе событий, внушая им надежду и веру в то, что победа возможна и осуществима.

Существует легенда, что ассоциация между Левитаном и скорой победой над немцами была столь сильной среди народа, что Гитлер призвал соотечественников найти и обезвредить диктора, назначив за его смерть огромную сумму денег.

В 1945 году именно Левитан сообщил о долгожданной победе над врагом. Это было логично – только Юрий Борисович, зачитавший объявление о начале войны, мог завершить эту горестную часть истории страны.

Послевоенные годы

После войны диктор перестал работать на радио, зачитывая обычные новости. Голос, ассоциирующийся у всех без исключения жителей СССР с великими новостями, сложными и серьезными, не мог размениваться на проходные информационные сообщения. Левитан начинает озвучивать документальные фильмы о войне, вести передачи про ветеранов, ведет репортажи с главных мероприятий страны на Красной площади.

Юрий Левитан

Мало кто знает, но вплоть до 60-70х годов выступления Левитана по радио велись в прямом эфире, поэтому записей его сообщений по радио нет. Все те аудио, которые в современной России считаются записями «Левитана, сообщающего о войне», на самом деле были записаны отдельно, много лет спустя. Они не содержат тех не поддельных эмоций, которые переживал диктор в те конкретные моменты, но в целом дают представление о звучании Юрия Борисовича в военные годы.

Юрий Борисович стал первым диктором в истории страны, который получил звание народного артиста.

Смерть

Левитан оставался главным диктором страны на протяжении всей карьеры, поэтому все важные даты и поводы, связанные с Отечественной Войной, не проходили без его участия. В 1983 году великого диктора пригласили на родину, в Белгородскую область, на мероприятие при участии ветеранов битвы под Курском. Еще перед поездкой Юрий отмечал, что ему нездоровится.

Могила Юрия Левитана

Левитан твердо решил ехать, но никто не ожидал, что невыносимая жара и солнцепек приведут к наступлению сердечного приступа. Причина смерти оказалась прозаична, возраст и сердечная недостаточность на фоне высокой температуры воздуха привели к столь трагичному результату.

Похороны этого великого человека состоялись в Москве, могила Левитана находится на Новодевичьем кладбище.

Личная жизнь

Он был знаменит на всю страну, но в лицо Левитана знали единицы – только близкие коллеги, друзья и родные. Юрий Борисович обладал легендарным голосом, который никак не соотносился с его внешностью. Это давало ему право на частную жизнь без вмешательств со стороны случайных прохожих и поклонников.

Юрий Левитан с дочерью Натальей

У Юрия Левитана была полноценная семья на протяжении 11 лет – любящая жена и воспитанные дети. Однако брак распался, супруга главного голоса советского союза ушла к другому мужчине, оставив семью. К слову, второй брак женщины не продлился долго, она ушла и от этого мужчины с сыном на руках.

Юрий не стал заключать второй брак с другой женщиной, оставшись фактически один до конца своих дней. Он стал проживать совместно с бывшей тещей, которая обожала зятя. Позже к ним в доме присоединилась и родная дочь Левитана. Когда дочь завела собственную семью и родила сына, Юрий Борисович съехал в отдельную квартиру в соседнем жилом здании.

Юрий Левитан с внуком Борисом

В семье Левитана после его кончины случилось большое несчастье – в начале нового тысячелетия была убита его единственная дочь. Главным подозреваемым оказался внук Юрия Борисовича, который находился вместе с матерью в квартире в момент смерти. Как именно произошло убийство, и что к нему привело – это еще предстоит установить следствию. Это дело получило широкое освещение в прессе.

Левитан, Александр Матвеевич

Александр Матвеевич Левитан

Основные сведения

Гражданство

СССР

Дата рождения

1913 год

Место рождения

Бугульма, Самарская губерния, Российская Империя

Дата смерти

1980 год

Работы и достижения

Награды

Заслуженный художник РСФСР

Александр Матвеевич Левитан на Викискладе

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Левитан.

Александр Матвеевич Левитан (1913, Бугульма, Самарская губерния, Российская Империя — 1980). Советский архитектор и театральный художник, заслуженный художник РСФСР.

Биография

Александр Матвеевич Левитан родился в еврейской семье. Архитектор и театральный художник-постановщик. Был дважды репрессирован. Срок заключения отбывал в Ухтлаге, находился в ссылке в Ижевске, в Красноярском крае, в Норильске (1949-1954). Автор проектов планировки Москвы, жилых и общественных зданий для Туруханска и других поселений на севере Красноярского края.

  • Среднее образование получил в Москве. Окончил ФЗО при московском заводе «Борец», там же с 1929 по 1931 работал рабочим-модельщиком.
  • Учился в московском Институте пространственных искусств (1929-1931)
  • Окончил Московский институт инженеров городского строительства Моссовета (Вечерний архитектурный институт Моссовета, 1931-1934).
  • В 1932-1934 работал в бюро главного архитектора г. Москвы. Под руководством академика архитектуры В. Н. Семенова он принимает участие в составлении первого Генерального плана реконструкции столицы.
  • После окончания вечернего института с 1935 работал в 1-й архитектурной мастерской Наркомхоза РСФСР.
  • В сентябре 1935 призван в РККА и служил рядовым в Первой Московской Пролетарской стрелковой дивизии.
  • 21 февраля 1937 был арестован, осужден по статье 58-10 ч.1 с заключением на 8 лет в ИТЛ. Находился в заключении в Ухто-Ижемском лагере и работал старшим архитектором управления.
  • Освобожден 30.11.1944, однако до 1946 продолжал работать по вольному найму в проектном отделе Ухтинского комбината старшим инженером-архитектором.
  • В 1946 получил разрешение на переезд в Ижевск, где поступил на работу главным художником в Государственный республиканский русский театр драмы Удмуртской АССР.
  • 23.3.1949 повторно арестован и сослан на поселение в Красноярский край в мехлесопункт Почет Абанского района.
  • Переведен в Норильск летом 1950 и принят на работу по специальности архитектора в проектную контору Норильского комбината в связи с неоднократными обращениями (в том числе депутата Верховного Совета народной артистки СССР А.К. Тарасовой) к местной и верховной власти.
  • После освобождения из ссылки в 1954 вернулся в Москву.
  • С 1957 года Левитан работал в Театре имени Ф.Г. Волкова в Ярославле. Он был главным художником театра и проработал там более 20 лет.
  • 10 июля 1965 года Левитану было присвоено звание заслуженного художника РСФСР.

Автор и руководитель проектирования ряда жилых домов, поселков, больничного комплекса и детской больницы, профилактория, застройки микрорайонов, а также административных и производственных зданий промпредприятий в городах Крайнего Севера.

Примечания

  1. 1 2 3 Александр Матвеевич Левитан (1913-1980)
  2. Репрессированные архитекторы Приенисейской Сибири
  3. А. Слабуха. Зодчие Норильлага («групповой портрет» – из некоторых цифр статистики) Конференция MONUMENTALITA & MODERNITA. Материалы конференции 2010

Во весь голос: как Юрий Левитан озвучивал историю страны

105 лет назад, 2 октября 1914 года родился Юрий Левитан, человек, голосом которого несколько десятилетий говорил Советский Союз. Журналист Алексей Королев для «Известий» вспомнил, какую роль в судьбе главного диктора страны сыграл Сталин и как Великая Отечественная прошла через жизнь Левитана даже после Победы.

Волгарь

Он прожил всего 68 лет. Между тем казалось, что он был всегда. Точнее — его голос, который для нескольких поколений стал голосом Москвы и всей страны. Голосом власти и даже отчасти ее эквивалентом.

А всё потому, что начинать пришлось очень рано. Сын владимирского портного с детства участвовал в самодеятельности и мечтал о карьере артиста — несмотря на совсем не артистическую внешность и неисправимое волжское оканье. Да ещё и происхождение было только формально «пролетарское»: Владимир — город небольшой, все знали, что Борис Левитан держал свое небольшое ателье, обшивал местных чиновников и офицеров, слыл превосходным «мундирным портным».

К1

Юрий Левитан (справа) во время съемок в студии, апрель 1941 года

Фото: РИА Новости/Анатолий Гаранин

Впрочем, все эти обстоятельства не смутили Владимирский горком комсомола, который выписал Юре Левитану путевку для поступления в московский кинотехникум. Увы, приемная комиссия оказалась строже комсомольской — Левитана не взяли. Но, как это часто бывает, крах одной не начавшейся карьеры обернулся всеобщим благом. В Радиокомитете набирали дикторов. В буквальном смысле слова с улицы — никаких учебных заведений для работников радио тогда не существовало. Прослушивали сотрудники Радиокомитета и артисты Художественного театра. По легенде, эти последние и настояли, чтобы окающего однофамильца великого русского художника взяли в группу дикторов Радиокомитета — стажером.

Ни перед каким микрофоном его, конечно, сразу не посадили. Гоняли, как курьера, по этажам, посылали за чаем. Левитан сам понимал, что не готов — и упорно учился. По легенде, читал новости стоя на голове, чтобы лучше концентрировалось внимание, брал уроки сценической речи у Качалова и Осипа Абдулова — избавлялся от «нерадийного» произношения. Практиковался на радиостанции ВДНХ — читал объявления по громкой связи. Прогресс Левитана был очевиден — скоро ему стали доверять так называемые технические эфиры.

Голос для Сталина

Всесоюзное радио никогда не было просто «средством массовой информации» — а уж тем более в 1930-е годы. Функции его были куда шире простой передачи новостей в определенные часы. Невысокий уровень развития того, что мы сейчас называем «массовыми коммуникациями», вынуждал использовать радио всякий раз, когда требовалось оперативно передавать куда-то большой массив данных. Одним из таких инструментов и были ночные технические эфиры — дикторы по нескольку часов читали полосы свежих московских газет. Основной аудиторией этих начиток были стенографистки в разных городах СССР — они тщательно записывали с голоса статьи и отправляли их в местные типографии: печатать утренние газеты. Но эфиры эти были открытыми и слушать их мог любой желающий.

К4

Юрий Левитан передает по радио приказ Верховного Главнокомандующего о взятии Берлина, 3 мая 1945 года

Фото: ТАСС/Е. Тиханов

Среди таких желающих был и Сталин. Он, как известно, любил работать по ночам, и мерное чтение из радиоприемника, судя по всему, было для вождя оптимальным фоном. По легенде, в ночь на 25 января 1934 года он и услышал голос Левитана. Более того, утверждается, что это вообще был первый эфир. Так или иначе Сталин позвонил председателю Радиокомитета и сказал буквально следующее: «Завтра открывается съезд партии. Я хочу, чтобы по радио мой доклад зачитал вот этот парень».

Так Левитан за одну ночь стал главным диктором Советского Союза. В сущности, это довольно обычная для того времени история — правда, обычно с трагическим подтекстом: вчерашние бригадиры в одночасье становились директорами огромных заводов, директора — наркомами. О судьбе их предшественников старались не думать. Левитану, слава богу, ничье место занимать не пришлось. Свой уникальный статус он создал сам.

Он читал «Последние известия», ездил с радиобригадами по стране. Вел самые важные репортажи — о встречах Гризодубовой и папанинцев, о похоронах Кирова, с «Московских процессов». 22 июня 1941 года ни у кого не возникло даже сомнений, кто должен читать в эфире заявление о начале войны. Правда, самое первое заявление всё же зачитал Молотов — Левитан лишь повторял его текст в течение дня. А уже на третий день он вышел в эфир со словами «От Советского информбюро».

Его война

«У каждого своя война» — эту фразу стерли и опошлили те, кто просидел четыре года в «окопах ташкентского фронта». В случае же с Левитаном она убийственно точна. Совинформбюро, его сводки и его голос были полноценной оперативно-стратегической единицей, важнейшим инструментом не только тривиальной пропаганды, но поддержания духа солдат — дело для первых двух лет войны колоссально важное. Разумеется, разговоры о «враге Гитлера номер один» — беллетристическая выдумка (врагом Гитлера номер один было всё человечество), но значение Левитана преуменьшать ни в коем случае не следует.

К3

Юрий Левитан дает автографы ветеранам Великой Отечественной войны в Воронежском театре оперы и балета, 1980 год

Фото: ТАСС/Игорь Зотин

Даже в эвакуации он жил фактически секретно, его охраняли как генерала, как крупного конструктора вооружений. И, конечно, в рейхе знали, чьим голосом говорит Москва. То, что это был голос еврея, очевидно, добавляло градуса — во всяком случае, Геббельс этот факт в контрпропаганде использовал вовсю.

Две тысячи сводок за 1415 дней — гигантский, потогонный труд. Ну и такая же слава, разумеется, — теперь уже не национальная, мировая.

Левитану было едва за тридцать, когда закончилась Великая Отечественная. Было ли у него ощущение, что главное дело своей жизни он так или иначе уже сделал? На этот вопрос, разумеется, у нас нет и не будет ответа. Левитан по-прежнему был главным голосом СССР. Хоронил Сталина. Встречал Гагарина. Снимал Хрущева. Фестиваль молодежи и студентов, визиты Фиделя Кастро и Ричарда Никсона — обо всем это Россия узнавала, вслушиваясь в знакомый тембр. Но война продолжала жить в Левитане. Мало кто знает, что те величественно-размеренные записи сводок, которыми изобилуют советские кинофильмы о войне, — своеобразные реплики. Оригиналы не записывались и после войны Левитан заново наговорил несколько часов — специально для кино и телевидения. Двадцать лет, до самой смерти он озвучивал «Минуту молчания» 9 мая — едва ли не более важный в то время элемент Дня Победы, чем парад на Красной площади.

К2

Запись радиопередачи Всесоюзного радио «Пишут ветераны». На фото: редактор Анатолий Ярошевский, диктор Юрий Левитан и режиссер Ариадна Качалова, Москва, 1980-е годы

Фото: ТАСС/Игорь Зотин

В августе 1983 года он поехал в Белгородскую область — праздновать с ветеранами 40-летие Курской битвы. Сердце Левитана не выдержало в деревне Бессоновке — отсюда в 1943 году началась Белгородско-Харьковская наступательная операция. Ему было всего 68 — очень немного даже по тем временам. Но война редко щадит своих солдат — даже тех, чьим оружием был голос.