Лес в Китае

Из России в Китай ежемесячно увозят 1,5 миллиона кубометров древесины

Сегодня в России работают 564 китайские лесопромышленные компании. Это лишь официальные данные, сколько их на самом деле, можно только догадываться. Особенно тяжёлая ситуация по вырубкам складывается в трёх регионах – Иркутской и Томской областях, а также в Красноярском крае. Совсем скоро к ним примкнёт Бурятия, которая заключила договор аренды лесных угодий с КНР на 49 лет. На снимках из космоса часть сибирской территории России уже зияет сплошными проплешинами.

Причём вырубают китайцы особо ценные породы деревьев – корейский кедр, монгольский дуб, маньчжурский ясень.

– В России есть три региона, которые всегда были очень богаты лесами. Это Томская область, Красноярский край и Иркутская область. В этих регионах и в прежние времена, до китайской экспансии, десятилетиями шла вырубка лесов, но леса восстанавливались, – рассказывает известный российский путешественник Павел Пашков. – Потому объёмы вырубок не превышали критических рубежей. Но те объёмы, в которых сегодня массово уничтожается и вывозится лес, уже не восстановятся в обозримом будущем. Я проехался по вырубкам – при таких темпах уничтожения леса через 20 лет мы получим сплошные болота и степи.

Тут надо сделать акцент на том, что Китай запретил вырубать леса (вернее, остатки лесов) на своей территории. А в России арендаторам из Китая тем временем предоставлены налоговые преференции, для экспорта леса в КНР действуют льготные пошлины. Одновременно Министерство природных ресурсов и экологии РФ в 1,5 раза увеличило площадь лесов, где можно заготавливать древесину. Теперь варварские рубки разрешены даже в ценных кедровых лесах.

Китайские офшоры

В России насчитывается около 25% всех мировых запасов леса – в 3 раза больше, чем в США и Канаде, вместе взятых. В том числе на долю РФ приходится свыше 50% мировых резервов ценных хвойных пород. Неудивительно, что китайцы так активно осваивают наши просторы. При этом здесь они чувствуют себя хозяевами.

Самое крупное лесоперерабатывающее образование в Сибири – Транс-Сибирская лесная компания. Эта компания была внесена приказом Министерства промышленности и торговли РФ в перечень приоритетных национальных проектов по освоению лесов. Ещё в 2008 году ТрансСибирская лесная компания начала строительство крупных лесопильно-деревообрабатывающих комплексов.

– В 2018 году большую часть акций Транс-Сибирской лесной компании заполучил Китай, – говорит Павел Пашков. – И сегодня владельцем этих акций числится «ГРЕЙТ ГЕЙНИНГ ЛИМИТЕД» из Гонконга. Остальные акции принадлежат компании «АЛГОРЕЛЬ КОРПОРЕЙШН», зарегистрированной в офшоре – на Виргинских островах.

По мнению Павла Пашкова, то, чем занимаются китайцы, можно назвать тотальным уничтожением лесов. Очень плохо повлияло на ситуацию то, что несколько лет назад произошло существенное сокращение штатов лесников. Сегодня на всю страну их насчитывается всего 14 тысяч. Естественно, они не могут контролировать огромные лесные угодья.

– Это обернётся уничтожением лесов во многих регионах Сибири и Дальнего Востока, от Томской области до Приморья, – уверен руководитель программы Гринпис России по особо охраняемым природным территориям Михаил Крейндлин. – Вырубают особо ценные породы деревьев. Из-за этого высыхают озёра. Уровень воды во многих реках стал аномально низким.

Фирмы-однодневки и гималайский мишка

Нынче китайские фирмы реализуют на международных лесных биржах пиломатериалы из России по 500 долларов за кубометр. На российских лесозаготовках они обходятся им по 40 долларов за кубометр.

По теме2936

Родители Александра Плющенко объявили награду за предоставление информации о лицах, угрожавших их сыну в соцсетях. Ранее неизвестные «предсказали» смерть мальчика.

Одновременно для увеличения прибыли и легализации вывозимой древесины занижаются цены, объёмы и качество поставок, используются двойные счета. Общая схема организации незаконных поставок древесины в Китай следующая: сначала создаются фирмы-однодневки. Они заключают контракты на экспорт лесоматериалов. Потом открываются счета в банках, изготавливаются паспорта сделок. После чего начинаются поставки. Часть валютной выручки остаётся в КНР, а остальное снимается через корпоративные банковские карты. Эти карты оформляют на юридические лица. Затем банковские счета обнуляются. Фиктивные фирмы перестают существовать, уйдя в очередной раз и от уплаты налогов, и от таможенных сборов.

В снятом им документальном фильме Павел Пашков рассказывает про китайских предпринимателей. Например, есть такой бизнесмен Ли Цзянь, учредитель компании ООО «Шэй Тай» в Томской области. Занимается вырубкой и торговлей лесом. Ещё один бизнесмен, Ли Цзянь Цзюнь, владеет компанией ООО «Джина», главная деятельность которой торговля пиломатериалами. Ему также принадлежат компании ООО «Проект-1», ООО «Омега». В Иркутской области бизнесмен из КНР Ши Цзинь Лун владеет крупными предприятиями по лесозаготовкам. В его владениях компании ООО «АВТ», ООО «Бизнес центр на горной» и ещё пять фирм.

Огромный интерес эти фирмы и фирмочки проявляют к круглой древесине. Особенно интересует порубщиков монгольский дуб. У китайцев он считается символом долголетия, и чем старше дерево, тем больше в нём накоплено силы. Именно поэтому активно рубят деревья, которым больше 100 лет. Мебель из векового монгольского дуба пользуется сумасшедшим спросом.

Из-за этих катастрофических вырубок под угрозой исчезновения находится гималайский медведь. Основной его корм – жёлудь. Кроме того, только на старых высоких деревьях гималайский медведь может спастись от своего заклятого врага – тигра.

В Красноярском крае практически весь лесной бизнес также находится в ведении у китайцев. Особенно много китайских фирм в городе Канске, где работает 112 лесопилок. Из-за этого уже возникла проблема пожаров, поскольку мусор и опилки на лесопилках зачастую не убираются. После страшных майских пожаров в Канске, когда сгорело почти 80 жилых домов, жители в отчаянии направили свои обращения президенту РФ Владимиру Путину и генеральному секретарю ЦК Компартии Китая Си Цзиньпину, попросив навести порядок в работе лесопилок. Красноярский краевой суд вынес предписание лесопильной фирме «Синь-И», которая стала причиной пожара, убрать опилки. Впрочем, и раньше китайским лесопилкам выдавались предписания надзорных органов – владельцам предприятий предписывали убрать опилки, которые постоянно тлели. Однако они продолжали оставаться на своём месте. После пожара в Канске завели сразу несколько уголовных дел по разным статьям – от халатности до получения взяток. Фигурантами стали и начальник Канской таможни, и судебный пристав, и мэр города.

Байкал, или Северное китайское море

От китайских порубщиков страдает и озеро Байкал. В прибайкальской тайге сосредоточено более 10% запасов леса всей России, а потому здесь идут бешеные вырубки. В итоге экология Байкала находится под угрозой. Сегодня территория Иркутской области – это сплошные рубки уже почти на 50%. На космических снимках хорошо видны огромные поляны с пеньками. Множатся в Иркутской области и свалки древесины. Гигантская лесная свалка объёмом 2 млн кубометров находится под Усть-Кутом. Она тлеет и гниёт.

Тем временем китайцы не только рубят лес, но и активно строятся. Китайские девелоперы скупили уже 10% земли в старинном русском посёлке Листвянка, где активно процветает туризм. Гиды из КНР вовсю рассказывают туристам, что некогда озеро Байкал было частью Поднебесной и называлось Северным китайским морем. Туристы мечтательно улыбаются – когда-нибудь это так и будет опять…

Китайцы спилили всё: Кто на самом деле уничтожает наш лес

Один миллион 300 тысяч кубических метров российского леса было вырублено в прошлом году. Более половины объёма незаконных рубок зафиксировано на территории Иркутской области. Ущерб для региона колоссальный: 4,4 миллиарда рублей. Рубят вековую тайгу – кедр и другие особо ценные породы деревьев. Звук пилы в регионе не утихает.

Они даже не стесняются, понимаете, – недоумевает активист «Общественного контроля» Любовь Аликина. – Там у них стоит пилорама, работает верёвочник. Когда он обрабатывает и берёт первичную деловую древесину в 6 метров, он даже не очищает полностью от веток. Не нужно даже определять по коре и стволу дерева. Можно просто увидеть ветку и сказать: «Это кедр, а это сосна, а это ель везут, а это пихту».

Куда везут, люди знают. В Китай. Поднебесная в минувшем году вышла на первое место в мире по поставкам леса в США и Европу. И это при том, что вырубка деревьев там запрещена. У себя они не рубят, а покупают хорошую, ценную древесину у российских чёрных лесорубов. Практически за бесценок. Нашу Сибирь же не жалко.

Практически на все наши леса у нас один потребитель и заказчик: это Китай. 100% всё вывозится туда, – уточнила Аликина. – Рубили, рубят и будут продолжать рубить всё, что ни попадя. Ничего не оставляют для последующих поколений.

Специалисты советуют обратить внимание на ещё один факт, подмеченный Счётной палатой. В ведомстве после проведённой проверки назвали недостоверной информацию о площади леса на территории 974 миллиона гектаров. Почти миллиард!

Для сравнения: площадь Китая – 960 млн га, а США – 950 млн га. Неудивительно, что имеют место многомиллиардные теневые обороты и хищения. Причина проблемы лежит на поверхности: старая система лесничеств оказалась разрушенной, а новая ограничена в ресурсах и возможностях контроля. В результате так называемой оптимизации численность работников лесничеств и сотрудников лесной охраны в России сократилась в 5 раз.

Фото: Guentermanaus / Shutterstock.com

Сегодня на одного лесничего в среднем приходится более 50 тысяч гектаров леса, а в отдалённых лесных районах – до 300 тысяч и более. Во многих регионах о том, что где-то что-то рубят, узнают, когда начинают полыхать леса. С помощью спичек чёрные лесорубы заметают следы незаконной вырубки.

Этому должен дать оценку следственный комитет и прокуратура, – заявил председатель правления межрегиональной организации «Деловые люди» Владимир Слепак. – Мы всегда говорим, что преступление без ущерба не бывает, а здесь ущерб, который посчитала уже Общественная палата. Хотелось бы, чтобы за вырубку лесов ответили должностные лица. Те масштабы, которое приобрело стихийное бедствие сейчас, требует чёткого определения виновных. Даже для профилактики, чтобы в будущем эти преступления стали невозможными.

Хищения леса будет продолжаться и в следующем году, если не изменить саму систему контроля. По сути государственники отдали леса на аутсорс регионам, которые сами где-то должны найти деньги. А большинство регионов в России дефицитные.

Нужно пересмотреть результаты проведённой реформы, продумать механизмы увеличения финансирования отрасли, увеличения численности сотрудников лесничеств. В 21 веке живём! Где наблюдение со спутников? Зачем мы ракеты к звёздам запускаем? Чтобы робота Фёдора туда на экскурсию свозить? Где беспилотные летательные аппараты? Они позволяют контролировать большие массивы. Должны быть диспетчерские службы, оснащение всем спектром транспортных средств.

Да, это большая комплексная работа. Но закрывать глаза на разграбление России больше нельзя.

Территория Китая — около 9,6 млн. км2. Население — 1,4 млрд. человек. По характеру рельефа это преимущественно горная страна. Свыше 80% территории находится на высоте свыше 500 м над уровнем моря. Поэтому широтная зональность лесной растительности осложнена влиянием гор и наложением на широтные зоны высотных поясов.

Из 25 тыс. видов растений, обнаруженных в восточной части страны, свыше 5 тыс. — древеснокустарниковые породы, в числе которых более 2 тыс. видов — деревья. Свыше 50 видов — реликты, в том числе эндемики Китая — мезозойские реликты гинкго и метасеквойя, 2 вида куннингамии, древнейший саговник (Cycas revoluta) и такие ценные породы, как тунг (3 вида), камфорный лавр, лаковое дерево, масличная камелия, сандаловое дерево и др. В китайской дендрофлоре много представителей древних хвойных, листопадных широколиственных и вечнозеленых растений. Здесь встречаются 20 видов елей, 12 — сосны, 9 — пихты, 7 — лиственницы, 5 видов тсуги, свыше 60 — кленов, 60 — дубов, 9 — грабов, более 600 видов рододендронов, которые представлены здесь от деревьев первой величины до кустарников и кустарничков.

На территории Китая выявляются три лесорастительные зоны — умеренная (с двумя подзонами — умеренно холодной и умеренно теплой), субтропическая и тропическая, а также ряд лесорастительных районов (Ма Цзи, 1955; Н. Е. Кабанов, 1962; Н. В. Павлов, 1965).

Горные хвойные и широколиственные леса умеренно холодной подзоны. Это Северо-Восточный Китай, значительная часть Внутренней Монголии, северо-западные районы: Синьцзян-Уйгурский автономный район, провинции Ганьсу, Цинхай и северо-западная часть Тибетского нагорья (Тибетского автономного района). Основные лесные массивы сосредоточены в Северо-Восточном Китае и Внутренней Монголии. По восточному склону Большого Хингана они простираются до высоты 1600 м над уровнем моря. В лесах преобладают даурская лиственница (Larix dahurica), в ряде мест — корейский кедр (Pinus koraiensis), сибирская и аянская ели (Picea obovata, Р. ajanensis), цельнолистная и сибирская пихты (Abies holophylla, А. sibirica). На северном склоне распространены сосна обыкновенная и тис (Taxus cuspidata). Верхнюю границу леса завершает кедровый стланик (Pinus pumila) и сибирский можжевельник (Juniperus sibirica). Из лиственных пород произрастают монгольский дуб (Quercus mongolica), маньчжурский ясень (Fraxinus manshurica), японская и даурская березы (Betula japonica, В. dahurica), маньчжурский орех (Juglans manshurica), амурская липа (Tilia amurensis) и вязы (Ulmus macrocarpa). В междуречье Сунгари и Уссури значительные площади занимают широколиственные леса, состоящие из дубов —монгольского, зубчатого (Q. dentata) и острейшего (Q. acutissima), тополя белого (Populus alba) и Максимовича (Р. maximowiczii), березы даурской и желтой (В. costata), ясеня маньчжурского, различных кленов, маакии (Maackia amurensis), маньчжурского ореха, амурской липы, вяза и падуба (Ilex rugosa).

В лесах Северо-Восточного Китая растет свыше 460 видов древесных и кустарниковых пород. Общая площадь лесов района — 36 млн. га, запас древесины — 2,8 млрд. м3. Лесистость района колеблется от 11 до 32%.

В Северо-Западном Китае, в горах Тянь-Шаня, лес простирается в пределах 1200-1800 м над уровнем моря. В нижней части растет сибирская лиственница, в верхней — тянь-шаньская ель (Picea schrenkiana). По берегам горных рек тянутся галерейные леса из тополя (Р. macrocarpa), тянь-шаньской березы (В. tianschanica), абрикоса (Armeniaca vulgaris), черемухи (Padus asiatica) и облепихи (Hippophae rhamnoides). По ущельям и горным склонам Юго-Восточного Тибета встречаются остатки лесов из сосны Арманда (Р. armandii).

В горах Куньлуня преобладают леса из тянь-шаньской ели и березы полезной (В. utilis). Здесь встречаются также древостой из древовидного можжевельника (Juniperus centrasiatica), осины и рябины. Лесистость Северо-Западного Китая колеблется от 0,5% в Цинхае и 1,5% в Синьцзяне до 3,4% в Тибетском автономном районе.

Леса умеренно теплой подзоны. В этот крупный район входит территория к северу от хребта Циньлин, нижняя часть бассейна Хуанхэ, п-ов Ляодун и юг Внутренней Монголии. Она включает сохранившиеся участки естественных лесов (провинции Шаньси, Шэньси, Хэнань, Шаньдун, Хэбай) в горных ущельях, на крутых склонах, а также около исторических памятников и храмов. На севере района и по вершинам гор, превышающим 2000 м, встречаются леса из лиственницы даурской и ели шероховатой (Picea asperata), свойственные умеренно холодной подзоне. По северному склону Циньлин и другим хребтам и плато ниже 2000 м растут леса умеренного пояса. В них преобладают широколиственные породы: особенно многочисленные виды дубов — острейший (Q. acutissima), острый (Q. acuta), зубчатый (Q. dentata), ляодунский (Q. liatungensis), изменчивый (Q. variabilis); каштан мягчайший (Castanea mollissima), каркас (Celtis chinensis), хурма (Diospyros armata), вяз (Ulmus macrocarpa), айлант (Ailanthus altissima), мелия (Melia azedarach), липы, цедрела (Cadreia chinensis), мыльное дерево (Koelreuteria paniculata), катальпы (Catalpa bungei, С. ovata), павловния (Paulownia fortunei). Кое-где можно видеть участки и отдельные экземпляры лакового дерева (Rhus verniciflua). На аллювиальных наносах и в нижней части склонов растут различные тополя, березы, ивы.

Из хвойных пород повсеместно распространены сосны —масличная, или китайская (Pinus yunnanensis), юньнаньская (Ртиз уиппапепз1з), Арманда (Р. агтапсШ), Бунге (Р. armandii); ели —шероховатая и тянь-шаньская; биота восточная (Boita orientalis), тайвания криптомериевая (Taiwania cryptomerioides) и другие виды. Лесистость отдельных провинций различна: минимальная —2,5% (Хэнань), средняя — 4-6 (Хэбэй, Шаньдун, Шаньси) и максимальная — 14% (Шэнси).

Леса субтропической зоны Китая сосредоточены примерно на 20% территории страны и составляют около 30% его лесной площади. В этот крупный лесорастительный район входят восточные провинции Китая между горами Циньлин и Наньлин. Это леса бассейнов Янцзы в нижнем и среднем течении, а также левых притоков Сицзяна, расположенных в провинциях: южной части Шэньси, Хэнань и Шаньдун; восточной части Сычуань, Хубэй, Аньхой, Цзянсу, Гуйчжоу, Хунаиь, Цзянси, Чжецзян; северной части провинций Юньнань, Гуанси и Фуцзянь. Здесь средняя годовая температура колеблется от 13 до 20°С, зимняя — около 10°; годовое количество осадков — 1000-1500 мм.

Субтропические муссонные леса отличаются сложным составом пород, разнообразием видов как в лесном пологе, так и в подлеске, обилием лиан и широким распространением по опушкам лесов и по долинам бамбуковых зарослей.

Основные хвойные породы в лесах субтропической зоны —сосна Массона (Р. massoniana), кипарис печальный (Cupressus funebris), куннингамия ланцетная, или китайская (Cunninghamia lanceolata), криптомерия японская (Cryptomeria japonica). В формировании лесов участвуют и реликтовые хвойные: ногоплодник крупнолистный (Podocarpus macrophylla), китайская метасеквойя (Metasequoia glyptostroboides), лжелиственница миловидная (Pseudolarix amabilis), китайский тис (Taxus chinensis), торрейя большая (Torreya grandis), пихты — Делявая (Abies delavayi), шэньсийская (А. chensiensis), сычуанская, Факсона и Фаргеза (А. sutchuensis; А. faxoniana, А. fargesii); кипарисовик тупой (Chamaecyparis obtusa), кетелеерия Давида (Keteleeria), лжетсуга китайская (Pseudotsuga sinensis) и др.

Из вечнозеленых широколиственных пород преобладают дубы — пильчатый (Quecus serrata) и острейший, камфорный лавр (Cinnamomum camphora), встречаются также лапина (Pterocarya paliuris), катальпа (Catalpa bungei), пазания (Pasania glabra), цедрела (Cedrela sinensis), альбиция (Albizzia kaicora), китайская лещина (Cotylus chinensis), каркас (Celtis chinensis), различные виды клена, кастанопсис (Castanopsis sclerophylla), три вида тунга (Aleurites fordii, А. montana, А. cordata), евгенольная камелия (Camellia sasanqua); из лиан чаще других попадаются шизандра (Schizandra sphaenantha), смилакс (Smila[ glabra и др.), плющ (Hedera nepalensis), пассифлора и др.

Наиболее значительные леса из куннингамии и сосны Массона распространены в провинции Хунань, где довольно значительные площади занимают также смешанные леса из каштана (Castanea mollis), пазании (Pasanja densiflorus) и грецкого ореха (Juglans regia). Встречаются леса, состоящие из камфорного лавра, кипариса печального, ликвидамбра (Liquidambar formosana), софоры (Sophora japonica), конфетного дерева (Hovenia dulcis), шимы (Schima confertiflora), катальпы овальной (Catalpa ovata) и др.

В горах приморской провинции Фуцзянь сохранились самые крупные леса куннингамии, камфорного лавра, коричника железконосного (Cinnamomum glanduliferum), сосны Массона, криптомерии Форчуна (Cryptomeria fortunei), красного сандалового дерева (Pterocarpus santalinus), воскового дерева (Ligustrum lucidum), сального дерева (Sapium sebiferum), пазании (Pasania glabra), груши Бретшнейдера (Pyrus bretschneiderii) и крупных бамбуков (Phyllostachys reticulate, Рh. edulis и др.). Для этой провинции характерна наибольшая лесистость (41%). Из 5 млн. га лесной площади на долю спелых и перестойных лесов приходится более 2,5 млн. га. Значительные площади заняты лесными культурами ценных пород тунга (Aleurites fordii), кипариса (Cupressus duclouxiana), бумажного дерева (Broussonetia papirifera), куннингамии.

В провинции Чжэцзян имеются небольшие смешанные леса из куннингамии и криптомерии, в которых произрастают лжелиственница, древнее гинкго двулопастное (Ginkgo biloba), торрея большая (Torreya grandis), дуб острейший, ликвидамбр (Liquidambar grandis), лаковое дерево (Rhus vernicifkua) и др.

В провинции Цзянсу наряду с куннингамией и сосной Массона распространены леса из камфорного лавра в смеси с вечнозелеными дубами, буками, кленами. Там можно встретить китайское тюльпанное дерево (Rhus verniciflua), магнолию, сассафрас (Sassafras tsumu).

В провинции Сычуань небольшими участками выделяются леса, состоящие из гигантских деревьев фебе (Phoebe schaererii) высотой 40-50 м, камфорного лавра, грецкого ореха, вечнозеленых дубов, магнолий, линдеры, кленов, многочисленных рододендронов и различных лиан. По руслам горных рек растут ольха (Alnus cremastogyne), птерокария (Pterocarya stenoptera), камптотека заостренная (Camptotheca acuminata) и эвкомия (Evcommia ulmoides). В горах на высоте 1500-1800 м леса образованы куннингамией; выше они сменяются пихтовыми чистыми или смешанными древостоями. В последних участвуют пихта Деля-вея (А. delavayi) и другие близкие ей виды пихт — Факсона, сычуанская, Фаргеза. В пихтовых лесах встречаются тсуга (Tsuga yunnanensis) и кипарис Дюклу (Cupressus duclouxiana), а также различные листопадные породы — клены, яблони, рябины, груши и др.

Леса тропической зоны распространены на юго-западе провинции Юньнань, в южной половине Гуанси-Чжуанского автономного района, на юге провинции Гуандун и на о. Хайнань, а также в приморском районе провинции Фуцзань. Общая площадь этой зоны равна приблизительно 5% всей площади Китая, а лесная ее площадь — примерно 10% площади лесов страны. Здесь, особенно на о. Хайнань и частично на юге провинций Юньнань и Гуандун, распространены дождевые тропические леса. Тропические полидоминантные леса Хайнаня относятся к малезийско-филиппинскому типу. Для них характерны вечнозеленые виды древесных пород. Они образуют несколько сливающихся друг с другом ярусов и образованы мощными деревьями часто с досковидными корнями и с массой лиан и эпифитов. В древостое преобладают канариум белый (Canarium album), ватика (Vatica astrotricha), тариеция (Tarrietia parvifolia), терминалия Катаппа (Terminaiia catappa), хлебное дерево (Artocarpus integer), аглайя (Aglaia tetrapetalaга) и многие другие.

В прибрежной полосе и по речным долинам растут пальмы —кокосовая (Cocos nucifera), бетелевая (Areca catechu), веерная высокая (Trachycarpus excelsa), а также фикус (Ficus retusa), манго (Mangifera indica), хлопковое дерево (Bombax ceiba), личжи (Nephelium litchi) и банан японский (Musa basjoo). По заливаемым морским берегам встречаются узкие полосы мангровых зарослей, в которых преобладает авиценния (Avicennia officinalis).

В дождевых тропических лесах Юньнани и Гуандуна наряду с мощными деревьями чукразии (Chukrasia tabularis), терминалии (Terminalia myriocarpa), птероспермума (Pterospermum acerifolium), коричника (Cinnamomum cassia) произрастают различные пальмы (Caryota, Livistona и др.), магнолия Генри (Magnolia henryi), тиковое дерево (Tectona grandis), крупные древовидные папоротники (Cyathea ciboteum), лазящие бамбуки (Dinochloa зрр.), колючие пальмы-лианы (Calamus), древовидные бамбуки (Bambusa vulgaris, Chimnobambusa quadrangularis). В горах Юньнани на высоте 1200-1800 м широко распространены тропические хвойные леса, в которых особенно много сосен юньнаньской (Р. yunnanensis) и Хази (Р. khasia), кипариса Дюклу (Cupressus duclouxiana), кетелеерии (Keteleeria evelyniana). К ним примешиваются вечнозеленые и листопадные дубы (пробковый, пильчатый и др.), махил (Machilus yunnanensis), каштан мягчайший, кастанопсис (Castanopsis delavayi), ликвидамбр, коричник железконосный, тюльпанное дерево, дзельква кейяки (Zelkowa keaki), веерная пальма Форчуна (Trachycarpus fortunei), бамбук Кастиллони (Phyllostachys reticulate var. castilloni) и др.

В ряде мест в тропическом поясе встречаются участки саванн —вторичная (производная) растительность, возникшая на месте бывших тропических лесов, сведенных в результате часто повторяющихся пожаров и рубок. На фоне высокого травяного покрова из злаков (Andropogon, Imperata и др.) рассеяны небольшие тропические деревья и различные кустарники — альбиция (Albizzia mollis), дальбергия (Dalbergia obtusifolia), фикус (Ficus geocarpa), зизифус юйюба (Zizyphus jujuba), виды дубов.

Высоко в горах Юньнань (2500-3000 м), в поясе конденсации атмосферной влаги, распространены формации горного туманного тропического леса. Древесный ярус образован крупными вечнозелеными деревьями из лавровых, магнолиевых, сережкоцветных и лавроподобных видов других семейств. Здесь растут громадные- коричники, пазании, падубы, кастанопсисы, фотинии, рододендроны. Много вечнозеленых кустарников, лиан, папоротников, плаунов, мхов. В лесу царит полумрак и часто стоит густой туман.

В тропической зоне Китая широко культивируют различные технические и пищевые породы (более 200): анисовое дерево (Illicium verum), гевею бразильскую (Hevea brasiliensis), камфорное дерево, лаковое дерево, тунг китайский (более 800 тыс. га), сумах полукрылатый (Rhus semialata), сальное дерево (Sapium sebiferum), эвкомию, а также камелию масличную, деревья кофейное и какао, чайный куст, китайский апельсин, литчи, манго, черный перец, папайю, кокосовую, бетелевую, финиковую и саговую пальмы, китайский каштан, пробковый дуб, тик, камптотеку, бархат амурский и многие другие виды тропических и субтропических деревьев и кустарников.

Лесная площадь Китая — 97,1 млн. га, площадь сомкнутых лесов — 80 млн. га. Средняя лесистость — 8%. Хвойные древостой занимают в сомкнутых лесах 25 млн. га. Общий запас древесины сомкнутых лесов — 6 млрд. м3, из них хвойных — 2 млрд. м3. Средний запас древесины на 1 га — 75 м3.

По форме владения в стране преобладают государственные леса, составляющие примерно 73-74%. Это преимущественно леса, имеющие промышленное значение. Остальные 26-27% принадлежат различным местным организациям, крестьянским кооперативам, крестьянским общинам и частично отдельным гражданам. Частные леса, в основном искусственного происхождения, созданы населением для удовлетворения хозяйственных нужд.

Леса распределены крайне неравномерно. Наиболее значительны по площади и запасу древесины леса Северо-Востока. Меньше всего леса в Северном и Северо-Западном Китае (Монголо-Синьцзянский и Цинхай-Тибетский районы).

В северных районах страны преобладают хвойные древостой, в восточных и южных — лиственные; значительные площади приходятся на субтропические и тропические леса. Из ценных быстрорастущих хвойных пород выделяется куннигамия китайская (ланцетная). Это наиболее перспективная порода для создания в короткие сроки новых высокопродуктивных промышленных лесов на юге Китая. Культуры куннингамии в возрасте рубки 25-30 лет имеют запасы древесины в 250-400 м3/га и средний прирост 10 м3 и более. Наиболее продуктивные насаждения достигают запаса 1000-1300 м3/га со средним приростом 20-40 м3, с высотой отдельных деревьев до 45 м и диаметром до 2 м. Стволы деревьев исключительно стройные, полнодревесные. Древесина легкая, прочная, хорошо подвергается обработке, ароматная. Применяется в мебельном производстве, строительстве, дает сырье для бумажной промышленности. Куннингамия размножается семенами, черенками, порослью от пня.

Порослевые насаждения часто используются для получения средних и мелких сортиментов при пониженном возрасте рубки в 10-20 лет.

Для создания промышленных лесов, а также водоохранных и агроклиматических насаждений используют кроме куннингамии свыше 80 древесных пород применительно к условиям разных районов (почвам, лесоводственным задачам). В северных районах основные породы в лесных культурах — корейский кедр, можжевельник китайский, разные виды елей, лиственниц, пихта замечательная (Abies spectabilis), древовидные ивы, тополя, сосна обыкновенная, маньчжурский орех, софора, чозения (Chosenia macrolepis), ясень и т. д.

В центральных и восточных районах умеренной зоны в культурах представлены различные сосны (густоцветная, гималайская, или Гриффита, китайская, Массона и др.), биота восточная, ель гималайская, тис, кедр гималайский, разные виды дуба, елей, грецкий орех, куннингамия, гинкго и др.

В восточных и южных районах субтропической зоны в культурах типичны куннингамия, лжелиственница, тсуга, лжетсуга, криптомерия, глиптостробус китайский (Glyptostrobus sinensis), пробковый дуб, сосны — Массона, густоцветная, юньнаньская, тунг, речной кедр, кетелеерия Давида, кипарис Дюклу, китайский орех, китайский каштан, кастанопсис, коричник желез-коносный и коричник камфорный, дзельква, тюльпанное дерево, ливистона китайская (Livistona chinensis), ликвидамбр, пазания голая, сасафрас (Sassafras tzumu), тик, хлебное и дынное деревья, эвкалипты, гевея.

Лесоразведение проводится в следующих основных направлениях: восстановление лесов на ранее вырубленных площадях; увеличение площади лесов промышленного значения; создание водоохранных лесов, особенно в верховьях рек; облесение песков; поле- и почвозащитное лесоразведение; расширение лесов местного значения в целях удовлетворения хозяйственных нужд крестьян; внедрение быстрорастущих ценных пород; создание плантаций технических пород и т. д.

Для осуществления лесокультурных работ в стране приняты меры по созданию питомников, баз по сбору семян, специальных управлений по лесоразведению. Лесные культуры выращиваются из сеянцев, саженцев или черенков. Значительная часть лесокультурных работ ведется в горных условиях с террасированием склонов.

Наряду с созданием лесов промышленного значения, а также противоэрозионных и различных защитных насаждений с 1991 г. практикуются посадки деревьев и кустарников по берегам рек, водохранилищ, вдоль обочин дорог, вблизи домов. В городах и других населенных пунктах создаются сады и парки. По данным на 2007 г., в Китае искусственные леса занимают площадь примерно 20 млн. га.

Лесопользование ведется в сравнительно больших размерах. Ежегодно заготавливается более 180 млн. м3 древесины, в том числе около 45 млн. м3 деловой.

Флора Китая

У этого термина существуют и другие значения, см. Флора Китая (значения). Incarvillea sinensis — кит. 角蒿 Гортензия крупнолистная — кит. 繡球花

Флора Китая — исторически сложившаяся совокупность видов растений на территории Китайской Народной Республики. Растительный покров Китая отличается высоким разнообразием и богатством форм, включает более 31 тысячи видов сосудистых растений, произрастающих во всех климатических зонах Китая, что составляет почти одну восьмую от общего числа известных видов растений, в том числе тысячи эндемичных для континентального Китая видов.

История изучения

Одна из первых европейских книг о природе Восточной Азии «Flora Sinensis» была издана в 1656 году, книга стала результатом посещения Китая монахом-иезуитом Михалом Боймом. Европейские ботаники получили возможность регулярно исследовать флору Китая более 200 лет назад, первые исследователи были очарованы разнообразием и красотами китайских растений. Высокий интерес ботанического сообщества к китайской флоре остаётся по настоящее время. Последняя полная сводка о растительности Китая — многотомный труд международного коллектива ученых «Flora of China» — был завершён в 2013 году.

Общая характеристика

В Китае известно множество лесных видов, на северо-востоке и северо-западе в горных районах произрастают бореальные хвойные леса, в которых обитают многие виды диких животных, включая лосей и гималайских медведей, множество видов птиц и насекомых. В предгорьях, наряду с влажными хвойными лесами, встречаются заросли бамбука и рододендронов, в высокогорьях — можжевельника и тиса. В центральных и южных районах Китая преобладают субтропические леса, в которых произрастает более 14 тысяч видов. Тропические и муссонные леса произрастают на юге страны, в провинции Юньнань и на острове Хайнань, отличаются исключительным богатством и составляют четверть всего биологического разнообразия Китая.

По характеру растительности и животного мира Китай достаточно чётко делится на восточную и западную части.

На современном растительном покрове востока страны сильно сказалось давнее и очень интенсивное хозяйственное использование территорий. Коренные леса сохранились в основном в горных районах; низменности же возделаны почти сплошь. Тем не менее флора Восточного Китая достаточно богата: здесь насчитывается более 25 тысяч видов, среди которых много реликтов, оставшихся с третичного периода.

На протяжении с севера на юг друг друга сменяют несколько природных зон. На севере, в бассейне Амура, господствует тайга с дерново-подзолистыми почвами, с преобладанием лиственницы и корейского кедра; среди хвойных произрастают и широколиственные породы. Смешанные (хвойно-широколиственные) леса постепенно сменяют тайгу при движении на юг, и на склонах хребта Циньлин преобладают дуб, липа, клён и орех.

Южнее хребта Циньлин начинается пояс субтропических лесов, представленных несколькими видами лавровых, камелией, магнолией. Основную массу «деловой» древесины дают сосна Массона и куннингамия. В горных районах многочисленны листопадные виды. На крайнем юге, на краснозёмах и красно-жёлтых ферралитных почвах, произрастают тропические леса, а на западе Юньнани находятся саванны.

Западная же часть страны однообразна по составу растительности. Преобладают ксерофиты — многолетние засухоустойчивые кустарники и кустарнички; растительный покров изрежен.

Относительно более богато видами Западное Прихинганье. По направлению к западу (в связи с уменьшением количества осадков) злаковые высокотравные степи сменяются сухими степями, луково-полынными и полынно-тырсовыми полупустынями и, наконец, настоящими пустынями. В этой части Китая обширные пространства заняты подвижными песками и каменистыми пустынями, крайне бедными или совершенно лишёнными растительности. От пустыни Алашань до Джунгарской впадины лишь изредка, в понижениях и по долинам рек (в так называемых тугаях), встречаются небольшие рощицы из тополя разнолистного и вяза пустынного.

Тибетское нагорье представлено высокогорными холодными пустынями, где встречается очень небольшое число видов, приспособленных к экстрааридным условиям вкупе с сильными ветрами и повышенной солнечной радиацией. Только в восточной части нагорья, где климат становится более мягким и влажным, появляются горные луга, а пониже на склонах — даже хвойные леса.

Количественный состав

На территории Китая произрастает 31 362 вида сосудистых растений, из 3328 родов и 312 семейств. Немногим менее половины видов являются эндемиками.

От общего числа видов 2129 это папоротники и плауны, 237 видов относятся к голосеменным, а 28 995 — к цветковым растениям.

Двадцать пять крупнейших (по количеству видов) семейств составляют 62 % от общего объёма флоры и включает 19 494 вида.

Десять крупнейших семейств, с указанием количества видов, встречающихся на территории Китая:

  • Asteraceae (Астровые) — 2336
  • Poaceae (Злаки) — 1795
  • Fabaceae (Бобовые) — 1673
  • Orchidaceae (Орхидные) — 1388
  • Rosaceae (Розовые) — 950
  • Ranunculaceae (Лютиковые) — 921
  • Cyperaceae (Осоковые) — 865
  • Ericaceae (Вересковые) — 826
  • Lamiaceae (Яснотковые) — 807
  • Liliaceae (Лилейные) — 726

Почти четверть (7624), от общего количества видов, входят в 37 крупнейших родов, в каждом из которых более чем 100 представителей флоры Китая.

Наиболее богатые по видовому разнообразию растений пять провинций: Юньнань (14 186), Сычуань (9383), Гуанси (6916), Тибет (6756), Гуйчжоу (5588).

Провинции с самым высоким количеством эндемиков: Сычуань (57,6 %), Хубэй (46,1 %), Юньнань (43,9 %), Ганьсу (42,4 %), Цинхай (41,5 %). Процент указан от количества произрастающих на территории видов.

> Ссылки

Продажа леса в Китай

Экспорт леса в Китай зависит от экономического развития страны и природно-ресурсной политики. Россия занимает одну из лидирующих позиций среди экспортеров древесины в Поднебесную, что определяется ее географическим положением.

Продажа леса Китаю

Бурный рост китайской экономики увеличивает спрос как на круглую древесину, так и на пиломатериалы. Собственных ресурсов Китаю не хватает, несмотря на ежегодную вырубку порядка 100 млн кубометров леса. Продажа древесины в Поднебесную осуществляется многими богатыми на лесные ресурсы странами. Среди них и наша страна, которая, согласно официальным данным, импортирует соседям около 22 млн кубометров российского леса ежегодно. Доля пиломатериалов по сравнению с круглым лесом постепенно увеличивается.

Для экономики РФ Китай является самым крупным импортером древесины, но лидирующие позиции по объемам поставок занимают США. В денежном эквиваленте распределение долей компаний, занимающихся поставками, будет следующим:

  • США продают китайцам дерева на общую сумму в 7,6 млрд долларов;
  • Россия – 4,5 млрд долларов;
  • Канада – 4 млрд долларов.

Среди поставщиков можно выделить также Бразилию и Финляндию, которые ввиду запасов лесного ресурса с каждым годом вырубают все больше. Конкуренция в этой сфере очень высокая, несмотря на существенную разницу в показателях площади лесных массивов. Леса в России, несмотря на масштабные рубки, занимают 45% территории. По этому показателю страна значительно превосходит США и Канаду,

Цены на лес в Китае

В зависимости от поставщика, таможенных расходов, портовых сборов и антидемпинговых пошлин цена на внутреннем китайском рынке может сильно разниться. Согласно отчетам за 2016 год, самая низкая средняя цена на поставку кругляка в республику была зафиксирована в Хабаровском крае – 91,5 доллар за кубометр. В том же году из Иркутской области сырье уходило за 122,5 доллара.

Четырехметровая ель на китайском рынке может стоить от 126 до 146 долларов за кубометр в зависимости от диаметра кругляка (16 и 26 см соответственно). Лиственница стоит дешевле – 109-121 доллар за кубометр (диаметр тот же). Сосна продается от 112 до 135 долларов при диаметре 16 и 24 см соответственно. Лесоматериалы из хвойных пород имеют следующий ценовой разброс – от 193 до 207 долларов за куб (лиственница дешевле, ель дороже).

Сколько леса вывозится в Китай

Вопрос о том, сколько древесины китайцы вывозят из нашей страны, сохраняет свою актуальность. Особенно на фоне часто появляющихся информационных сообщений, согласно которым природное богатство России незаконно расхищается, идет безнаказанная вырубка леса.

Самые большие объемы экспортируемого и задекларированного леса по данным 2016 года приходятся на Хабаровский край. Объясняется это просто – регион граничит с КНР и купить дерево у местных компаний значительно проще с точки зрения логистики. Суммарный вывоз кругляка в том же году составил 37% от общего экспортного объема в Китай. В кубометрах было вывезено порядка 3,7 млн плотной древесины.

Поскольку большую часть территории, покрытой лесами, занимают хвойные породы (ель, сосна и лиственница), край, как и весь Дальний Восток оказывается крупной экспортной площадкой для Китая. Второе после Хабаровского края место по вывозу леса занимает Иркутская область. Здесь доля экспорта составляет 29% (по тем же данным на 2016 год). С предприятий области в Поднебесную за год было переправлено почти 3 млн кубометров. Позицию лидера по поставкам указанные регионы занимают по очереди, сменяя друг друга. Вдвое меньше древесины вывозится из Приморского и Красноярского краев.

Помимо хвойных пород в Китай вывозят древесину лиственных пород:

  • березу;
  • дуб;
  • клен;
  • ольху;
  • тополь и т.д.

Доска, брус, шпон в больших объемах также интересуют Китай в связи с ростом мебельного производства.

Власти страны ради сохранения лесных ресурсов наметили к 2020 году полное выведение природных китайских лесов из освоения, поэтому доля покупаемой у лидирующих поставщиков древесины должна увеличиться. С недавнего времени повысила свое значение в экспорте Новая Зеландия. В такой ситуации шанс, что Поднебесная купит для своих нужд большее количество кубометров именно в России, все же увеличивается.

Подводим итог

За экспорт древесины в Китай конкурируют между собой крупные экономики мира – США, Канада и Россия. Снижение спроса со стороны Китая, которое отмечается в последние пару лет, может постепенно смениться новым подъемом поставок из разных стран. Показатели потребления круглого леса Поднебесной внушительны – это 55% от общего мирового выпуска. Именно поэтому динамика спроса со стороны КНР будет определяющей для мирового рынка древесины.

masterok

Вся Сибирь сдана в аренду китайцам, масштабы вырубки лесов такие, что через 10 лет здесь будет голая пустыня – такие утверждения всё чаще встречаются в интернете. Одни им слепо верят, другие просто отмахиваются, утверждая, что всё это фейк. Проект «Время-вперед» решили поставить точку в долгом споре и разобраться как оно происходит на самом деле.

Как всегда, с опорой только на цифры и факты.

Сколько вывозит Китай

Первая цифра, которая поможет нам разобраться в ситуации – это объём экспорта российской древесины в Китай. Китай, действительно, является крупнейшим покупателем нашего леса в силу того, что мы имеем удобную сухопутную границу и качественный лес. Согласно официальным данным мы продаём соседу примерно 22 млн. кубометров лесопродукции в год.

Вывоз леса в обход таможни практически невозможен и если и существует, то в мизерных объёмах. Однако остаётся возможность махинаций на самой таможне с занижением объёма экспорта. Примерный масштаб можно рассчитать, исходя потребностей Китая. Они составляет примерно 170 млн. кубометров в год, около 100 из них закрывает сам Китай, а ещё не менее 30 млн. кубометров приходится на поставки в Китай из других стран. Получается, что если исходить из смелого предположения о том, что только в России поставщики занижают объёмы вывоза, то в общей сложности мы продаём соседу 40 млн. кубометров в год. Теперь разберёмся насколько это много.

Сколько леса в России

В России находится около одной пятой всего мирового резерва древесины. Общая площадь свыше 750 млн га, что больше чем у Канады, Швеции, Норвегии, США и Финляндии. Однако не весь лес годится для промышленной заготовки. В общей сложности для этих целей у нас находится в резерве 30 млрд. кубометров, что в три раза превосходит аналогичный показатель запасов Канады и США.

Следовательно, если предположить, что Китай будет скупать российский лес такими же темпами, что и сейчас, то даже с учётом рассчитанного нами чёрного экспорта, на вывоз всех промышленных ресурсов ему потребуется примерно 800 лет. Но этого не произойдёт никогда по нескольким причинам.

Во-первых, Китай наращивает собственное производство леса и через 10-15 лет намерен существенно сократить объёмы импорта. Во-вторых, лес является возобновляемым ресурсом и при грамотном подходе – практически бесконечным. В-третьих, не мы одни работаем с Китаем и та же Канада, Новая Зеландия, Финляндия, США и другие страны жёстко конкурируют за право быть продавать в Китай свой лес.

Однако всё вышесказанное не означает, что мы теперь можем расслабиться. Проблем в лесной отрасли у нас действительно хватает.

Виноваты ли китайцы?

Представление о том, что вся Сибирь и Приморье наводнены китайскими лесорубами, которые воруют и тайно вывозят наш лес не соответствует действительности. Китаю просто нет нужды так рисковать, потому что лес в том числе и незаконно рубят для них сами граждане России. А китайцы лишь покупают его и отправляют домой. Да, зачастую участвуя в незаконных сделках, но они невозможны без участия российской стороны. И главная проблема здесь не столько в масштабах теневого бизнеса, сколько в его варварском характере. Леса вырубаются беспорядочно с грубыми нарушениями, ни о каком компенсирующем восстановлении леса не ведётся даже речи.

Но хуже всего, что на местах вырубки образуются несанкционированные свалки, которые часто приводят к пожарам. А именно пожары сегодня губят гораздо больше леса, чем его незаконная добыча. Только в прошлом году в России из-за пожаров пострадало 4,5 млн. гектаров леса. Если бы это был только промышленный лес, то его вывозили бы в Китай 22 года.

Теперь поговорим о том, что делает государство для сохранения наших лесных ресурсов.

Как защищают лес

Говорить о том, что государство закрывает глаза на ситуацию было бы несправедливо. Первым делом была поставлена задача снизить вывоз необработанного круглого леса и простимулировать вывоз пиломатериалов. Поэтому ещё в 2008 году были введены заградительные таможенные пошлины на вывоз кругляка, что и привело к резкому сокращению экспорта лесного сырья и развитию собственной переработки. Результаты хорошо видны на этих графиках:

Вместе с тем редкие и особо ценные лесные породы вырубать запретили под страхом уголовного наказания. В отношении леса стали применять систему ЕГАИС. В итоге каждое дерево отслеживается на всем пути его коммерческой жизни — от места, где оно было срублено, до пересечения границы. Как результат – в 6 раз возрос объём выявляемых нарушений и количество уголовных дел.

Теперь государство пошло дальше и решило стимулировать глубокую переработку древесины с использованием сложных биохимических технологий. Для этого создаются отраслевые кластеры, проекты государственно-частного партнерства, о многих мы рассказывали в наших выпусках.

А, буквально, на днях был окончательно принят законопроект, который предусматривает обязательное восстановление леса после вырубки. Их обязуют в течение одного года после проведения работ высаживать саженцы в объеме равном площади вырубки. Причём той же породы. Либо вносить равнозначную сумму в фонд, который занимается лесовосстановлением самостоятельно.

Выводы

— Проблема незаконной вырубки леса в России и контрабанды в Китай существует и отрицать это глупо. О масштабы её не так велики, как рисует народная молва;

— Китайцы не воруют русский лес, а закупают его у наших дельцов, которые сами с лёгкостью нарушают законы в погоне за прибылью;

— Продавать лес заграницу – это нормально. Крупнейшие экономики мира борются за право поставок в Китай;

— Лес – это возобновляемый ресурс. Его можно и нужно продавать, но при этом проводить вырубку по правилам и распоряжаться им эффективно, в чём мы пока уступаем многим лесным странам;

— Нужно и дальше стремиться продавать не сырьё или продукцию элементарной обработки, а более сложные продукты, созданные на нашей территории – мебель, бумагу, домокомплекты и т.д.;

— Только государство способно навести порядок в лесной сфере с помощью тарифных мер и жёсткого контроля;

— Любое усиление контроля за отраслью в будущем будет сопровождаться протестами тех, кто привык кормиться с нелегального бизнеса, а значит нас ещё ждут протесты по этой теме и попытки придать ей политический характер.

Общественник из Заринска Игорь Абысов уже год пишет жалобы во всевозможные инстанции по поводу вырубок леса на территории Салаирского кряжа. Мужчина утверждает, что за последние 25 лет черные лесорубы уничтожили «половину тайги», а распиленный лес вывозят вагонами со станции Заринская в Китай. При этом в ответ на его обращения никто из властей не подтверждает эти сведения. «Комсомолка» разбиралась, насколько обоснованы его претензии.

«Лес увозят, людей сокращают»

Темой восстановления леса Игорь Абысов вплотную занялся год назад. Тогда его выбрали в главы Аламбайского сельсовета, но тут же сняли с должности с формулировкой «не сложил с себя полномочия, несовместимые со статусом главы». Сам общественник утверждает, что он не смог приступить к своим обязанностям из-за серьезных проблем со здоровьем на тот момент.

Около пяти лет Абысов является председателем Союза Общественных Организаций Заринска. По его словам, он тесно сотрудничает с жителями города и района, помогает им с трудоустройством, судебными проблемами, ремонтом дорог и водопроводов. Но тема леса стала главной в его работе.

– В течение года я на всех уровнях власти поднимал проблему вырубки Салаирской тайги. За последние 25 лет ее уничтожили вполовину – об этом мне рассказали местные жители. По словам железнодорожников, каждый день со станции Заринская в Китай отправляют по четыре вагона распиленного леса – сосны, пихты, кедры. В Аламбае работают семь пилорам, – возмущается общественник.

Объемы экспорта леса из Алтайского края. Фото: Алтайская таможня

Также Абысов пожаловался на сокращение лесовосстановительных бригад – по его данным, уволилось по 15 человек на станциях Аламбай и Тягун, а также в Сорокинском лесничестве.

Общественник пытается добиться расширения предлагаемых границ национального парка «Тогул». Его общая площадь может составить 145,5 тысяч га. Предполагается, что объект затронет четыре района края: Тогульский, Ельцовский, Солтонский и Заринский.

Игорю Абысову не нравится, что так мало земли последнего муниципалитета хотят включить в нацпарк. «Там небольшой кусочек на границе с Тогульским районом и Кемеровской областью. А мне кажется, что в нацпарк должны входить земли и Тягунского, и Аламбайского сельсовета – там же тоже тайга», – говорит общественник.

Предполагаемые границы национального парка.Фото: Министерство природных ресурсов и экологии Алтайского края

Не нравится Игорю Абысову и рабочее название нацпарка – по его мнению, территорию нужно назвать «Салаирский кряж», не обижая районы, которые она затронет. А по результатам голосования на сайте краевого минприроды большинство выступили за вариант «Салаир» (65,4% голосов). На втором месте – «Тогул», на третьем – «Салаирский кряж». В голосовании приняли участие более тысячи человек.

«Добывают в три раза меньше положенного»

Минприроды Алтайского края на жалобы Абысова отвечало, что в 2010 году участки лесов вокруг станции Аламбай отдали в аренду на 49 лет «Объединенной лесной компании». Ежегодно фирма добывает 23,3 тыс. кубометров древесины – это в три раза меньше объема, рекомендуемого материалами лесоустройства от 1996 года. Рубке подлежат спелые и перестойные деревья в эксплуатационных лесах.

Сотрудники краевого минприроды и Тягунского лесничества регулярно проверяют деятельность арендатора. За последние два года ни одного нарушения не нашли. Кроме того, арендатор содействует естественному восстановлению леса на площади от 84 до 140 га – минерализует почву, сохраняет подрост, ведет рубки ухода в молодняках, сообщает ведомство. В компании работают 93 человека.

В Тягунском лесничестве 6,4 тыс. га арендует «Алтайлеспромторг». Ежегодно предприятие добывает 15,3 тыс. кубометров древесины и занимается отгрузкой пиломатериала на станции Тягун. В компании работают 28 человек, плюс около 20 работников нанимают периодически.

89,1 га земель лесничества никем не арендованы. Хозяйственную деятельность на этой территории ведет краевое автономное учреждение «Алтайлес». Ежегодно его сотрудники заготавливают 18 тыс. кубометров древесины, а на площади около 110 га ведут минерализацию почвы для естественного восстановления леса в рамках госзадания. Также «Алтайлес» работает в Сорокинском лесничестве и предоставляет древесину для жителей района.

В алтайском лесу.Фото: Министерство природных ресурсов и экологии Алтайского края

За последние два года в Тягунском лесничестве выявили 10 фактов незаконной рубки общим объемом 109 кубометров древесины на суммы 970 тыс. рублей. В Сорокинском лесничестве поймали черных лесорубов, которые вырубили 192 кубометра леса на сумму 171 тыс. рублей. В Аламбайском лесничестве нашли неочищенные от порубочных остатков лесосеки, что противоречит противопожарному законодательству. Нарушителей привлекли к уголовной ответственности.

Районная прокуратура также не нашла нарушений лесного законодательства в деятельности вышеуказанных предприятий. Того же мнения придерживается и зампредседателя алтайского правительства Денис Губин.

«Глупо рубить дерево и сажать на его месте новое»

Руководитель группы общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса в Алтайском крае Алексей Грибков рассказал «КП-Барнаул», что ничего страшного в транспортировке леса в Китай нет.

– Да, официально у нас идет заготовка древесины, это нормально. Едет лес в Китай – ну и что, хоть в Америку. Это законом не запрещено. Нарушения случаются, в том числе грубые. Проблем много. Но дело ведь не только в заготовке древесины – у нас, к примеру, идет добыча россыпного золота в районе Тягуна и в других местах. Проблемы лесной отрасли заключаются не в конкретных вагонах или золотодобытчиках в конкретном районе, они происходят из-за несовершенства законодательства, – считает общественник.

Алексей Грибков отметил, что для расширения границ нацпарка должны быть веские основания. Прежде чем предложить именно такие границы, провели комплексное экологическое обследование, общественные слушания.

Лес, волонтеры.Фото: Министерство природных ресурсов и экологии Алтайского края

– Я за то, чтобы особых природохранных территорий у нас было больше, но бесконечной ее сделать нельзя, хозяйственная деятельность должна быть. Хотя у нас и правда их мало. Для сравнения, в Горном Алтае их 26% от общей площади региона, в Кемеровской области – 15%, а в Алтайском крае всего 5,3%, – сообщил эколог.

По мнению Грибкова, общественникам, радеющим за восстановление лесов, было бы неплохо разобраться в лесном и природоохранном законодательстве перед тем, как жаловаться.

– Многие считают, что если срубили дерево – на его месте обязательно надо посадить новое. Но это глупость полная. Если приходится так делать, значит, ресурс был использован неправильно. Лес может и должен возобновляться сам, его надо рубить так, чтобы не восстанавливать искусственно, – заверяет эколог.

Пока вопрос о создании нацпарка отложили до следующего года, потому что стороны не пришли к единому мнению относительно его границ, названия и других вопросов. Некоторые жители четырех районов вообще выступают против: кто-то переживает, что не сможет свободно, как раньше, собирать ягоды и грибы, а кто-то боится, что природоохранный статус заказников, попадающих в нацпарк, ослабнет. И хотя экологи уверяют, что беспокоиться не о чем, убедить удалось далеко не всех.

Вырубка леса в Сибири китайцами

В интернете распространилась информация о том, что китайцы изводят в тайге лес и скоро останутся одни голые пни. Не стоит этому верить, это так называемый вброс – за основу взяты факты, но они искажены и сверху добавлены выдумками из разряда «Путин во всем виноват». Леса рубили всегда и везде, но об «аренде» Сибири официальные СМИ не писали.

Зачем китайцы вырубают лес в Сибири?

Пишут о том, что якобы Россия выделила КНР 1 млн гектаров леса под вырубку. Причина в том, что Китай сильно нуждается в древесине и рассматривает Россию в качестве основного партнера. Россельхоз якобы подтвердил, заявив, что часть Сибири на законодательном уровне отдана для китайского капиталовложения в лесозаготовительную деятельность (разные части текста берутся в кавычки без ссылки на источник).

Приводятся такие данные:

  • 1,5 млн кубометров леса в Приморье вырубается каждый год для теневых структур нелегально;
  • Всемирный фонд защиты природы с 2002 г. грозит полным истреблением лесов в России;
  • незаконная продажа древесины на Дальнем Востоке приносит доход в 450 млн долларов и большая часть достается азиатским заказчикам;
  • пограничное управление ФСБ сообщает о сотнях убитых животных, обнаруженных у задержанных китайцев;
  • получая разрешение на санитарную рубку в Иркутской области, китайские наемники берут самую ценную древесину и пускают ее на продажу;
  • правительство КНР запретило закупать у РФ готовые пиломатериалы;
  • китайцам вообще не свойственно заботиться о флоре и фауне.

«Причем то говорится о нелегальной вырубке лесов, то пишут, что уже целую часть Сибири продают в аренду КНР на 49 лет».

Правда или вымысел?

Все это отдельные тезисы, которые могут быть отчасти правдой. Деревья пилят и рубят, животных отстреливают нелегально, теневой бизнес приносит миллионы, а дерево продают китайцам. Но слова о том, что такое бывает только в России, азиатская экспансия не за горами, а тайга превращается в пустыню — очередная попытка «либералов» компрометировать российскую власть. Акцент делается именно на политике, а не теневой экономике или проблемах экологии (власть виновата!). В конечном счете, все сводится к распродаже страны, истреблению растений, животных и людей (страх перед будущим!). Вот только граждане могут предпринимать шаги, чтобы изменить обстановку (надежда и призыв… к революции?).

К текстам добавляются фотографии с «плешивыми» лесами – огромные территории, усеянные пнями. По этим фото нельзя определить место съемок. Эти же самые кадры встречаются в англоязычных статьях и там изображены территории совсем других стран. Следующие фото часто можно видеть в статьях об уничтожении тайги под пиломатериалы:

Здесь Индонезия

А здесь Канада

На самом деле последний десяток лет отмечается уменьшением российских лесозаготовок для экспорта в Китай, которых у США больше. Скрыть миллионы гектаров древесных стволов, увозимых в другую страну, или отвлечь от этого внимание общественности было бы физически невозможно.

«Фейк о том, что китайцы хозяйничают в Сибири, существует уже многие годы».

Китайские лесные компании в России

Власти Забайкальского края в 2015 г. заключили договор на 24 млрд рублей с компанией «Хуаэ Синбан» из Чжецзян, которая захотела вложить инвестиции в 115 тыс. гектар сельскохозяйственной территории на 49 лет — та самая «аренда Сибири». Речь идет о полях, давно не использовавшихся и одичавших. Это 800 тыс. гектаров, оставшихся со времен СССР, малую часть которых хотели отдать Китаю для рекультивации. Вырубка лесов там не упоминалась. Проект так и не вступил в действие.

Компании, которые «вырубают» русский лес следующие:

  • Транс-сибирская лесная компания (Иркутск)- «крупнейшая» в России, как пишут в фейках, а на деле ликвидированная в 2016 г. Учредитель — «Грейт Гейнинг Лимитед» (Гонконг), но на самом деле это просто офшор с регистрацией в другой стране, цель которого — сэкономить на налогах. Под адресом этой компании скрывается не одно предприятие. Объем леса в 1 млн кубометров за год, которые вырубали ТСЛК – это совсем небольшое количество лесозаготовок. Советский Союз давал экспорту сотни миллионов кубометров ежегодно.
  • ООО «Шей Тай» (Томск). Учредителем была компания ООО «Солнце». Ликвидирована в 2018 г. и занималась продажей скобяных изделий и т.п., а не вырубкой лесов.
  • ООО «Джина» (Бурятия). Занимается добычей руд и песка цветных металлов. К продаже древесины не имеет отношения.

Деревья действительно везут в Китай

В руководстве вышеупомянутых фирм встречаются китайские лица, но это не говорит о том, что продали русский лес. Представителей Поднебесной на самом деле много в Сибири и они покупают лесозаготовки. Экспорт древесины в Китай существует уже давно. Сейчас он резко снизился, потому что правительство РФ установило ограничивающие таможенные пошлины на вывоз сибирского леса из страны. Некоторые породы, такие как бурятский кедр, рубить и вовсе запрещено.

Деятельность деревообрабатывающих производств контролирует комиссия, состоящая из экологов и других ученых. К примеру, в Бурятии вырубается лишь четверть допустимого объема. Справедливости ради стоит сказать, что существует и незаконная вырубка, и купля-продажа документов на нее, и такой лесоматериал вагонами везут в Китай. Только это не те миллионы кубометров, которые уничтожает ежегодно пожар.

«В 2017 году сгорело 4,5 млн гектар российского леса. Вот где кроется настоящая проблема».

Итог

Проблема вырубки леса (в т.ч. незаконной) есть, но она не глобальных масштабов и не угрожает жизни нации, подобно лесным пожарам. Правда заключается в том, что вырубают, пилят и продают деревья в разумных пределах. Утверждение вроде «Путин продал Сибирь» предназначено для разжигания народного возмущения в адрес правительства России. Фотографии, изображающие большие территории вырубленных лесов, «пришли» с англоязычных сайтов и тайги на них нет. Дышащие гневом комментарии могут быть таким же вбросом, как и тексты, раздувающие «из мухи слона».

ТОСКА ПО РОССИИ

— Как понять вас, русских?! — спрашивал наш китайский друг.

Витя задумчиво жевал саранчу, а я наблюдал чудо коммуникации.

Кто вырубает «весь сибирский лес»?

00:00 00:00

По-русски китаец говорил плохо, бурно размахивал палочками, периодически бил ими по лбу, кричал: «П…ц!!!» И мы его понимали.

Велик язык русский. Одно слово — и жизнь наша непостижимая как на ладони.

— Я прожил в России пять лет, — почти плакал китаец. — Вы думаете, я жалуюсь, что меня депортировали?! («Паспорт! Черный штамп!» — в действительности стонал он.) Но я правда скучаю по России! («Скучай, много скучай!») Мне непонятно — почему вы, русские, такие?! Это же… (Судорожно хватает ртом воздух.)

— П…ц, — подсказываем.

— Туй-туй! (Да-да!) Полнай! — в горестном восхищении кричит наш болванчик. — Вы словно ничего не хотите! — говорит. — И это удивительно!

И жестоко по-нашему роняет в рот стопку «чиновской» (китайской) водки.

Журналисты «Комсомольской правды» отправились из Москвы в Сибирь, чтобы увидеть своими глазами, действительно ли весь лес здесь хищнически пилится и вывозится в ПоднебеснуюФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

«М-да…» — думал я.

Как начать эту сумасшедшую историю?!

Как объяснить, почему мы, журналисты «Комсомолки», вообще оказались на побережье Желтого моря?! И сидим сейчас с пораженными Россией союзниками…

— Виктор Эльдарович, — говорю я фотокору Гусейнову. — Начнем с того, что мы ехали в Красноярск. В тайгу. И тут есть одна проблема. Сформулируй, пожалуйста, почему мы оказались в Чиндао? Ты умеешь.

— И чё? — мудро изрекает Гусейнов.

И это было в самую точку…

— И потом, читатель любит интригу, — добавляет Виктор.

Лес идет в Китай. Экономисты спорят: для России это дорога жизни или ровно наоборот?Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

СВЯЩЕННАЯ МИССИЯ

Так уж в «КП» заведено — перед Новым годом мы с Гусейновым едем черт знает куда.

(«Почему зимой, в морозы, придурки?» — спросят родные и близкие — эти нежные слова читаются в любящих глазах. «Не знаем», — врем мы, хотя отлично понимаем, что давно и бесстыдно паразитируем на читательской жалости.)

И возникла однажды идея. Беспроигрышная, с легко просчитываемым выводом.

Мы решили поехать посмотреть, как китайцы рубят русскую тайгу.

Поделиться видео </> xHTML-код

Тайга в Красноярском крае.Виктор ГУСЕЙНОВ

Ну что может быть (если забыть о пенсиях) для народа страшнее? Что — святотатственнее?

— Правду скрывают, — говорили родственники и друзья, выпроваживая нас в тайгу (или «в то, что от нее осталось»).

— Сначала лес вырубят, — диктовали они финал репортажа. — А потом всю Сибирь китайцам сдадут. В Китае свой лес не рубят, берегут. А наш — как обреченный.

Вот и полетели мы с Витей в Красноярский край, полагая, что на этот раз миссия наша благородна. Священна. И готовились — так уж заведено на Руси — бить в колокола.

— Вы, парни, из космоса, что ль? — спросил нас мужичок из Таежного. — Из Москвы? Ну это рядом…Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

СКОЛЬКО НАМ ДАЛ БОГ

Но подсчитаем сначала, сколько русским дал Бог. Только леса — 8 миллионов квадратных километров. Территория Австралии. Каждое пятое дерево в мире растет в России. Господа, знайте — каждый из нас (пусть в сладкой теории) имеет 5 гектаров леса…

Потому исторически считается: такую махину не вырубишь. Тайга в отличие от нефти и газа «возобновляемый ресурс». Официальные экологи осторожно поддакивают: дескать, а зачем дереву гнить? Срубим — вырастет.

— Надо продолжать продавать лес Китаю, — твердят официальные экономисты. — Все равно больше некому.

Остатки леса горят в ямеФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

— Народ, расслабься, — внушается нам. — Деньги не пахнут, кричи не кричи, а никто, кроме Пекина, нам не поможет. А Китаю нужен лес.

Но народ отвечает: «Черта вам, суки, лысого, а не русскую тайгу!», отчего случаются недоразумения.

Хотела, например, Новосибирская область отдать китайцам сразу 258 тысяч гектаров, но дурная общественность сорвала сделку.

На частной лесопилкеФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Стоило Томской отдать 137 тысяч гектаров своему жителю Цзи Сиси (причем отдали Сиси по забавной цене — 16 рублей за гектар), так на область набросился… Никита Михалков. Он подсчитал, что 20 миллионов долларов, вырученных за тайгу местным губернатором Жвачкиным, хватит «на 10 «Майбахов» или одну яхту Абрамовича». Но реальная стоимость леса, ругался режиссер, 200 — 300 миллиардов рублей…

— Через пять лет Жвачкина снимут, а сколько за это время китайцы вывезут леса?! — проснулся в Госдуме Владимир Жириновский.

Жвачкин в ответ хладнокровно пообещал вырубить еще (мол, и ничего вы со мной не сделаете!). Но аккуратно посоветовал: ищите, мол, виноватых повыше, тех, кто назначает цену на лес.

И вдруг из недр несчастного российского правительства вместо привычного «Не-не, это не мы!» послышался душераздирающий крик.

Тайга режется аккуратно — ломтями. Из космоса это выглядит как сыпь на теле больного.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

«ОЧЕНЬ КОРРУМПИРОВАННАЯ СФЕРА…»

— Я китайскому министру сказал одну простую вещь, — заявил на встрече с сенаторами министр природных ресурсов Дмитрий Кобылкин. — Если в ближайшее время не наведем порядок, мы закроем полностью экспорт в Китай древесины. Вам (китайцам. — Ред.) нужен наш лес — восстанавливайте наш лес!

Министр не стесняясь трубил тревогу. Кобылкин, вступивший лишь полгода назад в свою должность, в необъяснимом отчаянии ставил ультиматум. И кому? Китаю!

Словно Кобылкин узнал что-то такое, что сделало его бесстрашным…

Автомобиль с кругляком на дороге в Красноярском краеФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Но что?!

Мы уже ехали в аэропорт, когда Владимир Путин добавил жести: «Действия государства в сфере защиты лесов неэффективны, не удается государству навести порядок. Очень коррумпированная сфера, чрезвычайно, и очень криминализирована… У нас скоро просто лесов не останется…»

То есть мы летели в эпицентр официально признанного и никому не подвластного БАРДАКА.

— А контролируется ли тайга Российской Федерацией? — спросил осторожный Гусейнов, которому категорически не нравились ни экспедиция, ни маршрут, ни возможная встреча с грубыми, невоспитанными черными лесорубами, с которыми мы пару лет назад общались у забайкальского городка Амазар. По-моему, они мечтали нас убить…

Состав с лесомФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

А меня мучила мысль.

Почему власть прозрела только сейчас? Есть много лукавых многоходовых версий, но я пока надеялся на самую невинную — а вдруг кто-то в Кремле просто открыл Google Карты и (как и мы) случайно посмотрел на тайгу со спутниковой высоты? Вдруг в Кремле с ужасом произнесли то, что заорал, глядя в компьютер, Гусейнов? То самое великое русское слово, которое у Желтого моря потом скажет китаец и что, может быть, хотел бы сказать президент.

ЗАЧЕМ ГЛИНА ИЗ АВСТРАЛИИ?

Поселок Таежный — конечная станция. Хрустальное сибирское солнце хищно улыбалось нам. Из вагона повалил пар. Проклятье. Минус 40.

— Радуйтесь, москвичи, — прохрипел с верхней полки Сергей Васильевич. — Летом вас бы сожрал гнус. А сейчас вы просто задубеете…

Монтажника буровой принесли в купе ночью. Еще один наш попутчик, гигантский Николай, подобрал Сергея Васильевича в вагоне-ресторане и принес его, обессиленного, бережно, как ребенка.

Поезд подъезжает к ТаёжномуФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Сергею Васильевичу еще надо на вертолет, пилить на вахту километров 300, а Коля уже дома. Он работает здесь на таинственном алюминиевом заводе.

— Мы с мужиками бьемся над загадкой, — задумчиво качал он своей бычьей головой. — Вроде проектировщики специально построили завод рядом с хорошим глиноземом. Но почему глину нам везут из Австралии?! Это же дорого! Может, качество нашего глинозема не то? Но с другой стороны — глина она и есть глина…

Николай не понимал этого трогательно. Искренне. Без иронии. Без этой нашей русской фиги в кармане. И был абсолютно прав — может, и правда не та глина. Или оборудование. Или возить из Австралии дешевле…

— Дите ты малое, Колян! — хохотал циничный монтажник. — Ты в какой стране живешь?!

— В нормальной! — растерянно улыбался правильный Николай. — Но я понять хочу…

Табличка есть, а дома нетФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Беспощадный хохот Сергея Васильевича.

А мы уже зажмурились и шагнули в Таежный. Надеясь, что почувствуем кукинское:­ «А мы едем, а мы едем за туманом, за туманом и за запахом тайги…»

Вид на таежный с высоты птичьего полетаФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Поделиться видео </> xHTML-код

Город Таёжный.Виктор ГУСЕЙНОВ

ИРКУТСКО-БУРЯТСКАЯ ПРОПЛЕШИНА

Но Таежный то ли никогда не был романтичен. То ли XXI век выпил из него кровушку.

Такова русская глубинка — новенькие, с иголочки, вокзал-площадь (словно случайно залетевшие брызги московского шампанского). А вокруг — грустный рабочий поселок из малоэтажных домов, неряшливо огороженных тупичков, где визжат бензопилы, где за околицей маячат составы кругляка — свежесрубленной лиственницы.

Кстати, сюда, в Таежный, нас привел американский спутник…

Нет, не ЦРУ.

Просто заходим в интернет, включаем Google…

Поселок ТаежныйФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Кстати, любопытный читатель, открой в интернете карту и найди Иркутскую область. Чуть правее — Бурятия. Видишь сплошное серое пятно? Это вырубленные леса. Пятно, словно лишай, расползается на север, по рукавам рек, по нитям дорог, обволакивает городки и поселки, которые без лесов даже из космоса кажутся посеревшими и больными… А теперь, читатель, смотри внимательнее. Берем чуть северо-западнее Байкала. Это Красноярский край. Зеленое море тайги.

При взгляде на Бурятию сразу видны масштабы проблемы.Фото: Google

А вот Красноярский край слишком велик, чтобы объем вырубок стал очевидным.Фото: Google

А теперь чуть увеличь…

Приблизив карту, всё встаёт на свои места. Проплешины всюду.Фото: Google

Жестоко, правда?

Мы высадились именно здесь. Там, где видны тысячи маленьких прямоугольников. Они сыпью тянутся вдоль Ангары, стягиваются в проплешины и неминуемо соединятся друг с другом, превратясь в иркутско-бурятское пятно.

Именно здесь лесорубы фронтом идут на девственный лес.

Кругляк и горбыльФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

«МЫ ДА ТАДЖИКИ ДЛЯ НИХ ВАЛИМ»

— Где тут китайцы валят тайгу? — рассеянно спросил Гусейнов у первого встречного аборигена.

И именно с этой секунды вся наша командировка полетела к чертовой матери. Все, что мы придумали себе в Москве, о чем кричал интернет, с этой минуты стало незаметно испаряться…

— Китайцы… валят… тайгу, — завороженно повторил абориген, запоминая удивительные для него слова. Он словно предвкушал рождение зубодробительного анекдота.

— Да. И черные лесорубы где? — заподозрил неладное Виктор.

— Черные лесорубы… — восхищенно закивал мужичок. — Вы, парни, из космоса, что ль?

— Из Москвы…

— Рядом, — кивнул мужик. — Вряд ли поймете, коль оттуда… Я со смены. С деляны (место, где валят лес. — В. В.). Москвичи… (Смеется.) Посмотрел бы я на эту картину — китайцы валят лес… Теперь китайцы — начальники. Приезжают с мешком денег, нанимают русского бухгалтера, оформляют на него предприятие. 90 процентов фирм такие… Мы, русские, да таджики для них валим. Кстати, не в обиде — китайцы хитрят, но совсем нагло, как наши, не обманывают…

Тайга пустеетФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

— И где рубят? — хмуро спрашиваем, вглядываясь в горизонт.

— 200 — 300 километров отсюда.

— Что-о-о?!

— Или 400. Леса ближе уже нет. Вырубили давно…

— Спутник-спутник!.. — набросился на меня Гусейнов. — Я ж говорил, у пиндосов (американцев. — В. В.) карты старые!

Китайцы сами уже давно лес не рубятФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

ВОПРОС ДНЯ

Почему мы не бережем свои природные богатства?

Андрей ОСТРОВСКИЙ, китаевед:

— Еще в 2012 году ставили вопрос о введении огромных пошлин на вывоз кругляка. Его так и не приняли. Ведь многие депутаты были задействованы в этом бизнесе. Им выгоднее гнать сырье, чем построить завод, обработать древесину. Или сделать мебельную фабрику.

Никита ИСАЕВ, директор Института актуальной экономики:

— Я проехал на машине всю Россию — от Москвы до Сахалина. В Сибири везде китайский бизнес. Они привозят даже свою еду и воду, строят собственные ресторанчики. Не оставляют в России ни копейки. Не думаю, что такая жертва нужна нам ради дружбы с Китаем.

Эксковатор сбрасывает остатки горбыля в ямуФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Владислав ДЕЖНЕВ, маркетолог:

— Если мы не будем продавать древесину, она сгниет на корню — ее пожрет шелкопряд. Вот США и Канада тоже торгуют лесом. В этом нет ничего страшного. На лесопилках мы создаем людям рабочие места. Просто нужно после вырубки высаживать новые деревья и не трогать их лет 50 — 70. Тогда мы наладим прибыльный круговорот тайги в России.

Владимир СОЛОВЬЕВ, телеведущий:

— Надо не на китайцев пальцем тыкать, а на своих, готовых за бесценок продать Родину. Те, кто вырубает, плевать хотели на народные богатства. А есть еще контролирующие органы, которые на все нарушения закрывают глаза. И через дыры все утекает и попадает в карман умелых дельцов.

Почему мы не бережем свои природные богатства?Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

Максим ШЕВЧЕНКО, журналист:

— Даже в Сибирь ездить не надо. Во Владимирской области при прошлом губернаторе рубили лес, а кругляк гнали в Китай. Это делали полукриминальные коммерсанты, которые крутились возле местных чиновников. Вот они не хотят заботиться о русском лесе. А мы — народ — хотим, чтобы тайга росла, а не зверски уничтожалась.

Сергей МАРКОВ, директор Института политических исследований:

— В России нужно строить заводы по переработке сырья, чтобы продукт был качественнее и дороже. Нам нужно перетаскивать деньги и людей из нефтегазового сектора в развитие высоких технологий. Чтобы наша страна двигалась вперед в науке и экономике.

Илья, читатель сайта KP.RU:

— Деньги с леса должны идти не бизнесу, а народу. Чтобы на них платили пенсии, делали дороги, строили школы.

Читайте продолжение на сайте KP.RU. Все части расследования.