Культурная революция в Китае

Содержание

Культурная революция в Китае 1966-1976 гг.

Когда началось противостояние между двумя партиями, это и стало причиной начала сложного и кровавого процесса. Его позже назовут «культурная революция». Лидерами этих политических сил были Мао Цзэдун и Лю Шаоци. На фоне этого конфликта более явными стали проблемы в политической сфере и внешнеэкономической деятельности страны.

Что такое великая культурная революция в Китае

Особым событием в истории Поднебесной является противостояние двух политических сил, которое началось в стране в 1966 г.

Это событие включает в себя три этапа:

1. Гонения и репрессии

Влияние Мао Цзэдуна не только в стране, но и его позиции на всемирной арене сильно ослабло из-за болезни китайского лидера. В это время правительство подверглось критике оппозицией, которые считали, что коммунизм – это неверный режим. Едва выздоровев, Мао начал масштабно бороться с силами оппозиции.

Гонение на традиционалистов в апреле-мае 1966 г., которое проявлялось в том, что банды хунаэйбинов не только находили тех, кто был против действующего режима, а беспощадно расправлялись с ними. В объединения принимали участие молодые специалисты, преподаватели, молодое поколение и школьники. Междоусобицы массово разрастались, люди терпели массовые издевательства. Они могли требовать у любого проходящего по улицам страны китайца цитатник Цзэдуна. Жертвами банд стали миллионы, многие из которых наложили на себя руки, будучи намеренно доведенными до такого состояния.

Мао отдает приказ создать «школы кадров» по всему Китаю (май 1969 по сентябрь 1971 гг.) Это были организации, где чиновники учились профессиям, занимались физическим трудом, впитывали идеологию коммунизма. Если кто-то не соглашался, его отправляли в ссылку в отдаленные поселки. Так, в ссылку отправили порядка 10 000 000 человек.

По стране стремительными темпами шириться каннибализм, что только поддерживает правительство.

Ситуация становится более острой из-за конфликта Советского Союза и Китая. Цзэдун предпринимает всяческие попытки, чтобы его власть была абсолютной. Он не только проводит массовые репрессии, где врагом режима мог стать любой человек, но и решил заняться культурой страны. Это привело к тому, что Мао хоть и контролировал процессы в стране, а вот взять под контроль армию не мог. Постоянно возникали конфликты между разными группировками хуйвэнбинов.

2. Насаживались коммунистические идеи

Внутри партии также возникали разногласия. Весной 1970 г. Цзэдун сам решил, что нужен пересмотр конституции Китая, чтобы таким образом упразднить пост председателя. Против этого выступили Линь Бяо и Чэнь Бода, что стоило им жизни.

В Поднебесной активно насаживали идеи Мао, которые он выдвигал, чистки и репрессии коснулись также и военной сферы. Восстановились некоторые профсоюзы и женские и молодежные движения.

3. Кончина Цзэдуна и властвование «группы четырех»

Мао Цзэдун умер в 1976 г., а после его смерти властвовать стали его соратники Цзян Цин (жена Мао), Чжан Чуньцяо, Яо Вэньюань, Ван Хунвэнь, которых называли «группа четырех». Они хотели управлять страной в установленном режиме, не меняя его. Но уже совсем скоро их было арестовано новым правительством. Вся ответственность за репрессии переложилась на них, а также ошибки в экономическом секторе.

Окончание культурной революции датируется 1976 г., но еще много лет после этого ее кровавые и разрушительные последствия преследовали китайцев. Именно по инициативе маршала Цзяньина было арестовано «группу четырех». Культурная революция – это настоящая расправа над гражданами Китая, которая, наконец, была закончена.

Дата культурной революции, год начала и окончания

Началось это значимое в китайской истории событие в 1966 году, а закончилась в 1976 году.

Причины культурной революции в Китае

Предстоящий раскол в коммунистической партии Китая, после того, как закончилась компания Большого скачка, стал основной причиной культурной революции. Лидеры партии, среди которых был и Председатель Лю Шаоци, избранный на пост в 1959 году, начала сомневаться в том, что курс, диктованный Мао Цзэдуном стране, является правильным. Экономическая и социальная политика Лю была направлена на то, чтобы поддержать мелкий бизнес, что было расценено Мао, как посягательством на его место в партии. Мао же, когда выздоровел, вступил в активную борьбу с партийной оппозицией, в результате и было положено начало этой революции.

Положение на международной арене также повлияло на начало культурной революции. Конфликт КНР и Советским Союзом, который особенно сильным был в 1969 г., стал причиной раскола международного коммунистического движения. Мао Цзэдун воспринял разоблачение сталинизма и курс Хрущева на постепенную либерализацию в сфере экономики, как то, что противоречило коммунистической идеологии, что также создало угрозу его влиянию в партии.

Реакция Советского Союза на политику Мао заключалась в отзыве всех советских специалистов, которые в рамках программы международного сотрудничества работали в КНР.

Столкновения вокруг острова Даманский и возле озера Жаланашколь стали пиком конфликта.

Что предполагала Культурная революция в Китае при Мао Цзэдуне

Еще в 1950 году глава ЦК КПК Мао Цзэдун решил, что стране нужны изменения. Чтобы усилить свое влияние, он принял решение поднять против угнетателей, буржуев, капиталистов бедные слои населения.

Так, в мае 1966 года и началась культурная революция в стране. В рядах партии проводились чистки, а среди граждан – пропаганда. Жителям Китая пытались внести в голову, что революция нужна, чтобы уничтожить врага и жить лучше.

Лидер Китая преследовал цель: воспитать такой народ, который будет для него удобным. Сторонники Мао должны были безоговорочно верить, что их лидер делает все во благо своего народа.

Итоги культурной революции в Китае

Многие источники приводят такие сведения, что по итогам китайской революции пострадало порядка 100 000 000, а погибло около миллиона.

Репрессиям подверглись приблизительно 5 000 000. К IX съезду Коммунистической партии количество членов 17 000 000, уже на следующем съезде было 28 000 000. Это указывает на то, что порядка 10-12 млн. приняли в члены КПК за период с 1970 по 1973 гг. Можно сказать, что Мао удалось произвести смену лиц в партии на таких, которые являлись фанатами его культа личности.

Китайская революция уничтожила практически все храмы и монастыри на Тибете, много книг, картин, исторических памятников.

Ответственность за культурную революцию ложиться только на партийные группировки и Мао Цзэдуна, в условиях рыночной экономики Поднебесной власть КПК легитимная.

Культурная революция в Китае 1996-1976 – как происходила?

История Китая всегда была наполнена жестокими и кровопролитными событиями. В 1966 году, в ходе противостояния Мао Цзэдуна и Лю Шаоци, начался жестокий и неприятный процесс, прозванный историками как «Культурная революция в Китае». Она стала результатом накопившегося за долгие годы общественного недовольства и накалом отношений с соседними странами.

Что представляет собой

Сама идея изменений пришла в голову правителю ЦК КПК, Мао Цзэдуну еще в 1950 году. Он для того, чтобы укрепить свою власть, решил поднять бедных крестьян против своих угнетателей, буржуев и капиталистов. Дата начала культурной революции в Китае май 1966 года.

Началась повальная пропаганда граждан и чистки в рядах партии. Враг обрисовывался как типичный феодал, который не заботится о судьбе простого народа. Людям в голову вбивали мысль, что для того чтобы жить лучше, необходимо устроить революцию и уничтожить врага.

Идея революционеров

Основной идеей революции, которую преследовал лидер Китая, это воспитание удобного для себя народа. Сторонники должны были слепо верить в благонамеренность своего вождя, не жалея времени и сил для претворения в жизнь его идей.

Для этого пропагандировалась идея социалистического устройства государства. Отсутствие господ и вышестоящих начальников грезилось людям в их воображении. Для того чтобы прийти к такому обществу нужно было в начале революции искоренить:

  • Нежелательные идеи.
  • Ошибочные культурные ценности.
  • Старые ритуалы и обычаи.
  • Вредные привычки.

На их место должны были стать новые ценности, привнесенные Мао. По сути, людей насильно перевоспитывали.

Начало революции – гонения и репрессии

К 1966 году Мао был ослаблен болезнью, что пошатнуло незыблемость власти коммунистической партии. На мировой и внутренней арене сторонники лидера партии начали испытывать притеснение своих прав. Начало культурной революции предполагало уничтожение в КНР правительства, считавшее коммунизм ошибочным режимом.

Сторонники Мао начинают прослеживать вредные для революции идеи в литературных произведениях, театральных постановках и газетных статьях. Оппозиционеры не ожидали, что после того как болезнь лидера отступит, тот начнет жестокое преследование тех, кто выступал против его власти.

Организованное правительством движение «Хунвэйбинов» встало на защиту идей вождя. Это была радикально настроенная группировка, в составе которой находились в основном молодые приверженцы режима. Они организовали гонение тех, чье мировоззрение отличалось от нужного. Людей стали избивать и пытать. Любой прохожий мог подвергнуться расправе лишь за то, что у того не было с собой книги Мао. Жертвами революционной группировки стали более миллиона людей, включая тех, кого довели до самоубийства постоянными издевательствами.

Для того чтобы стимулировать любовь к правящим властям, в высших кругах стали проводить ужасные встречи, на которых приглашенные занимались каннибализмом. Таким образом, насаждалась нелюбовь к противникам и неверным. Так называемые «банкеты плоти» повторялись более сотни раз. Для того чтобы доказать свою верность приглашенных заставляли убивать пойманных оппозиционеров их съедать их внутренние органы в приготовленном или сыром виде. О них стало известно только после того, как родственники жертв перестали бояться гонений и рассказали всю правду журналистам.

В тот период произошло поистине ужасное для коммунистов событие. В 1953 году скончался лидер коммунистической партии СССР И. В. Сталин. Пришедший в то время к власти Хрущев стал вести политику, осуждающую великого вождя. Для того чтобы не потерять влияние, Мао Цзэдун намеренно ухудшал отношение с соседней державой. Начались стычки на границе и из страны были изгнаны все послы из СССР.

Для того чтобы не вызывать недовольство у простого населения, коммунистическая партия объявила, что началась «Великая культурная китайская революция». Под этим предлогом, на газеты стали давить, чтобы они публиковали только правильные статьи. В детских школах начали учить детей любви к своему вождю и шпионажу за неверными родителями. Таким образом, народ программировали на слепую любовь к Мао.

Те, кто ранее был беден, начали понимать выгоды от таких перемен и власть, которую они получили. Нелицеприятными стали все богатые и хорошо одетые граждане. За нападение и наказание таких людей правительство поощряло. Успешных и состоятельных мужчин начали избивать обычные крестьяне, а ухоженным женщинам отрезали волосы, и вырывали ногти. То, что было отобрано у богатых, нужно было в обязательном порядке предоставлять местным органам власти. Но практически ничего не было доставлено до места, народ переплавлял или перепродавал награбленное.

Дошло до того что образовавшиеся банды начали делиться и враждовать между собой за зону влияния. Они уже начали действовать стихийно, вождь это понимал, но нечего не предпринимал, так как его устраивала такая ситуация. Некоторые группировки, обзаведясь огнестрельным оружием, захватывали целые населенные пункты. Есть данные, что в стычках между бандами использовались артиллерийские установки.

Противостоять данному течению событий пытались оппозиционеры в лице Лю Шаоци и Дэна Сяопина. Однако уже в 1969 году была провозглашена безоговорочная власть и идеология вождя Мао.

Школы кадров 7 мая

После того как первый этап был пройден, было объявлено о создании школ кадров. В них людей обучали необходимым для страны профессиям и попутно выявляли опасных и неверных личностей. За небольшое несовпадение в идеологических ценностях, обычного человека могли отправить на тяжелый каторжный труд. За два года существования таких школ, было сослано более 10 миллионов неверных, по большей части, это были молодые студенты.

Второй этап революции

Второй этап революции предусматривал изменение конституции. Мао решил, что пост председателя коммунистической партии, а следовательно, и стороння власть в стране, должен быть упразднен. Таким образом, Мао становился единственным человеком, обладающим безоговорочной властью. Препятствовать этому пытались Линь Бяо и Чэнь Бода, которые предприняли попытку гражданского переворота. Но неудачное восстание привело к тому, что они были публично казнены как предатели.

В 1973 году, было решено укрепить идеи Мао и в армии. Начали функционировать органы, которые выявляли военных с отличными от правильных идеями. То же самое было проведено в профсоюзах и молодежных организациях.

Ввысь в горы, вниз в села

Данная программа была разработана для того, чтобы поднимать небольшие села и деревни. Молодежь и военные начали насильно свозиться в места, где нужно было тяжело трудиться. Также, в такую ссылку отправляли провинившихся или неугодных граждан. Тех кто выступал против данной программы казнили.

Третий этап – политическая борьба

Последний этап революции характеризуется постепенным утрачиванием власти коммунистической партией. В 1976 году скончался Мао Цзэдун, дата смерти — 9 сентября. Во главу государства встали приближенные к нему ранее люди, это были:

  • Цзян Цин – жена Мао.
  • Чжан Чуньцяо.
  • Яо Веньюань.
  • Ван Хунвэнь.

Они предпринимали шаги, позволяющие сохранить и сберечь культ личности умершего вождя. Но вскоре, политический переворот привел к тому, что они все были арестованы и обвинены в предательстве.

Так завершилась «Великая китайская революция». Тем, кто прекратил беспорядки, и жестокие репрессии был маршал Цзяньин. Именно он, во главе войска, арестовал четырех новых жестоких правителей.

Результаты и жертвы

Вскоре после печальных событий, были сделаны примерные подсчеты тех, кто пострадал от репрессий и карательных операций. Цифра ужасает, более 100 миллионов граждан Китая стали жертвами режима Мао.

Жертвы присутствовали как среди гражданского населения, так и среди членов коммунистической партии. Число неугодных власти коммунистов достигло 5 миллионов. На их место были поставлены приближенные к Мао чиновники.

Большие потери китайская культура понесла от рук хунвейбинцев, которые уничтожали памятники культуры и грабили храмы и музеи. Множество бесценных полотен и предметов древности было уничтожено, переплавлено и продано на черном рынке. Были сожжены старейшие монастыри на Тибете, и в некоторых местах разбита Великая Китайская стена.

Множество молодых людей было замучены до смерти в ссылках и колониях. Ученые были убиты. Экономика страны после такого удара десятилетиями восстанавливалась.

Почему культурная революция не удалась

Идеи Мао были с самого начала обречены на провал, по мнению историков. Слишком большой объем изменений, и большое количество репрессий были слишком тягостным бременем для населения страны. Политика тотального контроля, после смерти великого вождя была уничтожена.

Положительное влияние событий на страну

К положительным событиям и результатом можно отнести только реформу образования, которая была введена для обучения молодых специалистов. А все остальное было направлено только на устрашение неверных. Поэтому о положительных сторонах события историки умалчивают, на фоне кровопролития они незаметны.

«Великая культурная революция» вовсе не является положительным событием в истории Китая. Число репрессированных и убитых человек составляет более 100 миллионов. Это наиболее кровавое событие за всю историю человечества. Самый большой урон был нанесен обычным гражданам и рабочим людям. Они после десятков лет тяжелой работы стали подвергаться гонениям и нападениям со стороны не добропорядочных элементов и власти.

Хунвейбины

Хунвейбины на площади Тяньаньмэнь в 1966 году.

Хунвейби́ны (кит. трад. 紅衛兵, упр. 红卫兵, пиньинь: hóngweìbīng, палл.: хунвэйбин, «красные охранники», «красногвардейцы») — члены созданных в 1966—1967 годах отрядов студенческой и школьной молодёжи в Китае, одни из наиболее активных участников Культурной революции наряду с цзаофанями и другими.

История

Отряды хунвейбинов были созданы для борьбы с противниками Мао Цзэдуна во время проведения культурной революции, начавшейся с лозунга «огонь по штабам». Хунвейбинские группировки юридически считались автономными и действовавшими в соответствии с собственным пониманием марксизма; в действительности они действовали согласно общим указаниям Мао и некоторых других лидеров партии. Хунвейбинские группировки отличались крайним пренебрежением к традиционной культуре, крайней жестокостью по отношению к людям и неуважением к правам личности.

Они использовались властями для репрессий и подавления свобод. Впоследствии деятельность хунвейбинов была резко осуждена не только мировой общественностью, но и в Китае.

Среди хунвейбинов существовали серьёзные противоречия. Часть хунвейбинов была детьми зажиточных людей и кадровых работников, бо́льшая же часть была детьми рабочих и крестьян. В соответствии с этим организации хунвейбинов делились на «красных» (условно «дети богатых») и «чёрных» (условно «дети бедных»). Между этими группировками возникали серьёзные противоречия.

«Постановление ЦК КПК о Великой пролетарской культурной революции» от 8 августа 1966 года сообщало:

Отважным застрельщиком выступает большой отряд неизвестных дотоле революционных юношей, девушек и подростков. Они напористы и умны. Путём полного высказывания мнений, полного разоблачения и исчерпывающей критики с помощью «дацзыбао» («газет, написанных большими иероглифами») и широких дискуссий они повели решительное наступление на открытых и скрытых представителей буржуазии. В таком великом революционном движении им, разумеется, трудно избежать тех или иных недостатков. Однако их революционное главное направление неизменно остается правильным. Таково главное течение великой пролетарской культурной революции, таково главное направление, по которому она продолжает двигаться вперёд.

Хунвейбины подвергали «критике» (то есть унижениям и физическому насилию, как правило, публичному) так называемых «облечённых властью и идущих по капиталистическому пути», «чёрных ревизионистов», «противников Председателя Мао», профессоров и интеллигентов; уничтожали культурные ценности в ходе кампании «Сокрушить четыре пережитка». Осуществляли массовую критику с помощью дацзыбао (стенгазет).

Так, советский журналист М. И. Яковлев, работавший в то время в Китае, приводит содержание «доклада» хунвэйбинов о событиях в Циндао, где студенты местного медицинского института в августе 1966 года расправились с сотрудниками городской больницы, а затем и с первым секретарём горкома КПК, вставшим на сторону избитых:

Повод для расправы — «борьба с антипартийной, антисоциалистической» сотрудницей больницы Чжан Сювэнь. Поздно вечером 24 августа, не найдя её в больнице, студенты объявили девять других работников «монархистами» и учинили над ними расправу. Они требовали от них признания Чжан Сювэнь «антипартийным, антисоциалистическим элементом». «Застрельщики революции» измазали жертвы краской, что должно было означать «нечисть». Одним надели шутовские колпаки, на грудь повесили бирки: «Я — нечисть» — и заставили прыгать, а других поставили на колени и били по пяткам. Расправа длилась три часа. <…> В «докладе» далее говорится, что «революционные учащиеся» применяли самые разнообразные методы извращённых физических истязаний, чтобы добиться от жертв нужных им признаний. Они затаскивали человека в тёмную комнату и били, а затем спрашивали, является ли он «агентом горкома». Если тот отрицал, издевательства продолжались. Истязуемого выволакивали во двор, ставили на табуретку под палящее солнце с согнутой спиной и вытянутыми вперёд руками, приговаривая при этом: «Солнце Мао Цзэдуна, пали нечисть». Затем хунвейбины выбивали табуретку из-под ног, вновь затаскивали в комнату и били; терявших сознание кололи иглами. Арестованным не давали ни есть, ни пить.

1 июня 1966 года после прочтения по радио дацзыбао, сочинённого Не Юаньцзы, преподавательницей философии пекинского университета: «Решительно, радикально, целиком и полностью искореним засилье и зловредные замыслы ревизионистов! Уничтожим монстров — ревизионистов хрущёвского толка!» миллионы школьников и студентов организовались в отряды и без труда начали выискивать подлежащих искоренению «монстров и демонов» среди своих преподавателей, университетского руководства, а затем среди местных и городских властей, которые пытались защищать преподавателей. На «классовых врагов» вешали дацзыбао, напяливали шутовской колпак, иногда надевали унизительные лохмотья (чаще на женщин), раскрашивали лица чёрными чернилами, заставляли лаять по-собачьи; им приказывали идти нагнувшись или ползти. Роспуск 26 июля 1966 года учащихся всех школ и университетов на шестимесячные каникулы способствовал разгулу молодёжи и пополнению рядов хунвейбинов дополнительными 50 миллионами несовершеннолетних учащихся.

Новый министр общественной безопасности Се Фучжи заявил перед собранием сотрудников китайской милиции: «Мы не можем зависеть от рутинного судопроизводства и от уголовного кодекса. Ошибается тот, кто арестовывает человека за то, что он избил другого… Стоит ли арестовывать хунвейбинов за то, что они убивают? Я думаю так: убил так убил, не наше дело… Мне не нравится, когда люди убивают, но если народные массы так ненавидят кого-то, что их гнев нельзя сдержать, мы не будем им мешать… Народная милиция должна быть на стороне хунвейбинов, объединиться с ними, сочувствовать им, информировать их…»

В университете города Сямынь в провинции Фуцзянь вывесили дацзыбао следующего содержания: «Некоторые не выдерживают собраний критики и борьбы, начинают плохо себя чувствовать и умирают, скажем прямо, в нашем присутствии. Я не испытываю ни капли жалости ни к ним, ни к тем, кто выбрасывается из окна или прыгает в горячие источники и гибнет, сварившись заживо».

Министерство транспорта осенью 1966 года выделило хунвейбинам бесплатные поезда для разъездов по стране с целью «обмена опытом».

Хунвейбины сожгли декорации и костюмы к спектаклям Пекинской оперы: в театрах должны идти только написанные женой Мао «революционные оперы из современной жизни». В течение десяти лет они были единственным жанром сценического искусства, разрешённым официальной цензурой. Хунвейбины громили и жгли храмы и монастыри, снесли часть Великой китайской стены, употребив вынутые из неё кирпичи на постройку «более необходимых» свинарников.

Отряды хунвейбинов отрезали косы и сбривали крашеные волосы у женщин, раздирали слишком узкие брюки, обламывали высокие каблуки на женской обуви, разламывали пополам остроносые туфли, заставляли владельцев магазинов и лавок менять название. Хунвейбины останавливали прохожих и читали им цитаты Мао Цзэдуна, обыскивали дома в поисках «доказательств» неблагонадёжности хозяев, реквизируя при этом деньги и ценности.

Осенью 1967 г. Мао применил армию против хунвейбинов, которых он теперь изобличал как «некомпетентных» и «политически незрелых». Иногда хунвейбины оказывали сопротивление армии. Так, 19 августа в город Гуйлинь после долгой позиционной войны вошли 30 тысяч солдат и бойцов народной крестьянской милиции. В течение шести дней в городе истребили почти всех хунвейбинов. Мао угрожал, что если хунвейбины будут драться с армией, убивать людей, «разрушать транспортные средства» или «жечь костры», они будут «уничтожены». В сентябре 1967 г. отряды и организации хунвейбинов самораспустились. Пятеро главарей хунвейбинов вскоре были высланы работать на свиноферме в глубокой провинции. 27 апреля 1968 г. нескольких руководителей «бунтарей» в Шанхае приговорили к смерти и публично расстреляли. Осенью 1967 г. миллион молодых людей (а в 1970 году 5,4 миллиона) были сосланы в отдаленные районы, многие пробыли там более десяти лет.

Редакция «Комсомольской правды» просила Михаила Шолохова дать статью о движении хунвейбинов, однако тот отказался, по словам собкора газеты ответив: «…Сам я не знаю, что там происходит. Мне говорили, что идёт борьба с бюрократией. Жестокая, азиатская».

Лирика, посвящённая хунвейбинской тематике

Сувенирная кружка со словом «Хунвейбин» (выполненным в стиле хунвейбинских повязок), и лозунгом «Прогоним весь иностранный сброд!»

  • Песня Юлия Кима «Ой, не плюйтесь, хунвейбины…» (1965)
  • Песня Александра Городницкого «Марш хунвейбинов» (1966—1970)
  • Песня В. Высоцкого «Хунвейбины» (1966):

Возле города Пекина ходят-бродят хунвейбины
И старинные картины ищут-рыщут хунвейбины
И не то что хунвейбины любят статуи-картины —
Вместо статуй будут урны революции культурной.

Песня известна своим ироническим припевом:

И ведь главное, знаю отлично я,
Как они произносятся.
Но что-то весьма неприличное
На язык ко мне просится:
Хун-вей-бины…

  • Песня В. Высоцкого «Песня Гогера-Могера» (1974)
  • Песня группы «Ляпис Трубецкой» «Красный факел» с альбома «Культпросвет» (2009):

Красный факел не погас —
хунвейбины среди нас.

  • Песня рэперов Замая и Славы КПСС «Хунвейбин» (2018)

    См. также

    • Хунхузы
    • Ли Чжэньшэн
    • Корпус Стражей Исламской революции
    • Умаодан
    • Титушки
    • Черносотенцы
    • Юнармейцы
    • Гитлерюгенд

    Примечания

  1. В СССР официальные источники не могли использовать слово «красногвардейцы» как перевод данного явления из-за того, что красная гвардия считалась одним из положительных образов революционной борьбы, поэтому использовалась транскрипция с китайского, однако в других странах обычно это движение называется именно «красной гвардией»
  2. М. И. Яковлев. 17 лет в Китае. М., 1981. С. 202—204
  3. Пол Джонсон. Современность. ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ. Эксперимент над половиной человечества
  4. Чёрная книга коммунизма. Глава «Китай: Великий поход в ночь» (недоступная ссылка). Дата обращения 5 октября 2011. Архивировано 3 февраля 2014 года.
  5. http://pics.livejournal.com/masha_krupina/pic/00003pr8

Ссылки

  • Хунвейбины и цзаофани в Тибете
  • Александр Тарасов. «Наследие Мао для радикала конца XX — начала XXI века»
  • Красные каннибалы (о книге бывшего хунвейбина «Алый мемориал»)
  • Танец хунвейбинов из фильма «Красная скрипка»

Словари и энциклопедии

Нормативный контроль

LCCN: n50078639

masterok

«Танец верности», исполняемый молодой участницей движения хунвэйбинов на площади Тяньаньмынь во время ожидания появления Председателя Мао перед сотнями тысяч участников движения хунвейбинов, прибывшими в Пекин.

Возле города Пекина ходят-бродят хунвэйбины
И старинные картины ищут-рыщут хунвэйбины
И не то что хунвэйбины любят статуи-картины —
Вместо статуй будут урны революции культурной.

В. Высоцкого «Хунвэйбины» 1966 год.

Так кто же такие эти Хунвэйбины ? Сейчас мы все узнаем …

«… Первые хунвейбины появились 29 мая. Это были двенадцати-тринадцатилетние ученики средних школ, носившие на рукавах хлопматобумажные красные повязки с желтыми знаками «Хун Вей Бин» (Красные стражи). Их первым делом была атака против университета Цинь-хуа . Вскоре к ним присоединились дети разных возрастов, студенты и, самое важное, члены Молодежного союза КПК, которые, с одобрения Мао, взбунтовались против своего официального руководства, и чьи банды завладели улицами. В начале лета вся система образования замерла, так как преподаватели и учителя в ужасе разбежались (те, кому посчастливилось не быть схваченным и «перевоспитанным»), и воцарился закон Линча, насаждаемый малолетними

Позже на Западе появилось некоторое непонимание Культурной революции. Она представлялась как бунт интеллектуалов. В действительности все было совсем наоборот. Это была революция неграмотных и полуграмотных против интеллектуалов или, как их еще называли, «очкариков». Это была ксенофобия, направленная против тех, кто «считал, что за границей луна полнее». У хунвейбинов было много общего с Коричневыми рубашками Рема, а у их движения — с кампанией Гитлера против «космополитной цивилизации». Это была самая большая охота на ведьм в истории, и в сравнении с этим послевоенные чистки Жданова в России выглядели почти тривиально.

Однако важно отметить, что этот подъем вандализма привлек определенный тип представителей радикалов в академической среде, и они стали печально известны в течение последующих нескольких лет в Европе и Северной Америке.

Первое «дацзыбао» в Пекине («афиша с большими буквами»), адресованное университетским властям и полное нападок против них, было расклеено преподавательницей по философии Ние Юан-цу, которая стала “мадам Дефарг” ужасов в университетских городках.

(M-me De Farge – героиня романа Ч.Диккенса “Повесть о двух городах”. Тип безжалостной фанатичной революционерки. Присутствуя на заседаниях Конвента, она составляла список аристократов и других врагов Революции, зашифрованный в стежках ее вязанья.)

На дацзыбао можно было прочесть: «Почему вы так боитесь дацзыбао? Это борьба не на жизнь, а на смерть против Черной банды!»

За одну неделю 10 000 студентов развесили 100 000 дацзыбао «размером с дверь», где иероглифы часто достигали высоты четырех футов . Фразы повторялись: «Вам это так не пройдет… наше терпение исчеркано». Тогда же начались и первые насилия. Беснующися уличные банды отрезали девушкам длинные волосы, рвали юношам брюки, пошитые по заграничной моде. Парикмахерам было запрещено делать прически типа «конский хвост», в ресторанах приказано было готовить более простые меню, в магазинах не продавать косметику, юбки с разрезами, темные очки, шубы и, прочие шикарные товары. Разбивали неоновые рекламы. По улицам жгли огромные костры, на которых уничтожали запрещенные товары, среди: них (как было показано на выставке «конфискованных товаров») находились рулоны шелковой и парчовой ткани, золотые и серебряеык украшения, шахматы, старинные сундуки и шкафы, игральные карты, ночные сорочки, фраки, цилиндры, пластинки с джазом и всевозможные произведения искусства. Хунвейбины позакрывали чайные, кафе, независимые частные театры и все частные рестораны, не разрешали работать сгранствующим музыкантам, акробатам, артистам, запретили свадьбы и похороны, заырещено было также держаться за руки и запускать воздушных змеев. В Пекине были разрушены древние стены, закрыт парк Бей Хан и Национальная галерея изящных искусств. Библиотеки были перевернуты вверх дном и закрыты, а книги сожжены. Но, хотя некоторые библиотеки еще и оставались открытыми, мало кто осмеливался их посещать. Десять лет спустя, Дэн сказал, что во время Культурной революцииа из восьмисот инженеров в Научно-исследовательском институте цветных металлов только четверо отваживались посещать институтскую библиотеку; он сказал еще, что тех из 150-ти тысяч технических кадров Академии наук, кто в то смутное время посещал лабораторию, изобличали как “белых специалистов”.

Не было власти, которая могла бы противостоять этим действиям. Когда собственники магазинов и другие пострадавшие прослойки обращались в полицию, им напоминали “Решение ЦК КПК о большой пролетарской культурной революции” (1 августа 1966), которое гласило: «Единственный метод — это самоосвобождение масс… верьте массам, рассчитывайте на них и уважайте их инициативность…. Не бойтесь беспорядков… Пусть массы самообразовываются… Не принимайте никаких мер против университетских студентов, учеников в средних и начальных школах…» . Даже партийных лидеров, пытавшихся обуздать хунвейбинов, водили по улицам в колпаках и с плакатами, какие обычно в наказание носили ленивые ученики. По-видимому, были уволены абсолютно все директора школ.

После того, как движение набрало скорость, насилие стало обыденным, а потом и повсеместным явлением. Лидеры хунвейбинов, вероятно, вышли из самых низких социальных слоев . Некоторые из них были просто уличными карманниками и хулиганами, щеголявшими толстыми кожаными ремнями с медными пряжками. Их дацзыбао призывали: «Сварить его в масле», «Размозжить его собачью голову» и тому подобное. Женщинам и мужчинам, причисленным к «духам и чудовищам», «плохим элементам», и «контрреволюционерам» брили головы. Позднее в каких-то отрывках из «политических дебатов» можно было прочитать: «Конечно, он капиталист. У него есть гарнитур из дивана и двух кресел». Сотни тысяч частных домов были разбиты и ограблены по этой причине. Но хунвейбины нападали и на государственные учреждения и заставляли чиновников передавать им архивы, угрожая разоблачить их как «орудия ревизионистов». Министерством иностранных дел завладела банда бывшего мелкого чиновника Яо Дэн-шана. Он отозвал всех послов, за исключением одного, понизил их в должности и отправил исполнять мелкие поручения. Его ноты другим государствам были написаны в стиле хунвейбинских дацзыбао и были вежливо возвращены с просьбой, чтобы в дальнейшем все письма подписывались председателем совета министров Чжоу. Но и Чжоу, будучи всегда спокойным центром китайской жизни при всех театральных постановках Мао, теперь, похоже, тоже был в опасности. Хотя хунвейбинам не разрешалось убивать никого из людей верхушки, все-таки многие погибли в тюрьме. Самого Лю оставили умереть (1973 г.) на собственных нечистотах на ледяном полу бетонной камеры . А на более низком уровне смертельные случаи приобретали все более катастрофический характер. Агентство Франс пресс считало (3 февраля 1979 г.), что убито около 400 000 человек — оценка, которая была принята всеми.
Между тем, Цзян Цинь управляла миром культуры и выступала на многолюдных митингах, изобличая капитализм (о котором заявила, что он уничтожил искусство), джаз, рок-н-ролл, стриптиз, импрессионизм, символизм, абстрактное искусство, фовизм, модернизм — «одним словом декадентство и гнусность, которые отравляют и развращают умы людей». Ее речи с трибун были построены на манер шефа тайной полиции Кан Шэна, с которым ее часто видели.

«Хотите изучать коммюнике и шестнадцать пунктов директивы?» — «Да».

«Хотите их изучать снова и снова?»- «Да».

«Хотите, усваивать их старательно?» — «Да»

«Хотите их применять?» — «Да.»

«Хотите их использовать, чтобы провести Культурную революцию в вашей школе?»

«Да. Да. Да!»


Во второй половине 1966 года практически все главные культурные организации Китая были подчинены ее армейской организации. Были сведены все старые счеты, некоторые еще с 30-х г.г., в мире театра и кино. Ведущие директора, сценаристы, поэты, актеры и композиторы обвинялись в «раболепии перед иностранцами», в похвалах «второсортным иностранным дьяволам», в «высмеивании Боксеров» (на которых тогда смотрели, как на культурных героев), и в изображении обыкновенных китайцев как «проституток, курильщиков опиума, обманщиков и женщин с семенящей походкой», создавая, таким образом, «комплекс неполноценности у нации».

“Боксеры” — члены тайного антиколониального общества, которые подняли в 1900 г. “Боксерское восстание”

Она дала распоряжение хунвейбинам «искоренить Черную линию», «сорвать маски», уничтожить фильмы, песни и пьесы «линии национального унижения» и «вытащить на белый свет» членов «Черной банды».

Двенадцатого декабря 1966г. многие «враги общества», бывший мэр Пекина и другие ведущие культурные мандарины, включительно и все директора театров и кино, чьи пути когда-либо пересекались с Цзян Цинь, были заставлены маршировать на Стадионе Рабочих перед 10 000 человек, с тяжелыми деревянными плакатами на шеях. Одним из самых страшных аспектов Культурной революции было отношение к женам, которых подвергали более жестоким унижениям, чем их мужей. Десятого апреля 1967 г., например, супругу Лю вытащили перед 300 000 человек в университетском городке Цинь-хуа, одетую в облегающее вечернее платье, в туфлях на высоком каблуке, в английской соломенной шляпке и с бусами из пинг-понговых шариков с нарисованными на них черепами. Толпа скандировала: «Долой рогатых дьяволов и змеиных богов!»

Отряды Цзян Цинь захватили радио и телевизионные станции, газеты и журналы; они отбирали камеры и пленки, переворачивали студии вверх дном в поисках улик, конфисковывали фильмы и выпускали их перередактированными, запрещали доступ к сценариям, суфлерским экземплярам и музыкальным партитурам. Большинство художников не смело подписываться под картинами своими именами, а вместо этого использовали лозунг «Десять тысяч лет жизни председателю Мао» . «Приказываю, — сказала Цзян Цинь, — с молотом в руках атаковать все старые правила». Она посещала репетиции Центрального филармонического оркестра и прерывала их, принуждая главного дирижера Ли Те-луна яростно вопить: «Вы бьете меня молотом!» Она заставляла композиторов писать произведения, которые сначала пускались в «массы», а потом переделывались с учетом их реакции. Она жаловалась, что должна «бить их молотом», чтобы заставить подчиниться и преодолеть «иностранное влияние» . Кое-кто из ее последователей воспринял ее слова буквально и размозжил руки одному пианисту, учившемуся на Западе. Молоты, кулаки, удары и бой были знаками революционного искусства. Занявшись балетом, Цзян Цинь запретила держать пальцы рук в «форме орхидеи», а также открытые кверху ладони, отдавая предпочтение кулакам и резким движениям, подчеркнуто изображающим «ненависть к классу землевладельцев» и «решимость отомстить» .

Первый секретарь горкома партии Харбина обвиняется в принадлежности к «черным бандитским элементам». Интересно, что сзади телекамера. Очевидно, прямой репортаж идет.

Запретив в 1966 г. практически все формы артистических проявлений, Цзян Цинь отчаянно пыталась заполнить пустоту. Написанных произведений было немного: две оркестровые пьесы, концерт для фортепиано «Желтая река» и симфония Ша Чиа-пин, четыре оперы и два балета — все восемь были названы ян-пан хси или «образцовым репертуаром» по аналогии с образцовыми фермами. Была также одна скульптурная серия, названная “Двор сборщиков арендной платы”, и несколько картин, самая известная из которых — портрет Мао в синей робе, изучающего условия труда в шахте в начале 20-х годов. Она была «композирована» коллективом пекинских студентов, а фактически нарисована сыном «бедных крестьян». Фильмов снимали мало, из-за «саботажа» (жаловалась она позже); ее актерам и актрисам давали «плохие гримерные», не давали теплой еды, а на ее сценах и съемочных площадках часто отключали электричество .
Вслед за упоением 1966 года, когда Мао переплыл реку и культ его личности достиг своего апогея, Китай стал сползать к гражданской войне. Пятого февраля 1967 г. приспешнихи Мао в Шанхае основали «коммуну» — знак, что он еще вздыхает по политике “Большого скачка”. В основе коммуны стояли докеры, в частности 2 500 воинственных рабочих Пятой погрузо-разгрузочной зоны, которые за один день (в июне 1966 г.) написали и развесили 10 000 дацзыбао. 532 рабочих этой зоны отказались вступить в коммуну. Против них были написаны дацзыбао, и в наказание их заставили надеть высокие колпаки и носить позорные дацзыбао с мистериозными надписями «Деревня из четырех семейств» и «Антипартийная клика». Дома их были разграблены, а самих приговорили к «символической» смерти, которая легко могла превратиться в настоящую . Предназначением Шанхайской коммуны было дать сигнал к основанию других коммун в Китае. Но рабочие не откликнулись на это. В действительности они часто оказывали сопротивление нападениям хунвейбинов на их фабрики. Даже в Шанхае городские власти организовывали «Алые дружины» против хунвейбинов. Обе стороны имели большое количество громкоговорителей, из которых с утра до вечера неслись оглушительные боевые лозунги: «Февральское взятие власти незаконно», «Приветствуем февральское взятие власти». Совершались похищения, истязания и побоища с применением велосипедных цепей и кастетов, «войска» перебрасывались из одного конца города в другой.

В университетах формировались частные армии. «Батальон Чин-каншан» из университета Цинь-хуа, «элитная группа» крайне левых вели постоянные сражения против «духов и чудовищ», используя бамбуковые копья, самодельное оружие и бронированные машины. Были и другие подразделения: Пять-Один-Шесть, коммуна Новая Пейта, коммуна института по геологии «Алеет восток» и фракция «Небо» из Института по аэронавтике. Им подражали на фабриках и в неуниверситетских городах. С отходом Китая назад к организованным военным действиям банд и военной диктатуре начало развиваться нечто похожее на феодальную анархию. В июле 1967 г. в Вухане произошел так называемый «бунт». В действительности это было крупномасштабное сражение между рабочими-хунвейбинами и консервативной группой рабочих, известной под названием «Миллион героев». Командир местной армейской части встал на сторону «Героев». Для восстановления мира был послан Чжоу Энь-лай. К счастью ему удалось бежать и спасти себе жизнь. Двух его сопровождавших поймали и пытали. В результате Цзян Цинь выдвинула лозунг «Обижай с умом, а защищай силой» и раздала хунвейбинам большое количество оружия .
Насилие достигло своего апогея к концу лета 1967 г. Как обычно, в такой момент Мао обеспокоился тем, что натворил, и одновременно тяготился бесконечной неразберихой. Вероятно, он сказал Цзян Цинь прекратить все это. И в сентябре она объявила, что насилие должно быть лишь словесным, а пулеметы нужно использовать только тогда, когда это «абсолютно необходимо». Те, кто не подчинились, были обвинены в том, что «держат крепость в горах». Атаки против британского посольства и его персонала были делом «ультралевых, подстрекаемых кликой Шестнадцатого мая» . Мао тоже взялся за дело. «Ситуация развилась быстрее, чем я ожидал, — сказал он перед Центральным комитетом. — Я не буду в обиде, если Вы на меня пожалуетесь». Он досадовал, что министр иностранных дел Чэнь И похудел на 12 кг в результате допросов хунвейбинов: «Я не могу показать его иностранным гостям в таком состоянии». «Молодым поджигателям» и «дьяволятам» велел вернуться в школы. Разогнал Шанхайскую коммуну. «Сейчас Китай похож на страну, разделенную на восемьсот княжеств», — жаловался он .

Откат

Осенью 1967 г. Мао перестал официально поддерживать Культурную революцию, по крайней мере, ее наиболее активную часть – хунвейбинов и использовал Китайскую народно-освободительную армию (КНОА), чтобы восстановить порядок и подчинить группы, которые он теперь изобличал, как «некомпетентные» и «политически незрелые». Использование силы он оправдал замечанием: «Солдаты — это просто рабочие и крестьяне, одетые в униформу». В некоторых местах бои продолжались и в 1968 г., но уже с меньшей силой. Летом в доме Мао, расположенном около Южно-Центрального озера, состоялся любопытный «диалог на заре» с лидерами хунвейбинов:

«До сих пор я никогда не делал магнитофонных записей, но сегодня записываю. В противном случае, уйдя отсюда, вы истолкуете сказанное мною так, как вам хочется… Слишком много людей было арестовано по моему кивку.

Министр внутренних дел: «Я виноват в излишних арестах».

Мао: «Не пытайтесь прикрывать меня или извинять мои собственные ошибки»

Чан Бо-да (левый теоретик): «Следуйте только учению Председателя»

Мао (раздраженно): «Не говорите мне об учениях!»
Позднее он начал угрожать, что если хунвейбины будут драться с армией, убивать людей, «разрушать транспортные средства» или «жечь костры», они будут «уничтожены». Но ему не хотелось совсем отказываться от анархизма: «Пускай студенты еще десять лет борются. Земля продолжит вращаться. Небо не упадет». Несмотря на это, пятеро главарей хунвейбинов вскоре были высланы работать на свиноферме в глубокой провинции . Драма закончилась…»

На снимке: расстрел зажиточного крестьянина за то, что он «эксплуатировал бедных».

Хунвэйбины агитируют на площади Тяньаньмынь. Когда спустя некоторое время Мао решит,
что цели «культурной революции» выполнены, некоторые из них сами подпадут под репрессии.
А еще через несколько лет станут свидетелями разоблачения «культурной революции» и будут вовлечены в борьбу за «пятую модернизацию»: строительство демократии после Мао.

Радостная толпа молодежи на ночных улицах Харбина после того, как по радио было объявлено, что Мао осудил партийное рукводство Пекинского университета, выступившего против начинающегося движения хунвэйбинов. 1966 год.

Местные партийные лидеры подвергаются персональной критике. Склоненная голова — традиционное в Китае признание своей вины. 1965 год.

Это как раз сессия критики губернатора и партийного секретаря провиции Хэйлудзян Ли Фанву. Потом хунвэйбины остригут его налысо и он многие часы будет стоять на коленях, выслушивая рассказ о своих ошибках и преступлениях. Дело происходит на городском стадионе Харбина. Сзади, над портретом Председателя, лозунг того времени: «Огонь по штабам!»

Харбин. Площадь Красных Охранников. Компания по разоблачению регионального бюро компартии. 1966 год.

Секретари Харбинского горкома компартии на сессии критики и самокритики в центре хунвэйбинов в Рабочем Клубе Харбина. на головах у них бумажные колпаки с иероглифами, рассказывающими об их преступлениях.
Эти сессии сопровождались часто длительными избиениями критикуемых, часто — их смертью от побоев или их самоубийством.

Очень характерно, что Мао практически не использовал органы госбезопасности в своей практике чистки партийных кадров, отдавая партийных работников в руки хунвэйбинов (костяк которых составляли студенты) и цзаофаней (формировавшихся из молодых рабочих).

Практика бумажных колпаков с описанием преступления была взята из времен императорского Китая и традиционна для китайской деревни.

Хэйлунцзян стал одной из первых провиций КНР, власть в которой перешла от местного правительства и партийных органов в руки т.н. революционного комитета. Революционные комитеты создавались из хунвэйбинов, партийных работников и военных. Позднейшие исследователи считают, что с помощью революционных комитетов Мао и радикалы отстраняли и частично уничтожали старую гвардию.

1967 год.
Власть в Харбине в руках «красных охранников» и НОАК. Непрерывные марши на улицах.

1968 год.
Пропагандистская группа «Учение Мао Цзэдуна» распространяет инструкции Председателя Мао в Индустриальном университете Харбина.

1969.
Зачитывание вслух знаменитой Красной книжки Председателя Мао.

1969.
То же самое делают солдаты НОАК. Во времена культурной Революции знаки различия были отменены, но у солдат было два кармана на куртке, а у офицеров — четыре.

1969.
Летчики НОАК читают великую книгу.

1969 год.
День рождения Председателя.

1973 год. Харбин.
Юные пионеры привествуют проходящий в «North Plaza Hotel» представителей конференции социалистических рабочих групп и образцовых рабочих.

1976 год.
Второе отстранение Дэн Сяопина от власти.
Хунвйэбины привествуют «вскрытие преступлений Дэна».

1976 год.
Так вот выращивали тот самый рис, гарантированную миску которого каждый китаец получил после прихода коммунистов к власти.

Сентябрь 1976 года.
Харбин. Траурная церемония в связи со смертью Председателя Мао.

1976 год.
Полмиллиона жителей Харбина празднуют «великую победу, выражающуюся в раздавливании заговора банды четырех» — фактически же — окончание Культурной Революции.

Хунвэйбины «подвергают критике» Пэн Дэхуая. Надпись на табличке: «Трижды реакционер (коррупционер, растратчик, бюрократ) Пэн Дэхуай».

Суд хунвейбинов.

52-летняя Ван Шоусинь (Wang Shouxin), секретарь отдела компартии и директора угольной компании в провинции Хэйлунцзян, обвиненная в присвоении сотен тысяч долларов. Во время культурной Революции Ван была во главе региональной группы хунвэйбинов и контролировала целый регион. Ее еще называли «угольной королевой».

Трехдневный суд над Ван в Харбине привлек огромное общественное внимание. Она была приговорена к смерти. На фотографии она за несколько минут до расстрела.

Из книги Пола Джонсона
“Современность – мир с 20-х до 90-х годов”.
http://www.geocities.com/israpart/Jones/

Что вам еще интересного рассказать про Китай, вот например Конфликт на КВЖД — еще одна неизвестная война, а вот эффектные Тулоу в провинции Фуцзянь (Fujian Tulou). Посмотрите еще Самый высокий открытый подъемник в мире — Лифт Ста Драконов Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия — http://infoglaz.ru/?p=36952Tags: История, Китай Subscribe to Telegram channel masterok

Но в конце пятидесятых Мао объявил «Большой скачок». Скакать полагалось в направлении индустриализации. Крестьянский труд был назван малозначащим, любой другой, в общем, тоже, и всему населению приказали сделать первейшей своей обязанностью варку стали. Вот как описывает все происходившее в автобиографической книге «Дикие лебеди» писательница Юн Чжан:

«Осенью 1958 года, когда мне было шесть лет, я пошла в начальную школу. От дома туда было идти минут двадцать по глинистым переулкам, мощенным булыжником. По дороге в школу и обратно я шла уставившись в землю, высматривая гнутые гвозди, ржавые винтики и прочие мелкие предметы, втоптанные между булыжниками. Все это предназначалось для сталеплавильных печей, ведь главным моим занятием была выплавка стали. Вокруг из громкоговорителей ревела жизнеутверждающая музыка, на стенах висели знамена, плакаты, лозунги, провозглашавшие: «Да здравствует Большой скачок!» и «Делай сталь!» Я знала, что председатель Мао по не вполне понятной мне причине велел народу выплавить много стали. В нашей школе вместо части котлов для риса на огромные плиты поставили плавильные тигли. Туда бросали весь наш металлолом, включая старые котлы, ныне расколотые на куски. В плитах постоянно поддерживался огонь — до тех пор, пока они не начинали плавиться. Учителя по очереди круглые сутки подбрасывали дрова и помешивали металлолом огромным половником. У нас было мало уроков: учителя редко могли оторваться от тиглей. Я помню, как навещала в больнице нашу учительницу, получившую серьезный ожог: ей на руки плеснуло расплавленным металлом. Вокруг носились врачи и медсестры в белых халатах. В больничном дворе стояла сталеплавильная печь, куда они все время бросали поленья, даже во время операций и по ночам. На автостоянке водрузили огромную печь. По ночам небо пылало, и шум толпы, суетившейся вокруг печи, долетал до моей комнаты, находившейся в трехстах метрах оттуда. В печи расплавились наши кастрюли и сковородки. Мы не заметили этой потери, потому что готовить дома теперь запрещалось, все ели в столовых. В ненасытных печах исчезли мягкая родительская кровать с железными пружинами, ограды со всех улиц — все, что только было сделано из железа. Я не видела родителей месяцами. Часто они вообще не приходили домой, чтобы поддерживать постоянный жар в печах».

Сталь плавили и крестьяне. Сто миллионов их было снято с полей и отправлено на выплавку. Леса вырубались под корень, поля стояли в небрежении, население пыхтело над тиглями.

Катастрофа была ужасающей. Зимой начался голод. Выплавленная кустарным способом сталь, конечно, была низкокачественным чугуном, практически непригодным для использования. В народе эти корявые слитки называли «нюши гэда» — коровьи лепешки.

Мао, не желая признавать ошибок, гнул свое: даешь стране сталь! Чтобы исправить положение дел в сельском хозяйстве, было принято решение взять на вооружение методы печально известного советского академика Лысенко, одного из величайших шарлатанов в мировой истории. Поля было приказано засеять в пять раз гуще, причем закапывать ростки и зерна в два раза глубже, чем это делалось обычно: Лысенко утверждал, что при таком обращении злак вырастит длинные-предлинные корешки и даст крупнейший колос. После такой посадки урожай оказался фактически загублен.

Наскакались

Хорошая хозяйка — это та женщина, которая может приготовить обед без риса

Мао, как мог, решал проблему. Был выдвинут лозунг «Способная женщина может приготовить обед без риса», его вывесили на каждой улице. Основными виновниками недорода были объявлены четыре врага: мухи, комары, крысы и воробьи. Первые пили кровь трудового народа и отвлекали его от выплавки стали, последние крали у него зерно. Главными зачинщиками беспредела объявили воробьев, которых решено было истребить полностью. Каждый житель Китая должен был сдать в контору приемки десять воробь­иных трупиков, если не хотел серьезных неприятностей.

Китайцы принялись ловить воробьев. Проблема этой птички в том, что она физически не может находиться в воздухе дольше пятнадцати минут. Поэтому целыми поселками и городами народ выходил пугать бедных птах трещотками и барабанами, и через четверть часа метаний воробьи в изнеможении ссыпались под ноги охотников. Вскоре воробьев в Китае не осталось. И это опять закончилось очень плохо. Председатель Мао не был сведущ в биологии, он не знал, что воробей хоть и не прочь поклевать зерно, но птенцов своих, коих у него бывает по два-три выводка за лето, кормит белковой пищей: гусеницами, яйцами насекомых, личинками саранчи… За лето одна воробьиная семья полностью вычищает от вредителей не меньше гектара поля. Так что новый урожай, пусть уже посаженный не по-лысенковски, тоже погиб: его пожрала расплодившаяся саранча. За следующий год в стране умерло от голода около 30 миллионов человек, случаи каннибализма стали общим местом, и детей младше десяти лет перестали выпускать одних на улицы, потому что их ели. Тут уже даже до Мао дошло, что пора сворачивать мероприятие. «Большой скачок» как-то быстро исчез с повестки дня, а управление экономикой и сельским хозяйством было фактически отдано в ведение Дэн Сяопина и Лю Шаоци. Огонь под тиглями был потушен, крестьянам разрешили вернуться на поля, а в СССР и Монголии было закуплено несколько десятков тысяч воробьев, которых теперь рекомендовалось всячески охранять и лелеять.

Культура с хунвейбинами

Как весна, я тепло отношусь к товарищам.

Как лето, я с жаром занимаюсь революционной работой.

Я истребляю свой индивидуализм,

как осенний ветер уносит опавшие листья.

А к классовому врагу я безжалостен, как суровая зима.

Лэй Фэн. Времена года

Примерно четыре года Мао держал себя в руках. Нет, он то и дело выступал с критикой различных недостатков, но в целом не препятствовал Дэн Сяопину со товарищи закладывать принципы того, что стало современной промышленно-экономической основой Китая. Но в 1965 году старый конь опять устремился по борозде. Сытый Китай, умиротворенный Китай, развращенный покоем Китай совершенно его не устраивал. Важно было вдохнуть революционный огонь в население. Конечно, то, старое, навоевавшееся и наголодавшееся, уже трудно было взять голыми руками. Но ведь оставалась еще молодежь! Чистая, наивная, тупая и необразованная — клад, а не юношество! И вот в 1965 году под руководством Мао в стране началась культурная революция. Борьба за возврат чистых революционных нравов. Мао объявил, что большая часть книг, картин, рукописей, статуй, ваз и прочей ерунды — это гнойник, из которого в новый революционный мир лезут вши буржуазного прошлого. Все на генеральную уборку, товарищи!

Огонь по штабам

Огонь по штабам (кит. упр. 炮打司令部, пиньинь: pàodǎ sīlìngbù, палл.: паода сылинбу) — лозунг Мао, положивший начало Культурной революции в 1966 году. Этот лозунг был выдвинут в первом дацзыбао, написанном лично Мао Цзэдуном. Означал «критику ревизионизма и бюрократии» в партийном аппарате, а также осуществление прямой диктатуры пролетариата. Реализовывали этот лозунг студенты-хунвэйбины («красногвардейцы») и рабочие-цзаофани («бунтари»). Первоначально инициатива революционных групп сводилась к критике неугодных руководителей в стенгазетах. Затем студенты начали штурмовать помещения парткомов и администраций вузов, вышвыривая руководство на улицу.

Лозунг «огонь по штабам» привёл к массовым выступлениям против администрации и партийного руководства отрядами хунвэйбинов и цзаофаней. Партийных руководителей обвиняли в бюрократии.

В 1967 году в Шанхае цзаофани собрали митинг рабочих и захватили горком, образовав шанхайскую коммуну. Этот «передовой опыт» приветствовался Мао Цзэдуном. Однако волна захватов власти приводила к хаосу, погромщики не обладали никакой позитивной программой и не могли организовать управления, отчего нередко приходилось восстанавливать структуры власти, привлекая тех же партийных работников.

В 1967 году страна вверглась в хаос. Разрозненные группировки хунвэйбинов и цзаофаней дрались между собой. Парткомы, напуганные разгромами, пытались заручиться поддержкой местных отрядов хунвэйбинов, стали сами вмешиваться в уличные события.

Кульминацией хаоса стали летние события в городе Ухань. Когда ситуация в городе дошла до предела, жители стали создавать отряды самообороны от бесчинства враждующих группировок. Направленные на усмирение «контрреволюционных группировок» войска под командованием генерала Чэнь Цзайдао вошли в город и разгромили как местные партийные органы, так и организации хунвэйбинов и цзаофаней, поддержав «миллион героев» — около 500 000 жителей. При этом Чэнь Цзайдао проигнорировал прямые приказы из Пекина, взял под арест двух чиновников и не дал Чжоу Эньлаю высадиться на самолёте в Ухани, угрожая танками. Из Пекина были посланы несколько дивизий, после первой угрозы применить огонь Чэнь Цзайдао немедленно сдался. Хотя такие самовольные действия были осуждены, это было первым опытом применения армии для наведения порядка, что в дальнейшем позволило свернуть политическую активность масс, а к 1969 году ликвидировать хунвэйбинов.

> Влияние

Лозунг «огня по штабам» повлиял на умонастроения леворадикальной молодежи на Западе (см. Майские события во Франции 1968 года).

> Литература> Влияние

Лозунг «огня по штабам» повлиял на умонастроения леворадикальной молодежи на Западе (см. Майские события во Франции 1968 года).

> Литература

  • Огонь по штабам

п • Советско-китайский раскол • Большой скачок • Народные коммуны • Уничтожение воробьёв • Пусть расцветают сто цветов • Лушаньский пленум
Первый этап (май 1966 года — апрель 1969 года) Огонь по штабам • Пограничный конфликт на острове Даманский • IX съезд КПК
Второй этап (май 1969 года — август 1973 года)
Третий этап (сентябрь 1973 года — октябрь 1976 года)
Последующие события
Главные деятели
Центральный комитет КПК (Политбюро ЦК КПК) Мао Цзэдун • Лю Шаоци • Чжоу Эньлай • Лю Шаоци • Чжу Дэ • Чэнь Юнь • Дэн Сяопин • Пэн Чжэнь • Ло Жунхуань • Линь Бяо • Чэнь И • Ли Фучунь • Пэн Дэхуай • Чэнь Бода • Кан Шэн • Сюй Сянцянь • Не Жунчжэнь • Е Цзяньин • Е Сюнь • Яо Вэньюань • Цзян Цин • Лю Бочэн
Центральный комитет КПК (Секретариат ЦК КПК) Дэн Сяопин • Пэн Чжэнь • Тань Чжэньлинь • Ян Шанкунь • Кан Шэн
Цзян Цин • Чжан Чуньцяо • Яо Вэньюань • Ван Хунвэнь
Идеология

Маоизм • Культ личности • Цитаты Мао Цзэдуна • Четыре модернизации • Учиться у Дацина

Движение народных масс

Четыре пережитка • Дацзыбао • Хунвэйбины • Цзаофани

Искусство и культура

Международное положение

Итоги Культурной революции

Исследователи Культурной революции

Российские исследователи

В 1966 году ведущими политиками того периода был запущен кровавый и сложный процесс, который историки позже назвали «культурной революцией». Эта ситуация в стране возникла из-за противостояния двух политических партий и их председателей. Проблемы политического курса и внешних связей Китая сильно обострились на фоне борьбы двух лидеров: Мао Цзэдуна и Лю Шаоци.

Гонения и репрессии. Этап первый

Болезнь лидера коммунистической партии Мао Цзэдуна ослабила его позиции на мировой и внутренней аренах страны. Оппозиционные партии, считавшие коммунизм неверным режимом, начали бурно критиковать власть в различных литературных произведениях, пьесах и статьях. Мао не хотел допускать подобного положения вещей. И оправившись от своего недуга, развернул большую компанию по борьбе с недовольными оппозиционерами. В итоге принятые им меры привели к следующим последствиям:

  • Май и апрель 1966 года. Начались гонения на традиционалистов. Банды хунвэйбинов нещадно расправлялись с «врагами режима», вместо того, чтобы просто выявлять их, следя за общественной и культурной жизнью Китая. В этих объединениях «красногвардейцев» состояли школьники и молодежь. Также туда входили молодые специалисты и преподаватели. Они разжигали массовые междоусобицы, издевались над людьми. Имели право потребовать у любого проходящего гражданина Китая цитатник Мао. Количество жертв этих банд исчислялось миллионами людей. Многих намеренно доводили до самоубийства;
  • Май (1969) – сентябрь (1971). По всей стране после указа Мао создавались «Школы кадров». В них чиновники обучались своим профессиям, впитывали идеологию коммунизма и занимались физическим трудом. Всех несогласных ссылали в далекие деревни. Общее число ссыльных студентов и интеллигенции составило 10 миллионов.

Помимо этих внутриполитических ходов, страну захлестнула волна каннибализма, которая поддерживалась правящим аппаратом «сверху». Чженг И в своей работе приводит более 100 реальных случаев отвратительного каннибализма. Так называемые «банкеты плоти» проводились лидерами — коммунистами. На них они призывали убивать межклассовых врагов и недругов страны, а затем съедать их сырые или приготовленные почки, печень, сердца и иные части. В этой книге собраны многочисленные интервью с угнетенными подобными бесчинствами и их родными.

Конфликт между СССР и КНР обострял ситуацию не только между странами, но и влиял на внутренние процессы Китая. Мао Цзэдун стремился абсолютизировать свою власть любыми способами. Помимо репрессий, в ходе которых врагом могли признать любого: от крестьянина до научного сотрудника, Мао обратил свой пристальный взгляд на культуру Китая.

После антипартийной публикации коммунисты (XI пленум ЦК КПК) постановили, что в стране началась «Великая пролетарская культурная революция». Деятельность науки и культурная жизнь общества были, как будто поставлены на паузу. Антикварные и книжные магазины Китая закрылись, получили распространение особые танцы, символизировавшие абсолютную верность председателю Мао.

Многие дома в городах и деревнях подверглись обыскам. Проверялось наличие запрещенных книг и ценностей. Все найденное изымалось. С женщин срывалась красивая одежда, им также обрезали окрашенные волосы. Ценности, похищенные у народа, не только не доходили до государственной казны, но и исчезали без следа, присваивались, переплавлялись.

Банды «красных» начали враждовать между собой, разделившись на выходцев из интеллигентных семей и бедняков. Мао уже слабо контролировал действия взращенной им армии, но по-прежнему держал под контролем остальные процессы.

Стычки между бандами хунвэйбинов особенно ожесточенно проходили в деревнях и на окраинах городов. В некоторых из них применяли артиллерийские установки.

В апреле 1969 года очередной съезд партии окончательно провозгласил главенство маоистской идеологии. Осудили политиков-оппозиционеров Лю Шаоци и Дэн Сяопина.

Школы идейных кадров и насаждение идеи. Этап второй

Помимо вышеприведенных «Школ кадров» в Китае второй этап революции ознаменовался внутрипартийными разногласиями. В марте 1970 года Цзэдун принял единоличное решение о пересмотре конституции страны. Суть его претензий сводилась к тому, что пост председателя должен быть упразднен. Но Линь Бяо и Чэнь Бода были против такой инициативы. За что и поплатились в дальнейшем своими жизнями. Эти партийные деятели решили устроить переворот. Но восстание было подавлено Мао Цзэдуном в сентябре 1971 года.

В марте 1973 было решено восстановить в должности генерального секретаря Дэн Сяопина. В стране активно насаждались личные идеи Мао. Теперь и армия Китая подверглась чисткам и репрессиям.

Также было восстановлено некоторое количество профсоюзов, женских и молодежных движений. Прошла волна реабилитаций партийных работников.

Все выходящее за рамки первого этапа революции многие исследователи называют ее следствием. Но все же стоит выделить и третий этап этого процесса, чтобы составить полную картину происходящего в 60-е и 70-е в Китае.

Смерть Мао и «группа четырех». Этап третий

В октябре 1976 года скончался лидер коммунистического режима Мао Цзэдун. После его смерти к власти пришла «группа четырех». Цзян Цин (жена Мао), Чжан Чуньцяо, Яо Вэньюань, Ван Хунвэнь были особо приближенными соратниками Мао Цзэдуна. И после его кончины предприняли попытки управления страной в прежнем режиме.

Вскоре все участники этой «банды» были арестованы по приказу нового правительства. Их объявили опасными контрреволюционерами, переложили на них ответственность за репрессии и ошибки в экономике.

Культурная революция формально окончилась в 1976 году. Но ее кровавые и разрушительные отголоски витали над Китаем долгие годы. Инициатива ареста «банды четырех» исходила от маршала Цзяньина. Так была поставлена точка в реальной летописи расправы над китайским народом.

Страшные итоги «культурной революции»

26 октября 1979 года газета «Жэньминь жибао» сделала попытку обнародовать примерное число жертв кровавой революции в Китае. Более 100 миллионов потерпевших жертв значится и во многих других источниках.

Кроме простых граждан, от репрессий пострадали члены самой компартии. Было репрессировано или убито больше 5 миллионов человек. На их место Мао набрал новых сторонников, число которых к закату его правления достигло 28 миллионов.

«Хунвэйбины» смогли ликвидировать большую часть культурного наследия КНР. Пострадали реликвии и других народов. Тысячи древних и значимых памятников, бессчетное множество картин, других предметов искусства и книг – вот те потери, которые понесла культура Китая в ходе этой революции. Также были разгромлены и храмы в Тибете, стерты с лица земли многие монастыри. Была разрушена часть Китайской стены.

Миллионы обученных специалистов сгинули в деревнях и горных поселках. Маоизм привел лишь к массовым расправам, репрессиям и войнам классов.

Общее разрушительное влияние на страну отразилось во многих ее областях упадком экономики, бездействием полиции, внутриполитическими проблемами и озлобленностью народа.

«Культурная революция» нанесла большой урон и театральному развитию в стране. На протяжении нескольких лет на подмостках театров ставились только те пьесы, которые написала жена Мао, а другие из-за цензуры были под запретом.

Современники считают, что урон от «кровавой революции» нанесен не только самому Китаю, но и культурному мировому наследию. Так как утраченные культурные ценности и предметы искусства имели мировое значение.

Личные мотивы Мао Цзэдуна

Начиная данную революцию, Мао поставил цель по созданию «нового человека». Этот человек, по его мнению, должен был быть бескорыстным элементом в свободном от господства социуме. Чтобы прийти к цели, Цзэдун призывал искоренить четыре аспекта:

  • Старые идеи;
  • Прежнюю культуру;
  • Старинные обычаи;
  • И устоявшиеся привычки.

На их место Мао выдвинул собственные идеи, которые были сполна отражены в его цитатнике. Также политик желал уничтожить любую оппозицию. Поэтому второй целью революции можно назвать борьбу за власть. Причем власть единоличную, и не терпящую здоровой конкуренции.

Постоянная классовая борьба и равенство вдохновляли Мао больше, чем обогащение и различия. Эти постулаты относятся и к охлаждениям в отношениях между СССР и КНР после окончания правления Сталина. Ведь новый лидер Хрущев раскритиковал действия прошлого вождя, чем сильно разозлил поддерживающего его идеологию Мао.

Удалось ли Мао искоренить старое? Возможно, у него это получилось сделать лишь на определенный срок. В своих попытках насаждать новые идеи силой лидер потерпел поражение.

Позитивные веяния этих процессов

Были ли среди междоусобиц, убийств и репрессий хоть какие-то положительные моменты? Действительно были, но их количество на фоне общего хаоса многим может показаться просто смехотворным. Например, была введена недоразвитая система здравоохранения. Да и реформа образования для крестьян и пролетариев сыграла позитивную роль.

Почему «культурная революция» не удалась?

Согласно анализу исторических фактов подобные изменения внутри страны были обречены на провал из-за содержащихся в них противоречий. Мао пытался перевернуть все с ног на голову, и при этом сохранить тотальный контроль.

Жестокая борьба внутри самой партии вынудила Цзэдуна прибегнуть к помощи военных. Так его идеи были похоронены под обломками бюрократии и строгой иерархии. И ему пришлось сосредоточиться только на тотальном контроле народе.

«Культурная революция» и Китай сегодня

На сегодняшний день в Китае официально оценивают действия Мао, как правые на 70% и провальные на 30%. Идеи Мао не прижились в современном мире. Сегодня в Китае существует одна партия, которая заботится о стабильности в стране.

Смутное для Китая время «культурной революции» давно окончено. Но ее события вызывают больше вопросов, чем ответов. Ясно одно, что данный процесс имел ужасные последствия для всех сфер жизни людей. А хунвэйбины до сих пор считаются потерянным поколением.

Мао Цзэдун против конфуцианства

Мао был хитрым и дальновидным политиком. Он желал создать в КНР культ собственной личности. Но ему мешала сама идеология Китая. Культ поклонения предков тогда был главенствующим направлениям, благодаря которому сохранялись традиции и обычаи. А конфуцианство содержало в себе такие постулаты, которые противоречили идеям Мао.

Поэтому опальный друг Цзэдуна Линь Бяо, ранее бывший министром обороны, обвинялся в том, что он приверженец учения Конфуция. А во время щепетильного обыска в его доме были обнаружены газетные вырезки с изречениями Великого Китайского Учителя.

Читайте также: Кратко о философии Древнего Китая

Как Мао боролся с конфуцианством? Для его искоренения он применил следующие шаги:

  • Наладил выпуск брошюр с критикой основных тезисов учения;
  • Привлек к высмеиванию Линь Бяо и конфуцианства все газеты и журналы в стране;
  • Организовал во всех главных учебных заведениях курсы острой критики конфуцианства и освоения марксизма для рабочих и крестьян;
  • Завербовал выдающегося деятеля Фэн Юланя, заставив его отказаться от прежних неоконфуцианских взглядов публично. Этот шаг для общества имел эффект «разорвавшейся бомбы»;
  • Обвинил видных политиков того времени в буржуазном происхождении.

Для критики конфуцианства привлекались школьники, студенты, учителя, преподаватели и рабочие. Мао считал, что образование – это пустая трата времени для большинства, что все проблемы легко решаются насилием. Он был убежден, что физический труд возвышает человека, а духовная и интеллектуальная деятельность опускают его на самый низкий уровень. В последствие Мао некоторое время лояльно относился к интеллигенции и буржуазии, но делал это лишь для собственной выгоды и удержания контроля. Однозначную оценку событиям пятидесятилетней давности затрудняются дать не только сами китайцы, но и историки других стран. Так как слишком много противоречивых процессов происходило в то время.

6.«Культурная революция» в Китае.(1965-1976).

После «Большого скачка» председатель Мао начал терять авторитет в партии из-за массовых народных выступлений. Обострилась борьба за власть, которая особенно проявилась во время Великой пролетарской культурной революции (1965 – 1976 гг.), вдохновителем и организатором которой был Великий кормчий. Мао пришла «гениальная» мысль использовать молодёжь в борьбе за власть и торжество идей маоизма. Что позволило убить двух зайцев — убрать оппозицию в партии и выпустить пар народного гнева. Культурная революция характеризовалась беспрецедентной анархией и политизацией всех сфер общественной жизни Китая. В значительной степени эта борьба напоминала советский террор, использованный Сталиным против оппозиции, когда произошла существенная ротация партийных кадров за счет смены поколений. Движущей силой революции стали молодежные студенческие и школьные отряды хунвэйбинов («красных охранников»). Однако со временем хаос и стихия охватили Поднебесную. Произошло расслоение среди молодежи, революционные отряды поделились на «красные» и «черные» банды мародеров и убийц. В состав Политбюро КПК вошли властолюбивые жены Мао и Линь Бяо. Конфликт на советско-китайской границе на Дальнем Востоке достиг апогея (бой за остров Даманский на реке Уссури). Западные СМИ начали писать о первой социалистической войне. Советский министр обороны предлагал нанести ядерные удары по основным промышленным центрам Китая.

«КУЛЬТУРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ» В КИТАЕ — мероприятия, проводившиеся в Китайской Народной Республике в 1965— 1976 гг. для укрепления единоличной власти Председателя Коммунистической партии Китая Мао Цзэдуна. Официально именовалась «Великая пролетарская культурная революция». Наиболее важные меры на начальном её этапе предприняли ближайшие сподвижники Мао Цзэдуна — его жена Цзян Цин, Линь Бяо и Чжоу Эньлай. Под их контролем были созданы молодёжные отряды хунвэйбинов («красные охранники») и цзаофаней («бунтари»). Они расправлялись с «буржуазными предателями и перерожденцами», т. е. теми, кто выражал какие-либо сомнения в правильности политики Мао Цзэдуна. За годы «культурной революции» были убиты многие китайские политики, учёные, деятели культуры, сотни тысяч выселены в деревни на «перевоспитание». Точное число жертв неизвестно, но оно достигает нескольких миллионов. Спустя год после смерти Мао Цзэдуна, в 1977 г., на XI съезде Коммунистической партии Китая политика «культурной революции» была осуждена, а пострадавшие во время неё — полностью реабилитированы.

Причины- В конце 1950-х годов произошёл дипломатический конфликт между КНР и СССР. Пик конфликта пришёлся на 1969 год. Окончанием конфликта считается конец 1980-х. Конфликт сопровождался расколом международного коммунистического движения.

Разоблачения сталинизма на XX съезде КПСС, хрущёвский курс на постепенную либерализацию в экономике при политике мирного сосуществования вызвали недовольство Мао Цзэдуна, как противоречащие коммунистической идеологии и создающие угрозу его личной власти в КПК.

Со стороны СССР знаком недовольства маоистской политикой стал внезапный отзыв всего корпуса советских специалистов, работавших в КНР по программе международного сотрудничества.

Результаты- Большинство источников говорят о 100 миллионах пострадавших. Впервые это число появилось в газете «Жэньминь жибао» 26 октября 1979 года.Ж.-Л. Марголен(франц.) пишет, что погибших был миллион человек. Только в провинции Гуансиво время «культурной революции» погибло свыше 67 тыс. человек, а в провинцииГуандун— 40 тыс.

В ходе «культурной революции» было репрессировано около 5 млн членов партии и к IX съезду КПКв партии насчитывалось около 17 млн человек. Во время X съезда 1973 года численность КПК составила уже 28 млн человек, то есть в 1970—1973 годах в КПК было принято около 10—12 млн человек. Таким образом, Мао заменил «старых» членов партии, которые были способны хоть на какое-либо несогласие, на «новых» — фанатичных последователейкульта личности.

«Бунтари» и хунвэйбины уничтожили значительную часть культурного наследия китайского и других народов КНР. Например, были уничтожены тысячи древнекитайских исторических памятников, книг, картин, храмов и т. д. Были уничтожены почти все монастыри и храмы в Тибете, сохранившиеся к началу «культурной революции».

Возложив ответственность за «культурную революцию» лишь на Мао Цзэдуна и партийные группировки, объявленные «контрреволюционными», КПК легитимизирует свою власть в условиях рыночной экономики КНР.