Кто переходил через Альпы

Когда мы слышим о переходе через Альпы, то сразу вспоминаем подвиг непобедимого Александра Суворова и его воинов. Бесстрашная русская армия навсегда вписала себя в историю, но была ли она первой многотысячной армией, перешедшей через Альпы? На самом деле, мы часто незаслуженно забываем легендарного пунийского полководца Ганнибала, история жизни которого вдохновляла и продолжает вдохновлять потомков.

Если бы с помощью машины времени мы вернулись во времена Римской Империи, то на вопрос «Кто был главным врагом Рима?» любой ромей, не задумываясь, ответил бы: «Ганнибал». Хитрый карфагенский военачальник столько раз наносил римлянам сокрушительные поражения, что страх перед ним сохранялся ещё много веков спустя, а детей за непослушание пугали Ганнибалом. Один раз карфагенский военачальник был близок к захвату Вечного города, но что-то остановило его от приказа идти на штурм. Кто знает, как сложилась бы история всего мира, если бы Рим пал?

Ещё юношей Ганнибал Барка (в переводе «Барка» означает «Молния») дал клятву уничтожить ненавистную Римскую Республику. И Риму, и Карфагену было ясно, что избежать новой войны не удастся — двум сверхдержавам было слишком тесно в Средиземном море. Поэтому военачальники с обеих сторон готовились к продолжительной войне.

Шел 217 год до н.э. Когда под началом Ганнибала собралась внушительная армия, перед ним встал вопрос: вести войну на территории Карфагена или попытаться вторгнуться на Апеннинский полуостров и принести войну врагу в дом? А если воевать на территории Рима, то как туда добраться: проверенным маршрутом через Сицилию или попытаться как-то удивить врага и навязать ему свои условия? В нелегкой ситуации Ганнибал принял блестящее стратегическое решение: добираться в Рим через Испанию. Абсурдная на первый взгляд идея давала пунийцам целый ряд преимуществ: возможность пополнить свою армию воинами дружественных галльских и испанских племен; армия обезопасила себя от вражеского флота, который ждал её на подступах к Риму; фактор неожиданности.

Поставив перед собой цель, Ганнибал шаг за шагом продвигался к ней, пока перед его армией не вознеслись ввысь армады горных вершин с заснеженными шапками. Африканские войны, не видевшие ничего подобного, были поражены, а здешние жители галлы лишь растерянно разводили руками. В сложившейся ситуации единственным выходом было идти вперед, сохраняя фактор неожиданности. И Ганнибал со своей армией пошел на самый рискованный в своей жизни штурм — штурм Альпийских вершин.

Без карт и дорог, без теплой одежды, по колено в снегу, с вьючными животными и боевыми слонами, карфагенская армия пробиралась все дальше и дальше.

Наибольшие проблемы доставляли воинственные племена горцев, которые всегда воевали против каждого, кто приходил на их землю. Они устраивали засады в самых неожиданных местах, атаковали карфагенян издалека, пользуясь гористой местностью. Но их самым излюбленным приёмом стал громкий крик, который они издавали вблизи проходящих по узким тропам воинов. Нет, от их крика не сходила лавина, как можно было бы подумать. Резких звуков боялись животные и боевые слоны, которые вместе с людьми пробирались по снегу. испугавшись, они бежали кто куда, не обращая внимания на команды, калечили людей и падали с обрывов вместе с провиантом. Другой враг — голод и холод — забирали у армии не меньше людей, чем разбушевавшиеся звери и дикие горцы. Плохо знающие местность проводники-галлы много раз сбивались со следа, заводя армию в тупики. Воины и животные страдали от голода, а пополнять скудные запасы пищи удавалось только при разорении редких горских поселений.

Люди находились на пределе возможностей, когда впереди, наконец, показался заветный спуск в долину. О том, в каком состоянии находились войска, красноречиво свидетельствует количество потерь, которых при спуске было больше, чем при подъёме.

Ганнибал лишился почти всех животных. Лишь один слон из двадцати остался в живых. Одна треть армии навсегда осталась в альпийских долинах. Но неожиданное появление карфагенских войск в Италии подействовало на римлян как гром среди ясного неба, и ещё несколько лет они не могли прийти в себя и терпели поражение за поражением.

***

Ганнибал Барка был любимым полководцем Александра Суворова. Будущий генералиссимус в юном возрасте прочитал о своем кумире все книги, которые смог найти. Он часами сидел над картами сражений, изучая тактику Ганнибала и его стратегические маневры. В будущем Суворов не раз прибегал к советам античного полководца. Тактические приёмы, работавшие до нашей эры, ковали славу русского оружия и в 18 веке! История умеет удивлять! Суворову, как и его кумиру Ганнибалу, выпало испытание провести армию через Альпы. Кто знает, не по тем же дорогам Суворов водил своих чудо-богатырей, по которым два тысячелетия назад вел свои отряды Ганнибал Барка?

Картина Василия Сурикова «Переход Суворова через Альпы»

На иллюстрации: бюст Ганнибала. Национальный музей Неаполя

Переход Суворова через Альпы

ХОД СОБЫТИЙ

На момент окончания царствования Екатерины II Россия находилась в союзе с Австрией, Англией и Пруссией, направленном против Франции. Екатерина даже приказала А.В. Суворову начать формирование 60-тысячного корпуса для борьбы с французской революцией и восстановления там монархии.

Павел I отказался от этого плана, заявив союзникам о невозможности войны с Францией, поскольку русская армия, находясь в «непрерывной» войне с 1756 г., нуждается в отдыхе. Но держаться политики невмешательства ему не удалось, и почти все царствование Павла Россия или вела войну с Францией, или находилась в состоянии войны с Англией и Австрией, достаточно часто меняя свои политические интересы. Внешнеполитическая деятельность Павла I отличалась такой же непоследовательностью, как и внутренняя.

Ряд действий французского правительства заставил Павла обратить внимание на европейские дела. Его беспокойство вызывали приготовления Наполеона к египетскому походу, арест русского консула на Ионических островах, покровительство Франции польским эмигрантам, слухи о намерении французов напасть на северный берег Черного моря. Однако непосредственным поводом к началу войны с Францией явились события связанные с Мальтийским орденом. В 1797 г. император Павел I взял Мальту под свое покровительство. Этот факт проигнорировал Наполеон, и, отправляясь в Египетский поход, захватил остров. Магистр мальтийского ордена бежал. Оскорбленный Павел принял на себя звание гроссмейстера ордена. Это обстоятельство подстегнуло его к участию в новой (второй) антифранцузской коалиции, которая была образована в 1798 г. В нее, кроме России вошли Австрия, Османская империя, Англия и Неаполитанское королевство.

Военные действия развернулись как на суше, так и на море. Объединенный русско-османский флот под командованием Ф.Ф. Ушакова, пройдя через черноморские проливы, вошел в Адриатическое море и летом 1798 г. овладел Ионическими островами и крепостью Корфу. (В конце марта 1800 г. в г. Константинополе была подписана конвенция об образовании там Республики Семи Соединенных Островов под вассалитетом Османской империи, но с внутреннем самоуправлением и правом иметь собственный флот). В 1799 г., высаженный Ф.Ф. Ушаковым десант успешно вел военные действия против французской армии на Аппенинском полуострове, освободив от французов Неаполь и Рим.

Наполеон завоевал Италию в ходе блестяще проведенной военной компании с Австрией 1796-1797 гг. Армия талантливого 27-летнего генерала неожиданно для противника прошла по прибрежной кромке Альп, где вся дорога простреливалась с моря.

Во время итальянского и швейцарского похода Суворова Наполеон находился в Египте, входившем в то время в состав Османской империи. В ходе этого похода французская армия одержала знаменитую победу в битве у пирамид 20 июля 1798 г. Однако вскоре английский флот под командованием адмирала Нельсона у Абукира уничтожил французскую эскадру, доставившую войска Наполеона в Египет. Таким образом, французская армия оказалась в ловушке – выход из Египта ей был отрезан. Когда в Египет дошли известия об успехах второй коалиции в Италии, Бонапарт решился на рискованный шаг: оставив на произвол судьбы армию, он на двух кораблях с группой верных генералов сумел прорваться сквозь кольцо английской блокады и 16 октября 1799 г. прибыл в Париж. 18 брюмера (9 ноября) 1799 г. он совершил государственный переворот, свергнув правительство Директории. Власть перешла в руки трех консулов. Главная роль в этом триумвирате принадлежала Наполеону, установившему личный авторитарный режим.

В начале 1799 г. командование сухопутными союзными русско-австрийскими войсками, посланными на помощь неаполитанскому королю Фердинанду VI, было поручено А.В. Суворову. Главным театром военных действий стала Северная Италия, которая за полтора месяца была очищена от французских войск. В упорном трехдневном сражении 15-17 апреля 1799 г. Суворов разгромил французскую армию при р. Адде. После этого без боя был захвачен Турин и Милан. 4 июня союзная армия совершила беспримерный марш, преодолев за 36 часов около 80 верст и с ходу начала сражение у р. Треббии, в ходе которого была на голову разбита французская армия под командованием генерала Макдональда. Назначение нового французского командующего Жубера не поправило положения: его армия была разгромлена Суворовым у г. Нови, а сам Жубер был убит. С падением крепости Мантуи северная Италия окончательно перешла в руки русской армии.

Успехи А.В. Суворова обнаружили подлинные цели Австрии — стремление овладеть освобожденной от французов территорией. В этих условиях пребывание российской армии было нежелательным для австрийцев. Суворову было приказано отправиться в Швейцарию для соединения с корпусом Римского-Корсакова с тем, чтобы перенести военные действия на территорию Франции. Суворов избрал самый короткий, но самый трудный путь через Сен-Готардский перевал.

Суворов начал свой поход 21 сентября, когда в Альпах уже началась настоящая зима. Совершать переход в зимних условиях казалось откровенным самоубийством, так как большинство перевалов превращаются в неприступные снежные крепости, горные тропы исчезают под толстым слоем снега, а бесконечные метели не позволяют ничего видеть дальше вытянутой руки.

Первым серьезным препятствием, кроме погодных условий, стала бригада французов под командованием Луазона, которая прикрывала переход через перевал Сен-Готард. Умело действуя тремя колоннами, русско-австрийские войска под командованием Суворова смогли оттеснить неприятеля и выйти к деревне Урзерн.

Следующим препятствием на пути войск Суворова был Чертов мост (Teufelsbruecke), который перекинут через р. Рёйса. Желая не допустить чрезмерного укрепления французов на левом берегу, Суворов отдал приказ генералу Каменскому преследовать войска отступавшего генерала Лекурба, изматывая французские части постоянными арьергардными боями. В результате французы не смогли укрепиться у Чертова моста, но разобрали центральную его часть, сделав проход невозможным. Тогда русские солдаты под командованием П.И. Багратиона разобрали стоящий неподалёку сарай на брёвна, и, связав их между собой офицерскими шарфами, перебросили через пролом. Под натиском русских французы вынуждены отступить, а большая их часть была направлена на юг для эвакуации. Всего у Лекурба осталось 3 000 человек, после эвакуации не более 900.

Уже 29 сентября войска Суворова спускаются в Мутенскую долину через перевал Кинцинг-Кульм. В это же время фельдмаршал получает донесение о поражении сил Римского-Корсакова и австрийского полководца Хотца от Андре Массены – будущего маршала Франции. В результате Массене удалось окружить русские силы в долине. Суворов прекрасно понимал, в каком положении находятся войска. Накануне этого боя он обратился к офицерам: «Мы окружены горами… окружены врагом сильным, возгордившимся победою… Со времени дела при Пруте, при Государе Императоре Петре Великом, русские войска никогда не были в таком гибелью грозящем положении… Нет, это уже не измена, а явное предательство… разумное, рассчитанное предательство нас, столько крови своей проливших за спасение Австрии. Помощи теперь ждать не от кого, одна надежда на Бога, другая — на величайшую храбрость и высочайшее самоотвержение войск, вами предводимых… Нам предстоят труды величайшие, небывалые в мире! Мы на краю пропасти! Но мы — русские! С нами Бог! Спасите, спасите честь и достояние России и ее Самодержца!.. Спасите сына его…»

Старший из офицеров Отто Дерфольден ответил фельдмаршалу: «Все перенесем и не посрамим русского оружия, а если и падем, то умрем со славою! Веди нас, куда хочешь, делай, что знаешь! Мы твои, отец, мы русские!»

1 октября в Мутенской долине сошлись русские войска численностью 14 тыс. человек под командованием генерала А.Г. Розенберга с 24-тысячным корпусом под командованием генерала Массена. Понимая своё отчаянное положение, русские войска начали наступать на французские позиции и завязали всеобщий рукопашный бой. Натиск русских воинов был таков, что французский центр не смог продержатся и получаса – французы начали беспорядочное отступление. Входе истребления французских войск русский унтер-офицер Иван Махотин добрался до самого Массены и содрал с него золотой эполет, хотя генералу удалось бежать. В результате русские потеряли 700 человек убитыми и ранеными. Потери французов составили от 3 000 до 6 000 человек. В плен было взято 1 200 солдат и офицеров, в том числе генерал Ла Курк. Трофеями русских стали семь орудий и одно знамя.

Переход Суворова через Альпы стал беспрецедентным в истории. Никто ни до, ни после Суворова не совершал его в зимнее время. Русские войска доблестно выполнили свои союзнические обязательства перед австрийцами, чего нельзя сказать о последних.

Переход, вызвавший изумление всей Европы, был успешно завершен, однако, помощь запоздала и корпус Римского-Корсакова, действовавший в Швейцарии, был разбит французами при Цюрихе. Вступив в Швейцарию после труднейшего перехода, русские войска не были вовремя поддержаны австрийцами и попали в окружение в Мутенской долине. С большим трудом Суворову удалось, одержав несколько побед, уйти в южную Германию. Он с полным основанием приписывал неудачи кампании плохим распоряжениям австрийского военного совета, желавшего из Вены руководить всем театром военных действий. Император Павел I разделил это мнение Суворова и, обвиняя именно австрийцев в поражении отряда Римского-Корсакова, отозвал свои войска в Россию. Суворову был пожалован чин генералиссимуса и почетный титул князя Италийского.

Воспользовавшись отзывом российских войск, Бонапарт вновь отправился в Италию, 14 июня 1800 г. разбил австрийскую армию у д. Маренго, вынудив тем самым Австрию заключить в феврале 1801 г. мирный договор. Одновременно в Египте была разгромлена турецкая армия. После выхода из войны России и Австрии, Англия в марте 1802 г также вынуждена была подписать Амьенский мирный договор с Наполеоном. Вторая антифранцузская коалиция распалась окончательно.

Распаду второй коалиции способствовало изменение внешнеполитических приоритетов Павла I. Свержение правительства Директории означало явное стремление Бонапарта к восстановлению монархии. Он обратился к Павлу с лестным письмом и возвратил всех русских пленных. С другой стороны английские войска, отняв у французов Мальту, не спешили возвращать остров Мальтийскому ордену. Результатом всех этих событий был мир Павла с Наполеоном, и разрыв союза с Австрией и Англией. В 1800 году он заключил направленный против Австрии союз с Пруссией, а против Англии была образована целая коалиция, состоявшая из России, Дании, Швеции и Пруссии.

Особенно деятельные приготовления велись к военным действиям против Англии. Желая нанести ей чувствительный удар, Павел послал 40 полков донских казаков на завоевание Индии. Армия выступила в поход без точных карт, без определенного плана действий, без знания местности и, вероятно, была бы обречена на гибель в среднеазиатских пустынях, если бы смерть Павла не остановила это предприятие (в ночь переворота Александр отдал распоряжение вернуть казаков домой).

«Всё перенесем, не посрамим русского оружия! А если падем, то умрем со славою!» Швейцарский поход Суворова

220 лет назад, 21 сентября 1799 года, начался Швейцарский поход Суворова. Переход русских войск под командованием фельдмаршала А. В. Суворова из Италии через Альпы в Швейцарию во время войны 2-й коалиции против Франции. Русские чудо-богатыри проявили мужество, выносливость и героизм, совершив беспримерный марш по Альпам. Суворов показал высочайший уровень полководческого искусства, ведя боевые действия в горах в самых неблагоприятных условиях, приёмы захвата горных высот и перевалов путем сочетания решительных атак с фронта и умелых обходов.


«Переход Суворова через Альпы», В. Суриков, 1899 год

Предыстория. Завершение Итальянской кампании

В ходе Итальянского похода русско-австрийских войск под командованием Суворова и Средиземноморского похода русского флота во главе с Ушаковым почти вся Италия была освобождена от французских оккупантов. Разгромленная в решающем сражении при Нови (Разгром французской армии при Нови) французская армия под началом Моро бежала к Генуе. В руках у французов в Северной Италии остались только крепости Тортона и Кони. Суворов осадил Тортону и планировал поход во Францию.
Однако гофкригсрат (австрийское верховное командование) остановил австрийские войска. Англия и Австрия, обеспокоенные успехами русских в Италии, разработали новый план войны. Лондон и Вена желали использовать русских как «пушечное мясо», получить все выгоды, и при этом не дать России усилить свои позиции в Европе. Ещё в июле 1799 года английское правительство предложило русскому государю Павлу Первому провести англо-русскую экспедицию в Голландии и изменить весь план войны. После поправок, которые внесли австрийцы, были принят следующий план дальнейшей военной кампании: австрийская армия под началом эрцгерцога Карла перебрасывалась из Швейцарии на Рейн, осаждала Майн, занимала Бельгию и должна была установить связь с англо-русским десантом в Голландии; русские войска во главе с Суворовым уходили из Италии в Швейцарию, где также должен был действовать русский корпус Римского-Корсакова и французский эмигрантский корпус принца Конде (роялисты, враждебные Французской республике), все эти войска должны были предпринять вторжение во Францию через Франш-Конте; австрийская армия под началом Меласа оставалась в Италии и должна была начать наступление во Францию через Савойю.
Таким образом, англичане и австрийцы изменили ход войны в своих интересах, но нарушили общие интересы. Ведь войска Суворова уже освободили Италию и могли начать поход на Париж. Англия стремилась захватить голландский флот и тем самым добиться положения владычицы морей, и добиться удаления русских из Италии и Средиземноморского региона. Вена хотела избавиться от русских в Италии, и установить здесь своё господство вместо французского.
Русский император Павел принял этот план, но поставил условием перехода русских войск в Швейцарию её предварительное очищение от французов силами австрийской армии. 16 (27) августа Суворов получил приказ австрийского императора Франца о походе в Швейцарию. Однако он хотел завершить захват французских крепостей в Италии, поэтому не спешил. Тем временем австрийское верховное командование, несмотря на обещание Петербургу, начало вывод армии Карла из Швейцарии. В результате австрийцы подставили прибывший только что из России в район Цюриха корпус Римского-Корсакова под удар превосходящих сил французской армии под началом Массены. Несмотря на энергичные протесты Суворова австрийцы оставили в Швейцарии только 22 тыс. корпус генерала Хотце.
31 августа (10 сентября) 1799 года, как только сдалась Тортона, войска Суворова (21 тыс. человек) выступили из района Алессандрии и Ривальты на север. Таким образом, Итальянский поход русской армии завершился.

Силы сторон в Швейцарии

К началу сентября силы союзников (русских и австрийцев) располагались в Швейцарии в следующих основных группировках: 24 тыс. корпус Римского-Корсакова стоял на р. Лиммат около Цюриха, 10,5 тыс. отряд Хотце — вдоль Цюрихского и Валленштадтского озёр и на реке Линт, 5 тыс. отряд Ф. Елачича — у Зарганса, 4 тыс. отряд Линкена — у Иланца, 2, 5 тыс. отряд Ауфенберга — у Дисентиса. Австрийские отряды Штрауха, Рогана и Хадика (всего до 11,5 тыс. чел.) располагались на южных подступах к Швейцарии. Главные силы французской армии генерала Массены (38 тыс. человек) находились против корпуса Римского-Корсакова, дивизия Сульта и бригада Молитора (15 тыс. солдат) — против отряда Хотце, дивизия Лекурба (11,8 тыс. чел.) — в долине р. Рёйс, на перевале Сен-Готард, отряд Тюрро (9,6 тыс. чел.) — западнее оз. Лаго-Маджоре, против отряда Рогана. В итоге французские войска имели превосходство в силах и занимали выгодные позиции. Массена отличался решительностью и энергичностью, в условиях ухода основных сил австрийцев наступление французов было неизбежно.

Прорыв Суворова в Швейцарию

4 (15) сентября 1799 г. русские войска прибыли в Таверно, у подножья Альп. Австрийцы всячески торопили русских, и одновременно мешали. В частности, прислали недостаточное для горного похода число мулов (необходимых для перевозки артиллерии и боеприпасов) и продовольствия, из-за чего выступление пришлось откладывать. Когда мулы были доставлены, оказалось, что их не хватает. Австрийцы также дали неверные сведения о численности французской армии (значительно её преуменьшив) и о маршруте. Из Таверно было два пути на соединение с корпусом Корсакова: кружной – в долину верхнего Рейна, и короткий и занятый противником – на Беллинцону, Сен-Готард, долину Рёйсы. По предложению австрийцев Суворов избрал короткий путь, чтобы выйти к Швицу и оказаться в тылу у французской армии. При этом австрийцы, которые советовали русскому фельдмаршалу выбрать короткий путь, утаили, что вдоль Люцернского озера дорог на Швиц нет. Русская армия неминуемо попадала в тупик.
Было известно, что хороших дорог нет, только горные тропы, а мулов было мало. Поэтому артиллерию и обозы направили кружным путем к Боденскому озеру. При войска оставили всего 25 горных пушек. 10 (21) сентября 1799 г. русская армия выступила в Швейцарский поход. В авангарде шла дивизия Багратиона (8 батальонов и 6 орудий), в главных силах под началом Дерфельдена – слабые дивизии Повало-Швейковского и Ферстера (14 батальонов и 11 орудий), в арьергарде – дивизия Розенберга (10 батальонов при 8 орудиях). Всего 32 батальона и казаки. Русский командующий приказал дивизиям идти эшелонами: впереди разведчики из казаков и пионеров (сапёры), за ними головной батальон с одной пушкой, главные силы и арьергард. Столкнувшись с противником, передовой батальон должен был рассыпаться и быстро занимать высоты, главные силы, оставаясь в колоннах, следовать за передовыми стрелками и атаковать в штыки.
Русский полководец направил колонну генерала Розенберга в обход перевала Сен-Готард справа через Дисентис на Чёртов мост в тыл противнику, а сам 13 (24) сентября главными силами атаковал перевал. Две атаки французы отбили, на затем стрелки Багратиона вышли в тыл врагу. В результате в бою у Сен-Готарда наши войска разбили дивизию Лекурба и открыли себе дорогу в Альпы. 14 (25) сентября французы пытались задержать русские войска у туннеля Урзерн-Лох и Чёртова моста, но были обойдены с флангов и отошли. Наши войска на глазах изумленного противника форсировали бурную Рёйсу. 15 (26) сентября русские войска вышли к Альтдорфу. Здесь выяснилось, что отсюда на Швиц прохода нет, а суда для переправы через Люцернское озеро захвачены французами. Армия оказалась в тупике. Известий о Корсакове нет, провиант на исходе (его рассчитывали получить в Швице), люди изнурены недельным маршем и боями, обувь изорвана, лошади измучены.
Отсюда было две дороги — через Шэхенскую долину к верховьям реки Линт, где наши войска могли соединиться с отрядом австрийского генерала Линкена, и через Мадеранскую долину— к верховьям Рейна. Но эти дороги не вели к Швицу, то есть соединиться с отрядами Корсакова и Хотце было нельзя. Суворов узнал от местных жителей, что есть горные тропы (ими пользовались только летом) через перевал Росток в Мутенскую долину. Суворов решил двигаться на Швиц через хребет Росток (Росшток) и Мутенскую долину. С рассветом 16 (27) сентября армия выступила. Тяжёлый 18-километровый путь до Мутенской долины русские солдаты преодолели за два дня. Переход был крайне тяжелым, солдаты шли по таким местах, где никогда не шла ни одна армия. Подъем оказался значительно тяжелее, чем на Сен-Готард. По тропинке шли по одному, каждый шаг грозил гибелью. Казачьи лошади и мулы срывались, гибли и люди. Внизу была вязкая, рыхлая глина, наверху камни и снег. Спуск оказался ещё сложнее, чем подъем – от дождя всё было скользким.

Переход Суворова через Чёртов мост. Художник А. Е. Коцебу

Сражение в Мутенской долине и прорыв из окружения

Русские войска два дня шли через Росток. Авангард Багратиона был в Мутенской долине к вечеру того же дня, а хвост колонны – только к вечеру 17 (28) сентября. Вьюки же с сухарями и патронами тянулись ещё два дня. Перед деревней Мутен стоял французский пост, Багратион его сбил. Далее стоял сильный французский корпус. В Мутене Суворова ждал ещё более сильный удар, чем в Альтдорфе. Положение русских войск было отчаянным. Пришло известие, что корпус Корсакова (24 тыс. солдат) уничтожен в Цюрихском сражении 14 — 15 (25 — 26) сентября. Он разбросал свои силы на обоих берегах Рейна и не принял необходимых мер предосторожности. Массена сосредоточенными силами (38 тыс. человек) атаковал русских. Наши войска упорно отбивались, бой шел с переменным успехом. 15 (26) сентября французы предприняли общую атаку против центра и правого крыла русских войск, которые яростно оборонялись, несмотря на большое превосходство сил противника. Однако, когда было получено известие о разгроме 14 (25) сентября дивизией генерала Сульта (15 тыс. солдат) австрийского отряда генерала Хотце (8 тыс. чел.), стоявшего на р. Линт левее русского корпуса, Корсаков отдал приказ об отходе к Винтертуру. Отступление проходило в трудных условиях по горным тропам, в результате чего было брошено около 80 орудий и большая часть обоза. Потери наших войск составили до 15 тыс. человек, французов – 7 тыс. человек. Это было одно из самых жестоких поражений русской армии.

Таким образом, положение армии Суворова казалось безвыходным. Корпуса Корсакова и Хотце разбиты, австрийские отряды Елачича и Линкена отступили. У Швица стояли превосходящие силы армии Массены. У Суворова было только около 18 тыс. человек, французов было в три раза больше. Русские войска были истощены крайне тяжелыми маршами через горы, не имели провианта и ограниченный боезапас. Солдаты не спали сутками не видели горячей пищи, шли с изорванной обувью, босыми, голодными и холодными, патроны на исходе. Артиллерия только горная.
Было очевидно, что кампания в Швейцарии проиграна, благодаря предательству австрийцев. Войска Суворова на краю пропасти. Необходимо спасать малочисленную армию. Идти на Швиц нельзя – у Массены почти 60 тыс. армия. Идти назад, через Росток также было нельзя: армия могла погибнуть в таком переходе, да и Суворов не мог отступить. Честь русской армии не позволяла. Выбор был: победить или умереть. На военном совете 18 (29) сентября 1799 г. было решено пробиваться на Гларис: «Всё перенесем, не посрамим русского оружия! А если падем, то умрем со славою!» Багратион должен был проложить путь. Арьергард Розенберга совершить чудо: прикрыть прорыв от армии Массены, которая уже от Швица спускалась с Мутенскую долину.
18—20 сентября (29 сентября — 1 октября) 1799 г. войска Розенберга вели неравный бой в Мутенской долине. 4 тыс. русских бойцов, затем 7 тыс. русских, голодных, оборванных, измученных, разгромили передовые силы французской армии, 15 тыс. человек. Сам Массена едва не попал в плен. Французы потеряли в этих боях свыше 5 тыс. человек битыми и пленными, 12 орудий и 2 знамени. В это время главные силы Суворова карабкались по ледяным кручам, которые считались неприступными. 20 сентября (1 октября), сбив французскую дивизию Молитора, Багратион прорвался в Гларис. За ним вышли и другие части. 23 сентября (4 октября) арьергард Розенберга присоединился к главным силам в Гларисе.

Движение на Иланц

В Гларисе австрийских войск не оказалось, австрийцы уже отступили. Суворов, спасая войска, решил идти на Иланц. Армия двинулась в путь в ночь с 23 на 24 сентября (5 октября). В авангарде был Милорадович, за ним шли основные силы Дерфельдена и Розенберга, в арьергарде шел храбрый и неутомимый Багратион, отбивая пытавшегося атаковать с тыла врага. Перевал Рингенкопф (Паникс) стал ещё более страшным испытанием для наших войск, чем другие. Тропинка позволяла идти только по одному, движению мешал туман, метель и сильный ветер. Снежный покров достигал полуметра. Проводники сбежали, солдаты пробирались на ощупь, гибли десятками. Артиллерию пришлось бросить, заклепав пушки. Погибло много французских пленных.
Вечером 26 сентября (7 октября) русские войска достигли Иланца, а 27 сентября (8 октября) — города Кур, где армия смогла нормально отдохнуть. Швейцарский поход Суворова завершился. В строю осталось 15 тыс. чудо-богатырей, остальные погибли, замерзли, разбились в горах или были ранены. Суворов получил приказ государя Павла идти в Россию. Союз с вероломной Веной был расторгнут. За свой изумительный поход Александр Васильевич Суворов получил сан генералиссимуса и титул князя Италийского. Ему полагались царские почести даже в присутствии государя.
Так закончилась первая война с Францией, которую Россия вела за чужие интересы и которая не имела никаких положительных результатов для русских. Русская кровь лилась в интересах Вены и Лондона. Павел понял это и отозвал русские войска. Он понял и всю опасность, которую представляла для России Англия. Пошёл на мир с Наполеоном, готовился выступить против Англии. К сожалению, его убили (русские аристократы за британское золото), а его наследник Александр этот опыт не использовал. Русские чудо-богатыри продолжат проливать кровь за интересы Вены, Лондона и Берлина.
Однако блистательные походы чудо-богатырей Суворова в Италии и Швейцарии, политически безрезультатные, до сих пор имеют огромное воспитательное значение для русского народа. Это одна из самых великолепных, блестящих страниц нашей военной истории. К сожалению, эти страницы использовали для воспитания народа, молодежи только в советский период. Ныне нет ни одной сильной художественной картины, которая бы описывала этот подвиг.
Кампания 1799 года стала последней в истории великого русского полководца. Пожалуй, это была самая блистательная его победа. Яркая, величественная победа русского духа над материей!

Переход русских войск через Паникс в Альпах, картина Александра Коцебу

После того как австрийцы поставили русских перед фактом — уходите или ваши войска в Швейцарии окажутся под ударом, — армии Суворова пришлось идти на север. Там её ждали засыпанные снегом альпийские перевалы, привычные лишь контрабандистам и совершенно непригодные для марша регулярной армии.

Мог ли не состояться Швейцарский поход?

На ту же тему Кампания 1799-го: как австрийцы с русскими поссорились

В случае полного разрыва с союзниками русские войска, разумеется, могли просто уйти из Северной Италии и Швейцарии. Артиллерию корпуса Суворова успешно вывезли через австрийскую территорию, а значит, возможность для манёвра была. Тем более, что до начала 1800 года итальянский театр военных действий находился под полным контролем союзников.

Но, увы, русская армия, находившаяся далеко от границ империи, полностью зависела от поставок провизии и боеприпасов со стороны австрийцев. А те гарантировали снабжение только при условии начала «швейцарской операции». Приказать армии эвакуироваться — значило обречь её на голод и мародёрство, причём прямо во владениях Габсбургов. Последствия такого решения не только сильно ударили бы по репутации России, но и могли привести к прямому конфликту.

Ещё одной причиной, объясняющей Швейцарский поход, стала Голландская экспедиция — высадка англо-русских войск в Нидерландах, начавшаяся в это самое время. Её успех мог привести к тому, что революционеры оказались бы под ударом по всей границе, от Фландрии до Французской Ривьеры. В это время бросать союзников даже после наметившегося разрыва с австрийцами было бы крайне неразумно.

Англичанка, которая…

У нас очень любят рассматривать политику Лондона исключительно с однобокой позиции «англичанка гадит». Однако действия Великобритании всегда носили крайне прагматичный характер. Вот и тогда в это самое время Англия вела боевые действия в Голландии, на которые возлагала очень большие надежды. Разумеется, по этой причине британцы совершенно не собирались ссориться с русскими и поэтому были крайне недовольны действиями Вены.

Когда в Лондоне узнали, что австрийская армия уходит из Швейцарии, английский посланник немедленно потребовал объяснений у Венского двора. Они были даны и гласили, что австрийцы не выступят до тех пор, пока в Швейцарии не окажутся русские войска. Но министр иностранных дел империи Габсбургов и глава военного совета — гофкригсрата — (а фактически лидер правительства) барон Франц фон Тугут попросту врал. Австрийские войска начали уходить ещё до прихода русских, что вызвало негодование британцев. Тугут уклонился от дачи объяснений, а в Вену полетела депеша, приказывающая английскому посланнику добиться ответа или демонстративно покинуть Вену, что ставило отношения союзников на грань разрыва.

Так Австрия ухитрилась разругаться не только с русскими, но и с англичанами.

Суворов ждёт приказа

Часто Суворова упрекают, что, получив приказ выступать в поход, он ещё две недели, до десятого сентября 1799-го, стоял под Тортоной в Пьемонте, дожидаясь капитуляции осаждённого гарнизона. Причина этой задержки кроется в устройстве армии XVIII века.

Степень мобильности войск была по современным меркам крайне невысока: пехота в день делала переходы не более 25 километров. Причём после нескольких дней марша надо было вставать лагерем, чтобы дать солдатам день отдыха. Немало времени ушло просто на то, чтобы собрать все силы в одну походную группу.

С хорошо подготовленными солдатами при нормальных дорогах можно и 40 км пробежать, но потери отставшими будут такими, что подобные чудеса лучше показывать, только если без них никак.

Кроме того, Суворов не просто ждал взятия крепости. Он нуждался в чётком приказе. Который появился лишь седьмого сентября, когда ему было отправлено письмо императора Павла I. Император распорядился принять австрийский план и двигаться в Швейцарию. При этом Суворов получал полную свободу действий. Он освобождался от долга подчиняться приказам гофкригсрата и рекомендовал действовать сообразно обстоятельствам: или вести наступление против французов, или же, соединившись с корпусом Римского-Корсакова, отступить в Россию.

Шестнадцатого сентября секретное письмо обрело официальный статус. Русский посол в Вене должен был уведомить императора Франца о том, что русские войска в Швейцарии выводятся из-под австрийского управления. В инструкции послу Павел I язвительно писал: «Весьма желаю, чтобы император Римский один торжествовал над своими врагами, или чтобы он снова убедился в той истине, (…) что для низложения врага необходимы (…) между союзниками единодушие, правдивость и в особенности искренность».

Достаточно ли было войск?

На ту же тему Тест: Кто вы из русских полководцев XVIII-XIX веков?

После ухода из Швейцарии австрийской армии эрцгерцога Карла в распоряжении Суворова оставались лишь 40 тысяч солдат: 24 тысячи было у Римского-Корсакова и с 16 тысячами выступил сам фельдмаршал. Но этих сил было решительно недостаточно для действий против доведённого до 70 тысяч французского контингента генерала Андре Массена. В такой ситуации не то что наступать во Францию — даже удержать контролируемые союзниками области Швейцарии было совершенно непосильной задачей.

Причём австрийцы не могли этого не понимать, так что «швейцарская операция» была сдачей позиций за счёт русских войск, которым предписывалось героически умереть за интересы Габсбургов. Суворов также прекрасно понимал это и поэтому дожидался указания императора Павла I, дававшего возможность начать эвакуацию сразу после соединения двух отрядов — итальянского и швейцарского.

Почему Швейцария?

В условиях явно недружественной политики австрийцев только сбор русских войск в Швейцарии мог спасти армию от разгрома. Ведь эта горная страна граничит непосредственно с Баварией, считавшейся в это время одной из самых надёжных союзниц России. И действительно, Суворов даже не помышлял о наступлении. Отбиваясь от атак французов, русские войска отступали на север, где наконец соединились в Линдау, близ Цюриха.

Фельдмаршал написал в Санкт-Петербург о завершении кампании и повёл армию в Баварию, где и встал лагерем.

Курфюрст Баварский, в отличие от австрийцев, не скупился на расходы, и поэтому солдаты Суворова расположилась с большим комфортом. После месяца отдыха войска двинулись в Россию, куда прибыли в январе 1800 года.

Переправа через перевал Сен-Готард

Австрийцы всё ещё полагали, что русские будут подчиняться их приказам. Эрцгерцог Карл просил Суворова остаться и принять участие в действиях против Франции, но русский командующий ответил, что уже получил императорский приказ и более пальцем не пошевелит ради помощи таким союзникам.

Фельдмаршал лукавил — приказ о возвращении был получен позднее. Но Суворов действовал в соответствии с сентябрьским письмом, так что его решительный отказ получил полную поддержку Павла I.

Действительно ли Суворов относился к солдатам с пренебрежением?

Суворова ещё при жизни обвиняли в самодурстве и пренебрежении собственными солдатами. Отчасти эти упрёки справедливы, потому что фельдмаршал действительно нередко поступался существовавшими тогда правилами войны.

Положено содержать склады с провизией в пяти переходах от местонахождения войска? Ерунда! Главное — это быстрое наступление. Разобьём врага, а там и обозы подоспеют.

Положено идти в день 25-30 километров и вставать на частые днёвки? А мы будем идти форсированным маршем и удивим неприятеля неожиданным появлением там, где никто не ждёт. Линейная тактика велит вести обстрел противника на дистанции, а мы вместо этого начнём строить войска в плотные колонны и — вперёд, в атаку!

Самое интересное, что это работало. Суворов действительно бил всех врагов, с которыми встречался на поле боя, и при этом боевые потери его армии вовсе не были чрезмерными. Наоборот — победы позволяли уменьшить число раненых и убитых, ведь проигравший всегда теряет больше. Но вот повседневной службе солдат в войсках фельдмаршала не позавидуешь. Утомительные марши, ночёвки в чистом поле и нехватка пищи никогда не радовали военных любой армии мира.

Переход и бои у Чёртова моста

Швейцарский поход — это поражение?

Невозможно отрицать тот факт, что кампания в итоге закончилась поражением. Швейцария оказалась под полным контролем французов, Суворов отступил, неся заметные потери.

Но, несмотря на это, его поход стал тем поражением, что ценятся куда больше иных побед.

Провести операцию в таких условиях — значит продемонстрировать всему миру выдающиеся боевые показатели русской армии. Доказать, что она умеет не только побеждать на поле битвы, но и умело маневрирует, её командование предугадывает действия противника, а отступление оно способно превратить в череду блестящих тактических побед.

Любая армия, оказавшись в том положении, с которым столкнулся Суворов после перехода через альпийский Сен-Готард, капитулировала бы. Солдаты изнурены долгим переходом через холодные горные перевалы, нет артиллерии, отсутствует провиант. Чтобы сравнить, представьте себе французскую Великую армию поздней осени 1812 года. Только тут всё осложнялось тем, что отступать некуда, а марши по горам куда сложнее переходов по русским равнинам.

Именно поэтому уже современники считали неудачный Швейцарский поход выдающимся деянием, напоминающим о героических временах Античности.

Завершение истории

Подвиги Суворова в Италии заронили в Европе надежду, что революционный режим вот-вот падёт и надо лишь ещё немного надавить на злокозненных «якобинцев». В реальности же оказалось, что прочность революционного государства выше, чем ожидали недруги, а без русских войск и Суворова все успехи в Италии очень быстро закончились. К тому же в ноябре 1799 года власть во Франции захватил Наполеон, который очень быстро навёл порядок в государстве и армии.

В результате уже осенью 1799 года Россия вышла из коалиции, а уже в следующем году плоды побед оказались утрачены. Англичане, потерпев неудачу в Голландской экспедиции, предпочли сделать перерыв в боевых действиях, а австрийцы, как предсказывал Павел I, оказались один на один с французами и быстро проиграли войну.

Швейцарский поход Суворова и его чудо-богатырей


Я отдал бы все свои победы за один Швейцарский поход Суворова.
Маршал Массена
Швейцарский поход русских войск под командованием Александра Васильевича Суворова (10 (21) сентября — 27 сентября (8 октября) 1799 года) стал выдающимся переходом армии через Альпы. Это классический пример ведения боевых действий в горных условиях и венец славы великого русского полководца.
Предыстория похода
Поход через Альпы стал продолжением Итальянской кампании: к концу августа 1799 года, в результате действий армии А. Суворова в Италии, с моря наши войска поддерживала эскадра вице-адмирала Ф. Ф. Ушакова (Средиземноморский поход), почти весь полуостров был освобожден от французских сил. Остатки 35-тысячной французской армии генерала Жана Моро (около 18 тыс. человек), её разбили при Нови, отступили к Генуе. Генуэзский район остался последней областью Италии под контролем французов. Поэтому операция по разгрому генуэзской группировки французов русско-австрийской армией под командованием Александра Суворова (около 43 тыс. человек), которая бы привела к полному контролю над Италией, представлялась естественным следующим шагом.
После этого Суворов планировал осуществить поход на Париж. А Наполеон, другой военный гений того времени, был в то время в Египте, русского полководца, который ещё не проиграл ни одного сражения, остановить было некому.
Но блестящие победы русского оружия вызывали тревогу в Вене и Лондоне — у наших «союзников» в той войне. После полного освобождения Италии и взятия Парижа русские позиции в Европе становились слишком сильными, к тому же Россия могла оставить на Апеннинском полуострове свои военный силы на постоянной основе. Для Лондона усиление позиций Российской империи в средиземноморском регионе было как удар ножа в грудь.
Именно поэтому «союзники» стали требовать от России идти в Швейцарию, чтобы освободить её от французских сил. Хотя понятно, что удар по Парижу автоматически решал эту проблему. Теперь ясно, что Австрия и Англия хотели уничтожить не французов в Швейцарии, а русскую армию «чудо-богатырей» Суворова и нашего военного гения. Это понимал и сам Суворов, сказавший следующее: «Меня прогнали в Швейцарию, чтобы там уничтожить». К сожалению, российский император рыцарь-романтик Павел I этого тогда не понимал, понял только позднее, разорвав отношения с «союзниками», заключив союз с Наполеоном и начав подготовку к удару по Англии – походу в Индию.
Андре Массена́, титулы: герцог де Риволи, князь Эслингенский (6 мая 1758, Ницца — 4 апреля 1817) — военачальник французских республиканских войн, а затем империи Наполеона I.
Австрийцы планировали вывести из Швейцарии все свои силы (58 тыс. человек) и бросить их на помощь планировавшемуся в Голландии англо-русскому десанту (30 тыс.). Заменить австрийские войска хотели армией Суворова (около 21 тыс.) и находившимся в Швейцарии русским корпусом Александра Римского-Корсакова (24 тыс.). Павел дал согласие, но потребовал у Вены, до вывода австрийских сил, очистить Швейцарию от французских войск. Австрийцы дали обещание сделать это, но не выполнили его и начали вывод войск. Русский корпус остался один против французской армии под командованием Массены (84 тыс.). Правда, надо отметить, что эрцгерцог Карл, 18 (29) августа 1799 года начав отвод австрийских сил, понимая, что после ухода австрийской армии русские войска попадают в отчаянное положение, под свою личную ответственность временно, до прибытия армии Суворова, оставил на швейцарском фронте 22 тыс. войска под начальством генерала Фридриха фон Хотце.
Русская армия под командованием Суворова выступила по направлению к Швейцарии в 7 утра 31 августа (10 сентября) 1799 года, после капитуляции французского гарнизона в Тортоне. 10 сентября начался собственно Швейцарский поход, который вылился в череду больших и малых сражений, стычек, постоянного подвига русских солдат.
Основные события
С самого начала начались проблемы – австрийцы были должны подготовить вьючных животных, провиант и фураж. Но когда русская армия подошла к горам – ничего не было, пришлось потратить несколько дней на сбор недостающего продовольствия, амуниции. Учитывая, что весь поход шёл 17 дней, потеря этого времени была очень важной.

12 сентября русские силы атаковали французские войска правого крыла, которые обороняли Сен-Готард и долину реки Рёйс, ими командовал К. Ж. Лекурб. Непосредственно бой против русских войск вели бригада Гюдена (4,3 тыс. человек) и поддерживающая её бригада Луазона (такой же численности). Наши силы заняли Сен-Готард. В это время Андрей Григорьевич Розенберг (он командовал передовой колонной), начав движение на рассвете 13 сентября из Тавеча, шёл по Рейской долине, тесня французские войска, и к вечеру отогнал их к деревне Урзерн.
14(25) сентября, после соединения с колонной Розенберга в Урзерне, Александр Суворов направил на левый берег реки Рёйс (Ройс) полк под командованием генерала Каменского, его задачей было выйти в тыл противнику у Чёртова моста. Полководец повел свои силы правым берегом на север, но встретил природные преграды — так называемую Урзернскую дыру и Чёртов мост. Урзернская дыра представляла собой узкую и низкую галерею, которую пробили в обрамляющих Рёйс скалах, длиной 64 метра и шириной, которая давала возможность пройти только одному человеку с вьюком. Затем дорога круто спускалась к мосту — узкой каменной арке без перил 20-метровой длины, перекинутой через реку Рёйс на высоте 22—23 метров. Но «чудо-богатыри» Суворова под командованием полковника Трубникова смогли обойти охраняемый французами тоннель по горам и ущёлью реки и внезапным ударом разбили французский отряд. Тогда французы, находившиеся на противоположном берегу, стали разрушать мост, но полностью сломать не успели, т. к. в тылу появились солдаты Каменского. Русские солдаты разобрали находившийся поблизости сарай и брёвнами закрыли провал. Первым, кто вступил на эту переправу, был офицер Мещёрский-третий, его сразил огонь французов, но остановить русских солдат французы не смогли, они под огнём противника форсировали преграду и отбросили врага. Затем Чёртов мост за несколько часов отремонтировали более капитально, и по нему стали переправляться основные силы Суворова.
Переход Суворова через Чёртов мост. Художник А. Е. Коцебу.
Проблема дальнейшего движения
15 сентября уставшие, замерзшие и голодные русские части, согласно плану, прибыли в местечко Альтдорф. Там их ждал новый неприятный «сюрприз». Оказалось, что отсюда дальше дороги просто нет! Ее не уничтожили французы и не разрушила природная стихия — дороги никогда и не было, просто австрийские союзники «забыли» Суворова об этом проинформировать. Швица, куда шла армия, можно было достичь лишь по Люцернскому озеру, но на нём французы захватили все переправочные средства. Из Альтдорфа существовали только 2 дороги — из Шахенской долины к верховьям реки Линт и из Мадеранской долины к верховьям Рейна. Но ни та, ни другая дороги не вели к Швицу и на соединение с корпусом Римского-Корсакова.
Положение было критическим. Суворов узнаёт о наличии двух горных троп, по которым в настоящее время можно ходить с альпинистским снаряжением. Они вели через перевалы Роуз-Альп-Кульм (2172 метра) и Кинциг-Кульм (2073 метра), через снеговой хребет Рошток к деревне Мутен, а оттуда шла дорога к западу на Швиц. Это был тяжёлый выбор: запасы провианта уже были истощены, обувь изношена, войска утомлены недельным маршем и боями в горах. Нужна была стальная воля и уверенность в своих силах и людях, всё это у Александра Суворова было. Полководец принимает решение идти по кратчайшей тропе – 18 км, через перевал Кинциг-Кульм.
С рассветом 16 (27) сентября русская армия выступила. С авангардом шёл Багратион, за ним следовали части генералов Дерфельдена и Ауфенберга, потом вьюки. Тыл остался прикрывать Розенберг. И не зря, части Розенберга в процессе перехода основных сил Суворова отразили два нападения французского корпуса Лекурба. Части Розенберга двумя колоннами вышли 17 и 18-го сентября, и Лекурб только утром 18-го понял, куда ушла армия Суворова, и послал сообщения Массене и другим французским военачальникам. Это был беспримерный переход, настоящий подвиг Русского Духа. Именно поэтому затем местные швейцарцы ставили русской армии памятники. Через 12 часов авангард вышел к деревне Мутен и без боя захватил французский пост (150 человек). К вечеру 17-го подошёл и хвост армии.
Последние части арьергарда Розенберга пришли в Мутенскую долину 18 сентября. В этот же день Александр Суворов получил письменное донесение генерала Линкена о поражении корпуса Римского-Корсакова (14-15 сентября) и австрийского отряда Хотце (14 сентября).

Переход Суворова через Альпы. С картины А.Попова 1903-1904 г.
Выход из окружения
Получилось, что, совершив один беспримерный подвиг, армия оказалась на грани гибели или позорной сдачи в плен. Корпус Римского-Корсакова был в отчаянной двухдневной битве с превосходящими силами противника разбит. Суворов потом написал эрцгерцогу Карлу: «За кровь, пролитую под Цюрихом, вы ответите перед Богом».
Идти к Швицу, занятому главными французскими силами, было бессмысленно. Русская армия была окружена в Мутенской долине, один на один с превосходящими силами врага, с ограниченным количеством боеприпасов и продовольствия, измученная трудным переходом через горы. Суворов в трапезной женского францисканского монастыря Святого Иосифа провёл военный совет. Там были произнесены слова, во многом созвучные речи князя Святослава перед решающей битвой (см. Приложение), и принято решение пробиваться из окружения к местечку Гларус.
18-го армия двинулась: австрийская бригада Ауфенберга взошла на Брагельберг, сбила французские охранные подразделения и спустилась в Клентальскую долину, за ней двинулись части Багратиона, дивизия Швейковского и основные силы. Розенберг с 4 тысячами стоял у Мутена и прикрывал тылы.
Французы были воодушевлены своими успехами, и во французской армии царили победные настроения, но вскоре им придётся умыться кровью и забыть о победе над великим Суворовым и его «чудо-богатырями». Массена планировал прочно запереть русскую армию в долине. А затем вынудить её к сдаче. Часть французских сил была направлена к выходу из Клентальской долины. Сам полководец с 18-тыс. корпусом направился на Швиц, чтобы нанести удар на Мутен, по тылу армии Суворова.
19 (30) сентября австрийская бригада Ауфенберга вступила в бой с французской бригадой генерала Габриэля Молитора и оказалась на грани поражения. Но её выручил Багратион: французов разгромили, те бежали, более 200 человек утонули в озере Рутен. 20 сентября произошёл встречный бой примерно равных сил (5-6 тыс. человек), французы были разбиты, понесли большие потери, путь на Гларус был открыт. Но вскоре ситуация изменилась: к разгромленному Молитору подошла дивизия Газана. Теперь французы имели превосходство в силах, бой разгорелся с новой силой, деревня Нефельс 5-6 раз переходила из рук в руки, но в итоге осталась за Багратионом.
Суворов, чтобы избежать больших потерь, приказал Багратиону отойти к Нецсталю, вечером 20-го основные силы русской армии были сосредоточены у Гларуса.
Сражение в Мутенской долине
В это же время в тылу шло сражение между силами А.Розенберга и войсками Андрэ Массены. 19 сентября 10-тыс. силы Массены атаковали 4 тыс. Розенберга. Первая русская линия под командованием Максима Ребиндера (Суворов его, в знак большого уважения, звал по имени) остановила противника; когда подошла вторая линия – под командованием Михаила Милорадовича, русские войска пошли в контратаку. Французов опрокинули и гнали 5 километров до Швица, там по приказу Милорадовича остановились.
Ночью в Мутен с перевала спустили последние припасы и подошли три полка. Силы Розенберга выросли до 7 тыс. штыков. 20-го Массена решил нанести новый решающий удар и бросил в бой около 15 тыс. человек, они шли тремя колоннами, имея впереди густую цепь стрелков. Русский передовой отряд под командованием Милорадовича вёл с противником перестрелку и отступал. Неожиданно русский отряд разошелся в стороны, и перед французами оказались главные силы, они были построены в две трёхшеренговые линии на расстоянии 300 метров друг от друга. В резерве было два полка. И тут же ошеломлённых французов русские атаковали. Они стремительно ликвидировали разрыв, и начался рукопашный бой. Атаковали так яростно и отчаянно, что некоторые батальоны второй линии опередили первую линию. Французы не выдержали натиска, их охватила паника, вскоре бой перерос в истребление французских войск. Самого Массену чуть не пленили: унтер-офицер Иван Махотин сдёрнул его с лошади и схватил за воротник. Того спасло то, что на Махотина напал французский офицер, и пока Махотин его закалывал, Массена сбежал, оставив в руках суворовского богатыря только свой золотой эполет.
Это был полный разгром, французские солдаты, преследуемые казаками, сдавались в плен толпами: только убитых было 3-6 тыс., пленных более тысячи, наши общие потери — около 700 человек. Потрясенный Массена не решился организовать новую атаку.
Розенберг ещё и ввел Массену в заблуждение: полководец дал указ населению Швица о заготовке провианта на двое суток для вступления 12-тысячных русских сил. Массена знал об овладении Гларусом, но решил, что это вспомогательный удар, а главный удар будет через Швиц на Цюрих. Поэтому он передал командование под Швицем Сульту и отправился под Цюрих, чтобы организовать оборону от удара восстановленного корпуса Римского-Корсакова. В итоге Массена, обладавший значительным численным превосходством, отказался от активных действий. Розенберг смог 3-е суток, без противодействия противника, идти на соединение с Суворовым.
Андрей Григорьевич Розенберг (21.1.1739, Рига — 25.8.181, Черное Подольской губернии) — российский генерал от инфантерии.
Дальнейшее движение русской армии
Прибыв в Гларус, Александр Суворов увидел, что исчезла последняя надежда на помощь и содействие австрийских сил. Австрийский генерал Линкен со своим отрядом без всякой на то причины ушёл из долины Линта и отступил в Граубюнден. 21 сентября (2 октября) от сил Суворова отделилась и отступила за Линкеном бригада Ауфенберга. Тогда с целью спасения своих войск Суворов решил повернуть на юг и уходить к городку Иланц (через Шванден, Эльм, Рингенкопф, в долину реки Рейн). Окончательно это решение было принято на военном совете 23 сентября.

Армия вышла в ночь с 23 на 24 сентября, построение было изменено: передовые силы вёл Михаила Милорадович, за ним шли части Андрея Розенберга и Вильгельма Дерфельдена, а тыл прикрывал Пётр Багратион, который отличился как прекрасный командир арьергарда, многократно отбрасывавший атаковавшего с тыла противника.
После полуночи 25 сентября (6 октября) русские силы, более не преследуемые врагом, двинулись в путь через перевал Рингенкопф (высотой в 2,4 тыс. м). Это был очень тяжёлый переход: по тропинке можно было идти только в одиночку, стоял густой туман, шли при снегопаде и сильном ветре, снежный покров достигал полуметра. При переходе погибло до 200 русских солдат, ещё более высокие потери были у пленных французов – до 1400 человек. Пришлось бросить все орудия. Ночевать пришлось на перевале, 26-го шёл спуск, вечером этого дня русские войска достигли Иланца, а 27 сентября — города Кур. Там люди смогли отдохнуть и нормально поесть, в Куре армия стояла 2 дня. На этом Швейцарский поход завершился.
Итоги
— Александр Суворов в очередной раз доказал свой военный гений, который так и остался неомрачённым, а русские солдаты свои великолепные боевые качества.
— Россия получила очередной урок о доверии «союзникам».
— Цели операции — полный разгром французской армии и очищение от французов Швейцарии — из-за предательства или глупости австрийцев не были достигнуты. Хотя войска Александра Суворова в одиночку нанесли поражение сначала правому крылу французов под командованием Ж. Лекурба, который оборонялся на практически неприступных позициях, а затем и центру врага под командованием Андрэ Массены.
— Крупнейший исследователь Швейцарского похода Д. Милютин общие потери армии А. Суворова в Швейцарском походе оценивал в 5,1 тыс. человек, из них 1,6 тыс. погибших, в том числе погибших не в бою, а замерзших, разбившихся при переходах перевалов, и около 1 тыс. раненых. Это из 21-тыс. армии, выступившей в поход. Таким образом, из окружения Суворов вывел более 3/4 войск. Общие потери, которые понесли французские силы, точно неизвестны, но понятно, что они были значительно выше русских потерь. Так, только их урон в битве в Мутенской долине был сопоставим с общими потерями всей армии Суворова. Сам русский полководец считал, что французы понесли потери в 4 раза больше, чем его армия. В плен попало 2,8 тыс. французов – из них половина погибла при переходе через перевал Рингенкопф. И это при том факте, что, спустившись в Мутенскую долину, Суворов стремился не уничтожить французскую армию, а выводил армию из окружения.
— Швейцарский поход армии Суворова являлся одним из крупнейших для своего времени примером ведения военных действий на горном театре.
— Этот поход стал настоящим венцом военной славы русского полководца, высшей точкой побед русского оружия в 18 столетии. Павел высоко оценил деятельность Суворова — «Побеждая всюду и во всю Вашу жизнь врагов Отечества, Вам не доставало одного — преодолеть и самую природу, но Вы и над нею одержали ныне верх». Полководец получил самый высокий военный чин Российской империи — генералиссимуса. Войска были должны отдавать Суворову почести, равные императорским, даже в присутствии царя.
— Павел I пришёл в ярость от подлости «союзников», отозвал посла из Вены, расторгнул союз с Австрией. В этом же году отозвал посла из Англии, русский корпус в Голландии, который был под командованием британцев, буквально «исчез» из-за голода и болезней. Павел резко сменил ориентиры своей внешней политики, начал сближение с Францией и бросил вызов Британской империи.
К сожалению, Александр Васильевич Суворов не смог насладиться заслуженными наградами и почестями, принести России новые победы, 6 (18) мая он ушёл в небесную дружину… Вечная память величайшему русскому военачальнику и его чудо-богатырям! Мы же должны помнить, что нашим предкам приходилось проливать реки крови и пота, исправляя чужие ошибки и предательство «союзников».
Приложение. Речь Суворова, записанная со слов Багратиона на военном совете в монастыре Св. Иосифа.
«Мы окружены горами… окружены врагом сильным, возгордившимся победою… Со времени дела при Пруте, при Государе Императоре Петре Великом, русские войска никогда не были в таком гибелью грозящем положении… Нет, это уже не измена, а явное предательство… разумное, рассчитанное предательство нас, столько крови своей проливших за спасение Австрии. Помощи теперь ждать не от кого, одна надежда на Бога, другая — на величайшую храбрость и высочайшее самоотвержение войск, вами предводимых… Нам предстоят труды величайшие, небывалые в мире! Мы на краю пропасти! Но мы — русские! С нами Бог! Спасите, спасите честь и достояние России и её Самодержца!..Спасите сына его…» Старший после Суворова генерал Дерфельден от имени всей армии заверил Суворова в том, что каждый выполнит свой долг: «Всё перенесём и не посрамим русского оружия, а если падём, то умрём со славою! Веди нас, куда думаешь, делай, что знаешь, мы твои, отец, мы русские!» — «Благодарю, — ответил Суворов, — Надеюсь! Рад! Помилуй Бог, мы русские! Благодарю, спасибо, разобьём врага! И победа над ним, и победа над коварством будет победа!»