Крейсер шмидта 6

LiveInternetLiveInternet

Революционное брожение среди рабочих Севастополя, флотских экипажей и армейских частей гарнизона в конце октября — начале ноября 1905 года нарастало с необыкновенной быстротой. Малейшей искры было достаточно для мятежа. Такую искру «высекло» распоряжение командования Черноморского флота, запретившее матросам береговых экипажей покидать казармы и участвовать в совместных с рабочими и солдатами митингах. 11 ноября стихийно вспыхнуло восстание. Уже к ночи на 13 ноября власть в городе фактически перешла в руки матросской комиссии — Совета матросских, солдатских и рабочих депутатов. 13 ноября началось восстание на крейсере «Очаков». Офицеры вместе с кондукторами покинули корабль. Во второй половине дня 14 ноября на «Очаков» прибыл лейтенант Шмидт, подняв на нём сигнал: «Командую флотом. Шмидт». Легендарный лейтенант Пётр Петрович Шмидт (если не учитывать сочинений революционных баснописцев) в реальности был фигурой жалкой и страшной одновременно.
На «Очакове» и других, примкнувших к мятежу кораблях, были подняты красные флаги. Чтобы привлечь на сторону восставших всю эскадру, Шмидт обошел ее на миноносце «Свирепый». Затем «Свирепый» направился к превращенному в тюрьму транспорту «Прут». Вооруженный отряд матросов во главе со Шмидтом освободил находившихся на судне потемкинцев. К восставшим присоединилась команда «Святого Пантелеймона» (бывший «Потемкин»), но сам броненосец уже не представлял большой военной силы, так как был разоружен еще до начала мятежа. Не получив ответа на ультиматум о сдаче, верные царю войска начали обстрел восставших кораблей. После двухчасового обстрела восставшие сдались. Шмидт вместе с сыном пытался скрыться, но безуспешно.
Личность Шмидта представляет интерес в связи с той ролью, какую он сыграл в мятеже на крейсере «Очаков». Шмидт был превращен большевиками в очередную легенду, хотя он не примыкал ни к одной политической партии («революционер вне партий»).
Пётр Петрович Шмидт (1867-1906) родился в Одессе, в семье потомственного морского офицера. Его отец был героем обороны Севастополя, вице-адмирал и градоначальник Бердянска. Окончив Морской корпус в Петербурге (1886), Шмидт-сын служил на Балтике и на Тихом океане; в 1898 в чине лейтенанта ушёл в запас. Плавал на океанских торговых судах. С началом русско-японской войны Шмидт был мобилизован и назначен старшим офицером на транспорт «Иртыш», но в боевых действиях не участвовал. Перед отправлением русской эскадры на Дальний Восток Шмидт получил 15 суток ареста за неподчинение командиру (по другой версии, за драку). Во время похода после неврастенического припадка вернулся в Россию из Египта. В январе 1905 г. был назначен командиром командиром отряда из двух устаревших миноносцев, базирующихся в Измаиле. Место тихое, должность необременительная, но самостоятельная, так что можно спокойно дожидаться конца войны. Но Шмидту в Измаиле не сидится, он похищает отрядную кассу, в которой всего-то 2,5 тыс. золотых рублей, и отправляется «путешествовать» по югу России. Деньги кончились быстро, и Шмидт сдался властям. На следствии он пытался доказать, что деньги он потерял или их у него украли еще в Измаиле, а в бега подался, опасаясь неприятностей. Дезертирство в военное время — это уже не проступок, а преступление. Дяде пришлось изрядно постараться, чтобы спасти племянника от суда и каторги. Получилось и на этот раз.

Романтичность и авантюризм Шмидта проявились в его личной жизни. Будучи близким к народникам по политическим убеждениям он женится на проститутке. Для него брак с проституткой был своеобразной формой хождения в народ. Одновременно романтичный Шмидт был влюблен в Зинаиду Ризберг, женщину, с которой общался всего 40 минут в поезде.
Шмидт организовал в Севастополе «Союз офицеров — друзей народа». Его манит карьера общественного деятеля. Он увлечённо выступал на многих митингах. 20 октября Шмидт был арестован. Севастопольские рабочие в знак протеста избрали его пожизненным депутатом своего Совета. Через несколько дней Шмидта выпустили, но командование флотом отправило его в отставку.
Когда вспыхнул мятеж, центром которого стал крейсер «Очаков» Шмидт, давно представлявший себя в роли народного лидера, охотно принял предложение возглавить «Очаков», и весь Черноморский флот. Он был настолько уверен в победе, что даже взял с собой на «Очаков» сына. Шмидт полагал, что правительственные войска откажутся стрелять по кораблям, подчиненным такому популярному человеку, как он. Кроме того, он взял в заложники прибывших на «Очаков» офицеров_переговорщиков.
Во время следствия он вёл себя настолько неадекватно, что его психическое здоровье вызвало сомнения. Тем не менее, по решению военно-полевого суда Шмидт был приговорен к расстрелу.
Серия сообщений «Революция, Гражданская война»:
Часть 1 — 1-я Конная армия и её командиры
Часть 2 — Штурм Зимнего дворца

Часть 28 — И на Тихом океане свой закончили поход
Часть 29 — Восстание на броненосце «Потемкин»
Часть 30 — Восстание на крейсере «Очаков». Лейтенант Шмидт-Очаковский.
Часть 31 — Что тебе снится, крейсер «Аврора»?
Часть 32 — Музей революции

Часть 38 — Герой Гражданской войны Александр Пархоменко
Часть 39 — Великая французская революция (1789-1794) — предтеча Великой Октябрьской социалистической революции
Часть 40 — Великая французская революция на марках разных стран
Серия сообщений «Революционеры, политические деятели-2»:
Часть 1 — Павел Штернберг-учёный и революционер
Часть 2 — Эрнст Тельман — борец за социализм в Германии

Часть 23 — Коллонтай и Дыбенко
Часть 24 — Камо — легенда революции
Часть 25 — Восстание на крейсере «Очаков». Лейтенант Шмидт-Очаковский.
Часть 26 — Большевик Иван Бабушкин
Часть 27 — Визиты Брежнева в Германию, США и Францию

Часть 48 — Сухэ-Батор. Из вахмистров в главкомы.
Часть 49 — Революционер Андрей Бубнов. За что боролся, на то и напоролся
Часть 50 — Морис Бишоп — лидер Гренадской революции с печальным исходом

Началось Севастопольское восстание во главе с лейтенантом П.П. Шмидтом

В дни первой русской революции (1905-1907) на Севастопольском рейде среди других кораблей стоял крейсер «Очаков». Экипаж этого корабля, имевший постоянное общение с заводскими рабочими, был наиболее революционным на флоте.
24 ноября 1905 года в Севастополе начался организованный большевиками мятеж, к которому присоединились матросы, рабочие порта и солдаты крепостной артиллерии. В этот же день был создан Совет матросских и солдатских депутатов, который принял решение поднять восстание на всём Черноморском флоте и назначить командующим флотом лейтенанта П.П. Шмидта.
Совет восставших выработал ряд политических и экономических требований к царскому правительству: учреждение демократической республики, установление свободы слова, митингов и собраний, введение 8-часового рабочего дня, сокращение сроков и улучшение условий воинской службы и др.

В ночь на 26 ноября депутаты Совета прибыли на крейсер «Очаков» и призвали моряков присоединиться к восстанию. Матросы под руководством большевиков А.Гладкова и Н.Антоненко захватили крейсер в свои руки. Офицеры, пытавшиеся разоружить корабль, были изгнаны на берег. Командиром назначен С.Частник, состоявший в близких отношениях с революционерами.
28 ноября Шмидт поднял на «Очакове» флажный сигнал «Командую флотом», и к полудню в руках восставших было 12 кораблей с численностью экипажей более 2200 человек. На мятежных кораблях были подняты красные флаги. С «Очакова» царю направили телеграмму с требованием немедленно созвать Учредительное собрание и с заявлением, что флот перестает повиноваться царскому правительству.
Однако власти предприняли ответные меры. Севастополь был объявлен на военном положении, к нему из других городов стягивались царские войска. На большинстве кораблей еще накануне восстания были обезврежены орудия, арестованы или списаны на берег революционно настроенные матросы.
Правительственные войска предъявили восставшим ультиматум с требованием капитуляции, но получили отказ. Через три часа после ультиматума по восставшим кораблям и казармам был открыт огонь. Через полтора часа после начала боя мятежные корабли были разбиты. Севастопольское восстание было жестоко подавлено.
Оставшиеся в живых мятежники были арестованы — всего свыше 2000 человек. Шмидт, Антоненко, Гладков и Частник в марте 1906 года были расстреляны. Несколько десятков матросов было осуждено к различным срокам каторжных работ и тюремного заключения, а сам мятежный крейсер в 1907 году был переименован в «Кагул».

Пётр Шмидт — революционер с «Очакова»

Сегодня имя лейтенанта Шмидта известно многим, даже людям с небольшими познаниями в российской истории. «Дети лейтенанта Шмидта» упоминались в романе Ильфа и Петрова «Золотой теленок», а сравнительно недавно под этим же названием выступала известная команда КВН из Томска. Дебют «детей» одного из героев первой русской революции пришелся на весну 1906 года, когда по приговору суда Пётр Петрович Шмидт, который стоял во главе матросского мятежа на крейсере «Очаков», был расстрелян. Громкий процесс над революционером, о котором знали все, привлек многочисленных аферистов и мошенников, расцвет которых пришелся на 1920-е годы.

Имя Шмидта сохранилось в истории, но о нем самом знает не так много людей. Прославленный как герой первой русской революции, спустя десятилетия этот человек отошел на периферию истории. Отношение к его личности неоднозначно. Обычно оценка Шмидта напрямую зависит от отношения человека к революционным событиям в России. Для тех людей, кто считает революцию трагедией страны, персонаж этот и отношение к нему чаще негативное, те же, кто полагает, что крушение монархии в России было неизбежностью, относятся к лейтенанту Шмидту как к герою.
Пётр Петрович Шмидт (5 (12) февраля 1867 — 6 (19) марта 1906) — русский военно-морской офицер, революционер, самопровозглашенный командующий Черноморским флотом. Именно Пётр Шмидт возглавил севастопольское восстание 1905 года и захватил власть на крейсере «Очаков». Является единственным морским офицером, который принял участие в революции 1905-1907 года на стороне социалистов-революционеров. Стоит отметить, что лейтенант Шмидт лейтенантом на самом деле на тот момент не был. По сути, это прозвище, которое прочно закрепилось в истории. Его последним флотским званием было капитан 2-го ранга. Не существовавший на тот момент времени чин младшего офицера флота «лейтенант» был выдуман и «присвоен» ему, чтобы поддерживать классовый подход и объяснить переход племянника полного адмирала на сторону революции. По приговору суда Петр Шмидт был расстрелян 110 лет назад, 19 марта 1906 года по новому стилю.
Родился будущий знаменитый, хоть и неудачливый революционер, в семье очень высокого происхождения. Он был шестым ребенком в семье уважаемого дворянина, потомственного морского офицера, контр-адмирала и впоследствии градоначальника Бердянска Петра Петровича Шмидта. Его отец и полный тезка был участником Крымской войны и героем обороны Севастополя. Дядя его был не менее известным человеком, Владимир Петрович Шмидт дослужился до звания полного адмирала (1898 год) и являлся кавалером всех бывших на тот момент в России орденов. Матерью же его была Елена Яковлевна Шмидт (в девичестве фон Вагнер), происходившая из обедневшего, но очень знатного королевского польского рода. В детстве Шмидт зачитывался произведениями Толстого, Короленко и Успенского, изучал латынь и французский язык, играл на скрипке. Еще в юношеские годы от своей матери он унаследовал идеи демократической свободы, которые впоследствии и повлияли на его жизнь.

В 1876 году будущий «красный лейтенант» поступил в Бердянскую мужскую гимназию, которую после его смерти назовут в его честь. В гимназии он проучился до 1880 года, поступив после ее окончания в Петербургское морское училище. После его окончания в 1886 году Петр Шмидт был произведен в мичманы и определен на Балтийский флот. Уже 21 января 1887 года был отправлен в шестимесячный отпуск и переведен на Черноморский флот. Причины отпуска называют разными, по одним источникам он был связан с нервным припадком, по другим — из-за радикальных политических взглядов молодого офицера и частых ссор с личным составом.
Пётр Шмидт среди своих сослуживцев всегда выделялся неординарностью мышления и разносторонними интересами. При этом молодой морской офицер был идеалистом — ему претили жесткие нравы, которые на тот момент были распространены во флоте. «Палочная» дисциплина и избиение низших чинов казались Петру Шмидту чем-то чудовищным и чужеродным. В то же время сам он в отношениях с подчиненными быстро смог обрести славу либерала.
При этом дело было не только лишь в особенностях службы на флоте. Шмидт считал несправедливыми и неправильными сами устои царской России. Так офицеру флота предписывалось очень тщательно выбирать себе спутницу жизни, но Шмидт встретил свою любовь буквально на улице. Он увидел и влюбился в молодую девушку Доминику Павлову. Основной проблемой тут было то, что возлюбленная морского офицера была проституткой, что Шмидта не остановило. Возможно, сказалось и его увлечение творчеством Достоевского. Так или иначе, он решил жениться на девушке и заняться ее перевоспитанием.

Молодые люди обвенчались сразу же, как только он окончил училище. Такой смелый шаг практически ставил крест на его военной карьере, но его это не остановило. В 1889 году у пары родился сын, которого родители назвали Евгением. Именно Евгений и был единственным настоящим сыном «лейтенанта Шмидта». Вместе со своей женой Шмидт прожил 15 лет, после чего их брак распался, но сын остался жить с отцом. Отец же Петра Шмидта его брак так и не принял и не смог понять, вскоре скончавшись (1888 год). После смерти отца шефство над молодым офицером взял Владимир Петрович Шмидт, герой войны, адмирал, а с некоторых пор и сенатор. Ему удалось замять скандал с женитьбой племянника и отправить его служить на канонерскую лодку «Бобр» Сибирской флотилии Тихоокеанской эскадры. Покровительство и связи дядя помогали Петру Шмидту практически до самого Севастопольского восстания в 1905 году.

В 1889 году Шмидт решает уйти с военной службы. Увольняясь со службы, он ссылается на «нервное заболевание». В будущем при каждом конфликте его оппоненты будут делать намеки на его психические проблемы. При этом Пётр Шмидт действительно в 1889 году мог проходить курс лечения в частной лечебнице доктора Савей-Могилевича для нервных и душевнобольных в Москве. Так или иначе, уволившись со службы, он со своей семьей отправился в путешествие по Европе, где увлекся воздухоплаванием. Он даже пытался зарабатывать на жизнь, проводя показательные полеты, однако в одном из них получил травму при приземлении и был вынужден отказаться от своего увлечения.
В 1892 году он снова восстанавливается на военную службу, но его характер, политические взгляды и мировоззрения становились причиной частых конфликтов с консервативно настроенными сослуживцами. В 1898 году после конфликта с командующим Тихоокеанской эскадрой он подал прошение об увольнении в запас. С военной службы Шмидт был уволен, однако не потерял права служить в коммерческом флоте.
Период его жизни с 1898 по 1904 год являлся, скорее всего, наиболее счастливым. В эти годы он служил на кораблях РОПиТ — Российского общества пароходства и торговли. Служба эта была трудной, однако очень хорошо оплачивалась. При этом профессиональными навыками Петра Шмидта работодатели были довольны, а «палочной» дисциплины, которую он просто ненавидел, здесь не было и в помине. С 1901 по 1904 год Шмидт ходил капитаном пассажирских и торговых пароходов «Игорь», «Полезный», «Диана». За годы своей службы в торговом флоте он успел снискать уважение среди подчиненных и матросов. В свободное время он старался учить матросов грамоте и навигации.
12 апреля 1904 года в связи с военным положением, Россия находилась в состоянии войны с Японией, Шмидт был призван из запаса на действительную службу. Его назначали старшим офицером на угольный транспорт «Иртыш», который был приписан ко 2-й Тихоокеанской эскадре. В декабре 1904 года транспорт с грузом угля и обмундирования вышел вдогонку уже ушедшей к Порт-Артуру эскадре. Вторую Тихоокеанскую эскадру ждала трагическая судьба — она почти полностью погибла в Цусимском сражении, однако Пётр Шмидт не принимал в нем участие. В январе 1905 года в Порт-Саиде он был списан с «Иртыша» из-за обострения болезни почек. Проблемы с почками у него начались после травмы, которую он получил, увлекаясь воздухоплаванием.

Пропагандистскую деятельность, которая была направлена в поддержку революции, Шмидт начинает вести летом 1905 года. В начале октября он организует в Севастополе «Союз офицеров — друзей народа», а затем принимает участие в создании «Одесского общества взаимопомощи моряков торгового флота». Ведя пропаганду среди офицеров и матросов, он называл себя внепартийным социалистом. Царский манифест от 17 октября 1905 года, который гарантировал «незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов» Пётр Шмидт встречает с неподдельным ликованием. Мечты о новом, более справедливом устройстве российского общества вот-вот должны были осуществиться. 18 октября в Севастополе Шмидт вместе с толпой отправляется к городской тюрьме, требуя освободить политических заключенных. На подступах к тюрьме толпа попадает под огонь правительственных войск: 8 человек было убито, около 50 ранено. Для Шмидта это становится настоящим потрясением.
20 октября на похоронах погибших он произносит клятву, которая в дальнейшем получила известность как «Клятва Шмидта». За произнесенную перед толпой речь, его немедленно арестовали за пропаганду. В этот раз даже его дядя, обладающий обширными связями, не смог помочь своему непутевому племяннику. 7 ноября 1905 года Пётр Шмидт был отправлен в отставку в чине капитана 2-го ранга, судить его за крамольные речи власти не собирались. Еще пребывая под арестом на броненосце «Три Святителя», в ночь на 12 ноября он был избран рабочими Севастополя «пожизненным депутатом Совета», а вскоре под давлением широких общественных масс был отпущен с корабля под подписку о невыезде.
Уже 13 ноября в Севастополе началась всеобщая забастовка, вечером того же дня депутатская комиссия, которая состояла из солдат и матросов, делегированных от разных родов войск, в том числе от 7 кораблей флота, пришла к Петру Шмидту с просьбой возглавить в городе восстание. К такой роли Шмидт готов не был, но, прибыв на крейсер «Очаков», чья команда и была ядром восставших, он быстро оказался вовлечен в настроение моряков. В этот момент Шмидт и принял решение, ставшее главным в его жизни и сохранившим его имя до наших дней, он соглашается стать военным руководителем восстания.
На следующий день, 14 ноября, он объявил себя командующим Черноморским флотом, дав сигнал: «Командую флотом. Шмидт». При этом команде «Очакова» удается освободить часть ранее арестованных матросов с броненосца «Потемкин». Но и власти не сидели, сложа руки, они блокировали мятежный крейсер и призывали его сдаться. 15 ноября над крейсером был поднят красный флаг и корабль принял свой первый и последний бой в этих революционных событиях. На других боевых кораблях Черноморского флота восставшим не удалось взять ситуацию под свой контроль, поэтому «Очаков» остался в одиночестве. Через 1,5 часа боя восстание на нем было подавлено, а Шмидт и другие руководители мятежа арестованы. Восстановление крейсера от последствий этого боя продолжалось более трех лет.
Крейсер «Очаков»
Суд над Петром Шмидтом проходил в закрытом режиме в Очакове. Офицера, присоединившегося к восставшим матросам, обвиняли в том, что он занимался подготовкой мятежа, будучи на действительной военной службе. Суд закончился 20 февраля, Пётр Шмидт, а также трое матросов зачинщиков восстания на «Очакове» были приговорены к смертной казни. Приговор был приведен в исполнение 6 марта (19 марта по новому стилю) 1906 года. Приговоренных расстреляли на острове Березань. Командовал расстрелом Михаил Ставраки друг детства и сокурсник Шмидта по училищу. Самого Ставраки спустя 17 лет, уже при советской власти, нашли, судили и также расстреляли.
После Февральской революции в 1917 году останки революционера были перезахоронены с воинскими почестями. Приказ о перезахоронении Петра Шмидта отдал адмирал Александр Колчак. В мае того же года военный и морской министр России Александр Керенский возложил на могилу Шмидта Георгиевский крест. При этом беспартийность «лейтенанта Шмидта» сыграла только на руку его славе. После Октябрьской революции того же года Пётр Шмидт остался в рядах самых почитаемых героев революционного движения, пребывая в их числе все годы советской власти.
По материалам из открытых источников

(11) Председатель совета директоров Альфа-Банк

«Связи / Партнеры»

Марей Алексей Александрович — Член совета директоров Альфа-банка и консультант группы. Бывший Главный Управляющий Директор Альфа-Банка, бывший члена правления Альфа-банка, бывший руководитель Блока «Розничный бизнес»

Чухлов Алексей Евгеньевич — Исполняющий обязанности главного управляющего директора Альфа-банка. Член Правления, заместитель Председателя Правления Банка, Главный финансовый директор

«Компании»

Альфа-Банк

«Новости»

Алексей Марей уехал жить в Лондон

«В это время была сформирована сильная управленческая команда, был построен и достиг значительных результатов массовый бизнес. За пять лет активы банка увеличились на 64%, а капитал банка вырос на 75%,— приводятся в сообщении банка слова председателя его совета директоров Петра Шмиды.— Во всех этих достижениях большая заслуга Алексея, и мы хотим, чтобы в дальнейшем его уникальный опыт и знания были востребованы».

Петр Шмида возглавил совет директоров Альфа-банка

Петр Шмида назначен председателем совета директоров Альфа-банка. В начале сентября стало известно, что его предшественник Йоханн Йонах не будет продлевать контракт и покидает банк. Шмида уже обладает необходимым опытом: в 2008 г. он почти год возглавлял совет директоров Альфа-банка.
Читайте далее: http://www.vedomosti.ru/career/news/1404071/petr

Главой совета директоров «Альфа-Банка» назначен Петр Шмида

26 октября. FINMARKET.RU — Новым председателем совета директоров Альфа-Банка назначен Петр Шмида. Йоханн Йонах, ранее занимавший данный пост, покидает банк в связи с истечением срока контракта, говорится в сообщении кредитной организации.
ссылка: http://www.finmarket.ru/z/nws/news.asp?id=2503439
Совет директоров Альфа-банка вновь возглавил Петр Шмида

Совет директоров Альфа-банка на заседании в среду избрал своим председателем Петра Шмиду, говорится в сообщении кредитной организации.
ссылка: http://www.forbes.ru/news/75663-sovet-direktorov-alfa-banka-vnov-vozglavil-petr-shmida

В «Альфа-Банке» Михаила Фридмана сменил Петр Шмида

Москва, Февраль 01 (Новый Регион, Андрей Романов) – Петр Шмида сменил Михаила Фридмана на посту председателя Совета директором «Альфа-Банка». Как сообщила пресс-служба банка, такое решение было принято сегодня на заседании Совета директоров.

Как отмечается в официальном сообщении, Петр Шмида ранее занимал должность первого заместителя председателя Совета директоров банка. На новом посту г-н Шмида будет осуществлять руководство деятельностью Совета директоров, а также разрабатывать стратегию развития банка на российском и международном финансовых рынках. Михаил Фридман продолжит работу в Совете директоров банка в качестве его члена.
ссылка: http://www.nr2.ru/moskow/162039.html

Шмида сменил Фридмана

Многолетний председатель совета директоров одного из крупнейших российских банков Альфа-Банка Михаил Фридман уступил этот пост своему заместителю Петру Шмиде. По словам представителей менеджмента банка, данное кадровое решение призвано осуществить идею передачи управления банка из рук акционеров в руки наемных сотрудников. Сам Фридман останется в совете директоров компании и сосредоточится на телекоммуникационных проектах.
ссылка: http://www.vz.ru/economy/2008/2/1/141950.html
«Новая метла» Альфа-банка. Петр Шмида уволил четырех членов правления банка.

Новый CEO Альфа-банка Петр Шмида всерьез взялся за реорганизацию крупнейшего частного банка страны. Как стало известно «Ведомостям», в понедельник с его подачи из банка были уволены сразу четыре члена правления, в том числе руководитель коммерческого блока Марина Савельева и создатель розничного проекта «Альфа-банк Экспресс» Мачей Лебковски.
ссылка: http://news.samaratoday.ru/news/8923/

Восстание на крейсере » Очаков »

·

· «Севастопольский пожар»·

На стапеле Севастопольского адмиралтейства заложили крейсер, который с апреля зачисли в списки Российского императорского флота под наименованием «Очаков» (однотипный корабль назвали «Кагул»); официальная закладка состоялась 13 августа того же года. Строитель – Н.И. Янковский.

По проекту крейсер имел следующие характеристики: водоизмещение – 6645 т; длина – 134 м, ширина – 16,6 м, осадка – 6,3 м. Главные механизмы – две паровые машины тройного расширения общей мощностью 19 500 л.с., пар для них вырабатывали 16 котлов Бельвиля. Вооружение – по 12 152 мм и 75 мм орудий, 8 47 мм и 2 37 мм, а также две десантные пушки, два пулемета, шесть торпедных аппаратов. Четыре шестидюймовки устанавливались в двухорудийных башнях, еще четыре – в одиночных казематах. Толщина брони: палуба 35—79 мм, боевая рубка – 140 мм, башни – 127 мм, казематы – до 80 мм. Экипаж – 570 человек.

Торжественный спуск корабля на воду состоялся 21 сентября 1902 г., достройка шла не слишком быстро, но к осени 1905 г. «Очаков» уже приступил к испытаниям машин и артиллерии. Во время Севастопольского восстания 14 (27) ноября крейсер стал флагманом революционной эскадры, на нем находился штаб восставших и командовавший ими Пётр Петрович Шмидт.

На следующий день власти решились подавить восстание силой: «Очаков» и несколько других кораблей под красными флагами были обстреляны корабельной, береговой и полевой артиллерией, по ним вели ружейный огонь верные правительству войска. Многие корабли революционной эскадры пострадали, погибло до 100 человек. «Очаков» получил много попаданий и загорелся, пожар на нем продолжался два дня.

110 лет назад, 24 ноября 1905 г., началось Севастопольское

восстание во главе с лейтенантом П. П. Шмидтом. Это было одной из самых крупных вооруженных выступлений на Черноморском флоте в период Революции 1905—1907 гг. в Российской империи. Началось стихийно в ответ на попытку командования флотом учинить расправу над участниками многотысячного митинга матросов и солдат. Охватило свыше 4000 береговых матросов, солдат и рабочих порта. К восставшим присоединились команды крейсера «Очаков», броненосца «Св. Пантелеймон» (бывший » Князь Потёмкин –Таврический «), всего 12 кораблей.

Пассивность восставших привела к тому, что военное командование стянуло верные правительству войска и корабли и разгромило восставших. На рейде и суше было арестовано свыше 2000 человек. Приговорами военных судов были осуждены свыше 300 участников восстания, более 1 тыс. человек наказано без суда, а лейтенант Шмидт, матросы Гладков, Антоненко и Частник приговорены к смертной казни.

Надо отметить, что в сравнении с политикой ряда других стран российские власти были довольно гуманными.

Предпосылки мятежа

Первым массовым выступлением на флоте стал бунт матросов-черноморцев, восставших в июне 1905 года на броненосце «Князь Потемкин-Таврический». Менее чем через полгода вспыхнуло восстание на крейсере «Очаков», затем центр революционной активности сместился на Балтику, восстание было поднято на крейсере «Память Азова».

Наконец революционная волна докатилась до Дальнего Востока: в октябре 1907 года там начались события, центром которых стал миноносец «Скорый».

Все мятежи были подавлены, но причины, которые заставили людей выступить против власти, не были изжиты. Поэтому не удивительно, что флот сыграет важную роль уже в Революции 1917 г.

Предпосылки восстаний на флоте необходимо искать в общем кризисе Российской империи. Проект Романовых изначально заложил под российскую государственность несколько мин замедленного действия. До поры до времени противоречия удавалось сглаживать, но к XX началу Россия подошла «точке перехода». Необходимо было коренным образом решать накопившиеся проблемы и вопросы: крестьянский, рабочий и национальный вопросы; проблему форсированной индустриализации и национализации важнейших отраслей хозяйства, национализации банков; проблему ликвидации безграмотности большей части населения и создания массового технического образования; ликвидацию культурной и политико-экономической зависимости от Запада; перехода от паразитического капитализма к созидающему социализму; разрушить кастово-сословную систему, с неравенством классов, с привилегированными группами и массами обездоленного простого народа; проблему создания эффективной системы безопасности, спецслужб, которые пресекут деятельность иностранных подрывных структур и агентуры внутри страны и многое другое. Однако царское правительство не смогло решить эту многостороннюю задачу, её пришлось решать уже большевикам.
Революция 1905 г. стала своего рода «предостережением» царскому правительству. К началу XX в. капитализм в Российской империи, как и во всем мире, переживал очередной кризис. В результате все социальные, экономические и политические противоречия буржуазного строя достигли своего крайнего обострения. Аграрный и промышленный кризис, охвативший страну, и громкие поражения в ходе русско-японской войны, а также активизация подрывной деятельности иностранной агентуры (включая японскую разведку) и революционных сил, имеющих поддержку за границей, привели к революционному взрыву. Расстрел рабочей демонстрации в Петербурге 9 (22) января 1905 г. (Кровавое воскресенье), где, судя по всему, работали провокаторы с обеих сторон, привел к началу Первой революции.

Активное участие в событиях приняли и матросы. Это не было удивительным. Если солдаты, в массе своё крестьяне, были традиционно консервативны и пассивны, сохраняя веру в «хорошего царя», и не отметились значительными революционными выступлениями, то с матросами картина была иной. Среди матросов было много рабочих, чтобы было связано с необходимость эксплуатации кораблей, имеющих сложную начинку. Флот окончательно стал паровым и броненосным. Это накладывало свой отпечаток на социальный состав матросов. Среди призывников с каждым годом возрастал процент рабочей молодежи. Они имели определенное образование, читали книги и газеты. Поэтому революционным активистам намного легче было создать подпольные ячейки на флоте.

При этом ситуация в стране и на флоте вызывала недовольство матросов. Положение рабочего класса было тяжелым, что свойственно любой капиталистической стране (пример, современной России очень нагляден, после развала СССР прав у работников всё меньше, а произвол начальства сильнее, вплоть до ввода «потогонной системы»). Служба на флоте была тяжелой и длилась 7 лет. На содержание личного состава денег выделяли мало, часто они просто разворовывались (коррупция была одним из бичей Российской империи). На флоте процветали суровая муштра и мордобой. Традиции Ушакова, Лазарева и Нахимова по воспитанию матросов и человеческому к ним отношению, кроме некоторых исключений, были прочно забыты. Произвол и бессмысленная муштра вызывали у солдат и матросов чувство протеста, подавленной злобы, не удивительно активисты социал-демократических движений получили на флоте заметную поддержку. Во флоте появились очаги революции. Уже в 1901-1902 гг. на флоте возникли первые социал-демократические группы и кружки.

В конце 1901 г. в Севастополе кружки объединяются в социал-демократический «Севастопольский рабочий союз». Однако через несколько месяцев «Севастопольский рабочий союз» был разгромлен охранкой. В начале 1903 г. в главной же базе был создан комитет по руководству революционным движением на Черноморском флоте. Позднее он влился в Севастопольский комитет РСДРП, созданный в конце 1903 г. Таким образом, революционное движение на флоте приобретает организованный характер и постепенно становится массовым.

В апреле 1904 г. в результате объединения кружков 37-го флотского экипажа в Николаеве, 32-го экипажа в Севастополе и ряда других команд с партийной организацией учебного отряда был создан Центральный флотский комитет (Централка), ставший военной организацией Севастопольского комитета РСДРП. В его состав вошли большевики А. М. Петров, И. Т. Яхновский, Г. Н. Вакуленчук, А. И. Гладков, И. А. Черный и другие.

Централка имела связи с социал-демократическими организациями Харькова, Николаева, Одессы и других городов, а также с Женевой, где находился В. Ленин. Центральный комитет вёл пропаганду и агитацию среди матросов и солдат, распространял революционную литературу и прокламации, проводил нелегальные собрания солдат и матросов.

Власти реагировали на это крайне неумело. Пытаясь предотвратить совместные выступления моряков и рабочих Севастополя, командующий флотом вице-адмирал Чухнин 1 ноября 1904 г. издал приказ, запрещавший увольнение в город.

Это только вызвало возмущение матросов. 3 ноября несколько тысяч человек из Лазаревских казарм потребовали у дежурного офицера увольнения в город. Не получив разрешения, они взломали ворота и ушли. Зачинщики этого выступления были арестованы. Часть матросов флотской дивизии списали на корабли. Несколько сот матросов были переведены на Балтику. Однако это не могло ликвидировать корни проблемы.

Тем временем революция нарастала. В январе — марте 1905 г. в забастовках участвовали 810 тыс. промышленных рабочих. Крестьянское движение весной и летом 1905 г. охватило более одной пятой части уездов империи. Усиливались революционные настроения и в вооруженных силах. Особенно усилилась смута после Цусимского разгрома.

Центральный флотский комитет, руководствуясь решениями III съезда партии, приступил к подготовке вооруженного восстания на Черноморском флоте. Цель выступления заключалась в том, чтобы овладеть всеми кораблями флота и совместно с солдатами гарнизона и рабочими города взять власть в свои руки. Планировалось, что Севастополь явится центром революции на юге России и отсюда пожар восстания будет переброшен на Кавказ, в Одессу, Николаев, всё Северное Причерноморье. Восстание собирались начать в конце летних маневров флота, в августе — сентябре 1905 г., когда, как ожидалось, революционное движение в России достигнет своего пика.

Однако этот план был сорван стихийным вступлением в июне на эскадренном броненосце «Князь Потемкин-Таврический». Эпопея «Потемкина» закончилась тем, что броненосец прибыл в Констанцу и из-за отсутствия топлива, пресной воды и продовольствия моряки вынуждены были сдаться румынским властям на правах политических эмигрантов. Часть матросов осталось в Румынии или перебрались Болгарию, Англию, Аргентину и другие страны, часть вернулась в Россию и была осуждена. Корабль был возвращён России и переименован в «Святой Пантелеймон». Несмотря на стихийность выступления броненосца — это было первое массовое революционное вступление в вооруженных силах, первое восстание крупной военной части.

Кроме восстания на «Потёмкине», мятеж произошёл на учебном корабле «Прут». Матросы, узнав о выступлении потёмкинцев, арестовали командира и офицеров корабля. Мятежники решили следовать в Одессу и присоединиться к «Потемкину». Но там корабль уже не застал броненосец. «Прут» направился в Севастополь, надеясь поднять восстание на эскадре. Навстречу «Пруту» были высланы два миноносца, которые взяли его под конвой. В Севастополе 44 участника восстания были арестованы и преданы суду. Зачинщиков (А. Петрова, Д. Титова, И. Черного и И. Адаменко) приговорили к смертной казни, остальных — к каторге и тюремному заключению. Эти восстание привели к усилению репрессий и активизации розыска что сорвало планы по началу крупного восстания.

Во второй половине 1905 г. революционное движение в России продолжало нарастать. Всероссийская политическая стачка в октябре привела к образованию во многих городах Советов рабочих депутатов. Царь Николай II вынужден был издать 17 октября 1905 г. манифест, в котором обещал народу политические права и свободы.

В Севастополе 18 октября прошёл митинг и демонстрация рабочих, матросов и солдат, которые потребовали освобождения политических заключенных. Когда демонстранты подошли к воротам тюрьмы, солдаты охраны открыли огонь. Было убито 8 и ранено 50 человек. Военные власти ввели в городе военное положение.

В последующие дни ситуация в Севастополе продолжала накаляться. Митингующие требовали снять военное положение, вывести с улиц казаков, отдать под суд виновников расстрела у тюрьмы и освободить всех политических заключенных. Создали даже народную милицию, она просуществовала всего три дня и вызвала большой переполох у властей. 20 октября в Севастополе состоялись похороны, что вылились в мощную демонстрацию.

На городском кладбище был организован митинг, на нём выступил лейтенант Пётр Шмидт, который пользовался большой популярностью революционной интеллигенции города и матросов Черноморского флота. По приказу командующего флотом Чухнина Шмидт был арестован. Однако по требованию рабочих, матросов и солдат гарнизона властям пришлось освободить его.

Таким образом, обстановка в городе накалилась. В конце октября в Севастополе началась всеобщая забастовка рабочих,

железнодорожников и моряков торгового флота. 3 ноября адмирал Чухнин издал приказ, запрещавший матросам посещать митинги, собрания, распространять и читать «преступную» литературу. Однако это не могло стабилизировать ситуацию.

Восстание

8 (21) ноября произошли волнения на крейсере «Очаков» и броненосце «Святой Пантелеймон». 10 (23) ноября после проводов демобилизованных матросов состоялся большой митинг. Военная организация Севастопольского комитета РСДРП пыталась предотвратить неподготовленный взрыв. Но предотвратить преждевременное начало восстания не удалось. 11 (24) ноября восстание стихийно вспыхнуло во флотской дивизии.

11 (24) ноября должны были состояться выборы в Совет рабочих, матросских и солдатских депутатов. В связи с этим планировалось проведение больших митингов у матросских и солдатских казарм. Командующий флотом Чухнин, пытаясь не допустить проведения митинга у флотских казарм, направил туда сводный отряд из матросов флотских экипажей и солдат Белостокского полка, которые заняли выходы из казарм и не выпускали матросов на митинг.

Вскоре в накалившейся обстановке произошла стычка. Матрос К. П. Петров выстрелами из винтовки ранил командира сводного отряда контр-адмирала Писаревского и командира учебной команды Штейна, причем второго — смертельно. Петрова схватили, но практически сразу его освободили матросы. После этого дежурные офицеры были арестованы, обезоружены и отведены в канцелярию. Утром они были освобождены, но изгнаны из казарм. К мятежникам флотской дивизии присоединились солдаты Брестского полка, крепостной артиллерии, крепостная саперная рота, а также матросы дежурной роты броненосца «Синоп», посланной Чухниным для усмирения восставших.

Так началось ноябрьское восстание, которое Ленин образно назвал «севастопольским пожаром».

12 ноября в городе началась всеобщая забастовка. В ночь на 12 ноября был избран первый Севастопольский Совет матросских, солдатских и рабочих депутатов. Утром состоялось первое заседание Севастопольского Совета. Собрание прошло безрезультатно. Большевики призывали к решительным действиям, меньшевики же предлагали не усугублять ситуацию и превратить восстание в мирную забастовку с выдвижением экономических требований. Только вечером были выработаны общие требования: созыв Учредительного собрания, установление 8-часового рабочего дня, освобождение политических заключенных, отмена смертной казни, снятие военного положения, уменьшение срока военной службы и т. д.

Власть в городе перешла в руки Совета матросских, солдатских и рабочих депутатов, который организовал патрулирование, взял под свой контроль запасы топлива, продовольствия, вещевые склады. Тем временем военное командование накапливало силы для подавления восстания. В ночь на 13 ноября офицерам Брестского полка удалось вывести солдат за город в лагеря в район Белостокского полка. В Севастополь срочно начали стягивать подтягивались войска из других городов. Чухнин объявил город на военном, а крепость на осадном положении.
Восстание продолжало разрастаться. 13 (26) ноября началось восстание на крейсере «Очаков». Офицеры попытались разоружить команду, но не смогли.

Тогда они вместе с кондукторами покинули корабль. Руководство восстанием взяли в свои руки большевики крейсера — С. П. Частник, Н. Г. Антоненко и А. И. Гладков.

14 (27) ноября экипаж и будущий революционный флот возглавил Шмидт.

В ночь 15 (28) ноября революционные матросы овладели минным крейсером «Гридень», миноносцем «Свирепый», тремя номерными миноносцами и несколькими мелкими судами, а в порту захватили некоторое количество оружия. Тогда же к мятежникам присоединились экипажи канонерской лодки «Уралец», миноносцев «Заветный», «Зоркий» и учебного корабля «Днестр». Утром на всех восставших кораблях были подняты красные флаги.

Восставшие надеялись, что к ним присоединятся и остальные корабли флота. Однако командование успело принять контрмеры. На эскадре производилось обновление личного состава, были списаны или арестованы матросы, которые симпатизировали восставшим и были под подозрением. Чтобы привлечь на сторону восставших всю эскадру, Шмидт обошёл ее на миноносце «Свирепый», но без успеха.

Командование уже контролировало ситуацию. К восстанию присоединился «Пантелеймон» (бывший «Потёмкин»), но сам броненосец уже не был боевой единицей, так как с него сняли вооружение.

Силы восставших составляли 14 кораблей и судов и около 4,5 тыс. матросов и солдат на кораблях и берегу. Однако боевая мощь их была незначительной, так как большинство корабельных орудий еще до восстания были приведены в негодность. Только на крейсере «Очаков» и на миноносцах артиллерия находилась в исправности. Солдаты на берегу были плохо вооружены, не хватало пулеметов, винтовок и патронов. Кроме того, восставшие упустили благоприятный момент для развития успеха, стратегическую инициативу. Пассивность оборонительной тактики восставших помешала привлечь к себе всю Черноморскую эскадру и Севастопольский гарнизон.
А противники революционеров, в отличие от 1917 г., ещё не утратили воли и решительности. Командующий войсками Одесского военного округа генерал А. В. Каульбарс, командующий Черноморским флотом вице-адмирал Г. П. Чухнин и командир 7-го арткорпуса ген.-лейтенант А. Н. Меллер-Закомельский, поставленный царем во главе карательной экспедиции, стянули до 10 тыс. солдат и смогли выставить 22 корабля с 6 тыс. человек экипажа.

Во второй половине дня 15 ноября восставшим был предъявлен ультиматум о сдаче. Не получив ответа на ультиматум, верные правительству войска пошли в наступление и открыли огонь по «внутренним врагам». Был отдан приказ открыть огонь по мятежным кораблям и судам. Вели огонь не только корабли, а также береговая артиллерия, орудия сухопутных войск, а также солдаты из пулеметов и винтовок (их расставили по берегу). В ответ на обстрел три миноносца, в том числе «Свирепый», попытались атаковать броненосец «Ростислав» и крейсер «Память «Меркурия».

Однако под сильным огнем они получили большие повреждения и не смогли довести торпедную атаку до конца. «Свирепый» отстреливался до тех пор, пока не были снесены все палубные надстройки. При этом погибли многие матросы корабля.

Корабельная и береговая артиллерия нанесла мощный удар по восставшим. Крейсер «Очаков», наиболее мощная единица восставший (из вооруженных кораблей), оставаясь на рейде неподвижной мишенью, сразу утрачивал все достоинства легкого быстроходного крейсера. К тому же этот корабль, только что построенный и еще проходивший испытания, не мог считаться полноценной боевой единицей и даже не имел скомплектованных орудийных расчетов (на корабле вместо 555 было лишь 365 матросов). «Очаков» получил десятки пробоин, загорелся и в ответ смог сделать всего несколько выстрелов. В результате обстрела крейсер получил тяжелые повреждения (при восстановлении крейсера в корпусе насчитали 63 пробоины и ремонт длился более трех лет). Обстрел революционных кораблей продолжался до 16 часов 45 минут. Многие суда были объяты огнем, и матросы стали покидать их.

Раненый Шмидт с группой моряков пытался на миноносце № 270 прорваться в Артиллерийскую бухту. Но корабль получил повреждения, потерял ход, и Шмидт со своими товарищами был арестован.

Матросы и солдаты, находившиеся в казармах флотской дивизии, оказывали сопротивление до утра 16 (29) ноября. Они сдались после того как кончились боеприпасы и казармы подверглись мощному артиллерийскому обстрелу.

В целом учитывая масштаб мятежа и его опасность для империи, когда существовала возможность восстания значительной части Черноморского флота, при поддержке части сухопутных войск, наказание было довольно гуманным. Но само восстание подавили жестко и решительно. Сотни матросов погибли. Руководители Севастопольского восстания П. П. Шмидт, С. П. Частник, Н. Г. Антоненко и А. И. Гладков по приговору военно-морского суда в марте 1906 г. были расстреляны на острове Березань.

В заключительном слове на суде П. П. Шмидт гордо заявил: «Я знаю, что столб, у которого встану я принять смерть, будет водружен на грани двух разных исторических эпох нашей родины… Позади за спиной у меня останутся народные страдания и потрясения тяжелых лет, а впереди я буду видеть молодую, обновленную, счастливую Россию»