Крейсер проекта 1143

Авианесущие крейсера проекта 1143

Авианесущие крейсеры проекта 1143


«Новороссийск» в 1986 году

Проект

Изготовители

  • Черноморский судостроительный завод, г. Николаев, СССР, Украина

Основные характеристики

Водоизмещение

31 900 т (стандартное)
37 000 т (полное)

Длина

273 м

Ширина

по ватерлинии — 31 м
полётной палубы — 51 м

Осадка

8 м (при стандартном водоизмещении)

Двигатели

котло-турбинная установка, 4 вала

Мощность

180 000 л. с. (суммарная)

Движитель

Скорость хода

30 узлов (максимальная)

Автономность плавания

45 суток

Экипаж

до 1300

Вооружение

Авиационная группа

36 самолётов Як-38;
вертолёты Ка-25,
Ка-27

Медиафайлы на Викискладе

Тяжёлый авианесущий крейсер (ТАКР) «Киев», 1985 г.

Проект 1143 «Кречет» («Kiev»-class по классификации НАТО) — проект авианесущих противолодочных крейсеров, который создавался как продолжение серии кораблей проекта 1123 «Кондор».

История

Ещё до начала Великой Отечественной войны в Советском Союзе началась разработка собственного полноценного авианосца водоизмещением до 35 000 т, но до постройки дело так и не дошло. После войны адмиралу флота Николаю Кузнецову удалось включить в планы по проектированию кораблей на 10 лет авианосцы, но проекты авианосцев так и не появились. К концу 1960-х годов в СССР уже существовали два противолодочных крейсера проекта 1123 «Кондор». В это же время, после показа правительству прототипа Як-36, благодаря стараниям Дмитрия Устинова началось проектирование нового противолодочного корабля с авиационным вооружением. В результате появилось постановление правительства от 2 сентября 1968 года № 685—251 о прекращении строительства на Черноморском судостроительном заводе в г. Николаеве крейсера проекта 1123.3 и о начале строительства противолодочного крейсера проекта 1143 «Кречет» с авиационным вооружением. В задачи новых кораблей должны были входить:

  • противовоздушная оборона корабля и (или) группы кораблей, сопровождаемых им;
  • обеспечение безопасности подводных крейсеров стратегического назначения в районах боевого патрулирования;
  • поиск и уничтожение подводных лодок противника в составе противолодочной группы;
  • обнаружение, наведение и уничтожение надводных сил противника;
  • обеспечение высадки морского десанта.

По инициативе Невского ПКБ началась проработка нескольких вариантов корабля. Из предложенных вариантов был выбран проект, максимально совместимый с кораблями прошлого проекта 1123, его утвердили 30 апреля 1970 года.

Описание

Новый противолодочный крейсер был построен частично по классическим авиационным канонам: остров был смещён вправо от осевой линии корабля, полётная палуба имела консольный свес, на котором были размещены взлётно-посадочные площадки. Ангар для хранения авиакрыла, имеющий размеры 130 м x 22,5 м x 6,6 м, располагался под полётной палубой корабля. Для подъёма ЛА использовались два самолётоподъёмника. Тем не менее, было и существенное отличие — носовая палуба не являлась лётной и была полностью занята вооружением. Взлётно-посадочные операции осуществлялись только с угловой палубы.

В носовой части корабля и позади надстройки располагалось вооружение. На носовой и занадстроечной части были установлены ЗРК «Шторм» и 76-мм артиллерийские установки АК-726, ЗРК ближнего боя «Оса-М» разместили по левому и правому бортам. Для усиления обороны корабля расположение 30-мм ЗАК АК-630 сделали круговым. Ударным целям ПРК служили 2 комплекса «Базальт». Для борьбы с подводными лодками использовались: 2 ракетных комплекса «Вихрь», 2 ракетно-бомбовые установки РБУ-6000, 2 пятитрубных 533 мм торпедных аппарата, расположенные в специальных закрываемых нишах побортно.

На проекте был реализован первый в истории советского кораблестроения навигационный комплекс для надводного корабля Бакинского электромеханического института. О размере проекта говорит следующая информация.
Приборы комплекса делались на заводах всей страны. БЭМИ компонует их в единое целое. Сердцем навигационного комплекса «Салгир-1143» являлась навигационная цифровая вычислительная система НЦВС «Стрельна-1». Двигателем этого сердца является цифровая вычислительная машина ЦВМ «Азов». Эта универсальная ЦВМ для различных систем военного назначения выпускалась в Казани. Алгоритмы навигационных задач разработаны в НИИ-9 г. Ленинграда. Пульт управления НЦВС и программы разработаны и прошиты в БЭМИ. Система курсоуказания состоит из двух гирокомпасов «Маяк», двух гироазимутгоризонтов ГАГ «Минута» и системы вычисления курса «Сумгаит». ГК и ГАГ выпускались в Свердловске, «Сумгаит» в БЭМИ. Скорость измеряется двумерным индукционным лагом «Катех-С». Он измеряет также угол дрейфа. Система автоматической прокладки «Самара». Для приёма информации от радионавигационных систем «Маршрут», «Брас». «Декка», «РСДН-3», Лоран-А, Лоран-С имеются приёмоиндикаторы КПФ-3К, «Пирс-1», КПИ-6Ф. Приёмоиндикаторы радионавигационных систем производили в Ленинграде, а систему документирования навигационных параметров в Ереване. Для измерения высот и азимутов небесных светил и береговых ориентиров использовалась радиооптический секстан «Нарва», который производился в Ленинграде предприятием «Электроприбор» совместно с ГОМЗ. Аптрооптические пеленгаторы АОП «Сулак» производило БЭМИ. Для определения места и элементов движения целей используется информация от двухантенной навигационной РЛС «Вайгач», которую делали в Ростове-на-Дону.

Для решения боевых задач на корабле базировалось до 36 летательных аппаратов: СВВП Як-38, а также вертолёты Ка-25 и Ка-27. Очень много проблем пришлось решать для их обеспечения расходными материалами. На корабле были расположены баки для ГСМ и дополнительные помещения под авиационные боеприпасы. Со временем командиры кораблей убедились в бесполезности в южных широтах палубных самолётов с вертикальным взлётом, так как они при высоких температурах и влажности не могли оторваться от палубы.

Всего было построено четыре корабля подобного типа:

  • «Киев» (головной корабль проекта 1143) — заложен в 1970 году.
  • «Минск» (проект 1143.2) — заложен в 1972 году.
  • «Новороссийск» (проект 1143.3) — заложен в 1975 году.
  • «Баку» (проект 1143.4) — заложен в 1978 году.

Также в состав проекта 1143 входят три корабля, фактически являющиеся дальнейшей его эволюцией. Основным их отличием является возможность взлётов и посадок самолётов традиционной схемы. Для этого крейсеры имели значительно увеличенную полётную палубу (за счёт освобождения её от ракетно-артиллерийского вооружения) и трамплин для взлёта самолётов.

  • «Адмирал Кузнецов» (проект 1143.5) — заложен в 1981 году.
  • «Варяг» (проект 1143.6) — заложен в 1985 году.
  • «Ульяновск» (проект 1143.7) — заложен в 1988 году.

Кроме того, проект «Ульяновск» отличался от предшественников наличием ядерной силовой установки и паровых катапульт (ТАКР «Ульяновск» был разобран на стапеле в 1992 году из-за тяжёлой экономической обстановки, сложившейся после развала СССР).

Оценка проекта

Авианесущие крейсеры проекта 1143 были первыми в советском флоте кораблями, с которых могли эксплуатироваться самолёты. Они представляли собой значительный шаг вперёд по сравнению с предшествующими противолодочными крейсерами-вертолётоносцами проекта 1123.

Тем не менее, крейсеры проекта 1143 трудно считать полностью удачными. При значительных размерах кораблей (до 45000 тонн полного водоизмещения), их авиационные возможности были весьма ограничены. Составлявший основу авиагруппы штурмовик СВВП Як-38, в отличие от близкого по лётным характеристикам английского Hawker Siddeley Harrier, не имел бортовой РЛС. Из-за этого Як-38 был практически не способен к участию в воздушном бою, исключая ситуации сближения на дистанцию визуального обнаружения. Кроме того, гамма бортового ракетного вооружения Як-38 была представлена лишь сравнительно недальнобойными ракетами, что делало его применение против кораблей или береговых объектов с мощной ПВО весьма опасным занятием. В определённой степени, слабость ударной авиации крейсера проекта 1143 компенсировалась его мощным арсеналом противокорабельных ракет, но компенсировать неспособность Як-38 вести воздушный бой оказалось невозможно.

В результате, реальная боевая мощь авиагруппы крейсера проекта 1143 практически не превышала боевых возможностей авиагруппы гораздо меньшего британского лёгкого авианосца типа «Инвинсибл» и значительно уступала возможностям авиагруппы сравнимых по размерам французских авианосцев типа «Клемансо». Предполагаемые сверхзвуковые СВВП Як-141 для замены Як-38 на палубах крейсеров проекта 1143 так и не были доведены в связи с распадом СССР.

> Примечание

  • В. Бабич «Наши авианосцы»

Ссылки

  • http://ship.bsu.by/main.asp?id=100000
  • http://grani.ru/War/m.88034.html(доступ по ссылке заблокирован в России)
  • http://wunderwaffe.narod.ru/Magazine/MK/2003_07/01.htm

Гидроавианосцы

Аэростатоносцы

  • Русь

Проект 1123 «Кондор» — вертолётоносцы

Проект 1143.1-4 «Кречет»

Проект 1143.5-6 «Кречет»

Перспективные проекты

Нереализованные атомные проекты

Нереализованные проекты

Примечания: 1 — не был достроен.

Проект 1143.5/1143.6 — тяжелый авианесущий крейсер

Тяжелые авианесущие крейсера пр. 11435 и пр. 11436 разрабатывались Невским ПКБ под руководством В.Ф. Аникиева и П.А. Соколова, а затем Л.В. Белова. Корабли являлись первыми «настоящими» отечественными авианосцами. Они предназначались для придания боевой устойчивости ракетным подводным лодкам с БР, группировкам надводных кораблей и морской ракетоносной авиации в океанской зоне. По конструкции корпуса эти авианосцы отличались от ранее построенных ТАКРов наличием свободной от носа до кормы полетной палубы (площадью 14 800 м2), трамплином для взлета самолетов, бортовыми самолетоподъемниками и аэрофинишерами, смещением надстройки сравнительно небольших размеров вправо на развитый спонсон.
Корабль пр. 11435 имеет стальной гладкопалубный корпус с трамплином в носовой оконечности, с продольным набором в центральной части и поперечным в оконечностях. Он делится водонепроницаемыми переборками, доходящими до полетной палубы, на 20 основных отсеков, имеет семь палуб и две платформы. Практически по всей длине корабля простирается двойное дно, которое на протяжении машинно-котельных отделений, ЦКП и погребов боезапаса переходит в двойной борт, доходящий до палубы ангара (как и на других ТАКРах). В общей сложности корпус разбит на 3857 различных помещений. Надводная конструктивная защита (НКЗ) выполнена по принципу экранирования внутренними защитными преградами, выполненными из композитных материалов (сталь-стеклопластик-сталь). Стальная составляющая НКЗ представляет собой высокопрочную сталь с пределом текучести 60 кгс/мм2. Цистерны авиационного топлива и погреба авиационного боезапаса защищены локальным бронированием коробчатого типа. ПКЗ (впервые в отечественной практике) имеет глубину от 4,5 до 5 м и представлена тремя противоторпедными переборками, образующими вдоль наружного борта корабля три камеры: воздушную (расширительную); поглощения (разбита поперечными переборками на топливные цистерны и цистерны пресной воды) и фильтрационную. Средняя переборка представляет собой многослойную (пакетную) конструкцию, выполненную из высоколегированной стали. Непотопляемость обеспечивается при затоплении пяти смежных отсеков общей длиной, не менее чем 20% длины корабля. При этом надводный борт до уровня ангарной палубы должен оставаться над водой на высоте 1,8 м, что предотвращает затопление ангара. Конструкция корпуса ТАКР пр. 11436, в принципе, была такой же, но средняя переборка ПКЗ являлась монолитной, а не многослойной.
ГЭУ размещена в двух машинно-котельных отделениях (по четыре главных котла и по два ГТЗА в каждом). Электростанции расположены в смежных с машинно-котельными отделениями отсеках по две на каждый эшелон. Надстройка ТАВКР пр. 11435 по архитектуре и общей компоновке повторяет надстройку ТАКР Баку (пр. 11434), но благодаря отказу от 100-мм и 30-мм АУ (последние перенесли на спонсоны корпуса), а также рациональному размещению АП РТВ является более компактной и эргономичной. Она насчитывает 13 ярусов и имеет высоту 32 м. «Остров» надстройки установлен на спонсоне (о чем уже говорилось), что увеличивает ширину полетной палубы до 67 м и обеспечивает безопасность посадки самолетов. Надстройка ТАВКР пр. 11436 отличалась от надстройки «одноклассника» расположением АП: на ней отсутствовали плоскости ФАР; вместо АП РЛС «Фрегат-МА» на каркасе АП системы «Резистор-К4» смонтировали АП РЛС «Подберезовик» комплекса «Форум-2М», а два АП РЛС «Фрегат-МА» разместили на ее носовой и кормовой частях. Корпус, главные водонепроницаемые переборки, палубы и платформы корабля выполнены стальными, а второстепенные переборки и выгородки — алюминиево-магниевыми.
Трамплин представляет собой подъем носового участка полетной палубы длиной 53,5 м с углом наклона к горизонту у носового среза 14°. Для подачи авиационного боезапаса из погребов оборудованы восемь лифтов. Посадка самолетов производится на четыре троса аэрофинишера «Светлана-2» в кормовой части полетной палубы (первый трос расположен в 40 м от ее кормового среза). Четвертый трос аэрофинишера совмещен с аварийным барьером «Надежда». Закрытый ангар (площадью 3980 м2) занимает около 50% длины и 70% ширины корабля. В нем могут храниться и технически обслуживаться 70% ЛАК авиагруппы. В нем же хранятся «по-походному» тягачи, газоструйные и пожарные машины. Для транспортировки ЛАК в ангаре используется полуавтоматическая система с цепными приводами: тягачи используются только для транспортировки машин по полетной палубе. В ангаре имеются посты для подготовки ЛАК к полету. В его кормовой части располагается ремонтная мастерская, чье оборудование позволяет заменять колонки с редукторами вертолетов, а также лопасти их винтов. На случай пожара ангар делится огнестойкими складными шторами с электромеханическим приводом на четыре изолированных помещения. У основания трамплина располагаются подпалубные ПУ ПКРК «Гранит». ПУ попарно размещены в диаметральной плоскости корабля и закрываются броневыми крышками, заподлицо с поверхностью полетной палубы. На ТАВКР имеются три стартовые позиции с газоотбойными щитами (дефлекторами), имеющими принудительное водяное охлаждение. Помимо них, каждая из позиций оборудована удерживающими устройствами (упорами), которые утапливаются в палубу по команде оператора, находящегося в специальной полузакрытой кабине. Одна из стартовых позиций (№ 3) предназначалась для взлета СВВП Як-41М. Вся поверхность полетной палубы и трамплина облицована противоскользящим термостойким (до 450°С) покрытием «Омега», а ВПП № 3 (предназначавшаяся для СВВП Як-41М) — термостойкими (до 750°С) плитками АК-9ФМ. На ТАВКР пр. 11436 была изменена конструкция кормовой части полетной палубы и спонсона, что позволило увеличить размеры ангара и, соответственно, количество принимаемых на борт ЛАК. По расчетам этот крейсер мог принимать 44 истребителя-штурмовика, четыре самолета ДРЛО, два учебных самолета и 17 вертолетов различного назначения.
Первый ТАВКР пр. 11435 (зав. № 105) заказали 3.03.1981 г., а второй (зав. № 106) — в 1983 г. Изначально корабли не должны были различаться между собой, но в июне 1986 г. (через семь месяцев после начала постройки первого из авианосцев) было принято решение об изменении состава РТВ второго корабля серии, а также об увеличении размеров его ангара и полетной палубы (см. выше). В процессе постройки авианосцев их корпус формировался из 21 крупного блока (впервые в практике отечественного судостроения для столь крупного корабля). По высоте корпус разделялся на два яруса, границей нижнего и верхнего ярусов являлась шестая палуба. Длина блоков достигала 32 м, а ширина соответствовала полной ширине корпуса, высота — около 13 м, масса — 1400 т. Спонсоны формировались также из блоков, Надстройка формировалась как единый блок. На стапеле в блоки нижнего яруса до закрытия шестой палубы погружали котлы и ГТЗА, другое оборудование МКО, энергоотсеков и отделений холодильных машин, механизмов, систем. Так же шла погрузка оборудования и устройств в блоки верхнего яруса. Спусковая масса «Леонида Брежнева» составляла 32 000 т, что являлось рекордом для военного кораблестроения Советского Союза. Погрузка и монтаж вооружения (кроме блока пусковых установок крылатых ракет «Гранит»), авиационно-технических средств, электрооборудования, систем вентиляции и кондиционирования воздуха осуществлялись после спуска корабля на воду.
Вопрос об авиационном вооружении ТАВКР пр. 11435 оставался открытым вплоть до начала 1993 г. Дело в том, что разработка и заводские испытания истребителя Су-33 (Су-27К) затянулись до 1990 г. В качестве его альтернативы в 1988 г. был предложен более дешевый МиГ-29К, который благодаря сравнительно небольшим размерам позволял увеличить численность авиагруппы в полтора раза. В ответ на это предложение было решено осенью 1989 г. провести так называемый заводской этап летно-конструкторских испытаний (ЛКИ) самолетов Су-27К и МиГ-29К, а также корабельных авиационно-технических средств. Одновременно к испытаниям привлекли штурмовики Су-25УТТ. Создалась парадоксальная ситуация: «Тбилиси», не прошедший еще стадии швартовных испытаний (при технической готовности 82-86%), должен был выйти в море для испытаний ЛАК. С 21.10 по 23.11.1989 г. испытания всех трех машин были успешно проведены. Однако прийти к какому-либо определенному мнению коллегия МАП так и не смогла. В итоге сравнительные испытания продолжились во время проведения ЗХИ и ГИ корабля (соответственно с 25.05 по 31.07.1990 г. и с 1.08 по 4.10.1990 г.), а затем в 1991 г. на Черном море — во время ГИ самих машин. 13.09.1991 г. после посадки одного из МиГ-29К на палубу авианосца, пилот по ошибке убрал шасси при работающих двигателях. Хотя машину и восстановили, испытания истребителей ОКБ им. А.И. Микояна на «Адмирале Кузнецове» уже не проводились (т. к. было построено всего два МиГ-29К). После распада Советского Союза ТАВКР был вынужден свернуть программу испытаний и направиться в пос. Видяево. Таким образом, состав авиагруппы ТАВКР определился сам собой: в 1992-1994 гг. продолжились ЛКИ его ЛАК, в которых участвовали исключительно самолеты ОКБ им. П.О. Сухого. В 1993 г. финансирование работ по программе создания МиГ-29К было прекращено. Практически одновременно в состав корабельной авиагруппы начали поступать серийные истребители Су-27К. Интересно то, что ГИ этой машины завершили только 30.12.1994 г., и он был принят на вооружение под литерным обозначением С-33. Всего по заказу ВМФ было построено 24 таких машин. К 2006 г. пять из них по различным причинам были уже потеряны.
Адмирал Кузнецов является бесспорным достижением отечественного военного кораблестроения. Это во многих отношениях уникальный корабль, по своим боевым возможностям уступающий лишь ABA ВМС США «Enterprise» и типа «Nimitz». Действительно, наличие в составе авиагруппы из трех десятков истребителей-штурмовиков обычной схемы с высокими боевыми возможностями позволяет ему обеспечивать ПВО соединений оплота в отдаленных районах Мирового океана, оказывать поддержку высадке и наступлению (или обороне) войск десанта, а также наносить удары по береговым объектам. Кроме того, корабль, благодаря вертолетам, способен решать задачи ПЛО и высадки десанта в тылу противника. При этом надо отметить, что отсутствие катапульт сделало невозможным включить в состав авиагруппы самолеты РЛД и противолодочные самолеты, а также ограничило боевые возможности истребителей корабля. Имеемые на борту вертолеты аналогичного назначения лишь дополняют самолеты, но полностью заменить их не могут. Мало того, в настоящее время (ноябрь 2007 г.) авиагруппа корабля насчитывает всего лишь 19 истребителей Су-33. Не оправдал себя РЛК «Марс-Пассат», являющийся аналогом американской автоматической системы боевого управления (АСБУ) «Aegis». Достаточно сказать, что он не обеспечивает обнаружение, классификацию и сопровождение 120 целей (как то предусматривалось проектными ТТХ). Гораздо с большим успехом эти задачи могут решать РЛС «Фрегат-МА», сопряженные с вычислительной системой РЛК (работа которой, к слову, оценивается весьма высоко) и способные одновременно сопровождать 80 целей. Нельзя не сказать о том, что наличие на «Адмирале Кузнецове» ПКРК «Гранит» совершенно излишне. Очевидно, что вероятный противник, имея возможность заблаговременно обнаруживать наши корабли (например, при помощи самолетов системы AWACS), не допустит сближения с ТАВКР на дальность стрельбы ПКР П-700. Не менее существенным недостатком корабля является его паросиловая ГЭУ, с ее сложными в эксплуатации котлами, требующими тщательной водоподготовки. Недостаточная мощность ГТЗА на ходах свыше 18 уз заставляет форсировать ГЭУ, что в сочетании с устаревшей системой автоматики приводит (или уже привело) к износу главных механизмов и котлов. «Адмирал Кузнецов» обладает еще целым рядом недостатков, среди которых можно выделить небольшие возможности испарительных установок (которые удалось увеличить во время ремонта 2000-2004 гг.), отсутствие средств борьбы с обледенением палубы и несовершенство системы осушения трюмов (из-за отсутствия водоотливных эжекторов).
Основные тактико-технические элементы
Водоизмещение:
— стандартное — 43 000 т
— полное — 55 200 т
Главные размерения:
— длина наибольшая (по ВЛ) — 306,45 (270) м
— ширина корпуса наибольшая (по ВЛ) — 71,96 (33,41) или 751 м
— осадка средняя по обтекателям антенн ГАК — 10,0 м
Экипаж (в т. ч. офицеров):
— общий — 1980 (520)2 или 1533 (196)3
— авиагруппы — 1200
Автономность по запасам провизии — 45 сут
Энергетическая установка:
— тип — котлотурбинная
— количество х тип ГТЗА — суммарная мошность — 4 х ТВ-12-4 — 200 000 л.с.
— количество х тип главных котлов — 8 х КВГ-4 (66 кг/см2 ; 4700 С)
— количество х тип движителей — 4 х ВФШ
— количество х тип — мощность источников тока ЭЭС — 6 х ТГ (ТД-1500) — по 1500 кВт + 4 х ДГ (ДГР-1500) — по 1500 кВт
Скорость хода,уз:
— полная — 29 уз
— экономическая — 18 уз
Дальность плавания:
— со скоростью 29 уз — 3850 мили
— со скоростью 18 уз — 7680 мили
Вооружение:
Авиационное:
— истребители — 26 х СУ-27К или 34 МиГ-292
— самолеты РЛД — 4 х Як-44РЛД4
— противолодочные вертолеты — 18 х Ка-272
— десантно-штурмовые вертолеты — 18 х Ка-295
— вертолеты РЛД — 4 х Ка-312
— спасательные вертолеты — 2 х Ка-27ПС2
Авиационно-технические средства:
— угол подъема трамплина — 14 град
— количество стартовых позиций с газоотбойным щитом — 3
— количество ВПП — 11
— количество технических позиций — 9
— размеры полетной палубы — 305 х 70 м
— размеры посадочной полосы — 205 х 20 м
— количество аэрофинишеров — 4
— количество аварийных барьеров — 1
— размеры ангара — 153 х 26 х 7,2 м
— количество х грузоподъемность (размеры платформ) самолетоподъемников — 2 х 40 т (16 х 14 м)
— комплекс боевого управления авиацией — «Тур-434»
— система управления авиацией в ближней зоне — «Резистор-К4»
— система наведения истребителей — «Газон»
— система обработки полетной информации — «Полярник»
— оптическая система посадки — «Луна-3»
Комплекс противокорабельных ракет — 12 х 1 ПУ (подпалубный КТ с фиксированным углом старта) ПКР «Гранит»
— вид старта — с заполнением ракетных контейнеров забортной водой
— боезапас — 12 ПКР П-700 (ЗМ45)
— комплекс системы МКРЦ — «Коралл-БН» в обеспечении двух АП
Зенитные ракетные комплексы — 4 ЗРК «Кинжал»
— количество ВПУ в каждом комплексе х барабанов в каждой ВПУ — 2×3
— количество направляющих в каждом барабане — 8
— боезапас — 192 ЗУР 9М330
— СУО — 4 х ЗР-95
Зенитный ракетно-артиллерийский комплекс — 8 БМ «Кортик»
— боезапас — 256 ЗУР 9М311 и 48 000 30-мм выстрелов
Артиллерийский комплекс — 6×1 30-мм АК-630М6
— боезапас — 72 000 выстрелов
Противоторпедный комплекс — 2 х 10 300-мм РБУ-12 000 «Удав-1»
— боезапас — 120 РГБ
Радиоэлектронное:
— БИУС — «Лесоруб-434»
— СОИ — «Тройник»
— система обработки информации и целеуказания — «Пойма»1
— КСС — «Буран-2»
— КСКС — «Кристалл-БК»
— НК — «Бейсур»
— РЛК обнаружения ВЦ — «Марс-Пассат» или «Форум-2М» в обеспечении РЛС «Подберезовик»1, 1 х МР-750 «Фрегат-МА» или 2 х «Фрегат-МА»1
— РЛС обнаружения НЛЦ — 2 х «Подкат»7
— навигационные РЛС — 2 х «Вайгач-1143»
— система наблюдения за ближней наружной обстановкой — «Ротан»
— ГАК — «Полином»8
— ГАС ППДО — МГ-717 «Амулет»
— ГАС ОВСРЗ — «Алтын»
— ГАС ЗПС — МГ-35
— комплекс РЭБ — «Кантата-11435» или «Созвездие-БР»1
— ПУ — 2×2- 140-мм ПК-2 + 12 х 10 — 122-мм ПК-10
1 — На пр. 11436.
2 — По проекту
3 — На момент вступления в строй
4 — На пр. 11436, вместо четырех вертолетов Ка-31.
5 — По проекту, могут приниматься вместо противолодочных вертолетов.
6 — Наличие на ТАВКР пр. 11435 и пр. 11436 шести АУ АК-630М без СУАО «Вымпел» объясняется стремлением внедрить на этих кораблях контур ПВО, который должен был включать в себя, помимо этих АУ, ЗРАК «Кортик» и ЗРК «Кинжал», объединенных единой СУО, сопряженной с общекорабельной БИУС. По целому ряду причин данный контур ПВО на Адмирале Кузнецове не реализован.
7 — На пр. 11435.
8 — С антеннами в носовом бульбовом, подкильном и буксируемом обтекателях.
Проект 1143.5


Проект 1143.6

Источник: Ю.В. Апальков «Ударные корабли». 2010 г.

uCrazy.ru


Постановлением Правительства от 2 сентября 1968г. было принято предложение Минобороны и Минсудпрома о строительстве тяжелых авианесущих крейсеров (ТАКР) по проекту «1143 Киев». ТАКР проекта «1143 Киев» строились на Черноморском судостроительном заводе в городе Николаев.

Эскизный проект , которому Министерство Судостроительной Промышленности присвоил шифр «Кречет», был рассмотрен и одобрен Минсудпромом и ВМФ в марте-апреле 1969 г. При рассмотрении проекта на Президиуме МСП министр Б. Б. Бутома, не скрывая своих личных симпатий к такому кораблю, назвал его «нашей хрустальной мечтой», «визитной карточкой страны». 22 апреля того же года ВМФ и МСП подписали совместное решение об утверждении эскизного проекта «1143 Киев». По поступившим в ходе рассмотрения проекта предложениям и дополнениям, не предусмотренным утвержденными Тактико-Техническим Заданием и основными Тактико-Техническими Элементами, приняли решения по сокращению объема конструктивной защиты, замене противокорабельного ракетного комплекса «Монолит» более мощным — П-500 Базальт, комплексированию средств радиосвязи, увеличению водоизмещения до 28 000 т. В целях обеспечения закладки корабля в 1970 г. Николаевскому Заводу разрешалось выпустить предварительные заказные ведомости материалов и оборудования, документацию и основные рабочие чертежи по корпусу до утверждения его технического проекта, с последующей корректировкой. Технический проект «1143 Киев» Николаевский Завод разработал в крайне сжатые сроки и представило его на рассмотрение в конце 1969г. Он был утвержден ВМФ и МСП 30 апреля 1970г., а уже 21 июля того же года головной корабль заложили на ЧСЗ.

Передняя часть «1143 Киев» как у крейсера и вмещает четыре сдвоенные торпедные установки, две сдвоенные зенитные пусковые установки, одну сдвоенную противокорабельную ракетную установку и башню для 76-мм зенитных орудий.
Ангар вмещает до 35 вертолетов или самолетов и обслуживается двумя лифтами. Корабли типа «1143 Киев» предназначены для размещения истребителей Як-38М. Авиационная эскадрилья состоит из 12 истребителей Як-38М, одного ЯК-38У (учебного) и 15 — 20 вертолетов Ка-25 или Ka-27/28/29. 121 Киев 1976/1993

Спуск ТАКР «Киев» на воду состоялся 26 декабря 1972 г.. Из-за задержки многих поставок и установки ряда новых образцов вооружения, не предусмотренных утвержденным проектом (по дополнительным предложениям ВМФ потребовавшим увеличения объема работ), строительство головного корабля затянулось. Его швартовные испытания провели в октябре 1974 г. — апреле 1975 г., заводские ходовые в апреле-августе, а государственные — в августе-декабре того же года. Госиспытания корабля проводила Правительственная комиссии под руководством первого заместителя командующего Северным флотом вице-адмирала Е.И. Волобуева. Заместителями председателя комиссии были назначены главный конструктор ТАКР пр. 1143 А. В. Маринич и зам. генерального конструктора ММЗ «Скорость» К.Б. Бекирбаев. Ответственным сдатчиком корабля от ЧСЗ был главный строитель завода И. И. Винник. Приемный акт головного ТАКР с авиационным вооружением «Киев» подписали (с высокой оценкой) после окончания его государственных испытаний 28 декабря 1975 г.

В июле—августе 1976 г. ТАКР «Киев» (с пятью боевыми серийными СВВП Як-З6М и одним учебным Як-З6МУ) совершил переход вокруг Европы к месту своего базирования на Северном флоте. В Средиземном море, у о. Крит состоялись первые за пределами СССР полеты Як-З6М. За время перехода летчики выполнили 45 полетов. На Севере в августе—декабре 1976 г. на ТАКР были проведены госиспытания второго этапа — ударного ракетного комплекса «Базальт», комплексные испытания радиоэлектронного вооружения в составе корабельной группы, групповые полеты ЛАк, а также мореходные испытания корабля. Приемный акт по второму этапу подписали 3 декабря 1976г. Постановлением Правительства в феврале 1977 г. ТАКР «Киев» приняли на вооружение ВМФ.

В 1977 — 1982 гг. «Киев» неоднократно нес боевую службу в Атлантике и на Средиземном море. К концу 1977 г. в 1-м корабельном штурмовом авиаполку, из состава которого комплектовалась авиагруппа ТАКР «Киев», летало уже 34 морских летчика. Во время похода с 15 декабря 1978 г. по 28 марта 1979 г. на самолетах Як-38 с корабля было выполнено 355 полетов. В 1982—1984 гг. ТАКР прошел средний ремонт на ЧСЗ. Находясь в мае 1985 г. в походе с визитом в Алжир, его экипаж узнал о награждении корабля за успехи в боевой подготовке орденом Красного Знамени. Дальние походы «Киев» продолжались до конца 1991 г.
ТАКР «Минск» был спущен на воду 30 сентября 1975 г. и через три года, после достройки и испытаний, вступил в строй. В ноябре 1978 г. его включили в состав Тихоокеанского флота. В феврале-июле 1979 г. корабль совершил дальний переход из Севастополя вокруг Африки во Владивосток с деловыми заходами в Луанду (Ангола), Манилу (Мозамбик) и Порт-Луи (о. Маврикий). Во время походов боевой службы в декабре 1982 г. ТАКР «Минск» посетил с визитом Бомбей (Индия), в июле 1986г. — Вонсан (КНДР).

После смерти Д. Ф. Устинова (1984) и увольнения в отставку С. Г. Горшкова (1985) постепенно интерес к Як-38 снизился из-за невысоких тактических возможностей этих самолетов. С 1987 г. их серийное производство прекратили, а в 1991 г. эти СВВП вывели в резерв и стали постепенно утилизировать. Условия базирования ТАКР «Минск» из- за недостаточно развитой береговой инфраструктура флота были неудовлетворительными, что привело к ускоренному расходу ресурса. С начала 1991 г. началась подготовка ТАКР «Минск» к переходу в г. Николаев для проведения на ЧСЗ неотложного среднего ремонта. Однако произошедшие вскоре политические изменения и резкое сокращение финансирования ВМФ не дали возможности его осуществить. В связи с недостатком средств на эксплуатацию и ремонт, значительной выработкой ресурса вооружение механизмов и оборудования в 1993 г, было принято решение о разоружении ТАКР «Минск» и Киев, их исключении из состава ВМФ России с передачей в ОФИ для демонтажа и реализации. В августе 1994 г. после торжественной спуска Военно-морского флага они были расформированы. В конце 1995 г. «Минск» был отбуксирован в Южную Корею для разделки его корпуса на металл.
Первоначальными планами военного кораблестроения в СССР после постройки тяжелых авианосных крейсеров — Киев и Минск — предполагалось перейти к созданию «настоящих» авианосцев – с самолетами горизонтального взлета и посадки. В этом направлении работали многие открытые и закрытые институты и КБ. Строительство третьего ТАКР было рекомендовано вести с максимальным использованием документации головного корабля, правда, с увеличением численности летательных аппаратов до 30 единиц и отказом от торпедного вооружения (проект 1143М).
Проект 1143М был утвержден в январе 1975 г., а 30 сентября состоялась закладка корабля (заказ С-103) на стапеле “0” Черноморского судостроительного завода в г.Николаеве. Первоначально его предполагалось назвать “Баку”, что соответствовало бы уже установившейся в СССР традиции именовать авианесущие корабли в честь столиц союзных республик. Однако по предложению Министра обороны СССР Гречко, корабль назвали «Новороссийск» — своеобразная реклама широко пропагандировавшемуся тогда в стране «бестселлера» — книги «Малая Земля» генсека Брежнева.
С назначением в 1976 г. на пост министра обороны Д.Ф. Устинова, основные усилия по-прежнему было решено направить «на дальнейшее совершенствование кораблей-носителей самолетов с вертикальным взлетом и посадкой (СВВП)». Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 1 февраля 1977 г. постройка 3-го ПКР с перечисленными изменениями была утверждена. С введением в действие с марта 1977 г. новой Классификации кораблей и судов ВМФ ПКР «Новороссийск» классифицировался уже как тяжелый авианесущий крейсер (ТАКР). Сокращенный технический проект 1143М был разработан Невским ПКБ (главный конструктор проекта-А.В. Маринич) и представлен на рассмотрение ВМФ и МСП в июле 1974 г.
Несмотря на то, что корабль уже находился в постройке, в его проект продолжали вноситься различные изменения, прежде всего, связанные с принятием летом 1977 г. на вооружение ВМС США новой маловысотной противокорабельной крылатой ракеты Гарпун. Потенциальная возможность в будущем массированного применения этих ракет против советских кораблей вынудила Невское ПКБ осуществить проработки по определению основных направлений модернизации ТАКР проектов 1143 и 1143М с целью повышения их боевой устойчивости. Правда, ничего особенного на уже строящемся корабле сделать не успевали.
26 декабря 1978 года ТАКР «Новороссийск» был спущен на воду. При достройке корабля из-за отставания по срокам разработки и изготовления головных образцов на “»Новороссийск» так и не был установлен ни один из 2-х предусмотренных проектом ЗРС Кинжал. К тому же, отсутствовали на нем и ранее примененные на предыдущих ТАКР ЗРК Оса/Oca-M, а также комплексы «Кортик». В итоге, новый корабль остался вообще без систем ПВО-ПРО ближней дальности (!). Авиаполк «Новороссийск» пришлось по-прежнему комплектовать самолетами “Як-38”. Все это в итоге значительно снижало боевой потенциал нового ТАКР.
14 мая 1983 года ТАКР «Новороссийск» (бортовой № 137) покинул Севастополь и начал переход вокруг Европы в Североморск, куда и прибыл 7 июня. В период временного нахождения корабля в составе Северного флота на нем продолжалась отработка курсовых задач. 17 октября 1983 г. «Новороссийск» начал переход из Североморска вокруг Европы, Африки и Азии ушел к месту постоянного базирования — на Тихоокеанский флот. Но так сложились обстоятельства, что служить ТАКР «Новороссийск» в составе флота довелось относительно недолго.
В 1983 г. СВВП “Як-38” был снят с производства, в связи с началом производства Як-38М (всего выпущено 50 машин), а новый СВВП “Як-41” так и не появился. В итоге, оставшись без самолетов, «Новороссийск» был низведен до уровня вертолетоносца. Но и в этом качестве кораблю послужить не пришлось, а его неприятности, обусловленные целым комплексом объективных обстоятельств, продолжались.
Извечной проблемой ВМФ СССР было обеспечение базирования боевых кораблей. Погоня за экономией в пользу создания новых кораблей привела к тому, что устаревшая тыловая инфраструктура уже не могла обеспечивать базирование всех прибывавших судов. Так произошло и с ТАКР «Новороссийск» на Тихоокеанском флоте.
Корабль был вынужден длительное время находиться на рейде Владивостока и очень быстро полностью выработал ресурсы вооружения, механизмов и оборудования. В то же время, средств на ремонт ТАКР у командования не было. Последний выход «Новороссийск» в море состоялся в мае 1991 года, после завершения усиленного навигационного ремонта на «Дальзаводе».
В итоге, в июне 1993 г. командованием ВМФ России было принято решение о разоружении ТАКР «Новороссийск» и исключении его из состава флота в связи с передачей в отдел фондового имущества для демонтажа и реализации. 31 августа 1994 г. он был расформирован и поставлен в бухте Постовая (Совгавань) на отстой, а в январе 1996 г. продан за 4 314 млн. долларов южнокорейской компании «Янг Дистрибьюшн Ко» на слом и отбуксирован в п.Чусан (Южная Корея).
ТТХ:
Длина, м 273
Ширина, м 51
Ширина по ватерлинии, м 31
Осадка, м 8
Экипаж, чел 1300
Водоизмещение, т 31900/37000
Полная скорость, узлов 30
Дальность при эконом. ходе, миль 7160/13500
Экономическая скорость, узлов 18
Дальность при полном ходе, миль 7000/8000
Автономность, суток 45
Вооружение:
16 самолетов Як-38.
18 вертолетов Ка-27.
4 х 2 ПУ ПКРК «Базальт» (16)
2 х 2 ПУ ЗРК «Шторм» (96)
2 х 6 ПУ ЗРК «Кинжал» (96)
2 х 2 76,2-мм АК-726 орудия
8 х 6 30-мм АК-630 орудий
1 х 2 ПУ ПЛРК РПК-1 (16 ракето-торпед)

Здесь мы стремимся освободить умы людей.

Это заготовка статьи, нуждающаяся в доработке. Вы можете помочь Assassin’s Creed Wiki, исправив и дополнив её.

«Кречет» (фр. Gerfaut) — трехмачтовый линкор, принадлежавший франко-канадскому ассассину Луи-Жозефу Готье, Шевалье де ла Верендри, на котором он действовал в акватории Северной Атлантики в середине XVIII века.

Вооружение

«Кречет» имел превосходно укрепленный корпус с выдающимся вперед массивным подводным ростром на носу, способным выполнять функцию тарана-ледореза, и тремя орудийными палубами, на верхней из которых было установлено тридцать четыре бортовых орудия, а на средней и нижней стояло по тридцать два; кроме того, на верхней палубе линкора, на его юте, были расположены еще восемь дополнительных бортовых орудий. Более того, степень модификации артиллерии и уровень выучки канониров позволяли каждому орудию производить после каждой перезарядки по три выстрела. Вооружение линкора дополнялось двумя палубными мортирами, а также четырьмя кормовыми и двенадцатью носовыми орудиями. В совокупности с его отличными мореходными качествами столь мощная артиллерия делала «Кречета» одним из самых сильных кораблей, бороздивших воды Северного Ледовитого океана.

Интересные факты

  • «Кречет» – это второй линейный корабль в серии игр, имеющий в своем арсенале носовой таран; первым был испанский легендарный корабль «Эль-Имполуто». Кроме того, это второй линейный корабль в серии игр, вооруженный мортирами, зона поражения которых не отображается на воде; первым был испанский легендарный корабль «Ла Дама Негра». Более того, «Кречет» имеет тот же уровень, что и они – 75.
  • «Кречет» – это четвертый корабль в серии игр, название которого связано с птицами; первым был фрегат «Аквила» ассассина Радунхагейду, вторым бриг «Галка» пирата Эдварда Кенуэя, а третьим военный шлюп «Морриган» тамплиера Шэя Кормака.

Тамплиеры

Другие

Персонажи

Ассассины

Корабли Аргонавт • Кипящий • Корона • Справедливость • Эксперто Креде • Грозящий • Кречет • Пемброк • Морриган • Пилигрим • Скипетр • Штормовая крепость
Фракции
Места Монреаль | Франция (Париж | Версальский дворец) | Поместье Дэвенпорт • Форты (Байе Руж | Бланк | Ла-Круа | Луи | Порт ла Джой | Де Сабле | Солайл) • Лиссабон • Нью-Йорк • Северная Атлантика (Остров Антикости | Берге | Фого | Глас-Бей | Гранд-Антре | Грос-Морн | Галифакс | Глубокая гавань | Авр-Сен-Пьер | Левиспорт | Мирамичи | Нерепи | Перл-Айленд | Персе | Порт-окс-Баскес | Порт Миньер | Сет-Иль | Св. Антоний | Св. Джон | Терра Нова | Ярмут) • Ривер Вэлли (Эруши | Олбани | Эшкрик | Черный хребет | Кор-де-Ливер | Деканавида | Флер-де-Вент | Джнесси | Грейстоун | Иль-де-Па | Лак-Этернал | Ле-Брас-дю-Сеньер | Лок Клифф | Мара-Рушу | Мон-Сен-Дени | Маунт-Вернон | Девственный лес | Ор-дю-Норд | Оренда | Отентиани | Ред Бэнк | Ривер Оурифер | Риссю-дю-Ренард | Слипи-Холлоу | Св. Николас | Ту-Бендс | Твин-Снэк-Паф | Вэлли Верт | Вилль-Карьер) • Места кораблекрушения (Обломки Миранды | Обломки Ле Шамо | Обломки Сапфира)
События
Термины и геймплей Достижения • Фрагменты Анимуса • Вызовы • Крафтинг • Кастомизация • Орлиное Зрение • Подслушивание • Генетическая память • Helix • Взлом замков • Воспоминания • Наряды • Корабли (Канонерка | Шхуна | Бриг | Фрегат | Man O’ War) • Социальный статус • Плавание • Точки обзора
Оружие
DLC

Корабли Армагеддона. Тяжелые авианесущие крейсера проекта 1143

Читая статью «Самые абсурдные корабли в истории военно-морского флота», вышедшую из под пера уважаемого Олега Капцова, я с удивлением обнаружил, что в перечень номинантов «военно-морского абсурдизма» попали советские тяжелые авианесущие крейсера проекта 1143. Данная статья представляет собой попытку разобраться, насколько уместно пребывание наших ТАКР в этом рейтинге.
Олег Капцов пишет:
Американцы боялись советских подлодок, а над ТАКРами насмехались, называя их суррогатными детищами адмирала С.Г. Горшкова. И ведь было над чем смеяться. Гибрид ракетного крейсера и авианосца оказался совершенно неэффективен как крейсер и полностью небоеспособен в роли авианосца.
С этим трудно не согласиться. Действительно, корабли типа «Киев» явно несостоятельны в роли крейсеров, для этого они были чрезмерно велики, но недовооружены. И уж тем более ТАКР-ы не годились в авианосцы – из-за неспособности принимать самолеты горизонтального взлета и посадки, они не получили адекватного авиакрыла, способного выполнять все многообразие задач истребительной, штурмовой и разведывательной палубной авиации. Но достаточно ли этого, чтобы признать их бесполезными или даже абсурдными? Для того чтобы ответить на этот вопрос, давайте рассмотрим обстоятельства появления проекта 1143 на свет.
Первенцами авианесущего советского флота стали корабли проекта 1123: «Москва» и «Ленинград», представлявшие собой своеобразный тип противолодочного вертолетоносца с неплохим оборонительным вооружением.
Они появились как «наш ответ Чемберлену» на американские атомные подводные лодки, оснащенные баллистическими ракетами «Поларис А1». Для того времени это было весьма грозное оружие, но, чтобы его применить, субмаринам США следовало подойти к береговой черте СССР поближе, потому что дальность пуска таких ракет на тот момент не превышала 2200 км, и далеко не все их цели располагались на побережье. К примеру: на севере старт «Поларисов» ожидался непосредственно из акватории Баренцева моря.
В то же время советские средства акустики были еще не слишком хороши, и организовать эффективный поиск вражеских ПЛАРБ можно было только, если в дополнение к имеющимся противолодочным кораблям разместить поисковую аппаратуру на самолетах и вертолетах. Так что строительство специализированного противолодочного вертолетоносца как будто напрашивалось само собой – причем, вопреки расхожему мнению, действовать вертолетоносцу предстояло отнюдь не в мировом океане, а в непосредственной близости от родного берега. Собственно говоря, на это прямо указывает ОТЗ, в котором русским по белому сказано, что основной задачей противолодочного крейсера проекта 1123 является: “поиск и уничтожение быстроходных атомных подводных лодок-ракетоносцев в дальних зонах противолодочной обороны в составе группы кораблей во взаимодействии с авиацией ПЛО”. Иными словами, под «дальней зоной ПЛО» понимался отнюдь не океан, а такое расстояние от берега, на котором корабли могли действовать совместно с самолетами ПЛО сухопутного базирования (никаких иных самолетов ПЛО на тот момент в СССР не было). Интересно, что первоначально планировалось уместить противолодочный вертолетоносец в водоизмещение всего лишь 4000-4500 тонн, при этом авиагруппа должна была составить 8 вертолетов, а скорость — достигнуть 35 узлов. Но вскоре стало ясно, что в таких размерах вертолетоносец создать не получится, к тому же расчеты показали, что для обеспечения круглосуточного поиска следует базировать на корабле не менее 14 машин. С огромным трудом удалось добиться разрешения на рост водоизмещения сперва до 8 тыс. тонн, потом – до 9,6 тыс. и, наконец, до окончательных 11 920 т. В стремлении всячески сократить массу строящихся кораблей в ход пошли такие «интересные» требования «свыше», как радикальное сокращение экипажа, отказ от дублирования технических средств и боевых постов, уменьшение жилой площади вплоть до нормативов подводных лодок и т.д. (к счастью, от большинства из них удалось отвертеться).
Но откуда взялась эта тяга к минимализму? И почему вообще создание авианесущих кораблей в СССР началось с вертолетоносцев, уязвимых к нападению палубной авиации США и НАТО, если (по крайней мере — теоретически) в то время советская промышленность вполне могла создать полноценные авианосцы?
Многоцелевой авианосец как средство войны на море куда предпочтительнее противолодочного вертолетоносца. Он обладает значительно большим функционалом, а в части противолодочной борьбы авианосец заметно выигрывает у вертолетоносца за счет способности обеспечивать боевую устойчивость соединений, поскольку может не только искать вражеские субмарины с баллистическими ракетами, но еще и прикрывать противолодочные корабли, палубные вертолеты, самолеты ПЛО мощью базирующейся на нем истребительной авиации.
Увы — в те годы, с легкой руки Никиты Сергеевича Хрущева, все на флоте, что не являлось ракетой либо подводной лодкой, подлежало всеобщему порицанию и скорейшей экстерминации: большие надводные корабли в соответствии с генеральной линией партии считались пережитками прошлого, мишенями для противокорабельных ракет. Что же касается наиболее крупных из них – авианосцев – так тех вообще заклеймили оружием агрессии, которому в советском флоте места не было и быть не могло.
А ведь советские моряки давно уже осознали необходимость авианосцев! Впервые корабли этого класса «всплывали» в перспективных программах строительства советских военно-морских сил еще до войны. После ее завершения, в 1945 году Кузнецовым была создана комиссия по выбору необходимых типов кораблей, и она также обосновала создание авианосцев. Главный морской штаб включил в перспективный план строительства ВМФ СССР девять больших авианосцев (шесть для Тихого и три для Северного флотов) и шесть малых для Северного флота. Правда, все они, в итоге, были вычеркнуты оттуда И.В. Сталиным.
Но главком ВМС Кузнецов не опускал руки. В августе 1953 года он представил министру обороны СССР Булганину доклад, в котором подчеркивалось, что «в послевоенных условиях без наличия авианосцев в составе ВМС решение основных задач флота обеспечено быть не может». Кузнецов до конца боролся за авианосцы, но его снятие с поста главкома ВМФ в 1956 году поставило крест на его идеях, потому что новый главком ВМФ С.Г. Горшков долгое время об авианосцах не говорил.
Трудно сказать, почему так получилось. Возможно, новый главком первоначально недооценивал роли палубной авиации в ВМФ, но скорее он просто понимал, что плетью обуха не перешибешь, потому что в конце 50-х — начале 60-х политическая обстановка складывалась так, что об авианосцах можно было только мечтать (но не вслух). Однако какие-то авианесущие корабли советскому флоту были нужны – хотя бы для наработки опыта, да и промышленность достаточно окрепла для их создания. И, судя по всему, противолодочные крейсера проекта 1123 как раз и стали компромиссом между желаемым и политически возможным. Обосновав необходимость строительства вертолетоносцев понятной и оттого приемлемой для руководства страны концепцией «борьбы с вражескими ракетными подлодками», флот в конце 60-х получил свои первые авианесущие корабли. Отсутствие на них истребительной авиации в какой-то мере компенсировалось наличием приличного ПВО и тем, что данные корабли предполагалось использовать в ближней морской зоне, в радиусе действия авиации сухопутного базирования.

Однако к тому времени, как «Москва» и «Ленинград» вошли в состав советского флота, произошел целый ряд событий, чрезвычайно повлиявших на дальнейшее развитие авианесущих кораблей ВМФ СССР:
Первое. В США было разработано следующее поколение баллистических ракет для подводных лодок, дальность их применения увеличилась до 4600 км. Теперь американским ПЛАРБ уже не было нужды приближаться к берегам СССР – оперируя в том же Средиземном море, атомарины США держали под прицелом множество важнейших целей на территории нашей страны. Поэтому к концу 60-х в зонах действия советской авиации сухопутного базирования американских ПЛАРБ уже не было, а там, где они теперь находились, господствовали надводные силы и палубная авиация НАТО. Конечно же, отправка немногочисленных и не прикрытых с воздуха советских поисковых групп в районы развертывания ПЛАРБ США в то время ничем хорошим закончиться не могла. Тем не менее, флоту ничего не оставалось делать, кроме как вменить в обязанность новопостроенным кораблям проекта 1123 самоубийственную задачу — поиск и уничтожение ПЛАРБ в отдаленных районах и в том числе в акватории Средиземного моря.
Второе. ОКБ Яковлева продемонстрировало экспериментальный самолет вертикального взлета и посадки (СВВП) Як-36.
Третье. Могущественный Д.Ф. Устинов, на тот момент – секретарь ЦК КПСС по оборонным отраслям промышленности, поверил в большое будущее СВВП. Он предполагал, что после освоения околозвуковых СВВП у Яковлева получатся сверхзвуковые истребители и тем самым СВВП смогут стать «ассиметричным» ответом мощи палубных авиакрыльев США. Справедливости ради замечу, что не имею представления о том, насколько к формированию такого мнения у Д.Ф. Устинова приложил руку сам Яковлев.
Четвертое. 28 декабря 1967 года Совет Министров СССР принял постановление о создании на базе опытного СВВП Як-36 легкого палубного штурмовика Як-36М и более совершенного Як-36МФ, который должен был стать истребителем-перехватчиком флота и фронтовым истребителем ВВС.
Хочется особо отметить, что в 1967 году произошла кардинальная смена приоритетов в области морской авиации: уже не только руководство ВМФ, но и руководители страны (Устинов, а за ним и Совет Министров) вполне осознали потребность флота в палубных самолетах. Отныне спор между моряками и их сухопутными руководителями заключался не в том, быть или не быть авианосцу: и те и другие признавали необходимость авианесущих кораблей, но «сухопутчики» полагали, что с задачами палубных самолетов справится СВВП, в то время как моряки мечтали о самолетах горизонтального взлета и посадки. По свидетельствам очевидцев, идея о палубном СВВП исходила не от флота, а от Д.Ф. Устинова — в то время как ВМФ желал разрабатывать и строить классические авианосцы с аэрофинишерами и катапультами, ему настоятельно предлагалось создать все те же вертолетоносцы, адаптированные под базирование СВВП.
И здесь главком ВМФ принимает достаточно странное, на первый взгляд, решение. Он не спорит с Устиновым по поводу создания новых тяжелых авианесущих крейсеров-носителей СВВП и, более того, «засучив рукава», берется за дело – так начинается история создания кораблей проекта 1143. Но одновременно С.Г. Горшков продолжает настаивать на создании полноценных авианосцев, и первоначально ему даже как будто сопутствует успех: Совет Министров уже в 1969 г. принимает постановление о разработке аванпроектов авианосца (проект 1160 «Орел») и палубных самолетов. В 1969-1972 гг. Невским ПКБ проводится «Ордер» — научно-исследовательская работа по военно-экономическому обоснованию создания и эксплуатации авианосца. Всего было спроектировано 8 вариантов с различными ГЭУ и водоизмещением от 40 до 100 тыс. тонн., причем наиболее проработанным оказался атомный авианосец в 80 тыс. тонн. Были выполнены аванпроекты аэрофинишеров, паровых катапульт, аварийных барьеров, но, увы — решением Д.Ф. Устинова разработка пр.1160 была прекращена в пользу развития проекта 1143 с СВВП.
С.Г. Горшков не сдавался, и в 1977 году по результатам совещания у Главкома, Невскому ПКБ поручено разработать техническое предложение, а НИИ ВМФ и ВВС – техническое задание на авианосный корабль с катапультами, аэрофинишерами и самолетами с горизонтальным взлетом и посадкой. На сей раз С.Г. Горшков стремился «вырастить» авианосец из проекта 1143, раз уж лобовые атаки ни к чему не привели… Впоследствии именно это его начинание увенчалось пускай половинчатым, но все же успехом – строительством единственного в ВМФ РФ авианосца «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов».
Исходя из вышесказанного, можно смело утверждать, что С.Г. Горшков не был согласен с Д.Ф. Устиновым в оценке СВВП и не верил, что носители СВВП смогут заменить катапультный авианосец. Однако, как уже было сказано выше, продвигая идею полноценного авианосца, главком ВМФ вовсе не протестовал против СВВП и, более того, приложил все усилия для создания тяжелых авианесущих крейсеров проекта 1143.
Из-за этого сегодня многие упрекают С.Г. Горшкова, видя в таких его действиях соглашательство, а то и откровенный карьеризм и нежелание ссориться с вышестоящим руководством. Но, обдумывая сложившуюся ситуацию, приходишь к выводу, что никакого другого выхода у главкома попросту не было. Как мог бы С.Г. Горшков отказаться от навязываемых ему СВВП? Для этого ему нужно было либо доказать полную бесперспективность СВВП в качестве основного самолета палубной авиации, либо же объявить, что флот совершенно не нуждается в палубных. Но если уж Д.Ф. Устинов был уверен в светлом будущем самолетов вертикального взлета, то как мог переубедить его С.Г. Горшков? А объявить о ненужности палубной авиации флоту ВООБЩЕ, главком не мог тем более – ведь тогда ему пришлось бы отказываться и от катапультных авианосцев тоже!
Скорее всего, главком рассудил так – шансы на то, что получится «протолкнуть» строительство классических авианосцев сейчас невелики, а флот нуждается в палубной авиации. Поэтому, пускай пока будут ТАКР-носители СВВП, тем более что строительство этих кораблей, которым так благоволит Устинов, пойдет без сучка и задоринки, а уж работа для них найдется.
Возможно также, что С.Г. Горшков рассматривал и такой «макиавеллевский» замысел: по результатам эксплуатации ТАКР проекта 1143 обосновать несоответствие задач авианесущего крейсера возможностям его авиакрыла. Во всяком случае, следует принять во внимание то, что задачи, которые были сформулированы в 1968 году для ТАКР проекта 1143 никак не могли быть решены авиагруппой с СВВП и С.Г. Горшков не мог об этом не знать. Перечень этих задач:
— прикрытие корабельных соединений от ударов с воздуха, их противолодочное и противокатерное обеспечение;
— обеспечение боевой устойчивости ракетных подводных крейсеров стратегического назначения в районах боевого патрулирования;
— обеспечение развертывания подводных лодок;
— прикрытие морской ракетоносной, противолодочной и разведывательной авиации в зоне досягаемости корабельной истребительной авиации;
— поиск и уничтожение ракетных подводных лодок противника в составе группировок разнородных противолодочных сил;
— поражение группировок надводных кораблей противника;
— обеспечение высадки морских десантов.
Исчерпывающе описывает функционал полноценного авианосца и, конечно же, для их решения требовалась мощная авиагруппа самолетов горизонтального взлета и посадки. Также следует обратить внимание на то, что следующий «штурм авианосных высот» — создание техзадания на катапультный авианосец, предпринят С.Г. Горшковым через год после вступления в строй Северного флота первенца проекта 1143 – тяжелого авианесущего крейсера «Киев».
Вот в таких, совсем непростых условиях, проектировался и создавался тяжелый авианесущий крейсер-носитель СВВП проекта 1143. Его тактико-технические характеристики выглядят, по меньшей мере, странно, и более того – заставляют усомниться во вменяемости тех, кто проектировал этот корабль. Но если мы на секундочку откажемся от задорновского «Ну, тупыыыые!!!» и примем в качестве гипотезы, что:
1) Флот желал полноценные авианосцы, но не мог настоять на их строительстве.
2) Флоту в качестве палубной авиации были навязаны СВВП, которых он не хотел и в боевые возможности которых он не верил.
3) Флот не имел благовидного предлога отказаться от носителей СВВП, не дискредитируя при этом саму идею палубной авиации, чего флот делать категорически не желал.
4) В заданных выше условиях флот постарался создать крупный и полезный для ВМФ СССР корабль, способный выполнять важные боевые задачи.
То мы посмотрим на проект 1143 совершенно иными глазами и многие решения, кажущиеся нелогичными и непродуманными, предстанут перед нами совсем в другом свете.
Ведь что представлял из себя ТАКР проекта 1143?
Это тот идеал противолодочного вертолетоносца, который желали, но который из-за малого водоизмещения не получили в проекте 1123 («Москва»). Корабль, способный нести 22 вертолета (из них 20 противолодочных) способен был обеспечить круглосуточное нахождение в воздухе двух-трех таких машин и даже немножко сверх того. Островная надстройка «Киева» не препятствовала взлетно-посадочным операциям вертолетов, как это было на противолодочных крейсерах проекта 1123, у которых надстройка создавала значительные завихрения воздуха.
Но зачем ВМФ СССР нужен был этот «идеальный» вертолетоносец? Как уже было сказано выше, после увеличения дальности американских баллистических ракет морского базирования их «убийцы городов» больше не имели причин развертываться в ближней морской зоне СССР. А идти за ними в океан, где наши противолодочные группы не могли прикрывать сухопутные истребители, стало бы изощренной формой самоубийства.
И, тем не менее, задачи для советских вертолетоносцев вполне могли найтись, да еще какие! Все дело в том, что в конце 60-х СССР оказался на пороге маленькой военно-технической морской революции, а в 1969 году она свершилась – начались (и вполне успешно) испытания межконтинентальной баллистической ракеты морского базирования, получившей впоследствии индекс Р-29. Уже первые модификации этой «баллисты» имели дальность 7 800 км, так что отныне новейшим советским подводным лодкам стратегического назначения — носителям Р-29 не было нужды идти в мировой океан. Свой вклад в ядерный Армагеддон они могли внести, располагаясь в прилегающих к территории СССР морях — Баренцевом, Белом, Карском, Норвежском, Охотском, Японском.

Соответственно, одной из важнейших задач флота в полномасштабном ракетно-ядерном конфликте становилось организация «защищенных боевых районов» в прилегающих морях, в которых скрытность наших ракетных подводных крейсеров стратегического назначения (РПКСН) гарантировалась целым комплексом мер, таких как: минные заграждения, развернутые многоцелевые подводные лодки, морская авиация сухопутного базирования и, конечно, надводные корабли. И тяжелые авианесущие крейсера проекта 1143 вполне могли стать становым хребтом обороны таких районов – оперируя в ближней морской зоне, они великолепно дополняли действия наземной противолодочной авиации. А отсутствие на них истребителей до известной степени компенсировалось наличием у СССР мощнейшей авиации сухопутного базирования, способной если не прикрыть отряды надводных кораблей в прилегающих морях, то хотя бы нанести сильнейшие удары по развертывавшимся у наших берегов АУГ.
Ценность ТАКР проекта 1143 в полномасштабном ракетно-ядерном конфликте могла оказаться весьма высокой – в период эскалации напряженности (когда весь мир ожидает войны, но войны еще нет) ТАКР-ы-вертолетоносцы способны были вскрывать местоположение вражеских подводных лодок (как ни крути, а вертолет – страшный враг подводника) и выдавливать их из «защищенных районов», либо же быстро уничтожать таковые с началом конфликта. Разумеется, вражеские авианосные ударные группировки могли сокрушить наши ТАКР и приданные им корабли (если их самих до того не уничтожит морская ракетоносная авиация) но и что же с того? От советского надводного флота в «защищенных районах» вряд ли ожидали победы, его задачей было продержаться достаточно времени, чтобы не дать в обиду РПКСН, пока те наносят ракетно-ядерный удар. И эту задачу наши корабли проекта 1143 вполне способны были выполнить – не зря же наши противолодочные вертолетоносцы оснащались весьма мощной для того времени ПВО.
Кстати будет сказано, утверждение, что ЗРК «Киева» быстро устарели в связи с появлением С-300, на мой взгляд, не совсем верно. Во-первых, официальное принятие на вооружение морской модификации С-300Ф произошло только в 1984 году, так что если «штормы» и устарели, то не быстро. А во-вторых, несомненные плюсы С-300Ф вовсе не сделали «Шторм-М» хуже, чем он был, а был он весьма грозным ЗРК. Иными словами, автомат Калашникова великолепен, но от его появления трехлинейка хуже убивать не стала.
Но вернемся к использованию ТАКР-ов вертолетоносцев в качестве опорных кораблей «защищенных боевых районов». Что могли бы противопоставить этой тактике американские и натовские ВМФ? Не слишком многое. Заблаговременное развертывание столь же многочисленных, сколь и малошумных АПЛ в советских морях уже нельзя было считать панацеей, а что еще? В период напряженности ввести в советские «защищенные районы» авианосные ударные группировки? Но гнать АУГ в Баренцево или Охотское моря еще до начала войны, означало обречь их на почти неминуемую гибель. Обнаруженные и отслеживаемые еще в мирное время авианосцы в наших внутренних морях неминуемо стали бы непростой, но все же законной добычей советских надводных, подводных и воздушных сил.
Конечно, можно было попробовать вести противолодочный поиск палубными самолетами и вертолетами с авианосцев, маневрирующих в известном отдалении о «защищенного района», благо боевой радиус палубной противолодочной авиации вполне позволял это делать, но… Много нелестных слов было сказано по поводу наличия на наших ТАКР-ах тяжелого ракетного вооружения – противокорабельных ракет «Базальт».
Мол, плавучему аэродрому ракеты не нужны, его функция – обеспечивать действие своей авиагруппы и именно под эту задачу и должна быть «заточена» конструкция корабля. Все это верно – для авианосца. Но для наших ТАКР-ов наличие «Базальтов» в известной мере гарантировало отсутствие вражеских авианосных групп в радиусе 550 километров от корабля. Чтобы там не говорили сегодняшние аналитики, но американцы даже и в мирное время старались держать свои АУГ вне пределов досягаемости советских дальнобойных ПКР.
Конечно, можно рассуждать и так – зачем ставить ПКР на вертолетоносец, лучше сделать его поменьше и подешевле, а ракеты пусть несут специально предназначенные ракетные крейсера, как надводные, так и подводные. Но есть нюанс – в СССР ни в 70-е годы, ни позднее вовсе не было изобилия тяжелых кораблей, способных нести дальнобойные ПКР «Базальт»/»Гранит». И идея сделать качественный аэродром для 22 вертолетов, а потом увеличить его еще немножко и поставить «Базальты» вовсе недурна – это проще и дешевле, чем строить отдельный корабль для 8 пусковых установок ПКР, установленных на ТАКР-ах проекта 1143. Поэтому получается совсем интересно – автор, безусловно, согласен с тем, что на авианосцах ПКР не нужны, но сожалеет, что ТАКР-ы проекта 1143 несли всего 8, а не, скажем, 16 пусковых «Базальтов» — в отличие от авианосцев, на них «Базальты» были вполне уместны.
В итоге в период предвоенного развертывания ТАКР проекта 1143 представлял собой тот еще «сюрприз» — его вертолеты были способны контролировать подводную обстановку на сотни километров, не давая наши подводные лодки в обиду, но в то же время никакой вражеский корабль, оказавшийся ближе, чем в 550 км не чувствовал себя в безопасности. АУГ, конечно, могла нанести удар палубной авиацией с дистанции и 600 и 800 км и уничтожить ТАКР, но время, которое затратит авианосец на нанесение такого удара, а потом — на выход в «защищенный район» и поиск наших РПКСН было слишком велико, чтобы надеяться уничтожить наши «стратеги» до запуска ими баллистических ракет.
Было и еще одно место, где ТАКР-ы проекта 1143 могли принести ощутимую пользу –Средиземное море, вотчина 6-го флота США. Общеизвестно, что наша 5 ОПЭСК, постоянно присутствующая в этом регионе, имела совершенно самоубийственную задачу в лучших традициях японского «божественного ветра» — камикадзе. Ни при каких условиях корабли 5 ОПЭСК не могли выжить в войне — в условиях отсутствия баз и превосходства средиземноморских флотов НАТО они могли только погибнуть в неравном бою. Но перед смертью они должны были нанести тяжелейший, неприемлемый ущерб противостоящим им силам и развернутым в средиземноморье натовским ПЛАРБ, разменяв свои жизни на 6-ой флот США, имевший важное стратегическое значение. В открытом океане соединение во главе с ТАКР с СВВП безусловно проигрывала бой АУГ, но особенность средиземноморского театра в том, что он относительно невелик и во многих местах, расположившийся посредине моря ТАКР перекрывал его «Базальтами» от европейского до африканского берега. Здесь 5 ОПЭСК действительно имела возможность следить за АУГ 6-го флота и в случае Армагеддона нанести свой первый и последний удар. Здесь вертолеты ТАКР могли в преддверии войны «вести» вражеские субмарины или контролировать действия корабельных соединений, а с началом войны тяжелые ПКР оказались бы очень даже кстати. Даже применение СВВП имело какие-то шансы на успех, если слежение за неприятельскими силами осуществлялось с дистанции 80-120 километров или ближе.

Что интересно, для задач сопровождения АУГ в средиземноморье наши ТАКР-ы проекта 1143, возможно, подходили даже лучше, чем классические авианосцы. Следить за противником в преддверии ядерного апокалипсиса они могли немногим хуже, ведь для того, чтобы осуществлять круглосуточное наблюдение с относительно небольших дистанций не обязательно иметь самолеты ДРЛО, сойдут и вертолеты, если их достаточное количество (а их было как раз столько, сколько нужно). В условиях подавляющего натовского превосходства в воздухе, наши авиагруппы в любом случае не смогли бы защитить корабли 5 ОПЭСК, и были бы уничтожены, тут качественное преимущество самолетов с горизонтальным взлетом с катапультного авианосца вряд ли чем-то могло помочь. В то же время ТАКР проекта 1143 обходился куда дешевле авианосца – имея стандартное водоизмещение в 30,5-32 тыс. тонн три наших ТАКР-а весили примерно столько же, сколько один американский «Нимиц» и по цене вряд ли сильно его превосходили.
Конечно, логика кошмарная: «Ему все равно погибать, так пусть будет хоть ценою подешевле!», но ведь сама концепция 5 ОПЭСК, которая должна была умереть, попутно изувечив противника… Что тут скажешь? Только то, что доблесть наших экипажей, заступавших на боевое дежурство, будучи обреченными на гибель в случае начала конфликта, достойна всяческого уважения и памяти благодарных потомков.
Суммируя вышесказанное, можно констатировать: конечно, многое из того, что «умеет» многоцелевой авианосец с авиацией горизонтального взлета, оставалось для наших тяжелых авианесущих крейсеров недоступным, но все же ТАКР-ы проекта 1143 отнюдь не стали бесполезными кораблями и, более того, значительно усилили мощь советского военно-морского флота на случай полномасштабного ракетно-ядерного конфликта. Не являлись бесполезными ТАКР-ы проекта 1143 и в мирное время – флот наконец-то получил какую-никакую палубную авиацию и приступил к освоению нового для себя оружия, приобретая тем самым бесценный опыт.
Вместо постскриптума хотелось бы отметить, что ставка на СВВП, которую сделал Д.Ф. Устинов, к сожалению, себя совершенно не оправдала, а ОКБ Яковлева с треском провалило задание, порученное ему Партией и Правительством. Решение о создании истребителя-перехватчика вертикального взлета и посадки было принято в 1967 году, но даже спустя 24 года переживший трех генеральных конструкторов Як-141 все еще не был готов к серии. И это при том, что по своим ТТХ он сильно уступал не только палубному перехватчику Су-33, но даже и Миг-29. Конечно, можно было бы потратить еще кучу времени на его доводку, но во времена, когда создавался Су-30 и шли работы по машинам пятого поколения, такое решение вряд ли могло считаться хоть сколько-то разумным.
В статье использовались материалы:
1. В.П. Заболоцкий «тяжелый авианесущий крейсер «Киев»
2. С.А. Балакин «Противолодочный крейсер «Москва»»
3. А. Грек «Авианосцы России: 6 забытых проектов»
4. В.П. Заболоцкий «Тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов»»