Когда война с НАТО

НАТО и Россия: будет ли война?

Мистер Трамп чуть было не пошёл по пути перезагрузки отношений между США и РФ. Наверное, передумал, поняв, как сильно такая идея смахивает на плагиат у Хиллари Клинтон и Майкла Макфола. И теперь аналитики рассуждают на тему не перезагрузки, а вероятной войны: не случится ли «прямого конфликта» между НАТО и Россией?

На англоязычном сайте телеканала «Аль-Джазира» вышла статья старшего научного сотрудника Атлантического совета (Atlantic Council) Димитара Бечева. Центральный вопрос материала: вступят ли Россия и НАТО в конфликт?
Как назвать нынешний период отношений России и Запада? Холодной войной 2.0? Или как-то иначе? Как бы то ни было, а несомненно одно: отношения России и Запада находятся на самом низком уровне после распада Советского Союза, случившегося в 1991 году.
Перезагрузка отношений между США и РФ, фактически обещанная президентом Дональдом Трампом, уже маячила на политическом горизонте, однако её возможное наступление прервали скандал из-за «вмешательства России в американские выборы» и ракетный удар США «по режиму Башара Асада в Сирии».
За Трампом маячат фигуры министра обороны Джеймса Мэттиса и советника по национальной безопасности Герберта Макмастера. Скепсис в отношении России исходит от них. Но может ли этот холодный уровень отношений привести к прямому конфликту между Россией и НАТО? Таким вопросом задаётся эксперт.
Война на востоке Украине продолжает стихать, и Владимир Путин демонстрирует своё ораторское искусство.
В заявлении от 12 апреля он пообещал дать отпор «цветным революциям» в любой из постсоветских стран в рамках возглавляемой Россией Организации Договора о коллективной безопасности (куда входят Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан). Как и прежде, Россия готова заключать сделки с Западом за пределами «ближнего зарубежья», однако настаивает на том, что это зарубежье должно оставаться вне западных интересов.
Отсюда эксперту ясно: линия, отделяющая Россию от западных сфер влияния, является «досадной проблемой». Почему?
Оказывается, три прибалтийских государства опасаются стать «жертвами российской агрессии». «Болезненные воспоминания об их аннексии в 1940 году Советами оставили глубокий след», — указывает автор. Разумно это или нет, но присутствие русскоязычных общин в этих странах делает крымский прецедент «болезненно актуальным» для Эстонии и Латвии.
Неудивительно, что эти страны приветствовали решение НАТО о повышении роли альянса. От «заверений» организация перешла к «расширенному присутствию на переднем крае». НАТО не только разработала планы действий в чрезвычайных ситуациях по противодействию предполагаемому российскому вторжению, но и приняла решение направить в каждую из трёх прибалтийских стран, а также в Польшу батальонные группы. Развёртывание 4-тысячного контингента с участием 16 государств — членов альянса должно завершиться к следующему месяцу, Германия будет отвечать за силы в Литве, Канада — в Латвии, Великобритания — в Эстонии, а США — в Польше.
Параллельно Варшавский саммит НАТО, прошедший в июле 2016 года, дал зелёный свет многонациональной бригаде в Румынии, которая, по сути, является платформой для укрепления сотрудничества с Польшей, Болгарией, Турцией, Канадой, США, Нидерландами и Германией.
При этом НАТО не обязательно соответствует военным возможностям России на огромном территориальном участке от Балтийского до Чёрного моря. Североатлантическому альянсу понадобится в три раза больше сил, чтобы отбить прямое нападение. Кроме того, говоря словами Путина, Россия превратила Крым в крепость. Наращивание военно-морских сил и сил береговой обороны наряду с развёртыванием стратегических бомбардировщиков и передовых зенитных ракет укрепило превосходство России на Чёрном море, считает аналитик.
Однако НАТО всячески сигнализирует Путину: мол, ежели он пересечёт черту, то получит ответ.
Многие эксперты в сфере безопасности обеспокоены тем, что нынешнее холодное противостояние может выйти из-под контроля. Россия отреагировала на военное усиление Запада «вторжениями в воздушное пространство НАТО» с целью «запугать» американские и союзные корабли и самолёты как в Прибалтике, так и на Чёрном море. Автор перечисляет «похищение эстонского пограничника, начало внезапных учений, отработку вторжения, а то и ядерного удара в Балтийском море». Картину дополняет развёртывание ядерных ракет «Искандер» в Калининградской области, находящейся между Литвой и Польшей.
Россия «грубо угрожает» Финляндии и Швеции, указывая на недопустимость отказа от нейтралитета в пользу вступления в НАТО. Россия «оказывает давление» и на Беларусь, пытаясь создать авиабазу на её территории.
Автор представляет и «кошмарный сценарий», когда какой-нибудь «незначительный инцидент», к примеру, гражданские беспорядки, устроенные русскими в эстонском пограничном городе, перерастают в повстанческое движение, как в Восточной Украине. И тогда (не дай бог) НАТО переходит к прямому военному столкновению с Россией.
У российской агрессии есть свои пределы, замечает далее Бечев. Опасения российской угрозы вообще «слишком раздуты». Как отметил Марк Галеотти из Института международных отношений в Праге, «расчёт Путина, похоже, состоит в том, что, чем он страшнее, тем больше у него политического влияния».
Конфронтация с НАТО обсуждается внутри России, где большинство граждан сегодня рассматривает альянс как угрозу стране. Между тем Путин не в состоянии запугать НАТО в Восточной Европе или даже поторговаться с Западом, используя противостояние как козырную карту.
Кроме того, Москва снова ведёт диалог с Североатлантическим альянсом после паузы (заморозки отношений в марте 2014 года). В прошлом месяце с генералом Валерием Герасимовым по телефону разговаривал генерал Пётр Павел, возглавляющий Военный комитет НАТО. Существует механизм, позволяющий избежать нежелательных кризисов, выходящих из-под контроля.
По мнению эксперта, Россия продолжит «прощупывать НАТО» с целью выявить слабые места и трещины в её обороне. Однако нельзя забывать, что Россия сталкивается сегодня со многими ограничениями. Экономический кризис, охвативший Россию, уже привёл к сокращению расходов на оборону. Амбициозная программа модернизации вооружённых сил «неизбежно замедлится», убеждён аналитик.
И последнее, не менее важное: 2018 год станет годом выборов для Путина. Он «обязательно победит», но будет «упорно бороться», желая «продемонстрировать», что энтузиазм народа от его руководства «не ослабел». Россия оказывается в центре внимания, когда действует на арене международной политики, но, по правде говоря, исторически важно то, что происходит внутри страны, в российском обществе, считает эксперт.
Напомним, напряжённость в отношениях России и НАТО растёт с каждым днём.
18 апреля СМИ сообщили о том, что два американских военных самолёта и самолёт НАТО совершили разведполёты у рубежей РФ на Чёрном и в Баренцевом морях, а также в балтийском регионе. По информации западных сайтов, которые цитирует «Интерфакс», патрульный противолодочный самолёт ВМС США P-8A «Poseidon» вылетел с авиабазы Сигонела на Сицилии и вёл разведку к юго-западу от г. Севастополя.
Вторым был стратегический разведывательный самолёт ВВС США RC-135U. Он поднялся с авиабазы Милденхолл в Великобритании и осуществил полёт в районе морских границ Мурманской области.
Третий самолёт был натовским. Самолёт дальнего радиолокационного обнаружения и наведения авиации AWACS наблюдал за Калининградской областью из воздушного пространства Литвы и Польши.
Кроме того, накануне очередной разведывательный полёт вблизи южного побережья Крыма проводил патрульный противолодочный самолёт ВМС США P-8A «Poseidon».
Вечером 19 апреля появилась ещё одна новость на тему холодного противостояния РФ и НАТО.
Планы по проведению на архипелаге Шпицберген семинара по линии Парламентской ассамблеи НАТО в российском МИДе назвали провокацией. Соответствующее заявление появилось на сайте внешнеполитического ведомства.
По мнению Москвы, государства — участники Шпицбергенского трактата 1920 года должны быть заинтересованы в сохранении на территории принципов мира и добрососедства. «В контексте нынешнего курса НАТО на «сдерживание» России, сопровождаемого беспрецедентными военными приготовлениями вблизи рубежей нашей страны, попытки подтянуть Шпицберген «под крыло» военно-политического блока и проведение там мероприятий под его эгидой не соответствуют духу договора», — цитирует комментарий «Лента.ру».
В МИДе добавили, что в арктическом регионе нет таких проблем, для решения которых требовалось бы вмешательство Североатлантического альянса. Дипломаты уверены, что нагнетание напряжённости идёт вразрез с долгосрочными интересами государств европейского севера.
Ранее СМИ сообщали также о проведении НАТО в Европе межвидовых манёвров с «ярко выраженной» антироссийской направленностью. Имеются в виду учения «Summer Shield 14», которые на сей раз организованы в Латвии, где присутствует фактор «социальных противоречий» в виде русскоязычного населения. Манёвры начались спустя всего неделю после того, как в республиках Балтии и в Польше были в основном развёрнуты боевые батальоны альянса.
В странах Балтии по-прежнему считают, что русские могут разыграть у них «крымский сценарий». И под этот надуманный повод можно вооружаться и крепить оборону бесконечно.
Разумеется, в условиях холодной войны и гонки вооружений с каждым днём возрастает риск перехода холодного противостояния в горячую фазу. Не дай бог, как пишет господин Бечев, что из-за какой-нибудь провокации или инцидента НАТО перейдёт к прямому военному столкновению с Россией.
Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru

Готова ли Россия к конфликту с НАТО? Что будет в случае войны?

https://www.znak.com/2019-03-20/nato_70_let_gotova_li_rossiya_k_konfliktu_s_alyansom_chto_budet_v_sluchae_voyny
2019.03.20

«Российская власть может пойти на применение военной силы»

Nato.int

В 2019 году НАТО празднует свое 70-летие. Организация Североатлантического Договора официально была создана в апреле 1949 года, и с тех пор постоянно увеличивалась. Теперь стоит вопрос о вхождении в альянс Украины и Грузии; президент США Дональд Трамп предлагает включить в НАТО Бразилию. Россия вновь воспринимает НАТО как главную угрозу и в ответ заявляет о внедрении современных видов «супер-оружия». История знает эпизоды тяжелейших испытаний в наших отношениях с НАТО — достаточно вспомнить Карибский кризис 1962 года. К чему может привести нынешнее обострение? Наш собеседник — эксперт в сфере международных отношений и международной безопасности Павел Лузин.

«В ближайшие 2–3 года мы можем увидеть новый рост оборонных расходов»

— Владимир Путин не раз говорил, что не позволит втянуть Россию в новую гонку вооружений с НАТО. Общеизвестно, что США и НАТО тратят на оборону примерно на порядок больше России и тягаться с ними — значит, угробить нашу экономику, как когда-то уничтожили экономику СССР. Поэтому наш президент обещает отвечать асимметрично и эффективно. Получается?

— Прежде всего, надо сказать, что гонка вооружений в эпоху холодной войны и гонка вооружений сейчас — это разные вещи. Советский Союз пытался обеспечить себе военный паритет с Соединенными Штатами как по ядерным, так и по обычным вооружениям. Сейчас по ядерным вооружениям Россия и США обладают избыточными возможностями. Поэтому имеющаяся разница в носителях (у российской стороны их сегодня несколько меньше, чем у американской) — несущественна. Мы все равно можем говорить о паритете, который для Москвы имеет исключительное политическое значение: ядерный арсенал поддерживает притязания российской власти на статус великой державы.

Но в сфере обычных вооружений ситуация другая, здесь Россия никогда не сможет быть равной США. Не говоря о том, что у США есть союзники: страны НАТО и ряд других государств. И потому речь идет не о том, чтобы гнаться за паритетом, а о том, чтобы иметь такие обычные военные возможности, которые не позволят другим странам игнорировать Кремль. Проще говоря, Москва стремится быть второй военной державой в мире, но не по количеству вооружений и войск, а по их качеству и возможностям их применения. Также речь идет о том, чтобы иметь возможность военного давления на кого-либо без перехода к открытой войне, а в случае войны — обеспечить невозможность разгрома российских войск. Таким образом, нынешняя гонка вооружений развивается в других аспектах, нежели во времена холодной войны.

Учения войск НАТОNato.int

Что касается российских расходов на оборону, то формально они не растут. Пик военных расходов пришелся на 2016 год и был вызван необходимостью погашать долги неэффективного российского ВПК. Сейчас расходы по статьям «Национальная оборона» и «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность» находятся в пределах «кремлевской нормы», своего рода потолка, в 5 трлн рублей (около 3 трлн и около 2 трлн рублей по каждой статье соответственно). Это тот уровень, который пока устраивает российскую власть. Но в перспективе ближайших двух-трех лет мы можем увидеть не только сохранение этой «нормы», но и новый рост расходов.

— В чем же Россия превосходит войска НАТО?

— В политической готовности применять военную силу. Альянсу для проведения союзнической военной кампании нужны очень веские основания. Например, в 2001 году основанием для операции НАТО в Афганистане стало нападение террористов на США. А России для использования военной силы нужно только желание узкой группы лиц или даже одного человека в Кремле. Это дает очень важный ресурс — время. Плюс, способность относительно быстро, в течение двух-четырех недель, развернуть боеспособный контингент в несколько десятков тысяч человек. То есть тоже временной ресурс.

Причем речь не идет о фронтальной войне до полного истощения и уничтожения. Мы с вами находимся в плену представлений о войне в духе Второй мировой. Но большинство войн в мировой истории не заканчивались полным разгромом и оккупацией одной из сторон. Война может вестись для принуждения к переговорам. Она может вестись небольшими и вполне кровавыми «порциями», но на протяжении десятилетий — как в Столетней войне, Тридцатилетней войне. Она может вестись даже без применения силы — вспомните «странную войну» 1939–1940 годов в рамках той же Второй мировой, когда Франция и Британия объявили Германии войну, но боевых действий не начали. Война может быть чередой локальных конфликтов. Весь вопрос в том, какие политические цели ставит перед собой сторона, которая начинает войну, и как собирается достигать этих целей не только на поле боя, но и в рамках дипломатической работы, которая в условиях войны не прекращается.

— А если случится затяжная война? Сможет ли Кремль выжить политически и заставить российских граждан смириться с войной, участием в ней?

— Во-первых, не нужно даже ставить вопрос о том, может ли Россия при нынешнем уровне своего развития позволить себе воевать и не подорвет ли война ее развитие. Забота о нашем с вами благосостоянии вообще-то не является частью российской политической культуры. А благосостояние представителей российской власти на приемлемом для них уровне можно поддерживать даже в условиях войны, причем любой, кроме ядерной.

В конце концов ни война в Афганистане, ни обе войны в Чечне, ни войны в Грузии, Украине и Сирии при всех своих ужасах экономику не разрушили. Конечно, без этих войн мы бы сохранили многие тысячи жизни наших солдат и офицеров и могли бы потратить имевшиеся ресурсы с большей пользой. Но гигантские триллионы рублей, которые с 2011 года потрачены на перевооружение армии и спецслужб, мы с вами уже заплатили и не говорим о коллапсе, хотя, да, живем небогато. А гнить можно очень долго и за это время еще не единожды повоевать.

Nato.int

Во-вторых, для затяжной войны у российской власти нет ни институциональных, ни интеллектуальных, ни моральных ресурсов. В Кремле это прекрасно понимают, и о большой и затяжной войне там никто не помышляет. Россия может участвовать хоть в сотне кампаний, но только если в каждой будет задействовано всего лишь по несколько сотен военных и наемников. Если же кампания потребует развертывания большого контингента, то предел возможностей — это 80–100 тыс. человек.

Во все времена исходят из того, что побеждать надо максимально быстро. А как получается на практике — это уже другая проблема. Пытаться прогнозировать тут не стоит.

— Сто тысяч военных — тоже немало. То есть прямое столкновение России и НАТО возможно?

— Вероятность этого отлична от нуля. И тут опять же важно не чего и у кого больше, а кто быстрее и гибче использует наличные ресурсы. Да, у стран НАТО ресурсов больше, но им нужно больше времени, чтобы согласовать и принять политическое решение и сконцентрировать силы на ответные действия. У России ресурсов меньше, но Кремль делает ставку на то, чтобы действовать быстро, неожиданно.

— Может ли Россия ответить войскам НАТО ядерным оружием?

— Почему вы используете слово «ответить»? Вы видите признаки того, что НАТО собирается нападать на Россию? Таких признаков нет. Вообще, обсуждать со мной возможные сценарии какой-либо войны неправильно. Тут пусть говорят военные специалисты. Нас же больше должно интересовать: какие цели преследует то или иное государство, какими ресурсами оно располагает, какие действия предпринимает и при каких политических условиях возможно применение военной силы?

Все российские документы и усилия последних лет говорят о том, что российская власть свыклась с мыслью, что за свое сохранение надо быть готовой воевать. И в случае угрозы она может пойти на применение военной силы. Поймите, речь здесь не о России, не о нас с вами. Речь о нескольких тысячах человек (если вместе с членами семей), чье благополучие, а для некоторых и физическое существование, зависят о того, смогут ли эти люди оставаться в России властью.

Генсек НАТО Йенс Столтенберг в Вашингтоне, округ Колумбия, СШАNato.int

— Как на российские преимущества реагируют наши «партнеры» по Альянсу?

— Страны НАТО, безусловно, все это видят. И после известных событий 2014 года без дела не сидят. Ряд европейских стран-членов НАТО увеличивают свои оборонные расходы, также усиливается военное сотрудничество между ними. Альянс в целом проводит более интенсивные учения, в странах Балтии размещены передовые силы НАТО. И анонсированный выход США из Договора РСМД — также ответ на российские военные приготовления.

— В начале марта начальник Генерального штаба Вооруженных сил РФ Валерий Герасимов заявил о том, что Пентагон разрабатывает стратегию ведения боевых действий «Троянский конь». «Суть ее заключается в активном использовании протестного потенциала „пятой колонны“ в интересах дестабилизации обстановки с одновременным нанесением ударов НАТО по наиболее важным объектам», — пояснил Герасимов. Насколько правдоподобно заявление Герасимова?

— Это выступление надо интерпретировать исключительно как подтверждение клятвы на верность Кремлю. Суть его в декларировании готовности армии стрелять по российским гражданам. Знает ли Герасимов реальные настроения среди младших и средних офицеров, которым предполагается в случае чего поручить это грязное дело? Вряд ли. Но Герасимов знает настроения в Кремле. А в Кремле армии не очень-то доверяют. Вот Герасимов и выступает. К тому же человеку 63 года, Генштаб он возглавляет шесть с половиной лет, еще не рекорд, но почти. Вроде и на пенсию скоро, а в обойме остаться хочется.

«Чудес не бывает, никакого супероружия у нас не существует»

— Россия пригрозила всему миру, и в первую очередь странам НАТО, супероружием. Это ракетные комплексы «Авангард», «Посейдон» и «Кинжал», баллистическая ракета «Сармат», лазерный комплекс «Пересвет». Они уже в наличии или в разработках?

— Больше половины из того, что вы назвали, все эти «посейдоны» и «пересветы» — абстракция. Разговоры о них хорошо описываются словосочетанием «военная хитрость». Тот же «Сармат» — это локализация производства тяжелой ракеты Р-36М с некоторой ее модернизацией: раньше она производилась на Украине. К тому же надо чем-то загружать заводы ГРЦ имени Макеева в Челябинской области и Красноярске.

Чудес не бывает, и никакого супероружия у нас не существует.

— По вашим данным, на Западе испугались «чудо-оружия» Путина? Или оно произвело впечатление только на державно-патриотическую публику внутри России?

— Разумеется, никто во внешнем мире буквально всю эту браваду не воспринимает. Но иностранные дипломаты обращают внимание на сам факт такой бравады, потому что это риторика угроз. Если я вам на полном серьезе скажу, что я собрал дома миномет и этот миномет — против вас и вашей семьи, то вы, будучи здравомыслящим человеком и понимая, что миномета у меня быть не может, все равно будете всерьез воспринимать сам факт моих угроз и размышлять над ответными действиями: то ли санитаров вызвать, то ли полицию, то ли дать мне по лицу для профилактики, то ли не обращать внимания. Наверное, проконсультируетесь по этому вопросу с друзьями. Примерно так же в отношении путинской «научной фантастики» действует и Запад.

Что касается патриотически настроенной публики, то, судя по всему, даже она в этот бред не особо верит. Иначе не требовалось бы через ТАСС или «Звезду» постоянно публиковать сообщения «анонимных источников в отрасли» о том, что какой-нибудь «посейдон» вывели в море на испытания.

Президент РФ Владимир Путин в Национальном центре управления оборонойKremlin.ru

— Как вы оцениваете состояние воздушно-космических сил России? Недавно доктор военных наук Константин Сивков заявил, что силы НАТО превосходят российскую боевую авиацию по численности, США и их союзники могут создать воздушную группировку численностью до двух с половиной тысяч единиц и полномасштабной воздушной войны с Западом Россия не выдержит.

— Самолеты и вертолеты — это всего лишь средство достижения политической цели, ресурс. Дело не в том, чего и у кого больше. Дело в том, при каких политических обстоятельствах все это может быть использовано. Войну в первую очередь надо рассматривать как политический акт.

Например, Кремль в какой-то момент может оказаться в таком политическом и экономическом тупике, что выходом из него будет видеть только применение военной силы. К тому же российская власть не понимает и не принимает те правила, по которым существует современный мир, она хотела бы передоговориться об этих правилах. В 2015 году российские силы отправили в Сирию, чтобы торговаться и договариваться с Западом. Там не получилось. Но не надо думать, что в ближайшие годы на карте мира не появится другой конфликтной точки, куда Москва решит отправить войска, чтобы склонить Запад к искомым договоренностям.

— В начале марта Владимир Путин подписал указ о приостановке Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности с США. Мы будем наращивать ракеты этого класса?

— К приостановке договора дело шло последние 12 лет. Для стран НАТО в этом шаге не было ничего неожиданного и ничего особенного, кроме того, что Россия не собирается разговаривать о своих крылатых ракетах наземного базирования. Запрещенные договором крылатые ракеты у нас, судя по всему, существуют и развертываются. Но надо понимать, что все упирается в производственные возможности предприятий и число этих ракет не будет измеряться сотнями, максимум — несколькими десятками штук. Эти ракеты служат скорее рычагом давления, это же наступательное оружие, оружие первого удара: прибегнет ли к нему Россия в случае какого-нибудь кризиса? Будет ли использовать только в обычном или в ядерном оснащении?

В эпоху холодной войны СССР действовал так же — угрожал Западной Европе своими ракетами средней и меньшей дальности, желая убедить европейцев, что в случае конфликта между ним и США полем боя в первую очередь станут именно европейские страны. Это способ вбить клин в трансатлантический союз. Правда, тогда этот способ не сработал.

— Позиция Кремля по ДРСМД увязывается в том числе с созданием натовских баз ПРО в Румынии и Польше. Они действительно представляют угрозу?

— Системы противоракетной обороны — исключительно оборонительное оружие. Его вообще нельзя использовать против какой-то страны. Его можно использовать только против ракет, запущенных из какой-либо страны.

Президент США Дональд Трамп и генсек НАТО Йенс СтолтенбергNato.int

— В начале этого года президент Трамп обнародовал новую Стратегию противоракетной обороны США, подготовленную их министерством обороны. В ней говорится об угрозах, исходящих от России, Северной Кореи, Ирана и Китая, и, соответственно, о существенной модернизации и расширении американской системы ПРО. Что это означает для России?

— Программа ПРО в США реализуется с 1990-х годов. Ничего принципиально нового Дональд Трамп туда не добавил. И Россия далеко не первый год находится у американцев в списке угроз. Надо сказать, мы для этого сделали очень многое, удивляться нечему.

— Если ничего нового, тогда зачем провозгласили о новой стратегии?

— Есть такая практика — раз в несколько лет выпускать новую редакцию различных стратегий, чтобы уточнять какие-то детали, проводить ревизию акцентов. Это же не просто тексты для чтения, подобные документы существуют и обновляются, чтобы различные государственные институты выстраивали и корректировали свою работу.

— Что можно сказать о состоянии российского флота?

— Если вывести за скобки стратегические субмарины, российский военный флот на протяжении веков имеет вспомогательные функции. Он никогда не мог и не сможет быть сопоставим с американским (не говоря уже о совокупной морской мощи НАТО). Да это и не нужно. Москва в своей морской политике исходит из того, чтобы иметь флот, достаточный для защиты прибрежных зон и для ограниченной проекции силы за пределами своих границ.

«Потенциальное failed state с крупнейшим ядерным арсеналом — серьезная угроза»

— Как вы оцениваете возможность дальнейшего расширения НАТО? Прежде всего, за счет Украины и Грузии?

— Никак не оцениваю. В долгосрочном плане шансов на вступление в НАТО больше у Сербии и Македонии. Конечно, если эти страны будут к этому политически готовы. Но говорить об этом как о каком-то устойчивом векторе или сценарии рано. Вообще, суть НАТО — обеспечение европейской безопасности и взаимных обязательств союзников ради безопасности друг друга. Именно этими целями объясняется включение в Альянс любых новых членов. При этом страны НАТО содействуют в перевооружении и подготовке военных Украины и Грузии. Запад заинтересован, чтобы эти страны оставались независимыми, спокойными и в перспективе — процветающими.

— Каковы перспективы военного усиления уже действующих членов НАТО, особенно в Восточной Европе — Польши, Прибалтики, Румынии?

— Они увеличили расходы на оборону и готовы себя защищать. В целом, если с 2011 по 2014 год европейские страны-члены НАТО и Канада сократили свои совокупные траты на оборону с 286 млрд до 272 млрд долларов, то затем они их только увеличивали и в 2018 году израсходовали примерно 312 млрд долларов.

Nato.int

— Советский опыт выработал в нас стереотип, что НАТО и Россия — это всегда противостояние. Хотя история знает примеры военного сотрудничества России и стран Запада: Антанта, ленд-лиз. Есть ли у нас возможность не противостоять друг другу, а сотрудничать?

— Для того чтобы нам сотрудничать, должна измениться как таковая российская политическая система. Свобода, федерализм, права человека, капитализм — это не пустые слова. Пока с этим всем у нас большие проблемы, ничего хорошего в отношениях с Западом не будет.

— Но ведь США и страны НАТО сотрудничают с режимами, которые, с точки зрения демократии, еще хуже, чем российский режим. Например, со странами арабского мира.

— Конечно, можно вспомнить, что в партнерах у Запада есть, мягко говоря, очень специфические государства типа Саудовской Аравии. Но не забывайте, в каких вынужденных условиях саудиты и другие ортодоксальные монархии Персидского залива стали этими самыми партнерами и даже союзниками. Они ими стали в разгар холодной войны, когда Египет, Сирия, Ирак и другие страны региона строили коммунизм и когда надо было заодно разрушить арабский фронт, воевавший против Израиля. А сейчас монархии Персидского залива помогают сдерживать Иран с его ракетной и ядерной программами и доктриной «экспорта» достижений исламской революции 1979 года.

Павел Фельгенгауэр: руководство России готовится к большой войне, которую проиграет

Россия находится в другой ситуации. Более того, мы и претендуем на большее — на статус великой державы, на роль глобального гаранта мира и безопасности (к чему нас обязывает постоянное членство в Совете Безопасности ООН). Поэтому с нас и спрос другой. Но при этом мы с 2008 года не признаем границы Грузии и Украины, мы силой отторгли у этих стран их территории, причем в Крыму и районах Донбасса, в отличие от Абхазии и Южной Осетии, этому не предшествовали вооруженные конфликты. Мы пытаемся поставить под контроль часть криминального мира в Европе. Мы коррумпировали западную банковскую систему и некоторых политиков. Вспомните убийства бизнесменов, попытку отравления Скрипалей, попытку устроить переворот в Черногории в 2016 году, «аргентинский кокаин», наконец. То есть на фоне притязаний на статус великой державы международная деятельность России наносит Западу очевидный ущерб.

Конечно, можно исходить из того, что представители российской власти занимаются всем этим по собственной инициативе, но тогда встает вопрос о том, что наша страна движется в сторону failed state, «падшего государства». В российской политической и экономической системе действительно накопилось много противоречий. Выходов из этого тупика не так много — либо реформы и модернизация, создание честных правил игры внутри страны и соблюдение международных правил, либо многие годы кризисных ситуаций разной степени глубины с перспективой стать полноценным failed state. А потенциальное failed state с крупнейшим ядерным арсеналом — это же серьезная угроза. Поэтому на Западе к нам такое отношение.

Поделись Автор

Вероятность войны между Россией и НАТО повысилась до 70 процентов

Автор Дмитрий Судаков 18.12.2018 17:55

Политолог из Венгрии, старший научный сотрудник Института глобальной политики в Лондоне Джордж Самули полагает, что шансы на прямое военное столкновение между Россией и НАТО повысились до 70 процентов в свете недавнего конфликта в Керченском проливе.

Ученый полагает, что Дональд Трамп позиционирует себя как полная противоположность его предшественнику. Администрация Трампа полагает, что Обама «позволил» России присоединить Крым и «вторгнуться» на Украину. Нынешний президент США может пересмотреть такое положение вещей, как уже было сделано в случае с Ираном, когда Вашингтон принял решение выйти из ядерной сделки с Тегераном.

Так называемая война через посредников продолжается на Украине уже несколько лет. НАТО поддерживает администрацию президента Порошенко, в то время как Россия оказывает поддержку самопровозглашенным республикам Донбасса. В Керченском проливе возник прямой конфликт между Россией и Украиной, в котором НАТО, конечно же, встал на сторону последней.

Вооруженный конфликт между Россией и НАТО может начаться, если военные той или иной стороны начнут стрелять друг в друга. Вопрос в том, кто выстрелит первым, и в этом случае начнется война либо между Россией и НАТО, либо между Россией и одним из членов альянса — например, Великобританией. Лондон продолжает расширять свое военное присутствие на Украине, и количество английских солдат на территории Украины уже является самым большим по сравнению с другими членами альянса.

Если в конфликт вмешаются США, то ситуация станет непредсказуемой. США могут принять решение воевать до последнего британца, а также до последнего украинца. Сотни американских инструкторов на Украине уже оказывают необходимую поддержку украинским солдатам. Недавний конфликт в Керченском проливе мог быть основан на опасениях российской стороны о том, что провокация, спланированная Киевом, могла быть частью плана по подрыву недавно построенного Крымского моста.

Ученый полагает, что у России были все основания на подобные подозрения. Украина прекрасно осознавала тот факт, что Керченский пролив является территориальными водами России и, чтобы пройти этот пролив, украинским кораблям необходимо было получить разрешение. Тем не менее Украина отказалась позволить России провести украинские корабли через Керченский пролив, и Россия ответила так, как посчитала нужным.

Джордж Самули считает, что российская сторона не приняла каких-либо крайних мер во время конфликта. Если бы подобное случилось где-нибудь у берегов США, то американское военное командование попросту приказало бы уничтожить корабли, которые посмели нарушить морскую границу и вторгнуться в территориальные воды Америки. Стоит отметить, что в 2010 году Израиль убил девять активистов во время операции по захвату «Флотилии свободы».

Россия считает Керченский пролив своей территорией после кризиса, разразившегося на Украине в 2014 году. До этого периода как пролив, так и Азовское море считались общими водами России и Украины. Во время конфликта в Керченском проливе украинский флот повел себя агрессивно и спровоцировал российскую сторону преднамеренно.

Следует также отметить и недавно закончившиеся масштабные учения НАТО у северных границ России. Учения под названием Trident Juncture завершились 24 ноября — за день до кризиса в Керченском проливе. По легенде учений, Россия напала на Скандинавию с земли, с моря и с воздуха. В учениях приняли участие более 50 тысяч военнослужащих НАТО, 250 самолетов, 65 военных кораблей, около 10 тысяч танков и другой наземной военной техники, при том что Россия не представляет никакой угрозы скандинавским странам. Однако же в учениях принимали участие Швеция и Финляндия, несмотря на то что эти страны традиционно занимают нейтральную позицию. Теперь Финляндия участвует в масштабных учениях НАТО, чтобы остановить несуществующую российскую агрессию.

Джордж Самули считает, что Россия никогда не захватывала иностранные территории после окончания холодной войны. Случай с Крымом является отдельной историей. Крымский вопрос нужно было рассмотреть и решить после развала Советского Союза, но Борис Ельцин, который пришел к власти при помощи Запада и был его ставленником, попросту проигнорировал его.

НАТО многие годы расширял свои границы, создавая все большее количество военных баз по всему миру. У России нет никаких военных баз за пределами ее территории.

Между Россией и Западом идет жесткая конкуренция за поставки природного газа в Европу. Американские политики официально призывают Европу отказаться от проекта «Северный поток — 2». Призывы усилились после конфликта в Керченском проливе. Тем не менее Европа пока еще отказывается платить гораздо более высокую цену за СПГ, который Вашингтон так хочет поставлять европейцам. Достаточно посмотреть на то, как французы протестуют против повышения цен на горючие материалы. Некоторые страны Европы, такие как, например, Польша, настолько преисполнены ненависти к России, что готовы платить любую сумму, чтобы не покупать природный газ у России. Германия, однако, никогда не пойдет на такой шаг.

При этом, добавляет ученый, никто не критикует США за их намерение выйти из договора о РСМД. Никто не критикует Вашингтон и за то, что американцы оказались вовлеченными в военные конфликты на Украине, в Сирии, а также за ту политику, которую Вашингтон проводит в отношении Ирана.

По материалам zerohedge.com

В Генштабе РФ оценили вероятность начала крупномасштабной войны

Москва, 18 декабря. Предпосылок для крупномасштабной войны сейчас нет, однако нельзя исключать, что кризисные ситуации выйдут из-под контроля, заявил начальник российского Генерального штаба Валерий Герасимов.

На брифинге для иностранных военных атташе представитель Норвегии поинтересовался у Герасимова, возможно ли начало большой войны в перспективе до 2050 года.

По словам Герасимова, сейчас «предпосылки для возникновения крупномасштабной войны отсутствуют», передает газета «Красная звезда». Однако при этом он обратил внимание, что в мире обстановка остается нестабильной, что «обусловлено стремлением отдельных государств навязать собственные принципы суверенным странам, в том числе с использованием силовых методов».

На страны, проводящие независимую политику, сегодня, по словам главы Генштаба, оказывается «беспрецедентное политическое, экономическое и информационное давление».

«В таких условиях нельзя исключать вероятность возникновения кризисных ситуаций, которые могут выйти из-под контроля и перерасти в военный конфликт большого масштаба», — добавил начальник российского Генштаба.

В такой ситуации, подчеркнул Герасимов, российская сторона должна быть готова «к любому сценарию развития обстановки». В связи с этим, военный потенциал будет соответствовать уровню, позволяющем «отразить агрессию против нашего государства любого масштаба, из любой среды».

Ранее глава Минобороны США Марк Эспер сообщил, что президент США Дональд Трамп считает Россию и Китай главными угрозами для Вашингтона. Также он сравнил сегодняшнюю Россию с СССР, который считался главной угрозой для США во времена президента Рейгана (1981– 1989 годы).

По словам Эспера, США отстали от России в развитии гиперзвуковых вооружений. Кроме того, он отметил, что часть российских военных разработок на современном этапе не подлежит запрету согласно Договору о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений между Вашингтоном и Москвой.