Историю пишут победители автор

Да нет уж, еще как упоминаются… Но всегда предвзято, пристрастно и по-победительски субъективно (это чтобы «лживо» не сказать…).


«История, сэр, солжет, как всегда».
Бернард Шоу, «Ученик дьявола».


Чтобы история войн ХОТЯ БЫ ПРИБЛИЗИТЕЛЬНО была похожа на правду, ее должны писать все — и победители, и проигравшие, и «случайные свидетели», и «чудом выжившие»… И даже те, кому она была «мать родная», кто с помощью войны сделал себе состояние, карьеру, имя и благополучие. Нужно усадить их всех за круглый стол, создать «благоприятнейшие условия» для работы и дать столько времени, сколько им потребуется. За столом должны также «сидеть» документы и видео-материалы из всех архивов любых стран. И вот только тогда мы сможем узнать правду… процентов так на сорок.
Я открываю новую рубрику — «Адвокат дьявола». Это не значит, что я буду защищать нацистов — им не может быть прощения. Но это не значит, что они не имеют право на защиту, на возможность высказаться, объясниться, привести свои аргументы. Почему их лишили права голоса? Только потому, что они проиграли ту войну? Типа — горе побежденным?…

Завоевав в 390 году до н.э. Рим, предводитель галлов Бренн наложил на него контрибуцию (военный налог) в тысячу фунтов золота. Римлянам показалось, что плата слишком уж большая и они отказались платить. К тому же галлы принесли неверные гири, и когда римляне стали возражать, Бренн швырнув на чашу весов свой грузный меч, воскликнул: «Vae victis!» (горе побежденным). Дело было решено.

Множество раз с тех пор повторялись эти жестокие слова, в жестоком старом мире. Много раз свирепые победители «бросали мечи на чашу весов», то есть силой заставляли подчиняться их воле.

Есть такая компьютерная игра «Ведьмак 2: Убийцы королей». Одно из заданий в прологе игры называется именно «Горе побежденным». В этом задании Геральту предстоит спасти мирных жителей, которых солдаты-захватчики хотят заживо сжечь, заперев их в одном из городских домов. Цитата из этой игры: «А выблядкам и ведьмакам слова не давали!».
Не будем уподобаться галлам и тем более бреннам, и дадим слово выблядкам и ведьмакам.
Я уже цитировал вот здесь: https://antialle.livejournal.com/384128.html, выдержки из фронтового дневника солдата дивизии СС «Totenkopf» Гербера Крафта. В «первом номере» «Адвоката Дьявола», Гербер Крафт продолжит свою «защитную речь»…

«Серым и угрюмым начинал 1941 год свой разбег. Насколько Франция может быть прекрасной летом, настолько отвратительной зимой. День шел за днем, ничего особенного не происходило. Только когда я на свое восемнадцатилетие пригласил несколько товарищей на индейку и выпивку, это внесло какое-то разнообразие в наши будни. Так прошел ледяной месяц, а в феврале уже весна показала свое нежное начало.
В результате монотонной службы и свободного времени в каменных помещениях монастыря начали распространяться всякие слухи. Они подкреплялись из канцелярии, потом изменялись, опровергались и заново распространялись. В начале мая, наконец, действительно пробил час. Мы с радостью покинули монастырь и отправились по шоссе на север. В районе Бордо мы погрузились на товарный поезд и отправились в направлении дома. Тюрингия, Саксония — мы ехали все дальше на восток. Уже появились новые слухи: Россия разрешила проехать нам по своей территории для охраны Бакинских нефтепромыслов. Слух этот держался крепко. Через несколько недель мы отправились дальше на восток, на самую литовскую границу. Нашу роту разместили на большом конном заводе. Остальной батальон расположился в окрестностях по конюшням и хуторам. Опять появился новый слух: Советский Союз на 25 лет уступит Германскому Рейху Украину для сельскохозяйственных потребностей. Взамен Германия поможет Советскому Союзу в развитии промышленности. А мы в этом будем участвовать в качестве войск для обеспечения порядка. Мы просто ухватились за этот слух, и любой признак использовали для его подтверждения.
Наступили жаркие деньки июня 1941 года. Никакой особой служебной деятельности не было. Никто не должен был покидать расположения роты. Автомобили были полностью загружены и подготовлены к маршу. Все, что не относилось напрямую к полевому снаряжению, было погружено на отдельный грузовик. Кроме карабинов и пулеметов, каждый должен был иметь при себе штык, лопату, противогаз и штурмовое снаряжение. Последнее особенно сильно нас тревожило и постепенно заставляло сомневаться в правдивости слуха.
Для чего нам для выполнения задач по охране порядка тяжелые минометы, тяжелые полевые гаубицы, машины ВВС, подход которых мы наблюдали? Война с Советским Союзом исключена, у нас же с ним заключен договор о ненападении! Но куда же нас тогда отправят воевать? Значит, все же задачи по охране бакинских нефтепромыслов? Война против России в любом случае исключена, она же простирается аж до самого Берингова моря!
… Вокруг было тихо. Пугающе тихо. Мы почувствовали, что сейчас что-то произойдет. Сейчас все прояснится. Теперь будет принято решение: мир или война на этой стороне Германии. Смерть или жизнь для многих — для большинства из нас.
В наступившей тишине раздался голос унтершарфюрера: «В 22 часа, то есть через десять минут, общее построение батальона для зачтения приказа фюрера. 4-й роте строиться немедленно!
Те, кто расположился уже для сна, с руганью стягивали с себя спортивные костюмы и переодевались в серую полевую. На бегу застегивали поясные ремни и надевали головные уборы. В 22 часа батальон открытым каре стоял перед своим командиром. Приехал командир полка. Командир батальона доложил ему, последовали краткие приветствия офицеров. В синем освещении замелькали белые листы бумаги.
«Товарищи! Моя задача — довести до вас приказ фюрера! — Последовала пауза, напряжение нарастало, кровь стучала в ушах…
«Приказ фюрера от 21 июня 1941 года. Солдаты Восточного фронта!
» Подавленный тяжелыми заботами, обреченный на многомесячное молчание, я решил, что пришел час, когда я с вами, мои солдаты, могу говорить открыто. На нашей границе стоят 160 русских дивизий. В течение многих недель постоянно происходят нарушения этой границы, не только у нас, но и на Крайнем Севере, и в Румынии. Уже русские дозоры выдвинулись на немецкую территорию, и их удалось отбросить назад только после длительного боя. В этот момент, солдаты Восточного фронта, осуществляется развертывание, крупнейшее по своему размаху и охвату, из тех, что когда-либо видел мир. В союзе с финскими дивизиями стоят наши товарищи с победителями Нарвика на Северном Ледовитом океане. На Восточном фронте стоите вы. В Румынии на берегах Прута до его впадения в Черное море объединились немецкие и румынские солдаты под командованием руководителя государства Антонеску. Если этот крупнейший фронт мировой истории выступит теперь, то это произойдет не только для того, чтобы создать предпосылки для окончательного завершения крупнейшей войны вообще или для защиты стран от угрозы, возникшей в данный момент, но и чтобы спасти всю европейскую культуру и цивилизацию.
Немецкие солдаты! Тем самым вы вступаете в жестокую и ответственную борьбу. Так как судьба Европы, будущее Германского Рейха, существование нашего народа находятся отныне только в ваших руках.
Да поможет нам всем в этой борьбе Господь Бог!
Адольф Гитлер».
«Солдаты Восточного фронта!» Солдаты Восточного фронта. Это война с Советским Союзом! Приказ фюрера звучал в моих ушах: 160 дивизий Красной Армии у немецкой границы! Большевистская опасность, которую следует устранить раз и навсегда! Вся судьба нашего народа и всей Европы только в наших руках!
Ни радости, ни воодушевления, ни радостного предвкушения борьбы. Только возмущение коварством русских, которые пытаются использовать нашу борьбу с Англией, чтобы напасть на нас с тыла.
Мы думали, что другого решения не существовало, кроме как идти в наступление, пока превосходство врага не стало еще больше и всякая борьба с ним полностью не потеряет смысл. Еще была надежда, молниеносными ударами удержать в рамках этого колосса, объединяющего Европу и Азию.
Когда мы вернулись в расположение, была объявлена готовность к выступлению. О ночном отдыхе нельзя было и думать: все кинулись лихорадочно упаковывать свои вещи, некоторые поспешно писали домой последние письма с немецкой территории. Я присоединился к моим товарищам, посыльным мотоциклистам. Пустили по кругу бутылку «трехзвездочного». Задымили сигареты, и в животе у нас было одинаковое беспокойное чувство. Запели песню о матросе, который «сразу за Австралией» выблевал свою душу в море. Теперь бы только не грустить! Каждый по-своему готовился к неведомому…
В 3.15 артиллерия из тысяч стволов нанесла удар по русским позициям по всей ширине фронта. Загорелись леса, вспыхнули нефтехранилища. В свете этого пламени волны бомбардировщиков в сопровождении истребителей потянулись в глубину территории противника. Танковые соединения уже в первые часы глубоко прорвались в оборону противника.
Мы поняли, что не все так серьезно. Слишком далеко и слишком быстро ушли наши танковые соединения вперед. От такой мощной группировки противника мы ожидали большего сопротивления. Во время необходимых остановок мы на машинах съезжали в придорожный лес и маскировали их от воздушной разведки противника. Уважение к русским ВВС было очень велико, так как нам говорили, что численно они превосходят нас в несколько раз. Едва мы хотели продолжить марш, как пришло сообщение о приближении крупного соединения русских бомбардировщиков. Мотоциклист, доставивший это сообщение, одновременно передал приказ, что в случае атаки бомбардировщиков марш не должен останавливаться ни в коем случае.
Когда появилось около 30 двухмоторных бомбардировщиков, они атаковали нас в поперечном направлении к нашему движению. Все бомбы попадали в болотистые луга справа от дороги. Никаких потерь у нас не было. Если бомбардировщики противника всегда будут так атаковать, то немецким истребителям и появляться не надо. Пока мы думали о том, не перестать ли нам уважать вражеские ВВС, эскадрилья «мессершмиттов» атаковала улетающее соединение и подбила почти все бомбардировщики. Превосходство нашей авиации было подавляющим. Дымящийся самолет, на малой высоте, медленно снижаясь, летел прямо на нас. Мы видели остановившиеся пропеллеры, и то, как экипаж выбрался из кабины и лег на плоскости, держась за их переднюю кромку. Парашютов у них не было. Самолет тихо и медленно планировал на ольшаник в стороне от дороги рядом с нами.
По глубокой пыли ухабистой дороги змея нашей колонны продолжала ползти дальше на северо-восток: болото, песок, сосновые леса, луга, березняки, ольшаники, редкие низенькие домишки с маленькими садиками. Потом — первый русский солдат: он лежал на спине поперек проезжей дороги. Казалось, что его глаза уставились в небо. Рядом с его телом — маленькая лужица запекшейся крови. Небольшое тело окоченело в льняной форме оливкового цвета, торчащие из рукавов грязные руки вцепились в землю. Глубокие колеи прочертили полукруг вокруг его тела. Бесконечно просторная одинокая страна и одинокий мертвый — потрясающая картина для того, кто был способен это видеть…»

Историю пишут победители. Но читают ее немногие

Штефан Шауэр, которому этим летом исполнится 83 года – мой хороший знакомый. Его старший брат погиб в сентябре 1942 года под Новороссийском. Штефану повезло больше. Летом 1944-го, по достижении 18 лет его призвали и послали на Восточный фронт, где он успел повоевать совсем немного. В 1945-м попал к нам в плен, после чего в прямом смысле слова, был загнан «за Можай» — строил после войны под Можайском какие-то укрепления. Потом вернулся в Германию, построил дом и всю свою жизнь работал почтальоном, развозил почту, держал подсобное хозяйство, а сейчас на пенсии.

Штефан активно интересуется историей, у него есть книги по Второй мировой войне, но даже он с удивлением узнал от меня, что оказывается, на Гитлера со стороны его соотечественников было совсем не одно покушение.

Что уж говорить о молодых немцах, которым ужасы той войны представляются бесконечно далекими от реалий нынешней политкорректной и благополучной бундесжизни?

Ладно бы немцы, но вот парадоксальный факт — в нашей стране, которая на своих плечах вынесла основную тяжесть борьбы с фашизмом, разгромив лучшую военную машину того времени, молодежь также очень мало знает о войне.

Этот прискорбный факт обнародовала директор по коммуникациям ВЦИОМ Ольга Каменчук, чье ведомство провело ряд социологических исследований, в том числе и среди молодых россиян, опросив их на тему Великой Отечественной войны.

По ее словам, чем моложе опрашиваемые, тем меньше они знают свою недавнюю историю. В частности, мало кто из этой возрастной группы смог правильно ответить, когда была прорвана блокада Ленинграда или когда началась битва на Курской дуге.

«Чем старше респонденты, тем лучше они знают историю Великой Отечественной войны», — констатировала социолог.

С одной стороны, это так. Мы выросли на замечательных фильмах, книгах, спектаклях о войне. Таких как «Живые и мертвые», «Горячий снег», «Батальоны просят огня», «Пять земли», «В бой идут одни «старики», «Восхождение», «Иди и смотри». С другой стороны, в советское время наряду с рассказом о настоящих героях, нас во многом пичкали мифами. Продолжают частенько ими же пичкать и сегодня, забывая при этом о реальных героях и реальных подвигах, о правде, какой бы горькой она не была.

Вспомним хрестоматийный подвиг 16 ноября 1941 года 28 героев-панфиловцев и легендарные слова политрука Клочкова «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва!»

Что же выясняется, если разбираться в этой истории?

О легендарном бое ничего не сообщал в своих донесениях ни командир 2-го батальона (в котором состояла 4-я рота) майор Решетников, ни командир 1075-го полка полковник Капров, ни командир 316-й дивизии генерал-майор Панфилов, ни командующий 16-й армией генерал-лейтенант Рокоссовский.

Ничего не сообщали о нем и немецкие источники (хотя, если верить «Красной звезде», в которой была серия очерков об этом, фашисты потеряли в одном бою, аж 18 танков).

Позднее, уже после войны, Главная военная прокуратура СССР провела обстоятельное расследование истории боя у разъезда Дубосеково, в результате чего выяснилось, что история о 28 героях – выдумка.

В частности, бывший командир 1075-го стрелкового полка Илья Капров сообщил военным следователям о том, что «…никакого боя 28 панфиловцев с немецкими танками у разъезда Дубосеково 16 ноября 1941 года не было — это сплошной вымысел. В этот день у разъезда Дубосеково в составе 2-го батальона с немецкими танками дралась 4-я рота, и действительно дралась геройски. Из роты погибло свыше 100 человек, а не 28, как об этом писали в газетах. Никто из корреспондентов ко мне не обращался в этот период; никому никогда не говорил о бое 28 панфиловцев, да и не мог говорить, так как такого боя не было. Никакого политдонесения по этому поводу я не писал. Я не знаю, на основании каких материалов писали в газетах, в частности в «Красной звезде», о бое 28 гвардейцев из дивизии им. Панфилова».

Допрошенный секретарь «Красной звезды» Александр Кривицкий, в свою очередь, показал, что «при разговоре в ПУРе с т. Крапивиным он интересовался, откуда я взял слова политрука Клочкова, написанные в моем подвале: «Россия велика, а отступать некуда — позади Москва», — я ему ответил, что это выдумал я сам… В части же ощущений и действий 28 героев — это мой литературный домысел. Я ни с кем из раненых или оставшихся в живых гвардейцев не разговаривал».

Вот и думайте. С одной стороны (по мифу) было 28 героев-панфиловцев, а в реальности свыше ста.

Другой пример мифологизации – подвиг Николая Гастелло, который в начале войны направил свой горящий самолет в колонну вражеской техники. Что, мол, явилось, первым в мире тараном наземной цели.

На самом деле, первый в истории авиации таран совершил русский летчик Петр Нестеров 8 сентября 1914 года против австрийского самолета. Авторство же первого тарана наземной цели принадлежит советскому летчику Михаилу Ююкину, который 5 августа 1939 года направил свой объятый огнем бомбардировщик СБ на противника в ходе боя на реке Халхин-Гол. И т.д.

Вплоть до того, что на месте предполагаемой гибели капитана Гастелло и его экипажа после войны обнаружили останки другого экипажа, капитана Маслова, который служил в том же полку, что и Гастелло и также вылетел на боевое задание в тот же день.

Останки Гастелло (как и место гибели его самолета) не найдены и по сей день, а сам факт тарана наземных войск противника подбитым советским самолетом – со стороны Гастелло или Маслова – пока не подтверждается фактами.

Подобных примеров можно приводить множество.

Например, одна из тем, на которую в советской историографии, мягко говоря, не очень было принято распространяться – паника в Москве 16-19 октября 1941 года (остановленная введением осадного положения), когда толпы людей, стремились вырваться любыми путями из города, который был, на их взгляд, уже практически обречен. При этом, «забег» возглавляли разного рода начальники, в том числе и работники аппарата ЦК ВКП(б).

Сошлюсь на докладную записку замначальника 1 отдела НКВД СССР старшего майора госбезопасности Шадрина от 20 октября 1941 года, который так описывал увиденное: «…5. В кабинетах аппарата ЦК царил полный хаос. Многие замки столов и сами столы взломаны, разбросаны бланки и всевозможная переписка, в том числе, секретная, директивы ЦК ВКП(б) и другие документы. 6. Вынесенный совершенно секретный материал в котельную для сжигания оставлен кучами, не сожжен. 7. Оставлено больше сотни пишущих машинок разных систем, 128 пар валенок, тулупы, 22 мешка с обувью и носильными вещами, несколько тонн мяса, картофеля, несколько бочек сельдей и других продуктов. 8. В кабинете тов. Жданова обнаружены пять совершенно секретных пакетов…»

Не до конца понятно и с цифрами. В частности, какие потери понесла наша армия в ходе войны?

Ведущий российский военный историк Алексей Исаев, которому я задал этот вопрос, ответил, что точных цифр на сегодняшний день – нет. Есть примерные – 8,6 млн. человек, подчеркнув при этом, что согласно Обобщенному компьютерному банку данных при министерстве обороны РФ, содержащему информацию о погибших и пропавших без вести военнослужащих Красной Армии, таковых насчитывается не менее 13 млн. человек.

Такая же неясность и с боевыми потерями у немцев, которым при всей их педантичности и аккуратности, к концу войны было не до подсчета.

В итоге, точно понять, насколько мы хорошо или плохо воевали, достаточно затруднительно. Тот же Исаев считает, что соотношения немецких и советских потерь колеблются где-то в районе 1:3-4.

Прошедший же всю войну солдатом писатель Виктор Астафьев, чья книга писем «Нет мне ответа…» сейчас выходит в свет, писал: «Не Вы, не я и не армия победили фашизм, а народ наш многострадальный. Это в его крови утопили фашизм, забросали врага трупами… Только преступники могли так сорить своим народом! Только недруги могли так руководить армией во время боевых действий, только подонки могли держать армию в страхе и подозрении… Сбивши внука Бисмарка, побивши шестую армию немцев, что ж Вы не похвалитесь, что немцы тут же округлили эту цифру и разбили под Харьковом (заманив в явный мешок) шесть наших армий? Только одних Ваших доблестных сотоварищей-лампасников под Харьковом одновременно было взято в плен 19 штук, потому что они привыкли наступать сзади и отступать спереди, вот и угодили в полосу сомкнутого кольца сами. В 1943 году!»

Было на той войне всякое: и героическое и напротив. И генералы были разные. Например, Александр Васильевич Горбатов — смелый, вдумчивый военачальник, страстный последователь Суворова, который не пил, не курил, не сквернословил, не боялся отстаивать свои взгляды перед каким угодно высоким начальством (не зря о его упрямом характере Сталин сказал, что «Горбатова могила исправит»).

Или лучший летчик союзных войск, первый трижды Герой Советского Союза, Александр Иванович Покрышкин, который умело воевал с первого до последнего дня войны и гордился тем, что ни один бомбардировщик или штурмовик, которых он, как истребитель, сопровождал на боевое задание, не был сбит.

У каждого – своя война. И не только у ветеранов – у нас, их потомков. К сожалению, у юных, ее становится все меньше и меньше. Может быть, стоит пересмотреть учебники истории, убрав оттуда мифы и добавив рассказы о реальных людях?

Ей богу, оно того стоит. Ибо, плохо знающий свою историю – обречен на ее повторение.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

ИСТОРИЮ ПИШУТ ПОБЕДИТЕЛИ

Один наш соотечественник, три года работавший в Японии имел такое хобби — устраивал опросы молодых японцев на предмет знания истории. Опросил аж 10 тысяч (!) и обнаружил, что представления японцев об историческом процессе кардинально отличаются от знаний россиян. Более всего его шокировало то, что знания они черпали исключительно из кинофильмов. Так 70% уверены, что во Вьетнаме победили американцы — ведь был же герой Рэмбо. 100% опрошенных сказали, что первый спутник запустили американцы, они же первыми вышли в космос (фильм «Армагедон»).
История это миф: невозможно уложить реальную жизнь, в том числе историю во всей ее полноте в строго научное русло, поэтому даже ученые-историки живут мифами. И это номрально, не нормально когда миф абсолютно не согласуется с твердо установленными фактами, как, например, представление японцев о том, что атмные бомбы на их города были сброшены советскими войсками. И это понятно: историю для японцев пишут оккупанты — американцы, которым вовсе не выгодно держать себя в роли безжалостных убийц, вот мифология и была подправлена.
И заблуждается тот, кто думает, что в России что-либо по-другому. Нет, здесь то же самое: историю пишут победители, руками любителей хрустеть французской булкой вроде Никиты Михалкова или верных проводников «линии партии» вроде Юрия Озерова. То же самое.
И отрыв мифологических представлений, представлений среднего россиянина от реальных фактов ничуть не меньше, чем у японцев.
Ведь какой миф бытует о развале СССР? Предатель Горбачев сдал СССР Ельцину, который по пьяни подписал беловежский сговор, и СССР рухнул. Если бы это было так, то правы либералы, утрверждающие, что СССР был нежизнеспособным образованием — рухнувшим от дуновения ветерка. Где здесь отрыв от фактов? А вот где: беловежское соглашение было выстрадано, подготовлено и желанно для победителей — этой бумажкой можно было б подтереться, если б, практически, не единогласная ратификация парламентами трех республик. Так в Белоруссии в прениях против ратификации выступил только один парламентарий. И это был не Лукашенко. И по итогам тайного голосования в Белоруссии против был подан только один голос. Вы верите, что это был не тот единственный, кто открыто выступил против? Я — нет.
И так всегда и везде, в том числе и в России — историческая мифология создается побдителями, в России — «детьми» хрущевско-жуковской «оттепели» — выгодоприобретателями от государственного переворота 1953-го года. Именно тогда началась перековка совесткого человека-творца в потребителя. Да, «грамотного потребителя» не Фурсенко выдумал, Фурсенко лишь легализовал процесс идущий более полувека.

Наши представления о недавней истории России формируются, в том числе, фильмами Никиты Михалкова, ностальгирующего по «хрусту французской булки», или Юрия Озерова, снимавшим свою опупею в соответствии с «линией партии».
Вот недавний фильм Никиты «Солнечный удар». Это правда — поручикам жилось тогда не худо, и ностальгия у Никиты о «России которую они потеряли» — искренняя.
Вот только, когда молодой поручик, «снимал» на пароходе очередную шлюху, рядом вполне мог увидеть вот такое, что в фильмах «булкохрустов» упорно избегают показывать:
А вот этот, который утопил «Россию, которую они потеряли», этих «юнкеров» с их балами и лакеями:
Не он ли это бежит в этой тройке «грациозно взрывая рыхлый снег каблучком»:
Конфетки-бараночки, словно лебеди саночки!
Средненький во времена СССР режиссеришка занял непропорционально много места в эти времена всплывших как говно в проруби «победителей». Когда исчез за блеском золотого унитаза Фильки Киркорова Муслим Магомаев.
Ничего подобного «Кубанским казакам», «Белорусскому вокзалу», «В бой идут одни «старики»», «Кавказской пленнице», «Иронии судьбы» Никита не снял. Кстати, чтоб снять «Белорусский вокзал», до которого Никита так и не дорос, не нужно иметь какой-то особый талант: режиссёр его снявший заявил, что снять подобное говно его нагнула клятая тоталитарная система. Не стало системы — не стало и шедевров. «У народа языкотворца умер звонкий забулдыга подмастерье». И те, кто снимали шедевры, обходились без имений и челяди при них. Многочисленную челядь и хоромы можно содержать исключительно на нетрудовые доходы, что мы и видим в случае с Никитой.
Нет, я не говорю, что перечисленные мною фильмы — лучшие фильмы СССР, нет речь о том, что Никита и до них не дорос. Просто он оказался в обслуге «победителей», которые щедро одаривают своих лакеев: где собачий парикмахер хавает больше, чем ракетчик академик Королев в СССР.
А что в фильмах Озерова? Когда партия решила, что Сталин планировал военные операции по глобусу, на глобус стали натягивать Жукова.
Кажддый год, за несколько месяцев до Дня Победы какой канал ни ткни, напорешься на лысину Михаила Ульянова в образе Маршала Победы. И эта промывка мозгов идет не одно десятилетие — так стоит ли удивляться, что не слышно возмущения среди простого люда по поводу установки между Красной и Манежной площадью памятника этой мифлогизированной личности.
В двух фильмах Юрия Озерова выведен как поожительный образ генерала Павлова, сдавшего врагу фронт — в фильме «Война на западном направлении». В роли генерала — Иван Мацкевич, «Битва за Москву», в роли генерала — Александр Филиппенко. На родине «героя» в 2010 году установлен памятник.
В общем-то кракас мифологии, которую окормлял Озеров, а ныне Михалков, создавался самим Жуковым.
В основание карточного домика, на котором покоятся все тузы вселенской брехни, засунута шестерка, сварганенная по сговору двух подлецов — Никиты Хрущева и Георгия Жукова. Из секретного письма Г. К. Жукова от 19 мая 1956 г. на имя другого подлеца того времени, возможно, главного — Н. С. Хрущёва: «Вследствие игнорирования со стороны Сталина явной угрозы нападения фашистской Германии на Советский Союз, наши Вооруженные Силы не были своевременно приведены в боевую готовность, к моменту удара противника не были развернуты, и им не ставилась задача быть готовыми отразить готовящийся удар противника, чтобы, как говорил Сталин, “не спровоцировать немцев на войну”»
Если выдернуть эту шестерку — рухнет весь их карточный домик, и все тузы, на нем покоящиеся будут играть уже против них, против фальсификаторов. Если убрать тезис, о том что Сталин накануне войны помешал привести войска в боевую готовность, то причина катастрофы лета 41-го года остается только одна — предательство. И тогда не нужно будет патриотам отрицать очевидное, чем тычут в нос русоненавистники и либералы — с началом войны был тотальный драп.
Вот сейчас и «потянем» за жуковско-хрущевскую «шестерку».
Вначале приведу всего лишь один пункт знаменитой Директивы № 1 от 21 июня 1941 г., подписанную Тимошенко и Жуковым:
«2) Задача наших войск — не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения.
Одновременно войскам Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского и Одесского военных округов быть в полной боевой готовности встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников.»
21 июня. Это сейчас мы знаем, что «завтра была война», а 21-го ее еще небыло!!! И, как нас уверяют либералы, разоблачители «кровавого режЫма» Сталин свято верил Гитлеру, еще эшелоны шли в Германию и он надеялся еще оттянуть войну, но вот те на: «войскам… быть в полной боевой готовности». Значит это враки, что Сталин помешал!
Но может быть, слишком поздно «кровавый тиран» осознал всю тяжесть ситуации, и прозрел только к вечеру 21-го июня, когда уже было слишком поздно?
Ну что ж, переведем с языка профессионалов на язык обывательский формулировку «быть в боевой готовности». Чтоб войскам «быть» в каком-тоо состоянии, их вначале в это состояние нужно привести, а для этого нужно особое распоряжение — о приведении войск в то или иное состояние.
И такие распоряжения были, они поступали в приграничные округа с 12 по 18 июня, т.е. минимум чуть ли не за неделю до нападения фашистов.
И доводились не только до командования приграничных округов, но и до партийных руководителей приграничных областей.
Хрущев и Жуков, прорвавшись к власти, изрядно подчистили архивы, и самого распоряжения от 18 июня сейчас уже, разумеется, не найти, но вот следов его уже топором не вырубить.
Ну как они исчезнут из архивов следствия по делу развала фронта под командованием Павлова, вот эти слова начальника связи ЗапОВО генерала Андрея Терентьевича Григорьева:
«И после телеграммы начальника Генерального штаба от 18 июня войска округа не были приведены в боевую готовность». Между прочим начальник Генерального штаба — Жуков. Подлец.
«»Донесение командующего Краснознаменным
Балтийским флотом командующим
Ленинградским и Прибалтийским Особыми
Военными округами, начальнику Погранвойск:
20 июня 1941 г.
Части КБФ с 19.6.41 г. приведены в боевую готовность по плану № 2, развернуты КП, усилена патрульная служба в устье Финского залива и Ирбенского пролива.
Командующий КБФ
Вице-адмирал Трибуц».»
По аналогичной же схеме отчитались и командующие Черноморским и Северным флотами.
Заметим, перед кем отчитываются, т.е. кому подчиняются флоты накануне нападения: начальнику Погранвойск, заместителю Лаврентия Берия, которого армейская верхушка после совершенного ими переворота 53-го года объявит «английским шпионом». Раздутый миф, о том, что нарком ВМФ Кузнецов вопреки воле Сталина загодя привел флоты в боевую готвоность — есть тот же подлый вымысел в русле заданном Жуковым и Хрущевым, просто Лаврентий Берия честно служил своей стране и в данном случае не сделал ничего экстраординарного — как профессионал-бюрократ вовремя исполнил принятое решение и проконтролировал исполнение.

Кстати, погранвойска, все органы НКВД и НКГБ, подчинявшиеся Берия были приведены в полную боевую готовность уже в 21.30 21 июня, то есть за 6 часов до начала агрессии!
Тимошенко с Жуковым отправили директиву Генштаба только 22 июня, в половине первого часа. Расшифровывали ее в округах уже под гудение фашистских «юнкерсов».
Из записки секретаря Брестского обкома КП(б) Белоруссии М. Н. Тупицына «О положении на фронте Брест-Кобринского направления» в ЦК ВКП(б) и ЦК КП(б) Белоруссии» от 25 июня 1941 г.: «В Брестской крепости на самой границе держали две стрелковые дивизии, которым даже в мирных условиях требовалось много времени для того, чтобы выйти из этой крепости и развернуться для военных операций. Кроме того, несмотря на сигнал военной опасности, командный состав жил в городе на квартирах. Естественно, при первых выстрелах среди красноармейцев создалась паника, а мощный шквал огня немецкой артиллерии быстро уничтожил обе дивизии. По рассказам красноармейцев, которым удалось спастись, заслуживает внимания и тот факт, что не все части и соединения имели патроны, не было патронов у бойцов.»
Жирным я здесь выделил то, что раньше либо пролетало мимо сознания, либо толковалось вкривь и вкось: «сигнал военной опасности» — партсекретарь имел ввиду именно распоряжение от 18-го июня, которое «кто-то» проигнорировал.
В конце 40-х, начале 50-х по инициативе Сталина , под прикрытием изучения и обобщению опыта сосредоточения и развертывания войск западных приграничных округов по плану прикрытия государственной границы 1941 г. накануне Великой Отечественной войны, тайно велось расследование причин и обстояетельств невероятной трагедии начала войны. Работа эта велась под руководством начальника Военно-научного Управления Генерального штаба генерал-полковника А. П. Покровского.
Были сформулированы «пять вопросов генерала Покровского», которые были заданы участникам тех событий, занимавшим в начальный период войны различные командные должности в войсках западных приграничных округов.
На волне «перестройки» и «гласности»»Военно-исторический журнал», начиная с № 3 1989 г., стал печатать ответы советских генералов на эти вопросы, поочередно посвящая одну статью в номере ответу на один вопрос. Удалось опубликовать ответы генералов только на два первых вопроса, потому как едва только очередь дошла до ответов на вопрос «Когда было получено распоряжение о приведении войск в боевую готовность?», безо всяких объяснений публикация была прекращена, главный редактор получил по рукам и по шапке.
1. Был ли доведён до войск в части, их касающейся, план обороны государственной границы; когда и что было сделано командованием и штабами по обеспечению выполнения этого плана?
2. С какого времени и на основании какого распоряжения войска прикрытия начали выход на государственную границу и какое количество из них было развернуто до начала боевых действий?
3. Когда было получено распоряжение о приведении войск в боевую готовность в связи с ожидавшимся нападением фашистской Германии с утра 22 июня; какие и когда были отданы указания по выполнению этого распоряжения и что было сделано войсками?
4. Почему большая часть артиллерии находилась в учебных центрах?
5. Насколько штабы были подготовлены к управлению войсками и в какой степени это отразилось на ходе ведения операций первых дней войны?
Поставленные вопросы однозначно свидетельствуют о том, что Сталин всерьез и не без оснований подозревал предательство части генералитета, в том числе и в вопросе о приведении войск в боевую готовность, что и привело к невиданной трагедии, ценой которой стала гибель 27 миллионов граждан Советского Союза.
Ну да, ну да: это ж был «подозрительный злобный кремлевский карлик». Давайте посмотрим откровения «боевого генерала», сдавшего под Вязьмой врагу миллион своих сограждан, кстати, Героя России, короче, из типичных «победителей» — Лукина. Вот он что, в частности, напел, сдавшись в плен: «Все,что в течение двух десятилетий поднималось против красных властителей, уничтожено, сослано, либо умерло. А командующий армией, который, может, и подумает в глубине души об организованном сопротивлении, не может рискнуть и шагу сделать в этом направлении. Он окружен комиссарами, шпиками и собственным военным советом. Предположим, он может откровенно поговорить с некоторыми товарищами, например с дивизионными генералами (чаще всего такой возможности нет)- что это ему даст? У тех генералов свои шпики,командиры полков и т.д. Так что практически мысль нельзя воплотить в действие…
…Даже видные русские руководители наверняка задумываются над этим, может даже те, кто еще может что-то сделать. Ведь не все руководящие деятели заклятые приверженцы коммунизма, но сегодня они не видят другого выхода. Есть два человека, настолько популярных и сильных, что они могли бы вызвать изменение обстоятельств: Буденный и Тимошенко. Буденный человек из народа, но он считает себя очень «культурным» и очень обаятельным человеком. Да и вряд ли он забыл 1938 год, когда он был в немилости у Сталина. Если бы вам удалось, например, привлечь этих людей, можно было бы избежать напрасного кровопролития».
— это мнение о тогдашнем генералитете не «сталинского сатрапа» Лаврентия Берия или Павла Судоплатова, это мнение типичного генерала, которому было вверено, когда он совершил предательство, четыре армии! Так что «злобный карлик» имел все основания не очень-то доверять этим «славным победителям».
Кстати, после успехов под Москвой А. А. Власова в войсках, вслед за Сталиным, называют не иначе как «спаситель Москвы». По заданию Главного политуправления о Власове пишется книга под названием «Сталинский полководец». Если б военный совет и дальше за ним присматривал, то, кто знает, кто бы там в 45-м принимал парад Победы на Красной площади, кто б валил все грехи на Сталина — блестящие характеристики в самом начале войны о нем Сталин получил как раз от Хрущева.
24 мая 1941 г., на расширенном заседании Политбюро ЦК ВКП(б), в котором участвовал высший командный состав РККА, в том числе участвовали и Жуков и Хрущёв, Сталин прямо заявил: «Обстановка обостряется с каждым днем, и очень похоже, что мы можем подвергнуться внезапному нападению со стороны фашистской Германии».

Думаю изложенного достаточно, чтоб понять, что постулат о том, что Сталин не ожидал нападения в июне 41-го — наглая, гнусная, бессовестная ложь, рожденная двумя мерзавцами — Жуковым и Хрущевым.
Теперь, зная о том, что Сталин действовал адекватно тому, как складывалась реальная обстановка, учитывая и взвешивая данные разведки, учитывая, что те же данные были на столе министра обороны и начальника генштаба, многое из того, что писалось и говорилось о начале войны, начинает выглядеть совсем по-другому.
Обратимся к исследованию Д.Н, Егорова » 30 Июня 1941. Разгром Западного фронта «. Автор приводит массу таблиц, данных, которые сложно интерпретировать даже специалисту. Но есть вещи, которые доступны любому обывателю, даже совершенно не сведущем в военном деле.
Вот, например, выписка оттуда: «…немало комначсостава было застигнуто войной где угодно, но только не на своих боевых постах.
И не противник был в этом повинен, а собственное руководство и обстоятельства. Вот строки из военного дневника Константина Симонова, которому предстояло добираться до Гродно для работы в газете политотдела 3-й армии:
«В вагоне ехали главным образом командиры, возвращавшиеся из отпусков. Было тяжело и странно. Судя по нашему вагону, казалось, что половина Западного военного округа была в отпуску. Я не понимал, как это случилось» .
Летние отпуска 41-го года сыграли злую шутку с войсками прикрытия госграницы. Однако они весьма убедительно свидетельствуют о том, что СССР не готовился к нападению на Германию в июне-июле 1941 г.»
Очень сильно! Вот только зададимся вопросом, что может значить вывод «СССР не готовился к нападению на Германию в июне-июле 1941 г.»?
Это что — в целях маскировки планов были обезглавлены приграничные округа? Мне сдается, что кто-то явно не собирался не то что нападать на Германию, а вообще воевать!
— Политическое руководство за месяц до начала войны выразило военному руководству обеспокоенность по поводу возможности в ближайшее время нападения гитлеровцев на СССР, как очень вероятной? — Выразило: «Обстановка обостряется с каждым днем, и очень похоже, что мы можем подвергнуться внезапному нападению со стороны фашистской Германии».
И что, как же так, что именно после этого , случилось так, что «Судя по нашему вагону, казалось, что половина Западного военного округа была в отпуску. Я не понимал, как это случилось».
Симонов «не понимал», так и помер «не понимая», слушая байки «маршала Победы». — Неужто не понятно, кто непосредственно отвечает за то, где должны находиться офицеры и генералы при угрозе нападения на страну — в отпусках, командировках, курсах повышения и вообще, черт знает где, но не на боевых постах?!
СССР готовился к войне, жил этим, война витала в воздухе.
Вот стихи тех лет того самого Константина Симонова:
Святая ярость наступленья,
Боев жестокая страда
Завяжут наше поколенье
В железный узел, навсегда
Нам впаривают, что Сталин обезглавил Красную армию своими репрессиями. Но число «невинно убиенных» просто мизерно, по сравнению с теми, которым устроили отпуска министр обороны Тимошенко и начальник Генштаба Жуков, разогнав командование приграничных округов под различными предлогами накануне нападения врага. Ну не Сталин же выписывал командировочные удостоверения!
Была ли страна готова к войне?
Гремя огнем, сверкая блеско сталиПойдут машины в яростный поход
К 10.07.1941 г. наши вооруженные силы потеряли 11 783 танка, в действующей армии осталось всего 1731, из них 1214 легких . Когда Гитлеру доложили о числе уничтоженных и захваченных русских танков, он заявил в узком кругу своих приближенных, что если бы он знал о их количестве и качестве, то никогда бы не начал поход на Восток.
Что кроется за этим высказыванием Гитлера? А то, что если б русские минимально использовали танки, то весь «блицкриг» и прочая «барбаросса» накрылись бы медным тазом, а пример полета фанеры над Парижем был бы для фрицев голубой мечтой!
Страна готовилась к войне, жила войной, все было нацелено на защиту завоеваний народа, но, вот кто-то, точно, воевать не собирался, а собирался сдать все созданное народом вместе с народом.
В первый же день сдали всю авиацию, ну хорошо, авиация — вещь хрупкая, нежная, привязана к месту — где попало самолеты не посадишь, нужен аэродром, но вот танки-то! Танки сдать за две недели!
В 1931-м году Сталин заявил, что «…мы отстали от передовых стран на 50—100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут».
Страна сделала невозможное — невероятными усилиями действительно, не только «пробежала», но и вырвалась вперед, продемонстрировав невероятные возможности освобожденного, раскрепощенного народа.
И главным приоритетом была армия — как гарант выживания молодого государства, государства нового типа. Было создано поколение передовых инженеров, создан рабочий класс, ушло от сохи сельское хозяйство.
Армии дали достаточное количество вооружения, которое по качеству превосходило вооружение любого возможного противника в мире.
И вот все эти титанические усилия в течение двух недель — коту под хвост!
Матерый либерал Юлия Латынина как-то писала: танки КВ были практически неуничтожимы для наступавших немцев, и они просто могли затоптать все их «клинья» вместе с поддерживающий пехотой. Просто народ не хотел воевать за Сталина.
И Латынина и Гитлер правы в одном: воевать бы немцы с этой стальной сталинской армадой не смогли.
Исторический пример: 6-я танковая дивизия вермахта 48 часов воевала с одним-единственным советским танком КВ-1 («Клим Ворошилов»).
Этот эпизод подробно описан в мемуарах полковника Эрхарда Рауса, чья группа пыталась уничтожить советский танк.
«Пятидесятитонный КВ-1 расстрелял и раздавил своими гусеницами колонну из 12 грузовиков со снабжением, которая шла к немцам из захваченного города Райсеняй. Потом прицельными выстрелами уничтожил артиллерийскую батарею. Немцы, разумеется, вели ответный огонь, но безрезультатно. Снаряды противотанковых пушек не оставляли на его броне даже вмятин – пораженные этим немцы позже дали танкам КВ-1 прозвище «Призрак». Да что пушки – броню КВ-1 не могли пробить даже 150-миллиметровые гаубицы. Правда, солдатам Рауса удалось обездвижить танк, взорвав снаряд у него под гусеницей.
Но «Клим Ворошилов» и не собирался никуда уезжать. Он занял стратегическую позицию на единственной дороге, ведущей в Райсеняй, и двое суток задерживал продвижение дивизии (обойти его немцы не могли, потому что дорога проходила через болота, где вязли армейские грузовики и легкие танки).
Наконец, к исходу второго дня сражения Раусу удалось расстрелять танк из зениток. Но, когда его солдаты опасливо приблизились к стальному чудовищу, башня танка внезапно повернулась в их сторону – видимо, экипаж все еще был жив. Лишь брошенная в люк танка граната поставила точку в этом невероятном сражении..»
В другом эпизоде, уже 42-года, подобный танк вообще выдержал осаду в 17 дней! Т.е. это была крепость на колесах, созданная сталинскими инженерами и рабочими, чего не мог, как ни пыжился, сделать «сумрачный германский гений». Но, кто-то, точно, воевать не хотел. Не будем показывать пальцем на Тимошенко и Жукова…
Из срочной телеграммы от 29 июня 1941 г. секретаря Гомельского обкома Компартии (большевиков) Белоруссии Ф. В. Жиженкова на имя Сталина:
«Бюро Гомельского обкома информирует Вас о некоторых фактах, имевших место с начала военных действий и продолжающихся в настоящее время:
1. Деморализующее поведение очень значительного числа командного состава: уход с фронта командиров под предлогом сопровождения эвакуированных семейств, групповое бегство из части разлагающе действует на население и сеет панику в тылу. 27 июня группа колхозников Корналинского сельсовета Гомельского района истребительного батальона задержала и разоружила группу военных, около 200 человек, оставивших аэродром, не увидев противника, и направляющихся в Гомель. Несколько не больших групп и одиночек разоружили колхозники Уваровического района.
2. Незнание командованием дислокации частей, их численности, вооружения, аэродромов, снаряжения, дислокации баз Наркомобороны, их количества и содержимого в районе его действия тормозит быструю организацию активного отражения противника.
3. Посылка безоружных мобилизованных в районы действия противника (27 июня по приказу командующего в Жлобине было выгружено 10 000 человек, направляемых в Минск).
4. Всё это не даёт полной возможности сделать сокрушительный удар по противнику и отбросить его, а, наоборот, создало сейчас большую угрозу для Гомельского участка фронта и тем самым создает угрозу прорыва противника в тыл Киевского участка фронта» .
Нет, Вы подумайте: на излете перестройки это был убойный материал против Сталина: до чего кровавый тиран запугал военных, до чего усыпил бдительность, что во сне обстреллянные так перепугались, что бросились наутек!
Теперь же, когда мы знаем, что за неделю до 22 июня было приказано привести войска в боевую готовность по плану № 2, все выглядит совершенно по-иному, и начинаешь обращать внимание на детали, которые раньше пролетали мимо сознания.
(…)

Как продолжить фразу “Историю пишут победители”, кто ее автор и в чем смысл?

Эта фраза принадлежит Антону Дрекслеру. В 1919 г. он основал Немецкую рабочую партию, которая в 20 году была переименована в Национал-социалистическую немецкую рабочую партию (НСДАП). В 21 году председателем этой партии был избран Гитлер. Дрекслер был назначен “почетным председателем” и до 23 года сохранял этот пост. Потом до 1933 года он не принимал участия в деятельности партии

После прихода нацистов к власти в 1933 году снова вступил в партию. В 1934 году был награждён «Орденом крови» (памятной медалью в честь путча 1923 года), однако больше не играл в политике никакой роли. Умер в феврале 1942 года в Мюнхене.
Гитлер описал его в «Майн Кампф» как человека, который «не был солдатом», который «не прошёл достаточной школы жизни», и потому остался человеком слабым и сомневающимся.
Тем не менее Гитлера заинтересовали идеи Дрекслера, отвечавшие его собственным взглядам. Концепция Дрекслера о необходимости ликвидации существовавшего якобы “масоно-еврейского капиталистического заговора” полностью совпадала с чаяниями Гитлера

Полностью фраза звучит так: “Историю пишут победители, поэтому в ней не упоминаются проигравшие“. Смысл очевиден и прост. Автор наверное не понимал тогда что проигравшие тоже в истории упоминаются, а именно – те же самые проигравшие фашисты. Да и других примеров много. Ведь история изучает не только победителей, но и побежденных тоже, хотя побежденным в ней и отводится меньше места. Но видимо амбициозность нацистов была такова, что они считала победителями всегда и везде только себя. И только себе приписывали право писать историю.
Очень интересные рассуждения на эту тему см. в скрине. Это отрывок из какой-то исторической книги, автор которой цитату Дрекслера анализирует со своей точки зрения.
Вношу поправку: в разных источниках Дрекслера называют то Антоном, то Артуром (что мы и видим на картинке с цитатой). Приношу свои извинения за неграмотность авторов, и уточняю, правильно – АНТОН ДРЕКСЛЕР.

Историю пишут победители


Владимир Путин на встрече с молодыми историками и преподавателями истории в Музее современной истории в очередной раз задел тему сложных вопросов в истории России. Ведь именно знание истории даёт нам понимание уникальности русской цивилизации, силу духа для противостояния с врагами нашего народа.
О положительном
Путин совершенно точно отметил, что «предпринимаются попытки перекодировать общество во многих странах, в том числе и перекодировать общество нашей страны, а это не может быть не связано с попытками историю переписать, причесать её под чьи-то геополитические интересы».
Действительно, война в Малороссии-Украине стала прекрасным уроком того, что происходит, когда историю переписывают в чьих-то политических интересах. До начала XX столетия русские были единым народом, который в силу особенностей исторического развития имел местные, этнографические отличия. Скажем, жители Рязанщины и Новгородчины отличались от москвичей, русских поморов и сибиряков, но все они были русскими людьми. На основании этих местных различий (в говоре, одежде, быте и т. д.) в Российской империи была создана концепция о существовании великороссов, малороссов и белорусов — трёх ветвей единого русского народа. Большевики-интернационалисты в политических целях создали Украинскую и Белорусскую республики, «украинский и белорусский народы».
Почти столетие проект «Украина» активно развивался. С 1991 года проект вошёл в финальную стадию. Враги русского народа смогли создать «украинскую химеру» — миллионы русских людей стали «украинцами», полностью искусственной народностью, с выдуманной историей и на ходу создаваемым языком. Единственная цель «украинского народа» — это ослабление русской цивилизации и русского народа (потеря одного из центров русской государственности, древних сакральных центров, десятков миллионов русских людей, удар по экономике) и смерть в войне с остальной Россией. Одних русских сталкивают с другими русскими. Общество в Малороссии подверглось тотальной перекодировке, «украинизации». Искажение культурного кода народа привело к войне, всплеску насилия, жестокостям, которые напоминают худшие злодеяния гитлеровцев.
Глава государства указал на тот факт, что по-прежнему преобладает (в том числе и на последней выставке, посвященной Рюриковичам) версия Карамзина о том, что «государственность пришла извне». Так, в рамках норманнской теории происхождения Российского государства государственность на Руси создали находники-варяги, викинги, воины германо-скандинавского происхождения. Из этой теории был создан целый миф о «дикости» дохристианской Руси, «природной отсталости» славян, культурной миссии германцев в России (Чёрный миф о «дикости» дохристианской Руси). По сути, продолжением этого чёрного мифа является идея о вторичности России, русской культуры и истории по отношению к Западной Европе. Мол, Россия — это периферия Европы, её вечно отсталая окраина, которую необходимо вернуть на «истинный» путь европейской цивилизации.
При этом на второй план отходят факты о том, что государственность на Руси, в том же Новгороде, сложилась ещё до призвания варягов. Что доваряжская Русь уже имела все признаки государства. Совершенно забывают и том, что существует славянская теория происхождения варягов и Рюрика (Норманнская теория. К вопросу о происхождении варягов), о том, что Рюрик и его «русские варяги» были славянами из Центральной Европы. Ведь большинство современных россиян даже и не ведает о том, что в те времена в Центральной Европе, на землях нынешней Германии, Австрии, Северной Италии проживали наши прямые предки — славяне. Они основали такие города как Берлин, Вена, Дрезден, Бранденбург, Росток, Ольденбург, Лейпциг, Венеция и многие другие. Рюрик и варяги не были чужаками на землях Восточной Руси — это были братья с Западной Руси, которых призвали по необходимости (Рюрик — создание державы Сокола).
К сожалению, Западная Русь пала в героической и полной трагических страниц многовековой борьбе с Римом (тогдашний главный пункт управления западным проектом). А наши враги переписали историю. О славянской Европе забыли. Миллионы славян были мученически убиты или перекодированы («зомбированы»), ассимилированы, превращены в «дойче» (нем. Deutsche), стали «немцами» — «немыми», неспособными говорить на понятном языке. Славян лишили родной веры, языка и культуры.
Не надо думать, что в Малороссии происходит нечто новое, эти технологии уже были отработаны тысячу лет назад. Методика старая, но очень эффективная. Наступление на русскую цивилизацию продолжается уже более тысячи лет. Славян уничтожили в Центральной Европе, или сделали рабами Рима и других центров западного проекта (как поляков), теперь хотят уничтожить русский дух в Малой России. Лишить нас великой русской реки — Днепра, одного из древнейших центров русской государственности — Киева.
Путин объяснил жесткий стиль управления Сталина. «Просто трудно сказать, мы смогли бы выиграть войну, если бы власть не была такой жёсткой, а она была бы такой, как при Николае II? Тут очень трудно сказать. А последствия были бы какие, если бы проиграли? Последствия были бы просто катастрофические. Просто речь шла о физическом истреблении славянских народов, и не только русского, но и многих других народов…»

Путин также оправдал пакт Молотова — Риббентропа. Президент отметил, что Польша сама участвовала в разделе Чехословакии вместе с Германией. А затем получила «ответную шайбу». В том, что Москва подписала договор о ненападении с Германией, не было ничего плохого. Во-первых, как сказал Путин, «что же здесь плохого, если Советский Союз не хотел воевать?» Во-вторых, в Москве знали о неизбежности войны и стране «кровь из носа, нужно было время», чтобы модернизировать вооруженные силы. Каждый месяц и даже день имел значение для разработки вооружений и поставки новых систем оружия в армию.
Отметил Путин и роль Советского Союза во Второй мировой войне. Для того, чтобы увидеть ложность утверждения западных СМИ о главенствующей роли западных держав в победе над гитлеровской Германией и её союзниками, стоит только посмотреть на то, что какие жертвы принес на алтарь общей победы Советский Союз. Вспомнить, сколько дивизий Берлин держал на Восточном фронте большую часть войны, а сколько на Западном фронте. Советский Союз потерял в войне около 27 млн. человек, Соединенные Штаты — 418 тыс. человек, Великобритания вместе с доминионами, колониями и Индией — 412 тыс. человек, Франция — около 600 тыс. человек.
Путин не только защитил предвоенную стратегию советского руководства, но и отметил глубину русских корней в Крыму. Так, он сказал, что «Крым для русских… имеет и некоторое сакральное значение». Ведь именно в Крыму, Херсонесе-Корсуни (нынешний Севастополь) крестился князь Владимир, который потом крестил Русь. В результате Крым — это «первичная купель крещения России». Об этой глубине истоков, значении Крыма, Севастополя для России предпочитают не вспоминать. По сути, русский народ столетиями боролся за то чтобы «твёрдой ногой встать у своей исторической духовной купели».
Поэтому Севастополь — это не только город русской и военно-морской славы. Это только вершина айсберга русской истории. А если копнуть ещё глубже, можно вспомнить и тот факт, что Крым был часть Великой Скифии, великой северной цивилизации, которая была предшественницей русской цивилизации. Ведь Русь, по мнению историков, отстаивающих славянскую, русскую версию истории, а не западную теорию, по которой славяне «вылезли из болот» только в IX-X вв., это прямая наследница Скифии. Русский народ продолжает многотысячелетнюю линию государственности, существовавшей на просторах Северной Евразии (Великая Скифия и суперэтнос русов).
Ошибки
Ключевой ошибкой Путина стало утверждение, что большевики «надули общество». Их лозунги: «Земля — крестьянам, фабрики — рабочим, мир — народу!» были обманом. Мира большевики не дали, началась гражданская война, «фабрики и землю отобрали, национализировали, так что надувательство полное, стопроцентное».
Достаточно вспомнить, что два ключевых обещания большевики сдержали. Они вывели Россию из империалистической войны. Про «проливы» и Галицию здесь вспоминать не стоит. Февралисты-либералы, устроив переворот в феврале 1917 года, уже нанесли смертельный удар старой России. Россия не могла больше воевать, её армия стремительно разваливалась. Большевики заключили мир позднее, когда Германская империя рухнула, вернули часть утраченного (при Сталине вернут остальное). Правда, затем началась Гражданская война. Но большевики не были её организаторами. Гражданскую войну в России организовали её внешние враги, в первую очередь США и Англия, которые вскоре начали интервенцию с целью захвата и раздела ключевых областей русской земли. Вторыми по важности виновниками разжигания гражданского конфликта в России стали проигравшие февралисты-либералы, крайне левые (эсеры, анархисты), националисты-сепаратисты. Причем почти все они направлялись с Запада, в меньшей степени с Востока (Японии). Поэтому большевики не были главными виновника Гражданской войны. Наоборот, они создали новую русскую государственность, дали России вторую жизнь, возродили её из пепла.
Большевики обещали землю крестьянам, и они дали землю крестьянам. При коллективизации земля оставалась в коллективной собственности, в колхозах и совхозах, а не в государственной собственности. То есть землю крестьяне получили. Насчёт фабрик — вопрос открытый. Промышленность национализировали, она стала народной. То есть можно считать, что и этот пункт был выполнен.
Стоит помнить, что именно большевики реализовали те эпохальные задачи, которые стояли перед Российской империей в период правления Николая II. Они провели ликвидацию безграмотности. При них Советская Россия совершила удивительный по тем временам проект электрификации страны, что стало основой для будущей индустриализации, проектов по освоению колоссальных территорий, строительству инфраструктуры, за счёт которой существует и нынешняя Россия. Параллельно большевики совершили колоссальный рывок в развитии образования, науки, техники и медицины. Большевики, ликвидировав «пятую колонну» в лице интернационалистов-троцкистов, смогли подготовить страну ко Второй мировой войне (царский режим этого сделать не мог), победить в ней и создать Красную империю, цивилизацию особого, созидательного типа, которая предлагала человечеству иной путь развития, в корне отличный от рабовладельческого, западного «Нового мирового порядка». Мы живем на фундаменте, созданном большевиками. Без их достижений нас бы уже давно раздавили.