Гай гаевский генерал

Гай, Гая Дмитриевич

Гая Дмитриевич Гай

арм. Հայկ Բժշկյանց

Дата рождения

6 (18) февраля 1887

Место рождения

Тебриз, Персия

Дата смерти

11 декабря 1937 (50 лет)

Место смерти

Москва, СССР

Принадлежность

Российская империя
СССР

Род войск

Русская императорская армия

Годы службы

— 1917
1918—1935

Звание

комкор

Сражения/войны

Награды и премии

В отставке

расстрелян

Медиафайлы на Викискладе

У этого термина существуют и другие значения, см. Гай.

Га́я Д(и)митриевич Гай (настоящее имя Гайк Бжишкя́н(ц), арм. Հայկ Բժշկյանց; 1887—1937) — советский военачальник, участник Гражданской войны. 11 декабря 1937 расстрелян в ходе кампании массовых репрессий в РККА. После смерти Сталина был реабилитирован.

Биография

Ранние годы

Армянин, родился в Тебризе (Персия), в семье народного учителя.

В 1901 году переезжает в Тифлис, где учится в армянской духовной семинарии.

С 1903 года принимал участие в революционном движении. Член РСДРП с 1904 года (указывают на его вступление в Армянскую социал-демократическую (гнчакскую) партию и в отряд фидаинов).

После окончания школы инструкторов и офицеров в Тифлисе добровольно отправился на фронт. Командовал ротой армянских добровольцев в шестой дружине, воевавшей на Кавказском фронте против турок. В Первую мировую войну дослужился до чина штабс-капитана, генералом Юденичем был награждён двумя Георгиевскими крестами и одной медалью.

Карьера в РККА

После Октябрьской революции вступил в РКП(б). Во время Гражданской войны во главе сформированных им частей вёл борьбу против Чехословацкого корпуса и оренбургских казаков генерала Дутова. В июле 1918 руководил обороной Симбирска. Несмотря на значительное преимущество в живой силе, артиллерии и выборе позиции для обороны потерпел поражение от наступающих белых частей подполковника В. О. Каппеля, взявшего город 21 июля 1918 года. Командовал следующими частями и соединениями:

  • июль — ноябрь 1918: 1-я Симбирская пехотная дивизия (с ноября 1918 — 24-я Симбирская), взявшая Симбирск и в дальнейшем получившая наименование «Самаро-Ульяновская Железная дивизия». За его подписью отправлена известная телеграмма выздоравливающему после покушения Ленину: «Взятие вашего родного города, это ответ за одну вашу рану, а за другую рану будет Самара».
  • декабрь 1918 — июнь 1919: 1-я армия в составе Восточного фронта РККА, которую принял после отбытия М. Н. Тухачевского на Южный фронт и которой командовал во время весеннего наступления белых;
  • август-сентябрь 1919: 42-я стрелковая дивизия Южного фронта;
  • с 25 сентября 1919 года по 3 марта 1920 года: 1-я Кавказская «дикая» кавалерийская дивизия Южного фронта.

Весной 1920 года командовал 2-м Кавказским кавалерийским корпусом Южного фронта РСФСР. Во время советско-польской войны — командующий 3-м кавалерийским корпусом на Западном фронте РСФСР. После перехода польских войск в контрнаступление в конце августа 1920 года 3-й кавалерийский корпус с частями 4-й армии был прижат к польско-немецкой границе и наголову разгромлен, остатки его перешли на немецкую территорию, где корпус был интернирован в Восточной Пруссии.

В июне 1922 года Г.Д. Гай закончил Высшие военно-академические курсы. Приказом Реввоенсовета Республики он назначается командиром 11-й кавалерийской дивизии.

В 1922 году наркомвоенмор Армении. С мая 1923 по 1924 год — командир 7-й Самарской кавалерийской дивизии имени английского пролетариата, входившей в состав Западного округа. В дивизии служил Г. К. Жуков, который впоследствии с большим уважением отзывался о Гае в своих мемуарах. Именно по инициативе Гая Жуков в 1924 году поступил в Высшую кавалерийскую школу в Москве.

По приказу наркома, командующий Западным военным округом А. И. Корк поручил Гаю сформировать 3-й конный корпус.

25 мая 1925 года приказом Реввоенсовета Республики Г.Д. Гай зачисляется в Военную академию РККА.

В 1927—1929 годах — командир 3-го кавалерийского корпуса имени Белорусской ССР, в состав которого входили 7-я Самарская, 6-я Чонгарская дивизии и отдельная кавалерийская бригада..

В 1929—1933 годах — адъюнкт, затем преподаватель кафедры истории военного искусства Военной академии им. М. В. Фрунзе. В 1933—1935 годах — профессор и начальник кафедры истории войн и военного искусства в Военно-воздушной академии имени Н. Е. Жуковского.

Опала, арест и гибель

В июне 1935 года был снят со всех постов, уволен из РККА и исключён из ВКП(б). Арестован 3 июля 1935 года. Обвинён в «создании военно-фашистской организации в РККА». В письме, направленному наркому внутренних дел СССР Г. Ягоде из тюрьмы, Г. Гай признал, что, «будучи выпивши, в частном разговоре с беспартийным, сказал, что „надо убрать Сталина, всё равно его уберут“». Жена Гая, Наталия Яковлевна, обратилась за помощью к видному большевику Петру Кобозеву, чтобы он просил Сталина помиловать её мужа. Сталин через помощника передал Кобозеву: «НКВД разберётся». 15 октября 1935 г. был приговорен ОСО при НКВД СССР по обвинению в причастности к контрреволюционной группе к 5 годам тюремного заключения. При этапировании из Москвы в Ярославский политизолятор 22 октября 1935 года бежал, выпрыгнув на ходу из вагона поезда, при падении получил травмы и спустя несколько дней был схвачен направленными на его поиски сотрудниками НКВД.

Два года находился в заключении. 11 декабря 1937 в ходе кампании массовых «чисток» в РККА был расстрелян. Посмертно реабилитирован.

Награды

  • За участие в Первой мировой войне награждён двумя Георгиевскими крестами и одной медалью.
  • Был дважды награждён Орденом Красного Знамени: в 1918 году за боевые действия в районе Волги и в 1920 году за польскую кампанию.
  • Почётный гражданин Минска.
  • в 1926 году личный состав 71-го стрелкового полка 24-й Железной дивизии избрал Гая почетным красноармейцем полка (утвержден приказом Реввоенсовета №258 от 26 апреля 1926 г.).

Память

Памятник Г. Гаю в школьном дворе, ТольяттиПочтовая марка СССР, 1967 год

  • В Ереване его именем назван проспект, а также поставлен памятник.
  • В Железнодорожном районе города Ульяновска в 1967 году его именем названа улица, ставшая проспектом, а также в 1986 году воздвигнут памятник.
  • В городе Сенгилей Ульяновской области установлен бюст Г. Д. Гая
  • Имеются также улицы Гая в городах Гродно, Минск, Самара, Оренбург, Ульяновск, Сенгилей, Бузулук и Старый Оскол; бульвар Гая в городе Тольятти.
  • В центральной части г. Оренбурга в честь Г. Д. Гая названа улица, на которой установлен его бюст.
  • В 1963 году в его честь был назван речной пассажирский теплоход проекта 305 «Комдив Гай».
  • В 1967 году была выпущена почтовая марка СССР, посвященная Гаю.
  • Гайк Бжишкян несколько раз упоминается в романе Хачика Даштенца «Зов пахарей», повествующем о партизанской борьбе армянских гайдуков против османских властей на рубеже XIX—XX веков.
  • Также он — персонаж романа «Диктатор» (Издательский дом «Армада», 1998 год).
  • Г. Д. Гай — персонаж фильмов «Пыль под солнцем» (Литовская киностудия, 1977), «Подданные революции» (Свердловская киностудия, 1987) и «Умри на коне» (Арменфильм, 1979).

Литература

  • Гай, Гая Дмитриевич // Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия. — М., 1983. — С. 138.
  • Гай Г. Д. На Варшаву! Действия 3 конного корпуса на Западном фронте. Июль-август 1920 г. М. — Л.:, 1928.
  • Гай Г. Д. В боях за Симбирск. Ульяновск, 1928.
  • Гай Г. Д. В боях за Волгу. Из. сб. «Были пламенных лет», Куйбышев: Куйбышевское книжное изд., 1962.
  • Гай Г. Д. Первый удар по Колчаку. Ленинград, 1926.
  • Айрапетян Г. А. Железный Гай / Предисловие С. М. Будённого. — М.: Воениздат, 1980. — 124 с. — (Полководцы и военачальники).
  • Дунаевский А. М. По следам Гая. — Свердловск: Средне-Уральское книжное издательство, 1975. — 272 с.
  • Лазарев С. Е. Подрезанные крылья (Неизвестное из жизни спецслужб) // Военно-исторический журнал. 2012. № 5 (625). С. 66-70.
  • Лазарев С. Е. Судьба комкора Г. Д. Гая в контексте трагических событий 1930-х гг. // История в подробностях. «Большой террор». М., 2012. № 6 (24). С. 22-27.
  • Лазарев С. Е. Социокультурный состав советской военной элиты 1931—1938 гг. и её оценки в прессе русского зарубежья. — Воронеж: Воронежский ЦНТИ — филиал ФГБУ «РЭА» Минэнерго России, 2012. — 312 с. — 100 экз. — ISBN 978-5-4218-0102-3.
  • Софронов И. Сабля комкора Гая // Братишка : Ежемесячный журнал подразделений специального назначения. — М.: ООО «Витязь-Братишка», 2013. — № 11. — С. 72-77.
  • Железный Гай // Губернский вестник. — 2010.
  • Айрапетян. Г.А. Легендарный Гай. — М.Воениздат. 1965. 176 с.
  • Вестник архивов Армении, №2 (29). Номер посвящен жизни и деятельности Г.Д.Гая — Ереван. 1971. 368 с.

Примечания

  1. 1 2 3 Сталин был не прав, послав Гая на эшафот (Эдуард ГАСПАРЯН) (ПЕРСОНЫ. ИЗВЕСТНЫЕ АРМЯНЕ) Архивировано 26 мая 2013 года.
  2. rkka.ru. cavalry. Кавалерия гражданской войны. Командный состав кавалерийских соединений и объединений
  3. Соколов Б. В. Наркомы страха. М.: АСТ-Пресс, 2001. С. 78
  4. Сайт общества «Мемориал»
  5. Шрейдер М. П. НКВД изнутри: Записки чекиста. — М. : Возвращение, 1995.
  6. Мясников, В. Последний бой Гая // Коммунар. — 1989.
  7. Как комкор Гай наркому Ягоде свинью подложил // «АиФ Долгожитель». — 9 декабря 2005 г.. — № 23 (83).
  8. В деле Гая содержится обвинение в участии «в антисоветской террористической организации правых» (АП РФ. Оп. 24. Д. 413. Л. 252, Списки жертв
  9. 1 2 КАВАЛЕРЫ ОРДЕНА КРАСНОГО ЗНАМЕНИ РСФСР, Присвоение второго ордена Красного Знамени.
  10. Гая Дмитриевич Гай, «Железный» комдив

Ссылки

  • Гая Дмитриевич Гай, «Железный» комдив

Руководители военных ведомств Демократической Республики Армения, Армянской ССР и Армении

Министры обороны ДРА

  • И. В. Ахвердов (1918—1919)
  • Х. Г. Араратов (1919—1920)
  • Р. Тер-Минасян (1920)
  • Д. М. Канаян (1920)

Наркомы по военным делам АрССР

  • А. Ф. Мясников (1921)
  • Г. Д. Гай (1922)

Министры обороны РА

  • В. З. Саркисян (1991—1992)
  • Н. Г. Тер-Григорьянц (1992) и. о.
  • В. М. Манукян (1992—1993)
  • С. А. Саргсян (1993—1995)
  • В. З. Саркисян (1995—1999)
  • В. В. Арутюнян (1999—2000)
  • С. А. Саргсян (2000—2007)
  • М. А. Арутюнян (2007—2008)
  • С. М. Оганян (2008—2016)
  • В. А. Саргсян (2016—2018)
  • Д. Э. Тоноян (2018 — н. в.)

Пьяное «преступление» комдива Гая

Год издания: 1967

Страна: СССР

Гайк Бжишкян родился в 1887 году на территории Персии. Когда семья перебралась в Тифлис, четырнадцатилетний парень связался с революционерами. Взяв подпольную кличку Гай, он занялся агитацией среди рабочих в Закавказье, успел посидеть в тюрьме. В 1914 году окончил офицерскую школу и командовал ротой в армянской дружине, воевавшей против турок. Дослужился до звания штабс-капитана.

С 1918 года Гай командовал крупными соединениями Красной армии. Он создал легендарную Железную дивизию, освободившую Симбирск. Воевал в Поволжье, на Урале и в Закавказье. В 1920-м, хотя кавалерийский корпус Гая был наголову разбит поляками, сам Пилсудский назвал его «лучшим военачальником Страны Советов». В мирное время Гай в основном преподавал в военных академиях. Всё закончилось в 1935 году.

В июне, крепко выпивая в малознакомой компании, Гай громко произнес: «Надо убрать Сталина, всё равно его уберут». Кто-то из собутыльников донёс в НКВД. Гая тут же уволили из академии имени Жуковского, исключили из партии, а 3 июля арестовали по обвинению в «создании военно-фашистской организации в РККА». Времена стояли еще вегетарианские, и отделался Гай сравнительно легко — он получил пять лет. Во время этапирования в Ярославский политизолятор 22 октября 1935 года осужденный Гай Г. Д. совершил побег. В нарушение инструкций везли его не в арестантском вагоне, а в обычном купе. Гай попросился в туалет, выбил стекло и выбросился из окна идущего поезда. Конвойные сорвали стоп-кран, но пока состав тормозил, Гай успел скрыться.

По тревоге были подняты 900 курсантов пограничной школы, весь личный состав НКВД, а также партийный и комсомольский актив окрестных областей. Вокруг места побега образовалось огромное 100-километровое кольцо. Однако обнаружили беглеца спустя два дня не чекисты, а простой колхозник и школьный учитель. Гай при побеге сломал ногу и спрятался в стогу сена. Там его и схватили. Добавки к сроку за побег Гай не получил.

Зато пострадал нарком внутренних дел Ягода. Сталин был крайне недоволен и фактом самого побега, и тем, что НКВД-шники, исправляя свою оплошность, устроили чуть ли не общую мобилизацию. Через полтора года Ягода сам оказался за решеткой.

А Гай просидел в Ярославле меньше двух лет. В 1937 году во время чистки РККА вспомнили и о нём. Его подверстали к делу «антисоветской террористической и шпионско-диверсионной организации правых» и расстреляли 11 декабря 1937 года.

ГАЙ ГАЯ ДМИТРИЕВИЧ

Гая Дмитриевич Гай родился 6 (по новому стилю — 18) февраля 1887 года в персидском городе Тебризе в семье революционера. По национальности армянин. Окончил четырёхклассную армянскую школу в городе Арамян. С пятнадцатилетнего возраста участвовал в революционном движении. С 1903 года проживал в Тифлисе, учился в армянской учительской семинарии. В том же году он вступил в Армянскую социал-демократическую партию (в 1918 году вступил в РСДРП(б)), организовал в семинарии подпольный революционный кружок. За эту свою деятельность Гай был исключён из семинарии.

В 1905 году Гай принимал участие в покушении на наместника Кавказа князя Г. С. Голицына, после неудачи которого скрывался в Баку. Активно занимался революционной пропагандой среди рабочих. В конце 1906 года Гай был арестован жандармами и заключён в тюрьму. После выхода из заключения он работал масленщиком, тартальщиком на нефтяных промыслах в Баку, продолжал заниматься подпольной деятельностью. В 1910 году скрылся от полиции в Тифлисе, работал счетоводом. Гай являлся одним из создателей первых профсоюзов в Закавказье. В 1911 году он вновь был арестован и на следующий год выслан под полицейский надзор в Астрахань.

С началом Первой мировой войны Гай вернулся в Тифлис, где окончил школу инструкторов и офицеров, после чего добровольно ушёл на фронт. Участвовал в боях в Закавказье с турецкими войсками, будучи командиром кавалерийской роты 6-й армянской добровольческой дружине. Дослужился до звания штабс-капитана. Его боевые заслуги были отмечены двумя Георгиевскими крестами и Георгиевской медалью. После отзыва с фронта Гай преподавал в Тифлисской школе инструкторов и офицеров. В 1916 году он был назначен начальником армянских боевых резервных отрядов, но из-за последствий ранений не успел вступить в должность, так как выехал на лечение в Москву, где его застала Февральская революция.

После свержения российской монархии Гай возглавил военно-патрульную команду при штабе революционных войск Совета солдатских и рабочих депутатов, которая занималась разоружением бывших полицейских. В мае 1917 года он был направлен в Самарканд, где встретил Октябрьскую революцию. После выступления против Советской власти эмира Бухарского Самаркандский ревком поручил Гаю организовать дружины из местных рабочих для борьбы с ним.

С началом Гражданской войны Гай был направлен в Самару для формирования частей Красной Гвардии. Под его руководством красногвардейцы участвовали в боях с войсками генерала А. И. Дутова и частями чехословацкого корпуса. Вскоре Гай стал во главе 1-й Самарской пехотной дивизии, которая была включена в состав 1-й Революционной армии под командованием М. Н. Тухачевского. Дивизия Гая, преобразованная к тому времени в 24-ю стрелковую, принимала активное участие во взятии частями Красной Армии Симбирска и Самары, за что получила почётное наименование «Самаро-Ульяновская Железная дивизия».

В декабре 1918 года Гай был назначен на должность командующего 1-й армией Восточного фронта. Под его руководством она обороняла от белых Оренбург, нанесла ряд поражений белоказачьим формированиям А. И. Дутова. Когда Добровольческая армия генерала А. И. Деникина предприняла попытку наступления на Москву, Гай был направлен на Южный фронт в качестве командира сначала 42-й стрелковй дивизии, а затем 1-й Кавказской кавалерийской дивизии. Весной 1920 года он, уже будучи командиром 2-го конного корпуса, участвовал в боях за Крым.

Участвовал в боях советско-польской войны, будучи командиром 3-го конного корпуса. Действуя в составе 4-й армии, этот корпус прорвался в тыл польских войск и дошёл до Вислы, значительно способствовав успешным действиям всей армии в период общего наступления красных частей.

После окончания войны Гай продолжил службу в Красной Армии. В 1922 году окончил Военно-академические курсы высшего командного состава при Военной академии РККА, после чего был назначен народным комиссаром по военным и морских делам Армянской ССР. Избирался членом ЦИКов ЗСФСР и Армянской ССР. Активно участвовал в создании Красной Армии в Закавказье. В марте 1923 года Гай был направлен в Минск в качестве командира 7-й Самарской кавалерийской дивизии, впоследствии командовал 3-м кавалерийским корпусом и исполнял обязанности начальника Минского военного гарнизона.

В 1927 году он окончил Военную академию имени М. В. Фрунзе, после чего остался на преподавательской работе, защитил диссертацию, опубликовал ряд работ по истории Гражданской войны. В 1932 году Гай перешёл на работу в Военно-воздушную академию имени Н. Е. Жуковского, год спустя стал заведующим кафедрой истории войн и оперативного искусства.

3 июля 1935 года Гай был арестован по обвинению в причастности к антисоветской террористической организации. 15 октября 1935 года Особое совещание при НКВД СССР приговорило его к 5 годам исправительно-трудовых лагерей. 22 октября он сумел бежать из тюремного вагона, следовавшего в Ярославль, но уже через несколько дней был задержан сотрудниками НКВД. В течение двух лет Гай содержался в Бутырской тюрьме. 11 декабря 1937 года Военная коллегия Верховного Суда СССР приговорила его к высшей мере наказания — расстрелу. Приговор был приведён в исполнение в тот же день. Прах Гая был захоронен на полигоне «Коммунарка» в Москве.

21 января 1956 года решением Военной коллегии Верховного Суда СССР Гай посмертно был реабилитирован.

LiveInternetLiveInternet

Гая Дмитриевич Гай (настоящее имя и фамилия — Гайк Бжишкян) (1887-19370), герой Гражданской войны, комкор (1935). Член Коммунистической партии с 1918. Родился в семье учителя. В революционном движении с 1903. В 1918 во главе сформированных им частей вёл борьбу против белочехов и белоказачьих войск Дутова, командовал 24-й стрелковой дивизией, освободившей Симбирск и получившей наименование «Самаро-Ульяновской Железной дивизии». В декабре 1918 — июне 1919 командовал 1-й армией Восточного фронта, затем 42-й стрелковой и 1-й Кавказской дикой кавалерийской дивизиями на Южном фронте. Во время советско-польской войны 1920 командир 3-го конного корпуса, успешно действовавшего на правом фланге Западного фронта. В августе 1920 корпус прикрывал отступление 4-й армии и был интернирован в Восточной Пруссии. В 1922 наркомвоенмор Армении, затем на военно-педагогической и научной работе. С 1933 профессор и начальник кафедры истории войн и военного искусства в Военно-воздушной академии им. Н. Е. Жуковского. Награжден 2 орденами Красного Знамени.
3 июля 1935 года в Минске Рай был арестован. На празднование 15-й годовщины освобождения Белоруссии от белополяков он, почетный гражданин Минска, прибыл с женой Наталией Клоковой. Это был первый случай, когда прилюдно брали красного командира пролетарского происхождения. Вернувшись в Москву, Наталия Яковлевна обратилась за помощью к старому революционеру Петру Кобозеву, который был на «ты» с «кремлевским горцем». Сталин через помощника передал Кобозеву: «НКВД разберется». И НКВД разобрался. Его обвинили в измене родине, создании антисоветской «Группы Гая», покушении на Сталина. Так называемое дело Гая составило восемь томов.
Из всех «легендарных героев», которых арестовывали молодчики, всегда имевшие дело с безоружными, охваченными отчаянием людьми, только у Гая взбрыкнулся его армянский темперамент. Когда его арестованного везли в обычном поезде, он малость придушил одного конвойного и выпрыгнул из поезда. Конечно, его нашли со сломанной ногой и, после быстрых традиционных процедур, застрелили. Но все же — он погиб не как овца, а как солдат.
Обнаружили Гая в стогу сена со сломанной ногой проходившие мимо сельский учитель и колхозник. Один из них побежал сообщать и по дороге встретил группу сотрудников органов из Москвы, возглавляемую М.П. Фриновским (впоследствии первым заместителем Ежова). Как потом рассказывали очевидцы, Фриновский подошел к лежащему Гаю, протянул ему руку и сказал: Здорово, Гай! – Всякой сволочи руки не подаю, – ответил Гай. – Берите и продолжайте свое черное дело». Гай и не подозревал, что побегом своим дал Сталину повод избавиться от наркома Ягоды, уже отработавшего свое. После поимки Гая, 25 октября 1935 года, Сталин с курорта возмущенно пишет членам Политбюро Молотову и Кагановичу, а также Ягоде: «Из обстоятельств побега Гая и его поимки видно, что чекистская часть НКВД не имеет настоящего руководства и переживает процесс разложения. Непонятно, на каком основании отправили Гая в изолятор в особом купе, а не в арестантском вагоне? Что это за порядки?.. Еще более чудовищна обстановка поимки Гая. Оказывается, для того, чтобы поймать одного сопляка, НКВД мобилизовал 900 командиров пограничной школы, всех сотрудников НКВД, членов партии, комсомольцев, колхозников и создал кольцо, должно быть, из нескольких тысяч человек радиусом в 100 километров. Спрашивается, кому нужна Чека и для чего она вообще существует, если она вынуждена каждый раз и при всяком пустяковом случае прибегать к помощи комсомола, колхозников и вообще всего населения? Далее, понимает ли НКВД, какой неблагоприятный для правительства шум создают подобные мобилизации? Наконец, кто дал право НКВД на самочинную мобилизацию партийцев, комсомольцев и колхозников для своих ведомственных потребностей? Не пора ли запретить органам НКВД подобные, с позволения сказать, мобилизации? Важно заметить, что вся эта кутерьма была бы исключена, если бы Гай был отправлен в арестантском вагоне. Я думаю, что чекистская часть НКВД болеет серьезной болезнью. Пора заняться нам ее лечением».

Из камеры Гай писал Ягоде покаянные письма, жаловался на судьбу: «Ничто мне не жаль, ни семью, ни малолетнюю дочь, ни инвалида престарелого отца, мне жаль до жгучей боли имя старого боевого командира Красной армии «Гая»… Тов. Ягода, мне очень больно об этом говорить… Умоляю еще раз партию простить меня и дать возможность своей кровью искупить вину». В конце странички была приписка: «В камере темно, да и слезы мешают писать…» (По доносу Гай где-то сболтнул, что Сталина пора убирать. В этом он сам признавался и каялся.)
Военный историк и писатель Гайк Айрапетян пишет о своей встрече с Семеном Буденным, когда в начале 60-х годов принес ему свою книгу «Железный Гай» и попросил написать «слово к читателю». «Более десяти лет верой и правдой служил Отечеству. Ну что, о Гае написано с любовью, с душой и, как мне кажется, с болью. Слово казака, подпишу! Хотя признаюсь, не очень-то мы ладили. В Алашкертской долине он у нас горную пушку свистнул, на Северном Кавказе ограбил склады одной из моих дивизий. На польском фронте промчался до Варшавы, а я застрял подо Львовом из-за упрямства Иосифа Сталина. Вот и назвал польский маршал Юзеф Пилсудский Гая лучшим военачальником Страны Советов. А когда стал завкафедрой в академии, полгода не принимал у меня зачета по военной истории. Руки мне не подавал, все урядником называл. Скажу, не таясь, он нагло ухаживал за моей первой женой, которую потом я зарубил. Но все равно уважал я его как отличного конника и мудрого полководца… Что же, вернем брата-конника из небытия! Тащите-ка факсимиле».
11 декабря 1937 года был приговорён Военным трибуналом Верховного Суда СССР к высшей мере наказания и в тот же день расстрелян на Бутовском полигоне. Посмертно реабилитирован и восстановлен в партии 21 января 1956 года.
Серия сообщений «Революция, Гражданская война»:
Часть 1 — 1-я Конная армия и её командиры
Часть 2 — Штурм Зимнего дворца

Часть 18 — Первый интернационал
Часть 19 — Расстрелянный командарм Иона Якир
Часть 20 — Железный комдив Гая Гай
Часть 21 — Киевский завод «Арсенал»
Часть 22 — Орден Октябрьской Революции

Часть 38 — Герой Гражданской войны Александр Пархоменко
Часть 39 — Великая французская революция (1789-1794) — предтеча Великой Октябрьской социалистической революции
Часть 40 — Великая французская революция на марках разных стран

В центре города раньше была улица Гая. «Ульяновск сегодня»: историческая прогулка по улице, которая носила имя мецената, комиссаров, врага народа и героя-пулемётчика

Ульяновский городской архив вновь приглашает совершить историческую прогулку по улицам нашего города. Сегодня мы предлагаем пройтись по Кузнецова, что находится в самом центре нашего города и соединяет улицу Гончарова с Соборной площадью.

Думаем, что никого не удивим, сказав, что эта улица изначально носила совсем другое название. Она была Глазовой — в честь симбирянина Глазова, который пожертвовал крупную сумму денег на строительство Тихвинской церкви.

Для справки: церковь возвели в 1749 году на угловом участке пересечения улицы Тихвин-ской (ныне Плеханова) и современного переулка С. Халтурина. Существовавшая почти два века, Тихвинская церковь была ка-менной. В пожары 1864 года она обгорела, а затем заново восстановлена. В 1930-х годах Тихвинскую церковь сломали, а в 1987-1988 годах рядом построили двухэтажную гости-ницу «Октябрьская».

Но вернемся к истории улицы. Имя мецената Глазова она проносила где-то до середины ХIХ века, а потом сменила название на Комиссариатскую. На первый взгляд, оно как будто бы связано с комиссарами Красной Армии, но это не так: до Красной Армии и красных комиссаров было еще далеко. Дело в том, что в ХIХ веке здесь располагалась Комиссариатская комиссия – государственная контора, принимавшая в казну сукно от симбирских фабрикантов.

С именем Комиссариатская улица просуществовала вплоть до начала ХХ века. Но после революции 1917 года наступает период массовых административных переименований: взамен старых топонимов потребовались названия, символизирующие победу революции и наступление новой жизни. Фамилии героев, теоретиков мирового революционного и социалистического движения, государственных и партийных деятелей нового строя того времени десятками и сотнями стали появляться на картах городов и весей. Так топонимику поставили на службу агитации и пропаганды.

И вот, в 1918 году наша улица получает имя Троцкого, в честь второго по значению вождя в тогдашней советской иерархии, наркома военных и морских дел, главного организатора Красной Армии и защитника социалистического Отечества.

Но в 1928 году Лев Троцкий был объявлен главным врагом советской власти и выслан из страны. И, понятное дело, улицу нужно было срочно переименовывать. В том же году она получает еще одно героическое имя — Гая, в честь красного военачальника Гая Дмитриевича Гая (Бжишкянца), командира легендарной Железной Дивизии, освободившей Симбирск от белых и совершившей еще немало подвигов во славу страны советов.

Ну, вроде бы всё нормализовалось, имя есть, героическое, но вот незадача: в 1936 году Гай был арестован, а вскоре и расстрелян как враг народа. И опять улицу пришлось переименовывать. В этот раз её назвали в честь молодого пулеметчика Ивана Кузнецова, слесаря завода имени Володарского, уроженца слободы Королёвка, геройски погибшего в пограничной стычке с японскими агрессорами.

Если отойти от политики и идеологии и взглянуть на саму улицу, то тоже можно увидеть много интересного.

Вот небольшой одноэтажный дом. Это одно из уцелевших исторических зданий, где размещался интендантский склад, принадлежавший Комиссариатской конторе. Сюда поступала продукция с многочисленных суконных фабрик губернии, главным образом, — солдатское шинельное сукно. Склад был построен в первой четверти ХIХ столетия по проекту губернского архитектора Михаила Рушко. Сейчас это корпус стоматологической поликлиники.

Интересна история здания, где сейчас располагается Администрация города Ульяновска. Построили его для воспитателей кадетского корпуса. Глядя на него, трудно поверить, что в нем было только 28 служебных квартир. Известно, что в штате корпуса состояло 22 офицера — инспектор классов (полковник) и его помощник, три командира рот (полковники), 13-15 офицеров — воспитателей и несколько офицеров на хозяйственных должностях.

Ещё примечательный дом — одноэтажный, в стиле модерн. Его построил для госпожи Зверевой один из самых известных архитекторов Симбирска Фёдор Ливчак. Он возвёл его из пустотелых блоков, которые сам же изобрел.

На самом верху, взмывающей по горке к Соборной площади, улицы есть еще одно строение, о котором хочется рассказать. Двухэтажный дом, с фасадом, выходящим на Соборную площадь, был построен в 1790-х годах. Духовное ведомство приобрело его у землевладельца Н.А. Карпова за 21 тысячу рублей. Здесь размещалось Симбирское епархиальное женское училище, трёхклассное, с двухгодичным курсом, для девиц православного исповедания всех сословий. При своей доступности, училище немало способствовало женскому образованию и подготовке сельских учительниц. Сейчас в здании размещается один из корпусов госпиталя ветеранов.

После прогулки по улице Кузнецова мы ненадолго расстанемся с нашими читателями, потому что долгожданное лето в разгаре и очень хочется в отпуск! До новых встреч!

Материал подготовлен сотрудниками Ульяновского городского архива