Федор филарет романов

Филарет (патриарх Московский)

В Википедии существуют статьи о других людях с именем Филарет и фамилией Романов.

Патриарх Филарет


Портрет из царского титулярника

3 (4)-й Патриарх Московский и всея Руси

24 июня (4 июля) 1619 — 1 (11) октября 1633

Интронизация

24 июня (4 июля) 1619

Церковь

Русская православная церковь

Предшественник

Гермоген

Преемник

Иоасаф I

Имя при рождении

Фёдор Никитич Романов

Оригинал имени при рождении

Ѳедоръ Никитичъ Романовъ

Рождение

ок. 1553 или 1554
Москва, Московское государство

Смерть

1 (11) октября 1633
Москва

Похоронен

Успенский собор

Династия

Романовы

Отец

Никита Романович Захарьин-Юрьев

Мать

Евдокия Ивановна Горбатая-Суздальская

Супруга

Ксения Шестова

Дети

Михаил, Татьяна

Принятие монашества

ок. 1600

Автограф

Медиафайлы на Викискладе

Патриа́рх Филаре́т (в миру Фёдор Ники́тич Рома́нов (Романов-Юрьев); ок. 1553 или 1554 — 1 (11) октября 1633) — церковный и политический деятель Смутного времени и последующей эпохи, Патриарх Московский и всея Руси (1619—1633). Двоюродный брат царя Фёдора Иоанновича, отец первого царя из рода Романовых — Михаила Фёдоровича.

Биография

Фёдор Романов родился около 1553 или 1554 года. Уже в молодости он зарекомендовал себя как большой эрудит, первоклассный наездник и первый московский щёголь («Если портной, сделавши кому-нибудь платье и примерив, хотел похвалить, то говорил своему заказчику: теперь ты совершенный Фёдор Никитич», — писал Николай Костомаров). Разрядные книги свидетельствуют, что в феврале 1585 года будущий патриарх был участником приёма во дворце литовского посла Льва Сапеги, а в следующем году имел чин боярина и исполнял обязанности нижегородского наместника. В 1593—1594 годах Фёдор Никитич упоминается уже как псковский наместник. Известно, что в этот период он вёл переговоры с австрийским дипломатом Николаем Варкочем. К концу царствования Фёдора Иоанновича будущий патриарх имел чин главного дворового воеводы и считался одним из трёх руководителей ближней царской думы.

Сын влиятельного Никиты Захарьина-Юрьева, племянник царицы Анастасии, первой жены Ивана IV Грозного, он считался возможным соперником Бориса Годунова в борьбе за власть после смерти Фёдора Иоанновича, что в 1600 году стало причиной ссылки. Фёдор Никитич и его жена Ксения Шестова были насильно пострижены в монахи под именами Филарета и Марфы, что должно было лишить их прав на престол. Единственный выживший их сын — Михаил Фёдорович — в 1613 году был избран русским царём.

Смутное время стало для Филарета периодом взлётов и падений: освобождённый как «родственник» из Антониево-Сийского монастыря Лжедмитрием I в 1605 году и занявший важный церковный пост (митрополит Ростовский), Филарет оставался на нём и при Василии Шуйском, а с 1608 года, захваченный тушинцами в Ростове, но принятый Лжедмитрием II опять же как «родственник», вынужден был играть роль «нареченного патриарха» в Тушинском лагере нового самозванца; его юрисдикция распространялась на территории, контролируемые «тушинцами», при этом он представлял себя перед врагами самозванца как его «пленник» и не настаивал на своём патриаршем сане.

Филарет на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде

В 1610 году он был отбит («отполонён») у «тушинцев», вскоре был назначен в посольство к Сигизмунду III. Не возражал против избрания царём польского королевича Владислава Сигизмундовича, но требовал, чтобы тот принял православие. Участвуя в переговорах с отцом Владислава, польским королём Сигизмундом III под Смоленском и отказавшись подписать подготовленный польской стороной окончательный вариант договора, он был арестован поляками (1611).

1 июня 1619 года был освобождён (в порядке обмена пленными) в соответствии с условиями Деулинского перемирия 1618 года и был торжественно встречен сыном.

Прибыл в Москву 14 июня 1619 года; 24 июня его интронизацию по чину поставления первого Московского патриарха совершил бывший в Москве Иерусалимский патриарх Феофан III.

Через неделю после этого события Филарет принял активное участие в деятельности Собора, созванного для пересмотра дела архимандрита Троице-Сергиева монастыря Дионисия и его коллег-справщиков: Арсения Глухого, Антония Крылова и Ивана Наседки. Дело в том, что 8 (18) ноября 1616 года Михаил Фёдорович поручил учёным старцам заняться исправлением Требника. Результаты проделанной ими работы получили отрицательную оценку церковных властей, и 18 (28) июля 1618 года иноки были обвинены в ереси. Одним из поводов для этого послужило изменение текста молитвы, читавшейся в навечерие Богоявления, где из прошения: «Сам и ныне, Владыко, освяти воду Духом Твоим Святым и огнем» — было удалено «и огнем» (не найдя этих слов в наиболее ранних источниках текста, справщики вполне обоснованно расценили их как позднейшую вставку и вычеркнули). Работа Собора 1619 года завершилась полным оправданием троицкого настоятеля и его коллег. Кроме того, патриарх Филарет признал логичным устранение слов «и огнем» из названной выше молитвы: 9 (19) декабря 1625 года он поручил игумену Антониево-Сийского монастыря Ионе собственноручно внести эту коррективу во все доступные ему богослужебные книги и проследить за тем, чтобы с января священнослужители «святили воду в навечерии Святых Богоявлении по сему нашему указу бес прилогу „огня“». Были одобрены и многие другие исправления, предложенные справщиками.

Будучи родителем государя, до конца жизни официально был его соправителем. Использовал титул «Великий государь» и совершенно необычное сочетание монашеского имени «Филарет» с отчеством «Никитич»; фактически руководил московской политикой. Неспроста историки называют его русским Ришелье.

Книгопечатание

Филарет уделял большое внимание печатанию книг и исправлению ошибок в текстах древних рукописей. В 1620 году возобновил работу Московской типографии на Никольской улице, основанной ещё Иваном Грозным в 1553 году. Учредил «правильню» — особое помещение для справщиков (редакторы древних рукописей). Филарет особо следил за «чистотой» древних текстов, для чего привлекались самые образованные справщики, которые обязаны были сверять тексты с древними славянскими рукописями, а иногда прибегали к греческим источникам. Исправленные книги распространялись по монастырям, церквям и торговым лавкам по себестоимости, без наценки. В Сибирь книги рассылались бесплатно. Всего Московская типография при Филарете выпустила множество изданий месячных миней и ряд богослужебных книг.

Реформы церковного управления

Клобук Филарета

Управление патриаршим двором Филарет стремился устроить по образцу государева двора. Был создан новый класс патриарших дворян и боярских детей, получавших за службу поместные оклады.

20 мая 1625 года Филарет на правах государя издал царский указ, по которому патриарх получал право судить и ведать духовное и крестьянское население патриаршей области во всяких делах, кроме татьбы (воровства) и разбоя. Таким образом, при Филарете патриаршая область окончательно сложилась как государство в государстве. Её управление упорядочилось, но и значительно усложнилось; оно было сосредоточено в патриарших приказах.

  1. Судный, или разрядный — ведал судебными делами;
  2. Церковный — ведал делами церковного благочиния;
  3. Казенный — ведал сборами с духовенства;
  4. Дворцовый — вел хозяйство патриарших вотчин;

В каждом приказе сидел патриарший боярин с дьяками и подьячими. Патриарх лично принимал и подписывал доклады. Также Филарет провел полную опись церковного и монастырского имущества и пересмотр жалованных грамот, выданных монастырям с переданными в их пользование землями.

В 1620 году была открыта новая Тобольская епархия.

В 1625 году патриарху в дар от персидского шаха Аббаса I была передана часть Господней ризы, которая была поставлена в ковчеге в Успенском соборе. Эта православная святыня до сих пор хранится в Храме Христа Спасителя.

Дети

  1. Татьяна (ум. 4 ноября 1612) — супруга князя Ивана Михайловича Катырева-Ростовского;
  2. Борис (ум. 20 ноября 1592 в младенчестве);
  3. Никита (ум. 29 ноября 1593 в младенчестве);
  4. Михаил (1596—1645), первый русский царь из династии Романовых;
  5. Лев (ум. 22 сентября 1597 в младенчестве);
  6. Иван (ум. 7 июня 1599 в младенчестве).

см.также

  • Филарет (патриарх Московский) на «Родоводе». Дерево предков и потомков

Образ патриарха Филарета в культуре

Кино

  • 1913 — «Воцарение дома Романовых» (исполнитель роли — ?)
  • 2013 — «Романовы» (исполнитель роли — Владимир Фролов)
  • 2018 — «Годунов» (исполнитель роли — Александр Устюгов)

Примечания

  1. Акты исторические, собранные и изданные Археографической комиссией. — СПб., 1841. — № 184. Т. I. — С. 347.
  2. Если считать Игнатия
  3. 1 2 3 Костомаров, 1912, с. 588.
  4. 1 2 3 4 РБС, 1901, с. 94.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 Солодкин, 2004, с. 161.
  6. ЭСБЕ, 1902, с. 735.
  7. Костомаров, 1912, с. 589.
  8. Разряды, 1585, 1790, с. 484.
  9. 1 2 3 4 ЭСБЕ, 1902, с. 736.
  10. Семья отличалась особым благочестием. Подтверждением этому служит народное творчество, в которых отец Федора Никитича Никита Романович зовётся «добрым боярином», «славным дядюшкой» (см.: Песни, собранные П. В. Рыбниковым. — Ч. 1. — С. 66—67.)
  11. Ср. у патриарха Гермогена: «А которые взяты в плен, как и Филарет-митрополит и прочий, не своею волею, но нуждею, и на християнский закон не стоят, и крови православных братии своих не проливают… таковых мы не порицаем, но и молим о них Бога, елика сила, чтоб Господь от них и от нас отвратил праведный свой гнев и полезная б подал им и нам по велицей Его милости» (Акты археографической экспедиции. — Т. 2. 1598—1613. — СПб.: Тип. II отделения Собственной Е. И. В. Канцелярии, 1836. — № 169. — С. 288—289.
  12. В. Корсакова. Луговской, Флор Иудич // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.
  13. АСМ, 1913, с. 33—34.
  14. Солодкин, 2004, с. 165.

  • Акты Сийского монастыря. — Архангельск: Архангельский епархиальный церковно-археологический комитет, 1913. — Т. 1: Грамоты патриарха Филарета (1613—1633 гг.). — 116 с.
  • Розряды 1585 году // Древняя российская вивлиофика. — Изд. 2-е. — М.: В типографии Компании типографической, 1790. — Т. 14. — С. 462–485. — 496 с.
  • Розряды 1586 году // Древняя российская вивлиофика. — Изд. 2-е. — М.: В типографии Компании типографической, 1790. — Т. 14. — С. 465–496. — 496 с.
  • Чин наречения и поставления на патриаршеский российский престол преосвященного Филарета Никитича, Ростовского митрополита // Древняя российская вивлиофика. — Изд. 2-е. — М.: В типографии Компании типографической, 1788. — Т. 6. — С. 125–162. — 506 с.

Литература

  • Боголюбский М. С., прот. Московская иерархия. Патриархи. — М., 1895. — С. 16—18.
  • Кизеветтер А. А. Филарет, российский патриарх // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1902. — Т. XXXVa.
  • Костомаров Н. И. Филарет Никитич Романов // Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей. — Изд. 6-е. — СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1912. — Т. 1. — С. 588–594. — 594 с.
  • Н. С. Филарет Никитич Романов // Правительственный вестник. — 28 марта 1913. — № 70. — С. 2—3.
  • Смирнов А. Святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всея России. — М., 1874. Ч. I—2. (в «Чтениях Общества любителей духовного просвещения», 1873—74 гг.).
  • Платонов С. Ф. Филарет (Романов-Юрьев) // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб., 1901. — Т. 21: Фабер — Цявловский.
  • Солодкин Я. Г. Возникновение Нового летописца и патриарх Филарет //Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — 2006. — № 2 (24). — С. 55—60.
  • Солодкин Я. Г. Филарет (в миру Федор Никитич Романов-Юрьев) // Словарь книжников и книжности Древней Руси. — СПб.: Наука, 2004. — Т. 3/4. — С. 161–168. — 889 с. — 1 500 экз.
  • Филарет // Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 4 т. — СПб., 1907—1909.
  • Филарет / Устинова И. А. // Уланд — Хватцев . — 2017. — С. 334. — (Большая российская энциклопедия : / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 33). — ISBN 978-5-85270-370-5.
  • Четыркин Ф. В. Филарет Никитич, великий государь и патриарх // Жизнеописания святейших патриархов московских и всея России (1589—1700 гг.). — СПб.: Изд. Русско-славянского книжного склада, 1893. — С. 29–41. — 97 с.

Ссылки

  • Филарет (Романов-Юрьев) на сайте Русское Православие
  • Биография Филарета Никитича Романова на сайте Руниверс
  • Начало правления Михаила Феодоровича. Предстоятельство Патриарха Филарета (1613—1633) Православная энциклопедия
  • Богданов А. П. Патриарх Филарет Никитич
  • Два документа о следствии по делу священника Василия, обвиненного в оскорблении патриарха Филарета
  • Первушин М. В. Родоначальник рода Романовых: некоторые вопросы биографии четвёртого Патриарха (к 400—летию Дома Романовых)

Тематические сайты

Словари и энциклопедии

Генеалогия и некрополистика

WikiTree · WeRelate · Родовод

Нормативный контроль

GND: 118687158 · ISNI: 0000 0000 1403 136X · LCCN: n2016008076 · NTA: 073491225 · VIAF: 45096555 · WorldCat VIAF: 45096555

>Патриарх Филарет. Повесть о великом государе…

Патриарх Филарет — третий патриарх Русской Православной Церкви и великий государственный деятель времён смуты. Его биография — в нашей стать!

Патриарх Филарет

Когда мы вспоминаем деятелей, укрепивших страну после испытаний смуты, нередко забываем одного из главных героев.

Патриарх Филарет. Портрет работы Виктора Шилова. drevo-info.ru

Есть в Кремле чудное здание – Филаретова пристройка к звоннице колокольни Ивана Великого. Изумрудный шатёр, увенчанный золотым крестом, приковывает внимание и надолго врезается в память. Это знаменитый каменных дел мастер Бажен Огурцов по благословению патриарха Филарета завершил ансамбль огромной московской колокольни. Это изящное кремлёвское здание – как памятник третьему русскому патриарху.

А что мы помним про патриарха Филарета? Только одно: он был отцом и фактическим соправителем первого царя из династии Романовых. Сегодня трудно представить себе, что у Святейшего Патриарха может быть сын – правитель державы. Да и в те времена такое было в диковинку: единственный подобный случай в истории Руси. Судьба патриарха Филарета уникальна. Кажется, на такие сюжетные повороты только Дюма был способен, да и то – при помощи ансамбля литературных негров.

Жил да был состоятельный московский боярин Фёдор Никитич. Щеголеватый и остроумный повеса. Обаятельный, остроумный, энергичный. Кстати, он был первым боярином, носившим фамилию Романов. Род-то уже считался именитым, но его отец Никита Романович, носил фамилию Захарьин-Юрьев. И был племянником царицы Анастасии. Той самой любимой жены Ивана Грозного, гибель которой так повлияла на его характер и судьбу. Стоп! Этот факт нужно запомнить. Призрачное родство Фёдора-Филарета Романова с великим государем из рода Рюриковичей сыграет важную роль на выборах царя. Сын племянника жены – седьмая вода на киселе. Но Романовы крепко ухватятся за этот шанс.

Итак, молодой боярин Фёдор Никитич Романов жил в Москве в своё удовольствие. На улице Варварке, которая в ХХ веке много лет – видимо, в назидание боярам Романовым – носила имя Степана Разина. Голландский путешественник Исаак Масса вспоминал про него: «красивый мужчина, очень ласковый ко всем и такой статный, что в Москве вошло в пословицу у портных говорить, когда платье сидело на ком-нибудь хорошо: «второй Федор Никитич»» А ещё тот голландский шпион пересказал слух о том, что царь Фёдор Иоаннович перед смертью буквально передал скипетр своему тёзке Романову. Слух устойчивый, который, по всей видимости, сами Романовы и распускали.

Когда умер набожный царь Фёдор, последний Рюрикович, Фёдору Романову исполнилось 44 года. Преклонный, даже запредельный возраст по тем временам, но расцвет для политика, если Бог наделил его здоровьем. Он к тому времени стал опытным управленцем, успел повоеводить. Вызывал уважение в дворянской среде приятным обхождением и мягкой твёрдостью. Словом, человек, рождённый властвовать. Это и тревожило Бориса Годунова, нового царя. Он видел в Романовых опасных конкурентов и не без оснований, а Фёдора Никитича невзлюбил со времён Ивана Грозного. Родовитые бояре считали нового самодержца выскочкой, он же не был царём по рождению, не был природным царём. Годунов отвечал им жёстко, показывал, кто в доме хозяин. Фёдор Романов не скрывал властолюбия – и сразу подпал под подозрение. Он-то считал себя выше Годунова! Как-никак, родственник природного царя, и красив, и латыни учён. Но политический опыт Бориса был оружием неотразимым. Годунов приблизился к трону ещё во времена Ивана Грозного, многому научился у первого русского царя. А уж при Фёдоре правил, как всесильный премьер-министр – и не без пользы для государства. Словом, пришлось Фёдору Никитичу несладко.

Борис Годунов. Сергей Присекин. 1993

Царь Борис Фёдорович, как и положено амбициозному государственному деятелю, ценил соглядатаев и доносчиков. Они позволяли ему видеть сквозь стены. За доносы щедро награждал серебром, мехами и поместьями. В свите бояр Романовых шатался дворянин по фамилии Бартенев. Служил он у них, между прочим, казначеем. Тайно он явился к Семёну Годунову и предложил свои услуги. Они сговорились. Вскоре Бартенев подложил в тайник Романовых каких-то отравленных кореньев. Начался сыск, а слухи пошли один другого страшнее.

Дом Романовых царёвы люди взяли приступом. А потом братьев допрашивали, а их людей жестоко пытали. Пресловутые коренья стали доказательством того, что Романовы готовили подлое злодеяние: хотели отравить царя.

Не странно ли, что в православном царстве-государстве пострижение в монахи было самой расхожей политической репрессией? Пожалуй, в этой практике нетрудно разглядеть лицемерие.

И вот под колокольный звон в 46 лет недавний светский лев становится монахом и получает имя Филарет. Он и церковной службы толком не знал. Заодно в монахини постригли и его супругу – урождённую Ксению Ивановну Шестову. Эта властная, яркая (и тоже уже немолодая) женщина в те дни нисколько не походила на служительницу Бога. Однако Ксении Ивановны больше не стало и на свет Божий явилась инокиня Марфа.

Романовых сослали подальше от Москвы. «Дан приказ: ему – на Запад, ей – в другую сторону». Новоявленного Филарета отправили в Антониев-Сийский монастырь на Северной Двине, а Ксению-Марфу – на дальний заонежский погост.

Казалось, супруги больше никогда не свидятся. Поначалу их разлучили и с детьми – в том числе и с будущим царём. Казалось, супруги больше никогда не свидятся, а приверженцы Годунова, верно, не сомневались, что Филарет встретит закат дней скромным монахом.

Монах не мог претендовать на престол. Не имел права. Но Фёдор (простите, теперь уже Филарет) и в ссылке верил в будущее своё возвышение. К церковной службе в те дни душа его не лежала: он вообще, по сравнению с современниками, до преклонных лет был глуховат к Евангельскому слову. К патриарху Иову, который поддерживал Годунова, относился без почтения. Поначалу он не помышлял о церковной карьере и держал себя с братьями-монахами высокомерно.

Пристав Богдан Воейков – усердный соглядатай – доносил царю, что живет Филарет «не по монашескому чину, всегда смеется неведомо чему и говорит про мирское житье, про птицы ловчие и про собаки, как он в мире жил, и к старцам жесток». Воейков побаивался, что Романов может бежать, потому что «ограду монастырскую велено свесть на гумно и около монастыря ограды нет». Ограду укрепили, да и следили за пленником не вполглаза. Филарет воодушевился, когда получил известия о художествах Самозванца – будущего Лжедмитрия Первого, который наступал на Годунова.

Когда «вор Гришка Отрепьев» стал царём Димитрием, пока ещё без приставки «лже» – Романова выпустили на волю. К тому времени Филарет стал иеромонахом и метил в архиереи. Борода его поседела. Самозванец старался приветить врагов Бориса Годунова – и Филарет быстро стал митрополитом Ростовским. Трудно сказать, как отреагировали на это настоящие священники вверенной ему епархии. Но Филарет переменился, постепенно он превратился в настоящего служителя Церкви. Стал смиреннее и мудрее, да и на богословское самообразование не жалел времени.

Лжeдмитрий I

Во дни наступления «Тушинского вора», Лжедмитрия Второго, Ростов самозванцу не покорился. Позиция митрополита Филарета была твёрдой. Город предали огню, разграбили, не пощадив даже храмов, а митрополита захватили в плен. Самозванец принял его с почтением, они обменялись подарками. Тушинцы объявили Филарета патриархом Московским. Он должен был рассылать по Руси грамоты, склоняя паству на сторону Лжедмитрия. В этой ситуации Филарет держался дипломатично, осторожно. Вслед за ним в Тушино перебрались некоторые его родственники и союзники. Царя Василия Шуйского Филарет презирал, но и Тушинского вора не считал государем, хотя само присутствие «патриарха Филарета» в Тушине создавало видимость законной власти Лжедмитрия. Патриарх Гермоген – непреклонный противник самозванца – не серчал на Филарета за невольное присвоения патриаршьего достоинства. В своей грамоте патриарх Гермоген писал, что молит Бога о тех, «которые взяты в плен, как и Филарет митрополит и прочие, не своею волею, но нужею». Доброта святого патриарха помогла Филарету сохранить доброе имя после краха Лжедмитрия…

Ему предстояла сложная дипломатическая миссия: митрополит Филарет возглавил большое посольство в Польшу, к королю Сигизмунду. Там он откажется признать сдачу Смоленска – и попадёт под стражу. Девять лет митрополит провёл в плену – правда содержали его, главным образом, в комфортных условиях. Интересов Руси он полякам не продал.

Вот вам парадокс: Михаила Романова избрали царём из уважения к отцу, а сам Филарет ещё долго оставался в польском плену… По тем временам, он был уже глубоким стариком – пережил по возрасту и Ивана Грозного, и Годунова, и, наверное, в Москве немногие верили в возвращение Филарета. Казалось, вот-вот он отдаст Богу душу. Но здоровье у Филарета было отменное. Он так и останется в истории главным долгожителем из Романовых: несмотря на успехи медицины в 19 веке, ни один царь этой династии не дотянет до 75 лет. А Филарет жил не менее 79-ти, а скорее всего – больше 80-ти. За тысячелетнюю история нашей страны ни один правитель (не считая отставников) не дожил даже до 76-ти!

Отец и сын встретились на реке Пресне 1 июня 1619 года. Друг друга они любили странною любовью: ведь до этого летнего дня Михаил и Филарет практически не общались. Исполнили ритуал: поклонились друг другу в ноги, оба заплакали, обнялись и долго молчали, онемев от радости. Случай небывалый: действующий царь обнял отца. Бывает, что сын убивает отца ради шапки Мономаха, а тут при живом отце мальчишка стал царём. Филарет к тому времени уже и ещё не был патриархом: всё, что делалось при дворе Лжедмитрия Второго, разумеется, считалось противозаконным.

Вскоре Филарета избирают патриархом. Михаил вздохнёт облегчённо: теперь можно вполне официально переложить ответственность за страну на плечи отца. Патриарх получил царский титул – великий государь. Все государственные вопросы без исключения решал патриарх. Даже иноземных послов они принимали вдвоём – и, конечно, престарелый отец показал себя куда более энергичным дипломатом, чем царствующий сын. При патриархе действовало правительство, он был в те годы и премьер-министром, и канцлером. Титул «великий государь» вполне соответствовал его положению на Руси и в православном мире. Неспроста историки называют его русским Ришелье. Редкое согласие между отцом и сыном (в истории монархий гораздо чаше встречались раздоры!) обеспечило расцвет симфонии Церкви и государства.

Имел ли он царские амбиции? В Коломенском дворце в 1863 году нашли портрет, где Федор Никитич изображен в царском кафтане с дорогим поясом, отделанным горностаями. В правой руке скипетр, на портрете надпись: «Царь Феодор Никитич». Сверху был написан портрет патриарха Филарета… История этой картина загадочна. То ли Федор Никитич ещё при Годунове тешил самолюбие, то ли уже в годы правления сына хотел хотя бы на картине видеть себя не только патриархом, но и царём.

Михаил Федорович Романов

Властный? Ещё какой! А вот страстишка к роскоши осталась во франтоватой юности. О великом государе Филарете вспоминали, что он менял верх на шубе, отдавал старые сапоги в починку и с необыкновенной предосторожностью отдавал чистить и мыть свой единственный белый шелковый вязаный клобук с шитым золотом и серебром херувимом. Настоящий государственный человек должен с презрением относиться к побрякушкам. Так и Филарет.

Питался просто, соблюдал посты. Ему постоянно покупали к столу на рынке «хлеб да калачик на 4 или на 3 деньги и на 2 деньги клюквы». Покупка оловянной да деревянной посуды, в свою очередь, свидетельствовала о простоте повседневных потребностей этого святителя.

Архиепископ Астраханский Пахомий утверждал: «Филарет был среднего роста, Божественное Писание знал и понимал только от части, был человеком мнительным и наделён такой властью, что сам Царь боялся его. К духовенству был очень милостивым, но больше занимался делами царскими чем Церковью». Волосы, бороду и усы он постригал достаточно коротко, отчего тогдашние сатирики за глаза его называли «мужиком». Между прочим, в книге финансовых расходов на государственные нужды была статья » 8 алтын на подстрижку патриарху волос, бороды и усов»!

Как только Филарет взялся за дело – страна встрепенулась. В 1620 году правительство разослало грамоты, в которых под страхом жёсткого наказания запрещало воеводам и приказным людям брать взятки, а городским и уездным жителям давать их. Своевременная мера! Важной реформой была поземельная перепись, в результате которой подати были распределены справедливее и точнее.

Всячески пытался правитель поддерживать работящих русских людей, их и тогда не хватало. Для этого смело вводил протекционистские меры: налоги на ввозимые товары. Чтобы развивалось собственное производство! А как ещё вылезти из нищеты? Но русское купечество за годы войн обнищало: для больших проектов пришлось приглашать иностранцев. Голландский купец Виниус устроил подле Тулы заводы для литья пушек, ядер и выделывания разных других вещей из железа. Правительство строго следило, чтобы иностранцы не скрывали от русских секретов мастерства. Нравы при этом сохранялись строгие: скажем, за употребление табаку резали носы -совсем как в наше время. При царе Михаиле вызывали из-за границы не одних ратных людей, не одних мастеров и заводчиков: понадобились люди учёные, и в 1639 году вызван был в Москву известный учёный голштинец Адам Олеарий — астроном, географ и геометр. Почти волшебник, загадочный иноземец.

На Спасской башне появились часы с боем. Вспомнилось старое выражение: «Москва – третий Рим». Новые города появлялись в Сибири – почти безлюдные крепости, из которых позже вырастут Красноярск и Якутск. Далеко дошли русские люди!

К специфическим церковным проблемам он не был столь внимателен. А государственные реформы проводил вполне дельные. В первую очередь поднял руку на коррупцию и не без успеха. Купцам раздавались особые привилегии, в том числе разрешение ездить в другие страны при условии торговать еще и казенными товарами, следить за работой таможен и кабаков для пополнения доходов государственной казны. К тому же удалось наладить хлебную торговлю. Русский хлеб закупали шведы, немцы, французы. А значительная часть доходов шла в государственную казну: Филарет умел считать копейку. Эти меры спасли Русь от разорения.

Из польского плена Филарет явился убеждённым врагом Запада. Он видел, как в результате реформации распалось католическое единство в Европе и пресекал в зародыше подобные процессы на Руси. Он отстаивал право перекрещивать католиков в православную веру – это коснулось тысяч славян на западных рубежах империи.

Он приглашал талантливых иноземцев в качестве полезных гастролёров, но не любил, когда чудаки укоренялись на Руси. Иностранцев на русской службе в те времена уже хватало. Филарет потребовал: или переходите в православие или убирайтесь восвояси. Мало кто из немцев обратился в православие, а специалисты были необходимы государству… Тогда патриарх решил переселить их в комфортабельное гетто. Так возникла обширная немецкая слобода – Кокуй, в районе нынешней Бауманской улицы. Пущай там иноверцы и варят своё пиво! От этого уютного городка остался один дом – усадьба голландского лекаря Ван-дер-Гульста. Всего лишь один дом, да и то перестроенный.

Филарет проявил строгость и обуздал главного русского бунтаря-космополита – Ивана Хворостинина. Острослов, мизантроп, скептик, он презирал всё русское. Как часто мы встречаем таких Хворостининых в современной творческой интеллигенции! Такие бывают в каждом поколении: в семье не без Хворостинина. А уж смутное время взбаламутило элиту. Поляки, литовцы, немцы, шведы сновали по Руси, шуровали в Москве. К ним приглядывались. Их обычаи казались заманчивыми. Иноземцы не держали строгих постов, выпивали, курили, носили необычные для русского глаза костюмы. Они больше читали, они ярче развлекались. Некоторые потянулись к ним, стали подражать. Впали, если говорить языком ХХ века, в низкопоклонство перед Западом.

Хворостинин писал: «Московские люди сеют всю землю рожью, а живут все ложью». В Москве «все люд глупый, жити… не с кем…». Он заявлял, что хочет продать свои вотчины и уехать в Литву. Подозревали его и в ересях. За все это Филарет приказал сослать Хворостинина в Кириллов монастырь, держать его безвыходно в келье, давать читать только церковные книги и заставлять молиться. Это было в 1623 году. Хворостинин просидел там девять лет и был отпущен в 1632 году, когда дал обещание и клятву соблюдать уставы греческой церкви и не читать никаких еретических книг. Вроде бы и впрямь перевоспитался. А, может быть, просто постарел.

С годами всё больше внимания уделял патриарх делам церковным.

До последних дней патриарх трудился, вот уж пример деятельной старости. Активизировались связи с Восточными церквами. Денег в казне всё ещё не хватало, но святейшему удалось наладить работу типографии. Исправление и печатание богослужебных книг он считал главной своей задачей. Монастыри и храмы приобретали книги по низкой цене: типография не гналась за прибылью. А на Север и в Сибирь книги посылались бесплатно. Крещение народов Сибири Филарет считал миссией Русской Церкви, именно он учредил Тобольскую епархию.

Да тобою, пресветлым государем, благочестивое ваше царство паки воспрославит и распространит Бог от моря и до моря и от рек до конец Вселенныя, и расточенная во благочестивое твое царство возвратит и соберет воедино, и на первообразное и радостное возведет, воеже быти на Вселенней царю и самодержцу христианскому, и возсияти, яко солнце посреде звезд!

Сентябрь 1633 года принёс в Москву дурные вести из-под Смоленска. Ставленник и друг Филарета, опытный полководец Михаил Борисович Шеин попал в польскую ловушку, не сумел уберечь войско от дезертирства и апатии. Смоленск остался польским. А Русь чудом избежала более чувствительного поражения. За неудачную осаду Смоленска Шеина казнят прилюдно… Будь жив патриарх Филарет, этого не случилось бы. Но он не перенёс первых печальных вестей из-под Смоленска. Не болел. После обедни поговорил с сыном – и занемог. Скончался в тот же день, указав на преемника – будущего патриарха Иоасафа, псковского архиепископа. Филарет понимал, что новый святейший не получит столь обширной власти, и избрал для этой роли человека благочестивого, волевого, но не питавшего политических амбиций. Он оставил ему Церковь преображённую, паству, успокоенную после череды потрясений.

Кто на царстве?

Для боярина наипервейшее — знатность происхождения. Род Федора Никитича, будущего патриарха Филарета, восходил к Андрею Ивановичу Кобыле, московскому боярину, жившему в первой половине XIV при великих князьях Иване Даниловиче Калите и Симеоне Ивановиче Гордом. Многочисленные потомки его женились с большим разбором, и дочерей своих пристраивали с немалой выгодой. Наибольшая честь выпала деду Федора Никитича, Роману Захарьину–Юрьеву, чья дочь Анастасия стала первой женой Ивана Грозного и московской царицей. В честь своего деда Федор Никитич первым в роду начал носить фамилию «Романов».

На втором месте для боярина — почет. О нем позаботился отец Федора Никитича, Никита Романович, который был боярин свойственный, то есть состоявший в родстве (свойстве) с царем и царицей.

Даже после внезапной смерти Анастасии он не потерял расположения государя и в 1584 году, согласно последней воле Ивана Грозного, возглавил опекунский совет из пяти персон, назначенный для присмотра над слабоумным наследником царевичем Федором. Царев шурин Борис Годунов в этом совете скромно сидел на четвертом месте, но опытный Никита Романович, прозревая будущее, перед своей кончиной именно ему поручил заботу о своих детях.

Борис Годунов, став всемогущим распорядителем при царе Федоре Ивановиче, поначалу держал слово. Всем семи братьям Романовым были оказаны милости, особенно старшему Федору Никитичу, заступившему опустевшее место главы рода.

Несмотря на свою молодость (на момент смерти отца, в 1586 году, ему было около 32 лет), он стремительно продвигался по чиновной лестнице: разрядные книги отмечают его в 1589 году на десятом месте среди виднейших бояр, в следующем, 1590 году, — на шестом, а к концу царствования последнего из Рюриковичей, Федор Никитич Романов уже имел чин главного дворового воеводы (главнокомандующего), исправлял, не выезжая из Москвы, должность наместника псковского и считался одним из трех руководителей государевой Ближней Думы. Впрочем, ни особых воинских подвигов, ни великих государственных дел за ним не числилось.

История России. Изобильное благополучие для отдельных лиц

В эти годы Федору Никитичу вполне открылась и третья статья счастливой боярской жизни — изобильное благополучие. У него было все, что только могло поразить воображение тогдашнего москвича: богатый дом, всегда открытый для гостей, пышный выезд, толпа верных холопов, всюду его сопровождавших, лучшие охотничьи собаки и ловчие птицы.

Статный красавец, он умел так ловко носить московские и польские кафтаны последнего покроя, что между портными вошло в обычай говорить заказчику, примеривая на нем платье: «Ты теперь вылитый Федор Никитич!» В 1593 году его «золотный» наряд (роскошное одеяние из золотой парчи) произвел неизгладимое впечатление на посла императора Рудольфа.

Словом, на Москве Федор Никитич слыл добрым, ласковым и щедрым боярином.

Женился он на Ксении Ивановне Шестовой — девице из небогатого, но древнего рода, с которой жил душа в душу, произведя на свет пятерых сыновей и дочь; из них отца пережил лишь один Михаил Федорович.

И все было бы славно и хорошо, если бы за масленицей не следовал с неизбежностью Великий пост.

Правление Бориса Годунова

В 1598 году умер бездетный царь Федор Иванович. В своем духовном завещании он отказал державу трем лицам — «святейшему Иову патриарху… да брату своему Федору Никитичу Романову, да шурину своему… Борису Федоровичу Годунову».

Федор Никитич, не имевший опыта политических интриг, не посмел коснуться шапки Мономаха, и Годунов поспешно возложил ее на свою голову. Сразу же после воцарения его отношение к Романовым резко изменилось. От царского престола на Федора Никитича пахнуло холодным ветром. При новой разрядной росписи он не только не удостоился первого воеводства ни в одном полку, но был помещен последним в списке бояр.

Со стороны могло показаться, что старший Романов перенес оскорбление смиренно. Он послушно занял отведенное ему место при новом дворе. Но то была всего лишь видимость кротости. Беспечный щеголь умер, родился политик.

Вокруг Романовых постепенно сплотились боярские роды, недовольные «безродным татарином» на троне. В этом кружке и была высижена мысль о самозванце как эффективном орудии борьбы против Годунова.

На эту роль был выбрана забубенная голова — Юшка (Григорий) Богданов сын Отрепьев, в прошлом холоп на дворе у Михаила Романова, брата Федора Никитича. Замешанный в каком-то тяжелом преступлении, за которое ему грозило суровое наказание, он бежал из Москвы и постригся в монахи в глухом монастыре в Ярославской области. И вдруг невидимая рука извлекла его из ярославских лесов и вновь привела в столицу — и не куда-нибудь, а на патриарший двор, где его назначили переписчиком.

Зачем это было сделано, догадаться нетрудно. По долгу службы Отрепьев получил доступ к важным бумагам. Для той роли, которая ему предназначалась, он должен был ознакомиться в архивах с материалами угличского следственного дела 1591 года о смерти царевича Дмитрия, и должность патриаршего секретаря обеспечивала доступ к этим документам. Одновременно заговорщики начали распространять слухи о том, что царь Борис виновен во множестве злодеяний, — в частности, он якобы подослал убийц к царевичу Дмитрию и приказал задушить царя Федора.

Механизм Смуты был запущен. Но Романовы и их сообщники не успели использовать свое тайное орудие, Борис опередил их.

Ссылка Романова

За неимением прямых улик весной 1601 года на Романовых было состряпано дело о том, что они хотят «достать царство», отравив Бориса. Сейчас же на дворе у Александра Никитича Романова, по навету его казначея, были обнаружены мешки с «отравным зельем», которого хватило бы на то, чтобы отравить пол-Москвы. Романовых немедленно взяли под стражу. Арестованных, а также их дворню пытали, но добиться признания ни от кого не смогли. Поэтому обошлось без казней.

Федора Никитича постригли в монахи под именем Филарета в далеком Антониево-Сийском монастыре; его жену вместе с детьми, среди которых находился малолетний Михаил — будущий основатель династии, сослали в Пермскую волость. Прочих братьев рассеяли по отдаленным городам.

Из шести арестованных братьев Романовых выжили только двое: Филарет и Иван; остальные умерли в ссылке.
Казалось, жизнь — привычная жизнь — кончилась навсегда. В смертельной тоске новоиспеченный монах горевал о своей семье, с которой уже не чаял увидеться: «Беда моя — жена да дети: как их вспомнишь, так точно рогатиной в сердце колет».

И вдруг весной 1605 года его настроение резко переменилось, он словно ожил. Монахи Сийского монастыря, Иринарх и Леонид, приставленные следить за Филаретом, донесли Годунову о странном поведении узника, который живет-де не по монастырскому чину, даже в Великий пост не исповедовался, в храме не бывал, а всегда смеется неведомо чему, и говорит про мирское житье, про ловчих птиц и собак, да как он в миру жил, на старцев же лает и бить их посохом хочет, и говорит им: «Увидите, каков я впредь буду!»

Беспричинное с виду веселье Филарета на самом деле имело вескую причину: это было время, когда названый Дмитрий уже шел на Москву, одерживая победу за победой над царскими войсками. Дело шло к свержению Годунова. И вот, слыша о появлении победоносного царевича, что должен был подумать Филарет? Он решил, что мина, заложенная им пять лет назад под Борисов трон, взорвалась!

Велико же было его изумление, когда, приехав в Москву из своей северной ссылки, он увидел, что вместо Григория Отрепьева на царский престол сел кто-то другой. Сам он называл себя сыном Грозного и утверждал, что в Угличе зарезали подставного младенца, а его — истинного царевича — скрыли от подосланных Годуновым убийц и спасли. Растерянный Филарет вновь ушел в тень. Его страстное желание сбросить насильно навязанный монашеский клобук и вернуться в мир не исполнилось. По некоторым сведениям, в начале 1606 года он был соборным старцем в Троице-Сергиевом монастыре.

Недолгое правление названого Дмитрия закончилось в мае 1606 года. Новый царь Василий Шуйский, не пользовавшийся доверием народа, попытался опереться на авторитет Церкви. При нем самые видные церковные посты заняли люди, не запятнавшие себя сделками с прежней властью. Ставленник названого Дмитрия патриарх Игнатий был низложен, и на его место избран Казанский митрополит Гермоген — ярый противник «латинства».

Карьера пошла вверх снова

Филарет был поставлен в Ростовские митрополиты, несмотря на то, что он «божественное писание разумел отчасти». Это было высокое назначение. В росписи церковных владык Ростовский архиерей занимал третью степень после митрополитов Новгородского и Казанского.

Этот новый излом его судьбы показал, что Филарет окончательно отказался от мысли вернуться к мирской жизни. Оставаясь по сути светским политиком, он связал свой удел с могучей силой, которой предстояло стать последней опорой разваливавшейся русской государственности — Православной Церковью. Отныне он держит себя с достоинством государственного мужа.

Между тем испытания его отнюдь не закончились. 11 октября 1608 года поляки Сапеги и казаки врываются в Ростов, грабят город, а захваченного в плен митрополита «с бесчестием» везут в Тушинский лагерь под Москвой. Здесь, однако, Филарета ждут неожиданные почести. Тушинский вор, разыгрывающий роль царевича Дмитрия, — родственника Романовых, — объявляет ростовского митрополита патриархом Московским и всея Руси.

Филарет подчинился обстоятельствам, но вел себя осторожно, «не склоняясь ни направо, ни налево», по словам келаря Троице-Сергиева монастыря Авраамия Палицына. Он не столько служил Вору, сколько духовно окормлял православную паству Тушинского лагеря. При случае всегда подчеркивал условность своей патриаршей власти. Единственная его грамота, сохранившаяся от того времени, начиналась словами: «Благословение великого господина преосвященного Филарета, митрополита ростовского и ярославского, нареченного патриарха Московского и всея Руси».

Не случайно законный патриарх Гермоген, непреклонный по отношению к изменникам, никогда не ругал тушинского «антипатриарха». Так, в феврале 1609 года он пишет обличительную грамоту тушинцам, где между прочим говорится: «а которые взяты в плен, как Филарет митрополит и прочие, не своею волею, а силою, и на христианский закон не посягают, крови православных братий своих не проливают; таких мы не порицаем, но молим о них Бога».

Приход на монарший трон

После свержения Шуйского оба патриарха оказались рядом, в одном стане с теми, кто готов был пролить свою кровь для прекращения Смуты. Лояльность Филарета была вознаграждена. Во время споров в Боярской думе о кандидатуре нового государя из уст патриарха Гермогена впервые прозвучало имя Михаила Федоровича Романова.

С этого дня Филарет превратился в «крепкий адамант» (алмаз), по выражению летописи, призывая русских людей всем вместе «стати против… злодеев». Впереди его ждали еще твердое «стояние в правде» на переговорах с Сигизмундом III под Смоленском, восьмилетний польский плен и триумфальное возвращение в Москву для того, чтобы занять пустовавший патриарший престол с титулом «Великого государя» и стать фактическим правителем государства (1619).

Судьба, так долго водившая Филарета возле московского трона, наконец, позволила ему присесть на его краешек. Теперь ему предстояло избывать последствия Смуты, которую когда-то он сам и накликал на Русскую землю. Так начиналась царская династия Романовых, которая по сути также была не долгой.

Романовы в конце XVI – начале XVII веков


Фёдор Никитич Романов

Семейная жизнь Федора Никитича и Ксении Ивановны уже с первых лет была омрачена большим горем: один за другим умирали, прожив по несколько лет, их дети – Борис, Никита, Лев, Иван… а А вскоре колесница истории едва не раздавила и всю их семью. Как известно, после смерти, в январе 1598 года, бездетного царя Федора Ивановича и пресечения, таким образом, династии Ивана Калиты Федор Никитич Романов был одним из двух – наряду с Борисом Годуновым – основных кандидатов на царский престол. Однако победителем в этой борьбе вышел Борис Годунов, сестра которого, Ирина, была женой покойного царя Федора и в чьих руках в последние годы находились все реальные рычаги власти в государстве. Овладев троном, Годунов в 1600-1601 годах подверг опале почти всех Романовых, обвинив их в заговоре против себя. Трудно сказать, действительно ли дети Никиты Романовича готовили что-то против нового царя или Борис, воспользовавшись подходящим предлогом, решил устранить потенциально опасных соперников. Во всяком случае, по воле Годунова практически весь род Романовых оказался в местах не столь отдалённых. б Глава рода, Федор Никитич, был сослан на архангельский север в далёкий Антониево-Сийский монастырь, где был насильственно пострижен в монахи и получил новое монашеское имя Филарет (пострижение в то время являлось также и формой политического убийства, при котором, не проливая крови, выводили соперника из борьбы, в данном случае – за трон). Такая же судьба постигла и Ксению Ивановну – её также постригли в монахини и под новым именем, Марфы, сослали в Заонежье, в Толвуйский погост. Не пощадили и детей Федора Никитича и Ксении Ивановны, которых у них было двое – Татьяна, что постарше (её точный год рождения не известен), и пятилетний Михаил, родившийся в Москве 12 июля 1596 года. Вместе с князем Б.К. Черкасским и его женой (своей тёткой) Марфой Никитичной и второй тёткой, Анастасией Никитичной, в июне 1601 года они были сосланы в Белоозеро (город Белозерск).

Дальнейшая судьба будущего царя из династии Романовых вызывает споры. В 1602 году по случаю женитьбы своего племянника, И.И. Годунова, на Ирине Никитичне Романовой (единственной представительнице своего рода, избежавшей, судя по всему, ссылки) Борис Годунов смягчил участь некоторых – Ивану Никитичу, Марфе Никитичне (муж которой, князь Б.К. Черкасский, уже умер в ссылке), Анастасии Никитичне и их племянникам – Татьяне и Михаилу – было разрешено поселиться в одной из родовых вотчин Романовых – в селе Клины Юрьев-Польского уезда, где они и пробыли под надзором приставов до падения Годуновых в 1605 году.3

Долгое время эти факты не вызывали сомнения, однако в 1907 году в Петербурге вышла книга макарьевского краеведа В.В. Беляева “История г. Макарьева на Унже и о пребывании в Макарьевском монастыре царя Михаила Феодоровича”, в которой была выдвинута иная версия о том, где жил будущий первый царь из рода Романовых в период с 1602 по 1605 годы.


Мать первого царя из рода Романовых Марфа Ивановна Романова (в миру Ксения Ивановна, урождённая Шестова)

Пожалуй, единственной заслугой этой книги – необычайно сумбурной, местами поразительной по невежеству и самой необузданной фантазии автора – было то, что В.В. Беляев в ней впервые поставил вопрос (мы цитировали его выше) о причинах необъяснимой, на первый взгляд, привязанности к Макариево-Унженскому монастырю Михаила Романова и его родителей. К сожалению, ответ на этот вопрос В.В. Беляев дал совершенно фантастический. Значительная часть его книги была посвящена доказательству того, что строитель Макариева монастыря на рубеже XVI-XVII веков Давид (Хвостов) и казанский митрополит Ефрем – как старший в церковной иерархии, венчавший в 1613 году в Успенском соборе Московского кремля на царство Михаила Романова – это одно и то же лицо.4 Причём, на страницах книги этот Давид-Ефрем вырос в фигуру грандиозного масштаба, управлявшую, целенаправленно готовя трон для Михаила Федоровича, чуть ли не всеми событиями Смутного времени. Основное внимание исследователей, откликнувшихся на книгу В.В. Беляева, было уделено разгрому версии о тождестве строителя Давида и митрополита Ефрема, в объяснению же В.В. Беляевым вопроса о причинах привязанности Романовых к обители преподобного Макария, к сожалению, должного внимания уделено не было.

Для объяснения загадки привязанности Романовых к Макариево-Унженскому монастырю краевед выдвинул – в крайне уверенном тоне – версию, согласно которой, Михаил со своими родственниками, во-первых, был отправлен не в село Клины Юрьев-Польского уезда, а в село Клоны, входившее на рубеже XX века в состав Юрьевецкого уезда Костромской губернии и находившееся сравнительно недалеко от Макариева монастыря.6 Во-вторых, В.В. Беляев предположил, что, формально числясь проживающим в этом селе, фактически будущий царь время с 1602 по 1605 год провёл в Макариевом монастыре под присмотром строителя Давида (Хвостова)7, из-за чего позднее Михаил и его родители, будто бы, и стали так почитать эту обитель. Конечно, беляевская версия не подкреплена никакими доказательствами и рассыпается в прах при малейшем её рассмотрении, начиная от тождественности Давида и Ефрема и кончая тождественностью находящихся в разных местах сёл Клины и Клоны (серьёзные исследователи никогда не сомневались в том, что после Белоозера Михаил Романов три года провёл в селе Клины Юрьев-Польского уезда8). Однако некоторые костромские краеведы ( в частности, Л.П. Скворцов9) активно поддержали версию В.В. Беляева – ведь казалось, что она наконец-то разрешила загадку о причинах столь явной привязанности Романовых к монастырю на Унже (наш ответ на эту загадку, имеющую прямое отношение к сусанинской истории, мы дадим чуть ниже).

Романовы в 1605 – 1612 годы

Поразительные события, связанные с падением Годуновых и воцарением в Москве Лжедмитрия I-го, принесли Романовым освобождение. В 1605 году все они – Филарет Никитич, Марфа Ивановна, Михаил и Татьяна – наконец собрались в Москве. Вскоре Филарет был возведён в сан митрополита и поставлен во главе старейшей русской епархии – Ростовской митрополии. Однако последующие бурные события начинающейся великой Смуты вновь разметали их семью. В октябре 1608 года во время захвата Ростова войсками Лжедмитрия II-го (“тушинского вора”) Филарет был схвачен и с позором увезён в ставку самозванца, в село Тушино, где Лжедмитрий II неожиданно встретил его с почётом и провозгласил патриархом (что было, конечно, незаконно, но “тушинскому вору” нужен был свой глава русской церкви в противовес законному патриарху Гермогену). Проведя почти два года в тушинском лагере на странном положении полусоюзника-полу-пленника, Филарет после краха Лжедмитрия II-го вернулся в Москву. Вскоре произошло свержение царя Василия Шуйского и к власти пришла группа бояр (“семибоярщина”), для преодоления династического кризиса выступившая за возведение на русский престол сына польского короля Сигизмунда III Владислава (в действиях “семибоярщины” обычно видят только предательство национальных интересов, но в них была и своя логика: старая династия со смертью Федора Ивановича пресеклась, “выборные” русские цари принесли стране только беды, значит, нового государя надо искать среди рождённых на троне и единственная реальная кандидатура – королевич Владислав, если, конечно, он перейдёт из католичества в православие). Для переговоров об этом с польской стороной в сентябре 1610 года под Смоленск, осаждаемый королём Сигизмундом, было отправлено “великое” посольство во главе с князем В.В. Голицыным и митрополитом Филаретом. Переговоры под Смоленском тянулись долго. В ходе их Сигизмунд неожиданно стал требовать призвания на русский престол не своего сына, а самого себя. Большая часть членов русского посольства, вопреки данным им наказам, согласилась с притязаниями Сигизмунда и была отпущена в Москву, меньшинство же во главе с владыкой Филаретом упорно отказывалось принять условия короля. Всё завершилось тем, что в апреле 1611 года непокорная часть делегации была арестована и отправлена в Польшу. Филарет был отвезён в Мальборгский замок, бывший центр Тевтонского ордена, где ему пришлось провести пленником восемь долгих лет.


Михаил Федорович Романов основатель романовской династии, правившей в России свыше 300 лет

Семья Романовых вновь надолго лишилась своего главы. Уже без отца умерла в июле 1611 года Татьяна Федоровна, в 1608 году выданная замуж за князя И.М. Катырева-Ростовского. Весной 1611 года к Москве подступило ополчение П. Ляпунова, Д. Трубецкого и И. Заруцкого. Предав сожжению большую часть территории Москвы, поляки и “семибоярщина” укрылись за стенами Китай-города и кремля. Вместе с ними оказалась и Марфа Ивановна с сыном – среди страшных сцен осады и вскоре начавшегося голода им суждено было прожить полтора года. Ополчение Ляпунова, Трубецкого и Заруцкого из-за раздоров его руководителей вскоре распалось, но вокруг Москвы остались входившие в ополчение казаки. В августе 1612 года к городу подошло ополчение К. Минина и Д. Пожарского, совместно с казаками продолжившее осаду столицы. Несмотря на голод, поляки, надеясь на помощь идущего к Москве короля Сигизмунда, продолжали обороняться. Лишь 22 октября в ходе общего штурма был взят Китай-город, а вскоре капитулировал и польский гарнизон в кремле. Накануне капитуляции – 24 октября – поляки выпустили из кремля находившихся с ними русских бояр. Когда бояре – а среди них была и Марфа Ивановна с сыном – вышли из ворот Троицкой башни на каменный мост через Неглинную, казаки едва не перебили их, но руководители ополчения не допустили расправы. 25 октября русские войска вошли в осквернённый врагами кремль. Шедший на помощь осаждённым в Москве Сигизмунд, находившийся уже у Волока Ламского, узнав о сдаче кремля, вынужден был отступить.

Дальнейшая судьба Марфы Ивановны и Михаила полна загадок. Известно, что чуть ли не сразу после выхода из кремля они уехали из Москвы на север, в сторону Ярославля. Куда направлялись они – поздней осенью, в условиях продолжающейся смуты, когда опасность могла угрожать на каждом шагу?

Куда мать и сын Романовы поехали из Москвы?

Итак, куда же поехали Марфа Ивановна и Михаил после их выхода из Московского кремля и где они находились до 13 марта 1613 года, когда посольство Земского собора застало их в Ипатьевском монастыре? Как писалось выше, большинство историков считают, что в октябре 1612 года Романовы поехали в село Домнино. Однако, судя по всему, дело обстоит не совсем так.

По-видимому, в первой половине ноября по большой Вологодской дороге в Домнино из Костромы г приехали мать и сын Романовы. Вместе со всеми домнинцами хозяев встречал, конечно, и Иван Сусанин. Традиционно считается, что Романовы, по крайней мере Михаил, прожили в Домнине до февраля или начала марта 1613 года. Однако, скорее всего, Марфа Ивановна и Михаил пробыли в Домнине лишь несколько дней, и село это вообще не было главной целью их большой осенней поездки 1612 года. Есть достаточно убедительные свидетельства того, что мать и сын Романовы, выехав из Москвы, направлялись в Макариев монастырь на Унже, чтобы у гроба преподобного Макария Унженского и Желтоводского помолиться об освобождении Филарета Никитича из польского плена. Сообщение об этом содержалось в житии Макария, списанном в начале XVIII века с другой, более старой, рукописи и хранившемся до революции в Макариево-Унженском монастыре. В житии этом, в частности, говорилось: “Прииде в монастырь сей и благоверная великая старица инока Марфа Иоанновна из костромских предел из вотчины своея на поклонение гробу святого и молитвы ради с прелестною своею отраслью, с сыном своим благоверным отроком Михаилом Феодоровичем Романовым, иже вскоре бысть милостию Божиею Государь царь и великий князь всея России. Тии убо мать с сыном многое моление у гроба святого Макария сотвориша, молящеся богоносному отцу, да поможет им своим ко Христу ходатайством в печалех их и да сподобит я видети блаженного воистину многодобродетельного преосвященного Филарета митрополита ростовского и ярославского в Польше тогда удержанного”.10

В другом месте жития вновь говорится о Михаиле: “… ангелоименитый он от Бога предъизбранный на временное царство, вечное прежде возлюбивый, где ещё не у диадему нося и скипетр державства, егда крыясь от безбожных ляхов в младых сих летах в пределех костромских паче же покрываем бываше покровом милости небесныя царицы, христианския надежды и заступницы Богородицы достиже и унженския чудного Макария обители. Слышал бо бяше славу чудес его и при его святем и чудотворнем гробе многая моления показа, многи слезы излия, еже бы молитвами его от злочестивых сохранитися сотвори убо моления своя смиренно и о родителе своем чудном архиереи Филарете, удержанном в Польше в плене…” 11

Насколько мы можем доверять сообщению жития о посещении Марфой Ивановной и её сыном унженской обители до того, как Михаил стал царём? Не является ли оно сочинённой позднее легендой? Думается, что сообщениям жития Макария можно доверять. Если оно действительно восходит к более раннему списку – т.е. списку XVII века, – то вряд ли бы тогда – во время, столь близкое к эпохе первого царя из рода Романовых, – решились приписать Михаилу Федоровичу посещение монастыря, которого на самом деле не было.

Когда именно посетили Романовы монастырь на Унже? Комментируя вышеприведённые места в житии преподобного Макария, историк Макариево-Унженского монастыря протоиерей И.К. Херсонский писал, что посещение Марфой Ивановной и Михаилом монастыря “случилось, вероятно, в один из трёх последних месяцев 1612 года или в первые два месяца 1613 года”.12 На конец 1612-го или начало 1613-го годов относили время посещения Романовыми монастыря В.В. Беляев и Л.П. Скворцов.13 Думается, что мать и сын Романовы посетили Макариев монастырь или в ноябре, или в начале декабря 1612 года. За это более всего говорит то, что причина поездки Романовых – молебствие об освобождении главы семьи – была слишком важна, чтобы тянуть с ней.

В житии сказано, что Марфа Ивановна и Михаил прибыли в монастырь “из костромских предел из вотчины своея”. Вотчина эта – безусловно, село Домнино. Следовательно, выехав из Москвы в конце октября 1612 года, Романовы проехали по ярославской дороге через Троице-Сергиев монастырь, Переяславль-Залесский, Ростов, Ярославль, прибыли в Кострому, посетили Домнино (где провели, видимо, несколько дней) и затем отправились на Унжу. Таким образом, они проследовали тем самым маршрутом, который в точности повторят спустя семь лет – в 1619 году. Следовательно, богомольный характер путешествия, предпринятого Марфой Ивановной и Михаилом поздней осенью 1612 года, не вызывает сомнений. Наверняка, они давно уже собирались на Унжу, но, находясь в осаде в Москве, не могли туда выехать. Однако, почему же всё-таки Романовы поехали именно в Макариев монастырь на Унже?

Патриарх ФиларетРоманов Федор Никитич

Церковный и политический деятель Смутного времени. Патриарх Московский и всея Руси.
Отец первого царя из рода Романовых — Михаила Федоровича.

Федор Романов родился примерно в 1554 году в городе Москва. О монашестве и духовной карьере не помышлял, тому было много причин, так как являлся одним из первых завидных женихов Москвы, племянником царицы Анастасии, считался возможным соперником Бориса Годунова в борьбе за власть после смерти Федора Иоанновича в 1598 году.

В 1590-е годы Федор Романов занимал ряд государственных и военных постов: служил псковским наместником, участвовал в переговорах с послом императора Рудольфа II, являлся воеводой в ряде полков. В 1600 году, вместе с другими Романовыми, подвергшимися опале при Борисе Годунове, сослан. Сам Федор и его жена Ксения Ивановна Шестова насильно пострижены в монахи под именами «Филарет» и «Марфа», что должно было лишить их прав на престол.

Единственный выживший их ребенок, Михаил Федорович, после окончания Смутного времени, избран царем. В 1605 году Филарет, освобожденный как «родственник» из Антониево-Сийского монастыря Лжедмитрием I, занял важный церковный пост митрополита Ростовского. Через пять лет принял участие в свержении Василия Шуйского и стал активным сторонником семибоярщины.

Интронизацию Филарета 4 июля 1619 года в звание Московского Патриарха совершил бывший в Москве Иерусалимский Патриарх Феофан III. Будучи родителем государя Михаил Фёдорович, до конца жизни официально являлся соправителем и фактически руководил московской политикой. В правительственных указах имя Патриарха стояло рядом с именем царя, носил титул «Великий Государь, Святейший Патриарх Филарет Никитич».

Годы Патриаршества Филарета ознаменовались рядом значительных церковных и государственных реформ. Многое сделал для восстановления в стране государственности после Смуты: добился проведения поземельной переписи, что обеспечило справедливое распределение подати и увеличило доходы казны, с помощью церковного суда укрепил дисциплину в государстве, начал реформирование армии и развитие хозяйства, заботился об открытии новых школ.

Также Филарет навел порядок в области церковного управления. Учредил особые Патриаршие приказы, которые упорядочивали церковные дела. В 1620 году по его благословению создана новая Тобольская епархия, имевшая огромное значение для распространения христианства среди народов Сибирской части России.

Большое внимание Патриарх уделял внешней политике, руководил дипломатическими сношениями, а также создал шифр для дипломатических бумаг. В то же время предпринимал много усилий для ограждения России от западных религиозных влияний. Умер Патриарх Филарет 11 октября 1633 года. Похоронен в Успенском соборе Московского Кремля.

… читать ещё >

Патриарх Филарет – не самая известная историческая личность. Но его влияние на ход истории Российского государства и мира сложно недооценить.

Он, один из тех, благодаря кому закончилось Смутное время, а на русском престоле воцарился Михаил Романов.

style=»text-align: center;»>Годы жизни Филарета

Годы жизни патриарха Филарета 1553-1632

style=»text-align: center;»>
Годы патриаршества Филарета

Филарет был патриархом с 1619по 1632 год

Филарет биография кратко

В миру патриарх Филарет носил имя Федор Никитич Романов. Родился он в 1553 году, и приходился двоюродным братом царю Федору Иоанновичу, который был сыном великого Ивана Грозного.

Федор Никитич был представителем, как бы сказали сейчас – золотой молодежи. Знатный человек, с интересной родословной. Он был сыном Никиты Захарьина-Юрьева, авторитетного боярина, приходился племянником царице Анастасии. Царица Анастасия же была женой Ивана Грозного.

В сознательном возрасте, молодой человек посветил себя государевой службе. Был воеводой в нескольких полках, наместником государя во Пскове, участвовал в дипломатической деятельности. Принимал деятельное участие в переговорах с послами Германии.

Шли годы, в русском государстве начиналась Смутное время. Сын Ивана Грозного, Федор Иоанович умер. Предстояла борьба за престол. Федор, был одним из фаворитов, но битву выиграл Борис Годунов.

Новый царь, рассматривал претендентов на престол, как личных врагов. Федор вместе с семейством попал в опалу, был сослан. В ссылке, его и жену Ксению, насильно постригли в монахи. Теперь Федор стал Филаретом, а Ксения –Марфой.

Смута была в разгаре. В российской истории, во всей красе появляется Лжедмитрий I. Самозванцу нужно себя как то сделать легитимней. Он захватывает Антониево-Сийский монастырь, и освобождает Филарета и Марфу. При Лжедмитрий I, Филарет становится митрополитом Ростовским.

При правлении Василия Шуйского сан удается сохранить. Смутное время выходит на финишную прямую, и на сцене появляется Лжедмитрий II. Новый самозванец обосновался в Тушинском лагере. Без родственника, объяснить свое появление ему было трудно. Филарет захвачен в плен, и прибывает в лагерь самозванца. Здесь его нарекают патриархов. В его власти все территории, которые контролируют войска самозванца.

В 1610 году патриотические силы отбили Филарета из рук самозванца. Сам патриарх не настаивал на своем сане, а освободившим его воинам заявил, что был наречен патриархом, против своей воли.

Через год отправил в составе посольства к Сигизмунду III. Посольство вело переговоры с королем Речи Посполитой, о будущем русского государства. Филарет был среди тех, кто был не против, что бы на московский престол взошел сын Сигизмунда – королевич Владислав. Но выдвигал условие, королевич должен был принять православие. Поляки же партнерами были ненадежными. Ко встрече подготовили свой вариант договора. И когда Филарет отказался ставить свою подпись на документе, его арестовали.

Патриарх Филарет документальный фильм

Филарет после Смутного времени

Смутное время в русской истории закончилось в 1613 году, когда был созван Земский Собор. Итогом Земского собора стало начало правящей династии Романовых. Новым царем русского государства стал Михаил Федорович Романов. Михаил был сыном Филарета. Очень тепло и трепетно относился к отцу, он был для монарха самым большим авторитетом.

Вызволить отца из плена долгие годы не представлялось возможным. Поляки специально тянули переговоры, понимая, что без отца Михаилу будет очень тяжело справится, с внутренними и внешними врагами государства.

В Россию Филарет вернулся только в 1619 году. Русские и поляки обменялись пленными. Среди возвращенцев на Родину был и Филарет. Для русских людей, Филарет, стал примером мужественности, стойкости. Ведь он с честью перенес ужасы польского плена, не сломался и остался верен своим нравственным, моральным и этическим идеалам, не придал православной веры и Отечества.

После возвращения в Россию митрополиты Филарету, нарекли в Патриархи.

Патриарх Филарет и его политика

Будучи патриархом, Филарет имел огромное влияние на сына, царя Михаила Романова, на всю внешнюю и внутреннюю политику государства. По его инициативе была проведена перепись, которая позволила увеличить сбор подати, и наполняемость казны. Были восстановлены контакты Византийской церковью.

По настоянию патриарха в государстве создавались первые школы и училища. Он выступал за грамотность населения. Активно занимался чистотой православия, устранял вольнодумности, и искажения церковных писаний.

Много времени и сил Патриарх тратил на книгопечатание. Просвещение он считал своей большой задачей. Под его началом возобновила работу Московская типография. Патриарх, сам лично следил за правильностью текстов, исправлял ошибки, пресекал искажения и вольнодумства. Книги распространялись по цене себестоимости, для того, что бы быть более доступным для населения.

В годы патриаршества Филарета были канонизированные:

  • Макарий Унженский
  • Авраамий епископ Галицкий

Церковные реформы Патриарха Филарета

Во время патриаршества Филарета был сформирован новый класс людей – патриарших дворян и детей. Люди получали за службу пометные оклады. Кроме того, патриарху было дано право заниматься, судом духовенства и крестьянского населения, кроме случаев воровства и разбоя. При Филарете сложилась патриаршая область, которая пресдтавляла из себя государство в государстве.

Была проведена полная опись церковного имущества, произошел пересмотр жалованных грамот.

Интересные факты

  • В 1625 году Персидский царь, подарил русскому патриарху часть Господней ризы
  • Православная святыня долгое время хранилась в Успенском соборе. В настоящее время находится в Храме Христа Спасителя.
  • У Патриарха было шесть детей. Пять сыновей и дочь
  • Незадолго до смерти назначил приемника архиепископа Псковского Иоасафа
  • Филарет погребен в Успенском Соборе, в Москве
  • Был инициатором созывов Земских соборов

Итоги

Патриарх Филарет оставил огромный след в истории русского государства, в его восстановлении после разорительного Смутного времени. Именно Филарет, вместе с сыном Михаилом, заложили фундамент, той русской державы, которая вскоре стала Империей, с которой считались все европейские страны.

Патриаршество Филарета

Патриарх Филарет (в миру Феодор Никитич Романов-Юрьев) родился около 1553 года. Он принадлежал к одному из видных боярских родов. Феодор Никитич был племянником Иоанна Грозного (сыном брата его супруги Анастасии Романовны). С юных лет, воспитываясь в придворной обстановке, он был широко образован, обладал прекрасными душевными качествами, приятной внешностью, был любим народом, принимал видное участие в государственных делах, которыми любил и умел заниматься.

После смерти царя Феодора он стал одним из законных претендентов на Русский трон, и многие хотели именно его видеть царем. Подвергнутый опале при Борисе Годунове, он был пострижен в монашество с именем Филарет и отправлен в монастырь святого Антония Сийского В Архангельской губернии. Смирившись перед волей Божией, Филарет стал искренне подвизаться по всем правилам строгой православной аскезы и так в этом преуспел, что вызвал большое уважение и почитание в церковном мире. После смерти Бориса Годунова в 1606 году его возводят в сан митрополита Ростовского. В том же году он участвовал в прославлении святого царевича Димитрия и перенесении его мощей в столицу.

В Смутное время самозванец Лжедимитрий II, захватив митрополита Филарета в плен, нарек его «Патриархом Московским». Авраамий Палицын писал, что тушинцы держали своего патриарха в неволе, «блюли того всегда крепкими сторожми и никакоже ни словеси, ни помавания дерзнути тому дающее». Патриарх Гермоген знал это и в своих грамотах писал, что молит Бога о тех, «которые взяты в плен, как и Филарет митрополит и прочие, не своею волею, но нужею».

Впоследствии Филарет был назначен на опасную должность духовного главы русского посольства у Сигизмунда III. За отказ писать в Смоленск о сдаче города полякам митрополит Филарет был взят под стражу. Последовали годы томления в польских застенках, почти 9 лет пребывал он в плену и показал такое «крепкостоятельство», что снискал уважение у поляков.

Тем временем в 1613 году Земский собор избрал на русское царство Михаила Романова, а за его отцом утвердил титул «нареченного Патриарха». Зная, как дорог царю Михаилу его отец, поляки тянули, выставляли все новые требования, думая, что Государь поступится еще чем-нибудь, и медлили с разменом пленника. Но Филарет держался мужественно и неподкупно, написав сыну, что он скорее останется в великом утеснении, но не пожертвует и пядью Русской земли.

Размен пленных произошел только в 1619 году. Этот плен, соединенный с тяжкими лишениями Филарета, возвысил его в глазах россиян: на него смотрели как на мученика, пострадавшего за Православную веру и за Отечество. Почти сразу же по прибытии митрополита Филарета совершилось избрание и наречение его в Патриарха.

Соборное определение о причинах избрания его на этот Престол характеризует Филарета как «…мужа во учениих божественных апостол и отец зело изящна, и в чистоте жития и благих нрав известна»; «по плоти той царев отец, и сего ради да будет царствию помогатель и строитель, и сирым заступник и обидимым предстатель». Патриарх Филарет сделался ближайшим советником и фактическим соправителем царя Михаила Феодоровича Романова. Умудренный большим жизненным опытом, Первосвятитель хорошо знал систему государственного управления и помогал юному и неопытному государю, своему сыну. В правительственных указах имя Патриарха стояло рядом с именем царя, он носил титул «Великий Государь, Святейший Патриарх Филарет Никитич». Фактически именно при Патриархе Филарете оформилось то соотношение власти царя и Патриарха, которое впоследствии стало восприниматься как идеальное для Православной державы правление «Премудрой Двоицы». Годы его Патриаршества ознаменовались рядом значительных церковных и государственных реформ.

Патриарх Филарет очень много сделал для восстановления в стране гocyдapственности после Смуты. Первое, чего он добился — это проведения поземельной переписи, благодаря которой были справедливо распределены подати, что увеличило доходы казны, облегчив одновременно налоговое бремя простого народа. С помощью церковного суда Патриарх укрепил дисциплину в государстве. Возобновились экономические и культурные отношения с иностранными государствами. Началось реформирование армии, строились новые заводы.

Патриаршая деятельность Филарета состояла в энергичной охране чистоты Православия, в преследовании религиозного вольнодумства и нравственной распущенности, в реформе церковной администрации. Большое внимание Патриарх Филарет уделял внешней политике, руководил дипломатическими сношениями, а также создал шифр для дипломатических бумаг. Важный след оставила деятельность Патриарха Филарета в области церковного управления; были учреждены особые Патриаршие приказы, которые упорядочивали церковные дела.

Патриарх Филарет заботился и о насаждении школ, призывал архиепископов к учреждению училищ при архиерейских домах. По его благословению при Чудовом монастыре в Москве было открыто Греко-латинское училище, ставшее очагом дyховного просвещения.

Первосвятитель много внимания уделял печатанию и исправлению богослужебных книг. Из Московской типографии, расширенной по указу Патриарха Филарета, в период его предстоятельства вышло множество изданий, в том числе полный круг богослужебных книг. Книги рассылались в монастыри и храмы по цене, в которую обошлось их напечатание, без прибыли, а в Сибирь — бесплатно.

В 1620 году по благословению Патриарха Филарета была учреждена новая Тобольская епархия, имевшая огромное значение для распространения христианства среди народов Сибири.

При Патриархе Филарете возобновились прерванные в эпоху Смуты сношения Москвы с Восточными Церквами и приезды в Москву за милостыней многочисленных представителей духовенства этих Церквей.

Во время правления Патриарха Филарета был оформлен официальный взгляд на события Смутного времени, в основе которого лежало представление о необходимости сохранения веры предков, полученной от Апостолов и хранимой на Руси на протяжении веков; отступление от Православия грозило гибелью, как это случилось с бывшими столицами христианского мира. Единственной хранительницей древнего благочестия признавалась Москва, поэтому любые попытки переосмысления отечественного религиозного опыта и любые западные влияния трактовались как опасные и недопустимые. Отсюда запреты и ограничения на хождение сомнительных по содержанию книг. Опыт, полученный в польском плену, убедил Патриарха Филарета в недопустимости унии для Русской Церкви, и, занимая Патриарший Престол, он предпринял все усилия для ограждения России от западных религиозных влияний.

В период Патриаршества Филарета, кроме канонизации Макария Унженского (1619) и Авраамия, епископа Галицкого (1621), в Москву была принесена риза Господня. В 1625 году посол персидского шаха поднес Патриарху золотой «ковчег, а в нем великаго и славнаго Христа срачица». Святыня была поставлена в Успенском соборе, а празднование в ее честь установлено 27 марта.

Патриарх Филарет сделал много полезного для Русской Церкви. Его незаурядная личность заметно повысила престиж и достоинство Патриарха Московского. Патриарх Филарет скончался 1 октября 1633 года. Он сам указал себе преемника — архиепископа Псковского Иоасафа.