Ермак Тимофеевич

Ермак Тимофеевич

Ермак Тимофеевич

таким Ермака изображали на многих однотипных портретах конца XVII — начала XVIII веков

Род деятельности:

казачий атаман

Дата рождения:

возможно 1532/1534/1543

Место рождения:

Великое княжество Московское

Подданство:

Царство Русское

Дата смерти:

6 августа 1585

Место смерти:

устье реки Вагай, Сибирское ханство (ныне — Вагайский район Тюменской области)

Запрос «Ермак» перенаправляется сюда; об имени Ермак см. Ермак (имя). У этого термина существуют и другие значения, см. Ермак (значения).Почтовая марка России, 2009 год:
Ермак, Дежнёв, Платов.

Ерма́к Тимофе́евич (1532/1534/1542 — 6 августа 1585, Сибирское ханство) — казачий атаман, исторический завоеватель Сибири для Российского государства.

Происхождение

Происхождение Ермака в точности не известно, существует несколько версий.

«Родом неизвестный, душой знаменитый», он, по одному преданию, был родом с берегов реки Чусовой. Благодаря знаниям местных рек, ходил по Каме, Чусовой и даже переваливал в Азию, по реке Тагил, пока не забрали служить-казачить (Черепановская летопись), по другому — уроженцем Качалинской станицы на Дону (Броневский). В последнее время всё чаще звучит версия о поморском происхождении Ермака (родом «з Двины з Борку»), вероятно имелась в виду Борецкая волость, с центром в селе Борок (сейчас — в Виноградовском районе Архангельской области).

Имя Ермака, по мнению профессора Никитского, является разговорным вариантом русского имени Ермолай и звучит как его сокращение. Известный русский писатель, уроженец Вологодчины, В. Гиляровский называет его Ермил Тимофеевич («Москва Газетная»). Другие историки и летописцы производят его имя от Германа и Еремея (Еремы). Одна летопись, считая имя Ермака прозвищем, дает ему христианское имя Василия. По мнению иркутского историка А. Г. Сутормина, полностью имя Ермака якобы звучало как Василий Тимофеевич Аленин. Эта же версия обыгрывается в сказе П. П. Бажова «Ермаковы лебеди». Существует также мнение, что «Ермак» — просто прозвище, образованное от названия котла для приготовления пищи.

Фамилия Ермака не установлена, однако в те времена, да и гораздо позже многие русские именовались по отцу или по кличке. Его величали либо Ермаком Тимофеевым, либо Ермолаем Тимофеевичем Токмаком.

Также существует гипотеза о тюркском происхождении Ермака. В пользу этой версии приводят доводы о том, что это типично тюркское имя существует до сих пор у татар, башкир и казахов, но произносится как «Ермек» — забава, веселье. Кроме того, мужское имя Ермак («Ырмаг») встречается у алан-осетин, широко населявших донские степи вплоть до XIV столетия.

Сохранилось описание его внешности, сохраненное Семеном Ульяновичем Ремезовым в его «Ремезовском летописце» конца XVII века. Согласно С. У. Ремезову, отец которого — казачий сотник Ульян Моисеевич Ремезов — знал лично выживших участников похода Ермака, знаменитый атаман был

«вельми мужествен, и человечен, и зрачен, и всякой мудрости доволен, плосколиц, черн брадою, возрастом середней, и плоск, и плечист».

Вероятно, Ермак был сначала атаманом одной из многочисленных шаек волжских казаков, защищавших население на Волге от произвола и грабежа со стороны крымских и астраханских татар. Об этом свидетельствуют дошедшие до нас челобитные «старых» казаков, адресованных царю, а именно: соратник Ермака Гаврила Ильин писал, что он 20 лет «полевал» (нёс военную службу) с Ермаком в Диком поле, другой ветеран Гаврила Иванов писал, что служил царю «на поле двадцать лет у Ермака в станице» и в станицах у других атаманов.

К началу 1582 года Строгановы пригласили Ермака на службу, тогда ему было не менее 40 лет. Ермак участвовал в Ливонской войне, командовал казачьей сотней во время сражения с литовцами за Смоленск. Сохранилось письмо литовского коменданта Могилева Стравинского, отправленное в конце июня 1581 года королю Стефану Баторию, в котором упоминается «Ермак Тимофеевич — атаман казацкий».

В 1581 году (по другим данным — в 1582 году) дружина казаков (больше 540 человек), под начальством атаманов Ермака Тимофеевича, Ивана Кольцо, Якова Михайлова, Никиты Пана, Матвея Мещеряка, Черкаса Александрова и Богдана Брязги, была приглашена уральскими купцами Строгановыми для защиты от регулярных нападений со стороны сибирского хана Кучума, и пошла вверх по Каме, а в июне 1582 года прибыла на реку Чусовую, в чусовские городки братьев Строгановых. Здесь казаки жили два месяца и помогали Строгановым защищать их городки от грабительских нападений со стороны сибирского хана Кучума.

Сибирский поход Ермака

Основная статья: Сибирский поход ЕрмакаВасилий Иванович Суриков, «Покорение Сибири Ермаком». Холст, маслоЕрмак Тимофеевич, покоритель Сибири. Лубок XIX века.

1 сентября 1581 года дружина казаков под главным начальством Ермака выступила в поход за Каменный Пояс (Урал) из Нижнего Чусовского Городка. По другой версии, предложенной историком Р. Г. Скрынниковым, поход Ермака, Ивана Кольцо и Никиты Пана в Сибирь датируется следующим — 1582 годом, так как мир с Речью Посполитой был заключён в январе 1582 года, а в конце 1581 года Ермак всё ещё воевал с литовцами.

Инициатива этого похода, по летописям Есиповской и Ремизовской, принадлежала самому Ермаку, участие Строгановых ограничилось вынужденным снабжением казаков припасами и оружием. По свидетельству Строгановской летописи (принимаемому Карамзиным, Соловьёвым и другими), Строгановы сами позвали казаков с Волги на Чусовую и отправили их в поход, присоединив к отряду Ермака (540 человек) 300 ратных людей из своих владений.

Важно отметить, что в распоряжении будущего противника казаков, хана Кучума, находились силы, в несколько раз превосходившие дружину Ермака, но вооруженные значительно хуже. Согласно архивным документам Посольского приказа (РГАДА), всего хан Кучум располагал примерно 10-тысячной армией, то есть одним «туменом», а общая численность «ясачных людей», которые ему подчинялись, не превышала 30 тыс. взрослых мужчин.

Хан Кучум из рода Шейбанидов был родственником правившего в Бухаре хана Абдуллы, и, по-видимому, являлся этническим узбеком. В 1555 году сибирский хан Едигер из рода Тайбугинов, услышав о завоевании Россией Казани и Астрахани, добровольно согласился принять российское подданство и выплачивать русскому царю Ивану IV небольшую дань. Но в 1563 году Кучум совершил переворот, убив Едигера и его брата Бекбулата. Захватив власть в Кашлыке, Кучум первые годы вел ловкую дипломатическую игру с Москвой, обещая подчиниться, но при этом всячески затягивая выплату дани. Согласно Ремезовской летописи, составленной в конце XVII века Семеном Ремезовым, Кучум устанавливал свою власть в Западной Сибири с крайней жестокостью. Это обусловило ненадежность отрядов вогулов (манси), остяков (хантов) и пр. коренных народов, насильно собранных им в 1582 году для отражения казацкого вторжения.

Лев и единорог на знамени Ермака, бывшем с ним при покорении Сибири (1581—1582 гг.)

Казаки поднялись на стругах вверх по Чусовой и по её притоку, реке Серебряной, до сибирского волока, разделяющего бассейны Камы и Оби, и по волоку перетащили лодки в реку Жеравлю (Жаровлю). Здесь казаки должны были зазимовать (Ремезовская летопись). Во время зимовки, согласно книге Режевские сокровища, Ермак отправил отряд сподвижников разведать более южный путь по реке Нейва. Но татарский мурза разгромил разведывательный отряд Ермака. На месте, где жил тот мурза, ныне находится знаменитое своими самоцветами село Мурзинка.

Лишь весной 1582 года, по рекам Жеравле, Баранче и Тагилу, выплыли в Туру. Два раза разбили они сибирских татар, на Туре и в устье Тавды. Кучум выслал против казаков Маметкула, с большим войском, но 1 августа и это войско было разбито Ермаком на берегу Тобола, при урочище Бабасан. Наконец, на Иртыше, под Чувашевым, казаки нанесли окончательное поражение татарам в битве при Чувашевом мысу. Кучум оставил засеку, защищавшую главный город его ханства, Сибирь, и бежал на юг, в Ишимские степи.

26 октября 1582 года Ермак вступил в покинутый татарами город Сибирь (Кашлык). Через четыре дня ханты с р. Демьянка, правого притока нижнего Иртыша, привезли в дар завоевателям пушнину и съестные припасы, главным образом рыбу. Ермак «лаской и приветом» встретил их и отпустил «с честью». За хантами потянулись с дарами местные татары, бежавшие ранее от русских. Ермак принял их так же ласково, позволил вернуться в свои селения и обещал защищать от врагов, в первую очередь от Кучума. Затем стали являться с пушниной и продовольствием ханты из левобережных районов — с рек Конда и Тавда. Всех являвшихся к нему Ермак облагал ежегодной обязательной податью — ясаком. С «лучших людей» (племенной верхушки) Ермак брал «шерть», то есть присягу в том, что их «народец» будет своевременно платить ясак. После этого они рассматривались как подданные русского царя.

В декабре 1582 года военачальник Кучума, Маметкул, истребил из засады один казацкий отряд на Абалацком озере, но 23 февраля казаки нанесли новый удар Кучуму, взявши в плен Маметкула на реке Вагае.

Лето 1583 года Ермак употребил на покорение татарских городков и улусов по рекам Иртышу и Оби, встречая везде упорное сопротивление, и взял остяцкий город Назым. После взятия города Сибирь (Кашлык) Ермак отправил гонцов к Строгановым и посла к царю — атамана Ивана Кольцо.

Атаман Ермак на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде

Иван Грозный принял его очень ласково, богато одарил казаков и в подкрепление им отправил князя Семёна Болховского и Ивана Глухова, с 300 ратниками. Царские воеводы прибыли к Ермаку осенью 1583 года, но их отряд не мог доставить существенной помощи сильно убавившейся в битвах казацкой дружине. Атаманы гибли один за другим: сначала в засаду попал Богдан Брязга; потом при взятии Назыма убит был Никита Пан; а весной 1584 года татары убили Ивана Кольцо и Якова Михайлова. Атаман Матвей Мещеряк был осажден в своем стане татарами и только с большими потерями заставил отступить их предводителя Карачу, визиря Кучума.

Смерть Ермака

6 августа 1585 года погиб и сам Ермак Тимофеевич. Он шёл с небольшим отрядом в 50 человек по Иртышу. Во время ночёвки в устье реки Вагай Кучум напал на спящих казаков и истребил почти весь отряд. Согласно одной легенде, мужественно сопротивлявшийся атаман был обременен своими доспехами, в частности, подаренным царем панцирем, и, пытаясь доплыть до стругов, утонул в Иртыше. Согласно татарским преданиям, Ермак был смертельно ранен копьем в горло татарским богатырем Кутугаем.

Казаков оставалось так мало, что атаман Мещеряк должен был выступить обратно на Русь. После двухлетнего владения казаки уступили Сибирь Кучуму, чтобы через год вернуться туда с новым отрядом царских войск.

Легенда о смерти Ермака

«Татарин Якыш, Бегишев внук, вытаскивает из реки тело Ермака», миниатюра из «Истории Сибирской» С. У. Ремезова

По легенде тело Ермака вскоре выловил из Иртыша рыбак-татарин «Яныш, Бегишев внук». Посмотреть на тело атамана съехалось много знатных мурз, а также сам Кучум. Татары несколько дней стреляли в тело из луков и пировали, но, по словам очевидцев, его тело пролежало на воздухе месяц и даже не начало разлагаться. Позже, поделив его имущество, в частности, взяв две кольчуги, подаренные царем московским, его захоронили в деревне, которая ныне называется Баишево. Захоронили в почетном месте, но за кладбищем, так как он не был мусульманином. В настоящее время рассматривается вопрос о подлинности захоронения.

Недавно появилась версия, что захоронение Ермака находится в Миякинском районе Республики Башкортостан.

Подаренный Ермаку царем Иваном панцирь с мишенями (бляшками), принадлежавший воеводе Петру Ивановичу Шуйскому, убитому в 1564 году гетманом Радзивиллом в битве при Чашниках, сначала попал к калмыцкому тайджи Аблаю, а в 1646 году был отбит русскими казаками у «воровской самояди» — восставших селькупов. В 1915 году при раскопках сибирской столицы Кашлыка были найдены точно такие же бляшки с двуглавыми орлами, что были на панцире Шуйского, которые мог обронить там сам Ермак.

Оценка деятельности

Некоторые историки ставят очень высоко личность Ермака, «его мужество, предводительский талант, железную силу воли», но факты, передаваемые летописями, не дают указаний на его личные качества и на степень личного его влияния. Как бы то ни было, Ермак является «одной из самых примечательных фигур в русской истории», — пишет историк Руслан Скрынников.

Память

Память об Ермаке живёт в русском народе в легендах, песнях (например, «Песня о Ермаке» входит в репертуар Омского хора) и топонимах. Наиболее часто населённые пункты и учреждения его имени можно встретить в Западной Сибири. В честь Ермака названы города и сёла, спорткомплексы и спортивные команды, улицы и площади, реки и пристани, пароходы и ледоколы, гостиницы и др. О некоторых из них см. Ермак. Многие сибирские коммерческие фирмы имеют в своём собственном названии имя «Ермак».

  • В Омске датский предприниматель Рандруп С. Х. в начале XX века наладил производство отечественных швейных машинок под названием «Ермак» на основе немецкой швейной машины «SINGER»;
  • У села Усть-Шиш (Омская область), в устье реки Шиш, установлен памятный знак — самый южный пункт на Иртыше, куда доходил отряд Ермака в последней экспедиции 1582 года;
  • Памятники в городах: Новочеркасске, Тобольске (в виде стелы в саду Ермака, 1848), на Алтае в Змеиногорске (перенесённый из казахстанского города Аксу, до 1993 носивший название Ермак), Сургуте (открыт 11 июня 2010 года; автор — скульптор К. В. Кубышкин). В Великом Новгороде на Памятнике «1000-летие России» среди 129 фигур самых выдающихся личностей в российской истории (на 1862 год) есть фигура Ермака.
  • Улицы в городах: Белове, Березниках, Железногорске (Красноярский край), Новокузнецке, Новосибирске, Омске и в Шадринске, Новочеркасске (площадь), Липецке и Ростове-на-дону (переулки).
  • Стадион «Ермак» в г. Ангарске.
  • Сопка Ермака — одна из достопримечательностей г. Верхняя Тура (Свердловская область).
  • Гора Ермак в Кунгурском районе Пермского края.
  • Российский художественный фильм (мини-сериал) В. Краснопольского и В. Ускова «Ермак» (1996 год) (в заглавной роли Виктор Степанов).
  • В 2001 году Банком России в серии памятных монет «Освоение и исследование Сибири», выпущена монета «Поход Ермака» номиналом 25 руб.
  • Среди русских фамилий встречается фамилия Ермак.
  • В 1899 году на верфи в Ньюкасле (Англия) по проекту адмирала С. О. Макарова был построен для России первый в мире линейный ледокол «Ермак», прослуживший до 1960 года. В 1974 году на финской верфи Вяртсила был построен для Советского Союза новый дизель-электрический ледокол «Ермак».

  • Первый в мире линейный ледокол «Ермак»

  • Стела Ермаку в Тобольске. На заднем плане — Тобольский кремль

  • Памятник Ермаку в Новочеркасске

  • Донские деньги — 100 рублей. Ермак. аверс, 1918. Ростов

  • Донские деньги — 100 рублей. Ермак. реверс, 1918. Ростов

Примечания

Литература

  • Грамота царя Ивана Васильевича в Югорскую землю князю Певгею и всем князьям Сорыкидским о сборе дани и о доставке её в Москву //Тобольский хронограф. Сборник. Вып. 4. — Екатеринбург, 2004. С. 6. — ISBN 5-85383-275-1
  • Грамота царя Ивана Васильевича на Чусовую Максиму и Никите Строгановым о посылке в Чердынь волжских казаков Ермака Тимофеевича с товарищи //Тобольский хронограф. Сборник. Вып. 4. — Екатеринбург, 2004. С.7-8. — ISBN 5-85383-275-1
  • Грамота царя Ивана Васильевича Семёну, Максиму и Никите Строгановым о приготовлении к весне 15 стругов для людей и запасов, направляемых в Сибирь //Тобольский хронограф. Сборник. Вып. 4. — Екатеринбург, 2004. С. 8-9. — ISBN 5-85383-275-1
  • «Дополнения к актам историческим», т. I, № 117;
  • Ремизовская (Кунгурская) летопись, изд. археологической комиссией;
  • Ср. Сибирские летописи, изд. Спасским (СПб., 1821);
  • Рычков А. В. Режевские сокровища. — Уральский университет, 2004. — 40 с. — 1500 экз. — ISBN 5-7996-0213-7

Исследования

Ссылки

Ермак Тимофеевич на Викискладе

  • Ермак Тимофеевич // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Атаман Ермак Йармак (Ермак)
  • Кольцо Сибири. Ермак, освоение Сибири
  • Сказ о казаке-разбойнике
  • Ермак — человек — ледокол
  • Кто же ты, Ермак Аленин?
  • Казаки. Походы Ермака (фигурки)
  • Савельев Е. П. Кто был Ермак и его сподвижники.

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).

Ерма́к Тимофе́евич (1532/1534/1542 — 6 августа 1585, Сибирское ханство) — казачий атаман, исторический завоеватель Сибири для Российского государства.

Происхождение Ермака в точности не известно, существует несколько версий.

«Родом неизвестный, душой знаменитый», он, по одному преданию, был родом с берегов реки Чусовой. Благодаря знаниям местных рек, ходил по Каме, Чусовой и даже переваливал в Азию, по реке Тагил, пока не забрали служить-казачить (Черепановская летопись).

Согласно другой версии, являлся уроженцем Качалинской станицы на Дону(Броневский).

Имя Ермака является разговорным вариантом русского имени Ермолай и звучит как его сокращение. Существует также мнение, что «Ермак» — просто прозвище, образованное от названия котла для приготовления пищи.

Фамилия Ермака не установлена, однако в те времена, да и гораздо позже многие русские именовались по отцу или по кличке. Его величали либо Ермаком Тимофеевым, либо Ермолаем Тимофеевичем Токмаком.

Вероятно, Ермак был сначала атаманом одной из типичных для того времени многочисленных и многонациональных по своему составу дружин волжских казаков, промышлявших на торговом пути по Волге грабежом и разбойными нападениями на русские купеческие караваны и на крымских и астраханских татар. Об этом свидетельствуют дошедшие до нас песни и предания донских казаков о Ермаке.

Подтверждением вышеуказанного образа жизни, являются челобитные «старых» казаков, адресованных царю, а именно: соратник Ермака Гаврила Ильин писал, что он 20 лет «полевал» (вел вольную жизнь) с Ермаком в Диком поле, другой ветеран Гаврила Иванов писал, что был «на поле двадцать лет у Ермака в станице» и в станицах у других атаманов.

Ермак участвовал в Ливонской войне, командуя казачьей сотней. Под началом воеводы Дмитрия Хворостинина участвовал в 1581 году в успешном рейде на Литву, дойдя вниз по Днепру до Могилёва. В том же году помогал разблокировать осаждённый Псков, а также участвовал в победе Хворостинина над шведами в битве под Лялицами.

В 1581 году дружина казаков (больше 540 человек), под начальством атаманов Ермака Тимофеевича, была приглашена уральскими купцами Строгановыми для защиты от регулярных нападений со стороны сибирского хана Кучума, и пошла вверх по Каме, а в июне 1582 года прибыла на реку Чусовую, в чусовские городки братьев Строгановых. Здесь казаки жили два месяца и помогали Строгановым защищать их городки от грабительских нападений со стороны сибирского хана Кучума. 26 октября 1581 года — покорение Сибири.

Ермак Тимофеевич умер 6 августа 1585 года. Он шёл с небольшим отрядом в 50 человек по Иртышу. Во время ночёвки в устье реки Вагай Кучум напал на спящих казаков и истребил почти весь отряд. Согласно одной легенде, мужественно сопротивлявшийся атаман был обременен своими доспехами, в частности, подаренным царем панцирем, и, пытаясь доплыть до стругов, утонул в Иртыше. Согласно татарским преданиям, Ермак был смертельно ранен копьем в горло татарским богатырем Кутугаем.

Ермак Тимофеевич — атаман казацкий

Вокруг одного только происхождения Ермака и его имени даже в научной литературе, не говоря уже о фольклоре, сложилось огромное количество версий. Одни историки считали его помором, выходцем с русского Севера, другие — уроженцем Урала, исходившим в молодости реки Каму и Чусовую. Бытует также версия о тюркском происхождении Ермака. Звучное имя легендарного атамана считается производной от Ермолая, Ермила, Еремея, а то и признаётся прозвищем казака, крещённого Василием. Великий русский историк Н. М. Карамзин приводил в своей «Истории государства Российского» описание внешности Ермака: «Он был видом благороден, сановит, росту среднего, крепок мышцами, широк плечами; имел лицо плоское, но приятное, бороду чёрную, волосы тёмные, кудрявые, глаза светлые, быстрые, зерцало души пылкой, сильной, ума проницательного». Этот портрет точно примиряет любые споры о малой родине Ермака. Он описан поэтично, но ведь и сам Карамзин именовал главу о Сибири поэмой.

Впрочем, где бы ни родился Ермак Тимофеевич и как бы ни выглядел, можно с уверенностью сказать, что поначалу он верховодил казачьей дружиной на Волге, грабил следующие по реке купеческие суда и был тем вполне доволен. Что же произошло потом?

Так встречаются братья

Весной 1581 года в небо потянулся дым от крыш русских поселений в вотчинах купцов Строгановых в Прикамье, разоряемых ногайскими татарами. Немногим позднее там же взбунтовались вогулы, в Поволжье — черемисы, а на исходе лета в Приуралье нагрянул пелымский князь Аблегирим: «князь ратью, а с ним людей семьсот человек, их де слободки на Койве, и на Обве, и на Яйве, и на Чюсовой, и на Сылве деревни все выжгли, и людей и крестьян побили, жон и детей в полон поймали, и лошади и животину отогнали…». Строгановы извещали об этом Москву в конце года, но к тому времени грозному царю уже было известно о творящихся лиходействах. На рубеже июня — июля 1581 года казаки сожгли столицу Ногайской орды Сарайчик.

Парсуна Ермака Тимофеевича, созданная в XVIII веке. Неизвестный автор портрета изобразил атамана в западной экипировке, что стало основанием для появления версии об участии немцев в Сибирском походе

Тогда же посол Русского царства у ногаев В. И. Пелепелицын собрался в путь-дорогу до Москвы с посланцами князя Уруса, обильной охраной в три сотни наездников и бухарскими купцами. На Волге, близ нынешней Самары, на караван напали и ограбили его лихие казаки: «Иван Кольцо, да Богдан Борбоша, да Микита Пан, да Савва Болдыря с товарыщи…». Среди имён будущих сподвижников Ермака сам он не упомянут, хотя годом ранее угнал у ногайского мурзы караван в тысячу голов, а весной 1581 года — ещё шестьдесят скакунов. Резвые кони пригодились казакам на западной окраине царства.

Вероятно, Ермак участвовал в сражениях Ливонской войны, будучи не рядовым казаком, а сотником. Важнейшее тому свидетельство — текст письма коменданта Могилёва, направленного в 1581 году Стефану Баторию, в котором упоминается «Ермак Тимофеевич — атаман казацкий».

Лев и единорог на знамени Ермака, бывшем с ним при покорении Сибири

К августу 1581 года станица, которую возглавлял Ермак, по версии историка А. Т. Шашкова, наряду с другими войсками была направлена Иваном IV на Волгу. Они вышли к Сосновому острову, где вольные казаки застигли врасплох русско-ногайское посольство. Там-то и встретились Ермак и его верные соратники по Сибирскому походу. Части ордынцев удалось уйти на Яик. Объединившиеся казаки преследовали их. Атаманы понимали: за налёт на посольский караван царь не погладит по головам, скорее уж головы покатятся с плах. На совете решено было следовать в Приуралье. По Волге казаки добрались до Камы, выше по её течению достигли реки Чусовой, затем Сылвы и здесь схлестнулись с людьми князя вогулов Аблегирима: «Нехто был в Сибири ж пелымский князь Аплыгарым, воевал своими татары Пермь Великую».

«Семь казаков»

За спиной владыки Пелыма стоял сибирский хан Кучум. Захватив власть над просторами вокруг Иртыша и Тобола ещё в 1563 году, он продолжил было платить ясак московскому царю. Но подавление очагов сопротивления узурпатору в Сибири среди татар, ханты и манси развязало ему руки. Восточные русские окраины занялись огнём.

Фрагменты из «Краткой сибирской летописи» Семёна Ремезова (СПб., 1880). Слева: «Слыша Ермак от многих Чюсовлян про Сибирь яко царь владелец, за Каменем реки текут на двое, в Русь и в Сибирь, с волоку реки Ница, Тагил, Тура пала в Тобол, и по них живут Вогуличи, ездят на оленях…». Справа: «Собрании воини в лето 7086 и 7, с Ермаком с Дону, с Волги и с Еику, из Астрахани, из Казани, ворующе, разбиша государевы казенные суды послов и Бухарцов на усть Волги реки. И слыша посланных от царя с казнью и овии от них разыдошася, другии от многаго числа разбегошася в различные грады и веси».
dlib.rsl.ru

Строгановы били челом Ивану Грозному, испрашивая сперва ратников для защиты, а вскоре — дозволения нанять их самим. Аккурат тогда на Чусовую пожаловал Ермак сотоварищи. Купцы остереглись упоминать их в челобитной: брать на свой кошт государевых разбойников было бы себе дороже. На исходе 1581 года царь Иван дал Строгановым добро не только на наём ратников, но и на ответные меры: «А которые вогуличи на их остроги войною приходят и задоры чинят… И на тех бы вогулич приходили, и над ними промысл я… войною изд осадите, и вперёд им неповадно воровать». Тогда же на Урал, в Чердынь, прибыл и новый воевода — не кто иной, как В. И. Пелепелицын. Он не забыл пережитого, хотя и не спешил припоминать своих обид людям Ермака. Те зазимовали на Сылве, периодически устраивая вылазки в вогульские улусы. Весна 1582 года вскрыла лёд на реках, а вслед за этим пришла и грамота от царя. Строгановы перекрестились и снарядили посольство к казакам. Приняв приглашение купцов, те 9 мая оставили лагерь на Сылве и пошли вниз, до устья Чусовой. Первоначально соглашение сводилось к походу в Пелым, чтобы отплатить Аблегириму той же монетой. Солепромышленники готовы были снабдить казаков и оружием, и припасами на совесть.

На сборы ушла большая часть лета. В конце августа сибирцы с вогулами сами напали на русские городки, как и год тому назад. Набег возглавлял старший сын хана Кучума Алей. Участвовали в нём и люди пелымского князя. «В это время дружина Ермака, отразившая нападение воинства Алея на Нижнечусовской острог и тем самым выполнившая свои обязательства перед М. Я. Строгановым, переменила свои планы в отношении похода на Пелым», — пишет Шашков. — «Волжские казаки решили ответить ударом на удар. А посему главной их целью стала теперь Сибирь».

За Камень!

Назвать затеянную экспедицию авантюрой — значит, не сказать ничего. Историки доселе спорят о численности войска Ермака. Минимумом обычно считаются 540 «православных воев», которых нередко «усиливают» тремя сотнями поляков, литовцев и немцев. Строгановы якобы выкупили у царя военнопленных с фронта Ливонской войны, а затем вверили атаману. Основным доводом служит походящая на западноевропейскую экипировка Ермака и его воинов на более поздних изображениях. Правда, по сведениям Семёна Ремезова, такие доспехи и шлемы имелись у всех участников похода, и в первую очередь у его предводителя. Ну а упомянутое число косвенно подкрепляется количеством стругов, на которых Ермак сотоварищи пошли «за Камень»: 27 судов, по 20 воинов на каждом.

Путь был невероятно тяжек. Вверх по Чусовой казаки пошли до реки Серебрянки, из которой струги пришлось тащить посуху волоком целых 25 вёрст (1 верста равна 1,07 км) до реки Баранчи, из неё — в Тагил, затем в Туру, из Туры в Тобол… «Казачьи струги, приспособленные для плавания на морях, шли под парусами, лавируя на многочисленных речных поворотах», — отмечал выдающийся советский историк Р. Г. Скрынников. — «Гребцы, сменяя друг друга, налегали на вёсла».

Фрагмент из «Краткой сибирской летописи» Семёна Ремезова (СПб., 1880): «Весне же пришедши, яко храбрии казацы видевше и разумевше, что Сибирская страна богата и всем изобилна и живущии люди в ней не воисты, и поплыша вниз по Тагилу майя в 1 день, разбиваше суды по Туре и до перваго князя Епанчи, идеже ныне Епанчин Усениново стоит; и ту собрашася много Агарян и бои починиша по многи дни, яко лука велика, вверх ходу 3 дни, и в той луке биюшеся велми до выезду, и ту казацы одолеша».
dlib.rsl.ru

Начало Сибирского похода Ермака до сих пор нередко датируют осенью 1581 года: с долгой дорогой и зимовкой в горах, ожиданием, пока на Тагиле не вскроется лёд и так далее. При всей сложности пути казаков эту версию следует признать преувеличением. Поход не затянулся на целый год — он проходил, как и начался, споро и решительно. Следование до столицы Кучума сильно замедлилось бы стычками с воинами из покорных ему улусов, но Погодинская летопись не содержит описаний сколь-либо серьёзных боёв. Первым из них стала встреча у Епанчина. Согласно выполненному дьяками Посольского приказа в Москве описанию со слов сподвижника Ермака, «догребли до деревни до Епанчины… и тут у Ермака с тотары с кучюмовыми бой был, а языка татарского не изымаша». Одному из подданных хана удалось сбежать. Вероятно, он и принёс в Кашлык весть о пришельцах с диковинными луками, что пышут огнём, веют дым и сеют смерть невидимыми стрелами.

Ермак лишился драгоценного эффекта неожиданности, заведомого преимущества в борьбе при сильном превосходстве неприятельских сил. Но ни атаман не отступил от задуманного, ни Кучум не был сильно встревожен: ведь он уже сделал свой ход, бросив Алея с войском на русские городища. Москва вела тяжёлую войну на западе и не могла позволить себе роскоши разбрасываться дружинами на востоке — пожалуй, так рассуждал хан. Тем не менее Кучум поспешил созвать для отпора всех способных держать лук и клинок из сибирских улусов. А вот тот факт, что он призвал хантские и мансийские селения под свои знамёна, сегодня вызывает сомнения у историков. Вскоре паруса казачьих стругов запестрели на глади Тобола. Местом исторической встречи казачьих атаманов стала переправа на Волге, хан же вышел с войском к берегу Иртыша, на Чувашев мыс.

Дата сражения — ещё один предмет спора историков. Она точно не известна доселе, «назначается» различными авторами на разные дни, но большинство и летописцев, и учёных сходятся на 26 октября (5 ноября по новому стилю) 1582 года. Согласно одной из версий, Ермак даже намеренно приурочил сечу ко дню памяти святого Димитрия Солунского. «Русские книжники, скорее всего, пытались придать «Сибирскому взятию» символический смысл», — отмечает историк Я. Г. Солодкин.

Фрагменты из «Краткой сибирской летописи» Семёна Ремезова (СПб., 1880) о бое на Чувашевом мысу. Слева: «Умыслиша ж вси казацы на совершенный удар, и се брань 4-я с Кучюмляны. Кучюму ж стоящу на горе и с сыном его Маметкулом у засеки; егда ж казацы, по воли Божии, изыдоша из города… И разишася вси воедино, и бысть брань велия…». Справа: «Оружия же не бе у Кучюмлян, точию луки и стрелы, копия и сабли. Бе же 2 пушки у Чюваш. Казацы ж умолвиша голк их; они ж бросиша их с горы в Иртыш. Стояще Кучюм на Чювашской горе и видев многое видение своих, зело плакашеся…».
dlib.rsl.ru

Казаков было в десять, а то и в двадцать раз меньше, нежели сибирцев. Однако отступать им было некуда, к тому же у Ермака сотоварищи имелось огнестрельное оружие. В начале битвы, когда казаки подобно морским пехотинцам высаживались на берег со стругов, «огненный бой» не приносил особого вреда противникам, укрывшимся за бревенчатым тыном. Однако, когда племянник хана Маметкул вывел сибирских татар из-за укрытия и бросил в атаку, казаки дали ещё несколько удачных залпов из пищалей. Остяцким и вогульским воинам было довольно и этого. Их князьки принялись уводить людей с поля брани. Уланы Кучума попытались спасти положение отчаянным ударом во главе с Маметкулом, но пуля настигла и его самого. Раненый сибирский военачальник едва не угодил в плен. Войско хана рассеялось. Кучум оставил столицу и бежал. Иногда между битвой и вступлением в Кашлык историки закладывают до двух дней, хотя неясно, зачем казакам было так мешкать. В тот же день атаманы сотоварищи вошли в покинутое сибирское городище.

Легенды о легенде

Последующая история экспедиции Ермака не менее былинна, чем её предыстория и ход до Чувашева мыса. Это определение не случайно: даже известные, считающиеся традиционными события заставляют исследователей спорить до хрипоты. Например, 5 декабря того же 1582 года оправившийся от ранения Маметкул во главе отряда напал на казаков атамана Богдана Брязги, отправившихся рыбачить на озеро Абалак. Те были перебиты. Разгневанный Ермак ринулся в погоню. Была ли то сеча, затмившая Чувашев мыс, или незначительная стычка? Источники дают основание для обеих точек зрения.

«Покорение Сибири Ермаком». Художник Василий Суриков, 1895 год

Далее, знаменитое посольство 1583 года в Москву от казаков, кланяющихся Ивану Грозному в ноги Сибирью. Алексей Толстой в «Князе Серебряном» превосходно описал этот луч света в темнеющем в преддверии Смуты царстве с прибытием ко двору сперва Строгановых, а затем и лихого атамана Ивана Кольцо: «Царь протянул к нему руку, а Кольцо поднялся с земли и, чтобы не стать прямо на червлёное подножие престола, бросил на него сперва свою баранью шапку, наступил на неё одною ногою и, низко наклонившись, приложил уста свои к руке Иоанна, который обнял его и поцеловал в голову». В действительности даже победители Кучума едва ли добрались бы до столицы без подорожной или грамоты на то от государя. Грамота, к слову, была — опальная. В ней Иван Грозный со слов воеводы Пелепелицына обвинял и Строгановых, и казаков: «И то зделалось вашею изменою… Вы вогуличь и вотяков и пелымцев от нашего жалованья отвели, и их задирали и войною на них приходили, да тем задором с Сибирским салтаном ссорили нас, а волжских атаманов, к себе призвав, воров наняли в свои остроги без нашего указу».

Иван Кольцо якобы погиб от рук прислужников советника хана Кучума Карачи, вероломно заманившего атамана и ещё 40 казаков в ловушку. Однако, если посланники Карачи и приезжали в Кашлык, как об этом говорится в труде Семёна Есипова, то должны были буквально столкнуться там с людьми воеводы Семёна Болховского, аккурат прибывшего на подмогу Ермаку. Вдобавок могла ли лихая ватага во главе с опытным атаманом польститься на посулы неприятельского вельможи? Как бы то ни было, случившееся являлось преданием уже для первых летописцев похода.

«Послы Ермаковы – атаман Кольцо с товарищами бьют челом Ивану Грозному Царством Сибирским». Гравюра XIX века

Наконец, дата смерти самого Ермака примерно ясна — она настигла победителя Кучума в августе 1584 года. Обстоятельства же её покрыты туманом неизвестности. Вполне вероятно, что атаман утонул в реке в ходе боя. Однако легенду о гибели Ермака из-за якобы утянувшего его на дно тяжёлого панциря, подаренного Иваном Грозным, следует и оставить в числе легенд.

В заключение хотелось бы вернуться к спорам о малой родине Ермака: пожалуй, они всё же не случайны. Простому казаку суждено было стать без преувеличения национальным героем, олицетворением движения России на восток, «за Камень», к Тихому океану — и первопроходцем на этом пути. Сибирский поход Ермака пришёлся на канун Смуты. Она подкосила государство, но не стёрла проторенной атаманом колеи. В известном смысле две даты — 5 ноября, день взятия Ермаком столицы Сибирского ханства, и 4 ноября, ныне День народного единства, — в российской истории сближает не только календарь.

Литература:

Гибель Ермака Тимофеевича

Картина В.И.Сурикова «Завоевание Сибири Ермаком Тимофеевичем»
Биография Ермака Тимофеевича
Ермак Тимофеевич (1539 — 6 августа 1585) — казачий атаман, завоеватель Сибири. Большинство исследователей считают его донским или волжским казаком, а согласно некоторым летописям он был выходцем из Центральной России.
Из этих летописных источников следует, что дед Ермака — Афанасий Григорьев Аленин был в Суздали посадским человеком, затем перебрался во Владимир, где занялся извозом. Его сыновья — Родион и Тимофей переселились на реку Чусовую, где у Тимофея родились 3 сына: Гавриил, Фрол и Василий (Ермак). Историками зафиксировано 7 имен Ермака: Ермак, Ермолай, Герман, Ермил, Василий, Тимофей и Еремей.
Первые упоминания о его ратных делах относятся к 60-м годам XVI века. По некоторым данным в 1571 году вместе со своей дружиной отражал под стенами Москвы набег крымского хана Давлет-Гирея, принимал участие в Ливонской войне.
В июне 1581 года Ермак во главе казачьей дружины воевал в Литве против польско-литовских войск Стефана Батория. В это время его друг и сподвижник Иван Кольцо воевал в Заволжских степях с Ногайской Ордой.
После окончания Ливонской войны отряд Ермака прибывает на Волгу и в Жигулях соединяется с отрядом Ивана Кольцо. Здесь их находит гонец от купцов Строгановых с предложением идти к ним на службу. Зная, что за разгром царева каравана Ермак уже приговорён к четвертованию, а Кольцо к повешению, казаки принимают приглашение Строгановых идти в их Чусовские городки для защиты от набегов сибирских татар.
1 сентября 1582 года отряд Ермака и атаманов Ивана Кольцо, Матвея Мещеряка, Богдана Брязги, Ивана Александрова по прозвищу Черкас, Никиты Пана, Саввы Болдыря, Гаврилы Ильина в количестве 540 человек по Волге и Каме поднимается на стругах до Чусовских городков. Строгановы дали Ермаку кое-какое вооружение, однако оно было незначительным, поскольку вся дружина Ермака имела прекрасное вооружение.
Воспользовавшись удобным моментом, когда Сибирский хан Кучум был занят войной с ногаями, Ермак сам предпринимает вторжение в его земли. Всего за три месяца отряд Ермака проделал путь с реки Чусовой на реку Иртыш. По Тагильским перевалам Ермак вышел из Европы и спустился с «Камня» (Уральских гор) в Азию.
Это оказалось возможным благодаря железной дисциплине и твёрдой воинской организации. Поимо атаманов казаками командовали десятники, пятидесятники, сотники и есаулы.
С отрядом было три православных священника и один поп-расстрига. Ермак в походе жёстко требовал соблюдения всех православных постов и праздников.
И вот уже тридцать казацких стругов плывут по Иртышу, на переднем ветер полощет казачье знамя: синее с широкой кумачовой каймою, кумач расшит узорами, по углам знамени — причудливые розетки; в центре на синем поле — две белые фигуры: стоящие друг против друга на задних лапах лев и ингор-конь с рогом на лбу, олицетворение «благоразумия, чистоты и строгости».
С этим знаменем воевал Ермак против Батория на Западе, с ним пришёл и в Сибирь.
Кучум в это время послал своего старшего сына Алея с ратью на взятие русской крепости Чердынь в Пермском крае. Появление Ермака было для него полной неожиданностью. Между тем, в устье реки Тобол отряд Ермака разгромил полчища мурзы Карачи — главного сановника Кучума. Это привело Кучума в ярость, он собирает войско и посылает навстречу Ермаку своего племянника царевича Маметкула.
26 октября на Чувашовом мысу, на берегу Иртыша разгорелся грандиозный бой, которым с противной стороны руководил сам Кучум. В этом бою войска Кучума были разбиты, Маметкул ранен, Кучум бежал, а его столицу Кашлык занял Ермак. Вскоре казаки заняли городки Епанчин, Чинги-Туру и Искер, приведя в покорность местных князьков и царьков.
Однако в декабре, когда небольшой отряд казаков во главе с атаманом Брязгой ушёл на озеро Абалак за рыбой, на них внезапно напал Маметкул и полностью уничтожил. Узнав об этом, Ермак немедленно выступил в поход и 5 декабря 1582 года разбил десятитысячную армию Маметкула в сражении не на жизнь, а на смерть близ озера Абалак. На каждого из казаков приходилось более двадцати неприятелей. Эта битва показала героизм и моральное превосходство казаков, она означала полное и окончательное завоевание Сибири.
Весной 1583 года Ермак посылает к Ивану IV Грозному отряд казаков в 25 человек во главе с Иваном Кольцо, Черкасом Александровым и Саввой Болдырем. Отряд отвёз царю ясак-пушнину и послание о присоединении Сибири к России.
Иван Грозный принимает доклад Ермака, прощает ему и всем казакам их прежние «вины» и направляет в подмогу отряд стрельцов количеством 300 человек во главе с князем Семёном Болховским.
Зима 1583—1584 гг. В Сибири для русских была особенно тяжела, кончились припасы, начался голод. К весне умерли все стрельцы вместе с князем Болховским и значительная часть казаков.
Летом 1584 года сановник Кучума — мурза Карача обманным путем завлёк на пир отряд казаков во главе с Иваном Кольцо, а ночью, напав на них, сонных перерезал всех до единого.
Узнав об этом, Ермак послал в стан Карачи новый отряд во главе с Матвеем Мещеряком. Посреди ночи казаки ворвались в становище Карачи. В бою были убиты два сына Карачи, а сам он едва бежал с остатками войска. Вскоре к Ермаку прибыли гонцы от бухарских купцов с просьбой защитить их от произвола Кучума. Ермак с остатком войска — менее ста человек — двинулся в поход. На берегу Иртыша близ устья реки Вагай, где заночевал отряд Ермака, на них во время страшной бури и грозы напал Кучум.
Ермак оценил обстановку и приказал садиться в струги. Меж тем татары уже ворвались в лагерь. Ермак отходил последним, прикрывая казаков. Тучу стрел выпустили татарские лучники. Стрелы пронзили широкую грудь Ермака Тимофеевича. Стремительные ледяные воды Иртыша поглотили его навсегда…
Прибыв в Кашлык, Матвей Мещеряк собрал Круг, на котором казаки решили идти на Волгу за подмогой. Уже в 1586 году отряд казаков с Волги приходит в Сибирь и основывает там первый русский город — Тюмень, что послужило основой будущего Сибирского казачьего Войска.
nordrus.ru›Биография Ермака Тимофеевича
Ермак — прозвание, его имя было Ермил. «Атаманом быть Ермилу Тимофеевичу»,— поют в одной песне. В другой Ермак о себе: «Я шатался, мотался, Ермил, разбивал я, Ермил, бусы-корабли». Это было в донской его период, а потом, когда он на Волге и в Сибири прославился, — из Ермила стал Ермаком. На Дону и на низовьях Волги это было особенно в моде.
Источник: В. А. Гиляровский. Собрание сочинений в 4 томах. М.: 1999. Том 3.
Оригинал здесь: http://www.booksite.ru.
Lib.ru/Классика: Гиляровский Владимир Алексеевич….
az.lib.ru›Классика›text_0060.shtml
Задача данной статьи — выяснить причину гибели ЕРМАКА ( ЕРМИЛА ) ТИМОФЕЕВИЧА по его коду ПОЛНОГО ИМЕНИ.
Смотреть предварительно «Логикология — о судьбе человека». http://www.proza.ru/2012/03/16/1446
Рассмотрим таблицы кода ПОЛНОГО ИМЕНИ. \Если на Вашем экране будет смещение цифр и букв, приведите в соответствие масштаб изображения\.
6 23 36 46 58 77 87 100 115 136 142 148 151 161 185
Е Р М И Л Т И М О Ф Е Е В И Ч
185 179 162 149 139 127 108 98 85 70 49 43 37 34 24
19 29 42 57 78 84 90 93 103 127 133 150 163 173 185
Т И М О Ф Е Е В И Ч Е Р М И Л
185 166 156 143 128 107 101 95 92 82 58 52 35 22 12
ЕРМИЛ ТИМОФЕЕВИЧ = 185 = 148-ЗАХЛЕБНУЛСЯ + 37-В РЕК\ е \.
Смотрим столбец:
148 = ЗАХЛЕБНУЛСЯ = УТОПАЮЩИЙ
______________________________________
43 = В РЕКЕ
148 — 43 = 105 = УТОПШИ\ й \.
163 = БЕССЛЕДНО ИСЧЕЗ
__________________________
35 = РЕКА
163 — 35 = 128 = ПРОПАДЁТ В ВОДЕ = ОТ ГИПОКСИИ.
29 = … Ь
_________________________
166 = ЗАКОНЧИЛ ЖИЗНЬ
166 — 29 = 137 = УТОПЛЕННИК.
Код ДАТЫ ГИБЕЛИ: 6.08.1585. Это = 6 + 08 + 15 + 85 = 114 = ТОНУЩИЙ.
185 = 114 + 71-НЕТ ВОЗД\ уха \.
185 = 114-НЕТ ВОЗДУХА + 71-НЕТ ВОЗД\ уха \.
114 — 71 = 43 = В РЕКЕ.
Код ДНЯ ГИБЕЛИ = 89-ШЕСТОЕ + 66-АВГУСТА = 155.
155 = УТОПЛЕНИЕ В РЕК\ е \ = ГИБЕЛЬ БЕЗ ВОЗДУХА.
Код полной ДАТЫ ГИБЕЛИ = 155-ШЕСТОЕ АВГУСТА + 100-УТОНУЛ-\ 15 + 85 \-( код ГОДА ГИБЕЛИ ) = 255.
255 — 185-( код ПОЛНОГО ИМЕНИ ) = 70 = УТОП\ ший \.
185 = 70-УТОП\ ший \ + 115-УТОПШИЙ.
Код числа полных ЛЕТ ЖИЗНИ = 176-ПЯТЬДЕСЯТ + 9-ДВА = 185 = ( код ПОЛНОГО ИМЕНИ ).
185 = 101-ПЯТЬД … + 84-…ЕСЯТ ДВА.
Смотрим столбец во второй таблице:
84 = … ЕСЯТ ДВА
___________________
107 = ПЯТЬДЕ …
Таким образом можно сказать, что ЕРМАК родился в 1585 — 52 г. = 1533 г.
Код ГОДА РОЖДЕНИЯ = 15 + 33 = 48 = ТОН\ ет \.
185 = 48-( код ГОДА РОЖДЕНИЯ ) + 137-УТОПЛЕННИК.
100-УТОНУЛ-( код ГОДА ГИБЕЛИ ) + 48-( код ГОДА РОЖДЕНИЯ ) = 148.
148 = ЗАХЛЕБНУЛСЯ = ЗАВЕРШЕНИЕ ЖИЗНИ.
Столбец с цифрой 148 приведён выше.

ЕРМАК ТИМОФЕЕВИЧ

ЕРМАК ТИМОФЕЕВИЧ — казачий атаман, предводитель похода начала 1580-х годах в Сибирь, положившего начало присоединению Сибирского ханства к Русскому государству.

Час­то Ермак Тимофеевич ото­жде­ст­в­ля­ет­ся с В.Т. Але­ни­ным, уро­жен­цем вот­чин име­ни­тых куп­цов Стро­га­но­вых на реке Чу­со­вая. Бо­лее ос­но­ва­тель­ны вер­сии о том, что он ро­дил­ся близ города Тоть­ма или в селе Бо­рок на реке Се­вер­ная Дви­на. Су­ще­ст­ву­ет так­же вер­сия о его про­ис­хо­ж­де­нии из ста­ни­цы Ка­ча­лин­ской на До­ну. Од­на­ко вви­ду ед­ва ли не по­все­ме­ст­но­го рас­про­стра­не­ния име­ни «Ер­мак» (ко­то­рое нель­зя счи­тать про­зви­щем) точ­но ус­та­но­вить его про­ис­хо­ж­де­ние не уда­ёт­ся. Ино­гда за на­стоя­щее имя Ермака Тимофеевича ис­сле­до­ва­те­ли при­ни­ма­ют дру­гое (Ер­мо­лай, Ер­мил, Ере­мей, Гер­ман, Ти­мо­фей; ка­за­ки про­зва­ли его Ток­мак). Ермака Тимофеевича име­но­ва­ли так­же «По­вол­ским», ско­рее все­го по­то­му, что он воз­глав­лял от­ряд волж­ских ка­за­ков (не ис­клю­че­но, что в Са­мар­ской Лу­ке). В од­ной из позд­них ле­то­пи­сей со­хра­ни­лось опи­са­ние Ермака Тимофеевича — «рос­лый, и вид­ный, и вся­кой муд­ро­сти пре­ис­пол­нен, ши­ро­ко­лиц», с чёр­ны­ми во­ло­са­ми и бо­ро­дой, су­ту­ло­ват и пле­чист. Ка­за­чий от­ряд Ермака Тимофеевича дли­тель­ное вре­мя дей­ст­во­вал про­тив та­тар в По­вол­жье. В 1580 году и 1581 году Ермак Тимофеевич, ви­ди­мо, от­би­вал та­бу­ны ло­ша­дей у но­гай­цев на Вол­ге; по не­ко­то­рым све­де­ни­ям, он за­ни­мал­ся гра­бе­жом цар­ских су­дов, ино­зем­ных по­слов и ку­пе­че­ских ка­ра­ва­нов. Мне­ние об уча­стии Ермака Тимофеевича в по­след­них кам­па­ни­ях Ли­вон­ской вой­ны 1558-1583 годов ма­ло­убе­ди­тель­но: ско­рее все­го, в 1581 году с поль­ско-ли­товскими вой­ска­ми не­по­да­лё­ку от Мо­ги­лё­ва сра­жал­ся дру­гой ата­ман с та­ким же име­нем.

В начале 1580-х годов Стро­га­но­вы, по всей ви­ди­мо­сти, дав­но знав­шие Ермака Тимофеевича, при­гла­си­ли его от­ряд для обо­ро­ны го­род­ков Перм­ско­го края от на­бе­гов та­тар и во­гу­лов. В кон­це ав­гу­ста — на­ча­ле сен­тяб­ря 1582 года вверх по ре­кам Чу­со­вая и Се­реб­рян­ка от­ряд Ермака Тимофеевича на­чал по­ход в Си­бирь. Воз­мож­но, это бы­ло сде­ла­но по за­да­нию Стро­га­но­вых, но не ис­клю­че­но, что по­ход стал соб­ст­вен­ной ини­циа­ти­вой ка­за­ков. От­ряд во­ло­ком пре­одо­лел Урал, про­шёл по ре­кам Ба­ран­ча и Та­гил, а за­тем вниз по Ту­ре и То­бо­лу. Ка­за­чья «дру­жи­на» на­счи­ты­ва­ла 540 человек (с ни­ми так­же шли 300 ли­тов­цев и нем­цев — во­ен­но­плен­ных, слу­жив­ших у Стро­га­но­вых), рас­по­ла­га­ла, в от­ли­чие от про­тив­ни­ка, ог­не­стрель­ным ору­жи­ем (пе­ре­во­зи­лось в основном на ма­нев­рен­ных греб­ных су­дах, поч­ти не­до­ся­гае­мых для татарской кон­ни­цы). Ею пред­во­ди­тель­ст­во­ва­ли, кро­ме Ермака Тимофеевича, так­же ата­ма­ны Иван Коль­цо (Коль­цов), Иван Гро­за, Ни­ки­та Пан, Мат­вей Ме­ще­ряк, Яков Ми­хай­лов, под­чи­няв­шие­ся Ермаку Тимофеевичу. От­ряд Ермака Тимофеевича раз­гро­мил си­лы си­бир­ско­го ха­на Ку­чу­ма в уро­чи­ще Ба­ба­сан и у Ка­ра­уль­но­го Яра, ов­ла­дел улу­са­ми мурз Ка­ра­чи и Ати­ка, а 23 октября (2 ноября) 1582 года в ре­шаю­щем сра­же­нии под Чу­ва­ше­вом в устье реки То­бол, где та­та­ры уст­рои­ли за­се­ку, на­нёс по­ра­же­ние вой­ску Ма­мет­ку­ла (Му­хам­ме­да Ку­ли), пле­мян­ни­ка Ку­чу­ма. 26 октября (5 ноября) всту­пил в хан­скую став­ку Ис­кер (Каш­лык), по­ки­ну­тую Ку­чу­мом и жи­те­ля­ми. В начале де­каб­ря 1582 года, по­сле убий­ст­ва та­та­ра­ми не­сколь­ких ка­за­ков на Аба­ла­ке, Ермак Тимофеевич вновь раз­бил Ма­мет­ку­ла, ко­то­рый вско­ре был взят в плен на реке Ва­гай не­боль­шим от­ря­дом, по­слан­ным ата­ма­ном, и от­прав­лен в Мо­ск­ву. Ут­вер­див­шись в Каш­лы­ке, Ермак Тимофеевич стал при­во­дить к при­ся­ге на вер­ность ца­рю Ива­ну IV Ва­силь­е­ви­чу Гроз­но­му на­се­ле­ние Си­би­ри и взи­мать с не­го дань (ясак) в поль­зу русского го­су­да­ря, к ко­то­ро­му от­пра­вил ка­за­ков с от­пис­кой о за­вое­ва­нии Си­бир­ско­го хан­ст­ва. Пре­да­ния о том, что царь на­гра­дил ата­ма­на дву­мя пан­ци­ря­ми, шу­бой и по­зо­ло­чен­ным куб­ком, при­ка­зал име­но­вать Ермака Тимофеевича си­бир­ским кня­зем, не­дос­то­вер­ны. Ве­ро­ят­но, Ермак Тимофеевич и его спод­виж­ни­ки бы­ли по­жа­ло­ва­ны день­га­ми и сук­на­ми. От­ряд чис­лен­но­стью 300 человек под на­ча­лом князя С.Д. Бол­хов­ско­го, при­слан­ный на по­мощь Ермаку Тимофеевичу для удер­жа­ния за­воё­ван­ных тер­ри­то­рий, поч­ти це­ли­ком по­гиб от го­ло­да в Каш­лы­ке. В 1583 году, во вре­мя по­хо­да по Ир­ты­шу и Оби до На­зим­ско­го го­род­ка, Ермак Тимофеевич под­чи­нил об­шир­ную тер­ри­то­рию, об­ло­жив её яса­ком. По при­го­во­ру Ермака Тимофеевича и его «дру­жи­ны» («то­вар­ст­ва») от­ряд Ива­на Коль­ца (40 человек) был от­прав­лен на по­мощь от­ко­че­вав­ше­му от Ку­чу­ма Ка­ра­че, ко­то­рый ве­ро­лом­но унич­то­жил его и за­тем оса­дил Каш­лык. Ермак Тимофеевич и его со­рат­ни­ки от­стоя­ли го­род, а в хо­де вы­ла­зок ка­за­ков та­та­ры по­нес­ли круп­ные по­те­ри. В 1585 году Ермак Тимофеевич, стре­мив­ший­ся на­ла­дить ус­той­чи­вые тор­го­вые свя­зи с го­су­дар­ст­ва­ми Средней Азии, во гла­ве от­ря­да ка­за­ков дви­нул­ся по Ир­ты­шу на­встре­чу бу­хар­ским куп­цам, ко­то­рых хан Ку­чум не про­пус­кал к Каш­лы­ку. Не встре­тив их, Ермак Тимофеевич от Ат­ба­ша по­вер­нул об­рат­но и за­но­че­вал близ устья реки Ва­гай (по другим дан­ным, в Ва­гай­ской из­лу­чи­не Ир­ты­ша; воз­мож­но, на ост­ро­ве). Но­чью та­та­ры вне­зап­но на­па­ли на спав­ших ка­за­ков, ко­то­рые не вы­ста­ви­ли стра­жи, часть их пе­ре­би­ли, а часть об­ра­ти­ли в бег­ст­во. Сам Ермак Тимофеевич из-за тя­жё­лых дос­пе­хов не смог до­б­рать­ся до от­плы­ваю­ще­го стру­га и уто­нул (не­ко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли счи­та­ют, что он был убит кем-то из та­тар — при­бли­жён­ных ха­на). Уз­нав о ги­бе­ли сво­его пред­во­ди­те­ля, его от­ряд (90 человек) под на­ча­лом го­ло­вы И. Глу­хо­го че­рез Ураль­ские го­ры вер­нул­ся в Перм­ский край. Те­ло Ермака Тимофеевича, най­ден­ное че­рез не­де­лю по­сле его ги­бе­ли, та­та­ры и ос­тя­ки по­хо­ро­ни­ли под со­сной на Баи­шев­ском клад­би­ще у Епан­чин­ских юрт.

Ме­сто по­гре­бе­ния и дос­пе­хи «слав­но­го и ра­то­бор­но­го» ата­ма­на ста­ли пред­ме­том по­кло­не­ния ме­ст­ных жи­те­лей, а сам Ермак Тимофеевич — ге­ро­ем мно­го­численных уст­ных пре­да­ний и ле­то­пис­ных рас­ска­зов (например, в со­ста­ве Еси­пов­ской, Стро­га­нов­ской, Кун­гур­ской, Ре­ме­зов­ской, Че­ре­па­нов­ской ле­то­пи­сей). По­ход Ермака Тимофеевича сы­грал важ­ную роль в рас­про­стра­не­нии пра­во­сла­вия в Си­би­ри. С 1622 года Ермак Тимофеевич и его по­гиб­ших со­рат­ни­ков еже­год­но по­ми­на­ли в то­боль­ском Со­фий­ском со­бо­ре в не­де­лю тор­же­ст­ва пра­во­сла­вия как му­че­ни­ков за ве­ру, ут­вер­див­ших хри­сти­ан­ст­во в Си­би­ри.