Бой при чемульпо

Бой у Чемульпо: 115 лет подвигу крейсера «Варяг»


115 лет тому назад, в ночь на 9 февраля (ст.ст. 27 января) 1904 года, без объявления войны, японские миноносцы атаковали русские корабли, стоящие на рейде в Порт-Артуре. Так началась русско-японская война, не входившая в планы Российской Империи.
Вслед за этим японцы потребовали от крейсера «Варяг» и канонерки «Кореец», стоявших корейском порту Чемульпо , сдаться. У русских был выбор: принять предложение противника о сдаче или дать вражеской эскадре неравный бой. Японцы не только без объявления войны атаковали русские корабли, но и вторглись в территориальные воды Кореи, выразив готовность атаковать русских прямо в порту Чемульпо.
Руднев попросил капитанов кораблей Европейских стран сопроводить его до границ территориальных вод Кореи, но получил отказ. Оказавшись в столь тяжелом положении, капитан крейсера «Варяг» Всеволод Федорович Руднев даже не сомневался в правильности выбора, он решил покинуть порт и прорываться с боем в Порт-Артур.
9 февраля (ст.ст. 27 января) 1904 г. в 9:30 утра командир крейсера «Варяг» капитан I ранга Всеволод Фёдорович Руднев получил от командира японской эскадры контр-адмирала Уриу ультиматум: до 12 часов покинуть порт, иначе русские корабли будут атакованы на рейде. Руднев решил прорваться с боем в Порт-Артур, а в случае неудачи взорвать корабли.
В 10:15 в кают-компании «Варяга» офицеры крейсера единодушно поддержали решение капитана. Так же решили офицеры канонерской лодки “Кореец” под командованием капитана II ранга Г. П. Беляева.
10:40 — на русских кораблях команды переодеваются в чистое.
11:00 — аврал, построение, речь капитана: «…Безусловно, мы идём на прорыв и вступим в бой с эскадрой, как бы она сильна ни была. Мы не сда­дим ни крейсер, ни самих себя, сражаясь до последней возможности и кап­ли крови. Помолимся Богу перед походом и с твёрдой Верой в милосердие Божие, пойдём в бой за Веру, Царя и Отечество. Ура!». Корабельный священник о. Михаил (Руднев) прочёл молитву «За дарова­ние победы», музыка играла несколько раз гимн (нештатный оркестр — 23 че­ловека).
11:10 — «Все наверх, с якоря сниматься», больные из корабельных лаза­ретов тоже спешно двинулись на свои боевые посты, вольнона­ёмные (буфетчики, коки, музыканты) отказались съехать на берег.
В 11 час. 20 мин. «Варяг» снялся с якоря и направился к выходу с рейда. В 1 каб. за ним следовал «Кореец». На иностранных кораблях, стоявших на рейде, команды и караулы во фронте кричали русским «Ура!», играли Гимн «Боже, Царя храни!». “Варяг” отвечал всем их национальными гимнами, с корейского берега не­слись прощальные крики — все понимали, корабли идут на смерть. Находившийся на борту итальянского крейсера очевидец боя позднее писал в неаполитанской газете «Маттино»: «Варяг» шел впереди и казался колоссом, решившимся на самоубийство. На мостике «Варяга» неподвижно и спокойно стоял его командир. Громовое «Ура!» вырвалось из груди всех и раскатывалось вокруг. На всех судах музыка играла русский гимн, подхваченный экипажами, на что на русских судах отвечали тем же величественным и воинственным гимном…».

11:25 — на русских кораблях пробили боевую тревогу.
При выходе с рейда «Варяг» и «Кореец» обнаружили за островом Иодольми японскую эскадру под командованием адмирала Уриу, шедшую наперерез «Варягу» и «Корейцу». Уриу поднял сигнал, предла­гавший сдаться в плен. Руднев не ответил и повёл корабли на сближение с неприятелем.
Тогда в 11 час. 45 мин. с дистанции 45 кабельтовых (8300 м.) крейсер «Асама» произвел выстрел из орудия главного калибра. Вслед за ним открыли огонь и остальные корабли японской эскадры.
Спустя семь минут вступил в бой «Варяг», шедший в 180 метрах впереди «Корейца», и именно на него японский отряд обрушил всю силу своего огня.
Неравный бой начался…
Артиллерийский огонь и маневрирование длились до 12:45.
Неаполитанская «Моттино»: «Семь громадных колоссов, точно собачья свора, преследовали два русских судна… началась буря ударов. Страшный перекрёстный огонь… борты, палуба, мостики «Варяга» бы­ли поражаемы выстрелами, как градом, красавец корабль исчез в облаках дыма, чтобы через некоторое время появиться почерневшим».
Полные решимости защитить честь своего флота, моряки двух русских кораблей вели бой с японскими броненосным крейсе­ром («Асама»), пятью крейсерами («Чиода», «Нанива» (флаг), «Ниитака», «Такачихо» и «Акаси»), и восемью миноносцами, имевшими к тому же преимущество в скорости хода и в артиллерии. Даже один бро­неносный крейсер «Асама» по количеству артиллерии превосходил оба русских корабля. Японская эскадра имела четыре 203-, тридцать восемь 152- и шестнадцать 120-миллиметровых орудий против двух 203- и тринадцати 152-миллиметровых русских ору­дий. Торпедных аппаратов у японцев было в пять раз больше. Кроме того, их эскадра могла свободно маневрировать, в то время как русские корабли шли по узкому выходному 20-мильному фарватеру.
Газета «Монитэр де ла Флотте”» (№8 от 7/20 февраля 1904 г.) сообщала: «На палубе русских судов сцены происходили невыразимо страшные. Падав­шие боевые снаряды разрывались, жгли и разрывали людей на части. Треск оглушительный, а люди, посреди этого кровавого побоища, продолжали прицеливаться, маневрировать и действовать, как на учении”.
После часового боя крейсер «Варяг» представлял собой ужасающее зрелище. Борта корабля были испещрены многочисленными пробоинами, надстройки были превращены в груды металла, такелаж и оторванные покореженные листы обшивки свисали с бортов. Крейсер почти лежал на левом борту. Экипажи иностранных кораблей снова смотрели на «Варяг», сняв головные уборы, но на этот раз в их глазах был не восторг, а ужас. 31 моряк погиб в том бою, 85 человек получили тяжелые и средние ранения, более сотни были ранены легко.
В 13:50 Руднев, вернувшись с английского крейсера «Тэлбот», где он до­ложил старшему на рейде о намерении уничтожить русские корабли за их пол­ной непригодностью, созвал военный совет. На нём офицеры единодушно ре­шили потопить крейсер. Офицеры «Корейца» решили свой корабль взорвать. «Варяг» взрывать не стали из-за опасения кораблей нейтральных стран получить повреждения от взрыва. Увести корабль в более удалённое место или на место с больши­ми глубинами буксирами не представлялось технически возможным ещё и за отсутствием времени — Уриу в 16:00 должен был атаковать русских уже на внутреннем рейде.
15:45 — взрыв расколол «Корейца» на три части и поднял их в воздух. «В то время, когда смолкал грохот взрыва, слышалось пение русского национального гимна» — «Монитэр дела Флоте» в № 8 от 7/20 февраля 1904 года.
«…Я никогда не забуду этого потрясающего зрелища, представившегося мне, — вспоминал потом командир французского крейсера, ставший свидетелем невиданного сражения, — палуба залита кровью, всюду валяются трупы и части тел. Ничто не избегло разрушения: в местах, где разрывались снаряды, краска обуглилась, все железные части пробиты, вентиляторы сбиты, борта и койки обгорели. Там, где было проявлено столько геройства, все было приведено в негодность, разбито на куски, изрешечено; плачевно висели остатки мостика. Дым шел из всех отверстий на корме, и крен на левый борт все увеличивался…».
Из 570 человек команды было убито 30 матросов и 1 офицер. Канонерская лодка «Кореец» потерь среди личного состава не имела.
Оценив техническое состояние корабля, командир собрал совет офицеров. Прорыв в море был немыслим, бой на рейде означал легкую победу японцев, крейсер тонул, и едва ли мог долго продержаться на плаву. Офицерский совет принял решение о взрыве крейсера. Командиры иностранных кораблей, чьи экипажи оказали немалую помощь «Варягу», приняв на борт всех раненых, попросили не взрывать крейсер в узкой акватории порта, а просто утопить его. Несмотря на то, что «Кореец» не получил ни одного попадания, и не имел никаких повреждений, совет офицеров канонерской лодки решил последовать примеру офицеров крейсера и уничтожить свой корабль.
Смертельно раненый «Варяг» должен был вот-вот перевернуться, когда на его мачте поднялся международный сигнал «Терплю бедствие». Крейсера нейтральных государств прислали шлюпки, чтобы снять экипаж.
17:30 — на крейсере были открыты кингстоны
17:50 — Последним крейсер покинул капитан. В сопровождении старшего боцмана он убедился, все ли люди сняты с крейсера, и спустился в катер, держа в руках изорванный осколками флаг «Варяга».
В бою «Варягу» удалось потопить один японский миноносец и нанести значительные повреждения двум крейсерам.
Примечательно, что значительно превосходящему японскому отряду не удалось одержать победу над русским крейсером. Он пошел на дно не от боевого воздействия противника, а был затоплен решением офицерского совета. Экипажам «Варяга» и «Корейца» удалось избежать статуса военнопленных. Русские моряки были приняты на борт французами, англичанами и итальянцами в ответ на сигнал Руднева «Терплю бедствие» как жертвы кораблекрушения. Английская «Дейли Мейл» со­общала: «Сцены, происходившие при свозе раненых, совершенно неописуе­мы по своему ужасу. Большая часть раненых имела по несколько поврежде­ний. Между людьми господствовал полный порядок».
Русских моряков разместили на иностранных кораблях. Английский «Тэлбот» принял на борт 242 человека, итальянский корабль взял 179 русских моряков, остальных разместил на своем борту французский «Паскаль». Совершенно бюрократически повел себя в этой ситуации командир американского крейсера «Виксбург», наотрез отказавшийся размещать на своем корабле русских моряков без официального разрешения Вашингтона. Так и не приняв на борт ни одного человека, «американец» ограничился лишь отправкой на крейсер врача. От услуг американской медицины было решено отказаться, и американский врач был отправлен Рудневым обратно. Французские газеты писали по этому поводу: «Очевидно, американский флот еще слишком молод, чтобы иметь те высокие традиции, которыми воодушевлены все флоты других наций» .

Русские моряки были вывезены из Чемульпо зафрахтованным пароходом. Лишившись в бою своей формы, многие из них были одеты во французскую. Капитан 1 ранга В.Ф. Руднев размышлял о том, как будет принят его поступок Царем, флотским руководством и русским народом. Ответ на этот вопрос не заставил себя ждать. По прибытии в порт Коломбо командир «Варяга» получил телеграмму от Николая II, которой он приветствовал экипаж крейсера и благодарил его за геройский подвиг. Телеграмма извещала, что капитану 1 ранга В.Ф. Рудневу пожаловано звание флигель-адьютанта. В Одессе «варяжцев» встречали как национальных героев. Им была приготовлена достойная встреча и вручены высочайшие награды. Офицеры удостоились орденов Святого Георгия, Святого Владимира, Святого Станистлава, Святой Анны с мечами и бантами. Впервые в истории Россий­ского Флота орденами Святого Георгия были награждены механики и врачи, а ко­рабельный священник о. Михаил (Руднев) был удостоен Наперсного Креста на Георгиевской Ленте. Нижние чины получили знаки отличия ордена Георгия 4-й степени. Уже в июне были изготовлены специальные серебряные медали (697 шт.), а в июле-августе вручены каждому участнику боя. От ведомств, фирм, общественных организаций им преподносили самые разные дорогие сувениры: серебряные подносы и солонки, ковши и братины. В Москве офи­церам вручали золотые, унтер-офицерам серебряные, матросам бронзовые с серебрением жетоны. Городской голова Санкт-Петербурга Лелянов вручил нижним чинам часы. В обращение вышла 50-рублевая золотая монета, посвящённая подвигу «Варяга».
На обеде в Зимнем Дворце 16 апреля с моряками участвовала вся Царская Семья. Царь с Императрицей перед обедом молились на коленях, матросов угощали с серебра, Император обошёл всех матросов с бокалом, с некоторыми беседовал. В Концертном зале Зимнего Царская Семья обедала с офицерами, а затем «Император и Императрица долго, непринужденно беседовали с офице­рами». Во второй половине дня геройские экипажи были приглашены в Народ­ный Дом Императора Николая II. По окончании торжественного заседания го­родского общественного управления и вручения памятных адресов и подарков моряки с участием Вдовствующей Императрицы Марии Федоровны, Цесаревича Алексея и Великих Княжон посмотрели спектакль «Пётр Великий». Далее последовал торжественный обед, где Великие Княжны вручали морякам подарки.
По-разному позже сложилась судьба выживших моряков. Мичману Александру Лободе во время боя было всего девятнадцать лет. Назначение на крейсер он получил ровно за три месяца до прославленного сражения. В Гражданскую войну будет драться против красных на бронепоезде «Адмирал Колчак». Расстрелян в 1920 году в Холмогорах.
Лейтенанта Сергея Зарубаева расстреляет ЧК в Петрограде в 1921 году — по тому же Таганцевскому делу, что и поэта Николая Гумилева.
Капитан II ранга Степанов (старший офицер крейсера) эмигрирует в Югославию после 1917 года.
Мичман Шиллинг умрет в независимой уже Эстонии (бывшей Эстляндии) в 1933 году.
Эйлер скончается в Париже в 1943-м.
Кто-то останется в России.
Но о битве «Варяга» будут помнить везде — и друзья, и враги. Японцы будут учить на его примере своих моряков. После заключения перемирия японское правительство решило наградить капитана Руднева за подвиг «Варяга». Сам капитан не хотел принимать награду от стороны противника, но Государь Николай Второй лично попросил его сделать это. В 1907 году Всеволод Федорович Руднев был награжден орденом Восходящего солнца.
Бой «Варяга» и «Корейца» был изучен флотскими специалистами всего мира. Первые выводы о нём были сделаны уже во время и в ходе РЯВ. На «Корейце» перед боем срубили стеньги, сняли гафели на фок- и грот-мачтах, бизань-гик и другие деревянные и пожароопасные конструкции — трапы, световые люки и т. п. Во многом благодаря этому в «Кореец» не было попаданий, из-за укороченных мачт японцы не верно определяли дистанцию, и их снаряды ложились с перелетом. Люк машинного отделения закрыли боевыми решетками из колосников и сетками из дюймового стального троса. Задраили все водонепроницаемые двери, люки и горловины, изготовили пластырь для заделки пробоин, развернули перевязочные пункты. Во время боя «Варяг» выпустил 1105 снарядов различного калибра. По крайней мере три головных японских корабля выпустили, каждый, такое же количество снарядов — 3000 штук. В «Варяг», из-них попало только 11. Здесь необходимо пояснить, почему так получилось, все дело в том, что каждый японский корабль пристреливался самостоятельно, а в большом количестве всплесков нельзя было определить какие свои какие чужие в результате все время боя японцы не могли нормально пристреляться к «Варягу» и все полученные им попадания находятся на уровне случайности. Японцы сделали вывод из этого боя, и в Цусимском сражении действовали иначе: один корабль вел пристрелку, а затем передавал данные на другие корабли эскадры.
Сама война продлилась больше года и завершилась мирным договором, который до сих пор вызывает многочисленные вопросы с обеих сторон. Вопреки мифам большевицкой пропаганды Япония так и не смогла добиться своих целей, а вот Россия только начала входить в войну, для гарантированной победы ей надо было полгода боевых действий и полмиллиона солдат, хотя в тылу и разгорались беспорядки, инспирированные японской разведкой, финансировавшей революционеров-террористов. Николай Второй решил, что победа такой ценой ему не нужна и согласился на мир, ставший спасением для выдыхающейся Японии.
Царствие Небесное и вечная память всем героям забытой и оболганной русско-японской войны!

Подвиг крейсера «Варяг»

ПРЕДЫСТОРИЯ

К началу ХХ века все ведущие мировые державы вступили в фазу империализма. Растущие империи стремились взять под свой контроль как можно больше территории и значимых пунктов на карте мира. Китай был ослаблен внутренними и внешними войнами, что привело к возникновению на его территории сфер влияния великих держав, в том числе и России. Для Российской империи контроль над северной частью Китая, а также удержание Порт-Артура было частью союзнических обязательств, которые Россия приняла на себя в 1896 году по договору с Китаем. Россия своими сухопутными и морскими силами должна была защищать целостность Китая от покушений Японии. С целью изолировать Россию на Дальнем Востоке Япония обратилась к Великобритании с просьбой о заключении союзного договора, в результате не долгих переговоров такой договор был подписан в 1901 году в Лондоне. Англия стремилась ослабить Россию, так как интересы этих империй сталкивались по всей Азии: от Черного моря и до Тихого океана.

В начале февраля 1904 года в порт столицы Кореи г. Сеула прибыли два русских корабля с дипломатической миссией: крейсер «Варяг» под командованием капитана первого ранга Всеволода Федоровича Руднёва и канонерская лодка «Кореец» под командованием капитана второго ранга Г.П. Беляева.

ПОЩАДЫ НИКТО НЕ ЖЕЛАЕТ

Наверх, вы товарищи, все по местам!
Последний парад наступает!
Врагу не сдается наш гордый «Варяг»,
Пощады никто не желает!

Все вымпелы вьются, и цепи гремят,
Наверх якоря подымают.
Готовятся к бою орудия в ряд,
На солнце зловеще сверкая!

Слова этой известнейшей песни посвящены самому знаменитому событию русско-японской войны 1904-1905 гг. – подвигу крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец», вступивших в неравный бой с превосходящими силами японской эскадры в корейской бухте Чемульпо. Текст этой песни, находясь под впечатлением подвига крейсера, написал в 1904 году австрийский поэт Рудольф Грейнц. Стихотворение было напечатано в одном из журналов, а вскоре появились и его русские переводы, наиболее удачным из которых стал перевод Е. Студенской. Музыкант 12-го гренадерского Астраханского полка А.С. Турищев положил эти стихи на музыку. Впервые песня была исполнена на торжественном приеме, устроенном императором Николаем II в честь офицеров и матросов «Варяга» и «Корейца».

Подвиг моряков «Варяга» и «Корейца» навсегда вошел в историю русского флота, явившись одной из героических страниц неудачной для нас русско-японской войны 1904-1905 гг. Выдержав неравный бой с японской эскадрой и не спустив флага перед неприятелем, русские моряки, не сдались врагу и сами потопили свой корабль.

В ночь на 27 января (9 февраля) 1904 г. японские миноносцы без объявления войны напали на русскую эскадру на внешнем рейде Порт-Артура — военно-морской базы, арендованной Россией у Китая. Японская атака имела тяжелые последствия: были повреждены броненосцы «Ретвизан», «Цесаревич» и крейсер «Паллада». В тот же день в нейтральном корейском порту Чемульпо (ныне Инчхон) японской эскадрой, состоящей из 1 броненсного крейсера, 5 легких крейсеров и 8 миноносцев, были блокированы крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец».

Капитан Руднев получил извещение японского адмирала Уриу, объявлявшее о том, что Япония и Россия находятся в состоянии войны и требовавшее, чтобы «Варяг» вышел из порта, в противном случае японские корабли дадут бой прямо на рейде. «Варяг» и «Кореец» снялись с якорей. Через пять минут на них сыграли боевую тревогу. Английские и французские корабли встречали проходившие русские корабли звуками оркестра.

Для того, чтобы прорвать блокаду, нашим морякам надо было с боем пройти узкий 20-мильный фарватер и вырваться в открытое море. Задача невыполнимая. В половину двенадцатого с японских крейсеров поступило предложение сдаться на милость победителя. Русские проигнорировали сигнал. Японская эскадра открыла огонь…

Бой был жестоким. Под ураганным огнем противника (1 тяжелый и 5 легких крейсеров, 8 миноносцев) матросы и офицеры вели огонь по врагу, подводили пластырь, заделывая пробоины, тушили пожары. Руднев, раненный и контуженный, продолжал руководить боем. Но, несмотря на шквальный огонь и огромные разрушения, «Варяг» все же вел прицельный огонь по японским судам из оставшихся орудий. Не отставал от него и «Кореец».

Согласно рапорту командира «Варяга», огнем крейсера был потоплен один миноносец и повреждены 4 японских крейсера. Потери экипажа «Варяга» — 1 офицер и 30 матросов убиты, 6 офицеров и 85 матросов ранены и контужены, еще около 100 человек получили легкие ранения. На «Корейце» потерь не было.

Однако критические повреждения вынудили «Варяг» через час вновь вернуться на рейд бухты. После оценки серьезности повреждений оставшиеся орудия и оборудование на нем были по возможности уничтожены, сам он был затоплен в бухте. «Кореец» был взорван экипажем.

ХОД БОЯ

На рейда Чемульпо стояли итальянское, американское, корейское и английские суда, а также японский крейсер «Чиода». Ночью 7 февраля этот крейсер, не зажигая опознавательных огней, снялся с рейда и вышел в открытое море. На следующий день канонерская лодка «Кореец» около 16.00 вышла из бухты, где встретила японскую эскадру в составе 7 крейсеров и 8 миноносцев. Крейсер «Асама» блокировал путь «Корейца» в открытое море, а миноносцы выпустили по канонерке три торпеды (2 прошли мимо, а третья затонула в нескольких метрах от борта «Корейца»). Беляев принял решение войти в нейтральную гавань и скрылся в Чемульпо.

9 февраля в 7.30 утра командующей японской эскадрой адмирал Урио Сотокити направил капитанам судов, стоящих в Чемульпо, телеграмму о состоянии войны меду Россией и Японией, в которой сообщал, что он вынужден атаковать нейтральную бухту в 16.00, если русские корабли не сдадутся или не выйдут в открытое море к полудню.

В 9.30 об этой телеграмме стало известно капитану 1-го ранга Рудневу на борту английского корабля «Talbot». После короткого совещания с офицерами было принято решение покинуть бухту и дать бой японской эскадре.

В 11.20 минут «Кореец» и «Варяг» покидали бухту. На иностранных судах нейтральных держав все команды были построены и провожали русских героев громким «Ура!» на верную смерть. На «Варяге» оркестр исполнял национальные гимны тех стран, моряки которых салютовали храбрости русского оружия.

Японские крейсера располагались боевым строем у о. Ричи, прикрывая оба возможных выхода в море. За японскими крейсерами располагались миноносцы. 11.30 минут крейсера «Асама» и «Чиода» начали движение навстречу русским кораблям, за ними следовали крейсера «Нанива» и «Ниитака». Адмирал Сотокити предложил русским сдаться, ни с «Варяга», ни с «Корейца» на это предложение не ответили.

11.47 минут на «Варяге» из-за точных попаданий японских снарядов начинается пожар на палубе, который удается потушить, повреждены несколько орудий. Есть убитые и раненые. Капитан Руднев контужен, тяжело ранен в спину, но остается в строю рулевой Снигирев.

В 12.05 на «Варяге» оказались повреждены рулевые механизмы. Было принято решение дать полный назад, продолжая вести огонь по японским кораблям. «Варягу» удалось вывести из строя кормовую башню и мостик крейсера «Асама», который вынужден был прекратить и начать ремонтные работы. Также были повреждены орудия на двух других крейсерах, а один миноносец был затоплен. Всего японцы потеряли убитыми 30 человек, русские убитыми 31 человека, ранеными 188.

В 12.20 «Варяг» получил две пробоины, после чего было принято решение вернуться в Чемульпо, исправить повреждения и продолжить бой. Однако уже в 12.45 надежды исправить повреждения большинства корабельных орудий не оправдались. Руднев решил затопить корабль, что и произошло в 18.05. Канонерская лодка «Кореец» была повреждена двумя взрывами и также затоплена.

РАПОРТ РУДНЕВА

«…В 11 часов 45 минут с крейсера «Асама» был сделан первый выстрел из 8-дюймового орудия, вслед за которым вся эскадра открыла огонь.

Впоследствии японцы уверяли, что адмирал сделал сигналом предложение о сдаче, на которое командир русского судна ответил пренебрежением, не подняв никакого сигнала. Действительно, мною был виден сигнал, но я не нашел нужным отвечать на него, раз уже решил идти в бой.

После чего, произведя пристрелку, открыли огонь по «Асама» с расстояния 45 кабельтов. Один из первых снарядов японцев, попав в крейсер, разрушил верхний мостик, произведя пожар в штурманской рубке, и перебил фок-ванты, причем были убиты далъномерный офицер мичман граф Нирод и все дальномерщики станции №1 (no окончании боя найдена одна рука графа Нирода, державшая дальномер)…

…Убедившись после осмотра крейсера в полной невозможности вступить в бой и не желая дать неприятелю возможность одержать победу над полуразрушенным крейсером, общим собранием офицеров решили потопить крейсер, свезя раненых и оставшуюся команду на иностранные суда, на что последние изъявили полное согласие вследствие моей просьбы…

…Ходатайство о награждении офицеров и команды за их беззаветную храбрость и доблестное исполнение долга представляю особо. По сведениям, полученным в Шанхае, японцы понесли большие потери в людях и имели аварии на судах, особенно пострадал крейсер «Асама», который ушел в док. Также пострадал крейсер «Такачихо», получивший пробоину; крейсер взял 200 раненых и пошел в Сасебо, но дорогой лопнул пластырь и не выдержали переборки, так что крейсер «Такачихо» затонул в море. Миноносец затонул во время боя.

Донося о вышеизложенном, считаю долгом доложить, что суда вверенного мне отряда с достоинством поддержали честь Российского флага, исчерпали все средства к прорыву, не дали возможности японцам одержать победу, нанесли много убытков неприятелю и спасли оставшуюся команду.

Подписал: командир крейсера 1 ранга «Варяг» капитан 1 ранга Руднев

6 февраля 1904 г.»

ПОЧЕСТИ ГЕРОЯМ

Матросы с русских кораблей были приняты на иностранные суда и, дав обязательство не принимать участия в последующих боевых действиях, через нейтральные порты вернулись в Россию. В апреле 1904 года экипажи кораблей прибыли в Петербург, Моряков приветствовал Николай II. Все они были приглашены на торжественный обед во дворец, где по этому случаю были приготовлены специальные обеденные приборы, которые после торжества были отданы морякам. Всем матросам «Варяга» в подарок от Николая II были вручены именные часы.

Бой у Чемульпо показал героизм русских матросов и офицеров, которые готовы были пойти на верную гибель ради сохранения чести и достоинства. Отважный и отчаянный шаг моряков был отмечен учреждением специальной награды для матросов «Медаль за бой «Варяга» и «Корейца» 27 января 1904 года при Чемульпо», а также бессмертными песнями «Врагу не сдается наш гордый «Варяг» и «Плещут холодные волны».

О подвиге моряков крейсера не забыли. В 1954 году в честь 50-летия боя у Чемульпо Главком ВМС СССР Н.Г. Кузнецов лично наградил 15 ветеранов медалями «За отвагу».

9 августа 1992 года был открыт памятник командиру крейсера В.Ф. Рудневу в селе Савине (Заокский район Тульской области), где он был похоронен после кончины в 1913 году. Летом 1997 года во Владивостоке установлен памятник крейсеру «Варяг».

В 2009 г., после продолжительных переговоров с корейской стороной, в Россию привезли реликвии, связанные с подвигом крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец», хранившиеся ранее в запасниках музея Ичхона, а 11 ноября 2010 г. в присутствии президента РФ Д.А. Медведева мэр Ичхона передал российским дипломатам гюйс крейсера. Церемония прошла в посольстве России в Сеуле.

НИКОЛАЙ II — ГЕРОЯМ ЧЕМУЛЬПО

Речь царя в Зимнем дворце

«Я счастлив, братцы, видеть вас всех здоровыми и благополучно вернувшимися. Многие из вас своей кровью занесли в летопись нашего флота дело, достойное подвигов ваших предков, дедов и отцов, которые совершили их на «Азове» и «Меркурии»; теперь и вы прибавили своим подвигом новую страницу в историю нашего флота, присоединили к ним имена «Варяга» и «Корейца». Они также станут бессмертными. Уверен, что каждый из вас до конца своей службы останется достойным той награды, которую я вам дал. Вся Россия и я с любовью и трепетным волнением читали о тех подвигах, которые вы явили под Чемульпо. От души спасибо вам, что поддержали честь Андреевского флага и достоинство Великой Святой Руси. Я пью за дальнейшие победы нашего славного флота. За ваше здоровье, братцы!»

СУДЬБА КОРАБЛЯ

В 1905 г. крейсер был поднят со дна бухты и использовался японцами как учебное судно под названием «Соя». Во время первой мировой войны Россия и Япония были союзниками. В 1916 г. крейсер был выкуплен и включен в состав российского ВМФ под прежним названием. В феврале 1917 г. «Варяг» ушел на ремонт в Великобританию, где был конфискован британцами, поскольку новое советское правительство отказалось платить за его ремонт, а затем был перепродан германским фирмам на слом. При буксировке корабль попал в шторм и затонул у берега в Ирландском море.

Отыскать место гибели легендарного крейсера удалось в 2003 г. В июле 2006 г. на берегу рядом с местом гибели «Варяга» была установлена мемориальная доска в его честь. В январе 2007 г. был учрежден фонд поддержки Военно-морского флота «Крейсер «Варяг». Его целью, в частности, стал сбор средств на строительство и установку в Шотландии памятника легендарному кораблю. Памятник легендарному русскому крейсеру открыли в сентябре 2007 г. в шотландском городе Ленделфут.

«ВАРЯГ»

…Из пристани верной мы в битву идем,
Навстречу грозящей нам смерти,
За Родину в море открытом умрем,
Где ждут желтолицые черти!

Свистит и гремит и грохочет кругом,
Гром пушек, шипенье снаряда, —
И стал наш бесстрашный, наш верный «Варяг»
Подобьем кромешного ада!

В предсмертных мученьях трепещут тела,
Вкруг грохот и дым, и стенанья,
И судно охвачено морем огня, —
Настала минута прощанья.

Прощайте, товарищи! С Богом, ура!
В кипящее море под нами!
Не думали мы еще с вами вчера,
Что нынче уснем под волнами!

Не скажут ни камень, ни крест, где легли
Во славу мы русского флага,
Лишь волны морские прославят во век
Геройскую гибель «Варяга»!

Перевод Е.Студенской. Новый журнал иностранной литературы, искусства и науки. 1904 г., №4

masterok

В 1911 г. историческая комиссия по описанию действий флота в войну 1904-1905 гг. при Морском генеральном штабе выпустила очередной том документов, где были опубликованы материалы о бое при Чемульпо. До 1922 г. документы хранились с грифом «Не подлежит оглашению». В одном из томов имеются два рапорта В. Ф. Руднева — один наместнику императора на Дальнем Востоке, датированный 6 февралем 1904 г., а другой (более полный) — управляющему Морским министерством, датированный 5 марта 1905 г. В рапортах содержится подробное описание боя при Чемульпо.

Крейсер «Варяг» и броненосец «Полтава» в западном бассейне Порт-Артура, 1902-1903 годы
Процитируем первый документ как более эмоциональный, поскольку он написан сразу после боя:
«26 января 1904 года мореходная канонерская лодка «Кореец» отправилась с бумагами от нашего посланника в Порт-Артур, но встреченная японская эскадра тремя выпущенными минами с миноносцев заставила лодку вернуться обратно. Лодка стала на якорь около крейсера, а часть японской эскадры с транспортами вошли на рейд для своза войск на берег. Не зная, начались ли военные действия, я отправился на английский крейсер «Тэлбот» условиться с командиром относительно дальнейших распоряжений.
…..продолжение официального документа и официальной версии
А крейсера. Но мы с вами не об этом. Давайте обсудим то, о чем не принято говорить …
Канонерская лодка «Кореец» в Чемульпо. Февраль 1904 г.
— Таким образом, начавшийся в 11 часов 45 минут бой закончился в 12 часов 45 минут. С «Варяга» было выпущено 425 снарядов 6-дюймового калибра, 470 75-мм и 210 47-мм калибров, а всего выпущено 1105 снарядов. В 13 часов 15 минут «Варяг» отдал якорь на том месте, откуда снялся 2 часа назад. На канонерской лодке «Кореец» повреждений не было, как не было убитых и раненых.
В 1907 г. в брошюре «Бой «Варяга» у Чемульпо» В. Ф. Руднев слово в слово повторил рассказ о бое с японским отрядом. Ничего нового отставной командир «Варяга» не сказал, а сказать было надо.Учитывая сложившееся положение, на совете офицеров «Варяга» и «Корейца» решили крейсер и канонерскую лодку уничтожить, а команды свезти на иностранные корабли. Канонерскую лодку «Кореец» взорвали, а крейсер «Варяг» потопили, открыв все клапаны и кингстоны. В 18 часов 20 минут он лег на борт. В период отлива крейсер обнажился более чем на 4 метра. Несколько позднее японцы подняли крейсер, который совершил переход из Чемульпо в Сасебо, где был введен в строй и более 10 лет плавал в японском флоте под названием «Сойя», пока его не купили русские.

Крейсер «Варяг» после боя на рейде Чемульпо, 27 января 1904 года
— Реакция по поводу гибели «Варяга» была не однозначной. Часть флотских офицеров не одобряли действий командира «Варяга», считая их безграмотными как с тактической точки зрения, так и с технической. Но чиновники вышестоящих инстанций считали иначе: зачем начинать войну с неудач (тем более что полнейший провал был и под Порт-Артуром), не лучше ли использовать бой при Чемульпо для подъема национальных чувств россиян и попытаться превратить войну с Японией в народную. Разработали сценарий встречи героев Чемульпо. О просчетах все молчали.
Старший штурманский офицер крейсера Е. А. Беренс, ставший после Октябрьской революции 1917 г. первым советским начальником Морского генерального штаба, впоследствии вспоминал, что ожидал на родном берегу ареста и морского суда. В первый день войны флот Тихого океана уменьшился на одну боевую единицу, настолько же увеличились силы противника. Весть о том, что японцы приступили к подъему «Варяга», распространилась быстро.
К лету 1904 г. скульптор К. Казбек изготовил макет памятника, посвященного бою при Чемульпо, и назвал его «Прощание Руднева с «Варягом»». На макете скульптор изобразил стоявшего у лееров В. Ф. Руднева, справа от которого находился матрос с перевязанной рукой, а за спиной сидел офицер с опущенной головой. Затем макет изготовил и автор памятника «Стерегущему» К. В. Изенберг. Появилась песня о «Варяге», ставшая народной. Вскоре была написана картина «Смерть «Варяга». Вид с французского крейсера «Паскаль»». Были выпущены фотоокрытки с портретами командиров и изображениями «Варяга» и «Корейца». Но особенно тщательно разрабатывалась церемония встречи героев Чемульпо. О ней, видимо, следовало бы сказать подробнее, тем более что в советской литературе об этом почти не писали.
— Затопленный крейсер «Варяг» в Чемульпо, 10 февраля 1904 года
— Первая группа варяжцев прибыла в Одессу 19 марта 1904 года. День выдался солнечный, но на море была сильная зыбь. С самого утра город разукрасили флагами и цветами. Моряки прибывали к Царской пристани на пароходе «Малайа». Им навстречу вышел пароход «Святой Николай», который при обнаружении на горизонте «Малайи» разукрасили флагами расцвечивания. По этому сигналу последовал залп из салютных пушек береговой батареи. Из гавани в море вышла целая флотилия судов и яхт.
На одном из судов находились начальник Одесского порта и несколько георгиевских кавалеров. Поднявшись на борт «Малайи», начальник порта вручил варяжцам георгиевские награды. В первую группу входили капитан 2 ранга В. В. Степанов, мичман В. А. Балк, инженеры Н. В. Зорин и С. С. Спиридонов, врач М. Н. Храбростин и 268 нижних чинов. Около 2 часов дня «Малайа» стала входить в гавань. На берегу играли несколько полковых оркестров, а многотысячная толпа встречала пароход криками «ура».

Японцы на борту затопленного «Варяга», 1904 год
Первым сошел на берег капитан 2 ранга В. В. Степанов. Его встретил священник приморской церкви отец Атаманский, вручивший старшему офицеру «Варяга» образ святого Николая — покровителя моряков. Затем на берег сошла команда. По известной Потемкинской лестнице, ведущей на Николаевский бульвар, моряки поднялись наверх и прошли сквозь триумфальную арку с надписью из цветов «Героям Чемульпо».
На бульваре моряков встретили представители городского управления. Городской голова преподнес Степанову хлеб-соль на серебряном блюде с гербом города и с надписью: «Привет Одессы удивившим мир героям «Варяга»».На площади перед зданием думы был отслужен молебен. Затем матросы отправились в Сабанские казармы, где для них был накрыт праздничный стол. Офицеров пригласили в юнкерское училище на банкет, устроенный военным ведомством. Вечером варяжцам в городском театре показали спектакль. В 15 часов 20 марта на пароходе «Святой Николай» варяжцы отправились из Одессы в Севастополь. На набережные вновь вышла многотысячная толпа.
— «Варяг» после подъема, 8 августа 1905 года
На подходах к Севастополю пароход встречал миноносец с поднятым сигналом «Привет храбрецам». Пароход «Святой Николай», украшенный флагами расцвечивания, вошел на Севастопольский рейд. На броненосце «Ростислав» его приход приветствовали салютом из 7 выстрелов. Первым на борт парохода поднялся главный командир Черноморского флота вице-адмирал Н. И. Скрыдлов.
Обойдя строй, он обратился к варяжцам с речью: «Здорово, родные, поздравляю с блестящим подвигом, в котором доказали, что русские умеют умирать; вы, как истинно русские моряки, удивили весь свет своею беззаветною храбростью, защищая честь России и Андреевского флага, готовые скорее умереть, чем отдать врагу судно. Я счастлив приветствовать вас от Черноморского флота и особенно здесь в многострадальном Севастополе, свидетеле и хранителе славных боевых традиций нашего родного флота. Здесь каждый клочок земли обагрен русской кровью. Здесь памятники русским героям: у них я вам низко кланяюсь от всех черноморцев. При этом не могу удержаться, чтобы не сказать вам сердечное спасибо как бывший ваш адмирал за то, что все мои указания на производившихся у вас учениях вы так славно применили в бою! Будьте нашими желанными гостями! «Варяг» погиб, но память о ваших подвигах жива и будет жить многие годы. Ура!»
Затопленный «Варяг» во время отлива, 1904 год
У памятника адмиралу П. С. Нахимову был отслужен торжественный молебен. Затем главный командир Черноморского флота передал офицерам высочайшие грамоты на пожалованные Георгиевские кресты. Примечательно, что впервые Георгиевскими крестами были награждены доктора и механики наравне со строевыми офицерами. Сняв с себя Георгиевский крест, адмирал приколол его к мундиру капитана 2 ранга В. В. Степанова. Варяжцев разместили в казармах 36-го флотского экипажа.
Таврический губернатор просил главного командира порта, чтобы команды «Варяга» и «Корейца» при следовании в Петербург остановились на время в Симферополе для чествования героев Чемульпо. Губернатор мотивировал свою просьбу еще и тем, что в бою погиб его племянник граф А. М. Нирод.
— Японский крейсер «Сойя» (бывш. «Варяг») на параде
В это время в Петербурге готовились к встрече. Дума приняла следующий порядок чествования варяжцев:
1) на Николаевском вокзале представителями городского общественного управления во главе с городским головой и председателем думы встреча героев, поднесение командирам «Варяга» и «Корейца» хлеба-соли на художественных блюдах, приглашение командиров, офицеров и классных чиновников в заседание думы для объявления приветствия от города;

2) поднесение адреса, художественно исполненного в экспедиции заготовления государственных бумаг, с изложением в нем постановления городской думы о чествовании; поднесение всем офицерам подарков на общую сумму 5 тысяч рублей;
3) угощение нижних чинов обедом в Народном доме императора Николая II; выдача каждому нижнему чину по серебряным часам с надписью «Герою Чемульпо», выбитыми датой боя и именем награжденного (на приобретение часов выделялось от 5 до 6 тысяч рублей, а на угощение нижних чинов — 1 тысяча рублей);
4) устройство в Народном доме представления для нижних чинов;
5) учреждение двух стипендий в память о геройском подвиге, которые будут назначать учащимся морских училищ — Петербургского и Кронштадтского.
6 апреля 1904 г. на французском пароходе «Кримэ» в Одессу прибыла третья и последняя группа варяжцев. Среди них были капитан 1 ранга В. Ф. Руднев, капитан 2 ранга Г. П. Беляев, лейтенанты С. В. Зарубаев и П. Г. Степанов, врач М. Л. Банщиков, фельдшер с броненосца «Полтава», 217 матросов с «Варяга», 157 — с «Корейца», 55 матросов с «Севастополя» и 30 казаков Забайкальской казачьей дивизии, охранявших русскую миссию в Сеуле. Встреча была такой же торжественной, как и в первый раз. В тот же день на пароходе «Святой Николай» герои Чемульпо отправились в Севастополь, а оттуда 10 апреля экстренным поездом Курской железной дороги — в Петербург через Москву.
14 апреля на огромной площади у Курского вокзала моряков встречали жители Москвы. На платформе играли оркестры Ростовского и Астраханского полков. В. Ф. Рудневу и Г. П. Беляеву поднесли лавровые венки с надписями на бело-сине-красных лентах: «Ура храброму и славному герою — командиру «Варяга»» и «Ура храброму и славному герою — командиру «Корейца»». Всем офицерам подарили лавровые венки без надписей, а нижним чинам — букеты цветов. От вокзала моряки направились в Спасские казармы. Городской голова вручил офицерам золотые жетоны, а судовому священнику «Варяга» отцу Михаилу Рудневу — золотой шейный образок.
16 апреля в десятом часу утра они прибыли в Петербург. Платформу заполнили встречающие родственники, военные, представители администрации, дворянства, земства и горожане. Среди встречающих были управляющий Морским министерством вице-адмирал Ф. К. Авелан, начальник Главного морского штаба контр-адмирал 3. П. Рожественский, его помощник А. Г. Нидермиллер, главный командир Кронштадтского порта вице-адмирал А. А. Бирилев, главный медицинский инспектор флота лейб-хирург В. С. Кудрин, петербургский губернатор шталмейстер О. Д. Зиновьев, губернский предводитель дворянства граф В. Б. Гудович и многие другие. Встречать героев Чемульпо прибыл великий князь генерал-адмирал Алексей Александрович.

Специальный поезд подошел к платформе ровно в 10 часов. На перроне вокзала соорудили триумфальную арку, украшенную государственным гербом, флагами, якорями, георгиевскими лентами и т. д. После встречи и обхода строя генерал-адмиралом в 10 часов 30 минут под несмолкающие звуки оркестров началось шествие моряков от Николаевского вокзала по Невскому проспекту к Зимнему дворцу. Шеренги солдат, огромное число жандармов и конных городовых едва сдерживали натиск толпы. Впереди шли офицеры, за ними — нижние чины. Из окон, с балконов и крыш сыпались цветы. Через арку Главного штаба герои Чемульпо вышли на площадь возле Зимнего дворца, где выстроились напротив царского подъезда. На правом фланге стояли великий князь генерал-адмирал Алексей Александрович и управляющий Морским министерством генерал-адъютант Ф. К. Авелан. К варяжцам вышел император Николай II.
Он принял рапорт, обошел строй и поздоровался с моряками «Варяга» и «Корейца». После этого они прошли торжественным маршем и проследовали в Георгиевский зал, где состоялось богослужение. Для нижних чинов в Николаевском зале накрыли столы. Вся посуда была с изображением Георгиевских крестов. В концертном зале накрыли стол с золотым сервизом для высочайших особ.
Николай II обратился к героям Чемульпо с речью: «Я счастлив, братцы, видеть вас всех здоровыми и благополучно вернувшимися. Многие из вас своей кровью занесли в летопись нашего флота дело, достойное подвигов ваших предков, дедов и отцов, которые совершили их на «Азове» и «Меркурии»; теперь и вы прибавили своим подвигом новую страницу в историю нашего флота, присоединили к ним имена «Варяга» и «Корейца». Они также станут бессмертными. Уверен, что каждый из вас до конца своей службы останется достойным той награды, которую я вам дал. Вся Россия и я с любовью и трепетным волнением читали о тех подвигах, которые вы явили под Чемульпо. От души спасибо вам, что поддержали честь Андреевского флага и достоинство Великой Святой Руси. Я пью за дальнейшие победы нашего славного флота. За ваше здоровье, братцы!»
За офицерским столом император объявил об учреждении медали в память о бое при Чемульпо для ношения офицерами и нижними чинами. Затем состоялся прием в Александровском зале городской думы. Вечером все собрались в Народном доме императора Николая II, где был дан праздничный концерт. Нижним чинам вручили золотые и серебряные часы, роздали ложки с серебряными черенками. Моряки получили по брошюре «Петр Великий» и по экземпляру адреса от петербургского дворянства. На следующий день команды отправились по своим экипажам. О столь пышном чествовании героев Чемульпо, а значит, и о бое «Варяга» и «Корейца» узнала вся страна. У народа не могло появиться и тени сомнения в правдоподобности совершенного подвига. Правда, некоторые флотские офицеры сомневались в достоверности описания боя.
Выполняя последнюю волю героев Чемульпо, русское правительство в 1911 г. обратилось к корейским властям с просьбой разрешить перенести прах погибших русских моряков в Россию. 9 декабря 1911 г. траурный кортеж направился из Чемульпо в Сеул, а затем по железной дороге к русской границе. На протяжении всего пути следования корейцы осыпали платформу с останками моряков живыми цветами. 17 декабря траурный кортеж прибыл во Владивосток. Погребение останков состоялось на Морском кладбище города. Летом 1912 г. над братской могилой появился обелиск из серого гранита с Георгиевским крестом. На четырех его гранях были выбиты имена погибших. Как и полагалось, памятник строили на народные деньги.
Затем о «Варяге» и варяжцах надолго забыли. Вспомнили только через 50 лет. 8 февраля 1954 г. вышел указ Президиума Верховного совета СССР «О награждении медалью «За отвагу» моряков крейсера «Варяг»». Сначала удалось разыскать только 15 человек. Вот их имена: В. Ф. Бакалов, А. Д. Войцеховский, Д. С. Залидеев, С. Д. Крылов, П. М. Кузнецов, В. И. Крутяков, И. Е. Капленков, М. Е. Ка-линкин, А. И. Кузнецов, Л. Г. Мазурец, П. Е. Поли-ков, Ф. Ф. Семенов, Т. П. Чибисов, А. И. Шкетнек и И. Ф. Ярославцев. Самому старшему из варяжцев Федору Федоровичу Семенову исполнилось 80 лет. Затем нашли остальных. Всего в 1954-1955 гг. медали получили 50 моряков с «Варяга» и «Корейца». В сентябре 1956 г. в Туле был открыт памятник В. Ф. Рудневу. В газете «Правда» адмирал флота Н. Г. Кузнецов в эти дни писал: «Подвиг «Варяга» и «Корейца» вошел в героическую историю нашего народа, в золотой фонд боевых традиций советского флота».
Теперь постараюсь ответить на ряд вопросов. Первый вопрос: за какие заслуги так щедро наградили всех без исключения? Причем офицеры канонерской лодки «Кореец» вначале получили очередные ордена с мечами, а затем одновременно с варяжцами (по просьбе общественности) — еще и ордена Святого Георгия 4-й степени, то есть за один подвиг их наградили дважды! Нижние чины получили знаки отличия Военного ордена — Георгиевские кресты. Ответ прост: очень не хотелось императору Николаю II начинать войну с Японией с поражений.
Еще перед войной адмиралы Морского министерства докладывали, что без особого труда уничтожат японский флот, а если надо, то могут «устроить» второй Синоп. Император им поверил, а тут сразу такое невезение! При Чемульпо потеряли новейший крейсер, а под Порт-Артуром получили повреждения 3 корабля — эскадренные броненосцы «Цесаревич», «Ретвизан» и крейсер «Паллада». И император, и Морское министерство этой героической шумихой «прикрыли» промахи и неудачи. Получилось правдоподобно а, главное, помпезно и эффективно.
Второй вопрос: кто «организовал» подвиг «Варяга» и «Корейца»? Первыми назвали бой геройским два человека — наместник императора на Дальнем Востоке генерал-адъютант адмирал Е. А. Алексеев и старший флагман Тихоокеанской эскадры вице-адмирал О. А. Старк. Вся обстановка свидетельствовала о том, что вот-вот начнется война с Японией. Но они, вместо того чтобы подготовиться к отражению внезапного нападения противника, проявили полную беспечность, а если точнее — преступную халатность.
Готовность флота была низкой. Крейсер «Варяг» они сами загнали в ловушку. Для выполнения задач, которые они поставили кораблям-стационерам в Чемульпо, достаточно было послать старую канонерскую лодку «Кореец», не представлявшую особой боевой ценности, а не использовать крейсер. Когда началась оккупация японцами Кореи, они не сделали для себя никаких выводов. У В. Ф. Руднева тоже не хватило смелости принять решение об уходе из Чемульпо. Как известно, инициатива на флоте всегда была наказуема.
По вине Алексеева и Старка в Чемульпо были брошены на произвол судьбы «Варяг» и «Кореец». Любопытная деталь. При проведении стратегической игры в 1902/03 учебном году в Николаевской морской академии проигрывалась именно такая ситуация: при внезапном нападении Японии на Россию в Чемульпо остаются неотозванными крейсер и канонерская лодка. В игре посланные в Чемульпо миноносцы сообщат о начале войны. Крейсер и канонерская лодка успевают соединиться с Порт-Артурской эскадрой. Однако в действительности этого не произошло.
Вопрос третий: почему командир «Варяга» отказался от прорыва из Чемульпо и была ли у него такая возможность? Сработало ложное чувство товарищества — «сам погибай, но товарища выручай». Руднев в полном смысле этого слова стал зависеть от тихоходного «Корейца», который мог развивать скорость не более 13 узлов. «Варяг» же имел скорость более 23 узлов, а это на 3-5 узлов больше, чем у японских кораблей, и на 10 узлов больше, чем у «Корейца». Так что возможности для самостоятельного прорыва у Руднева были, причем хорошие. Еще 24 января Рудневу стало известно о разрыве дипломатических отношений между Россией и Японией. Но 26 января утренним поездом Руднев отправился в Сеул к посланнику за советом.

Возвратившись, он только 26 января в 15 часов 40 минут послал с донесением в Порт-Артур канонерскую лодку «Кореец». Опять вопрос: почему лодка так поздно была отправлена в Порт-Артур? Это так и осталось невыясненным. Канонерскую лодку из Чемульпо японцы не выпустили. Это уже началась война! В запасе Руднев имел еще одну ночь, но и ее не использовал. Впоследствии отказ от самостоятельного прорыва из Чемульпо Руднев объяснял сложностями навигационного характера: фарватер в порту Чемульпо был очень узким, извилистым, а внешний рейд изобиловал опасностями. Это все знают. И действительно, заход в Чемульпо в малую воду, то есть в период отлива, очень сложен.
Руднев как будто не знал, что высота приливов в Чемульпо достигает 8-9 метров (максимальная высота прилива до 10 метров). При осадке крейсера 6,5 метра в полную вечернюю воду все же была возможность прорвать японскую блокаду, но Руднев ею не воспользовался. Он остановился на худшем варианте — прорываться днем в период отлива и совместно с «Корейцем». К чему такое решение привело, всем известно.
Теперь о самом бое. Есть основания считать, что на крейсере «Варяг» артиллерия применялась не совсем грамотно. Японцы имели огромное превосходство в силах, которое они с успехом реализовали. Это видно из тех повреждений, которые получил «Варяг».
Как утверждают сами японцы, в бою при Чемульпо их корабли остались невредимыми. В официальном издании японского Морского генерального штаба «Описание военных действий на море в 37-38 гг. Мейдзи (в 1904-1905 гг.)» (т. I, 1909 г.) читаем: «В этом бою неприятельские снаряды ни разу не попали в наши суда и мы не понесли ни малейших потерь».
Наконец, последний вопрос: почему Руднев не вывел корабль из строя, а затопил его простым открытием кингстонов? Крейсер по существу был «подарен» японскому флоту. Мотивировка Руднева, что взрыв мог повредить иностранные корабли, несостоятельна. Теперь становится понятно, почему Руднев подал в отставку. В советских изданиях отставка объясняется причастностью Руднева к революционным делам, но это выдумка. В таких случаях в русском флоте с производством в контр-адмиралы и с правом ношения мундира не увольняли. Все объясняется гораздо проще: за допущенные промахи в бою при Чемульпо флотские офицеры не приняли Руднева в свой корпус. Это осознавал и сам Руднев. Сначала он временно находился на должности командира строившегося линейного корабля «Андрей Первозванный», затем подал рапорт об уходе в отставку. Вот теперь, кажется, все стало на свои места.

9 февраля Варяг и Кореец совершили свой подвиг. Как это было

В этот день «Варяг» и «Кореец» приняли неравный бой с японской эскадрой.
Он стал известен всему миру, как битва с японской эскадрой близ порта Чемульпо, после которой русские моряки затопили свой корабль, но не сдались врагу. Подвиг был совершен на глазах моряков со всего мира. Именно в этом случае понимаешь справедливость нашей поговорки «На миру и смерть красна». Именно благодаря этим многочисленным свидетелям и прессе их стран этот бой и стал известен.
В историю русско-японской войны навсегда вошел подвиг русского крейсера «Варяг» и его командира В.Ф. Руднева. Выдержав неравный бой с японской эскадрой и не спустив флага перед неприятелем, русские моряки сами потопили свой корабль, лишенный возможности продолжать бой, но не сдались врагу.
Крейсер «Варяг» считался одним из лучших кораблей русского флота. В 1902 г. «Варяг» вошел в состав Порт-Артурской эскадры.
Это был четырехтрубный, двухмачтовый, бронепалубный крейсер 1 ранга водоизмещением 6500 тонн. Артиллерия главного калибра крейсера состояла из двенадцати 152-мм (шестидюймовых) орудий. Кроме того, на корабле было двенадцать 75-мм орудий, восемь 47-мм скорострельных пушек и две 37-мм пушки. Крейсер имел шесть торпедных аппаратов. Он мог развивать скорость до 23 узлов.
Экипаж корабля состоял из 550 матросов, унтер-офицеров, кондукторов и 20 офицеров.
Капитан 1 ранга Всеволод Федорович Руднев, выходец из дворян Тульской губернии, опытный морской офицер, вступил в командование крейсером 1 марта 1903 г. Это было сложное и напряженное время. Япония усиленно готовилась к войне с Россией, создав здесь значительное превосходство в силах.
За месяц до начала войны царский наместник на Дальнем Востоке адмирал Е.И. Алексеев направил крейсер «Варяг» из Порт-Артура в нейтральный корейский порт Чемульпо (ныне Инчхонь).
26 января 1904 г. японская эскадра из шести крейсеров и восьми миноносцев подошла к заливу Чемульпо и остановилась на внешнем рейде в нейтральном порту: На внутреннем рейде в это время находились русские корабли — крейсер «Варяг» и мореходная канонерская лодка «Кореец», а также грузо-пассажирский пароход «Сунгари». Стояли также иностранные военные корабли.
8 февраля 1904 года японская эскадра под командованием контр-адмирала Уриу (2 броненосных крейсера «Асама» и «Чиода», 4 бронепалубных крейсера «Нанива», «Ниитака», «Такачихо», «Акаси»; 8 миноносцев) блокировала Чемульпо, имея целью прикрыть высадку десанта (около 2 тыс. чел.) и не допустить вмешательства «Варяга». В тот же день «Кореец» отправился в Порт-Артур, но по выходе из порта был атакован миноносцами (две выпущенные торпеды не попали в цель), после чего вернулся на рейд.
Рано утром 27 января 1904 г. В.Ф. Руднев получил ультиматум японского контр-адмирала С. Уриу с требованием покинуть Чемульпо до 12 часов дня, в противном случае японцы грозили открыть огонь по русским кораблям в нейтральном порту, что было грубым нарушением международного права.
В.Ф. Руднев объявил экипажу, что Япония начала военные действия против России и объявил о решении прорваться с боем в Порт-Артур, а в случае неудачи взорвать корабли.
Командирская рубка Варяга.
«Варяг» снялся с якоря и направился к выходу из залива. В кильватере шла канонерка «Кореец» (командир капитан 2 ранга Г.П. Беляев). На кораблях пробили боевую тревогу.
У выхода из залива японская эскадра, превосходящая «Варяг» артиллерийским вооружением более чем в пять раз, а торпедным — в семь. Она надежно преградила русским кораблям выход в открытое море.
Планы японцев и их эскадра

Японские суда: Asama в 1898 году
Niitaka
Akashi на рейде в Кобэ, 1899 год
Takachiho
Naniwa в 1898 году
Chiyoda
У японской стороны имелся подробный план боя, доведённый приказом Уриу до командиров кораблей в 9:00 9 февраля. Он предусматривал два варианта развития событий — в случае попытки прорыва русских кораблей и в случае отказа их от прорыва. В первом случае, учитывая стеснённость фарватера, Уриу выделил три рубежа перехвата русских кораблей, на каждом из которых должна была действовать своя тактическая группа:
в первую группу был назначен Asama
во вторую — Naniwa (флагман Уриу) и Niitaka
в третью — Chiyoda, Takachiho и Akashi.
Asama как наиболее сильный корабль отряда играл основную роль. В случае отказа русских кораблей от прорыва, Уриу планировал атаковать их в порту торпедами силами 9-го отряда миноносцев (если бы нейтральные суда не покинули бы свои якорные стоянки), либо артиллерией и торпедами силами всей эскадры.
Если до 13:00 9 февраля русские корабли не выйдут с якорной стянки, то все корабли занимают позиции рядом с флагманом.
— в случае, если корабли нейтральных держав остаются на якорной стоянке, то вечером производится торпедная атака;
— в случае, если на якорной стоянке будут только русские корабли и небольшое количество иностранных кораблей и судов, то производится артиллерийская атака силами всей эскадры.
Ход боя
Шесть японских крейсеров — «Асама», «Нанива», «Такачихо», «Нийтака», «Акаси» и «Чиода» в строю пеленга заняли исходные позиции. За крейсерами маячили восемь миноносцев. Японцы предложили русским кораблям сдаться. В.Ф. Руднев приказал оставить этот сигнал без ответа.
С броненосного крейсера «Асама» раздался первый выстрел, а вслед за ним вся эскадра противника открыла огонь. «Варяг» не отвечал, он шел на сближение. И лишь когда дистанция сократилась до верного выстрела, В.Ф. Руднев приказал открыть огонь.
Варяг и Кореец идут на последний бой. Редкое фото.
Бой был жестоким. Всю силу огня японцы сосредоточили по «Варягу». Море кипело от взрывов, обдавая палубу осколками снарядов и каскадами воды. То и дело возникали пожары, открывались пробоины. Под ураганным огнем противника матросы и офицеры вели огонь по врагу, подводили пластырь, заделывая пробоины, тушили пожары. В.Ф. Руднев, раненный в голову и контуженный, продолжал руководить боем. Героически сражались в этом бою многие матросы, среди которых были и наши земляки А.И. Кузнецов, П.Е. Поликов, Т.П. Чибисов и другие, а также корабельный священник М.И. Руднев.
Меткий огонь с «Варяга» принес свои результаты: серьезные повреждения получили японские крейсеры «Асама», «Чиода», «Такачихо». Когда же к «Варягу» устремились японские миноносцы, русский крейсер сосредоточил по ним свой огонь и потопил один миноносец.
Подбиты 6-дюймовые орудия — XII и IX; 75-мм — №21; 47-мм — №27 и 28. Почти снесен боевой грот-марс, уничтожена дальномерная станция №2, подбиты орудия №31 и №32, а также был произведен пожар в рундуках и в броневой палубе, вскоре потушенный. При проходе траверза острова Иодолми одним из снарядов была перебита труба, в которой проходят все рулевые приводы, и одновременно с этим осколками другого снаряда, залетевшими в боевую рубку, был контужен в голову командир крейсера, убиты наповал стоявшие по обеим сторонам его горнист и барабанщик, ранен в спину вблизи стоявший рулевой старшина (не заявивший о своей ране и остававшийся все сражение на своем посту); одновременно ранен в руку ординарец командира. Управление было немедленно перенесено в румпельное отделение на ручной штурвал. При громе выстрелов приказания в румпельное отделение были плохо слышны, и приходилось управляться преимущественно машинами, несмотря на это крейсер все же плохо слушался.
В 12 часов 15 минут, желая выйти на время из сферы огня, чтобы по возможности исправить рулевой привод и потушить пожары, стали разворачиваться машинами, и, так как крейсер плохо слушался руля и ввиду близости острова Иодолми, дали задний ход обеими машинами (крейсер поставило в это положение в то время, когда был перебит рулевой привод при положенном лево руле). В это время огонь японцев усилился и попадание увеличивалось, так как крейсер, разворачиваясь, повернулся левым бортом к неприятелю и не имел большой скорости.
Тогда же была получена одна из серьезных подводных пробоин в левый борт, и третья кочегарка стала быстро наполняться водой, уровень коей подходил к топкам; подвели пластырь и начали выкачивать воду; тогда уровень воды несколько спал, но тем не менее крейсер продолжал быстро крениться. Снарядом, прошедшим через офицерские каюты, разрушившим их и пробившим палубу, была зажжена мука в провизионном отделении (тушение пожара производилось мичманом Черниловским-Сокол и старшим боцманом Харьковским), а другим снарядом разбиты коечные сетки на шкафуте над лазаретом, причем осколки попали в лазарет, а сетка загорелась, но вскоре была потушена. Серьезные повреждения заставили выйти из сферы огня на более продолжительное время, почему и пошли полным ходом, продолжая отстреливаться левым бортом и кормовыми орудиями. Одним из выстрелов 6-дюймового орудия №XII был разрушен кормовой мостик крейсера «Асама» и произведен пожар, причем «Асама» прекратила на время огонь, но вскоре открыла снова.
Кормовая его башня, по-видимому, повреждена, так как она до конца боя не действовала более. Только при проходе крейсера к якорному месту и когда огонь японцев мог быть опасен для иностранных судов, они его прекратили, и один из преследовавших нас крейсеров вернулся к эскадре, остававшейся на фарватере за островом Иодолми. Расстояние настолько увеличилось, что продолжать огонь нам было бесполезно, а потому огонь был прекращен в 12 часов 45 минут дня.
Итоги боя
Во время боя, продолжавшегося в течение одного часа, «Варяг» выпустил по врагу 1105 снарядов, «Кореец» — 52 снаряда. После боя подсчитали потери. На «Варяге» из экипажа в 570 человек было 122 убитых и раненых (убиты — 1 офицер и 30 матросов, ранены — 6 офицеров и 85 матросов). Кроме того, было легко ранено более 100 человек.
Израненный, но не побежденный «Варяг» (выше на фото «Варяг» после боя) вернулся в порт, чтобы сделать необходимый ремонт и снова идти на прорыв.
Согласно рапорту командира «Варяга», огнём крейсера был потоплен один японский миноносец и повреждён крейсер «Асама», а крейсер «Такачихо» после боя затонул; противник предположительно потерял не менее 30 человек убитыми.
В этом бою принято забывать про «Корейца». В одном из документов прочитал интересные сведения. Перед боем, командир судна капитан 2-го ранга Г.П. Беляев приказал укоротить мачты корабля. Это была военная хитрость. Он знал что японцы знают подробные характеристики наших судов и понимал, что дальность до Корейца дальномерщики будут измерять по высоте мачт. Таким образом все снаряды японских судов благополучно перелетали через русский корабль.

Кореец с мачтами до и после боя.
А между тем, за время боя «Кореец» выпустил по противнику 52 снаряда, а единственным повреждением было пробитое осколком японского снаряда таранное отделение. Потерь не было вовсе.
«Варяг» же кренился на борт, машины вышли из строя, большинство орудий было разбито. В.Ф.Руднев принял решение: снять команды с кораблей, крейсер затопить, а канонерку взорвать, чтобы они не достались врагу. Совет офицеров поддержал своего командира.
После своза команды на нейтральные корабли, «Варяг» был затоплен путём открытия кингстонов, а «Кореец» взорван (выше на фото взрыв Корейца). Также был затоплен российский пароход «Сунгари».
«Варяг» после затопления, во время отлива.
Русских героев разместили на иностранных кораблях. Английский «Тэлбот» принял на борт 242 человека, итальянский корабль взял 179 русских моряков, остальных разместил на своем борту французский «Паскаль».
Совершенно омерзительно повел себя в этой ситуации командир американского крейсера «Виксбург», наотрез отказавшийся размещать на своем корабле русских моряков без официального разрешения Вашингтона.
Так и не приняв на борт ни одного человека, «американец» ограничился лишь отправкой на крейсер врача.
Французские газеты писали по этому поводу: «Очевидно, американский флот слишком еще слишком молод, чтобы иметь те высокие традиции, которыми воодушевлены все флоты других наций.»
После русско-японской войны японское правительство создало в Сеуле музей памяти героев «Варяга» и наградило Руднева орденом «Восходящего солнца».
Моряки «Варяга» и «Корейца» несколькими эшелонами вернулись на родину, где их восторженно встретил русский народ.
Генерал барон Каульбарс приветствует моряков «Варяга» и «Корейца» по их прибытии в Одессу.
Горячо встретили моряков и жители Тулы, поздней ночью заполнившие привокзальную площадь. Большие торжества в честь героев-моряков прошли в Санкт-Петербурге.
Экипажи «Варяга» и «Корейца» были отмечены высокими наградами: матросы награждены георгиевскими крестами, а офицеры — орденами Святого Геор­гия 4-й степени. Капитан 1 ранга В.Ф. Руднев был награжден орденом Свято­го Георгия 4-й степени, чином флигель-адъютанта и назначен командиром 14-го флотского экипажа и строившегося в Петербурге эскадренного броненосца «Андрей Первозванный». Была учреждена медаль «За бой «Варяга» и «Корейца»», которой были отмечены все участники боя.
В ноябре 1905 г. за отказ принять дисциплинарные меры против революционно настроенных матросов своего экипажа В.Ф. Руднев был уволен в отставку с производством в контр-адмиралы.
Он уехал в Тульскую губернию, где поселился в небольшой усадьбе при деревне Мышенки, в трех верстах от станции Тарусская.
7 июля 1913 г. В.Ф. Руднев скончался и был похоронен в селе Савине (теперь Заокский район Тульской области).
Дальнейшая судьба крейсера «Варяг»
В 1905 году крейсер был поднят японцами, отремонтирован и введён в строй 22 августа в качестве крейсера 2-го класса под названием «Соя» (яп. 宗谷).
Во время Первой мировой войны Российская империя и Япония стали союзниками. В 1916 году крейсер «Соя» (вместе с броненосцами «Сагами» и «Танго») был выкуплен Россией.
4 апреля японский флаг был спущен и 5 апреля 1916 года крейсер переведён во Владивосток, после чего под прежним именем «Варяг» был включён в состав флотилии Северного Ледовитого океана (совершил переход из Владивостока в Романов-на-Мурмане) в составе Отряда судов особого назначения под командованием контр-адмирала Бестужева-Рюмина.
В феврале 1917 года ушёл на ремонт в Великобританию, где был конфискован британцами, поскольку советское правительство отказалось платить по долгам Российской Империи.
В 1920 году перепродан германским фирмам на слом. В 1925 году при буксировке корабль попал в шторм и затонул у берега в Ирландском море. Часть металлических конструкций была тогда же снята местными жителями. Был впоследствии взорван.
В 2003 году состоялась первая российская экспедиция с погружением в район обломков, были подняты некоторые небольшие детали. В погружении принимал участие внук капитана Руднева, проживающий во Франции…
После подвига экипажа крейсера «Варяг» австрийский писатель и поэт Рудольф Грейнц написал стихотворение «Der „Warjag“», посвящённое этому событию. Полностью историю песни и оригинальный тест можно прочитать
«Песня о подвиге Варяга» (на перевод стихов Грейнца) стала гимном русских моряков
29 октября 1955 года в Севастопольской бухте взорвался и перевернулся линкор «Новороссийск», погребя сотни моряков. Вспоминает ветеран Вооруженных Сил СССР, офицер в отставке М. Пашкин: «Внизу, в бронированной утробе линкора, замурованные и обреченные на смерть моряки пели, они пели „Варяга“. На днище это не было слышно, но, приблизившись к динамику, можно было разобрать чуть слышные звуки песни. Это было ошеломляющее впечатление, такого состояния я никогда не испытывал. Никто не замечал слез, все смотрели вниз на днище, как бы стараясь увидеть поющих внизу моряков. Все стояли без головных уборов, слов не было».
7 апреля 1989 года подводная лодка К-278 «Комсомолец» затонула вследствие пожара на борту после 6-часовой борьбы экипажа за плавучесть судна. Моряки, находящиеся в ледяной воде Норвежского моря, прощались со своим командиром и кораблём, исполнив песню «Варяг»…
Инфа и фото (С) разные места инета… свой пост прошлого года дополнил новыми фото и подкорректировал.