20 августа 1914

Восточно-Прусская операция (август 1914 года)

Восточно-Прусская операция стала первой наступательной операцией, предпринятой русскими войсками в ходе Первой мировой войны. Началась операция 14 августа (здесь и далее – даты по новому стилю) 1914 года переброской на границу империи предназначенных для наступления армий и завершилась ровно через месяц, 14 сентября. Стратегической целью русских войск был захват Восточной Пруссии, одной из коренных территорий государства, объединившего Германию. Таким образом, должна была ликвидироваться угроза потенциального флангового удара по войскам, сосредоточенным в Царстве Польском, а кроме того, война сразу же переносилась на территорию неприятеля, что должно было иметь для него ошеломляющий психологический эффект. Вынужденный защищаться, он должен был бы снизить темп наступления на Францию, чье стратегическое положение к середине августа было незавидным: прорваться в Эльзас и Лотарингию не удавалось, а между тем, немецкая армия уверенно продвигалась по территории Бельгии и грозила всей мощью обрушиться на слабый левый фланг французских войск.

Осуществлялась операция войсками 1-й (командующий – Павел Карлович Ренненкампф) и 2-й (командующий – Александр Васильевич Самсонов) армий Северо-Западного фронта. Им противостояла германская 8-я армия Максимилиана фон Приттвица. Русские войска насчитывали в сумме 19 пехотных и 8,5 кавалерийских дивизий, немецкие – 14,5 пехотных и 1 кавалерийскую дивизию. Численный перевес был на стороне русской армии и в артиллерии – 1140 орудий против 800 полевых пушек у немцев.

Обе русские армии начали движение к границе одновременно. 1-я имела задачей отсечь германские войска от Кенигсберга, охватить их левый фланг и блокировать город. 2-я должна была обойти Мазурские озера и угрожать правому флангу противника. Однако 1-я армия, наносившая основной удар, двигалась быстрее. Уже 17 августа, когда силы Самсонова еще не подошли к границе, войска Ренненкампфа уже пересекали ее и вступали в первые бои с германской армией (у Сталлупенена и, вскоре, у Каушена). Фон Приттвиц решился парировать первый натиск русских собственным ударом. 20 августа он атаковал остановившиеся было на отдых войска Ренненкампфа под Гумбинненом. Однако, несмотря на усталость, 1-я армия отбросила неприятеля. Соотношение потерь было в пользу немцев, однако они все равно были весьма тяжелыми — 17-й корпус под командованием Августа фон Макензена был попросту разгромлен. Это оказало самое удручающее воздействие на фон Приттвица, и он принял решение отступать за Вислу прежде, чем окажется зажатым между двумя русскими армиями. Но такое решение не одобрило германское верховное командование. 21-го августа оно приказало перебросить на помощь отступающей 8-й армии шесть корпусов с Западного фронта, кроме того, на следующий день во ее главе был поставлен вызванный из отставки многоопытный Пауль фон Гинденбург, а начальником штаба был назначен Эрих Людендорф, уже успевший прославиться взятием бельгийской крепости Льеж.

Пока в германской армии происходили все эти изменения, Ренненкампф дал своим войскам долгожданный отдых, после чего продолжил наступление в район Кенигсберга. Победа под Гумбинненом обеспечила выполнение самой актуальной задачи операции – ослабить натиск неприятеля на Францию в тот момент, когда ей приходилось тяжелее всего (21 августа французами было проиграно сражение при Шарлеруа). Однако, продолжая последовательно выполнять указания командования, Ренненкампф потерял соприкосновение с противником, дал ему время перегруппироваться и сильно удалился от армии Самсонова, которая вступила в первое соприкосновение с противником только 23 августа (бои у Орлау и Франкенау). Пробившись на этом участке, 2-я армия по настоянию Ставки продолжила наступление на север, для перехвата отступающих к Висле (как полагало русское командование) немцев. Однако Гинденбург не собирался отступать. Имея в своем распоряжении свежие силы и точные сведения о планах противника (сообщения между русскими армиями передавались без шифрования), он всеми силами ударил на Самсонова, выставив против Ренненкампфа только конницу и ландвер (резервистов). 26 августа были атакованы I-й и VI-й корпуса 2-й армии, шедшие на отлете и прикрывавшие продвижение основных сил с флангов. Оба они были отброшены: VI-й – в тот же день, I-й продержался до 27-го числа. Остальные войска продолжали наступать, однако путь им уже преградили германские части. 28 августа стало очевидно, что вокруг 2-й армии сжимается неприятельское кольцо, но предпринять эффективные меры генерал Самсонов уже не успевал. На следующий день немецкий удар обрушился с тыла на центр 2-й армии и практически уничтожил его. Русские войска были разгромлены и сдались в плен, генерал Самсонов застрелился. Ренненкампф получил указание из штаба фронта содействовать 2-й армии только 27 августа и выслал подмогу на следующий же день. Однако возможность спасти 2-ю армию была уже упущена, и солдат пришлось вернуть с полдороги.

Бои вспыхнули вновь 7 сентября, когда войска Гинденбурга, стремясь окончательно очистить Восточную Пруссию от русских, атаковали 1-ю армию Ренненкампфа. Та уверенно отбивалась до 9-го числа, но тяжелое положение на левом фланге заставило командующего отдать приказ об отступлении, пока оно было еще возможно. Это своевременное решение спасло 1-ю армию от судьбы 2-й, и 14 сентября последние ее части отошли за Неман. Тяжелые потери при этом понес левый фланг, прикрывавший весь маневр, но остальные войска удалось сохранить.

Так завершилось первое русское наступление Великой войны, успешно решившее первичные задачи, но обернувшееся непропорционально большими потерями из-за ряда как случайностей, так и стратегических просчетов.

Галицийская битва

Галицийская битва (1914)
Основной конфликт: Первая мировая война

Восточный фронт, 11 сентября 1914 года
Дата 5(18) августа — 13(26) сентября 1914
Место Галиция
Итог Победа Русской армии
Противники

Российская империя

Австро-Венгрия

Командующие

Н. И. Иванов — командующий юго-западным фронтом,
4-я армия — А. Е. Зальца, заменён на А. Е. Эверта,
5-я армия П. А. Плеве,
3-я армия Рузский,
8-я армия Брусилов

главнокомандующий — эрцгерцог Фридрих,
начальник генерального штаба -Конрад фон Гетцендорф,
1-я армия — Данкль,
3-я армия — Брудерман
4-я армия — Ауффенберг

Силы сторон

около 1 000 000 бойцов,
1770 орудий

свыше 830 000,
1500 орудий

Потери

230 000 убито и ранено,
40 000 взято в плен,
440 орудий потеряно
400 орудий потеряно

300 000 убито и ранено,
100 000 взято в плен,
600 орудий потеряно
326 000 убито и ранено, взято в плен,
560 орудий потеряно

Медиафайлы на Викискладе

Галицийская битва (нем. Schlacht in Galizien) — одно из крупнейших сражений Первой мировой войны (август-сентябрь 1914), в результате которого русские войска заняли почти всю восточную Галицию, почти всю Буковину и осадили Перемышль. В операции участвовали 3-я, 4-я, 5-я, 8-я, 9-я армии в составе русского Юго-Западного фронта (командующий фронтом — генерал Н. И. Иванов) и четыре австро-венгерские армии (эрцгерцог Фридрих, фельдмаршал Гётцендорф), а также германская группа генерала Р. Войрша.

Трофей русской армии — австрийский пограничный герб «Галиция». 1914

Силы сторон

В Российской и Германской империях чётко осознавали, что если немцы превосходят русскую армию в военно-техническом отношении, то австрийцы, безусловно уступают. Поэтому у ряда русских военачальников существовал план покончить с Австро-Венгрией до того, как немцы смогут прийти им на помощь.

Русская армия

  • Юго-Западный фронт. Главнокомандующий генерал Н. И. Иванов. Начальник штаба генерал М. В. Алексеев.
    • 4-я армия. Командующий генерал А. Е. Зальца, с 26 августа генерал А. Е. Эверт. Начальник штаба генерал А. Е. Гутор. 9½ пехотных и 4½ конных дивизий, 152 батальона, 155½ эскадрона и 582 орудия.
    • 5-я армия. Командующий генерал П. А. Плеве. Начальник штаба армии генерал Е. К. Миллер. 11 пехотных и 5 конных дивизий, 176 батальонов, 158 эскадронов и 672 орудия.
    • 3-я армия. Командующий 3-й армией генерал Н. В. Рузский, с 1 (14) сентября генерал Радко-Дмитриев. Начальник штаба армии генерал В. М. Драгомиров. 12 пехотных и 4 конных дивизии, 192 батальона, 140 эскадронов, 700 орудий.
    • 8-я армия Командующий генерал А. А. Брусилов. Начальник штаба генерал П. Н. Ломновский. 10 пехотных и 5 конных дивизий, 160 батальонов, 153¼ эскадрона, 516 орудий.
    • 9-я армия (сформирована уже во время битвы). Командующий генерал П. А. Лечицкий.

Австро-Венгерская армия

Главнокомандующий армией и флотом эрцгерцог Фридрих. Начальник штаба генерал Конрад фон Гетцендорф.

  • Группа генерала Г. Куммера. 2½ ландш. дивизии; 1 кавалерийская дивизия
  • 1-я армия. Командующий Виктор Данкль. 9 пехотных дивизий; 4 ландш. бригады; 2 кавалерийских дивизии, 468 орудий.
  • 4-я армия. Командующий Ауффенберг. 9 пехотных дивизий; 2 кавалерийских дивизии, 438 орудий.
  • 3-я армия. Командующий Брудерман. 12½ пехотных дивизий; 4 ландш. бригады; 4 кавалерийских дивизии, 644 орудия.
  • 2-я армия (сформирована уже во время битвы на основе группы Кёвесса и частей 2-я армии, прибывающих с сербского фронта).

Планы сторон

Завязка Галицийской битвы.

План действий русского Юго-Западного фронта основывался на информации о планах развертывания австрийской армии за 1909—1912 годы, полученной русской разведкой. По ним, основные силы австрийцев должны были быть расположены к востоку от реки Сан в районе Львова. Русское командование намеревалось осуществить грандиозный охватывающий манёвр с целью окружения основных сил австрийцев, наступая четырьмя армиями с двух сторон на Львов.

Однако реальное расположение австро-венгерской армии было другим. Австрийский генеральный штаб изменил район развёртывания основных сил, значительно отодвинув его на запад. Австрийское командование предполагало главный удар нанести силами своих 1-й и 4-й армий между Вислой и Бугом в северном направлении. 3-я армия прикрывала район Львова.

Ход битвы

Казаки в Карпатских горах. Почтовая открытка Франции 1915 года

Первые бои

Австро-Венгрия объявила войну России 24 июля (6 августа) 1914. В этот день около 6 часов утра, за 12 часов до объявления войны, австрийцы у Волочиска открыли ружейный огонь по российским часовым и взорвали свой устой железнодорожного моста через пограничную реку Збруч, но границы не перешли. В Тарноруде и Сатанове началась ружейная перестрелка.

26 июля (8 августа) 1914 на российскую территорию вторглась, переправившись через Вислу, 7-я австро-венгерская кавалерийская дивизия и направилась к Климантову. На следующий день сильные австрийские колонны заняли Мехов и Водзислав. 7-я австро-венгерская кавалерийская дивизия и польский легион Пилсудского заняла Кельцы, но 2 (15) августа 1914 вступила в бой с российской 14-й кавалерийской дивизией и отступила из города.

29 июля (11 августа) 1914 российская 7-я кавалерийская дивизия с боем заняла австрийский город Сокаль.

1 (14) августа 1914 российская 1-я Донская казачья дивизия после боя у Белжеца заняла местечко Нароль.

3 (16) августа 1914 2-я австро-венгерская кавалерийская дивизия прорвалась к городу Владимиру-Волынскому. В этом городе находился закончивший свою мобилизацию Бородинский 68-й пехотный полк. Он отбил все попытки австрийцев проникнуть в город и австрийская конница, понеся большие потери, отступила.

4 (17) августа 1914 у Сатанова 5-я австро-венгерская кавалерийская дивизии переправилась через Збруч. Однако в тот же день она была остановлена российской пехотой и кавалерией (2-я Сводная казачья дивизия, 14-й стрелковый полк 4-й стрелковой бригады и Замосцкий 60-й пехотный полк) и отброшена обратно за Збруч. В тот же день 1-я австро-венгерская кавалерийская дивизия переправившаяся через реку Збруч против Каменец-Подольска, имела вначале некоторый успех. Оттеснив российскую пограничную стражу, она обстреляла и заняла город. На следующий день передовые части неприятельской конницы, наступавшие по шоссе Каменец-Подольск — Дунаевцы, заняли местечко Маков (на середине пути между этими двумя пунктами). Но дальнейшее продвижение австрийцев к Дунаевцам было остановлено 1-й Кубанской льготной казачей дивизией.

Австрийская конница 6 (19) августа 1914 вынуждена была оставить Каменец-Подольск, не успев собрать контрибуции, наложенной на город.

Российское наступление на левом фланге

На левом крыле Юго-Западного фронта 8-я армия генерала Брусилова начала наступление 5 (18) августа 1914. За три дня она достигла линии государственной границы на реке Збруч и 7(20) августа перешла её. Продолжая наступление, 8-я армия 10(23) августа преодолела реку Серет, которую австро-венгерское командование решило не оборонять, а затем Стрыпу. Лишь на реке Коропец 12(25) августа частям 8-го и 12-го корпусов пришлось выдержать упорные бои с неприятелем. За восемь дней марша 8-я армия прошла 130—150 км.

6 (19) августа 1914 началось наступление 3-я армии Рузского. Наступление 3-й армии развивалось почти беспрепятственно. Слабые части войск прикрытия противника поспешно отходили, боевые столкновения были редкими. За шесть дней армия продвинулась на 90-100 км.

8 (21) августа между русской 10-й кавалерийской дивизией генерала графа Ф. А. Келлера и 4-й австрийской кавалерийской дивизией генерала Эдмунда Риттера фон Заремба произошёл встречный бой у Ярославиц (последнее крупное кавалерийское сражение в истории), в котором русская кавалерия одержала громкую победу.

Австро-венгерское командование не предполагало, что русские смогут быстро сосредоточить крупную группировку восточнее Львова. Считалось, что для обороны восточной Галиции достаточно армии Брудермана и группы Кевесса. Кроме того, 3-я армия была ослаблена выделением из неё группы Иосифа Фердинанда на помощь 4-й армии Ауффенберга. Брудерману было приказано активно оборонять Галицию. Ему надлежало к исходу 12(25) августа развернуть свои войска восточнее Львова, а на следующий день перейти в наступление с целью разбить русские армии. Соотношение сил было не в пользу австрийцев.

Битва при Краснике

Основная статья: Битва при Краснике Встречное сражение у Красника и Томашева.

На Люблинском направлении в начале битвы военно-оперативная обстановка для русских войск складывалась неблагоприятно.

10 (23) августа 1914 на Люблинском направлении 4-я русская армия барона Зальца в составе XIV, XVI и Гренадерского корпусов наступала к югу на 75-километровом фронте, имея ближайшей задачей разбить австрийцев, обнаруженных разведкой к северу от Таневской лесной полосы в 35—40 км к югу от исходного положения 4-й армии. Навстречу ей наступала 1-я австрийская армия Данкля в составе I, V и X корпусов, имея ближайшей задачей «разбить противника, сосредоточившегося у Красника, охватывая его левым крылом армии».

Утром 10 (23) августа соединения 1-го и 5-го корпусов австрийцев атаковали двигавшиеся от Красника части 14-го русского корпуса. Упорный бой продолжался до вечера. Под натиском превосходящих сил австро-венгров русские вынуждены были отступить. На следующий день Данкль приказал продолжать наступление, имея в виду охватить правый фланг 4-й армии. Зальца решил, обороняясь 14-м корпусом у Красника, атаковать центр и правый фланг противника войсками 16-го и гренадерского корпусов. Боевые столкновения протекали с переменным успехом. После двухдневных тяжёлых боёв 4-я русская армия отошла к Люблину и перешла к обороне. Отход продолжался 12—13 августа.

С 14 (27) августа по 2 сентября шли оборонительные бои на фронте возле Люблина. Попытки дальнейшего наступления 1-й австро-венгерской армии были отражены.

Битва при Комарове

Основная статья: Битва при Комарове Томашевское сражение (период 28-31 августа)

12 (25) августа 5-я русская армия Плеве заняла следующее положение: 25-й корпус в контакте с левым флангом 4-й армии развернулся на высотах у Замостья, 19-й и 5-й корпуса сосредоточились против Томашова, 17-й корпус прикрывал операцию слева. Навстречу ей наступала 4-я австро-венгерская армия генерала Ауффенберга. План Ауффенберга, принятый — 12 (25) августа, был основан на стремлении к двустороннему обходу 5-й армии русских.

В первый день частям 2-го корпуса австро-венгров удалось нанести поражение правофланговому 25-му корпусу русских, который отступил на Красностав по обоим берегам реки Вепрж. 19-й корпус был потеснён в сторону Комарова.

На следующий день Ауффенберг решил продолжать свой манёвр. Генерал Плеве также готовился к активным действиям, направляя основные усилия для разгрома австро-венгерских войск у Томашова. 19-му корпусу предстояло наступать с севера, а 5-му — с востока. 25-й корпус, несмотря на понесённое им накануне поражение и сильно откинутый назад левый фланг, должен был вновь перейти в наступление и овладеть Замостьем. Левофланговый 15-й корпус подтягивался ближе к 5-му корпусу.

14 (27) августа — 15 (28) августа прошли в ожесточённых атаках с обеих сторон. 25-й корпус русских не смог выполнить свою задачу и продолжал отступление в районе Красностава. 19-й, 5-й и 17-й корпуса отражали натиски австро-венгров. Серьёзная неудача постигла 17-й корпус 15 (28) августа. Внезапным ударом во фланг со стороны группы Иосифа Фердинанда он был оттеснён к северу.

Боевые действия 16 (29) августа — 17 (30) августа не принесли успеха русским. Наступление 25-го корпуса было отражено австро-венграми. Группа Петра Фердинанда (13-я и 25-я дивизии), атаковав 19-й корпус с запада и северо-запада, охватила его правый фланг. Оценив обстановку, Плеве приказал своей армии отойти на север, на одну линию с 4-й армией. Имелось в виду усилиться на этой линии, а затем перейти к общему наступлению одновременно с 4-й армией. Отход продолжался 19 августа (1 сентября) — 20 августа (2 сентября).

Сражение на Гнилой Липе

Основная статья: Сражение на Гнилой Липе

26-28 (13-15) августа на реке Золотая Липа произошло встречное сражение между 3-й австро-венгерской и 3-й русской армиями. В течение первых двух дней русские остановили наступление противника, заставив его перейти к обороне. На третий день они начали преследование, продвигаясь с боями в центре и на левом фланге. Попытка австро-венгерского командования остановить продвижение русских нанесением контр-удара окончилось неудачей на всём 60-километровом фронте от Каменки-Струмиловой до Дунаюва австрийские войска были разбиты и отходили в большом беспорядке. Брудерман отступил на реку Гнилая Липа, чтобы там оказать сопротивление русским.

Сражение на р.р. Золотой Липе и Гнилой Липе в период с 23 августа по 2 сентября.

В течение трёх дней на реке Гнилая Липа шли ожесточённые бои. Австрийское командование стремилось упорной обороной с фронта и ударом со стороны Галича нанести поражение русским войскам. Соединения армии Брусилова разгромили 12-й корпус австрийцев, действовавший на стыке 8-й и 3-й русских армий и создали угрозу охвата всей австро-венгерской группировки, располагавшейся южнее Львова. Враг начал отступать. Одновременно была отбита атака австрийцев в районе Галича. После боёв 18 (31) августа на реке Гнилая Липа разбитые австро-венгры бросая винтовки, орудия, зарядные ящики, повозки, в полном беспорядке отошли по всему фронту в направлениях на Львов, Николаев и Галич. Большого успеха добились и войска 3-й армии. Наступавший на её правом фланге 21-й корпус нанёс поражение группе Демпфа, обратив противника в беспорядочное бегство. 21 августа (3 сентября) русские войска взяли Львов, а 22 августа (4 сентября) — Галич.

Битва при Раве-Русской

Основная статья: Битва при Раве-РусскойБой под Ярославом, осень 1914. Николай СамокишВ Галиции, осень 1914. Николай Самокиш

Оборонявшие Холм и Люблин 4-я и 5-я армии получили подкрепления. На правом фланге фронта была образована 9-я армия генерала П. А. Лечицкого. В её состав вошли 18-й и 14-й корпуса. 21 августа (3 сентября) Иванов дал директиву о переходе в общее наступление. 9-я, 4-я и 5-я армии должны были наступать в юго-западном направлении на нижний Сан. 3-я армия получила приказ нанести удар на северо-запад во фланг и тыл 1-й и 4-й армий австрийцев. Против 3-й и 2-й австро-венгерских армий командование фронтом оставляло 8-ю армию Брусилова.

20-22 августа (2-4 сентября) 4-я русская армия нанесла поражение группе Куммера. В то же время был разбит 10-й корпус армии Данкля.

Преследование австро-венгерских армий Юго-Западным фронтом.

Конрад фон Гётцендорф решил за счёт сил 4-й армии прийти на помощь 3-й армии и перебросил 4-ю армию на Львовское направление. Создав превосходство на Галич-Львовском направлении (три армии против двух), австро-венгерские войска 28 августа (10 сентября) перешли в наступление с линии Городок — Рава-Русская. В тяжёлых боях у Равы-Русской русские войска остановили австрийское наступление.

«Сегодняшний лубок» Маяковского.

29 августа (11 сентября) Конраду стало ясно, что его план наступления на Львов не удался. Он приказал прекратить боевые действия и отвести армии за реку Сан. К 8 (21) сентября русские войска заняли почти всю восточную Галицию и почти всю Буковину с г. Черновцами и осадили Перемышль. Тем не менее, австро-венгерские армии ещё сохраняли боеспособность и 16 (29) сентября перешли в контрнаступление, в ходе которого оттеснили русские армии за Нижний Сан, а южнее — немного восточнее долготы Перемышля. Лишь после новой победы, русские продолжили наступление, в ходе которого 10 (23) сентября русская армия взяла Лупковский перевал и перешла Карпаты, к концу ноября были заняты города Медзилаборце, Свидник, Гуменне, Снина.

В этом грандиозном сражении австрийские войска потерпели поражение. Планы германского командования удержать весь Восточный фронт силами только австро-венгерской армии потерпели крах.

В ходе этой операции армия Российской империи выполнила свой союзнический долг, что на время спасло Сербию от разгрома.

Потери сторон

По российским данным, в ходе битвы австро-венгерские войска потеряли до 300 000 человек убитыми и ранеными, до 100 000 пленными, 600 орудий (400 орудий стали трофеями русских). По опубликованным в 1923 году в Вене данным, потери австро-венгерских армий составили: 1-я армия — около 90 000 человек, 2-я армия — около 33 000 человек, 3-я армия — около 109 000 человек, 4-я армия — около 90 000 человек. Потери русских доходили до 230 000 человек, из них 40 000 пленных, и 400 орудий (94 орудия стали трофеями австрийцев).

Отражение в культуре

  • в DLC к игре Battlefield 1 карта «Галиция»
  • Русский Львов (1914) на YouTube
  • Известная песня «Галицийские поля», предположительно появившаяся после Галицийской битвы.

{{{Название}}}

Помощь по воспроизведению

Примечания

  1. Австрийские данные
  2. Русские данные
  3. Русские данные
  4. Австрийские данные
  5. Первоначально 4-я армия имела всего 6,5 пехотных дивизий при 410 орудиях
  1. 1 2 3 4 Август 1914, 2006, с. 47.
  2. Август 1914, 2006, с. 3.
  3. Лоскутная империя против трезвой России
  4. Атака Австро-Венгерской Конницы на 2-ю Сводную Казачью Дивизию под п. Городок 4-17 августа 1914 г. (недоступная ссылка). Дата обращения 22 января 2017. Архивировано 2 февраля 2017 года.
  5. 1 2 3 4 Головин Н.Н. Русская армия в Великой войне: Начало войны и операции в Восточной Пруссии
  6. П. Маковой. 14-й Пограничный Конный полк в 1914 году
  7. Б. Шапошников Воспоминания. Военно-научные труды. — М.: Воениздат, 1974.
  8. 1 2 3 А. Керсновский История Русской армии
  9. Атака Австро-Венгерской Конницы на 2-ю Сводную Казачью Дивизию под п. Городок 4-17 августа 1914 г. (недоступная ссылка). Дата обращения 22 января 2017. Архивировано 2 февраля 2017 года.
  10. ПЕРВАЯ КУБАНСКАЯ КАЗАЧЬЯ ДИВИЗИЯ В ВЕЛИКОЙ ВОЙНЕ
  11. Повторная операция в Галиции (Сан и Хыров) на istoriya-kg.ru
  12. Галицийская битва

Литература

  • А. С. Белой. Галицийская битва
  • Керсновский А. А. История русской армии. — М.: Эксмо, 2006. — Т. 3. — ISBN 5-699-18397-3., глава 15.
  • И. И. Ростунов. Русский фронт первой мировой войны. — М.: Наука, 1976.
  • Зайончковский A. M. Первая мировая война — СПб.: Полигон, 2002.
  • М. В. Оськин. Галицийская битва Август 1914. — Цейхгауз, 2006. — 48 + ил. с. — (Сражения Великой войны). — ISBN 5-94038-111-1.
  • В. Рунов. Генерал Брусилов. Лучший полководец Первой Мировой войны. — М.: Яуза, 2014. — ISBN 978-5-699-71533-6.

Ссылки

  • Галицийская битва 5 (18) августа — 8 (21) сентября 1914 г.
  • Галицийская битва на сайте «Герои Первой мировой»
  • Nikolai Golovin. Great battle for Galicia (англ.)
  • Русская армия в Первой мировой войне. Схемы.
  • Сайт Web creation. Битвы во время Галицийской операции. Люблин-Холмская операция. Сражение у Красника в 1914 году (10-14.08.1914). Томашовское сражение 1914 года 13-21 августа ст.ст. (26 августа-3 сентября нв.ст.).

Русская императорская армия во время Первой мировой войны

Органы военного управления Императорская Главная квартира Ставка Верховного главнокомандующего Военное министерство Российской империи Фронты Северо-Западный в августе 1915 разделён на Северный и Западный Юго-Западный Румынский Кавказский в т.ч. Персидский Армии 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 (Блокадная) 12 13 Добруджанская Дунайская Кавказская Особая (с 08.1916) Корпуса 1-й гвардейский 2-й гвардейский гренадерский жандармский фельдъегерский экспедиционный Армейские: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 Терско-Кубанский туземный Кавказские: 1 2 3 4 5 6 7 Сибирские: 1 2 3 4 5 6 7 Туркестанские: 1 2 Польские: 1 2 3 Украинские: 1 2 Чехословацкий Румынский Армянский Грузинский Сербский Кавалерийские корпуса 1 2 3 4 5 6 7 1-й Кавказский 2-й Кавказский Кавказский туземный Гвардейский (с апреля 1916) Сборный (осень 1915)

Гумбинненское сражение

К.А. Пахалюк

Гумбинненское сражение

К исходу 19 (6) августа 1-я русская армия генерала П.К. фон Ренненкампфа в ходе трехдневного наступления вышла к Гольдапу и Гумбиннену. На следующий день планировалась дневка, чтобы дать солдатам отдохнуть, а тыловикам наладить снабжение и связь, но у командующего 8-й немецкой армии М. фон Притвица на 20 (7) августа были другие планы: опасаясь скорейшего вторжения 2-й русской армии, он решил разбить войска Ренненкампфа.

Первые столкновения на отдельных участках фронта начались еще накануне, однако само сражение, вошедшее в историю под названием Гумбинненского (или Гумбиннен-Гольдапского), развернулось 20 августа. Непосредственно на поле боя (если учесть, что часть 1-й армии вообще не приняла в нем участие) немцы имели превосходство как по живой силе, так и по числу орудий. Более того, М. фон Притвицу удалось захватить инициативу и установить более твердое командование частями. Все плюсы были на его стороне, однако судьба распорядилась иначе.

«Ни пяди назад!»

В тактическом плане это сражение вряд ли можно в полной мере записать в актив русской армии. С самого утра 1-й немецкий корпус генерала Г. Франсуа обрушился на наш правый фланг, а вернее, на 28-ю пехотную дивизию генерала Н.А. Лашкевича. На этом участке фронта противник по живой силе имел более чем двойное превосходство, а по артиллерии — четверное. Более того, наша дивизия была вымотана событиями 19 августа, когда вечером оказался разбит 109-й полк.

Тяжелые бои завязались с раннего утра по всему фронту частей Лашкевича. Уже к 8 часам определился обход правого фланга. Здесь, в районе Ушбаллена оборонялись три батальона 111-го пехотного полка (с 8 пулеметами и 24 орудиями), с самого утра атакованные немцами. В 10-м часу германцы наконец-то сломили нашу оборону и полк стал отступать. Тогда начальник дивизии отдал жесткий приказ: «Ни пяди назад!». Это привело к тому, что наиболее доблестные роты были окружены и погибли, затормозив вражескую атаку. К полудню немцы заняли Ушбаллен, Бракупенен и развили дальнейшее наступление, а генерал Н.А. Лашкевич продолжал безрезультатно слать телеграммы о помощи в соседнюю 29-ю дивизию, которая сама в это время занималась отражением неприятельского наступления.

Гумбинненское сражение. Схема

Но развить успех немцы не смогли. После полудня 28-я дивизия перешла в контратаку и выбила противника из Бракупенена. Отходящие отсюда части 1-й германской дивизии попали под собственный артобстрел и в беспорядке отступили. В итоге 1-й корпус был истощен, управление оказалось нарушено и войска не могли больше наступать. Но и части Лашкевича находились не в лучшем положении: они продолжали беспорядочно отходить. За два дня боев 28-я дивизия понесла потери в 7 000 человек и 8 орудий. Соседняя 29-я русская пехотная дивизия генерала А.Н. Розеншильд-Паулина смогла отразить все атаки, однако отход войск Н.А. Лашкевича заставил и ее к концу дня отступить, чтобы обезопасить свой фланг.

В это же время 1-я немецкая кавалерийская дивизия совершила набег по тылам русской армии в обход ее правого фланга, достигла Шталлупенена, где наткнулась на пехоту, а потому отошла к Пилькаллену, сея панику в тылах 28-й дивизии и дезорганизуя управление. Так, в плен чуть ли не попал весь штаб 1-й армии. Все это произошло из-за отсутствия на правом фланге конницы Нахичеванского и Орановского, которая после удачного Каушенского боя 19 августа отошла в тыл и весь следующий день простояла на дневке.

Дивизия против корпуса

Довольно неясная ситуация сложилась и на левом фланге 1-й армии. 30-я пехотная дивизия под командованием генерала Э. Колянковского двинулась на фронт Плавишкен — Гавайтен и вскоре ввязалась в тяжелый бой с 1-м резервным корпусом генерала О. фон Белова. Так, левая колонная (2-я бригада) оказалась атакована в районе Мазутчена. Здесь полки попали под артобстрел, один из командиров был убит, что внесло дезорганизацию в управление и привело к отступлению некоторых подразделений. Однако не растерялся командир 120-го пехотного Серпуховского полка полковник Владимир Черемисов, который под сильным огнем остановил пришедший в замешательство полк и вернул его на прежнее место, что дало возможность задержать натиск противника и выиграть время для подвода к позиции соседних частей.

Тяжелые бои завязались на фронте соседней 1-й бригады в районе д. Курнен и Плавишкен. Немцы открыли ураганный огонь со стороны д. Гавайтен, а затем перешли в наступление. Во время этих боев достойно проявил себя начальник штаба дивизии полковник Георгий Тихменев, который находясь под обстрелом, приводил в порядок отходящие части и направлял их в бой, руководил артиллерией во время обстрела Курнена, а затем отдал приказ соседнему 160-му пехотному полку, располагавшемуся в Киаутене и открывшему огонь по Гавайтену, прийти на помощь. Интересно отметить, что параллельно просьба о содействии в 160-й полк пришла из 40-й дивизии. Командир полка принял «соломоново решение» и не оказал помощи ни тому, ни другому, однако дело решил полковник Виноградов, который вместе со своим батальоном перешел в атаку в целях поддержки 30-й дивизии.

Описывая все эти события нельзя не отметить и геройство одного из батальонов 118-го полка под командованием подполковника Владислава Закржевского, который под сильным огнем пошел в бой, а столкнувшись с превосходящими силами противника юго-восточнее д. Курненен занял одну из высот. В это время неприятель развил атаку, в результате чего эта позиция оказалась у него в тылу, чем воспользовался не отошедший Закржевский: он открыл огонь и остановил наступление врага. Вскоре к месту боя подоспели два батальона 117-го пехотного Ярославского полка, а затем удалось оттеснить противника. Сам В. Закржевский был награжден орденом св. Георгия 4-й ст.

Здесь же совершил подвиг штабс-капитан 118-го пехотного Шуйского полка Борис Плещинский (за который удостоился той же награды). Как говорилось в приказе о награждении: «Под сильным ружейным и шрапнельным огнем противника быстро ринулся с пулеметами вперед и занял позицию открыл губительный огонь, а затем, не смотря на то, что был ранен, сам втащил пулеметы на гору во фланг противнику и обстреляв его заставил очистить окопы, чем воспользовались наши передовые войска и отбросили противника к дер. Гавайтен»

Бой длился до вечера, ни одна из сторон так и не смогла взять верх, а потому все заночевали на позициях. Утром следующего дня русские обнаружили, что противник отошел. Немцы отступали спешно, о чем можно судить по найденным в Гавайтене передкам от орудий, а также многочисленным тяжело и легко раненным. Сам генерал О. фон Белов доносил о своем успехе. Следует признать, что несмотря на преимущество, немцы не добились решительной победы, лишь потеснив противника, хотя если бы сражение продолжилось 21 августа, они, скорее бы, одержали верх.

Герои переламывают ситуацию

Но наиболее упорные бои шли в центре, где с самого утра 3-й русский корпус генерала Н.А. Епанчина выдерживал атаки войск 17-го немецкого корпуса генерала А. фон Маккензена. На фронте 25-й дивизии генерала П.И. Булгакова весь день велись оборонительные бои, на некоторых участках русские переходили в контратаку. Так, 97-й полк смог продвинуться вперед и оттеснить три эрзацбатальона за линию Ласдиленен — Садвейчен. Вероятно, именно в это время совершил подвиг штабс-капитан Виктор Каменский II, за который был удостоен ордена Св. Георгия 4-й ст. Подойдя к проволочным заграждениям и видя колебания роты, он бросился вперед резать проволоку, дабы обеспечить дальнейшее наступление. И это несмотря на огонь противника! Пример командира роты сразу поднял дух нижних чинов, которые побежали вперед и, перерезав проволочное заграждение, открыли путь, что содействовало общему успеху атаки, во время которой сам Каменский был тяжело ранен в голову осколком снаряда.

Однако не все так гладко складывалось на левом фланге, где некоторые части и подразделения отступили, обнажив соответственно фланг 27-й дивизии. Однако ее начальник, генерал К.М. Адариди, направил сюда артиллерийский дивизион и два батальона. Одновременно здесь же генерал П.И. Булгаков к середине дня решился задействовать резервы. В итоге все эти действия свели успехи немцев на нет и заставили их отойти (причем удалось освободить многих наших пленных).

Повествуя обо всем этом, нельзя забыть и.д. старшего адъютанта штаба 25-й дивизии капитана Владимира Барановского, который был послан в передовые части для выяснения обстановки и с приказаниями. Подъезжая к д. Ионасталь, он собственноручно остановил отходящие части и восстановил в них порядок, а впоследствии ориентировал начальников в общем положении, направлял части вперед и устраивал стрельбу артиллерии дивизиона 25-й артбригады. За эти действия он был награжден Георгиевским оружием.

Тяжелые и решительные бои с раннего утра велись на фронте 27-й пехотной дивизии, оборонявшейся в районе Маттишкемен — Варшлеген. Немцы несколько раз переходили в атаки, накрывали русские части шквальным огнем, но так и не смогли сбить нас с позиций. Меткий огонь заставлял вражеские цепи залечь. Так, например, примерно в 14.30. на фронте 108-го полка оказался замечен выехавший на открытую позицию вражеский дивизион, который был в упор расстрелян 1-м дивизионом (27-й артбригады) под командованием Александра Ильясевича (за это он получил Георгиевское оружие). Незадолго до этого противник был потеснен на фронте 25-й дивизии, что командованием русского корпуса оказалось воспринято за отход, а потому последовал приказ о преследовании. Хотя на фронте 27-й дивизии бои кипели еще несколько часов. Только примерно в 17.15. вечера немцы предприняли последнюю атаку против Уфимского полка, а затем стали отступать, некоторые роты бежали (см.: РГВИА. Ф. 2357 Оп. 1. Д. 498. Л. 29). Никакого поспешного бегства всего корпуса, судя по архивным документам, на фронте дивизии замечено не было. В ходе недолгого преследования она взяла 12 орудий, 25 зарядных ящика, 3 исправных и 10 разбитых пулеметов, 2000 винтовок и около 1 000 пленных. Тяжелые потери (свыше 6000 человек) и огромный расход артиллерии (только один дивизион расстрелял 10 000 снарядов) заставили командование отдать приказ об остановке. Потери противника составили 8 000 человек.

Под вечер М. фон Притвиц, получив сообщение о тяжелом положении на фронте и о том, что 2-я русская армия генерала А.В. Самсонова уже пересекла границу, неожиданно запаниковал и приказал отступать. Его центральному корпусу было нанесено поражение, на левом фланге войска оказались сильно измотанными и не могли наступать. Общие потери убитыми, ранеными и пленными превысили 14 000 человек. В противовес квартирмейстер армии Грюнерт и начальник оперативного управления М. Гофман не безосновательно доказывали, что положение благоприятное, и если продолжить сражение, то противника удастся разбить. Но М. фон Притвиц, не обладавший твердостью духа, настоял на отходе.

Разбор полетов: или почему русские остановились

Генерал П.К. фон Ренненкампф не преследовал. Первые распоряжения гнать неприятеля он сразу же отменил, за что был подвергнут критике рядом историков. Это вряд ли можно признать обоснованным, ведь войска устали, тоже понесли потери (более 18 000 человек), а тылы были не налажены. Известно, что от победы до поражения — один шаг, а в успехе преследования никто из русских генералов не мог быть уверен, особенно ввиду расхода боеприпасов, а также сложного или неоднозначного положения большинства пехотных дивизий. Так что учитывая обстановку, маловероятно, что русские войска могли иметь успех от продолжения атаки. Хотя русская кавалерия 20 августа отдыхала в тылу и на следующий день могла появиться на поле боя, сомнительно, что она была бы эффективна. С трудом справившись с ландсверной бригадой в бою 19 августа, вряд ли те же самые полки могли что-то поделать с таким серьезным противником как корпус Г. фон Франсуа. Более того, Каушенский бой 19 августа заставляет сомневаться в умении Хана Нахичеванского использовать маневренное преимущество. Опыт Первой мировой вообще свидетельствует о неэффективности крупных кавалерийских соединений, особенно в боях против пехоты.

Оценивая сражение, следует в первую очередь отметить выдержку русских командиров корпусов и дивизий, в первую очередь Н.А. Епанчина (бывший директор Пажеского корпуса, сын адмирала Алексея Павловича) и К.М. Адариди (27-я дивизия), благодаря которым была одержана победа. Что касается штаба армии, то из-за налета вражеской кавалерии он в управлении войсками участие практически не принимал. Нельзя не отметить преступное поведение нашей конницы на правом фланге, которая не имела энергичных начальников и провела весь день в бездействии. В целом, победа была в первую очередь одержана благодаря стойкости солдат, разрозненным действиям командиров дивизий и корпусов, а также неготовности противника рисковать.

В этом бою проявились выучка русских солдат и офицеров, особенно на фронте 3-го корпуса (которым до Епанчина командовал сам Ренненкампф), и эффективность русской артиллерии, которая, стреляя с закрытых позиций (в отличие от немецкой), отличалась особой меткостью, нанося противнику большой урон. Однако нельзя не признать бессилие нашей 76-мм пушки против хорошо окопавшегося противника, что явствует из одного донесения генерала Лашкевича в штаб корпуса. Меткими оказались наши солдаты и в ружейном огне.

В итоге можно заключить, что немецкий план разбить русских по частям провалился. 8-я армия отступила, а русские успехи вогнали в панику генерала Притвица, который вскоре был отстранен от командования. Как в 1930 году заявил У. Черчилль:

«Очень мало людей слышали о Гумбиннене, и почти никто не оценил ту замечательную роль, которую сыграла эта победа. Русская контратака 3 корпуса, тяжелые потери Маккензена вызвали в 8-й немецкой армии панику; она покинула поле сражения, оставив на нем своих убитых и раненых; она признала факт, что была подавлена мощью России».

Следует отметить, что дальнейшие успехи русских войск (продвижение Ренненкампфа, наступление 2-й армии генерала Самсонова, который 23-24 августа одержал победу над 20-м корпусом генерала Шольца) оказали тяжелое воздействие на Верховное немецкое командование. Ввиду успехов на западном фронте в ходе Приграничного сражения, оно решило перекинуть два корпуса и резервную кавалерийскую дивизию (высвободившиеся после падения крепости Намюр) на восток, чтобы остановить русское наступление. Находясь в состоянии эйфории от одержанных побед, немецкие стратеги посчитали, что имеющихся сил окажется достаточно для взятия французской столицы. Однако в начале сентября немецкие войска были разгромлены в битве на Марне, и тем самым были похоронены надежды на скорейшее завершение войны. Как видно, лепту в эту победу внесли и русские полки, сражавшиеся в Восточной Пруссии.

ПРИМЕЧАНИЯ

Боевые действия пехотной дивизии. Сборник исторических примеров // Под ред. Н.А. Таленского. М, 1941. С. 32.

РГВИА. Ф. 2106. Оп. 2. Д. 1. Л. 224.

Впоследствии сделал неплохую карьеру. Был командиром нескольких полков, произведен затем в чин генерал-майора, затем был начальником штаба 45-й дивизии и 13-го корпуса, а после февральской революции получил в командование 17-ю пехотную дивизию.

Там же. Л. 227.

Там же. Л. 12 об.

Будберг А. Гумбиннен — забытый день русской славы. Сан-Франциско, б.г. С. 7.

Яманов А.А. Встречный бой. М., 1959. С. 164.

Об авторе:

Константин Александрович Пахалюк — ведущий специалист научного сектора Российского военно-исторического общества.

Битва при Гумбиннене

Битва при Гумбиннене
Первая мировая война

Начало Восточно-Прусской операции, 17-23 августа 1914
Дата

20 августа 1914

Место

Гумбиннен, Восточная Пруссия

Итог

Победа России

Стороны
Российская империя Германская империя
Командующие
генерал Ренненкампф генерал фон Притвиц
Силы сторон
192 000 бойцов,
380 орудий,
252 пулемета
148 800 бойцов,
408 легких
и 44 тяжелых орудия —
по другим данным 508 орудий, 224 пулемета
Потери
16 500 8 800 убитых и раненых, 6000 пленных

Восточно-Прусская операция (1914)

Гумбиннен • Танненберг • Мазурия

Битва при Гумбиннене (20 августа 1914) — первое сражение на восточном фронте Первой мировой войны. Произошло во время Восточно-Прусской операции 1914 года. Завершилось победой русских войск и отходом германских частей.

Вступление в Восточную Пруссию

Согласно плану русского командования, 1-я и 2-я армии должны были наступать в Восточной Пруссии с целью разгрома 8-й германской армии. Первой должна была наступать 1-я армия под командованием генерала от кавалерии Ренненкампфа.

Перейдя государственную границу, 14 августа 1-я кавалерийская дивизия генерала Гурко из состава 1-й армии, захватила пограничный город Макграбов, однако разведать что-либо о противнике не удалось. Не получив никаких разведывательных данных о противнике, в тот же день дивизия, оставив город, отошла на свою территорию. 17 августа границу перешла вся 1-я армия, на 60-километровом фронте.

Притвиц, узнав о продвижении русских войск, начал выдвигать свои части навстречу русской армии. Против наступавшей 2-й армии был выставлен заслон из одного корпуса, а основные силы были нацелены на разгром 1-й русской армии.

Бои перед сражением

Германское командование решило дать бой у г. Гумбиннен в 40 км от государственной границы. Сюда и стягивались все основные силы 8-й армии. Русская армия была в составе 6,5 пехотных и 5,5 кавалерийских дивизий и 55 батарей, против них германское командование выставляло 8,5 пехотных, 1 кавалерийская дивизии и 95 батарей, в том числе 22 тяжелые. Однако во время движения к Гумбиннену в штабе 8-й армии узнали, что 1-й германский корпус под командованием генерала Франсуа вопреки приказам, продолжал двигаться вперед навстречу русским войскам. Задерживать русские войска на промежуточных рубежах в планы германского командования не входило. Поэтому Франсуа был отдан приказ немедленно прекратить движение, однако тот отвечал, что отойдет лишь тогда, «когда русские будут разбиты». 3-й корпус русских войск оторвался и вышел вперед основных сил русской армии. Солдаты шли колоннами, без разведки и охранения. Франсуа нацелился нанести удар во фланг 28-й пехотной дивизии. От неожиданности нападения русские войска понесли большие потери, погиб командир, дивизия отступила. Узнав, что Франсуа уже вступил в бой, Притвиц приказывал ему немедленно отойти, однако все приказания командования Франсуа оставлял без внимания. В штаб 8-й армии он доложил о победе, однако, опомнившись от удара, русские войска вскоре перешли в контратаку, а во фланг германцам ударила подоспевшая на помощь русская 25-я пехотная дивизия. Завязался ожесточенный бой, русские войска отбили своих пленных, которых Франсуа захватил при нападении на 28-ю дивизию, а также сами захватили много пленных, интендантские запасы и 7 орудий. Германский корпус отступил. Однако вскоре германское командование приняло решение как можно скорее дать бой 1-й русской армии, разбить её и переключиться на 2-ю.

Битва

Битва при Гумбиннене.

Битва разыгралась 20 августа на фронте 50 км от г. Гумбиннен до г. Гольдап. Соотношение сил перед сражением было не в пользу русской армии, которая имела: 6,5 пехотных и 1,5 кавалерийских дивизии (63,8 тыс. бойцов, 380 орудий, 252 пулемета). Германцы располагали 8,5 пехотными и 1 кавалерийской дивизией немцев (74,5 тыс. чел., 408 легких и 44 тяжелых орудия — по другим данным 508 орудий, 224 пулемета).

Битва началась на северном крыле, где атаковал корпус Франсуа, удар германцев обрушился на 28-ю пехотную дивизию, в тыл русским войскам Франсуа бросил кавалерийские части, которые погромили обозы 28-й дивизии, однако углубиться в свои тылы русские войска им не позволили. 28-я дивизия неся большие потери, организованно отступила под защиту своей артиллерии, и мужественно противостояла двукратно превосходящим силам врага. К середине дня на помощь 28-й дивизии, подоспела 29-я, русские дивизии нанесли контрудар и части германского корпуса начали отступать.

В центре войска под командованием генерала Макензена выдвинулись к исходным рубежам к 8 утра, однако русские войска обнаружили корпус Макензена и открыли шквальный огонь, германцы понесли большие потери, 17-й корпус Макензена потерял 8000 солдат и 200 офицеров. Германцы в панике отступали, русские войска захватили 12 брошенных орудий. Под Гольдапом, на южном фланге, германский 1-й резервный корпус генерала Белова прибыл на место сражения в полдень, столкновение носило нерешительный характер, а после отступления корпуса Макензена Белов также отдал приказ об отходе.

Итоги битвы

Ренненкампф отдал приказание преследовать бегущего врага, однако вследствие потерь, отставания тылов отменил этот приказ. После поражения под Гумбинненом генерал Притвиц отдал приказ 8-й армии отступать из Восточной Пруссии, отходя за Вислу. Панические настроения Притвица пугали германскую Ставку, и вскоре он был смещен с поста командующего 8-й армией. 8-я армия получила нового командующего генерала-полковника Пауля фон Гинденбурга. Уинстон Черчилль о победе русских войск под Гумбинненом писал:

Очень немногие слышали о Гумбиннене, и почти никто не оценил ту замечательную роль, которую сыграла эта победа. Русские контратаки 3-го корпуса, тяжелые потери Макензена вызвали в 8-й армии панику, она покинула поле сражения, оставив своих убитых и раненых, она признала факт, что была подавлена мощью России.

Интересные факты

В бою под Гумбинненом немецкий конно-артиллерийский дивизион выехал на открытую позицию, чтобы уничтожить русские артиллерийские батареи, находящиеся на закрытой позиции. Такое расположение орудий, когда батарея хорошо замаскирована и становится малоуязвимой для противника, а стрельба производится по вспомогательной точке наводки, было впервые освоено в русско-японскую войну 1904 — 1905 гг. Оно позволило русским артиллеристам в кратчайший срок уничтожить этот дивизион. Очевидец, русский офицер 106-го Уфимского полка, впоследствии вспоминал:

Вот и геройский артиллерийский дивизион, расстрелянный ураганным огнем русской артиллерии. Издали некоторых из убитых офицеров и канониров его можно принять за живых, так выразительны их остекленевшие взоры и застывшие жесты и позы.

Вот молодой офицер с поднятой саблей, запрокинутой головой и открытым, кричащим ртом (вероятно команду), с глазами, устремленными в небо, застыл у самого орудия! Вот, солдат, совершенно как живой, наполовину вставил снаряд в орудие и, с неотнятыми от него руками, стоя на коленях, вперил глаза свои с каким-то особым удивлением вверх, словно спрашивает: «В чем дело?!» и т. д. Эти фигуры издали казались живыми, но когда мы подошли ближе, то увидели, что у офицера три четверти головы сзади были оторваны и осталась буквально одна маска, а у солдата выбит был весь живот. Очевидно, смерть была моментальная и безболезненная, поэтому и сохранилось такое живое выражение на их лицах. Вот батарея, расстрелянная на самом выезде на позицию в полной запряжке, не успевшая не только открыть огонь, но и остановиться: все убитые люди и лошади дружно лежат вместе на своих местах, а солдаты лежат даже верхом на лошадях или поблизости их.

Лошади! Бедные животные! Чем они виноваты во всей этой катастрофе, случившейся между людьми?!

— А. А. Успенский «На войне» — Каунас, 1932

  1. История Первой мировой войны 1914—1918 гг. / под редакцией И. И. Ростунова. — М.: Наука, 1975. — Т. 2. — 608 с.
  2. Зайончковский А. М. Первая мировая война. — СПб.: Полигон, 2000. — 878 с. — ISBN 5-89173-082-0
  3. Мировые войны XX века: В 4 кн./Ин-т всеобщей истории. — М.: Наука, 2002
  4. Showalter, «Even Generals Wet Their Pants: The First Three Weeks in East Prussia, August 1914
  • Бэзил Лиддел Гарт. 1914. Правда о Первой мировой. — М.: Эксмо, 2009. — 480 с. — (Перелом истории). — 4300 экз. — ISBN 978-5-699-36036-9
  • Барбара Такман. Первый блицкриг. Август 1914 = The Guns of August. — М.: АСТ, 1999. — 640 с. — 5000 экз. — ISBN 5-7921-0245-7
  • Пахалюк К. Восточная Пруссия, 1914-1915. Неизвестное об известном. Калининград, 2008
  • Пахалюк К. Гумбинненское сражение на сайте проекта «Герои Первой мировой»
  • Битва при Гумбиннене
  • Пахалюк К. Иваны-родство-вспоминающие, или Захоронения и памятники Первой мировой войны на территории Калининградской области
  • О захоронении в пос. Маттишкемен (Совхозное), солдат 27-й пехотной дивизии, павших в этом бою

20 августа 1914 г. 1-я армия генерала П.К. фон Ренненкампфа под Гумбинненом была атакована 8-й немецкой армией генерала П. фон Притвица. Немцы добились ограниченных успехов на нашем правом фланге, где нанесли поражение 28-й пехотной дивизии. На русском левом фланге 30-я дивизия генерала Колянковского отразила наступление целого вражеского корпуса. А в центре три дивизии под общим командованием генерала Н.А. Епанчина не только отбили атаки противника, но и на некоторых участках опрокинули его. Под вечер немецкая армия отступила. Это решениГумбинненское сражение стало не только первой победой русского оружия в Первой мировой войне. Оно открыло дорогу русским солдатам в Восточную Пруссию, а наряду с другими успехами заставило немецкое руководство ослабить давление на наших союзников Францию и Великобританию, что в итоге внесло вклад в их стратегическую победу на Марне в сентябре 1914 г.: немецкий блицкриг был сорван, а Германия была обречена на затяжную войну.

ДОКУМЕНТЫ

Донесение командующего 1-й армией генерала Ренненкампфа начальнику штаба Верховного Главнокомандующего генералу Янушкевичу

В боях 4 и 7 августа наибольшее число потерь относится на счет артиллерийского огня противника.

Подтвердилось, что немцы, как ожидалось, ищут решения участи боя на флангах, стараясь обходить таковые.

На фронте противник выдвигает сильную артиллерию, вплоть до тяжелой артиллерии, стараясь получить перевес в огне, причем последнюю располагает против того нашего фланга, который ими предполагалось обойти. Огонь немецкой артиллерии отличается большой действенностью, что до некоторой степени объясняется определенностью, очевидно, заранее измеренных расстояний до некоторых рубежей и местных предметов, но, как выяснили бои и опросы пленных и раненых, огонь нашей артиллерии нисколько не уступает по губительности немецкому, нанося большие потери и в короткий промежуток сметая подверженные огню цели.

Что касается ружейного огня, то бои 4 и 7 августа подтвердили несомненное наше преимущество в этом отношении. Ружейный огонь немцев меткостью не отличается ииз опросов участников выяснилось, что противник предпочитает обстреливание площадей прицельному огню.

Имеется предположение, что противник вводит в бой пулеметы на бронированных автомобилях. Если не эти автомобили, то во всяком случае артиллерия на обходящем фланге выезжала на близкие дистанции, открывая огонь.

На фронте вообще противника нетрудно остановить; подталкивание залегших целей способом Драгомирова, примененное немцами, видно, не удалось; бросаемые вперед батальоны, дойдя до своих цепей, залегают и не подвигаются вперед, боясь своего же огня сзади.

Общее впечатление: там, где немцам удается получить на своей стороне преимущество техники, там они задерживаются нас и наносят нам большие потери; я полагаю, в отношении же искусства ведения боя и морального настроения преимущества немцев не обозначилось. Ренненкампф.

Источник: Восточно-Прусская операция: сборник документов. М. ,1939.

ГЕОРГИЕВСКИЕ КАВАЛЕРЫ

Генерал-лейтенант Павел Булгаков (начальник 25-й пехотной дивизии): «…в бою 4-го августа сего года, лично командуя войсками дивизии и находясь под сильным и действительным огнем, при упорном в начале сопротивлении, а затем и по отходе соседней дивизии и сильном натиске противника, своими спокойными и настойчивыми действиями совершенно очевидно способствовал успеху действий всего корпуса, заставив противника не только прекратить свой натиск, но и вынудив его к отступлению, последствием чего явилось занятие 5-го августа гор Сталюпенена. Кроме того генерал-лейтенант Булгаков, лично предводительствуя дивизией и находясь все время в сфере действительного огня, не только сдержал натиск противника , но обратил его в бегство и тем способствовал успеху армии 7-го августа в бою под гор. Гумбинненом».

Полковник Михаил Виноградов (командир батальона 117-го пехотного Ярославского полка): «… командуя батальоном 160-го пехотного Абхазского полка, в бою 7-го августа 11914 года, по Киаутен проявил личную инициативу, не ожидая распоряжения начальника дивизии повернул свой батальон с пулеметами в новом направлении, затем быстрым движением против превосходных сил выручил соседнюю дивизию от грозившей опасности, с бою захватил неприятельскую позицию и удержал ее до конца боя, чем значительно способствовал достижению успеха»

Полковник Александр Гранников (командир 109-го пехотного Волжского полка): «…6-го августа 1914 года, в бою у д. Пакольнишкен, лично ведя полк под огнем противника, провел через трудноодолимые искусственные преграды, выбил немцев штыками из д. Ужбален и преследовал их на протяжении версты, чем и обеспечил успех атаки, при этом сам был смертельно ранен».

Подполковник Павел Белоусов(командир 4-й батареей 28-й артиллерийской бригады): «…в бою 7-го Августа 1914 года под Гумбиненом, когда пехота под напором превосходных сил начала отходить, вся наша артиллерия подверглась сосредоточенному огню артиллерии, пулеметов и ружейному, он с батареей до конца расстреливал противника. Геройски погиб со всем личным составом офицеров и нижних чинов, но выручил свою пехоту).

Подполковник Владислав Закржевский (118-й Шуйский пехотный полк): «…в бою 7 августа 1914 г. при деревне Курненен, будучи выслан с командуемым им батальоном из резерва для поддержания правого фланга боевого расположения полка, сильно теснимого противником, он под сильным ружейным и артиллерийским огнем, безостановочно повел батальон вперед, но при подходе к высоте юго-восточнее д. Курненен был встречен вдвое большими силами противника, а потому занял эту высоту и приказал на ней держаться; позиция эта вскоре, вследствие отхода остальных частей полка под напором немцев и продвижения последних вперед, оказалась в тылу неприятеля и поражалась как с фронта, как и с тыла; не смотря на столь выдвинутое положение, на ряд непрерывных настойчивых атак противника и на тяжелые потери, подполковник Закржевский не отошел, а оставался на своей позиции до конца боя, расстреливая с своей стороны во фланг и тыл зарвавшихся немев, которые (оборот) вследствие энергичных действий подполковника Закржевского и го стойкости при обороне занятой на высоте позиции, были вынуждены остановиться в своем наступлении, что дало возможность подвести к правому флангу 2 батальона 117 пех. Ярославского полка, а затем и оттеснить противник».

Подполковник Александр Попов (командир 2-й батареи 27-й артиллерийской бригады): «…. В бою 7-го августа 1914 года под Гумбиненом своим огнем против тяжелой и полевой артиллерии неприятеля, а затем и наступающей немецкой пехоты, упорно атакующей наши части, уничтожил две батареи противника и способствовал отражению атаки».

Капитан Владимир Воронов (99-й пехотный Ивангородский полк): «…командуя в бою под Гумбиненом своей ротой, стремительно атаковал и выбил противника из занимаемых им окопов и захватив при этом пулемет, хотя тут же был убит, но сильно помог общему успеху».

Капитан Юлий Гибшман(99-й пехотный Ивангородский полк): «…в бою 7-го августа 1914 года под Гумбиненом, командуя ротой, перешел в энергичное наступление, улек за собой соседние части, выбил противника с позиций и взял с боя пулемет».

Капитан Владимир Телепнев (114-й пехотный Новоторжский полк): «… 6-го августа 1914 года при наступлении на Гумбинен, несмотря на сильный шрапнельный, пулеметный и ружейный огонь, лично ведя роту, во главе ее бросился в штыки, выбил противника из сильно укрепленной деревни, все выходы в которую были забаррикадированы».

Штабс-капитан Валериан Зак (118-й пехотный Шуйский полк): «…в бою 7 августа у д. Курнене, когда под натиском противника рота дрогнула и начала отступать, штабс-капитан Зак со своим взводом кинулся вперед, отразил атаку противника, что повторялось несколько раз, пока не был сильно ранен в живот. Своей храбростью, хладнокровием и распорядительностью штабс-капитан Зак подал пример и соседним ротам, что повлияло на исход боя и позиция до конца боя осталась в наших руках и противник принужден был отойти по всему фронту»

Штабс-капитан Виктор Измайлович (4-я батарея 28-й артиллерийской бригады): «…в деле 7-го августа 1914 года под Гумбиненом в состае 4-й батареи 28-й артиллерийской бригады, под убийственным артиллерийским и пулеметным огнем, на позиции, мужественно и храбро выполнял свой долг, этим выручил свою пехоту, но вместе со всем личным составом батареи геройски погиб». Штабс-капитан Виктор Каменский II (97-й пехотный Лифляндский полк): «… в бою 7-го августа у гор. Гумбинена, находясь с ротою под жестоким обстрелом ружейным огнем противника и тяжелой артиллерии, подойдя к проволочным заграждениям укрепленной позиции и видя колебание роты, в виду сильного поражения неприятельским огнем, презрев смертельную опасность, бросился вперед резать проволоку, дабы обеспечить роте дальнейшее наступление. Столь доблестный пример командира роты сразу поднял дух нижних чинов, которые стремительно бросились вперед и, перерезавши проволочное заграждение, открыли путь к дальнейшему наступлению, что в свою очередь увлекло соседние роты и в значительной степени способствовало общему успеху. Во время атаки был тяжело ранен в голову осколком бризантного снаряда.

Штабс-капитан Борис Плещинский (118-й пехотный Шуйский полк): «…в бою 7 августа у дер. Говайтен под сильным ружейным и шрапнельным огнем противника быстро ринулся с пулеметами вперед и занял позицию открыл губительный огонь, а затем, не смотря на то, что был ранен, сам втащил пулеметы на гору во фланг противнику и обстреляв его заставил очистить окопы, чем воспользовались наши передовые войска и отбросили противника к дер. Говайтен».

Поручик Автоном Дружиловский (4-я батарея 28-й артиллерийской бригады): «… в деле 7-го августа 1914 года под Гумбиненом, в составе 4-й батареи 28-й артиллерийской бригады, под убийственным артиллерийским и пулеметным огнем на позиции, мужественно и храбро выполнял свой долг, этим выручил свою пехоту, но вместе с личным составом батареи геройски погиб».

Поручик Борис Левитский (4-я батарея 28-й артиллерийской бригады): «… в деле 7-го августа 1914 года под Гумбиненом в составе 4-й батареи 28-й артиллерийской бригады, под убийственным артиллерийским и пулеметным огнем, на позиции, мужественно и храбро выполнял свой долг, этим выручил свою пехоту, но вместе со всем личным составом батареи геройски погиб».

Поручик Иван Шиманский (120-й пехотный Серпуховский полк): «…в бою 7-го август 1914 года, у гор. Гольдапа, когда один из батальонов полка под напором превосходных сил противника вынужден был отойти, удержался, несмотря на натиск германцев на вверенном ему участке позиции и тем не только предотвратил отход всего полка, но способствовал переходу в контратаку и восстановлению полком первоначального положения. Подавая пример беззаветной храбрости, мужества и исполнения долга, ыбл убит».

Кавалеры Георгиевского оружия

Полковник Александр Ильясевич (командира 1-го дивизиона 27 артиллерийской бригады): «… в бою 7 августа 1914 года под г. Гумбинненом, находясь на наблюдательном пункте, обстреливаемом неприятелем, настолько успешно руководил действиями своего дивизиона, что отбил все неприятельские атаки, подбил часть неприятельской артиллерии, а другую, — бросившую ящики и задние хода, заставил отступить» (РГВИА. Ф. 2106. Оп.2. Д.1. Л. 225)

Полковник Петр Караулов (командир 159-го пехотного Гурийского полка): «…в бою 7 августа 1914 г. у г. Гумбиннена, командуя батальоном на позиции у дер. Зоденен, отразил штыками и огнем все атаки немцев и, удержавшись на позиции с 8,5 часов утра до глубокой ночи, не допустил прорыва нашего расположения следствием чего было то, что немцы понеся огромный урон и разбившись о наши позиции вынуждены были начать общее отступление».

Полковник Георгий Тихменев (начальник штаба 30-й пехотной дивизии): «… в бою 7 августа 1914 года у дд. Курненен и Мазутчен, находясь под сильным и губительным огнем противника, приводил в порядок отходившие части, формировал из отдельных людей команды и направлял их в бой; при атаки же противником д. Курненен, указал батареям позиционный район для обстреливания левого фланга противника; в то же бою своевременно сделал распоряжение о выходе частей 160 пех. Абхазского полка на левый фланг неприятеля, чем содействовал успеху боя. При отдаче этого распоряжения находился сильным и губительным огнем противника».

Полковник Владимир Черемисов (командир 120-го пехотного Серпуховского полка): «… командуя полком, у дер. Мазутчен 7 августа 1914 года под сильным и губительным огнем противника остановил пришедший в замешательство полк и вернул его на прежнее место, что дало возможность задержать натиск противника и выиграть время для подвода к позиции соседних частей, что и заставило противника отступить на всем фронте».

Капитан Владимир Барановский (исполняющий должность старшего адъютанта штаба 25 пехотной дивизии): «… в бою 7 августа 1914 года будучи послан в передовые части для выяснения обстановки и с приказаниями и подъезжая к д. Ионасталь, по собственной инициативе указал позицию для батарей и передал им приказание артиллерийским огнем поддержать отходившие части. В тот же день по собственной инициативе, останавливал некоторые отходившие части, восстанавливал в них порядок , ориентировал начальников их в общем положении дел и направлял части вперед, подвергая себя все время опасности, чем в значительной мере способствовал успеху и достижению поставленной цели»

ОЦЕНКИ ИСТОРИКОВ

А.А. Керсновский (историк-эмигрант):

И 7 августа разыгралось сражение под Гумбинненом. Наш правый фланг, застигнутый врасплох, был смят и отброшен – положение в XX корпусе, атакованном 1-м германским армейским корпусом и кенигсбергским ландвером, весь день было критическое. Зато в центре 17-й германский корпус генерала Макензена был расстрелян нашим III корпусом и в панике бежал с поля сражения. На левом фланге огневой бой нашего IV корпуса с 1-м резервным германским фон Белова имел нерешительный характер. Весь удар 1-го корпуса приняла 28-я пехотная дивизия, понесшая огромные потери (104 офицера, 6 945 нижних чинов, 8 орудий и 23 пулемета). Положение восстановлено было 29-й дивизией, а германская кавалерийская дивизия, захватившая у нас в тылу Пилькаллен, разбита 116-м Малоярославским полком. Решительный успех был одержан нами в центре – в 25-й пехотной дивизии генерала Булгакова и особенно в 27-й пехотной дивизии генерала Адариди. Эта последняя действовала как на полигоне, расстреляв корпус Макензена, обратив его в бегство и захватив (уфимцы и саратовцы) 15 орудий, 13 пулеметов и до 1 500 пленных. 17-й германский корпус бежал 15 верст. К сожалению, конница Нахичеванского бездействовала в глубоком тылу, а генерал Адариди смог преследовать лишь накоротке, остановленный Епанчиным. Бой нашей 40-й пехотной дивизии был безрезультатным.<…>

Успех наш был полный, и лишь робость командира III корпуса генерала Епанчина, удержавшего рвавшиеся вперед войска, не превратила его в решительную победу. Штаб же 1-й армии сразу не отдал себе отчета в размерах этого успеха, не сообразил, на что были способны им же подготовленные превосходные полки с сотыми и стодесятыми номерами. Весь день 8 августа утомленные войска отдыхали и продвижение свое вперед – по обыкновению ощупью – возобновили только 9-го пополудни. За эти два дня в неприятельской армии произошли решительные события. Генерал фон Притвиц, ошеломленный разгромом Макензена, пал духом. Силу русских он переоценил в четыре раза, между Ренненкампфом и Самсоновым ему мерещилась еще одна русская армия, наступающая от Гродно. Он донес в Главную квартиру о своем решении очистить Восточную Пруссию и отступить за Вислу. Для обеспечения отхода от надвигавшейся на его сообщения Наревской армии (то есть нашей 2-й армии генерала Самсонова) он предписал перебросить на усиление 20-го еще 1-й армейский корпус.

Источник: Керсновский А.А. История русской армии. Т.3. М., 1994.

С.Г. Нелипович: Итоги Гумбинненского сражения

К 20 часам (20 августа) сражение завершилось. 8-я германская армия не смогла разгромить русские войска одним ударом. Ее 17-й армейский корпус потерпел поражение. Но фланговые корпуса занимали выгодное охватывающее положение. Правда, их фланги в свою очередь могли подвергнуться угрозе обхода русской кавалерией: правый фланг 1-го резервного корпуса был совсем открыт, а 1-я кавалерийская дивизия (левый фланг) не представила бы серьезного затруднения для четырех кавалерийских дивизий Хана Нахичеванского. Потери германцев за 20 августа достигали 1250 убитых, 6 414 раненых и 6 943 пропавших без вести (из числа последних – по русским оценкам – до 4 тыс. погибших). Правда, было захвачено более 9,5 тыс пленных, 40 пулеметов, 12 орудий. Эти обстоятельства дали возможность военному совету, собранному ночью на 21 августа, высказаться за возобновление атаки на русских с 3 часов ночи.

Однако мощной радиостанцией в Кенигсберге ночью был перехвачен приказ войскам 2-й русской армии о переходе германской границы для действий в тыл армии Притвица. Штаб 8-й армии решительно высказался за отступление за реку Висла, как это и было предусмотрено оборонительным планом действий. Мнение корпусных командиров не было учтено. «Ввиду наступления крупных сил противника от Варшавы, Пултуска и Ломжи я не могу использовать обстановку на своем фронте и начинаю отход за Вислу. Перевозка, по возможности, по железным дорогам», — распорядился Притвиц. 1-му армейскому корпусу было приказано идти в Кенигсберг, а оттуда по железной дороге направляться в Грауденц, 17-му – отходить к Висле через Алленштайн, 3-й резервной дивизии – на Ангербург, 1-му резервному корпусу, ландверу и кавалерии – прикрывать отход на рубеже реки Ангерапп.

Источник: Нелипович С. Н. Первый блин комом: Восточно-Прусская операция 1914 г. Саарбрюкен, 2012

Рудольф Франц, немецкий полковник:

7 августа, впервые после полутора столетия, встретились прусские и русские войска в большом бою; русские выказали себя как очень серьезный противник. Хорошие по природе солдаты, они были дисциплинированны, имели хорошую боевую подготовку и были хорошо снаряжены. Они храбры, упорны, умело применяются к местности и мастера в закрытом расположении артиллерии и пулеметов. Особенно же искусными оказались они в полевой фортификации: как по мановению волшебного жезла вырастает ряд расположенных друг за другом окопов

ВОСПОМИНАНИЯ УЧАСТНИКОВ

Генерал К.М. Адариди, начальник 27-й пехотной дивизии

На высоту, находившуюся юго-восточнее Риббинена, вынеслись 12 германских орудий и быстро снялись с передков. Дерзость эта дорого обошлась отчаянно храброму немецкому дивизиону. На него обрушился огонь всех батарей 1-го дивизиона со стороны Варшлегена, части батарей 2-го дивизиона из-за Маттишкемена и пулеметов Саратовского полка, расположенных в одном из домов первого из названных селений. Под ураганным огнем всех этих частей немецкий дивизион погиб, успев выпустить лишь несколько выстрелов. Через несколько минут там, где он только что вынесся на позицию, осиротело стояли орудия и зарядные ящики, вокруг которых недвижно лежали трупы людей и запряжек.

Гибель дивизиона, высланного на открытую позицию с очевидною целью вдохнуть новую энергию в фронтальную атаку, произвела столь сильное впечатление на готовившиеся броситься вперед части, что они остановились. Общей фронтальной атаки не последовало, и только местами безуспешно пытались продвинуться вперед отдельные группы и небольшие единицы.

Источник: Адариди К. М. 27-я пехотная дивизия в бою под Сталлупененом и в сражении под Гумбинненом // Военно-исторический вестник. Париж, 1964. № 24.

Капитан А.А. Успенский (106-й Уфимский полк)

Приблизительно в это время, как потом показывали пленные офицеры, явился сюда к немцам сам командир XVII корпуса — знаменитый впоследствии генерал-фельдмаршал Макензен, и «искусству вопреки, наперекор стихиям» вместо атаки цепями двинул свои войска сомкнутым строем, непрерывными колоннами, причем развивались знамена и играла музыка! Их артиллерия в это время развила ураганный огонь.

Не могу забыть этого неожиданного и опасного момента! Генерал Макензен хотел подействовать на психику противника: несмотря на огромные потери, сразу запугать, ошеломить его воображение и могучим ударом опрокинуть врага!

Но наша дивизия не растерялась: открыт был такой точный и планомерный огонь по всей линии, — а цель была такая большая! — что немцы, понеся огромные потери, остановились и залегли. Хорошо поработали здесь и наши пулеметы, и наша артиллерия! Бой продолжался.

В 12 ч и в 2 ч немцы пытались опять таким же открытым штурмом опрокинуть наши полки, но и на этот раз это им не удалось, несмотря на полное презрение к смерти храбрых сынов Германии. Много полегло их здесь во время этих открытых (в сомкнутом строю колоннами!) атак!

Как совместить, что эти же мужественные воины в бою под Гумбинненом опозорили себя нечеловеческим зверским преступлением: во время одной из атак они поставили в первые ряды своих атакующих горсть несчастных русских пленных, безоружных… пока они не были все расстреляны!..

Источник: Успенский А. А. На войне: Восточная Пруссия – Литва. 1914-1915 гг. (Воспоминания). Каунас: Тип. В. Ф. Бутлера, 1932

Артиллерийский бой (воспоминания участника)

2-й дивизион 28-й артил бригады 6 августа вел бой, стоя в 9½ верстах восточнее Бракупенена. Ночь на 7-е прошла совсем спокойно. Но утром на 28-ю дивизию обрушился удар германского корпуса, подкрепленного частями Кенигсбергского гарнизона. Долго и упорно держалась наша пехота. Отдельных выстрелов слышно не было, казалось, что кипело что-то в гигантском котле. Все ближе и ближе, и вот на батарее стали свистать ружейные пули. Под страшным огнем, наполовину растаявшая и потерявшая почти всех офицеров, медленно отходила 28-я дивизия за линию артиллерии, 4, 5 и 6-й батарей. Менее чем в версте перед батареями тянулось шоссе, и через минуту, насколько хватал глаз, на шоссе хлынула серая волна густых немецких колонн. Батареи открыли беглый огонь, и белая полоса шоссе стала серой от массы трупов. Вторая волна людей в остроконечных касках; снова беглый огонь, и снова все легло на шоссе. Тогда до дерзости смело выехала на открытую позицию германская батарея, и в то же время над нашими батареями пролетел аэроплан с черными крестами. На батареях стал ад. Немецкая пехота надвигалась на батареи и обходила 4-ю, которая била на картечь, и в ее тылу трещал неприятельский пулемет; она погибла. С фронта немецкая пехота подошла к батареям на 500-600 шагов и лежала, стреляя. Батареи били по противнику лишь редким огнем, ибо уже не было патронов. Понесшие большие потери немцы дальше не пошли, и поле боя осталось ничьим. С большим трудом 5-я и 6-я батареи были выведены из боя.

Источник: Краткий стратегический очерк войны 1914-1918 гг.: Русский фронт. М.: 1918.

Гумбиннен-Гольдапское сражение (Битва при Гумбиннене)

  • Результаты Гумбиннен-Гольдапского сражения

Александр Солженицын Наша крупная победа под Гумбиненом! Противник будет вынужден очистить всю Пруссию… И в Австрии хорошо дела… И у сербов победа!.. Цитата

Гумбиннен-Гольдапское сражение состоялось 7 (20) августа 1914 года на начальном этапе Восточно-Прусской операции близ городов Гумбиннен и Гольдап. Противостоящими сторонами являлись 1-я и 2-я русские армии и 8-я германская армии под командованием генерала фон Притвица. Последняя, по замыслу русского командования, в ходе операции должна была быть разгромлена.

4(17) августа 1-я армия под командованием генерала П.К. Ранненкампфа перешла границу Восточной Пруссии и, нанеся поражение пехотному германскому корпусу, разделилась на две группы, наступавшие на города Гумбиннен и Гольдап. Командование 8-й германской армии выдвинуло навстречу русским силам два армейских корпуса – I корпус генерала Франсуа и XVII корпус. Оба корпуса выдвинулись вечером 19 августа с тем, чтобы на рассвете следующего дня атаковать русские позиции.

Первый удар немецких войск приняла на себя 28-я пехотная дивизия ХХ-го корпуса, которой командовал генерал от инфантерии В.В. Смирнов. Имея двукратное превосходство, враг бросил в бой кавалерийские части в тыл дивизии и разгромил его. Понеся значительные потери, дивизия отошла под защиту своей артиллерии.

Живой щит немцев В Гумбинненском сражении немцы при наступлении прикрывались пленными безоружными русскими, которых они поставили в первые ряды своих атакующих. Участь несчастных была незавидной – все они погибли уже в начале атаки Интересные факты Вскоре в бой вступил 3-й русский армейский корпус, который силами 25-й, 27-й и 40-й пехотных дивизий атаковал XVII армейский корпус противника и отбросил его далеко назад. Развивая дальнейшее наступление на гумбинненском направлении, русские войска нанесли сокрушительное поражение силам I и XVII армейских корпусов германской армии.

Неудачей для противника окончились и бои на гольдапском направлении. Схватка 30-й пехотной дивизии 4-го армейского корпуса с двумя германскими дивизиями 1-го резервного корпуса генерала Отто фон Белова, несмотря на двукратное немецкое превосходство, завершилась победой русского оружия. Решающую роль в победе сыграли слаженные действия русских артиллеристов, благодаря которым немцы оказались в гибельном «огненном мешке».

Результаты Гумбиннен-Гольдапского сражения

Общие итоги сражения для немецкой армии выглядели неутешительно: они потеряли 8 тыс. убитыми и ранеными, а также до 6 тыс. было взято в плен. Кроме того, победа русских войск создала реальную угрозу окружения 8-й германской армии. Именно поэтому, получив известие о переходе 2-й русской армией генерала Самсонова границы Восточной Пруссии, Притвиц принял решение отвести свои вооружённые силы за Вислу.

Генерал П.К. Ранненкампф издал приказ о преследовании отступающего противника, однако в виду отсутствия у измотанной и обескровленной тяжёлыми боями русской армии сил на это, вскоре его отменил, и 8-я германская армия избежала возможного окружения и разгрома.

Результаты Гумбиннен-Гольдапского сражения были весьма существенными для всей русской военной кампании. Во-первых, германские вооружённые силы понесли существенные потери в живой силе и технике, а командование 8-й армии было дискредитировано (следствием чего стала произошедшая вскоре замена генерала фон Притвица на генерал-фельдмаршала фон Гинденбурга).

Во-вторых, был фактически предотвращён разгром Франции. Германское командование решило снять с французского фронта два корпуса и конную дивизию и перебросить их на Восточный фронт, в помощь всё той же 8-й армии для отражения продолжающегося русского наступления на Восточную Пруссию 2-й армии генерала А.В. Самсонова.

В целом, для русского командования осуществление столь успешной военной операции стало тем опытом, который был учтён и использован в ходе дальнейших боевых действий, особенно в аналогичных Гумбиннен-Гольдапскому встречных сражениях.

Описание подготовлено по книге А.М. Зайончковского «Мировая война 1914–1918», изд. 1931 г.

Восточно-Прусская операция

  • Оборона Восточной Пруссии

Фердинанд Фош Если Франция не была стёрта с лица Европы, то этим прежде всего мы обязаны России, поскольку русская армия своим активным вмешательством отвлекла на себя часть сил и тем позволила нам одержать победу на Марне Цитата

Первый период на Восточном направлении начался с желания русской стороны выполнить во что бы то ни стало все обязательства перед французами и оттянуть на себя германские силы, совершенно не учитывая степень готовности армий.

Оборона Восточной Пруссии

Оборона Восточной Пруссии была возложена на 8-ю германскую армию, в составе 4 армейских корпусов: I, XVII, XX армейских и I резервного (3-й резервной дивизии, 3-й ландверной дивизии фон дер Гольца, 6-й и 70-й ландверных бригад, отряда Гендюка, 1-й кавалерийской дивизии и гарнизонов крепостей, всего 13 пехотных и 1 кавалерийской дивизий или 196 батальонов, 89 эскадронов и 1 044 орудия, из них 39 тяжелых). Общее командование было возложено на генерала Притвица, которому была поставлена задача – обеспечить восточные границы Германии от вторжения русских армий. Директива Мольтке от 6 августа ставила для 8-й армии следующие задачи:

  1. выиграть время для переброски войск с французского театра;
  2. поддержать австрийское наступление;
  3. удерживать в своих руках Вислу как базу.

Для выполнения этих задач Притвиц решил, пользуясь широко развитой и оборудованной сетью железных дорог, действовать по внутренним операционным линиям и, смотря по обстоятельствам, наносить удары в Неманском и Наревском направлениях. Первая угроза для Восточной Пруссии обнаружилась в Неманском направлении со стороны 1-й русской армии.

Получив известие об ожидаемом наступлении русско-неманской армии, Притвиц решил, прикрываясь со стороны Наревского направления, стянуть свои силы к левому флангу и дать русской Неманской армии отпор. При этом германцы предполагали наступление 1-й русской армии на фронт южнее Роминтенской рощи – Августов и поэтому развертывали свою 8-ю армию, якобы в обход правого фланга русских.

«Август четырнадцатого» Восточно-Прусской операции посвящены несколько книг. Одна из них роман русского писателя Александра Солженицына «Август четырнадцатого». Интересные факты По директиве Притвица 14 августа XX корпус сосредоточивался в районе Ортельсбурга с целью прикрытия от русского наступления района южнее озера Спирдинг и имея в виду возможность активных действий в сторону Иоганнисбурга. Прочие части 8-й германской армии по вышеуказанной директиве должны были быть переброшены в Неманском направлении и развернуться на линии Иоганнисбург–Летценский озерный район – р. Ангерап. К 18 августа вся армия могла быть в сборе, и на следующий день начать контрудар.

8-я армия вывела в поле около 13 дивизий, что давало русским полуторное превосходство только при условии совместных действий 1-й и 2-й армий. Одну треть своих войск Притвиц оставил против удаленной 2-й русской армии и две трети против 1-й. Таким образом, численного превосходства при последовавшем столкновении у 1-й русской армии не оказалось, а озера, укрепления и сеть рельсовых путей делали ее операцию без связи со 2-й армией весьма трудной. Вопреки желанию командования армией? командир I германского корпуса Франсуа решил встретить русских на фронте Сталюненен–Гольдан, чтобы замедлить движение русских. Это повело 17 августа к столкновению 1-й русской армии с I германским корпусом на указанной линии.

Против Германии русское командование поставило своей первой задачей – овладение Восточной Пруссией до Нижней Вислы включительно. Эта задача была возложена на Северо-западный фронт, состоявший из 2 армий:

  • 1-я Неманская, в составе: III, IV и XX армейских корпусов (5-й стрелковой бригады, 1-й и 2-й гвардейских и 1-й, 2-й и 3-й кавалерийских дивизий и 1-й отд. кавбригады, всего 6,5 пехотных и 5,5 кавалерийских дивизий или 104 батальона, 121 эскадрона и 492 орудия). Командовал армией генерал Ренненкампф;
  • 2-я Наревская, в составе I, II, VI, XIII, XV и XXIII армейских корпусов (1-й стрелк. бригады и 4-й, 6-й и 15-й кавалерийских дивизий, всего 12,5 пехотных и 3 кавалерийских дивизии — 200 батальонов, 79 эскадронов и 702 орудия, из них 12 тяжелых). Командовал 2-й армией генерал Самсонов.

Главнокомандующий фронтом был генерал Жилинский. Штаб фронта находился в Белостоке.

Директива Жилинского была отдана 13 августа, когда корпуса армий отчасти сосредоточивались еще по железным дорогам, отчасти продвигались к исходным пунктам своего развертывания. Армиям фронта указывалось перейти в решительное наступление с целью разбить противника, отрезать его от Кенигсберга и захватить пути отступления к Висле. Для этого 1-й армии, перейдя границу 17 августа, направляя левофланговый корпус на Ангербург и имея заслон со стороны Летцена, наступать от линии Вержболово–Сувалки на фронт Интерсбург–Ангербург в обход линии Мазурских озер с севера с охватом левого фланга противника. 2-й армии, перейдя границу 19 августа, наступать от линии Августов–Граево–Мышинец–Хоржеле, направляя главные силы от линии Мышинец–Хоржеле на фронт Руджаны–Пассенгейм и далее к северу во фланг и тыл линии озер. Обеим армиям было приказано атаковать противника энергично и с упорной настойчивостью. Разграничительная линия между армиями–Липовка–Поломея–Петцен, все для 2-й армии.

Эта общая для фронта директива дополнялась частными указаниями для армий. Для 1-й детализовали задачи кавалерии, но без определенных реальных указаний, и требовали оставить сильный заслон против Летцена, а для 2-й обращали внимание на прикрытие Гродненского направления и на интенсивную разведку к стороне Аллешптейна, инстинктивно сознавая опасность западного направления.

Также командующие 1-й и 2-й армиями отдали свои распоряжения. 1-я армия отдала свои распоряжения 15 августа директивой и приказом, при этом директива несколько детализовала и суживала поставленную 1-й армии задачу, определяя ее «возможно глубоким охватом левого фланга неприятеля на р. Ангерап», где предполагались его главные силы.

В этих документах указывались задачи только на 17 августа. Кавалерия должна была перейти границу накануне, причем конному корпусу Хана-Нахичеванского направиться на Инстербург в обход Сталюпенена и Гумбпнена с севера, Гурко обеспечивает левый фланг армии со стороны Маркграбова и потом Летцена, а отдельной бригаде Орановского достигнуть 17 августа Шиленена. Корпуса должны были 17 августа главными силами овладеть линией Вилюнен–Сталюпенен–Дубенинкен–Ковален.

Командование 2-й армией своей директивой от 16 августа совершенно меняло основную директиву фронта. Жилинский указывал выдвинуть главные силы армии (VI, XIII и XV корпуса) на фронт Мышинец–Хоржеле, после чего круто повернуть на север на фронт Растенбург–Зеебург в обход, примыкая своим флангом к озерам и торопясь войти в связь с 1-й армией и оказать ей ближайшую помощь в первом столкновении с германцами. Самсонов посмотрел на дело несколько шире и направил свои главные силы почти на 50 км западнее, на фронт Ортельсбург–Недйенбург, и придал им вместо северного северо-западное направление с целью скорейшего и более глубокого охвата всех германских сил, находившихся в Восточной Пруссии, и для перехвата путей на Нижнюю Вислу. В этом различии во взглядах коренилась, как увидим ниже, одна из причин последовавшей катастрофы.

В зависимости от своей основной идеи Самсонов решил при подходе к границе стянуть свою разбросанную на фронте свыше 200 км армию на фронт Мышинец–Хоржеле–Млава (около 70 км), оторвавшись от озер и 1-й армии. Для прикрытия образовавшегося здесь разрыва и парирования возможных попыток со стороны Летценского укрепленного района он назначил 11 корпус, который должен был начать наступление от Августова 17 августа, энергично действовать против фронта Арис–Иоганнисбург и прикрывать себя от ударов со стороны Летцена. Обеспечение промежутка между этим корпусом и соседним слева (VI) им было возложено на 4-ю кавалерийскую дивизию. Остальные корпуса должны были выступить с известных уже нам пунктов развертывания 17-18 августа и, делая переход в среднем 20-25 км с не успевшими еще сосредоточиться обозами и транспортами и сильно удаляясь от железных дорог, 20 августа достигнуть границы.

16 августа 1-я армия достигла заказанной исходной линии Владиславов–Сувалки, имея конную группу в 4,5 дивизии на правом фланге и 1 кавалерийскую дивизию на левом. Корпуса развернулись в одну линию, не дождавшись присоединения к ним второочередных дивизий, на широком фронте около 80 км, почти равномерно, имея весьма незначительное уплотнение (XX и III корпуса) по обе стороны железной дороги Ковно–Кенигсберг.

Положение и планы обеих сторон приводили 17 августа к столкновению между обеими дивизиями I германского корпуса, расположенными в районе Сталюпенена (1-я дивизия) – Мелькемен (2-я дивизия), и правым флангом армии Ренненкампфа. Наступление последних представляло собой не планомерный марш-маневр, а ряд самостоятельных продвижений корпусов, разновременно перешедших границу между 8 час. (III корпус) и 14 час. (IV корпус), вследствие чего выдвинувшемуся вперед III корпусу пришлось выдержать на себе всю тяжесть боя.

В результате произошло лобовое столкновение почти равными силами, и германцы в ночь на 18-е отошли к Гумбинену, задержав дальнейшее наступление русских до 14 часов 18 августа. Столкновение у Сталюпенена имею, несмотря на свой авангардный характер, большое стратегическое значение. Не нанеся существенных потерь германцам, оно исправило ошибочное предположение германского командования о направлении правого фланга армии Ренненкампфа на Роминтенскую пущу и окончательно убедило его, что наступление всей 1-й русской армии предшествовало вторжению в Пруссию Наревской армии. Поэтому им и предстояло в развитие общего плана первоначально броситься именно на Неманскую армию. Притвиц решил атаковать армию Ренненкампфа тотчас же, как только закончится переброска XVII корпуса.

Обнаружив движение 2 корпусов в направлении Гумбинен – Инстербург, не выявив еще определенно направления IV русского корпуса, германское командование решило обойти северный фланг этой группы, а у суетливого командира I корпуса Франсуа эта мысль развивалась даже в желании устроить ей Шлиффеновские клещи. Эта предвзятая мысль о русской группировке и идея клещей послужили основным мотивом розыгрыша сражения у Гумбинена.

I германский корпус отошел от Сталюпенена к Гумбинену, но почему то занял позицию около 10 км северо-восточнее его, в то время как XVII и 1 резервные корпуса находились еще далеко на запад. К северу от Гумбинена германцы решили сосредоточить кулак из 1 корпуса, Кенигсбергского гарнизона (11 батальонов, 6 эскадронов и 9 батарей), 2-й ландверной бригады, которая от Тильзита направлялась к Краупишкену, и 1-й кавалерийской дивизии для удара в обход русского правого фланга, который своей 28-й дивизией также грозил охватом левого фланга германцев.

В свою очередь 1-я русская армия продолжала с 18 числа наступление на запад, по-прежнему мало заботясь об уравнении колонн. Два корпуса (XX и III) наступали на обе стороны шоссе на Инстербург, имея сильно выдвинутой вперед правофланговую дивизию (28-ю) и оттянутой назад левофланговую (27-ю). 1,5 дивизии наступали на Гольдан, и 1 дивизия как бы связывала эти 2 группы, наступая на Мелькемен, севернее Роминтенских лесов. Конные массы по-прежнему держались на флангах армии.

Во время марша 19 августа на крайнем правом фланге русской армии произошли два столкновения, оказавшие влияние на последующий бой. Конница Хана-Нахичеванского столкнулась у Каушена с головными частями подходившей и переправившейся у Краупишкена 2-й ландверной бригадой. Атакованная бригада была откинута за реку Иистер и сбежала с поля сражения, не приняв участия в назревавшем бою и потеряв связь с командиром 1 корпуса.

В свою очередь и русский конный корпус отошел на отдых в район Линденталь, где и оставался без движения в течение всего 20 августа, оправдываясь израсходованием артиллерийских патронов. С другой стороны, правофланговая 28-я русская дивизия наткнулась, сильно выдвинувшись вперед, на укрепленную позицию германцев у Накальнишкен-Нибудшен, понеся частичную неудачу. К вечеру 19 августа 1-я армия, не имея кроме этого никаких столкновений на фронте, заняла свое положение, причем фронт всей армии занимал по прямой линии около 45 км, имея на флангах конные массы в расстоянии 10-15 км.

Командование 8-й германской армией решило в связи со всей сложившейся обстановкой атаковать на рассвете 20 августа армию Ренненкампфа, который со своей стороны назначил на этот день дневку. Общий план состоял в том, чтобы утром наброситься силами Франсуа и XVII корпусом на правую группу русских у Гумбинена, прикрывшись со стороны Гольдапа, а потом повернуться против последней. Поэтому XVII корпусу было приказано выступить 19-го вечером от Даркемена в 2 колоннах, развернуться на линии Пликен – Гиркен и атаковать противника, действовавшего против 1 корпуса у Аугступенена в наиболее важном направлении. XVII корпус должен был прибыть своевременно, чтобы оказать решительное влияние на ход боя. Остальные германские силы предназначались для обеспечения фланга ударной группы, 1 резервный корпус должен был обеспечивать со стороны Гольдапа, а 3-й резервной дивизии приказано было продвинуться до Куттена.

На рассвете 20 августа бой начался по инициативе германцев одновременным наступлением I и XVII корпусом. I корпус быстрым натиском своей ударной группы выбил 28-ю дивизию из Мальвишкен, после упорного боя в 10 часов занял Мингштимен, а в 11 часов атакой с фронта — Бракюпенен. В то же время 1-я кавалерийская дивизия, пройдя мимо мощной русской кавалерийской массы, хозяйничала в тылу 1-й армии у Пилькалена. На этом успехи 1 корпуса и ограничились.

Так же удачно было первоначальное наступление XVII корпуса, командир которого решил направить свой удар в северо-восточном направлении, не зная о присутствии на его фланге 27-й и 40-й русских дивизий. И здесь наступление до 11 часов шло успешно, и дивизии корпуса дошли до линии Иодцунен–Виббинен–Будзецен, тесня перед собой охранение русских дивизий.

С полудня успех перешел на сторону Ренненкампфа. В это время Франсуа начал новую атаку центром на Каттенау, но встретил уже контрудар со стороны русской 25-й дивизии, вызвавший панику среди войск корпуса Франсуа. Германские войска в беспорядке отступили к Нибудшену, а русские заняли Бракюпенен и Мингштимен. Франсуа только в 15 часов мог перейти в наступление, но через час прекратил бой, не изменив существенно положения. Макензен вошел с полудня в соприкосновение с главными силами 27-н и 40-й русских дивизии, взявших отчасти его под фланговый огонь. Германцам не удалось обнаружить русской артиллерии, и атака их к 16 часам захлебнулась. Вскоре после этого XVII корпус не выдержал отлично комбинированного огня 27-й дивизии и в полном беспорядке отскочил за реку Ангерап. К дальнейшему наступлению он был не способен, и бой заглох и на этом участке.

Столкновения южного русского крыла с I резервным корпусом севернее Гольдапа носили нерешительный характер, и влияния на ход боя не оказали. Неспособность к дальнейшему наступлению XVII корпуса и известия от XX корпуса о приближении Наревской армии заставили Притвица в ночь на 21 августа отвести армию с поля сражения. Армия Ренненкампфа осталась ночевать на занятых местах, за исключением, ушедшего на 2-3 км на восток XX корпуса и отдельной кавалерийской бригады, которая, обнаружив обход фланга армии, отскочила к Шилленену и потеряла на несколько дней связь с армией. Стоявший в районе Иоганнисбурга XX Германский корпус, будучи атакован авангардами 2-й армии, должен был поспешно отступить внутрь страны, чем открыл доступ к тылу 8-й армии со стороны Нарева. Вечером 20 августа Притвицу казалось, что его армия, собранная в Неманском направлении, находится перед опасностью окружения, и он отдал приказ об отступлении к Нижней Висле.

В день боя под Гумбиненом корпуса 2-й русской армии достигли линии Юха (II корпус) – Пельты (VI) – Хоржеле (XIII) – Кржиновлога (XV) – Млава (I). Только II корпус находился в оперативной связи с левым флангом 1-й армии и был главнокомандующим фронтом переключен в эту армию из 2-й.

Последствия Гумбиненского сражения для русского Северо-западного фронта вылились в предоставление армии Самсонова своей собственной участи. Но это сражение имело весьма важное значение и на весь ход кампании.

Во-первых, оно оказало существенную помощь французам тем, что заставило германцев снять с французского фронта в самую решительную минуту 2 корпуса и кавалерийскую дивизию и срочно отправить их на русский фронт. Корпуса эти были сняты к тому же из ударной группы.

Во-вторых, оно указало германцам на возможность для русских, ведя наступательную операцию против австрийцев, вести такие же операции в больших размерах и против Восточной Пруссии, что вызывало у германцев естественное желание лучше обеспечить их Восточный фронт, почему часть новых формирований и была туда направлена.

И наконец, в-третьих, на Восточный фронт было назначено новое командование (Гинденбург и Людендорф), которое и по своему характеру, и по приобретенному после блестящих побед значению сильно давило на германскую Ставку в смысле перенесения центра тяжести войны с Западного на Восточный фронт. Это условие привело к раздвоению мысли германского верховного командования вплоть до передачи всей власти в руки Гинденбург–Людендорф.

Описание подготовлено по книге А.М. Зайончковского «Мировая война 1914–1918», изд. 1931 г.

mikhaelkatz

Вокруг Восточно-Прусской операции августа-сентября 1914 года давно ходит великое множество мифов. Один из самых живучих — это миф о том, что эта операция, начатая до завершения развёртывания русских войск закончившаяся страшным поражением для России, спасла Францию от якобы неминуемого поражения. По сей день можно прочитать в литературе и услышать в «документальных» кинолентах, что уничтожение 2-й армии генерала от кавалерии Александра Васильевича Самсонова не позволило германцам одержать победу в переломном сражении 1914 года на реке Марна к востоку от Парижа. Отдельные лица (в основном, монархических или белогвардейских убеждений) рассказывают, как первые лица Третьей Республики, оказывается, буквально ползали на коленях перед Николаем II и тогдашним Главнокомандующим, Великим Князем Николаем Николаевичем младшим, слёзно умоляя русских побыстрее начать наступление.
Николай II и вел. кн. Николай Николаевич — младший на маневрах в Красном Селе
Ввиду этого, начиная своё короткое сообщение о ходе Восточно-Прусского похода и его роли в кампании 1914 года, я должен сразу оговорить, как планировали действовать Россия и Франция в начале войны. Для этого обратимся к франко-русской военной конвенции, подписанной в Санкт-Петербурге в августе 1892 года.
Рассмотрим наиболее важные для нас параграфы этой конвенции: 1-й и 3-й — именно в них оговаривались конкретные действия сторон в случае начала войны.
1-й параграф данной конвенции гласил:
«Если Франция подвергнется нападению Германии или Италии, поддержанной Германией, Россия использует все находящиеся в ее распоряжении силы для нападения на Германию. Если Россия подвергнется нападению Германии или Австрии, поддержанной Германией, Франция использует все находящиеся в ее распоряжении силы для борьбы с Германией».
В 3-м параграфе значилось:
«Силы, которые должны быть использованы против Германии, определяются для Франции в 1.300.000 человек для России от 700.000 до 800.000 человек.
Эти силы предпримут решительные действия возможно скорее, дабы Германия вынуждена была одновременно бороться на востоке и на западе».
В 1-м параграфе сразу обращает на себя внимание, что русские обязательства стоят впереди французских. Это лишний раз косвенно подтверждает главенствующую роль в союзе Франции и подчинённую — России. Впрочем, в этом нет ничего удивительного — ведь Россия была связана французскими кредитами, а также множественными инвестициями французского капитала в российскую экономику. Одно это обуславливало главенство в России политиков «франкофильского» толка. В сущности, высшие политические и экономические круги Франции стремительно превращали Россию во французский доминион почти теми же средствами, какими германцы превращали в свой доминион Турцию.
Что же касается начала войны, то сразу видно, что в случае начала войны обе стороны — и Франция, и Россия — должны предпринять немедленные активные действия наступательного характера против Германии. Это обязательство, прежде всего, было на руку Франции, поскольку Германия была основным противником Франции, тогда как Австро-Венгрия даже не имела с ней общей границы, а потому столкновение войск Третьей Республики и империи Габсбургов, виделось маловероятным. Впрочем, на этот случай у Франции был противовес в лице Сербии, также, как и Россия, изрядно задолжавшей Парижу.
Словом, проведение Восточно-Прусской операции было, безусловно, в интересах Франции, и поход русских войск в Восточную Пруссию был предопределён ещё в 1892 году. Французы, памятуя о том, к чему привела бравада, охватившая империю Наполеона III в июле 1870 года, теперь действовали максимально осторожно, создавая стратегические противовесы для Германии везде, где это было возможно. «Острый галльский смысл» чувствовался во всех планах Антанты.
Но стоит отметить, что российское руководство более чем охотно шло на поводу амбиций французских союзников, при том замыслы и заявления представителей российской элиты зачастую были совершенно не сообразны возможностям Российской Империи. Ярким примером тому служит данное генералом от инфантерии Николаем Николаевчем Янушкевичем в августе 1913 года обещание выставить 15-й день с начала мобилизации только против Германии группировку в 800 тысяч человек и начать активные боевые действия. То же самое обещал и тогдашний начальник русского Генерального Штаба генерал от кавалерии Яков Григорьевич Жилинский.
генерал от инфантерии Н. Н. Янушкевич генерал от кавалерии Я. Г. Жилинский
Мобилизация в Российской Империи была объявлена 31 июля 1914 года, следовательно, согласно обещанию Янушкевича уже 14 августа должно было начаться наступление 800-тысячной русской группировки на Восточную Пруссию. Вот только скорость мобилизации и развёртывания русских войск явно не соответствовали обещанию Янушкевича. По плану на 15-20-й день мобилизации готовность Северо-Западного фронта определялась в 50%. А потому у французов были все основания опасаться, что обещание русских выступить на 15-й день с начала мобилизации не будет выполнено, поскольку развёртывание русских войск не завершится. И все слова о том, как руководство Франции якобы просило о раннем начале русского наступления, просто не соответствуют реальности. Во-первых, потому что руководители Третьей Республики не просили и не умоляли, а требовали, и требовали они от командования Русской Армии не начать наступление как можно быстрее, а начать наступление в обещанный срок, то есть выполнить данное перед войной обязательство.
Да и были ли вообще у французов основания «умолять» русское командование начать наступление пораньше? Для ответа на этот вопрос следует обрисовать ситуацию на Западном фронте.
С самого начала боевых действий германцы столкнулись на Франко-бельгийском фронте с серьёзными неожиданностями и трудностями. Первые дни войны ясно показали, что сама идея быстрого разгрома Франции, бывшая краеугольным камнем германского плана войны, происходила от сплава непомерного фанфаронства с безудержным авантюризмом. Планируя кампанию на западе, германские стратеги опирались на множество допущений.

Первым таким допущением была надежда, что Бельгия сохранит нейтралитет и пропустит германские войска через свою территорию. Второе допущение проистекало из англофилии, пронизавшей германскую элиту. Немцы до последнего надеялись, что если Британия и вступит в войну против Германии, то ограничится боевыми действиями на море да субсидиями и поставками вооружений своим союзникам. Именно поэтому после высадки британского экспедиционного контингента в Европе в Германии стали многомиллионными тиражами печататься листовки, открытки и плакаты с мольбой: «Gott, strafe England!» («Готт, штрафэ Энгланд!» — Боже, покарай Англию).
Боже, покарай Англию!
Что до Бельгии, то германцы надеялись, что даже если она и объявит Германии войну, то войска Райхсхеера, проникнутые прусским «железным духом атаки» и оснащённые оружием, разработанным носителями сумрачного германского гения, просто сметут 175-тысячную армию маленького королевства. Ожесточённое сопротивление бельгийской армии стало совершенной неожиданностью для германских военачальников, ослеплённых присущим немецкой военной аристократии чванством. Крепость Льеж, к которой германцы подошли 5 августа с расчётом взять её быстрым решительным ударом, пала лишь 16 августа, после того как поля под фортами и бастионы Льежа оказались обильно политы кровью тысяч сынов Германии. Брюссель пал 20 августа, и бельгийские войска были оттеснены в западную часть страны, к Антверпену, но продолжили оказывать ожесточённое сопротивление, оттянув на себя значительные силы германцев.
Бельгийские солдаты в предместьях Льежа
7 августа началось предусмотренное французским планом №17 наступление французских войск на территорию Германской Империи. Французам удалось достичь некоторого продвижения и занять ряд городов в Лотарингии, германские войска оказались отброшены к Рейну. Однако с подходом свежих сил германцы смогли после середины августа втянуть французов в тяжёлые кровопролитные бои.
Французские пехотинцы атакуют
20 августа главная ударная группировка Райхсхеера подступила к франко-бельгийской границе. Это поставило крест на замысле французов сорвать германский план кампании наступлением вглубь германской территории. Ошеломлённые понесёнными в Бельгии потерями и неудачами в боях с французами за Рейном германские военачальники и штабисты стали приходить в себя, прусский гонор вновь стал овладевать ими. Высадившиеся британские войска немцы поначалу всерьёз не воспринимали. Кайзер Вильгельм II в приказе от 19 августа требовал от германских войск «истребить <…> вероломных англичан и без труда разбить презренную маленькую армию генерала Френча». Кровь, пролитая под Льежем, не смогла смыть германской спеси.
В начале третьей декады августа германские войска развернули наступление на территорию Франции по всему фронту. Им сопутствовал успех, и 24 августа франко-британские армии начали организованное стратегическое отступление.
Французские солдаты на привале
В общем, подытоживая, мы можем сказать, что до 20 августа у французов вообще не было оснований для паники и тем более слёзных просьб к русским как можно скорее начать наступление. А вот опасения, что из-за медлительности в развёртывании русские войска не начнут наступление в обещанный срок, и германцы получат возможность усилить свои войска на Франко-бельгийском фронте, были, и имели под собой веские основания.
Тем не менее, с чисто формальной стороны командование Русской Армии выполнило обязательство. Уже 13 августа Великий Князь Николай Николаевич поставил перед Северо-Западным фронтом задачу перейти в наступление. Вторя ему, назначенный Главнокомандующим Северо-Западным фронтом генерал Жилинский отдал 1-й (Неманской) армии генерала от кавалерии Павла Карловича фон Ренненкампфа приказ начать выдвижение 14 августа, 17 августа вступить в пределы Восточной Пруссии и далее наступать севернее Мазурских озёр, дабы отрезать 8-ю германскую армию от Кёнигсберга. 2-й (Наревской) армии генерала от кавалерии Александра Васильевича Самсонова, дислоцировавшейся к югу от Восточной Пруссии, надлежало выступить в поход 16 августа, чтобы 19 августа пересечь границу и далее, обходя с запада Мазурские озёра, не допустить отхода германских войск за Вислу.
Стоит отметить, что поскольку германцы в Восточной Пруссии намеревались придерживаться сугубо оборонительной стратегии, то интенсивных боевых действий до 17 августа быть не могло, так что строго говоря, данное Янушкевичем перед войной обещание выполнено не было, тем более что о 800-тысячной группировке не шло и речи.
Генерал от кавалерии П. К. фон Ренненкампф Генерал от кавалерии Александр Васильевич Самсонов
1-я армия, атаковавшая Восточную Пруссию с востока, состояла из 3 армейских корпусов (6 пехотных дивизий, 1 стрелковая бригада, 3 Донских казачьих полка, 3 отдельные Донские казачьи сотни), 2 Гвардейских и 3 линейных кавалерийских дивизий, 1 кавалерийской бригады, а также артиллерийской бригады из состава 73-й пехотной дивизии. Таким образом, Ренненкампф под своим началом имел 6,5 расчётных пехотных и 5,5 расчётных кавалерийских дивизий (без учёта казаков).
В состав 2-й армии входило 6 армейских корпусов (11 линейных и 1 Гвардейская пехотных дивизий), 1 стрелковой бригады, 3 кавалерийских дивизий, 1 тяжёлой артиллерийской бригады. Соответственно, в общем под командованием Самсонова действовало 12,5 расчётных пехотных дивизий и 3 расчётные кавалерийские дивизии.
В общем боевой состав вторгшихся в Восточную Пруссию русских войск измерялся в 19 расчётных пехотных дивизий, 9,5 расчётных кавалерийских дивизий. Численность этих войск в точности определить затруднительно — сосредоточение и развёртывание не было завершено, многие дивизии не имели даже дивизионных обозов. Ввиду этого многие пехотные дивизии не дотягивали до штатной численности в 21 тысячу человек, равно как многие корпуса не имели положенных по штату 48 тысяч человек. В общем, из обещанных Янушкевичем 800 тысяч человек Ренненкампф и Самсонов привели в Восточную Пруссию в лучшем случае половину. Правда, половину эту составили лучшие кадровые войска Русской Императорской Армии, полки, обладавшие славной боевой историей.