Жена Александра 3

Содержание

Дармштадтские принцессы при русском дворе

Дармштадт, родина ландграфов, курфюрстов, а затем великих герцогов Гессенских и Рейнских, связан с Россией давними династическими узами. Четыре Гессен-Дармштадтские принцессы стали частью русской и немецкой истории — Наталья Алексеевна, первая жена великого князя Павла Петровича, впоследствии императора Павла I, Мария Александровна, супруга Александра II и мать Александра III, Елизавета Федоровна, супруга великого князя Сергея Александровича, и, наконец, Александра Федоровна, супруга Николая II.
Две из них были коронованы, а Елизавета Федоровна, 150-летие которой отмечалось в прошлом году, канонизирована Церковью как преподобномученица.

Почему Дармштадт? Это случайность или все же в выборе этого небольшого города на германской «ярмарке невест» присутствовала некая закономерность? Думается, что справедливо и то, и другое, если, разумеется, отнести к разряду случайностей любовь с первого взгляда, лежавшую в основе (по крайней мере) трех из четырех гессен-дарм­штадтских браков наследников российского престола. Но были и соображения более фундаментальные. Со времен Петра I, покончившего с «кровной изоляцией» Романовых, в выборе невесты для наследника престола превалировали мотивы политической целесообразности. Если своего сына Алексея Петр женил на Софье-Шарлотте Брауншвейг-Вольфенбюттельской, сестре будущего германского императора Карла VI, то женихов для своих дочерей и племянниц он искал в северогерманских княжествах, продолжая политику овладения побережьем Балтики, начатую Северной войной.
Екатерина II отошла от петровской традиции использовать династические браки как средство усиления русского влияния вдоль побережья Балтики. Вектор ее политики был нацелен на юг — в направлении Черного моря, Крыма, Балкан, Константинополя. Возможно, поэтому обе супруги ее сына Павла Петровича, как и жены внуков — Александра и Константина, были выбраны Екатериной в княжествах Центральной и Южной Германии — Дармштадте, Вюртемберге, Бадене и Саксен-Кобурге. Играло свою роль и родство, в котором императрица находилась с королевскими домами Пруссии, Дании и Швеции.

Слева направо: Великая княгиня Наталья Алексеевна, императрица Мария Александровна, великая княгиня Елизавета Федоровна

Наталья Алексеевна: заложница политической борьбы

Выбор невесты для Павла Петровича, которому в 1773 г. исполнилось 19 лет («русское совершеннолетие»), Екатерина поручила датскому дипломату на русской службе барону Ассебургу. Задача непростая. И не только потому, что отношения императрицы с сыном, считавшим, что мать узурпировала по праву принадлежащий ему престол, никогда не отличались взаимным доверием. Дело в другом: 1773 год был, пожалуй, самым трудным в 34-летнем царствовании великой императрицы. Первый раздел Польши, Пугачевское восстание, продолжавшаяся пятый год война с Турцией, заключение мира с которой зависело от отношений с Пруссией и Австрией, ревниво следившими за военными успехами России. Из немецких принцесс, подходивших по возрасту для великого князя, внимание Екатерины остановилось было на Луизе Саксен-Кобургской, однако та отказалась переменить вероисповедание с лютеранского на православное. Принцесса Вюртембергская София-Доротея, впоследствии ставшая второй женой Павла, была еще ребенком — ей едва исполнилось 13 лет. Так очередь дошла до дочерей ланд­графа Гессен-Дармштадтского Людвига. Ландграф, служивший в австрийской армии, был ревностным протестантом, но жена его, Каролина-Луиза, прозванная за свои выдающиеся качества Великой ландграфиней, прекрасно поняла выгоду русского брака. Брачного союза между Гессен-Дармштадтом и Петербургом желал и прусский король Фридрих II, племянник которого, наследный принц Пруссии Фридрих-Вильгельм, был женат на старшей дочери ландграфа, Фредерике.
В середине июня 1773 г. Каролина с тремя дочерьми — Амалией, Вильгельминой и Луизой — прибыла в Петербург. Венчание наследника престола со второй дочерью, нареченной при переходе в православие Натальей Алексеевной, состоялось в сентябре того же года. На свадьбе присутствовали Дени Дидро и Фридрих-Мельхиор Гримм, состоявшие в многолетней переписке с Семирамидой Севера.

Екатерина II

Екатерина связывала с дармштадтским браком и далеко идущие династические планы. Речь шла о создании семейного пакта государей Северной Европы — России, Пруссии, Дании и Швеции путем заключения браков дочерей ландграфа Гессенского с датским королем Христианом VII и братом шведского короля герцогом Карлом Зюдермандляндским. При Екатерине план семейного пакта, правда, осуществить не удалось.
Судьба Наталии Алексеевны сложилась трагично. Близко принимая к сердцу унизительное положение мужа, не допущенного Екатериной к государственным делам, она оказалась тесно замешанной в борьбу политических группировок, развернувшуюся у подножия русского престола. Ее репутацию погубил Андрей Разумовский, сын последнего гетмана Украины, настолько сблизившийся с великокняжеской четой, что жил на их половине в Зимнем дворце. 15 апреля 1776 г. Наталья Алексеевна скончалась родами. После ее смерти Екатерина показала сыну перехваченную интимную переписку Разумовского с великой княгиней…

Мария Александровна: супруга освободителя

Мария Александровна была и по характеру, и по отношению к политике полной противоположностью первой супруге Павла I. Александр II, будучи еще наследником престола, страстно влюбился в нее, когда в 1838 г. он посетил Дармштадт в ходе европейской поездки. Гессен-Дармштадтской принцессы даже не было в списке невест, одобренном его отцом, Николаем I. Александра Федоровна, супруга Николая I, настолько близко приняла к серд­цу двусмысленные обстоятельства ее рождения (с 1820 г. мать Марии Александровны принцесса Вильгельмина Баденская жила отдельно от своего супруга Людвига II, ее отцом считался эльзасец барон Август де Гранси), что сама ездила в Дармштадт познакомиться с невестой. Свадьба была сыграна 16 апреля 1841 г. Мария Александровна родила 8 детей, из них 5 сыновей, надолго решив проблему престолонаследия.
Быть женой царя-реформатора — нелегкий крест. Прожив до коронации 15 лет в николаевской России, Мария Александровна глубоко чувствовала необходимость перемен, сочувствовала освобождению крестьян, последовавшему 19 февраля 1861 г. Имея широкий круг друзей не только в придворных кругах, но и среди интеллектуальной элиты России (К. Ушинский, А. Тютчева, П. Кропоткин), она умела не афишировать свое несомненное влияние на супруга. Ее фрейлина, Анна Тютчева, дочь великого поэта, близкая к славянофилам, напрасно добивалась от нее в трагические дни конца Крымской войны хотя бы косвенного осуждения николаевских порядков, приведших Россию к военной катастрофе. «Она или святая, или деревянная», — в отчаянии записала Тютчева в своем дневнике. На самом деле Мария Александровна, как впоследствии и Елизавета Федоровна, обладала незаменимым качеством быть незаметной, полностью раствориться в муже, творить добро в тишине.

Свадебный рубль на бракосочетание наследника Александра Николаевича и Марии Александровны. 1841

Имя Марии Александровны в России крепко связано с историей дворянской благотворительности, корни которой имеют прямое отношение к традициям Дармштадта. В становлении духовного облика Марии Александровны, как и других Дармштадтских принцесс, особую роль сыграли две замечательные женщины, жившие в Гессене в XII–XIII веках — Хильдегард из Бингена, настоятельница монастыря в Рупертсберге, видевшая в христианской церкви место, где «лечатся народы», и св. Елизавета Тюрингская, основавшая первый госпиталь в Марбурге. В благотворительной деятельности Марии Александровны соединились социальное служение протестантизма и глубокая духовность православия. Первая председательница российского Общества Красного Креста, основанного Александром II после Крымской войны, она лично учредила в России 5 больниц, 8 богаделен, 36 приютов, 38 гимназий, 156 профессиональных училищ.
С исключительным достоинством вела себя Мария Александровна в трудных, порой критических обстоятельствах последних лет царствования Александра II. После рождения восьмого ребенка император завел вторую семью. Екатерина Долгорукова, родившая ему четырех детей, жила в Зимнем дворце этажом выше Марии Александровны. Через три месяца после смерти императрицы в 1880 г. она добилась от императора официального оформления брака. Только смерть Александра II от бомбы террориста 1 марта 1881 г. помешала осуществить план коронации светлейшей княгини Юрьевской.
После смерти Марии Александровны ее сыновья, включая императора Александра III, построили в память о ней храм св. Марии Магдалины в иерусалимской Гефсимании. Сейчас там русский женский монастырь, хранящий память о двух дармштадтских принцессах — Марии Александровне и Елизавете Федоровне, останки которой покоятся у правого клироса. Мария Александровна, воспринявшая всем сердцем православие, не канонизирована, но сестры молятся ей наравне с Елизаветой Федоровной. Они верят, что Мария Александровна отмолила мужа от шести покушений на его жизнь, седьмое, произошедшее после ее смерти, стало для него фатальным.

Александра и Елизавета: накануне катастрофы

Браки двух последних дармштадтских принцесс, Эллы и Алисы (будущих Елизаветы Федоровны и Александры Федоровны), с сыном и внуком Марии Александровны были осенены внутренним благородством этой незаурядной женщины. Венчание Елизаветы Федоровны и Сергея Александровича состоялось в апреле 1884 года, за 10 лет до замужества ее младшей сестры с цесаревичем Николаем, будущим императором Николаем II. Но знакомства обоих великих князей с дармштадтскими принцессами были как бы списаны с первой встречи их отца и деда с Марией Александровной в Дармштадте. Николай встретил Александру Федоровну на свадьбе ее старшей сестры Эллы. Александра Федоровна дала согласие на брак на свадьбе своего старшего брата Эрнста-Людвига и Виктории-Мелиты в апреле 1884 года в Кобурге. Ангелом-хранителем их браков, каждый из которых был по своему счастлив, стала Мария Александровна.

Николай II c семьей в Гессен-Дармштадте у родственников

Елизавета Федоровна и Александра Федоровна, глубоко привязанные друг к другу, прожили очень похожие, но одновременно и очень разные жизни. Обе старались в меру сил поддерживать и укреплять своих Мужей. Но если Сергей Александрович был убежденным консерватором-антилибералом, то Николай II был скорее жертвой исторических обстоятельств, чем монархом, способным направлять ход истории в эпоху глубокого кризиса.
Идеалом Елизаветы Федоровны в критических обстоятельствах, в которых оказалась Россия в период между двумя революциями, была Жанна д’Арк, соединившая глубокую духовность с готовностью к самопожертвованию во имя долга. В письме Николаю II от 29 октября 1916 г., написанном уже после убийства Распутина, Великая матушка, как ее называли в России, сравнивала себя с Орлеанской девой, говорившей со своим королем Карлом VII от имени Божьего. Для Александры Федоровны грустным примером для подражания, особенно в период с августа 1915 г., когда ей приходилось порой брать ответственность за принятие решений в семье на себя, была Мария-Антуанетта. Трагическая ситуация с болезнью цесаревича Алексея, внесшая понятный, но от этого не менее иррациональный акцент в ее поведение, мало что меняла по существу дела.
В 1902 г. Сергей Александрович и Елизавета Федоровна выступили против сближения императорской четы с оккультистом мэтром Филиппом из Лиона. Последующее неприятие Елизаветой Федоровной Распутина окончательно развело сестер. Они примирились только на последнюю в их жизни Пасху, когда императорская чета была уже в Екатеринбурге, а Елизавета Федоровна находилась на пути в Алапаевск.
Думается, что среди глубинных причин, определивших их судьбу, была и полнота восприятия Елизаветой Федоровной и Александрой Федоровной духа Православия. Известно, что Александра Федоровна дала согласие на переход в православную веру после десятилетних болезненных переживаний, буквально накануне помолвки, ускоренной приближавшейся кончиной Александра III. Елизавета Федоровна приняла православную веру глубоко осознанно, по собственной воле, через семь лет после замужества. Еще в 1888 году, во время поездки на Святую землю на освящение храма св. Марии Магдалины, в котором ей предстояло упокоится, Елизавета Федоровна чувствовала себя неловко, будучи лишена возможности причащаться из одной Чаши со своим супругом (в первое время она делала книксен перед православными иконами). Вряд ли преувеличением будет сказать, что путеводительницей Елизаветы Федоровны в Православии наряду с глубоко религиозным мужем была и Мария Александровна. В великокняжеском дворце хранилась великая святыня — мантия преподобного Серафима Саровского, переданная Сергею Александровичу после кончины его матери.
Елизавета Федоровна продолжила и традиции благотворительности, которой так активно занималась Мария Александровна. Елизаветинскую общину милосердия она открыла после Ходынской катастрофы в декабре 1896 г. Ее благотворительная деятельность охватывала всю Россию — от подмосковной резиденции великих князей в Ильинском и Усове до Екатеринбурга и Перми. Великим памятником Елизавете Федоровне стала Марфо-Мариинская обитель милосердия, в которой соединились идеалы почитаемой в Дармштадте св. Елизаветы Тюрингской и Елизаветы, матери Иоанна Крестителя, во имя которой она была наречена при принятии Православия.
Императрица Александра Федоровна не менее активно занималась благотворительностью. Под ее покровительством находились родильные приюты и «дома трудолюбия», многие из которых она, не надеясь на общественный отклик, учреждала собственными усилиями и на собственные средства. Так в Царском Селе появились «Школа нянь», а при ней приют для сирот на 50 кроватей, инвалидный дом на 200 человек, предназначенный для солдат-инвалидов. В Петербурге была учреждена Школа народного искусства. Во время Первой мировой войны Александра Федоровна и четыре великие княжны стали сестрами милосердия, а Зимний дворец превратился в госпиталь.

Елизавета Федоровна и великие княжны

Есть что-то промыслительное в том, что жизненные пути царственных мучеников трагически оборвались почти в один день — 17 и 18 июля 1918 г. — и совсем недалеко друг от друга — в Екатеринбурге и Алапаевске. Но посмертная судьба их оказалась разной. Великая княгиня Елизавета Феодоровна шагнула в бессмертие 4 февраля 1905 г., когда она сама собирала разворванные бомбой террориста части тела своего мужа, а затем посетила в тюрьме и простила его убийцу словами Евангелия — «ибо не ведают, что творят». В 1992 г. она и не покинувшая ее инокиня Варвара (Яковлева) были прославлены Русской Православной Церковью в сонме Новомучеников Российских.
И последний штрих. В усыпальнице храма св. Марии Магдалины в Иерусалиме, где более 60 лет (до перенесения в подклети храма) покоились мощи Елизаветы Феодоровны, с августа 1988 г. находится прах еще одной Дармштадтской принцессы — Алисы Греческой, дочери Виктории Баттенбергской. Приняв Православие в Греции в 1920 г., Алиса, жена наследника греческого престола принца Андреа, всю жизнь подражавшая своей тетке Елизавете Федоровне, пыталась устроить в Греции общину диаконис по образцу Марфо-Мариинской обители. Но не смогла. Оказалось, что духовный подвиг Елизаветы Федоровны возможен только в России.

Справка “Фомы”

В царствование Александра II идея Екатерины II о налаживании семейных связей Романовых с государями Северной Европы получила свое воплощение, причем через тот же Гессен-Дармштадтский дом. Старшая из дочерей герцога Людвига IV Гессенского, принцесса Виктория, была супругой принца Баттенбергского, маркиза Милфорд-Хэвен. Другая дочь герцога, Елизавета Федоровна, стала женой великого князя Сергея Александровича, третья — принцесса Ирена — женой Генриха-Альберта-Вильгельма Прусского, брата германского императора Вильгельма II. А младшая, Алиса, принявшая в православии имя Александры Федоровны, вышла замуж за Николая II.

***

Дармштадтские браки упрочили связи Романовых и с английским королевским домом, поскольку Людвиг IV, отец Александры Федоровны и Елизаветы Федоровны, был женат на Алисе, дочери королевы Виктории. Его старший сын, герцог Эрнст-Людвиг, был женат первым браком на Виктории-Мелите Саксен-Кобург-Готской, дочери герцога Эдинбургского и великой княжны Марии Александровны. После развода Виктория-Мелита вышла замуж за старшего сына великого князя Владимира Александровича Кирилла. После революции он эмигрировал во Францию, где в 1924 г. был провозглашен императором в изгнании, а Виктория-Мелита — соответственно императрицей Всероссийской.

>Журнал «ПАРТНЕР»

«Партнер» №3 (246) 2018г.

«Liebe, Glanz und Untergang» – под таким названием во Франкфурте состоялась выставка о гессенских принцессах, оставивших след в русской истории. По-русски выставка называлась «Любовь, трагедия и долг»

На выставке были представлены редкие экспонаты, относящиеся к жизни четырёх принцесс Гессен-Дармштадского Герцогского Дома. Живописные полотна выдающихся мастеров русской и европейской живописи, скульптурные изображения членов царской фамилии, доставленные из пятнадцати музеев Москвы, Санкт-Петербурга, Национального музея искусств Азербайджана, Махачкалы и частных коллекций показали весь блеск и красоту этих незаурядных женщин, которых история вознесла на царский престол или приблизила к нему.

Архивные документы, свидетельства, письма предоставили Ландграф Гессен-Кассельский Генрих Донатус, Музей Дармштадта, Свято-Троицкий монастырь русской православной церкви в Джорданвиле, США.

Династийные браки в европейской истории – традиция, тянущаяся своими корнями в средневековье. В России до XVIII века царствующие особы женились исключительно на дочерях знатных боярских фамилий, что приводило впоследствии к придворным интригам и внутриполитическим конфликтам. В 1721 году Пётр I подписал указ о разрешении вступления в брак с христианами других конфессий, при условии перехода их в православие. Привлечение в Россию иностранцев с их капиталами и знаниями хотя бы и таким способом Пётр считал важнейшим делом. Но ещё в 1711 году Пётр I восстановил институт династийных браков, женив своего сына Алексея на принцессе Брауншвейг-Вольфенбюттельской Шарлотте Кристине Софии.

Великая Княгиня Наталия Алексеевна

Первый брак Павла I с принцессой Гессен-Дармштадской Августой Вильгельминой Луизой (в крещении наречённой Наталией Алексеевной) преследовал, прежде всего, политические цели. Брак был выгоден и русскому двору Екатерины II, и прусскому кайзеру Фридриху II Великому. Екатерина II, женив своего 17-летнего сына Павла, получала в союзники Пруссию. Фридрих также рассчитывал на значительные выгоды. Дело оставалось за выбором невесты. Екатерина II не поскупилась. За предполагаемой невестой, а также её матушкой Ладграфиней Генриеттой-Кристиной-Каролиной и сёстрами была послана эскадра кораблей, а на дорожные расходы Екатерина выделила 80 тыс. гульденов.

В июне 1773 года семья Ландграфов Гессенских прибыла в Царское село. На выбор Павла было положено три дня. Но ещё в 1772 году для ознакомления с предполагаемой невестой ко двору был доставлен портрет Вильгельмины, так что Павел сомневался недолго. Портрет, представленный на выставке, сыграл в этом немалую роль. К тому же 19-летний юноша был очарован юной Вильгельминой. Екатерина одобрила выбор сына, характеризовав её: «Она …имеет всё, что нам нужно: ее физиономия прелестна, ее черты правильны, она приветлива, умна, я очень ею довольна». Мнением невесты, кажется, интересовались мало.

15 августа 1773 года был проведен обряд крещения Вильгельмины. А затем состоялось и венчание цесаревича Павла Петровича с теперь уже Натальей Алексеевной.

Брак продлился всего три года и закончился очень печально. Юный Павел души не чаял в своей жене. Но Екатерина, видимо, почувствовав сильного противника в Наталье Алексеевне, резко переменила мнение о ней. Отдаление между юными супругами и императрицей нарастало. Как мы знаем, Павел был очень некрасив, а вот его друг князь Андрей Разумовский – напротив. Молодая пара очень много времени проводила в обществе князя Разумовского. И хотя компания была достаточно велика, при дворе поползли слухи о связи Наталии Алексеевны и Андрея Разумовского. Но вскоре семейная неприязнь была смягчена известием о беременности Великой Княгини.

Роды начались 10 апреля 1776 года, 15 апреля Наталии Алексеевны не стало. Пять дней в мучениях умирала 21-летняя девушка. Судя по письменному отчету Императрицы, причиной было искривление позвоночника. Наталии Алексеевне просто нельзя было иметь детей. Уровень тогдашней медицины позволял сделать кесарево сечение, но, как правило, это означало смерть роженицы. Взять на себя такую ответственность никто не решился. Так из-за политических амбиций погибла юная девушка.

Императрица Мария Александровна

Судьба другой Гессенской принцессы Максимилианы Вильгельмины Августы Софии Марии Гессенской и Прирейнской, в крещении Марии Александровны, оказалась куда более счастливой. Её еще называли историей Гессенской Золушки. Принцесса родилась в 1824 году в семье герцога Людвига II Гессенского и Марии Вильгельмины Баденской. И хотя трое из детей Марии Вильгельмины были от барона Августа Сенарклена де Гранси, Людвиг II, дабы избежать европейского скандала, признал детей своими.

Живя в уединённом замке в городке Хайлигенберг близ Дармштадта и будучи незаконнорожденной, Марии надеяться было не на что. Но… В 1838-1839 годах, путешествуя по Европе, русский цесаревич Александр Николаевич, которому был на тот момент 21 год, случайно остановился в Дармштадте и посетил оперный театр, где и заприметил очаровательную 14-летнюю Марию. Влюбился с первого взгляда, о чем и оповестил родителей. Императрицу Александру Фёдоровну, мать цесаревича, смущало происхождение невесты. Но Александр настаивал: «Милая Мама, что мне до тайн принцессы Марии! Я люблю её, и я скорее откажусь от трона, чем от неё. Я женюсь только на ней, вот мое решение»! Это было серьёзное заявление, и в 1840 году произошла помолвка с 16-летней Марией. В том же году принцесса приняла православие и стала Марией Александровной. А в 1841 году состоялась свадьба.

В семье родилось восемь детей. С женой Александру повезло. Она занималась детьми, изящными искусствами, просвещением и благотворительностью. И всю жизнь сквозь пальцы смотрела на романтические увлечения мужа. Она была поистине сподвижницей императора Александра II. При её участии в России было создано Общество Красного Креста. На благотворительность она отдавала огромные суммы, говорят, что только четверть суммы, выделявшейся ей на содержание, Мария Фёдоровна тратила на себя. Остальное – на благотворительность. Под её патронажем находились 5 больниц, 12 богаделен, 36 приютов, 38 гимназий, 2 института, 156 начальных училищ и 5 частных благотворительных обществ. Именно при её участии в России были учреждены женские гимназии.

Неожиданная смерть старшего сына Николая от туберкулезного менингита в 1864 году становится страшной трагедией, от которой Мария Федоровна не оправилась до конца дней. В 1865 году происходит первое покушение народовольцев на императора Александра II. Тревога за мужа, депрессия подрывает и без того слабое здоровье императрицы. Всё больше времени она проводит в Крыму, лишь изредка наезжая в Петербург. Тем более, что у государя императора появилась новая пассия – княжна Долгорукова. И в 1880 году Мария Александровна скончалась, перед смертью написав Александру II письмо, где она благодарила его за счастье 39 лет совместной жизни.

Вряд ли в стране произошли бы столь серьёзные политические изменения, как отмена крепостного права, не будь у Александра II столь преданной и верной жены.

Великая Княгиня Елизавета Фёдоровна

Как известно, несчастье сближает. Лишившись матери в 14-летнем возрасте, принцесса Елизавета Александра Луиза Алиса Гессенская и Прирейнская могла опереться лишь на любовь близких. Её младшей сестре Аликс (впоследствии императрице Александаре Фёдоровне) тогда было 6 лет. Императрица Мария Александровна вплоть до своей смерти всячески поддерживала своих внучатых племянниц Елизавету и Аликс Гессен-Дармштадских и желала бы видеть их в качестве более близких членов императорской семьи.

В 1884 году пятый сын Александра II и Марии Александровны Сергей, зная обеих принцесс с детства, едет в Дармштадт и делает предложение Елизавете. В том же году состоялось венчание Великого Князя Сергея и гессенской принцессы. Кстати, именно на нём происходит первая встреча будущего императора Николая II со своей будущей женой Александрой Федоровной.

Приехав в Россию, Елизавета, воспитанная в традициях жертвенности и самоотречения, все свои силы отдает делу благотворительности. Тем более что сексуальная ориентация Великого Князя Сергея Александровича не предполагала обзаведение детьми. В 1891 году Сергея Александровича назначают на пост Московского генерал-губернатора. Великая Княгиня Елизавета Фёдоровна учреждает благотворительное общество, призванное «призревать законных младенцев беднейших матерей, дотоле помещаемых, хотя без всякого права, в Московский Воспитательный дом под видом незаконных». С началом русско-японской войны Великая Княгиня Елизавета организовывает Особый комитет помощи воинам. В Большом Кремлевском дворце собирают посылки воинам, заготавливают бинты, шьют одежду.

В 1905 году, в начале первой русской революции, Сергей Александрович погибает от бомбы революционеров-террористов.

После смерти мужа Елизавета удаляется от мира, на свои деньги покупает в Москве усадьбу, где учреждает Марфо-Мариинскую обитель милосердия, со столовой и больницей для бедных. С началом революции 1917 года Елизавета отказывается покинуть Россию и находится до конца рядом со своей сестрой, императрицей Александрой Федоровной, и погибает в Алапаевской шахте.

Императрица Александра Фёдоровна

Судьба последней гессенской принцессы Виктории Алисы Елены Луизы Беатрисы (после крещения – Александры Фёдоровны), взошедшей на русский престол, известна. О ней написаны десятки книг, опубликованы письма, проведены исследования. Осталось неизученным лишь то, что изучению не поддается – любовь. Любовь Ники и Аликс. «Моё родное, бесценное, дорогое Солнышко, трудно переносить разлуку, но ещё хуже не знать, когда возможна встреча. Мне кажется жестоким не получить от тебя никакого письма, моё любимое дитя …», ̶ так писал цесаревич Николай своей невесте Аликс. Разве такие слова мог написать человек, не испытывавший никаких чувств?

«Они жили долго и счастливо и умерли в один день». Это о них. О последней гессенской принцессе и русском императоре.

Мария Фёдоровна (жена Александра III)

У этого термина существуют и другие значения, см. Мария Фёдоровна.

Мария Фёдоровна
Императрица Всероссийская
1 (13) марта 1881 — 20 октября (1 ноября) 1894
Коронация 15 (27 мая) 1883
Рождение 14 (26) ноября 1847
Жёлтый дворец, Копенгаген, Дания
Смерть 13 октября 1928 (80 лет)
замок Видёре, Клампенборг, Дания
Место погребения Петропавловский собор, Санкт-Петербург
Род Глюксбурги, Романовы
Имя при рождении Мария София Фредерика Дагмар
Отец Кристиан IX
Мать Луиза Гессен-Кассельская
Супруг Александр III
Дети Николай, Александр, Георгий, Ксения, Михаил, Ольга
Вероисповедание православие
Награды
Медиафайлы на Викискладе

Мари́я Фёдоровна (Фео́доровна) (при рождении Мария София Фредерика Дагмар (Да́гмара), дат. Marie Sophie Frederikke Dagmar; 14 (26) ноября 1847 года, Копенгаген, Дания — 13 октября 1928 года, замок Видёре под Клампенборгом, Дания) — российская императрица, супруга Александра III (с 28 октября 1866), мать императора Николая II.

Дочь Кристиана, принца Глюксбургского, впоследствии Кристиана IX, короля Дании. Её родная сестра — Александра Датская, супруга британского короля Эдуарда VII, сын которых Георг V имел портретное сходство с Николаем II.

Тезоименитство — 22 июля по юлианскому календарю (Марии Магдалины), неприсутственный день в царствования Александра III и Николая II, а также Александра II.

Биография

Первоначально была невестой цесаревича Николая Александровича, старшего сына Александра II, умершего в 1865 году. После его смерти возникла привязанность между Дагмарой и великим князем Александром Александровичем, которые вместе ухаживали за умирающим цесаревичем.

Императрица Мария Фёдоровна в русском платье с диадемой и колье из 51 бриллианта. 1883 г. Автограф на фотографии «Мария»

Александр Александрович писал отцу: «Я чувствую, что могу и даже очень полюбить милую Минни , тем более что она так нам дорога. Даст Бог, чтобы все устроилось, как я желаю. Решительно не знаю, что скажет на все это милая Минни; я не знаю её чувства ко мне, и это меня очень мучает. Я уверен, что мы можем быть так счастливы вместе. Я усердно молюсь Богу, чтобы Он благословил меня и устроил мое счастье».

Цесаревна и великая княгиня Мария Фёдоровна с детьми. Слева направо: Георгий, Ксения, Николай. 1879

11 июня 1866 года цесаревич решился сделать предложение, о чём в тот же день написал отцу: «Я уже собирался несколько раз говорить с нею, но все не решался, хотя и были несколько раз вдвоём. Когда мы рассматривали фотографический альбом вдвоем, мои мысли были совсем не на картинках; я только и думал, как бы приступить с моею просьбою. Наконец я решился и даже не успел всего сказать, что хотел. Минни бросилась ко мне на шею и заплакала. Я, конечно, не мог также удержаться от слез. Я ей сказал, что милый наш Никс много молится за нас и, конечно, в эту минуту радуется с нами. Слезы с меня так и текли. Я её спросил, может ли она любить ещё кого-нибудь, кроме милого Никса. Она мне отвечала, что никого, кроме его брата, и снова мы крепко обнялись. Много говорили и вспоминали о Никсе, о последних днях его жизни в Ницце и его кончине. Потом пришла королева, король и братья, все обнимали нас и поздравляли. У всех были слезы на глазах».

17 июня 1866 года состоялась помолвка в Копенгагене; спустя три месяца нареченная невеста прибыла в Кронштадт. 12 (24) октября в Соборной церкви Зимнего дворца Дагмара приняла православие (через миропомазание), а на следующий день, 13 (25) октября, состоялся обряд обручения и наречения её новым именем — великой княжной Марией Фёдоровной.

Браковенчание было совершено в Большой церкви Зимнего дворца 28 октября (9 ноября) 1866 года; после чего супруги жили в Аничковом дворце.

Мария, жизнелюбивая и жизнерадостная по характеру, была тепло принята придворным и столичным обществом. Брак её с Александром, несмотря на то, что их отношения завязались при таких скорбных обстоятельствах (вдобавок, Александру пришлось победить сильную сердечную привязанность к фрейлине Марии Мещерской), оказался удачным; в продолжение почти тридцатилетней совместной жизни супруги сохранили друг к другу искреннюю привязанность.

С 1881 императрица, после смерти мужа в 1894 — вдовствующая императрица. Датскому происхождению Марии Фёдоровны приписывают её неприязнь к Германии, повлиявшую якобы на внешнюю политику Александра III. В годы царствования Николая II покровительствовала С. Ю. Витте.

Мария Фёдоровна покровительствовала искусству и, в частности, живописи. Одно время сама пробовала кисти, в чём её наставником был академик Н. Д. Лосев. Кроме того она попечительствовала Женскому патриотическому обществу, Обществу спасения на водах, возглавляла Ведомства учреждений императрицы Марии (учебные заведения, воспитательные дома, приюты для обездоленных и беззащитных детей, богадельни), Российское общество Красного Креста (РОКК). Благодаря её инициативе в бюджет РОКК шли пошлины за оформление загранпаспортов, железнодорожные сборы с пассажиров первого класса, а во время Первой Мировой войны — «подепешный сбор» в 10 копеек с каждой телеграммы, что существенно повлияло на увеличение бюджета Российского Красного Креста.

В июне 1915 г. Мария Фёдоровна выезжала на месяц в Киев. В августе 1915 г. безрезультатно умоляла Николая II не принимать на себя верховное главнокомандование. В 1916 г. переехала из Петрограда в Киев. Поселилась в Мариинском дворце, занимаясь организацией госпиталей, санитарных поездов и санаториев, где поправляли своё здоровье тысячи раненых. Её посещали многочисленные дети, внуки, невестка. 19 октября 1916 г. отметила в Киеве полувековой юбилей своего непосредственного участия в делах Ведомства учреждений императрицы Марии.

Мария Фёдоровна и Николай Николаевич на борту британского линкора «Мальборо» 11 апреля 1919 года. На горизонте видна Ялта

Об отречении императора узнала в Киеве; выезжала в Могилёв, чтобы увидеться с «дорогим Ники». Затем вместе с младшей дочерью Ольгой и мужем старшей дочери Ксении великим князем Александром Михайловичем перебралась в Крым. В апреле 1919 года на борту британского линкора «Мальборо» эвакуирована в Великобританию, откуда вскоре переехала в родную Данию. Поселилась на вилле Видёре (Hvidøre), где ранее жила летом вместе с сестрой Александрой.

Отклоняла всякие попытки русской эмиграции вовлечь её в политическую деятельность.

Чин погребения её был совершён 19 октября 1928 года в храме Александра Невского приехавшим без приглашения митрополитом Евлогием (Георгиевским), бывшим тогда под запрещением Архиерейского Синода РПЦЗ и считавшим себя в ведении Московской Патриархии (митрополита Сергия (Страгородского)), что вызвало скандал в среде эмиграции и необходимость для председателя Архиерейского Синода митрополита Антония (Храповицкого) дать разъяснения через печать о том, почему он не приехал в Копенгаген, равно как и назначенные им архиереи: «<…> Я действительно не имел возможности выехать ввиду недомогания моего и некоторых затруднений, связанных с таким спешным выездом в другую страну. <…> Ныне мы получили донесение, что Архиепископ Серафим и Епископ Тихон, узнавшие о спешном выезде запрещённого Собором Архиереев в священнослужении Митрополита Евлогия с также запрещённым протоиереем Прозоровым, затруднились выехать и тем предотвратили непременно имевший возникнуть вопрос, кому совершать погребение почившей Императрицы <…>».

Дети

Дети:

  1. Николай II (6 мая 1868 — 17 июля 1918, Екатеринбург)
  2. Александр Александрович (26 мая 1869 — 20 апреля 1870, Санкт-Петербург)
  3. Георгий Александрович (27 апреля 1871 — 28 июня 1899 года, Абастумани)
  4. Ксения Александровна (25 марта 1875 — 20 апреля 1960, Лондон)
  5. Михаил Александрович (22 ноября 1878 — 13 июня 1918, Пермь)
  6. Ольга Александровна (1 июня 1882 — 24 ноября 1960, Торонто)

Перенос праха Марии Фёдоровны в Санкт-Петербург

Гроб в соборе в Роскилле

Мария Фёдоровна умерла 13 октября 1928 года; после отпевания 19 октября в православной церкви её прах был помещён в саркофаг в Королевской усыпальнице Кафедрального собора в датском городе Роскилле рядом с прахом её родителей. Там же покоятся и члены датской королевской семьи.

В 2004—2005 гг. между российским и датским правительством было достигнуто соглашение о переносе останков Марии Фёдоровны из Роскилле в Петропавловский собор в Санкт-Петербурге, где Мария Фёдоровна завещала похоронить себя рядом с мужем.

Прощание в Дании

22 сентября 2006 года в 18:00 по местному времени в крипте Кафедрального собора в Роскилле делегацией Русской православной церкви Московского патриархата, состоящей из епископа, трёх священников, диакона и мужского хора, было совершено заупокойное богослужение в присутствии представителей Русской православной церкви за границей, членов датской королевской семьи, датского правительства и официальной делегации из России.

Вынос гроба из собора

23 сентября в 11:30 священником датской церкви было проведено заупокойное богослужение в Кафедральном соборе в Роскилле. На нём присутствовала датская королева Маргрете II, её супруг и другие члены королевской семьи, представители датского правительства и парламента, родственники императрицы и представители Русской православной церкви. Богослужение провели королевский исповедник, профессор, доктор теологии Кристиан Тодберг и епископ Роскильской епархии, доктор теологии Ян Линдхардт. В числе российской делегации были министр культуры Александр Соколов, заместитель министра иностранных дел Владимир Титов, директор Эрмитажа Михаил Пиотровский и другие.

Заупокойное богослужение возле храма Александра Невского в Копенгагене

В 12:30 по окончании богослужения гроб с прахом императрицы был вынесен из собора и в сопровождении траурного кортежа был перевезён в Копенгаген. От дворца Кристианборг гроб в сопровождении гусарского полка отправился в порт. Процессия проехала через дворец Амалиенборг и в 14:00 сделала остановку возле храма святого благоверного князя Александра Невского. На улице возле храма представителями Русской православной церкви за границей было проведено заупокойное богослужение и процессия последовала в порт, куда также прибыла датская королевская семья и другие приглашённые.

Поднятие гроба с прахом на корабль

В порту гроб с прахом императрицы Марии Фёдоровны был поднят на датский корабль «Эсберн Снаре» (дат. «Esbern Snare») и отправился в Кронштадт. Священник Русской православной церкви Московского Патриархата сопровождал гроб на корабле из Копенгагена в Санкт-Петербург для совершения в течение пути заупокойных богослужений. В Россию отправилась копия иконы Иерусалимской Божьей Матери, специально написанная для церемонии перезахоронения датской художницей Бирте Нильсен (Birte Nielsen). В течение сорока дней икона находилась на освящении в храме Александра Невского, а после перезахоронения Марии Фёдоровны осталась в Петропавловском соборе Петербурга.

Прощание в России

Утром 26 сентября датский корабль «Эсберн Снаре» с прахом императрицы Марии Фёдоровны прибыл в порт Кронштадта. В российских территориальных водах его встретил флагманский корабль Балтийского флота «Неустрашимый» и сопроводил в порт. На борту фрегата ВМФ России находился командующий Балтийским флотом вице-адмирал Константин Сиденко. По прибытии датского судна в порт российский военный корабль «Смольный» встретил их 31 орудийным залпом.

В готической капелле храма святого Александра Невского в Петергофе была совершена панихида по императрице. Помещение церкви не смогло вместить всех желающих и бо́льшая их часть осталась на улице. Панихиду совершил архиепископ Константин, ректор Санкт-Петербургской духовной академии. Перед началом панихиды гроб с прахом императрицы в церковь внесла рота почётного караула, а за ним проследовали члены семьи Романовых, а также представители официальной делегации. На мероприятии присутствовали датский кронпринц Фредерик и губернатор Петербурга Валентина Матвиенко. В храме святого Александра Невского гроб с останками Марии Фёдоровны пробыл два дня, чтобы все желающие могли за это время поклониться её праху.

28 сентября гроб с останками императрицы Марии Фёдоровны был захоронен в соборе святых Петра и Павла Петропавловской крепости рядом с могилой её мужа Александра III. После этого патриарх Московский и Всея Руси Алексий II и митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир бросили на гроб землю, специально переданную для церемонии Маргретой II. Потомки семьи Романовых по очереди бросили горсть земли в могилу. Прозвучал 31 пушечный залп, по числу залпов, которые были произведены, когда датская принцесса прибыла в Петербург 140 лет назад. На могилу было установлено белое мраморное надгробие с золочёным крестом наверху, идентичное надгробиям в императорской усыпальнице.

Предки

Мария Фёдоровна (жена Александра III) — предки

Карл Антон Август Шлезвиг-Гольштейн-Зондербург-Бекский (1725 — 1759) Фридрих Карл Людвиг (1757 — 1816) Фридерика Дона-Шлобиттен (1738 — 1786) Фридрих Вильгельм Шлезвиг-Гольштейн-Зондербург-Глюксбургский (1785 — 1831) Карл Леопольд фон Шлибен (1723 — 1788) Фридерика фон Шлибен (1757 — 1827) Мария Элеанора фон Лендорф (1722 — 1800) Кристиан IX (1818 — 1906) Фридрих II Гессен-Кассельский (1720 — 1785) Карл Гессен-Кассельский (1744 — 1836) Мария Великобританская (1723 — 1772) Луиза Каролина Гессен-Кассельская (1789 — 1867) Фредерик V (1723 — 1766) Луиза Датская (1750 — 1831) Луиза Великобританская (1724 — 1751) Мария Фёдоровна (1847 — 1928) Фридрих II Гессен-Кассельский (1720 — 1785) Фридрих Гессен-Кассельский (1747 — 1837) Мария Великобританская (1723 — 1772) Вильгельм Гессен-Кассельский (1787 — 1867) Карл Вильгельм Нассау-Узингенский (1735 — 1803) Каролина Нассау-Узингенская (1762 — 1823) Каролина Фелицита Лейнинген-Дагсбург-Гейдесгеймская (1734 — 1810) Луиза Гессен-Кассельская (1817 — 1898) Фредерик V (1723 — 1766) Фредерик (1753 — 1805) Юлиана Мария Брауншвейг-Вольфенбюттельская (1729 — 1796) Луиза Шарлотта Датская (1789 — 1864) Людвиг Мекленбургский (1725 — 1778) София Фридерика Мекленбургская (1758 — 1794) Шарлотта София Саксен-Кобург-Заальфельдская (1731 — 1810)

Кино- и телевоплощения

  • «Трагедия империи» (1938) — Габриэль Робин / Gabrielle Robinne
  • «Николай и Александра» (1971) — Айрини Уорт
  • «Анастасия: Загадка Анны» (1986) — Оливия де Хэвилленд (премия «Золотой глобус» за лучшую женскую роль второго плана — мини-сериал, телесериал или телефильм)
  • «Сибирский цирюльник» (1998) — Эзабель Рено
  • «Столыпин… Невыученные уроки» (2006) — Мария Великанова
  • «Звезда империи» (2007) — Анастасия Гребенкина
  • «Распутин» (2011) — Тамара Колесникова
  • «Матильда» (2017) — Ингеборга Дапкунайте

Памятники

На территории Российской империи, ещё при жизни императрицы, были сооружены несколько небольших памятников-обелисков в честь её посещения того или иного места. Известны следующие памятники:

  • Рядом с деревней Лексвалл, близ городка Экенес (Таммисаари) в Финляндии в 1887 году был сооружен памятник, представляющий собой 2-метровую гранитную плиту-обелиск с надписями на шведском языке о посещении императрицей этого очень живописного места. Памятник сохранился.
  • В Лигово (пригород Санкт-Петербурга) 24 июня 1901 года был освящён увенчанный двуглавым орлом обелиск, сооружённый в память о посещении императрицей 8 июля 1897 года местной пожарной дружины имени Петра Великого. После 1917 года памятник был уничтожен.
  • Возле станции Игналино (ныне территория Литвы) 5 сентября 1911 года был открыт обелиск в память об остановке на этой станции 5 августа 1910 года поезда императрицы, совершившей здесь небольшую прогулку. Судьба памятника после 1915 года неизвестна.
  • В деревне Усть-Сарапулке Сарапульского уезда Вятской губернии находился 4,6-метровый каменный обелиск, воздвигнутый в честь императрицы и увенчанный луковичной главкой со крестом. Время сооружения памятника и его судьба после 1917 года неизвестны.

В недавнее время были открыты новые памятники императрице:

  • В 1997 году в Копенгагене, во дворе Александро-Невской церкви был открыт бронзовый бюст императрицы, отлитый по модели скульптора М. М. Антокольского (мраморный оригинал 1887 года находится в Государственном Эрмитаже). Бюст был установлен по инициативе директора Королевской серебряной палаты Дании Оле Крога.
  • 26 сентября 2006 года бронзовый бюст императрицы был открыт в Петергофе, в парке Александрия (рядом с Коттеджем). Отлит по модели скульптора В. М. Клыкова.
  • 27 сентября 2006 года бронзовый бюст императрицы был открыт в Санкт-Петербурге, в гостинице «Маршал» (Шпалерная ул., 41). Отлит по модели скульптора В. М. Клыкова (копия предыдущего).

Литература

  • Боханов А. Н., Кудрина Ю. В. Император Александр III и императрица Мария Федоровна: Переписка 1884—1894 годы. — 4-е изд., М.: Рус. слово — РС, 2011. — 352 с., ил., Серия «История в лицах», 1 000 экз. ISBN 978-5-9932-0808-4
  • Боханов А. Н. Мария Федоровна. — М.: Вече, 2013. — ISBN 978-5-4444-0138-5
  • Дневники императрицы Марии Федоровны (1914—1920, 1923 годы) / сост., рук. пер. коллектива и науч. ред. Ю. В. Кудрина. — М.: Вагриус, 2005. — ISBN 5-98264-016-6

Галерея

  • Михай Зичи «Свадьба великого князя Александра Александровича и великой княгини Марии Фёдоровны» (1867) 28 октября 1866 года в Соборе Зимнего дворца

  • Цесаревич Александр Александрович и датская принцесса Дагмар. Июнь 1866 года.

  • Цесаревич Александр Александрович и датская принцесса Дагмар (1866)

  • Императрица Мария Фёдоровна со своей сестрой Александрой, принцессой Уэльской и своим супругом российским императором Александром III (1885)

  • Кошелев Н. А. «Портрет императрицы Марии Фёдоровны». 1880-е годы.

  • Мария Фёдоровна и Александр III в Дании (1892)

  • Худояров В. П. «Портрет императрицы Марии Фёдоровны, жены императора Александра III»

  • Визель Э.О. «Портрет императрицы Марии Фёдоровны» (1905)

  • Маковский В. Е.. «Императрица Мария Фёдоровна» (1912)

  • Мария Фёдоровна на рыбалке на пруду Петергофа

  • Императрица Мария Фёдоровна после возвращения из России. 1920-е годы

Примечания

  1. Согласно традиции, отчество Фёдоровна (в прежнем написании — Феодоровна) давали немецким принцессам в честь почитаемой Феодоровской иконы Божией Матери (Православная Энциклопедия под редакцией Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Из статьи о великой княгине Елизавете Фёдоровне, 4-й абзац)
  2. В царствование Александра II, 22 июля был неприсутственным высокоторжественным царским днём прежде всего в силу того, что он был также именинами супруги последнего — императрицы Марии Александровны.
  3. Боханов А. Н. Сумерки монархии. М.: Воскресенье, 1993. С. 29
  4. Полное собрание законов Российской империи. Собрание Второе. 1825—1881 гг. (в 55 томах + тома дополнений и указателей) — СПб.: Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1830—1885. — Т. 41. — Ч. 2. — С. 119—120. — № 43729 от 13 октября 1866 г.
  5. Полное собрание законов Российской империи. Собрание Второе. 1825—1881 гг. (в 55 томах + тома дополнений и указателей) — СПб.: Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1830—1885. — Т. 41. — Ч. 2. — С. 170. — № 43783 от 28 октября 1866 г.
  6. Структура бюджета Российского Красного креста в начале 20 века
  7. С высоты престола. Из архива императрицы Марии Фёдоровны (1847—1928) // Наше Наследие. 2002, № 62
  8. Красный пастырь. // «Новое время» (Белград). 1928, № 2266.
  9. От Председателя Архиерейского Синода Русской православной церкви за границей Митрополита Антония (от 19 октября/1 ноября 1928 г., № 1246) // «Церковныя Вѣдомости» (Архиерейского Синода, Королевство С. Х. С.). 1928, № 21 и 22 (1 (14) — 15 (28) ноября), стр. 1.
  10. Родословная книга Всероссійскаго дворянства. // Составилъ В. Дурасов. — Ч. I. — Градъ Св. Петра, 1906.
  11. Текст богослужения Архивная копия от 5 октября 2006 на Wayback Machine (англ.) (датск.)
  12. Полный список приглашённых в Кафедральный собор Архивная копия от 17 июня 2008 на Wayback Machine (англ.)
  13. Прах императрицы Марии Фёдоровны доставлен в Санкт-Петербург // Lenta.Ru. — 26.09.2006 10:57.
  14. Панихида по императрице: готическая капелла не смогла вместить всех желающих // Фонтанка.ру. — 26.09.2006 13:22. (недоступная ссылка)
  15. Прах императрицы Марии Фёдоровны захоронен в Петропавловском соборе рядом с могилой её супруга // Интерфакс. — 28.09.2006 19:57. Архивировано 30 сентября 2007 года.
  16. Сокол К. Г. Монументальные памятники Российской Империи: Каталог. — М, 2006. — С. 171—172.
  17. РГИА. Ф. 1293. Оп. 169. Д. 312.

Ссылки

  • Дневники Марии Фёдоровны и её письма родственникам
  • Императрица Мария Федоровна на сайте Проекта1917
  • Сайт МИДа Дании, посвященный перезахоронению праха Марии Федоровны (рус.) (англ.) (датск.) (недоступная ссылка)
  • Креславский В. Короли обокрали царицу // Наше время. — 20—26 сентября 2006. — № 11. — С. 20.
  • Александр III и Мария Фёдоровна. Штрихи к двойному портрету
  • Культурно-историческое общество «Дагмария»
  • Императрица Мария Федоровна и император Николай II
  • Похороны императрицы Марии Федоровны — матери последнего российского императора
  • Funeral Empress Maria Feodorovna (Dagmar) — 1928 — Copenhagen
  • The fate of the Romanovs. The survivors (недоступная ссылка)
  • «Афронт Императрице»// Газета «Санкт-Петербургские ведомости», 18 декабря 2015 года

Видеоматериалы

  • Вдовствующая императрица Мария Федоровна, часть 1
  • Вдовствующая императрица Мария Федоровна, часть 2
  • Вдовствующая императрица Мария Федоровна, часть 3.
Семьи императоров России
Пётр III
  • супруга: Екатерина II
  • дети: Павел I
  • Анна
Павел I
  • 1-я супруга: Наталья Алексеевна (Гессенская)
  • 2-я супруга: Мария Фёдоровна (Вюртембергская)
  • дети: Александр I
  • Константин
  • Александра
  • Екатерина
  • Елена
  • Мария
  • Ольга
  • Анна
  • Николай I
  • Михаил
Александр I
  • супруга: Елизавета Алексеевна (Баденская)
Николай I
Александр II
  • 1-я супруга: Мария Александровна (Гессенская)
  • дети: Александра
  • Николай
  • Александр III
  • Мария
  • Владимир
  • Алексей
  • Сергей
  • Павел
  • 2-я супруга: Екатерина Михайловна (Долгорукова)
  • дети: Георгий
  • Ольга
  • Борис
  • Екатерина
Александр III
  • супруга: Мария Фёдоровна (Датская)
  • дети: Николай II
  • Александр
  • Георгий
  • Ксения
  • Михаил
  • Ольга
Николай II
  • супруга: Александра Фёдоровна (Гессенская)
  • дети: Ольга
  • Татьяна
  • Мария
  • Анастасия
  • Алексей
1-е поколение нет
2-е поколение
3-е поколение
4-е поколение
5-е поколение
6-е поколение
7-е поколение
8-е поколение

Принцессы Дании из династии Глюксбургов по рождению

1-е поколение

2-е поколение

3-е поколение

4-е поколение

5-е поколение

6-е поколение

  • * Принцессы Греческие и Датские

Российская императрица Мария Фёдоровна. Судьба датской принцессы в России

Ровно 170 лет назад, 26 ноября 1847 года, родилась российская императрица Мария Фёдоровна, ставшая супругой императора Александра III и являвшаяся матерью последнего российского императора Николая II. Датчанка по происхождению она 52 года из своей более чем 80-летней жизни прожила в России, став предпоследней российской императрицей. Революционная смута 1917 года пощадила ее, она смогла вернуться назад в Данию, где и скончалась в спокойной обстановке в 1928 году.
Марии Фёдоровне была уготована яркая и полная драматических событий жизнь. Датская принцесса, она была сначала обручена с одним, но вышла замуж за другого, чтобы стать затем императрицей изначально чужой для себя страны. В ее жизни уместились и счастье любви, и большое количество потерь. Она пережила не только своего мужа, но и сыновей, внуков и даже свою страну. В конце своей жизни она вернулась назад в Данию, которая оставалась одним из немногих уголков спокойствия и благополучия в межвоенной Европе.
Мария Фёдоровна, урожденная Мария София Фредерика Дагмар, родилась 14 ноября (26 ноября по новому стилю) 1847 года в Копенгагене. Происходила из правящей в Дании с середины XV века Шлезвиг-Гольштейн-Зондербург-Глюксбургской династии, принадлежащей к немецкому Ольденбургскому роду. К нему же — к младшим ветвям рода — принадлежали правители соседней Швеции, несколько немецких князей и, в некоторой степени, российские императоры. Пётр III предок по мужской линии всех последующих Романовых происходил именно из Гольштейн-Готторпской линии Ольденбургского рода.

Императрица Мария Фёдоровна в русском платье с диадемой и колье из 51 бриллианта, 1883 год
Ее отцом был датский король Кристиан IX, матерью Луиза Гессен-Кассельская. В семье было шестеро детей: наследник престола Фредерик, Александра, Вильгельм, Дагмар, Тира и Вальдемар. Это была дружная датская семья, в которой особой любовью пользовалась именно вторая дочь Дагмар, или официально Мария-София-Фредерика-Дагмар. Ее доброта, искренность и деликатность снискали ей всеобщую любовь среди многочисленных родственников по всей Европе. Дагмар умела нравиться всем без исключения — не потому, что прикладывала к этому какие-то особые усилия, а в силу врожденного очарования. Не будучи редкостной красавицей, принцесса Дагмар, тем не менее, выделялась особой прелестью, которая не могла оставить равнодушным практически никого.
Родная сестра Дагмар — Александра Датская стала в будущем супругой британского короля Эдуарда VII, их сын — Георг V обладал портретным сходством с Николаем II — сыном Дагмар и императора Александра III. Стоит отметить, что датские принцессы весьма ценились на европейской «ярмарке невест» для знатных аристократичных родов. Поэтому нет ничего удивительного в том, что на юную Дагмар, которая славилась своим замечательным характером и обаянием, обратили внимание и в России. Российский император Александр II и его жена Мария Александровна (урожденная принцесса Гессен-Дармштадтская), как раз занимались поиском жены для своего старшего сына, наследника престола Николая Александровича.
В 1864 году отец отправил Николая путешествовать по Европе, в частности посетить Копенгаген, где ему советовали особо обратить внимание на юную Дагмар, о которой в царской семье слышали много хорошего. Брак с принцессой из Дании был выгоден России. Так империя хотела упрочить свое положение на Балтийском море в пику Пруссии и Германии. Также данный брак устанавливал бы новые родственные связи, в том числе с Великобританией, отношения с которой долгое время были очень натянутыми. Помимо этого неизменные немецкие невесты в России уже надоели, а датчанка (хоть и из немецкого по своему происхождению рода) никого бы сильно не раздражала ни при дворе, ни в народе. Выгоден был такой брак и Дании — небольшому балтийскому государству, которое получало бы сильного союзника.
Наследник цесаревич Николай Александрович с невестой, принцессой Дагмар
Николай Александрович приехал в Копенгаген, чтобы только познакомиться, но сразу же влюбился в юную принцессу. Большеглазая, невысокого роста, миниатюрная она не блистала особой красотой, но покоряла своей живостью, шармом и очарованием. Уже 16 сентября 1864 года Николай сделал принцессе Дагмар предложение, и она приняла его. Она полюбила российского наследника, согласившись ради него сменить веру на православие — это было необходимым условием брака. Однако во время путешествия по Италии цесаревич неожиданно для всех заболел. Начиная с 20 октября 1864 года, он лечился в Ницце. Весной 1865 года его состояние здоровья существенно ухудшилось. 10 апреля к нему в Ниццу прибыл император Александр II, там же был его родной брат Александр и принцесса Дагмар. В ночь на 12 апреля 1865 года после многочасовой агонии 22-летний наследник российского престола скончался, причиной его смерти был туберкулезный менингит. Горе Дагмар поразило тогда всех, в 18 лет она стала вдовой, так и не успев выйти замуж, от скорби и пролитых слез она даже похудела. Неожиданная смерть наследника потрясла также всю Российскую Империю и семью Романовых.
При этом российский император Александр III не забыл о Дагмар, по достоинству оценив ее преданность и сильный характер. Теперь российский императорский дом хотел, чтобы она вышла за нового наследника Александра Александровича, стоит отметить, что привязанность между ними возникла еще тогда, когда они вместе ухаживали за умирающим цесаревичем Николаем в Ницце. Уже 17 июня 1866 года состоялась их помолвка в Копенгагене, а спустя три месяца — 1 сентября 1866 года датская принцесса прибыла в Кронштадт, где ее встречала вся императорская семья. В октябре 1866 года Дагмар приняла православие под именем Марии Фёдоровы — отчество ей дали в честь иконы Фёдоровской Божьей Матери, являвшейся покровительницей дома Романовых. 28 октября 1866 состоялось венчание великого князя Александра Александровича и великой княгини Марии Фёдоровны, резиденцией молодоженов стал Аничков дворец.
Жизнерадостная и жизнелюбивая по своему характеру Мария была тепло принята столичным и придворным обществом. Ее брак с Александром, несмотря на то, что их отношения завязались при достаточно скорбных обстоятельствах (вдобавок сам Александр успел до этого победить сильную сердечную привязанность к фрейлине Марии Мещерской), оказался крайне удачным. На протяжении практически 30-летней совместной жизни супруги сохраняли к друг другу искреннюю привязанность. Отношения Александр III и Марии Фёдоровны были удивительными для дома Романовых. Несомненная любовь и взаимная нежность на протяжении всей жизни — невероятная редкость в царском роду, где часто считалось нормой, женившись по расчету, заводить любовниц. Не был в этом плане исключением и Александр II, но об этом позже.
Великий князь Александр Александрович и великая княгиня Мария Федоровна
Очарование молодой жены наследника престола нравилось всем, оказывая на людей по-настоящему магическое действие. Несмотря на свой небольшой рост Мария Фёдоровна отличалась такими величественными манерами, что своим появлением могла затмить всех. На редкость общительная, подвижная, с веселым и живым характером, она сумела вернуть российскому императорскому дому тот блеск, который был потерян после болезни императрицы Марии Александровны. При этом Мария Фёдоровна любила живопись и увлекалась ей, она даже брала уроки у известного российского художника А. П. Боголюбова, также она очень любила верховую езду. И хотя поведение Мария Фёдоровны давало многим повод упрекнуть молодую цесаревну в некотором легкомыслии и поверхностности своих интересов, она не смотря на это пользовалась всеобщим уважением. В этом нет ничего удивительного, она обладала цельным и очень сильным характером и вместе с тем удивительным чувством такта, который не позволял ей открыто демонстрировать собственное влияние на супруга.
У молодой цесаревны складывались прекрасные отношения со свекровью и свекром. Александр II относился к ней с нескрываемой симпатией, которая несколько сглаживала росшее год от года охлаждение в отношениях с его старшим сыном. Все дело в том, что цесаревич Александр и его близкое окружение к началу 1870-х годов превратились практически в оппозиционный политический кружок. Ни о какой критике Царя-Освободителя и его деятельности речь не шла, однако нескрываемое внимание ко всему русскому, противопоставление устремлений и национальных чувств космополитизму императорского двора и российской аристократии выглядели демонстративно. При этом стойкую неприязнь будущий император испытывал к Германии (особенно к Пруссии), в чем находил полную поддержку своей жены. К Пруссии, которая отторгла после войны 1864 года у ее родной Дании часть земель — Шлезвиг и Гольштейн (справедливости ради, населенных главным образом немцами), Мария Фёдоровна испытывала устойчивую неприязнь. Напротив император Александр II обожал своего родственника, прусского короля и императора Германии Вильгельма.
Существовала и еще одна проблема, которая серьезно усложняла взаимоотношения отца и сына. Последние полтора десятилетия перед своей смертью император Александр II вел двойную жизнь. Его сильнейшая страсть к молодой княжне Екатерине Долгоруковой стала причиной того, что император Российской империи жил на две семьи, а после смерти своей законной жены в 1880 году, он выждав минимальный срок траура, не обращая внимания на мнение родни, женился на своей давней возлюбленной. Этот брак был морганатическим, а это значило, что новая жена и ее потомки не смогут претендовать на императорский трон. Однако и без того натянутые отношения с цесаревичем еще более обострились. К тому же в столице ходили слухи о том, что император собирается короновать «Катю». Все это время Мария Фёдоровна оставалась на стороне своего мужа, разделяя все его чувства, но также играла и роль «буфера», пытаясь насколько это было в ее силах, смягчать и сглаживать конфликты в семье Романовых.
Цесаревна и великая княгиня Мария Фёдоровна с детьми. Слева направо: Георгий, Ксения, Николай, 1879 год
За 14 лет брака у Александра Александровича и Марии Фёдоровны родилось шестеро детей. В 1868 году на свет появился первенец — Николай — будущий последний российский император Николай II, которого в семье все звали Ники, через год появился — Александр (умер, не дожив до года, в апреле 1870 года), в 1871 году — Георгий (умер в 1899 году), в 1875 году — дочь Ксения (умерла в 1960 году в Лондоне), а еще через три годы — Михаил (убит в 1918 году). Последний их ребенок — дочь Ольга родилась в 1882 году (умерла в 1960 году в Торонто), когда Александр уже был императором России.
В марте 1881 года в результате террористической атаки погиб император Александр II. По стечению обстоятельств удачное покушение на государя было совершено в тот день, когда он собирался подписать проект политических реформ, получивших название «Конституции Лорис-Меликова». Пусть данный проект и намечал лишь первые робкие шаги на пути к конституционному ограничению самодержавия, он мог стать началом преобразований всей страны. Но этого не произошло. На престол взошел новый император старший сын Александра II, ставший Александром III, в том же году Мария Фёдоровна стала действующей императрицей, а после смерти своего супруга в 1894 году — вдовствующей императрицей.
Александр III в отличие от своего отца проводил политику контрреформ, все возможные конституционные преобразования были отменены. В то же время за годы царствования Александра III Россия не вела ни одной войны, за что монарх получил официальное прозвание Царь-Миротворец. Его тринадцатилетнее царствование было спокойным и неторопливым, как и сам самодержец. При этом личная жизнь императора, как и прежде, была пронизана счастьем. Оно не было беззаботным, однако действительно было. Внешне в жизни Александра и Марии почти ничего не изменилось. Император, как и раньше, оставался подчеркнуто, некоторые отмечали, что до аскетизма, скромным в быту, и в таком его поведении не было никакой позы. Мария и Александр часто тосковали друг по другу, поэтому старались расставаться как можно реже, а когда это происходило, писали друг другу каждый день письма. Опубликованные позднее эти письма сохранили массу трогательных свидетельств их влюбленности, которая не была растеряна на протяжении всех лет их совместной жизни.

Мария Фёдоровна со своим сыном, российским императором Николаем II
Современники отмечали, что в царской семье всегда царила удивительно дружелюбная атмосфера, не было конфликтов. Детей они воспитывали в любви, но при этом не баловали. Родители, которые ценили организованность и порядок, старались привить своим детям любовь ко всему русскому, идеалам, традициям, веру в Бога. При этом при императорском дворе была принята английская система воспитания, которая предусматривала обязательные овсяные каши на завтрак для детей, много свежего воздуха и холодные ванны для закалки. Сами супруги не только держали детей в строгости, но и сами жили достаточно скромно, не одобряя роскошь. К примеру, отмечалось, что на завтрак у императора и императрицы были лишь вареные яйца и ржаной хлеб.
Их счастливый брак продолжался до смерти императора Александра III в 1894 году, он умер в достаточно молодом возрасте, не дожив и до 50 лет. На российский трон взошел сын Александра и Марии Николай II. В годы его царствования вдовствующая императрица покровительствовала Сергею Витте и проводимой им политике. Большое внимание Мария Фёдоровна уделяла общественной деятельности. Она попечительствовала Обществу спасения на водах, Женскому патриотическому обществу, возглавляла Ведомства учреждений императрицы Марии (различные воспитательные дома, учебные заведения, приюты для обездоленных и беззащитных детей, богадельни), большое внимание уделяла Российском обществу Красного Креста (РОКК). Благодаря инициативам Марии Фёдоровны в бюджет этой организации шли пошлины за оформление заграничных паспортов, а также железнодорожные сборы с пассажиров первого класса. В годы Первой мировой войны она добилась того, чтобы «подепешный сбор» — 10 копеек с каждой телеграммы также отправлялся на нужды общества, что значительно увеличило бюджет РОКК и объем оказываемой им помощи.
В июне 1915 года вдовствующая императрица на месяц выезжала в Киев, а в августе того же года умоляла своего сына Николая II не принимать на себя верховное главнокомандование, но безрезультатно. В 1916 году окончательно перебралась из Петербурга в Киев, поселившись в Мариинском дворце. В годы войны она занималась организацией работы госпиталей, а также многочисленных санитарных поездов, в которых поправляли свои здоровье сотни тысяч раненых русских солдат и офицеров. Здесь же в Киеве 19 октября 1916 года она отметила полувековой юбилей своего непосредственного участия в делах Ведомства учреждений императрицы Марии.
Вдовствующая императрица Мария Фёдоровна и ее камер-казак Тимофей Ящик. Копенгаген, 1924 год
В Киеве же Мария Фёдоровна узнала об отречении своего сына, после чего выезжала в Могилев, чтобы встретиться с ним. После этого со своей младшей дочерью Ольгой и мужем старшей дочери Ксении великим князем Александром Михайловичем перебралась в Крым, откуда была эвакуирована в 1919 году на борту британского линкора «Мальборо». Уже из Великобритании она вернулась в родную Данию, где поселилась на вилле Видёре, где ранее она жила со своей сестрой Александрой. В Дании ее сопровождал камер-казак Ящик Тимофей Ксенофонтович, который все это время выполнял роль ее телохранителя. Находясь в Дании, Мария Фёдоровна отклоняла все попытки русской эмиграции вовлечь ее в политическую деятельность.
Мария Фёдоровна скончалась 13 октября 1928 года в возрасте 81 года. После отпевания 19 октября в местной православной церкви ее прах был помещен в саркофаг в Королевской усыпальнице Кафедрального собора, расположенной в датском городе Роскилле рядом с прахом ее родителей. Здесь же в настоящее время покоятся и члены датской королевской семьи.
В 2004-2005 годах между датским и российским правительством было достигнуто соглашение о переносе останков императрицы Марии Фёдоровны из Роскилле в Санкт Петербург, где она завещала похоронить себя рядом со своим супругом. 26 сентября на борту датского корабля «Эсберн Снаре» прах Марии Фёдоровны отправился в свое последнее путешествие в Россию. В российских территориальных водах датчан встречал флагман Балтийского флота «Неустрашимый», который сопроводил датский корабль в порт. По прибытии кораблей в порт российский военный корабль «Смольный» встретил их 31 орудийным залпом, именно столько пушечных залпов было произведено по приезде датской принцессы в Кронштадт в 1866 году. 28 сентября 2006 года гроб с останками императрицы Марии Фёдоровны был захоронен в Санкт-Петербурге в соборе святых Петра и Павла на территории Петропавловской крепости рядом с могилой ее супруга Александра III.
По материалам из открытых источников

МАРИЯ ФЕДОРОВНА, СУПРУГА АЛЕКСАНДРА III

Императрица Мария Федоровна, супруга императора Александра III, 1880-е (портрет Н. Крамского)

Мария Федоровна (1847-1928), императрица, супруга императора Александра III, до бракосочетания принцесса Мария-София-Фридерика-Дагмара, дочь датского короля Христиана IX и Луизы Гессенской.

Родилась 14 ноября 1847 года в Копенгагене в семье будущего короля Дании Христиана IX, впоследствии прозванного «тестем» Европы. Среди ее братьев и сестер были будущий король Дании Фредерик VIII, будущий король Греции Георгий I, а также будущая королева Англии Александра. Принцесса Минни, как называли Мари Софи Фредерике Дагмар в детстве, была четвертым ребенком из шести детей королевской четы.

Она была едва ли не с младенческих лет обручена с цесаревичем Николаем Александровичем, старшим сыном Александра II, но 12 апреля 1865 г. цесаревич скончался в Ницце. На смертном одре он просил своего брата Великого князя Александра и свою невесту после его смерти вступить в брак.

После его смерти возникла привязанность между Дагмарой и великим князем Александром Александровичем, которые вместе ухаживали за умирающим цесаревичем.

Александр Александрович записал в дневнике:

«Я чувствую, что могу и даже очень полюбить милую Минни (так в семье Романовых звали Дагмару), тем более что она так нам дорога. Даст Бог, чтобы все устроилось, как я желаю. Решительно не знаю, что скажет на все это милая Минни; я не знаю её чувства ко мне, и это меня очень мучает. Я уверен, что мы можем быть так счастливы вместе. Я усердно молюсь Богу, чтобы Он благословил меня и устроил мое счастье».

11 июня он решился сделать предложение, о чем в тот же день написал отцу:

«Я уже собирался несколько раз говорить с нею, но все не решался, хотя и были несколько раз вдвоем. Когда мы рассматривали фотографический альбом вдвоем, мои мысли были совсем не на картинках; я только и думал, как бы приступить с моею просьбою. Наконец я решился и даже не успел всего сказать, что хотел. Минни бросилась ко мне на шею и заплакала. Я, конечно, не мог также удержаться от слез. Я ей сказал, что милый наш Нике много молится за нас и, конечно, в эту минуту радуется с нами. Слезы с меня так и текли. Я её спросил, может ли она любить ещё кого-нибудь, кроме милого Никса. Она мне отвечала, что никого, кроме его брата, и снова мы крепко обнялись. Много говорили и вспоминали о Никсе, о последних днях его жизни в Ницце и его кончине. Потом пришла королева, король и братья, все обнимали нас и поздравляли. У всех были слезы на глазах».

Император Александр III с супругой Марией Федоровной

17 июня 1866 была помолвка в Копенгагене, а через три месяца нареченная невеста прибыла в Кронштадт. В связи с замужеством принцесса Дагмар приняла Православие. 13 октября состоялось обручение, миропомазание и наречение новым именем — великой княгиней Марией Федоровной, а ещё через полмесяца, 28 октября 1866 года, был издан манифест о вступлении в брак наследника Российского престола Александра Александровича и Марии Федоровны.

Как свидетельствуют историки, Мария Феодоровна была очень живой, активной женщиной, любившей светские увеселения, долго сохранявшей молодость и отличавшейся безупречным вкусом.

Во время русско-турецкой войны 1877–1878 стала сестрой милосердия.

1 марта 1881 г. император Александр II был убит боевиками «Народной Воли». Вступив в управление страной, престолонаследник только спустя два года, 15 мая 1883 года, официально короновался как Александр III в Успенском соборе Кремля.

Принцесса датская Дагмара, крещенная в Православии Марией Федоровной, была цесаревной 16 лет, императрицей – 11 лет. Ее почти 30-летний брак с Александром III был довольно счастливым, несмотря на несхожесть характеров супругов. В императорской семье родилось шестеро детей: Николай (император Николай II) (1868), Александр (1869) (умер в младенчестве), Георгий (1871), Ксения (1875), Михаил (1878), Ольга (1882).

Датскому происхождению Марии Фёдоровны приписывают её неприязнь к Германии, повлиявшую якобы на внешнюю политику Александра III.

В 1892 году Александр III получил травму во время крушения царского поезда в Борках. Спасая семью, император удержал на плечах падающую крышу вагона-ресторана. Заболевание почек, как следствие травмы, быстро прогрессировало, и 20 октября 1894 года, в возрасте 49 лет, он скончался на руках у императрицы в Ливадии. За годы правления Миротворца в Европе не произошло ни одного вооруженного конфликта. При этом России удалось бескровно присоединить обширные пространства в Средней Азии, начать строительство броненосного флота, развить промышленность и заложить фундамент экономического роста. Кончина русского царя вызвала громадный международный резонанс.

На престол вступил император Николай II. Вдовствующая императрица нередко относилась критически к политике своего сына, но не стремилась оказывать прямого влияния на государственные дела.

Императрица Мария Феодоровна на протяжении всей своей жизни активно занималась благотворительной деятельностью и внесла значительный вклад в совершенствование системы образования в России. В годы Первой мировой войны Мария Феодоровна вела большую работу на посту главы Российского общества Красного Креста. По мысли имп. Марии Федоровны возникли Мариинские женские училища для малообразованных и малообеспеченных девушек-горожанок. Она также попечительствовала Женскому патриотическому обществу, Обществу спасения на водах, возглавляла Ведомства учреждений императрицы Марии (учебные заведения, воспитательные дома, приюты для обездоленных и беззащитных детей, богадельни).

В годы Первой мировой войны она продолжала работать в Красном кресте, лично помогая раненым воинам.

Была сторонницей конституционной монархии, пыталась предостеречь сына – императора Николая II от влияния Распутина.

С начала 1915 г. Марии Федоровне проводит два долгих года в Киеве, в Царском дворце, занимаясь организацией госпиталей, санитарных поездов и санаториев, где поправляли свое здоровье тысячи раненных. Императрица-мать в любое время года очень любила гулять по дворцовому парку, который назвали Мариинским. Такое же название и получил Царский дворец, ставший с 1915 г. резиденцией Марии Федоровны. Её посещали многочисленные дети, внуки, невестка и сопровождающий её, ненавистный Григорий Распутин.

Императрица Мария Федоровна с детьми: Ольгой, Михаилом, Ксенией, Георгием. Наследник Цесаревич Николай Александрович в форме Конвоя.

Императрица Мария Феодоровна провела в России более 50 лет, пережила революцию, стоившую жизни двум ее сыновьям и пяти внукам.

Весть об отречении Николая II застала Марию Федоровну в Киеве. Она немедленно выехала в Петроград, чтобы увидеть и морально поддержать сына. Петроградский совет требовал ареста всех членов Российского Императорского Дома, однако Временное правительство позволило Марии Федоровне выехать в Крым. В апреле 1918 г. Ялтинский совет настаивал на казни всех членов Императорского Дома, проживавших в Крыму, но этого не допустил Севастопольский совет.

После вступления в Крым германских войск все представители низложенной династии оказались под немецким военным надзором. Оккупационные власти препятствовали выезду императрицы в Данию, от переселения в Германию она отказалась сама, поскольку возлагала на Германию значительную долю ответственности за большевистский переворот в России.

После революции 9 ноября 1918 г. в Германии помощь членам Дома Романовых в Крыму предложила Великобритания. В апреле 1919 г. сестра государыни королева Александра Британская прислала за ней крейсер «Мальборо». Вдовствующая императрица заявила, что уедет только в том случае, если с ней будут эвакуированы все русские, которые того пожелают. 13 апреля «Мальборо» прибыл в Константинополь, затем высадил всех Романовых на Мальте, а оттуда на крейсере «Нельсон» они отплыли в Великобританию. 10 мая вдовствующую императрицу на вокзале «Виктория» встретили король Георг V, королева Мария и вдовствующая королева Александра. 15 августа Мария Федоровна в сопровождении брата принца Вольдемара Датского и свиты из 11 человек отправилась в родную Данию.

Несмотря на теплый прием на родине, в дальнейшем мать последнего российского царя испытывала в Дании серьезные затруднения как политического, так и материального характера. Из-за недостатка средств ей даже пришлось временно вновь приехать в Великобританию в ноябре 1922 г. Датчане даже организовали сбор пожертвований в ее пользу.

В эмиграции оставалась для многих Символом не только навсегда «ушедшей России», но и несгибаемого присутствия духа и силы воли! Она основала многочисленные благотворительные фонды в поддержку нуждающихся эмигрантов.

Она до конца жизни так и не поверила в гибель своих сыновей Николая и Михаила, невестки и внуков. Время от времени ее мучили аферисты всяческого рода, выдававшие себя за ее мнимо спасшихся внуков: Ольгу, Марию, Анастасию, Алексея, – с требованием признания личности и прав наследования. Одной из лже-Анастасий при личной встрече (историки не совсем точно уверены, где и когда она состоялась) Мария Федоровна якобы твердо сказала: «Милая, я не знаю, кто Вы и какую цель преследуете. Оставьте меня в покое. Если Вам нужны деньги, я дам Вам их. Но деньги это – ничто! Вы счастливее меня, Вы молоды, у Вас впереди вся жизнь. Я, в отличии от Вас, потеряла все: мужа, семью, положение, Родину. У меня остались только воспоминания. И они принадлежат лишь мне. Вы на них права не имеете!»

Императрица Мария Феодоровна скончалась 13 октября 1928 года в Видере (Дания). Ее отпевали 19 октября в церкви святого Александра Невского в Копенгагене. Затем гроб с телом Марии Федоровны был доставлен траурным кортежем в кафедральный собор в городе Роскильде (Дания). Ее прах был помещён в саркофаг в Королевской усыпальнице кафедрального собора рядом с прахом её родителей. Там же покоятся и члены датской королевской семьи.

Перезахоронение останков Марии Феодоровны в России

В 2004-2005 гг. между российским и датским правительством было достигнуто соглашение о переносе останков Марии Фёдоровны из Роскильде в Петропавловский собор в Санкт-Петербурге, где Мария Федоровна завещала похоронить себя рядом с мужем.

Торжественные церемонии, связанные с перезахоронением, прошли с 22 по 28 сентября в Копенгагене и Санкт-Петербурге.

26 сентября 2006 года около 6 часов утра корабль ВМС Дании «Эсберн Снаре» с прахом императрицы Марии Феодоровны прибыл в сопровождении флагманского корабля Балтийского флота «Неустрашимый» в Кронштадт. 26 сентября — именно в этот день в 1866 году датская принцесса впервые ступила на Российскую землю. Затем корабль с гробом прибыл на пристань в Петергоф. Под колокольный звон, в сопровождении воинского эскорта, гроб был доставлен в церковь святого Александра Hевского в Петергофе — во времена царствования Александра III это была придворная церковь императрицы Марии. В готической капелле храма святого Александра Невского в Петергофе прошла панихида по императрице. Доступ к гробу был открыт для поклонения до вечера 27 сентября.

28 сентября саркофаг с останками вдовствующей Российской императрицы был установлен в соборе свв. Петра и Павла рядом с саркофагом ее супруга — Александра III.

Использованные материалы

  • Императрица Мария Феодоровна – возвращение в Россию // Седмица.RU
  • В Россию доставлен прах императрицы Марии Феодоровны // Седмица.RU

Мария Федоровна Романова — предпоследняя русская императрица, жена императора Александра III, мать последнего русского царя Николая II.
Мария-София-Фредерика-Дагмара, или просто Дагмар, дочь Кристиана, принца Глюксбургского, впоследствии Кристиана IX, короля Дании, принцесса Датская, в православии Мари́я Фёдоровна (Феодоровна) (14 (26) ноября 1847 Копенгаген, Дания — 13 октября 1928 замок Видёре под Клампенборгом, Дания).
Прожила на свете 81 год, из них 52 — в России. Была цесаревной 16 лет, императрицей — 11 лет, прожила 28 лет в счастливом браке, за это время в семье родилось шестеро детей: Николай, Александр, Георгий, Ксения, Михаил, Ольга.
Императрица Мария Фёдоровна в русском платье с диадемой и колье из 51 бриллианта. 1883 г. Автограф на фотографии «Мария»
Её родная сестра — Александра Датская, супруга британского короля Эдуарда VII, сын которых Георг V имел портретное сходство с Николаем II.
Принцессы Датские Александра и Мария.
Тезоименитство — 22 июля по юлианскому календарю (Марии Магдалины), неприсутственный день в царствования Александра III и Николая II, а также Александра II.
Цесаревна и великая княгиня Мария Фёдоровна с детьми. Слева направо: Георгий, Ксения, Николай. 1879
Мария Федоровна (принцесса Дагмар) в молодости
В семейных делах, в вопросах воспитания детей решающее слово оставалось за матерью, Марией Федоровной. Обстановка в семье была на редкость спокойной, дружелюбной. Во всем чувствовался размеренный порядок, олицетворением которого была бывшая датская принцесса. Мария Федоровна пользовалась не только любовью, но и большим уважением мужа. Природный ум и политическая интуиция жены помогали Александру III лучше ориентироваться в отношениях с окружавшими его людьми. Мария Федоровна сопровождала мужа везде: на балах и раутах, в поездках по святым местам, на военных парадах, и даже на охоте. Когда, в силу обстоятельств, им приходилось все же расставаться, супруги скучали друг без друга и писали подробнейшие письма.
Мария Федоровна была одной из самых примечательных фигур в царской семье. Очарование ее удивительной личности оказывало магическое воздействие на всех, кто ее окружал. По словам Феликса Юсупова, «несмотря на маленький рост, в ее манерах было столько величия, что там, куда она входила, не было видно никого, кроме нее». Светская, приветливая, любезная, чрезвычайно общительная, Мария Федоровна знала все и вся, ее постоянно видели, она олицетворяла в совершенной степени ту обаятельность, которой научить невозможно. Она была любима всеми, начиная с представителей высшего общества и кончая нижними чинами Кавалергардского полка, шефом которого она была.
Расписанная по часам жизнь двора никак не мешала благотворительной работе императрицы, на которую она всегда находила время. Огромная общественная деятельность Марии Федоровны как главы организации Ведомства учреждений императрицы Марии и Российского Общества Красного Креста, во главе которых она стояла, оставили заметный след в истории нашего Отечества. 24 апреля 1878 года указом императора Александра III она была награждена знаком отличия Красного Креста первой степени за попечение о раненых и больных воинах в период русско-турецкой войны. Мария Федоровна была также попечительницей многих монастырей. Из ее личных средств оказывалась денежная помощь и благотворительным организациям Дании.
Первоначально была невестой цесаревича Николая Александровича, старшего сына Александра II, умершего в 1865 году. После его смерти возникла привязанность между Дагмарой и великим князем Александром Александровичем, которые вместе ухаживали за умирающим цесаревичем.
Александр Александрович записал в дневнике: «Я чувствую, что могу и даже очень полюбить милую Минни , тем более что она так нам дорога. Даст Бог, чтобы все устроилось, как я желаю. Решительно не знаю, что скажет на все это милая Минни; я не знаю её чувства ко мне, и это меня очень мучает. Я уверен, что мы можем быть так счастливы вместе. Я усердно молюсь Богу, чтобы Он благословил меня и устроил мое счастье».
Императрица Мария Фёдоровна со своей сестрой Александрой, принцессой Уэльской и своим супругом российским императором Александром III 1885 г.
11 июня 1866 года цесаревич решился сделать предложение, о чём в тот же день написал отцу: «Я уже собирался несколько раз говорить с нею, но все не решался, хотя и были несколько раз вдвоём. Когда мы рассматривали фотографический альбом вдвоем, мои мысли были совсем не на картинках; я только и думал, как бы приступить с моею просьбою. Наконец я решился и даже не успел всего сказать, что хотел. Минни бросилась ко мне на шею и заплакала. Я, конечно, не мог также удержаться от слез. Я ей сказал, что милый наш Никс много молится за нас и, конечно, в эту минуту радуется с нами. Слезы с меня так и текли. Я её спросил, может ли она любить ещё кого-нибудь, кроме милого Никса. Она мне отвечала, что никого, кроме его брата, и снова мы крепко обнялись. Много говорили и вспоминали о Никсе, о последних днях его жизни в Ницце и его кончине. Потом пришла королева, король и братья, все обнимали нас и поздравляли. У всех были слезы на глазах».
17 июня 1866 года состоялась помолвка в Копенгагене; спустя три месяца нареченная невеста прибыла в Кронштадт. 13 октября приняла православие (через миропомазание), получив новое имя и титул — великая княгиня Мария Фёдоровна.
Цесаревич Александр Александрович и датская принцесса Дагмар. Июнь 1866 г.
Цесаревич Александр Александрович и датская принцесса Дагмар. 1866 г.
Браковенчание было совершено в Большой церкви Зимнего дворца 28 октября (9 ноября) 1866 года; после чего супруги жили в Аничковом дворце.
Мария, жизнелюбивая и жизнерадостная по характеру, была тепло принята придворным и столичным обществом. Брак её с Александром, несмотря на то, что их отношения завязались при таких скорбных обстоятельствах (вдобавок, Александру пришлось победить сильную сердечную привязанность к фрейлине Марии Мещерской), оказался удачным; в продолжение почти тридцатилетней совместной жизни супруги сохранили друг к другу искреннюю привязанность.
Императрица Мария Федоровна в мундирном платье лейб-гвардии Кирасирского Е. И. В. собственного имени полка. 1890-е
Фотограф И. М. Пономарев
Известно, какой любовью и глубоким уважением супруга, императора Александра III, пользовалась Мария Федоровна, создательница и глава Института своего имени, в ведении которого находились учебные заведения, воспитательные дома, приюты для обездоленных детей, богадельни. Императрица возглавляла и Российское общество Красного Креста; была шефом полков Кавалергардского и Кирасирского, а еще — Гвардейского экипажа. Вместе с Марией Федоровной император Александр III создавал придворный оркестр и фонды Русского музея. На деньги царской казны супруги заказывали картины художникам-передвижникам — Крамскому, Верещагину, Репину, Поленову. Вместе музицировали: Мария играла на фортепиано, Александр — на кларнете. По воспоминаниям современников, Мария Федоровна, бесспорно, была художественно и музыкально одаренной натурой. Как утверждает историк Ю.В Кудрина, поэты и композиторы посвящали императрице стихи и романсы. Мало кто знает, что великий П.И. Чайковский был тесно связан с Марией Федоровной и написал 12 романсов, ей посвященных, многие из которых — на слова известного поэта, великого князя Константина Константиновича Романова.
Была противницей брака своего старшего сына Николая Александровича с немецкой принцессой и, несмотря на то, что ей пришлось выполнить требование сына и дать согласие на этот союз, Мария Федоровна никогда не была с невесткой в дружественных отношениях. Свою ненависть к царствующей императрице вдовствующая императрица никогда не скрывала. Разногласия между обеими с годами все увеличивались еще и потому, что невестка имела сильную волю и не разрешала вмешиваться ни в свои семейные дела, ни в дела управления государством.
Мария Фёдоровна и Александр III в Дании, 1892
С 1881 императрица, после смерти мужа в 1894 — вдовствующая императрица. Датскому происхождению Марии Фёдоровны приписывают её неприязнь к Германии, повлиявшую якобы на внешнюю политику Александра III. В годы царствования Николая II покровительствовала С. Ю. Витте.

Первая мировая война застала Марию Федоровну в Дании. При попытке возвращения в Россию через Германию она подверглась на вокзале в Берлине грубым оскорблениям и вынуждена была вернуться в Копенгаген. Когда же Мария Федоровна затем возвращалась в Россию через Швецию и Финляндию, финны, особенно расположенные к вдовствующей российской императрице, не раз отстаивавшей их интересы в правительственных сферах России, приветствовали ее на железнодорожных станциях овациями и пением национальных гимнов.
Давние антинемецкие настроения Марии Федоровны нашли отражение в ее письме к вел. кн. Н. М. Романову от 7 сентября 1914 г., где она называла немцев варварами и чудовищами, внушающими ужас и отвращение. «…Японцы поступали с ранеными совершенно иначе, по-джентльменски, тогда как немцы хуже диких зверей. Надеюсь, ни одного из них не видеть всю мою жизнь. В течение пятидесяти лет я ненавидела пруссаков, но теперь питаю к ним непримиримую ненависть», — говорилось в том же письме.
В начале 1915 г. вдовствующая императрица переехала в Киев, где активно занялась попечительской деятельностью по линии Российского Красного Креста, который она возглавляла с 1880 г. Мария Федоровна регулярно посещала госпитали и лазареты, всегда находя теплые слова для раненых солдат. Особое внимание уделяла она слепым и калекам. При ее содействии были организованы специальные курсы и школы, где раненые после окончания лечения могли овладеть каким-либо ремеслом. Особенно часто Мария Федоровна посещала главный госпиталь Киева, попечительскую работу в котором вела ее дочь Ольга Александровна. Марии Федоровне помогали обер-гофмейстер Г. Д. Шервашидзе и гофмейстер В. А. Долгоруков.
Мария Фёдоровна покровительствовала искусству и, в частности, живописи. Одно время сама пробовала кисти, в чём её наставником был академик Лосев Н. Д.. Кроме того она попечительствовала Женскому патриотическому обществу, Обществу спасения на водах, возглавляла Ведомства учреждений императрицы Марии (учебные заведения, воспитательные дома, приюты для обездоленных и беззащитных детей, богадельни), Российское общество Красного Креста (РОКК) .
Вдовствующая императрица поддерживала также Датский Красный Крест (ДКК) и его деятельность в России. Благодаря её инициативе в бюджет РОКК шли пошлины за оформление загранпаспортов, железнодорожные сборы с пассажиров первого класса, а во время Первой Мировой войны — «подепешный сбор» в 10 копеек с каждой телеграммы, что существенно повлияло на увеличение бюджета Российского Красного Креста. В годы войны многие датские офицеры, врачи и другие лица работали в России добровольцами. Особое отделение «Б» при ДКК решало целый комплекс вопросов, в частности, инспектировало лагеря военнопленных на всей территории Российской империи, оказывало посредничество в доставке корреспонденции, раздаче продуктов питания и лекарств.
Мария Федоровна оказывала всяческое содействие ДКК, активно занимаясь как судьбой военнопленных, уроженцев Шлезвига, находившихся на территории России, так и русских военнопленных в Дании. Летом 1916 г. она обращала внимание сына на то, что Дания уже год тому назад предлагала переправить из Германии русских военнопленных, чтобы они были накормлены и чтобы сохранить им жизнь… «Эта акция, — писала императрица, — не будет стоить ничего. Датчане подготовили ее за свой счет». О радушном и доброжелательном отношении датчан к военнопленным из России постоянно сообщали русские дипломаты.
Мария Федоровна нечасто вмешивалась в большую политику, но в решающие моменты никогда не скрывала от сына своего мнения. Так, в 1915 г., когда Николай II решил стать во главе армии, она около двух часов уговаривала его в саду Елагинского дворца в Петербурге отказаться от своего решения. По свидетельству Анны Вырубовой, царь говорил ей, что разговор с матерью был еще тяжелее, чем с министрами (часть их, как известно, тоже была против того, чтобы Николай II стал верховным главнокомандующим), и что они расстались, не поняв друг друга.
Категорически возражала Мария Федоровна и против заключения сепаратного мира с Германией. 3 декабря 1916 г. она писала в Ставку царю: «Мы все находимся под впечатлением немецких предложений (о мире). Все время одно и то же, он (Вильгельм) стремится стать в позу миротворца и возложить всю ответственность на нас, если они (предложения о мире) не будут приняты. Я очень надеюсь, что никто не попадется на эту уловку, и мы, и наши союзники сохраним твердость и единство и отвергнем эту предложенную руку».
Императрица-мать неоднократно умоляла сына отослать Распутина, указывая на его нравственную низость, а царице запретить вмешиваться в государственные дела. Император не скрывал советов матери от жены, и отношения между царственными особами становились все более натянутыми. В придворных кругах, близких к Александре Федоровне, вдовствующую императрицу часто называли «Гневной». Действительно, многое из того, что творилось при императорском дворе, вызывало ее гнев и негодование. Императрица-мать, по воспоминаниям Е. А. Святополк-Мирской, неоднократно жаловалась на то, что «для нее ужасно действительно видеть, что сын все губит, понимать это и не быть в состоянии ничего сделать»
Современники отмечали, что Мария Федоровна принимала всю историю с Распутиным очень близко к сердцу. Во время ее беседы с председателем Совета министров В.Н. Коковцовым, состоявшейся в 1912 г. после того, как вопрос о принятии карательных мер против печати (в связи с откликами в прессе на слухи о Распутине) стал широко обсуждаться в Думе, Мария Федоровна горько плакала, обещала поговорить с государем и закончила беседу такими словами: «Несчастная моя невестка не понимает, что она губит династию и себя. Она искренне верит в святость какого-то проходимца, и все мы бессильны отвратить несчастье». После убийства Распутина в декабре 1916 г. Мария Федоровна просила сына не возбуждать следствия против убийц этого гения зла. В ответной телеграмме Николай II заверил мать, что никакого следствия производиться не будет, и дело об убийстве будет предано »воле Божьей»
В один из октябрьских дней 1916 г. царь вместе с сыном приехал в Киев. Это был последний визит Николая в материнский дом и последнее свидание Марии Федоровны с любимым внуком. Тимофей Ящик, лейб-казак, находившийся при Марии Федоровне последние годы ее жизни в России и в Дании, вспоминал, что при прощании с сыном и внуком императрица выглядела подавленной, но пыталась скрыть это и была общительной и даже веселой. Разговор, который состоялся в тот вечер между ней и царем, был, по словам Т. К. Ящика, «чрезвычайно серьезным».
Развитие событий в Петербурге в январе-феврале 1917 г. вызывало открытое беспокойство всех членов императорской семьи. 14 февраля 1917 г. кн. Феликс Юсупов писал кн. Николаю Михайловичу: «Как не хотят понять, что если не сделают то, что нужно, свыше, то это будет сделано снизу, сколько прольется невинной крови… «. Он предлагал, «если еще не поздно», принять решительные меры. Воспользовавшись отъездом императора в Ставку, с помощью императрицы-матери Марии Федоровны и «с людьми, которые ей могут помочь и поддержать», отправиться в Петроград и вместе с генералами М. В. Алексеевым и В. И. Гурко арестовать министра внутренних дел А.Д. Протопопова, председателя Госсовета И. Г. Щегловитого и отправить в Ливадию императрицу Александру Федоровну и Анну Вырубову. Только такие меры, по мнению Ф.Ф. Юсупова, могли еще спасти положение.
Мария Федоровна за две недели до отречения Николая II писала ему (орфография подлинника): «Так много случилось с тех пор что мы не виделись но мои мысли тебя не покидают и я понимаю что эти последние месяцы были очень тяжелыми для тебя. Это меня страшно мучает и безпокоит. Ты знаешь как ты мне дорог и как мне тяжело что не могу тебе помочь. Я только могу молиться за тебя и просить Бога подкрепить тебя и подвигнуть на то, чтобы ты мог сделать для блага нашей дорогой России все что в твоей власти».
Об отречении императора узнала в Киеве; вместе с младшей дочерью Ольгой и мужем старшей дочери Ксении великим князем Сандро перебралась в Крым; на британском судне вывезена в 1919 году в Великобританию, откуда вскоре переехала в родную Данию; поселилась на вилле Видёре (Hvidøre), где ранее жила летом вместе с сестрой Александрой.
По словам вел. кн. Ольги Александровны это известие «поразило нас, как гром среди ясного неба. Мы все были парализованы. Моя мать была вне себя, и я всю ночь провела у нее. На следующий день она поехала в Могилев, а я возвратилась назад к моей работе в госпитале».
В Ставке, куда Мария Федоровна прибыла вместе с вел. кн. Александром Михайловичем, она в последний раз встретилась со своим сыном. В чудом сохранившейся19 памятной книжке Марии Федоровны, начатой 1 января и оконченной 24 апреля 1917 г., ею сделаны краткие записи о пребывании в Могилеве и о последних встречах и беседах с сыном :
4/17 марта 1917. «В 12 часов прибыли в Ставку в страшную стужу и ураган. Дорогой Ники встретил меня на станции… Горестное свидание! Он открыл мне свое кровоточащее сердце, оба плакали… Бедный Ники рассказал обо всех трагических событиях, случившихся за два дня. Сначала пришла телеграмма от Родзянко, в которой говорилось, что он должен взять все с Думой в свои руки, чтобы поддержать порядок и остановить революцию; затем — чтобы спасти страну, предложил образовать новое правительство и… отречься от престола в пользу своего сына (невероятно!). Но Ники, естественно, не мог расстаться со своим сыном и передал трон Мише! Все генералы телеграфировали ему и советовали то же самое, и он… подписал манифест. Ники был неслыханно спокоен и величествен в этом ужасно унизительном положении».
6/19 марта. «Позор перед союзниками. Мы не только не оказываем влияния на ход войны, но и все потеряли…»
8/21 марта. «… один из самых горестных дней в моей жизни, когда я рассталась с моим любимым Ники!… Ники пришел после 12 проститься со штабом и остальными. Завтракали у меня в поезде… Был и командир полка георгиевских кавалеров. Бесподобный человек, произвел на меня прекрасное впечатление. Ники прощался с ним и георгиевскими кавалерами. Сидели до 5 часов, пока он не ушел. Ужасное прощанье! Да поможет ему Бог! Смертельно устала от всего. Нилов не получил разрешения ехать с Ники. Все очень грустно! Большая часть свиты остается в Могилеве… «
В марте 1917 г. Мария Федоровна с дочерью Ксенией и Ольгой и их мужьями — вел. кн. Александром Михайловичем и полковником Н. А. Куликовским — переехали в Крым. Здесь вдовствующая императрица находилась до апреля 1919 г. — сначала в Ай-Тодоре, а затем в Дюльбере и Каракасе. «Мы фактически арестованы, — писала ее дочь Ксения в июньские дни 1917 г. вел. кн. Николаю Михайловичу, — и находимся в руках Комитета (имеется в виду Ялтинский Совет рабочих депутатов. — Ю. К. ), которому правительство нас так мило подарило. За что и зачем, — никому неизвестно… Последние дни нам совершенно запрещено выходить из Ай-Тодора только из-за того, что ходят какие-то послы от контрреволюции, а мы-то при чем?… Если нам тяжело и часто все это невтерпеж, то каково же бедной Мама! Перед ней просто стыдно, и что ужасно, — это то, что ничем и никак ей не помочь! Видишь и сознаешь ее страдание и бессилен ее утешить, предпринять что-либо. Это ужасное наказание… Можешь себе представить, что эти уроды до сих пор держат письма Мама и только вернули ей небольшую часть ее вещей. И если бы ты только видел, как невыносимо больно и горько, что творится на фронтах. Это такой позор, который никогда не смоешь, что бы ни случилось!»
Несмотря на то, что Мария Федоровна отвергала всякую мысль об отъезде из России, она надеялась на встречу со своими близкими: «Мои мысли горестны, — писала она брату, — я чувствую постоянное уныние и неописуемые страдания, но я часто вижу перед собой Ваши дорогие лица и надеюсь, что я услышу и Ваши голоса. Кто бы мог подумать три года назад, когда мы расставались в Frihaven (порт в Копенгагене.), что война продлится так долго, и что страна поведет себя так позорно. Я никогда не могла представить себе, что нас вышвырнут, и что придется жить как беженцам в своей собственной стране!» Далее Мария Федоровна с негодованием писала, что одна из стокгольмских газет сообщила, будто судьба бросила ее на сторону революции. «Я была крайне возмущена, прочитав это сообщение… Надеюсь, что никто из Вас не поверил этому, только сумасшедший может написать обо мне что-либо подобное».
Находившиеся с Марией Федоровной родственники и близкие ей люди удивлялись тому, с каким мужеством держалась она в те трудные дни. Г. Д. Шервашидзе в письме к вел. кн. Николаю Михайловичу отмечал: «Ее величество приводит нас в восторг тем достоинством, с которым себя держит. Ни одной жалобы на стеснительное, не снившееся ей положение, в каком она пребывает, спокойное и приветливое выражение, одним словом такая, какою всегда была…
Датский королевский дом и правительство с осени 1917 г. предпринимали попытки по спасению жизни Марии Федоровны и ее ближайшего окружения. В шифрованной телеграмме от 10 сентября 1917 г. в адрес датского посольства в Петрограде говорилось, что правительство Дании дало свое согласие на приезд вдовствующей императрицы в Данию. В телеграмме также указывалось на необходимость выяснения его возможной даты и подготовки этой акции в условиях строгой секретности, «дабы не скомпрометировать высоких лиц государства»
Услышав о гибели царской семьи, вдовствующая императрица долгое время продолжала верить, что сын ее Николай II и его семья спаслись. Как пишет в своих воспоминаниях вел. кн. Александр Михайлович, находившийся в те годы рядом с Марией Федоровной, «вдовствующая императрица так никогда и не поверила советскому официальному сообщению, которое описывало сожжение тел царя и его семьи. Она умерла в надежде все еще получить известия о чудесном спасении Ники и его семьи».
В первые годы после возвращения в Данию Мария Федоровна жила в Копенгагене в королевском замке Амалинборг. Ее апартаменты находились в той части здания, в которой раньше жил ее отец, Кристиан IX, а напротив, через площадь находилась резиденция короля Кристиана X. Внук Марии Федоровны, Тихон Николаевич Куликовский-Романов, сын Ольги Александровны, в своих воспоминаниях о бабушке писал, что всегда питал глубокое уважение к Амама, как ее называли в семье. Она, казалось, была «всех главней». «Дом, сад, автомобиль, шофер Аксель, два камер-казака при кинжалах и револьверах, дежуривших в прихожей, и даже датские гвардейцы, бравшие на караул у своих красных будок, — вообще все, все, все было бабушкино и существовало для нее. Все остальные, включая и меня самого, были «ничто». Так мне казалось, и так до известной степени оно и было»
Мария Федоровна была очень популярна среди датчан, и, несмотря на то, что она имела неважное материальное обеспечение, продолжала помогать всем обращавшимся к ней за помощью. Однако датский король Кристиан X относился к своей тетушке довольно прохладно. Сохранилось немало историй, рассказывающих об их постоянных стычках. Одна из них произошла из-за счета за электричество. Однажды вечером к Марии Федоровне явился слуга короля и от его имени попросил погасить часть ламп, так как последний счет за электричество оказался слишком большим. В ответ Мария Федоровна вызвала камердинера и велела зажечь все лампы на своей половине.
Мария Федоровна испытывала серьезные материальные затруднения. Сразу после ее прибытия в Данию по инициативе Большого северного телеграфного общества, которому Мария Федоровна долгие годы оказывала поддержку в России, было собрано 200 тыс. крон для оказания ей материальной поддержки. В 1923 г. Общество выделило императрице ежегодное пособие в 15 тыс. крон (по тем временам сумма вполне солидная). Марию Федоровну поддерживал также и английский королевский дом. По указанию Георга V вдовствующая императрица получала ежегодную пенсию в размере 10 тыс. фунтов стерлингов. С 1920 г. Мария Федоровна переехала в замок Видере, к северу от Копенгагена, который был куплен ею и сестрой Александрой — вдовствующей королевой Англии — в 1907 г. Здесь они жили вместе до смерти Александры в 1925 г.

До конца жизни так и не поверила в гибель своих сыновей Николая и Михаила Александровича, невестки и внуков; отклоняла всякие попытки русской эмиграции вовлечь её в политическую деятельность.
Императрица Мария Фёдоровна после возвращения из России. 1920-е
Чин погребения её был совершён 19 октября 1928 года в храме Александра Невского приехавшим без приглашения митрополитом Евлогием (Георгиевским), бывшим тогда под запрещением Архиерейского Синода (РПЦЗ) и считавшим себя в ведении Московской Патриархии (митрополита Сергия (Страгородского), что вызвало скандал в среде эмиграции и необходимость для председателя Архиерейского Синода митрополита Антония (Храповицкого) дать разъяснения через печать о том, почему он не приехал в Копенгаген, равно как и назначенные им архиереи: «<…> Я действительно не имел возможности выехать ввиду недомогания моего и некоторых затруднений, связанных с таким спешным выездом в другую страну. <…> Ныне мы получили донесение, что Архиепископ Серафим и Епископ Тихон, узнавшие о спешном выезде запрещённого Собором Архиереев в священнослужении Митрополита Евлогия с также запрещённым протоиереем Прозоровым, затруднились выехать и тем предотвратили непременно имевший возникнуть вопрос, кому совершать погребение почившей Императрицы <…>».
Девятая императрица, мать последнего императора России
Надежда Кочергина. Предчуствие. Мария Федоровна Романова.(Дагмар)
Кошелев Н. А. «Портрет императрицы Марии Фёдоровны». 1880-е гг.
Худояров В. П. «Портрет императрицы Марии Фёдоровны, жены императора Александра III»
Маковский В. Е.. Императрица Мария Фёдоровна

Дочь короля, жена и мать императора. Биография Марии Федоровны

В 1866 году принцесса вышла замуж за наследника российского престола Александра Александровича, который с 1881 года до своей смерти в 1894 году правил страной под именем императора Александра III. В связи с замужеством принцесса Дагмар приняла православие и взяла себе имя Мария Федоровна. У нее родились шестеро детей, в том числе будущий император Николай II.

Природный ум и политическая интуиция жены безусловно оказывали влияние на принятие Александром Ш важных политических решений. Общепризнанно, что Мария Федоровна пользовалась глубоким уважением мужа. Когда в девяностых годах XIX столетия Россия изменила свою внешнеполитическую ориентацию с германской на французскую, не последним в этом вопросе было мнение Марии Федоровны, с юношеских лет настроенной антигермански (потеря Данией Шлезвига в 1864 году расценивалась там как национальное поражение и не могла не оставить следа в душе датской принцессы).

Огромная общественная деятельность императрицы как главы организации Ведомства императрицы Марии играла важную роль в жизни России конца XIX — начала XX веков. В ведении Ведомства находились учебные заведения, воспитательные дома, приюты для обездоленных и беззащитных детей, богадельни. Немалые средства на их содержание вкладывала царская семья. Благотворительные учреждения Ведомства были созданы практически во всех крупных городах Российской империи. В Москве и московской губернии их насчитывалось не менее 10, в Петербурге и его окрестностях — более 17. Среди них были: Общество попечения о детях лиц, ссылаемых по судебным приговорам в Сибирь; Братолюбивое общество по снабжению неимущих квартирами; Приют для неизлечимых больных; Александро-мариинский дом призрения; Благотворительное общество при Обуховской больнице; Мариинский институт для слепых девочек и Институт взрослых слепых девиц; Мариинский родовспомогательный дом и находящаяся при нем школа повивальных бабок; многочисленные общины сестер милосердия, попечительства для пособий нуждающимся семействам воинов, дома призрения детей бедных жителей, приюты для сирот, оставшихся после павших воинов.

По инициативе Марии Федоровны в 1882 году возникли Мариинские женские училища для девушек-горожанок (промежуточная ступень между начальными школами и средними учебными заведениями). Императрица попечительствовала также женскому Патриотическому обществу, Обществу спасения на водах, Обществу покровительства животных и др. В годы первой мировой войны она вела большую работу на посту главы Российского общества Красного Креста.

Как свидетельствуют историки, императрица была очень живой, активной женщиной, любившей светские увеселения, долго сохранявшей молодость и отличавшейся безупречным вкусом. Ее почти 30-летний брак с Александром III был довольно счастливым, несмотря на несхожесть характеров супругов. Императрица Мария Федоровна провела в России более 50 лет, пережила революцию, стоившую жизни двум ее сыновьям и пяти внукам. Революционные события февраля 1917 года застали ее в Киеве, откуда она затем переехала в Крым. В 1919 году она покинула Россию на борту английского дредноута «Мальборо».

После непродолжительного пребывания с мая по август у своей сестры, вдовствующей королевы Англии Александры, Мария Федоровна 19 августа 1919 года вернулась в Данию. Начиная с 1920 года она проводила зиму в королевском дворце Амалиенборг в Копенгагене, а остальную часть года в небольшом загородном замке Видере под городом Клампенборг к северу от Копенгагена. Под конец жизни вдовствующая императрица окончательно поселилась в Видере.

Мария Федоровна скончалась 13 октября 1928 года в Видере под Копенгагеном. Проводить в последний путь бывшую русскую императрицу в Копенгаген съехались сотни русских эмигрантов из Парижа, Лондона, Стокгольма, Брюсселя. Отпевание состоялось 19 октября. На панихиде были представители всех королевских домов Европы, был и великий князь Кирилл Владимирович, принявший на себя в 1922 году императорский титул. Похороны прошли торжественно. Копенгаген давно не видел ничего подобного. Длинная процессия, возглавляемая церковными служителями в сопровождении эскорта датской гусарской гвардии, проследовала через центр Копенгагена до станции Естепорт, и далее гроб с телом датской принцессы Дагмар, бывшей императрицы России Марии Федоровны, задрапированный пурпурной мантией, направился поездом в город Роскилле к знаменитому Роскилльскому собору.

Как писал в своих воспоминаниях великий князь Александр Михайлович, «в последний раз в своей жизни и в первый раз после революции Мария Федоровна оказалась во главе столь блестящей процессии… Со своей смертью она обрела то, что потеряла в тот день, когда ее сын отрекся от престола, — свое почетное место».

По воспоминаниям дочерей, Мария Федоровна при жизни не раз высказывала мысли о своем желании быть похороненной в России в Петербурге в Петропавловском соборе, где покоится прах ее супруга, императора Александра Ш и где есть специальное место для ее захоронения. Однако императрица всегда подчеркивала, что это может произойти лишь тогда, когда в России все будет спокойно.

В течение 80 лет имя Марии Федоровны в России было предано забвению. В октябре 2005 года Россия и Дания подписали меморандум о перезахоронении праха императрицы в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга. Прах Марии Федоровны доставят из Копенгагена в город на Неве 26 сентября — именно в этот день в 1866 году датская принцесса впервые ступила на российскую землю.

Все справки >>

Трагедия семьи Александра III

Семью Александра III можно назвать образцовой. Взаимная любовь и уважение мужа и жены, родителей и детей. Семейный уют, который для самодержца огромной империи был вдвойне важен, царил в Гатчинском дворце, где они жили. И именно среди членов своей семьи император находил отдых и успокоение от своей тяжелой работы. Семейная идиллия Александра III и его жены Марии Федоровны длилась 28 лет и была оборвана преждевременной смертью императора.

Внизу – Михаил, справа налево – Александр III, Ксения, Ольга, Мария Федоровна, Георгий, Николай.

Вообще, Мария Федоровна (или Дагмара – так ее звали до принятия православия) была невестой старшего брата Александра, наследника престола Николая. Они уже были обручены, но внезапно Николай Александрович тяжело заболел и уехал лечиться в Ниццу. Туда направились и его невеста, и его самый любимый брат Александр. У постели умирающего брата они и познакомились. Предание гласит, что перед смертью Николай сам взял руки своей невесты и своего брата и соединил их вместе, как бы благословляя на брак. После кончины брата Александр понял, что влюбился. Он писал отцу: “Я уверен, что мы можем быть так счастливы вместе. Я усердно молюсь Богу, чтобы Он благословил меня и устроил мое счастье”. Вскоре датский король, отец Дагмары, дал согласие на брак, и в октябре 1866 года они обвенчались.

Александр III и Мария Федоровна в молодости

Это был счастливый брак. Мария Федоровна любила своего мужа, а тот отвечал ей взаимностью и даже побаивался свою маленькую императрицу. Абсолютно счастливыми они чувствовали себя на отдыхе, когда Александр III ловил рыбу, которую Мария Федоровна сама чистила и жарила, или когда они плавали на семейной яхте всей семьей, или когда они отдыхали в любимой Ливадии в Крыму. Там всемогущий император полностью отдавал себя жене и детям: проводил с ними время, играл, забавлялся, гулял, отдыхал.

Детей в этой семье отец воспитывал в строгости, но никогда не применял к ним силу: хватало, наверное, и грозного отцовского взгляда, которого боялись все придворные. Но при этом Александр III любил забавлять своих детей и их друзей: гнул в их присутствии кочерги, пополам разрывал колоды карт, а однажды окатил из садового шланга самого озорного из сыновей Мишу. От учителей своих детей он также требовал строгого отношения, говорил: “Учите хорошенько, послаблений не делайте… Подерутся – пожалуйста. Но доносчику – первый кнут”.

Смерть Александра III

17 октября 1888 года чуть было не погибла вся царская семья. Императорский поезд, который на превышенной скорости ехал из Крыма в Петербург, сошел с рельсов под Харьковом. Семья сидела в вагоне-столовой. В один момент рухнули боковые стены, лакеи в дверях погибли сразу. Крышу, которая почти упала всей своей тяжестью на императора, императрицу и детей, удержал Александр III. Он стоял во весь свой рост до тех пор, пока семья не вылезла из вагона.

Хотя никто не пострадал, с этого момента началось трагическое угасание императора Александра III: его здоровье было подорвано. Он стал бледным, очень сильно похудел, жаловался на боли в пояснице и сердце. Врачи не смогли ничего найти, поэтому предписали побольше трудиться, что только ухудшило ситуацию. В 1894 году состояние императора стало очень плохим. Он поехал на лечение в Германию, но в дороге ему сделалось худо, поэтому царя увезли в Ливадию. Туда был вызван немецкий врач, который и поставил диагноз – нефрит почек с поражением сердца и легких. Но лечиться было уже поздно. Александр III не мог ни ходить, ни есть, ни спать. 20 октября 1894 года он умер в возрасте 49 лет.

Александр III и семья в 1894 году

Дети Александра III

Вообще, детям и жене Александра III выпала непростая судьба. Первый сын Николай – наследник престола и будущий Николай II, как всем известно, отрекся от престола и был расстрелян вместе с женой, пятью детьми и слугами в Екатеринбурге большевиками. Второй сын, Александр скончался через год после рождения. Третий сын, Георгий повторил судьбу своего дяди, умершего брата Александра III Николая. После смерти отца он был наследником Николая II (до времени рождения у него сына), но умер в 1899 году в возрасте 28 лет от тяжелого туберкулеза. Четвертый сын, Михаил был любимцем в семье Романовых, в марте 1917 года чуть было не стал новым императором, а в июне 1918 года он был расстрелян большевиками в Перми (могилы его не найдено).

Дочерям Александра III повезло куда больше: старшая Ксения была несчастлива в браке, но смогла покинуть Россию в 1919 году, чем и спаслась, перебравшись жить в Англию. Та же судьба ждала и младшую дочь Ольгу, которая эмигрировала вместе с матерью в Данию в 1919 году, а потом – в Канаду, спасаясь от преследований советского правительства, которое объявило ее “врагом народа”.

Мария Федоровна и дети

Мария Федоровна

Непростая судьба ждала после смерти мужа и Марию Федоровну. Живя в Гатчине, а потом – в Киеве, она старалась не вмешиваться в личные дела детей и в государственные проблемы. Правда, пару раз она пыталась влиять на решения Николая II, но ей это не удалось. Сложными были отношения с невесткой – женой императора Александрой Федоровной. После революции Мария Федоровна перебралась в Крым с дочерьми, откуда смогла бежать в 1919 году в родную Данию. Там она и умрет в 1928 году, так и не поверив в гибель сыновей, расстрелянных в России. Ей пришлось пережить мужа, всех сыновей и даже внуков.

Мария Федоровна на палубе линкора “Мальборо” в 1919 году

28 лет совместной жизни Александра III и Марии Федоровны были поистине счастливыми. И никто, наверное, не мог подозревать,что это были последние счастливые годы в семье Романовых, что могучий император сдерживал огромную силу, с которой не смог справиться впоследствии его сын, которая сметет и его самого, и всех родственников, и великую империю.