Юлиан Семенов настоящая фамилия

Содержание

Семёнов, Юлиан Семёнович

В Википедии есть статьи о других людях с фамилиями Семёнов и Ляндрес.

Юлиан Семёнов

Юлиан Семёнов
Имя при рождении Юлиан Семёнович Ляндрес
Дата рождения 8 октября 1931
Место рождения
  • Москва, СССР
Дата смерти 15 сентября 1993 (61 год) или 5 сентября 1993 (61 год)
Место смерти Москва, Россия
Гражданство (подданство)
  • СССР
  • Россия
Род деятельности писатель, поэт, сценарист, медиаменеджер, журналист, публицист
Годы творчества 1955—1990
Направление социалистический реализм
Жанр проза, публицистика, детектив, стихотворение
Язык произведений русский
Дебют 1955
Премии
Награды

Автограф
юлиан-семенов.рус
Произведения на сайте Lib.ru
Медиафайлы на Викискладе
Цитаты в Викицитатнике

Автограф Юлиана Семенова. 1988Ю. Семёнов с отцом

Юлиа́н Семёнович Семёнов (настоящая фамилия Ля́ндрес; 8 октября 1931, Москва, РСФСР, СССР — 15 сентября 1993, Москва, Россия) — русский советский писатель, сценарист, публицист, журналист, поэт. Основатель журнала «Детектив и политика» и газеты «Совершенно секретно» (1989), для которой придумал название. Один из пионеров жанра «журналистские расследования» в советской периодике. Заслуженный деятель искусств РСФСР (1982).

Биография

Семья

  • Отец — Семён Александрович Ляндрес, организатор издательского дела, редактор, был необоснованно репрессирован в 1952 г. по обвинению в пособничестве «троцкистскому диверсанту» Бухарину;
  • Мать — Галина Николаевна Ляндрес (урождённая Ноздрина), учительница истории;
  • Жена — Екатерина Сергеевна (родилась в 1931 году), родная дочь Натальи Петровны Кончаловской от первого брака, приёмная дочь Сергея Владимировича Михалкова (свадьба состоялась 12 апреля 1955 года);
    • Старшая дочь Дарья — художница, жила на Кипре, вернулась в Россию, замужем;
      • Двое внуков — Максим и Филипп;
    • Младшая дочь Ольга Семёнова — журналистка, автор книги об отце «Юлиан Семёнов» (серия «Жизнь замечательных людей», 2006, 2011), жила во Франции и Ливане, снималась в сериале «Исаев», сыграла роль журналистки Киры Королёвой в фильме «Противостояние», снятом по книге отца. Замужем за Надимом Брайди — французским гражданином ливанского происхождения;
      • Двое внуков — Алиса и Юлиан Брайди.

Образование

В 1948 году поступил в Московский институт востоковедения. Во время учёбы был дружен с Евгением Примаковым. В 1953 году окончил ближневосточный факультет Московского института востоковедения.

Затем преподавал в МГУ пушту и одновременно учился там же на историческом факультете.

Профессиональная деятельность

С 1955 года начал пробовать себя в журналистике: печатался в «Огоньке», «Правде», «Литературной газете», «Комсомольской правде», «Смене».

В 1962—1967 годах был членом редколлегии журнала «Москва».

В 1960—1970 годах много работал за рубежом корреспондентом вышеупомянутых изданий (Франция, Испания, Германия, Куба, Япония, США, Латинская Америка).

Во время журналистской деятельности был в тайге с охотниками на тигров, на полярной станции, на строительстве БАМа, на вскрытии алмазной трубки, в Афганистане, Испании, в Чили, на Кубе, в Парагвае.

Семёнов профессионально работал с архивами. Ему приписывают цитату: «Кто контролирует прошлое — не растеряется в настоящем, не заблудится в будущем».

В 1989 году учредил первое частное советское издание, бюллетень «Совершенно секретно». Для работы над концепцией и пилотным номером привлёк ведущего программы «Взгляд» Евгения Додолева и журналиста АПН Александра Плешкова, который позднее был, по всей видимости, отравлен в Париже на совместном ужине с главным редактором французского журнала VSD (после прогулки с Эдуардом Лимоновым); «в том, что это было покушение не на Плешкова, а на Юлиана, никто не сомневался».

Ольга Семёнова рассказывала в одном из интервью:

Юлиан Семёнов никогда не был сребролюбив и одним из первых занялся в России благотворительной деятельностью… В основанной им газете «Совершенно секретно» получал символическую зарплату — 1 рубль в год.

На официальном сайте холдинга «Совершенно секретно» подчёркивается отличие этого издания от конкурентов того периода:

Разница между «Совершенно секретно» и «Огоньком» или «Московскими новостями» была только в одном: свою газету Юлиан Семёнов создал с чистого листа. Этот амбициозный человек, у которого было всё — и всенародная слава, и полный достаток, обеспеченный 12-миллионным тиражом его бестселлеров, — никогда не останавливался на достигнутом и всегда хотел быть первым. И газета «Совершенно секретно» вошла в историю отечественной журналистики как первое независимое, негосударственное СМИ в нашем послереволюционном отечестве.

Основал издательство «ДЭМ» и журнал «Детектив и политика (ДИП)». Принял активное участие в перестройке, написал ряд политически направленных, обличающих сталинизм произведений: «Репортёр», «Тайна Кутузовского проспекта», «Ненаписанные романы», «Процесс-38».

В книге «Лимониана, или Неизвестный Лимонов» рассказывается, что Семёнов участвовал в возвращении репатрианта Лимонова и его произведений из эмиграции в СССР.

Семёнов был одним из пионеров жанра «журналистские расследования» в советской периодике. В 1974 году, в Мадриде, взял интервью у нацистского преступника и любимца Гитлера Отто Скорцени, который до этого категорически отказывался встречаться с журналистами, а работая корреспондентом «Литературной газеты» в Германии взял интервью у бывшего рейхсминистра Альберта Шпеера и одного из руководителей СС Карла Вольфа. Беседы с ними, а также история поисков Янтарной комнаты и других культурных ценностей, перемещённых из СССР за границу во время Второй мировой войны, были опубликованы Семёновым в 1983 г. в документальной повести «Лицом к лицу».

Литературная деятельность

Основная статья: Библиография Ю. С. Семёнова

Общественная деятельность

Обретение свободы — самого дорогого, что есть у человека, — сопровождается таким противодействием сути и движению перестройки, что остаётся только диву даваться… Такое ощущение, что назревает желание снова получить «сильную руку»… Единовластие, возвеличивание «великих, гениальных, выдающихся» ведёт к катастрофе. Это мы почувствовали на собственном опыте. — из интервью газете «Московская правда», 22 ноября 1989 года

  • Секретарь правления Союза писателей СССР.
  • Вице-президент Общества дружбы «СССР — Аргентина».
  • Член Советского комитета солидарности со странами Латинской Америки.

Ю. Семёнов (справа) с югославским коллегой, Югославия, 1989 год

  • В 1960 году стал членом Союза писателей СССР.
  • В 1986 году стал президентом Международной ассоциации детективного и политического романа (МАДПР) и главным редактором сборника «Детектив и политика», издававшегося этой ассоциацией совместно с Агентством печати «Новости», много сделавшего для популяризации в СССР детективного жанра.

Дмитрий Лиханов вспоминал:

Он создал организацию, которая называлась МАДПР. Я помню, мы прилетели в Мексику на конгресс, а председательствовал на нём мексиканский писатель, который подозревал в Юлиане агента КГБ. Юлиан заказал в местной ритуальной конторе венок, и вся наша делегация советская поехала и возложила этот венок на могилу Троцкого. А поскольку тот писатель был троцкистом, то сразу про свою неприязнь к Юлиану забыл.

  • Вместе с бароном Э. А. фон Фальц-Фейном создал Международный комитет по поиску Янтарной комнаты, куда входили также Жорж Сименон, Джеймс Олдридж, Георг Штайн. Поиски никакого результата не имели. Совместно с фон Фальц-Фейном занимался поиском и возвращением в Россию утраченных культурных ценностей. В результате деятельности созданного ими Международного комитета по возвращению русских сокровищ на родину в Россию был возвращён прах Фёдора Шаляпина, часть библиотеки Дягилева-Лифаря, уникальный гобелен с изображением царской семьи из Ливадийского дворца и многие другие культурные ценности.
  • В 1988 году Юлиан Семёнов, Василий Ливанов и Виталий Соломин открыли Московский экспериментальный театр «Детектив» (создан решением Исполкома Моссовета по согласованию с МВД СССР). Театр располагался в помещении Центрального дома офицеров (ЦДО) МВД РФ (Лубянка, 13). В нём ставились остросюжетные пьесы и детские спектакли. В 1992 году, когда Семёнов уже находился в состоянии тяжёлой болезни, а руководил труппой Ливанов, театр был закрыт из-за конфликта на почве аренды помещения.

Последние годы жизни и смерть

Могила Ю. Семёнова на Новодевичьем кладбище Москвы «Он жаждал перемен, он страстно их желал, писал Горбачёву: „Умоляю Вас, Михаил Сергеевич, дайте людям землю. Наше — это ничьё“, — но распада (СССР) не хотел точно. Он хотел сильной страны», — свидетельствовала его дочь.

После внезапного инсульта, случившегося в 1990 г., Семёнов оказался прикованным к постели и вернуться к работе уже не смог. Скончался Семёнов 15 сентября 1993 года в Москве.

Ольга Семёнова в фильме «Рассказы об отце. Юлиан Семёнов глазами дочери» сказала, что её отца «устранили». Эта же версия проговорена в фильме «Он слишком много знал…», снятом по сценарию Дмитрия Лиханова. «Устранение» упоминалось и в воспоминаниях бывших коллег писателя. Режиссёр Борис Григорьев в одном из газетных интервью говорил:

Конечно, мы смертны, но с болезнью и смертью Семёнова не всё чисто — мне кажется, ему просто помогли уйти… Юлиан многим переходил дорогу, многим был неудобен, потому что лез в такие сферы, в которые его не хотели пускать… поэтому обширный инсульт, который с ним якобы случился, внушает мне большие подозрения. Конечно, это только мои ощущения, я не врач, и никаких доказательств у меня нет.

В некоторых источниках утверждается, что прах Семёнова, согласно его завещанию, развеян над Чёрным морем, а на Новодевичьем кладбище установлен кенотаф. Дочь писателя Дарья Семёнова опровергает эту информацию: «Папу кремировали. После кремации урна месяц стояла у меня в мастерской, потому что нам не давали места для захоронения. А когда дали, я сама пришла на кладбище, выкопала яму и поставила ее туда. Но тогда я еще не могла положить плиту, поэтому после первого же дождя урна верхней частью вышла наружу. Пришлось все повторить. И сейчас там лежит плита.»

Работа для кинематографа

На протяжении всей творческой жизни Семёнов писал сценарии для кино, преимущественно по мотивам своих произведений. Полная фильмография писателя насчитывает более 20 экранизированных произведений, некоторые из них: Майор «Вихрь» (1967), Семнадцать мгновений весны (1973), Петровка, 38 (1980), ТАСС уполномочен заявить… (1984), Противостояние (1985).

Семёнов также выступил в качестве режиссёра фильма «Ночь на 14-й параллели» (1971) и актёра в фильмах «Будни и праздники» (1961) и «Солярис» (1972, реж. Андрей Тарковский).

Книги о Юлиане Семёнове

«Неизвестный Юлиан Семёнов»

Двухтомник, составленный и прокомментированный О. Ю. Семёновой, содержит обширный материал по освещению жизни, творчества и общественной деятельности Ю. С. Семёнова — его малоизвестные тексты и тексты о нём. Издательство «Вече», 2009.

  • «Разоблачение» — в том входят произведения Юлиана Семёнова, ранее не публиковавшиеся или не известные широкому кругу читателей. Повести «Барон», «Комментарий к Скорцени», «Разоблачение», «Три перевода из Омара Кабесаса с комментариями»; пьесы «Два лица Пьера Огюста де Бомарше», «Дети отцов», «Процесс-38»; рассказы, статьи, рецензии. Впервые опубликованы стихи писателя.
  • «Умру я ненадолго…» — в том входят переписка Ю.Семёнова со своим отцом С.Ляндресом, с семьёй; приведены письма читателей, письма друзей и коллег, статьи о творчестве писателя, интервью, воспоминания о нём, а также дневники 1960-х годов и путевые заметки.

В 2016 году в издательстве «Вече» вышел третий том издания — «Неизвестный Юлиан Семенов. Возвращение к Штирлицу». В сборнике впервые опубликованы по авторским рукописям остросюжетные повести «Исход» (1966), «Держись за облака» (1967), «Господин большевик» (1960), «Жизнь комиссара Иванова» (1967), пьесы «Шифровка для Блюхера» (1965), «Провокация» (1968), «Поиск-891» (1981), ранее непубликовавшиеся рассказы и очерки, впервые переиздана документальная повесть «Люди штурмуют небо» (1960).

Другие издания

  • Семёнова О. Ю. Юлиан Семёнов. — М.: Молодая гвардия, 2006. — 277 с. — (Серия: «Жизнь замечательных людей»). — ISBN 5-235-02924-0.
  • Семёнова О. Ю. Юлиан Семёнов (издание второе, исправленное и дополненное). — М.: Молодая гвардия, 2011. — 592 с. — (Серия: «Жизнь замечательных людей»). — ISBN 978-5-235-03487-7.
  • Семёнова О. Ю. (сост.). Неизвестный Юлиан Семёнов. Умру я ненадолго… (Письма, дневники, путевые заметки, статьи и интервью, воспоминания близких и друзей). — М.: Вече, 2008. — 608 с. — ISBN 978-5-9533-3302-3.
  • Альбом. Крым Юлиана Семёнова. — Симферополь: Бизнес-Информ, 2011.

Документальные фильмы о Юлиане Семёнове

  • «Как уходили кумиры. Юлиан Семёнов» (режиссёр Михаил Роговой, 2005)
  • «Юлиан Семёнов. Информация к размышлению» (режиссёр Александр Пасечный, 2006)
  • «Юлиан Семёнов. Агент влияния» (режиссёр Михаил Кузовенков, 2006)
  • «Юлиан Семёнов. Под грифом „Секретно“» (режиссёр Алексей Аленин, 2007)
  • «Рассказы об отце. Юлиан Семёнов глазами дочери» (режиссёр и автор сценария Алевтина Толкунова, 2011)
  • «Он слишком много знал…» (режиссёр Константин Смилга, автор сценария Дмитрий Лиханов, 2011)
  • «Неизвестный Юлиан Семёнов» (режиссёр Сергей Стафеев, 2011)

Награды

  • Государственная премия РСФСР имени братьев Васильевых (23 декабря 1976 года) — за многосерийный художественный телевизионный фильм «Семнадцать мгновений весны» производства Центральной киностудии детских и юношеских фильмов имени М. Горького
  • Орден Октябрьской Революции (16.11.1984)
  • Орден Дружбы народов (6.10.1981)
  • Заслуженный деятель искусств РСФСР (1982)
  • Премия КГБ СССР в области искусства

Память

Дом-музей Ю. Семенова в Оливе

  • В 2007 году младшая дочь писателя Ольга Юлиановна Семёнова открыла мемориальный дом-музей писателя в посёлке Олива (Верхняя Мухалатка) недалеко от Фороса (Крым).
  • В 2011 году, в честь 80-летия со дня рождения писателя, Культурный фонд Юлиана Семёнова и Союз журналистов Москвы учредили ежегодную премия имени Юлиана Семёнова в области экстремальной геополитической журналистики.
  • В октябре 2011 году в редакции газеты «Московский Комсомолец» состоялось открытие мемориальной доски писателю, который много лет сотрудничал с этим изданием.
  • 29 сентября 2012 был открыт памятник Семёнову в Ялте (Крым) — перед гостиницей «Ореанда». Автор памятника — народный художник России Александр Рукавишников.
  • В 2016 году в честь Юлиана Семенова названа улица в Москве (в районе Солнцево).
  • С 7 октября 2016 по 28 февраля 2017 года в Санкт-Петербурге, в выставочных залах Президентской библиотеки проходит выставка «Кинороман с историей. Россия XX века глазами Юлиана Семенова», посвященная жизни и творчеству писателя.
  • 11 октября 2016 года дочь писателя Ольга Семёнова презентовала первую книгу своего отца «Дипломатический агент», написанную в 1958 году. Книга стала первым отдельным изданием за пятьдесят лет. Презентация прошла в Москве в торговом доме «Библио-Глобус» на Мясницкой.

Культурный фонд Юлиана Семёнова

Культурный фонд Юлиана Семёнова был создан по инициативе Ольги Юлиановны Семёновой в 2006 году с целью сохранения и распространения культурного наследия русского советского писателя Юлиана Семёнова, а также благотворительности. Фонд оказывает благотворительную поддержку православным приютам, детским домам и другим детским учреждениям Российской Федерации и детям, нуждающимся в неотложной медицинской помощи.

Фонд также следит за изданием произведений писателя на территории стран СНГ и другими вопросами, относящимися к области авторского права.

Фондом была проведена работа по подготовке и проведению 80-летнего юбилея писателясм. список юбилейных мероприятий, создан новый документальный фильм «Неизвестный Юлиан Семёнов», вышло второе, исправленное и дополненное, издание книги Ольги Семёновой «Юлиан Семёнов» (серия ЖЗЛ), издан новый альбом «Крым Юлиана Семёнова».

Также Фонд содержит и развивает экспозицию мемориального Дома-музея Юлиана Семёнова в посёлке Олива (Верхняя Мухалатка) недалеко от Фороса (Крым).

Факты

Этот раздел представляет собой неупорядоченный список разнообразных фактов о предмете статьи. Пожалуйста, приведите информацию в энциклопедический вид и разнесите по соответствующим разделам статьи. Согласно решению Арбитражного комитета Википедии, списки предпочтительно основывать на вторичных обобщающих авторитетных источниках, содержащих критерий включения элементов в список.

  • В ряде романов Семёнова («ТАСС уполномочен заявить», «Пресс-центр», «Аукцион» и др.) действует журналист Дмитрий Степанов, являющийся отображением автора. В частности, Степанов вспоминает о съёмках в фильме «Солярис», а среди институтских товарищей называет Евгения Примакова.
  • Семёнов «поделился» с Максимом Исаевым (Штирлицем) своим днём рождения: и автор, и его герой родились 8 октября (Штирлиц — в 1900 году, Семёнов — в 1931).
  • После выхода фильма «17 мгновений весны» все его создатели (режиссёр, оператор, основные актёры и т. п.) получили Государственную премию РСФСР. Единственный, кого не было в списках награждённых, оказался Юлиан Семёнов. Писатель впал в глубокую депрессию.
  • В фильме «Спортлото-82» Леонида Гайдая большой популярностью среди населения пользуется детективный роман писателя Гениана Зелёного «Смертельное убийство». Также является намёком цитата, произносимая в фильме М. Пуговкиным: «В этом романе писатель неточно описал Южную Америку».
  • В романе «ТАСС уполномочен заявить» из цикла о Дмитрии Степанове упоминается актёр Леонид Броневой как исполнитель роли Мюллера, тем самым Семёнов упоминает экранизацию собственного произведения «Семнадцать мгновений весны».
  • В 1984 году была создана многосерийная радиопостановка по роману «Приказано выжить». Режиссёр — Эмиль Верник; автор инсценировки — Сергей Карлов. Постановка была задумана как радиопродолжение знаменитого телефильма «17 мгновений весны»: в ней звучала музыка Микаэла Таривердиева, а главные роли исполняли те же Вячеслав Тихонов, Леонид Броневой, Олег Табаков. Текст от автора читал Михаил Глузский.
  • Из-за несогласия с режиссёрской трактовкой сценария Семёнов снял своё имя из титров советско-венгерского фильма «Держись за облака» (1971, реж. Б. Григорьев, П. Сас). Автором сценария в титрах числятся венгерский режиссёр Петер Сас и некто Михаил Аверин — водитель Юлиана Семёнова.

> См. также

  • Штирлиц

Примечания

  1. 1 2 Internet Movie Database — 1990.
  2. идентификатор BNF: платформа открытых данных — 2011.
  3. Энциклопедия Брокгауз
  4. Семёнова О. Ю. Юлиан Семёнов. — 2-е изд. — М.: Молодая Гвардия, 2011. — ISBN 978-5-235-03487-7.
  5. Телеканал «Культура». Вспоминая Юлиана Семёнова
  6. Юлиан Семёнов. Информация к размышлению
  7. Посмертный детектив Юлиана Семенова. Наследство писателя досталось чужим людям
  8. Семёнова Ольга Юлиановна на сайте kino-teatr.ru
  9. Ольга Семенова «Неизвестный Юлиан Семенов», От Составителя
  10. С. Бычков. Хроника нераскрытого убийства.
  11. Е. Светлова. Когда врачи бессильны.
  12. «Киллер» в действии // «Версия». — 2003. — № 26
  13. Э. Лимонов. Книга мёртвых Архивировано 3 мая 2008 года.
  14. Мне не посчастливилось с ним встретиться
  15. На вилле «Штирлиц» в Крыму Пугачёва пела для Семёнова ФОТО | Новости Культуры | Дочь знаменитого писателя открыла для посетителей отцовский дом, где можно окунуться в атмосфер
  16. История «Совершенно секретно» на сайте издательства
  17. Каспаров. Ru // «У Лимонова появился новый биограф, не очень доброжелательный, но с хорошим архивом»
  18. «Король цвета крови» // «Совершенно секретно»
  19. Какой национальности был Штирлиц
  20. Ольга Семёнова: «Мой отец, Юлиан Семёнов, был несломленным человеком», «Вечерняя Москва», 10 октября 2011 года
  21. 1 2 Вести. Ru: Рассказы об отце. Юлиан Семёнов глазами дочери
  22. Юлиан Семёнов. `Он слишком много знал…` — Скоро в эфире — Первый канал
  23. #23 (87)::Пошли-ка все на Хэм
  24. «Однако» #34 (98) // «Юлиан Семёнов vs Эдик Лимонов»
  25. Отца Штирлица убили из-за поисков «золота партии»?
  26. Газета «Бульвар Гордона» | Режиссёр Борис ГРИГОРЬЕВ: «Со смертью Юлиана Семёнова дело нечисто — мне кажется, ему помогли уйти»
  27. .
  28. .
  29. Марина Бойкова. ДАРЬЯ СЕМЕНОВА: «КОГДА Я ПРИХОЖУ НА МОГИЛУ, УБИЙЦА СЫНА ЧАСТО ТАМ СИДИТ». Woman HIT (12 октября 2018).
  30. см. полную фильмографию на сайте Культурного Фонда Юлиана Семёнова
  31. Фильм «Как уходили кумиры. Юлиан Семёнов» (недоступная ссылка). Дата обращения 20 октября 2011. Архивировано 9 января 2012 года.
  32. Фильм «Юлиан Семёнов. Информация к размышлению» — Рецензии, трейлеры, кадры из фильма, расписание сеансов — Афиша
  33. «Юлиан Семёнов. Агент влияния» (недоступная ссылка)
  34. Фильм «Юлиан Семёнов. Под грифом „Секретно“» (недоступная ссылка)
  35. Фильм «Юлиан Семёнов — он слишком много знал…»
  36. Фильм «Неизвестный Юлиан Семёнов»
  37. Постановление Совета Министров РСФСР от 23 декабря 1976 года № 677 «О присуждении Государственных премий РСФСР 1976 года в области литературы, искусства и архитектуры.»
  38. 1 2 Дом-музей Юлиана Семёнова в Оливе (Крым)
  39. Лауреаты Международной премией имени Юлиана Семёнова в области экстремальной геополитической журналистики — 2012 Архивировано 14 мая 2014 года.
  40. Отца Штирлица увековечили в мраморе // «Московский комсомолец»
  41. Памятник Юлиану Семёнову: «Новый Взгляд», Книги, Новости : Издательский Дом «Новый Взгляд»
  42. Карта Москвы: улицы, дома, организации — Яндекс. Карты
  43. Вышла первая книга Юлиана Семёнова
  44. Помощь, пришедшая вовремя Архивная копия от 25 марта 2014 на Wayback Machine, газета «Возглас»
  45. «8 октября 2011 года — 80 лет Юлиану Семёнову»
  46. Культурный Фонд Юлиана Семенова — Фильмотека
  47. Ольга Семенова Юлиан Семенов (Жизнь замечательных людей)
  48. Альбом «Крым Юлиана Семенова»
  49. Юлиан Семёнов. Информация к размышлению // Телеканал «Россия».
  50. Юлиан Семёнов и другие создатели фильма получили Государственную премию РСФСР за 1976 год
  51. Док. фильм «Юлиан Семёнов. Под грифом „Секретно“» (недоступная ссылка)

Ссылки

Юлиан Семёнов:

  • Цитаты в Викицитатнике
  • Медиафайлы на Викискладе
  • Портал «Персоналии»
  • Портал «СССР»
  • юлиан-семенов.рус — официальный сайт Юлиан Семёнович Семёнов
  • Семёнов, Юлиан Семёнович в библиотеке Максима Мошкова
  • Подробный перечень произведений Ю. Семёнова
  • Биография Ю. Семёнова
  • Список сценариев Ю. Семёнова на сайте «Кино-Театр»
  • «Алый король» // «Музыкальная правда» : газета. — Москва, 2009. — № 22. — С. 02.
  • Евгений Додолев. «Герой & культура» // «Однако» : журнал. — Москва, 2011. — № 31. — С. 78.

Тематические сайты

Словари и энциклопедии

Генеалогия и некрополистика

BNE: XX995099 · BNF: 11924387z · GND: 118867202 · ISNI: 0000 0001 1464 5369 · LCCN: n50080416 · NDL: 00474843 · NKC: kup20020000089792 · NTA: 072089652 · LIBRIS: 91004 · SUDOC: 027131718 · VIAF: 109392503 · WorldCat VIAF: 109392503

Книги Юлиана Семёнова

Произведения о Штирлице:

Бриллианты для диктатуры пролетариата • Пароль не нужен • Нежность • Испанский вариант • Альтернатива • Третья карта • Майор Вихрь • Семнадцать мгновений весны • Приказано выжить • Экспансия — 1 • Экспансия — 2 • Экспансия — 3 • Отчаяние • Бомба для председателя

Цикл книг о полковнике Костенко

Петровка, 38 • Огарёва, 6 • Противостояние • Репортёр • Тайна Кутузовского проспекта

Полковник Славин:

Дмитрий Степанов:

Сценарии к фильмам

Маленький Шего (м/ф) • Вожак (м/ф) • Держись за облака (под псевдонимом Михаил Аверин)

Приключения советского разведчика Всеволода Владимирова — Максима Исаева — Макса Штирлица

Произведения о Штирлице
(в порядке развития событий)

Бриллианты для диктатуры пролетариата (1971) • Пароль не нужен (1966) • Нежность (1975) • Испанский вариант (1973) • Альтернатива (1974) • Третья карта (1977) • Майор Вихрь (1967) • Семнадцать мгновений весны (1969) • Приказано выжить (1982) • Экспансия-1 (1984) • Экспансия-2 (1984) • Экспансия-3 (1984) • Отчаяние (1990) • Бомба для председателя (1970)

Экранизации

Пароль не нужен (1967) • Майор Вихрь (1967) • Семнадцать мгновений весны (1973) • Бриллианты для диктатуры пролетариата (1975) • Жизнь и смерть Фердинанда Люса (1976) • Испанский вариант (1982) • Исаев (2009)

Радиоспекталь

Приказано выжить (1984)

Актёры, игравшие Штирлица

Список персонажей

Романы

  • Петровка, 38 (1963)
  • Огарёва, 6 (1972)
  • Противостояние (1979)
  • Репортёр (1987)
  • Тайна Кутузовского проспекта (1990)

Фильмы

  • Петровка, 38 (1980)
  • Огарёва, 6 (1980)

Сериал

Противостояние (1985)

Исполнители роли

Создатель

>Юлиан Семенов

Биография

Юлиану Семенову обязан появлением не только «главный разведчик страны» Штирлиц, писатель был первопроходцем в журналистских расследованиях, основателем первой негосударственной газеты «Совершенно секретно». Он превратил политический детектив из чтива в перерыве в серьезный, заставляющий думать жанр.

Детство и юность

Юлиан Ляндрес (настоящая фамилия писателя и журналиста) родился в Москве в октябре 1931 года. Отец Семен Александрович – основатель издательского дела в Советском Союзе, соратник Николая Бухарина и Серго Орджоникидзе. Мать Галина Николаевна преподавала в школе историю. При высокопоставленном главе семьи биография мальчика сложилась бы вполне благополучно, если бы не близость к «врагам народа».

Юлиан Семенов

Такой же ярлык повесили и на Ляндреса — отец Юлиана попал за решетку. Сын, не испугавшись угроз оказаться в заключении, писал в защиту отца во всевозможные инстанции. Семенова-младшего исключили из института, пришлось подрабатывать грузчиком. Спасла Семена Ляндреса смерть Сталина.

Юлиан Семенов в детстве

По окончании школы Юлиан поступил в Институт востоковедения, где выучил редкие языки пушту и дари, подружился с Евгением Примаковым, будущим министром иностранных дел и главой правительства России.

В 1956-м Юлиан опубликовал первую статью под псевдонимом Семенов. Поводом послужил визит в Советский Союз шаха Ирана, которого будущий писатель сопровождал в качестве переводчика.

Литература

Публиковаться Семенов начал в журнале «Огонек», в штате которого состоял журналистом. Юлиан много путешествовал по стране, выезжал в зарубежные командировки, на дрейфующие станции на Северном полюсе. После поездки с женой в Китай выпустил книгу очерков об этой стране.

Юлиан Семенов в молодости

Во время работы в Афганистане написал первый политический детектив «Дипломатический агент». Перечню лиц, с которыми встречался журналист, собирая материалы, позавидовал бы любой: танцовщик Серж Лифарь, писатель Жорж Сименон, генерал СС Карл Вольф, сенатор Эдвард Кеннеди.

Произведения писателя выходили в популярных изданиях тех лет «Знамя», «Московский комсомолец», «Молодая гвардия», «Юность». В 1960-м Юлиан Семенов принят в Союз писателей СССР. Через год вышел первый фильм по его сценарию – «Будни и праздники».

Сенатор Эдвард Кеннеди и Юлиан Семенов

Благодаря дяде-начальнику отдела МУРа журналист устроился стажером в Московский уголовный розыск. Увиденное и услышанное в работе милиции легло в основу повести «Петровка, 38». Произведение и последовавший после «Огарева,6» послужили сценариями циклов популярных советских детективов. Спустя три года увидел свет первый роман «Пароль не нужен», по которому снят одноименный фильм с Родионом Нахапетовым и Василием Лановым в главных ролях. В это же время на экраны выходит фильм по роману «Майор Вихрь».

Писатели Юлиан Семенов и Жорж Сименон

Вскоре в журнале «Москва», где Юлиан тогда работал редактором, опубликован роман, с названием которого в первую очередь ассоциируется фамилия писателя – «Семнадцать мгновений весны». По воспоминаниям современников, в дни, когда по телевидению транслировался сериал, снятый по книге, пустели улицы и снижалась преступность.

В середине 80-х вышло продолжение цикла о разведчике Исаеве – роман «Экспансия» в трех частях. Завершил шпионскую эпопею роман «Отчаяние», увидевший свет в 1990-м. Но ни один из них не получил такой популярности, как «Семнадцать мгновений…», который, к слову, является третьей частью повествования об Исаеве-Штирлице.

Юлиан Семенов и Вячеслав Тихонов обсуждают съемки сериала «Семнадцать мгновений весны»

Режиссеры с удовольствием снимали кино по произведениям Семенова: «Держись за облака!», «Бриллианты для диктатуры пролетариата», «Он убил меня под Луанг-Прабангом», «Бомба для председателя». Громкими событиями стали «ТАСС уполномочен заявить», «Приказано выжить», «Противостояние».

В конце 80-х Семенов избран президентом Международной ассоциации детективного и политического романа, начинает выходить основанный им журнал «Детектив и политика». В это же время Юлиан учредил первую частную газету «Совершенно секретно», которая со временем превратилась в фундамент целого медиахолдинга.

Основатель газеты «Совершенно секретно» Юлиан Семенов

В газете предавались огласке события и факты, ранее не доступные широкому читателю. Издание пользовалось бешеной популярностью, журналисты, работавшие в нем, превращались в звезд медиа-пространства, взять хотя бы того же Артема Боровика.

После смерти основателя выстроилась очередь из претендентов на главное кресло. По воспоминаниям сотрудников редакции, Артем согласился занять пост после долгих уговоров. После трагической гибели Боровика газета изменилась. Дочь Ольга Семенова и вовсе назвала издание бульварным чтивом, в котором от настоящего осталось только название.

Личная жизнь

В 1955 году Юлиан породнился с семьей Кончаловских. Жена Екатерина приходилась родной дочерью Наталье Кончаловской, супруги Сергея Михалкова, и правнучкой великому русскому художнику Василию Сурикову. Автор гимна Советского Союза в свое время удочерил ребенка жены от первого брака.

Екатерина Сергеевна, жена Юлиана Семенова

По слухам, отношения у супругов были непростыми, поскольку известного писателя и журналиста сопровождала масса поклонниц и он не отказывал во внимании. По словам Екатерины Сергеевны, отношения мужа и жены строились на сочувствии и сострадании, но отнюдь не на любви.

Из 30 лет совместной жизни 13 они прожили врозь, но официально не разводились. Однако при жизни Юлиана Семеновича никто не говорил о его серьезных любовных увлечениях. И после того, как журналист тяжело заболел, только Екатерина и ухаживала за ним.

Юлиан Семенов и его дочь Ольга

У Юлиана и Екатерины родились две дочери, обе в какой-то мере посвятили жизнь культуре и искусству. Старшая Дарья стала художником. О младшей Ольге известно больше. Женщина – общественный деятель и журналист, возглавляет благотворительный фонд имени отца, пишет о нем книги и публикует ранее неизданные сочинения. Дети подарили Семенову четверых внуков.

Смерть

В лихие 90-е журналистское копание в чужом белье мало кому нравилось. Концепция «Совершенно секретно» подразумевала обнародование информации, предназначенной только для источника и получателя. Поэтому смерть первого заместителя Семенова Александра Плешкова от отравления сочли совсем не случайной. Более того, распространилось мнение, что покушались как раз на Юлиана.

Юлиан Семенов в последние годы

Смерть друга оказалась сильным ударом для Юлиана Семеновича. В это время писатель вел переговоры с медиамагнатом Рупертом Мердоком о финансировании и выводе газеты на международный уровень. По дороге на встречу у Юлиана случился инсульт. Артем и Генрих Боровики приложили массу усилий, чтобы главного редактора лечили лучшие врачи Института нейрохирургии и австрийской клиники.

Но вскоре произошел второй инсульт, последствия которого стали причиной смерти в сентябре 1993-го. Друзья и родственники не исключали того факта, что болезнь Семенова спровоцирована внешним воздействием. Похоронен мастер детективов на Новодевичьем кладбище.

Могила Юлиана Семенова

После смерти Юлиана Семенова в семье разразился скандал с разделением наследства. Вдова Екатерина Сергеевна обвинила дочь Ольгу в том, что та обманным путем переписала на свое имя недвижимость и главное сокровище – картины Петра Кончаловского, часть которых распродала за бесценок. Когда следующие полотна ушли с аукционов за миллионы долларов, по словам вдовы писателя, деньги свели детей с ума. Кроме этого, дочери будто бы попытались объявить мать невменяемой и отправить в психиатрическую больницу.

Библиография

  • 1960 – «Вавилон, здравствуй!»
  • 1962 – «При исполнении служебных обязанностей»
  • 1963 – «Петровка, 38»
  • 1965 – «Пароль не нужен»
  • 1969 – «Семнадцать мгновений весны»
  • 1971 – «Бомба для председателя»
  • 1973 – «Испанский вариант»
  • 1974 – «Альтернатива»
  • 1979 – «ТАСС уполномочен заявить»
  • 1980 – «Противостояние»
  • 1982 – «Приказано выжить»
  • 1984 – «Аукцион»
  • 1987 – «Экспансия»
  • 1988 – «Отчаяние»
Главный редактор журнала Wired и футурист Кевин Келли — о «вечных новичках», деклассированных элементах, сознательном падении на дно и неопределенности мира

О ключевом навыке будущего

Основным навыком станет умение учиться. Начиная со школы людей должны учить познавать новое. Очевидно, что эта способность варьируется от человека к человеку, но каждый может стать умнее в какой-то области. Человек в любом возрасте «вечный новичок».

Современная молодежь думает, что вытянула счастливый билет, родившись в новой среде, но уже через пять лет появится что-то, что было придумано после того, как они родились, и им придется изучать это новое. Поэтому скоро они вернутся в положение новичка, подобно остальным. Все будут новичками. Все должны продолжать учиться.

О государственном регулировании

Управление осуществляется в разных масштабах – от решения проблем района, таких как ремонт дорог, до контроля за благосостоянием города. По большей части управление городом сильнее влияет на процветание граждан, чем все остальное – даже больше, чем сама страна, в которой они живут. Города и государства законодательно регулируются, и это необходимо в современном мире. Но правила должны вводиться медленно и иметь консервативный характер.

Реклама

Регулирование – дело хорошее, но преждевременное регулирование – это настоящая катастрофа. Наспех принятые законы могут блокировать технологию, прежде чем мы узнаем, как она работает, чем она хороша и чем плоха. Чтобы сделать выводы, требуется время.

У правительств есть и другие важные функции. Они могут объединять ресурсы для работы над тем, над чем не могут работать рынки по причине долгосрочных инвестиций. Это касается научной сферы и технических разработок. Возьмите пару миллиардов долларов, которые планируется потратить на бесполезную войну, и вложите их в науку, технику, образование – и на ваших глазах эта сумма увеличится в сто раз.

Государства сами по себе должны модернизироваться, хотя для них это серьезный вызов. Хороший пример подает такая организация, как Code for America: она запускает интересные волонтерские программы для технических специалистов, которые помогают местным властям модернизировать государственный аппарат. Таким образом, обычные специалисты могут усовершенствовать интерфейс для чиновников, у которых есть благие намерения, но они не знают, с чего начать из-за существующей инфраструктуры. Это еще один способ применения технологий для преобразования мира.

О персонализации

Пытаясь понять, что представляет собой идеальное потребление лично для вас, вы стараетесь знакомиться с интересными вещами, о которых ранее не знали или которые ранее вам не нравились. И вам нужно снова и снова проверять ваши симпатии и вкусы, потому что со временем вы меняетесь.

Но в современном цифровом мире существует проблема: когда вы видите только то, что вам уже нравится, и вас это устраивает, вы оказываетесь в ситуации конечной персонализации. Возникает тупик от полного удовлетворения.
Таким образом, оптимальный вариант – это не стопроцентная персонализация. Нам нужны неожиданные и неудобные вещи, но не в большом количестве. Людей по-прежнему нужно возбуждать и удивлять чем-то новым, поэтому персонализация будет меняться индивидуально под каждого. Возможно, есть люди, которые хотят 50% нового в своей жизни. Но это очень неординарные люди.

О правдоподобности фактов и разных истинах

В наши дни проблема с фейковыми и альтернативными новостями стала реальным вызовом. И эта проблема имеет под собой определенные основания. Количество фактов продолжает расти, а быть экспертом во всем невозможно.

Неудивительно, что многим из нас трудно разобраться, что является правдой, потому что мы «совершили побег» из мира, в котором действительно могли бы быть владельцами всей информации. В итоге мы должны полагаться на определенные источники, чтобы отделять правду от неправды, будь то Википедия, New York Times или что-то еще.

Когда мы хотим получить ответ, мы обращаемся за помощью к машине. В связи с этим возникает ряд вопросов. У какой машины мы спрашиваем? Каков будет источник информации? Насколько надежны будут ответы, полученные от машины? Мы смотрим на информацию с разных политических ракурсов, в зависимости от позиции новостного ресурса.

Мы будем развиваться в сторону формирования разных уровней правды, когда заявления поступают через интернет, через систему, через компанию – и все, что они транслируют, кажется правдоподобным.

Уровень доверия подтверждается тем, что каждый источник имеет репутацию правдивого ресурса, которую подтверждают другие источники, которые в свою очередь подтверждают или опровергают третьи. Таким образом, доверие не основывается на мнении одного авторитета, скорее оно держится на авторитете всей системы. Постепенно мы привыкнем к идее, что за каждым фактом стоит не определенность, а вероятность.

О кризисе уверенности

Всегда будут люди-фундаменталисты, не допускающие возражений. Тем не менее идеи станут нести в себе меньше определенности, чем в прошлом. Кто-то скажет, что это особенность научного подхода. Все ученые сомневаются и, несмотря на свою точку зрения, оговариваются: «Я уверен, но не на все 100%». И сомнений в мире становится все больше.

Но мы никогда ни в чем не достигнем стопроцентной уверенности, так как мир в принципе становится более условным и неопределенным. Все усложняется из-за того, что истина теряет однозначность: поскольку противоположные факты становятся широко известными и у всех есть возможности сомневаться и приводить контраргументы, кризис уверенности в мире будет нарастать.

Взрывной рост информации и знаний, а также развитие виртуальной реальности способствуют формированию относительного взгляда на мир. Проживите день как женщина или как представитель меньшинства – и вы увидите, что происходит на самом деле.

О многозадачности и разделении времени

Ряд исследований показывает, что на самом деле миллениалы не могут работать в режиме многозадачности, хотя распространено противоположное мнение на этот счет. Конечно, есть некоторые задачи, с которыми мы можем справляться одновременно: например, слушать музыку и параллельно выполнять какую-то работу. Возможно, есть и другие исключения, о которых мы еще не знаем.

В этом случае лучше говорить о модели разделения времени, в рамках которой мы можем распределять задачи – выполнять их не сразу, а по очереди, но в коротких сессиях. Сложно подобрать для этого подходящий термин, но это ситуация, когда вы делаете только одно дело за раз, но часто и быстро переключаетесь. Вы можете пять минут заниматься одной задачей, а затем переключиться на что-то другое.

Об индивидуалистах и анархистах

Люди, предпочитающие действовать в одиночку, никуда не денутся, но в определенном смысле они будут наказаны и одновременно вознаграждены за свой индивидуализм. Наказание будет иметь социальный оттенок, потому что именно общество делает людей лучше и признает их таковыми. Одиночки же не получают поддержки руководства и окружающих.
В то же время мы видим, как миллиарды людей благодаря технологиям становятся настолько взаимосвязаны, что их мысли начинают переплетаться. В этом смысле у индивидуалистов есть заметное преимущество – они могут думать по-другому. Однако мысли и идеи ничего не значат, если ими не с кем поделиться.

В каждом сообществе всегда были одиночки. Они могут быть чудаковатыми, неординарными, гениальными, но зачастую все это не имеет значения для сообщества, потому что индивидуалисты живут сами по себе.

В ситуации, когда существует общемировое правительство и глобализм становится реальностью, быть индивидуалистом намного сложнее. Вы можете отказаться от общения, но вы не можете просто так выйти из системы с точки зрения законодательства и сказать: «Я не буду следовать этим законам, потому что они мне не нравятся». Если это единственные существующие законы, а не законы отдельного государства, то вы не можете их игнорировать.

В будущем появится больше людей, которые существуют вне системы, полностью выходят из нее и не хотят иметь с ней ничего общего. И это станет настоящей проблемой для общества: что делать с теми, кто не соглашается играть по правилам системы? Такие люди станут в обществе деклассированными элементами, но это будет их личный выбор, своего рода умышленное падение на дно.

В конечном итоге мы получим базовое право на мобильность, то есть сможем жить в любом месте до тех пор, пока соблюдаем местные правила. Но имеете ли вы право игнорировать любые правила? Или устанавливать ваши собственные? Вряд ли.

Возможно, когда появится глобальное мировое правительство, кто-нибудь создаст островное государство «Фридония» (Freedonia), куда стекутся все анархисты. На этом острове не будет никаких законов. Но пока очень сложно представить такую картинку.

Об авторе

Кевин Келли – сооснователь и главный редактор журнала Wired, футурист, автор книг «Новые правила для новой экономики», «Вне контроля» и «Неизбежно. 12 технологических трендов, которые определяют наше будущее». Пишет статьи для различных изданий: The New York Times, The Economist, Time, Harper’s Magazine, Science, Veneer Magazine, GQ, Esquire. В качестве футуриста выступал консультантом на съемках фильма Стивена Спилберга «Секретное досье».

Уважаемые Читатели!
Я время от времени публикую письма от «людей вне системы», потому что у них есть чему поучиться. Это те, которые «не такие как все». Но, несмотря на всю их, с точки зрения социума, «странность», эти люди пишут гораздо более адекватные, внятные и осознанные письма, чем большинство из тех, кто «нормально упакован в систему».

Одно из таких писем привожу ниже. В похожем выпуске, N 247, где «на лошадях скакали без седла и сбруи», веяло ветром степей. Здесь же вы почувствуете дуновение космического ветра. Письмо и в самом деле необычное, даже слог настолько неказенный (не путать с неграмотным), что я не удержался выделить жирным шрифтом особенно понравившиеся мне фразы.

«Я с детства очень странный ребенок. Для меня, например, недопустимо насилие. Я сейчас могу огрызнуться, если мой мозг полагает, что это необходимо, но это будет только в формате заставить себя, и потом меня внутренне тошнит еще добрых пару дней, ибо неясен совершенно смысл таких поступков. Но многие этим занимаются (сейчас их, конечно, вокруг меня уже почти нет, таких, но раньше были просто тонны), троллят, дергают, и даже, к моему удивлению получают от этого удовольствие! Дошло до того, что одно время все хором говорили, что я не человек!

Меня и травили, все 11 лет, что я училась в школе, я расстраивалась, но мне было неясно, как я могу причинить вред другим, вот ну как? Травили, правда, умеренно, ибо заодно списывали у меня домашние работы и контрольные, а для меня школьная программа не составляла ни единой проблемы, я даже времени не тратила на школу, кроме сидения в ней, и то, вечно рисовала параллельно с уроками. Окружающие, впрочем, не верили, что я могу получать прекрасные оценки без усилий, поэтому травили и дергали еще и за то, что я, мол, заучка, ботан и задрот.

С универами после была та же история, я поступила два раза в два весьма грозных универа, один очень художественный, другой очень мозгодробительный, везде «позвездела», и оба бросила, когда поняла, что лично для меня они исчерпаны, что я уже «отучила» там все, что мне было нужно, и ой, а дальше я могу сама. Никто не понял, как это нельзя подождать еще спокойно 4 года до диплома, а я не поняла, как это можно ждать 4 года, когда душа зовет действовать и делать совсем другое.

Но вернусь к детству. Кроме того, мне снятся очень красочные сны, честно говоря, они иногда более реальные, чем тот материальный мир, что меня окружает. Вот хоть ты тресни, краски там более яркие, все какое-то более настоящее. Иногда, когда снится что-то такое, вот ну совсем уж не отсюда, я потом еще хожу и неделю радуюсь. Мне хорошо, будто дома побывала и отдохнула.

Ммм, у меня сейчас много хороших людей и событий случается, то есть все вокруг тут – тоже волшебное (во многом спасибо вашим книгам, спасибо), но почему-то не цепляет меня это, вот ну нисколько, не вызывает сильных чувств… Радостно – да, приятно – да, здорово – да, чудесно – да, но не такое безумное потустороннее счастье.

И, на самом деле, мне не обязательно даже спать, для того чтобы что-то увидеть. Я могу закрыть глаза, и картины, и места будут вырастать сами собою, иногда даже удивляя меня, мол, откуда тут это взялось, ну надо же, как красиво.

И, не уверена, да или нет, прямое это видение или нет. Но на днях было странное, сижу себе, читаю книгу с монитора. Потом закрыла глаза, задумалась, читаю дальше. И тут понимаю, что, эм, глаза-то у меня по-прежнему закрыты! А я читаю! Ой! Удивилась, теперь думаю, что, ну странно мне вдруг обладать прямым видением, с одной стороны, с другой – а ну что это еще. Кстати, когда читала ваш выпуск про это, и про летучих мышей, ко мне в ту же ночь прилетела ну самая натуральная летучая мышь. Никогда их не видела раньше, и не думала даже, что в городе они живут.

Еще я рисую. И вот рисую я обычно так, что ко мне приходит картина в голову, а я ее честно воплощаю тут, как она, картина, просит. Для меня было большим удивлением, что далеко не все, и вообще почти никто из условных «коллег» не рисует так! Они долго чертят что-то на бумаге, перерисовывают кучу аналогов, референсов, и собирают, наконец-то, картинку из винтиков. А я так делать не могла никогда, мне скучно, поэтому меня всегда дергали, что я странная и «нечеловеческая».

Доходило до того, что я часто не хотела поправлять работу или просто разочаровывалась, работая на кого-то (сейчас-то уже только сама себя), когда меня просили поправить что-то в сделанном. У меня удивление, мол, мне не лень править, но как я могу! Вот это вот – мое Детище – оно такое, и оно не может быть другим, это вранье иначе будет!

Даже то, как я объясняю, почему мне что-то нравится или нет – всех удивляло. Мне обычно ощущается, что от вещи или рисунка – веет силой, энергией, другим миром, и она – Настоящая. Или нет. Настоящее мне нравится, все остальное не занимает.

Что же до рисования, то я как-то с раннего возраста знала, во что это вырастет, и знаю. Иногда переставала верить, когда слишком уж задергивали окружающие, что я, мол, придумываю. Одно время, они так задергали, что в 20 лет я уже собиралась ползти на кладбище, ибо ноги ломались как спички по куче неудачных причин, тело отказывало, да еще завелась куча психических проблем, мешавших спать, есть, думать, делать, жить, наконец. Страшно вспомнить, я один раз три недели почти не ела и не спала вот просто от страха. Боялась, что у меня рак, и я скоро умру, понимала, что если так бояться – есть все шансы, но перестать думать об этом, не выходило.

Кстати, Трансерфинг мне тогда уже попадался, знакомая девочка советовала, но советовала она так насильно, что я отплевалась, года через пол после этого пошла к психотерапевтам, у психотерапевтов еще года через пол случайно послушала отрывок аудиокниг ваших опять же, нашла себе все остальные – и перестала ходить к этим мозговедам. Они, что самое смешное, изо всех сил старались вылечить меня от моей необычности, и сделать такой вот успешно работающий, правильный кусочек системы, отчего у меня возникло чувство, что я умираю еще сильнее, чем до них. Но, уфф, сейчас-то я – это я, так что все хорошо.

Что же до того, что я знаю, то картины там просто неописуемые. С точки зрения логики это полный бред, и один человек столько не может, но я уже выкинула эту логику относительно своих мечт, так что просто предвкушаю и делаю.

И, кстати, да, еще одна странность – творчество для меня – высшая мера счастья. Я наиболее счастлива, именно когда что-то создаю. Вот люди вроде встречаются, влюбляются, гуляют (я тоже), но для меня это не главное, для меня счастье – чувствовать поток энергии, который из другого мира через руки выходит сюда, и счастье видеть потом результат. Я одно время долго, когда пыталась определить, что же из моих порывов настоящее, выкидывала разные устремления и потребности, и примерялась. Вот оказалось, что все что угодно могу выкинуть, только не это.

Еще на меня не клеятся классические гендерные модели. Вот я выросла вроде в той среде, в которой все вырастают как есть, а нет, я уж скорее андроген по поведению и характеру, могу вести себя и так, и так. То есть я все время росла сама с собою, будучи с собою честной – и оказалось, что вот, такое существо. Семья и дети меня, например, искренне не занимают, хотя вот одно время их на меня клеили, типа «счастье каждой женщины». А я просто знаю, что это – не нужно мне, зато есть куча других вещей с людьми, которые я хочу построить. У меня есть эдакая полу-готовая картинка отношений между людьми в голове, вроде отношений свободных независимых сущностей, единственная причина для которых проводить время вместе – это искреннее друг к другу уважение, восхищение и любовь.

И еще, про счастье и про другой мир. Я, бывает, чувствую тоску по тому, другому миру. Вот по звонкому, чистому, где людские поступки четкие, осознанные, и звонкие, где сами люди – скорее уже как боги, где чувства очень чистые и настоящие, эдакий мир, пропитанный светом и энергией. Я с грустью понимаю, что вокруг немножко ммм, не то, и далеко не то, и очень скучаю по тому волшебству и свету, которое могу как будто бы вспомнить, как будто я там жила раньше.

Мне в детстве было ужасно принять, что мир только материален, и только такой, что вот эти скучания по мечтам, и быть так не может, опять же, все наседали и твердили, что вырастешь-поймешь. А я так и не выросла, слава богу.

В пожелания моей души входит быть эдаким существом вне времени, Ведьмой измерений, вряд-ли-человеком для большинства, и оставить после себя много сотворенного прекрасного. Я как-то уже обжилась со всеми этими странностями, правда, иногда немного тоскливо, и немного жаль, что поблизости нету людей, которым можно это все пересказать, и они поймут толком. И до сих пор немного обидно за все «ты странная, ты ебанутая, ты больная, тебе надо в психушку, ты не человек», которые я выслушала от многих близких и не близких, включая даже родителей. Возможно, поэтому и пишу вам.

Единственно что, у меня до сих пор много прямо таки животного ужаса. Он у меня откуда-то есть с самого рождения, а лет мне сейчас 23, сейчас правда во вполне умеренных количествах уже, но. Сначала я там боялась всяких зомби и инопланетян из кошмаров, воров и дядек в подворотнях, а сейчас я боюсь… системы! Пока что хожу прямо по стеночке, в конфронтации не вступаю, живу себе очень отдельно, оформляю себя как индивидуального предпринимателя, чтобы я уже и кусок государства, налоги ему плачу честно, но отдельно, и все по тому же принципу, где пересекаюсь – опять же, лапочка.

Но откуда-то боюсь, что вот, а вдруг, если я перестану жаться в угол и творить буду по-честному, масштабно, как хочется, и детища мои вырастут, и станут очень известными более чем тысяче человек, – вдруг система меня дернет? Вдруг я ей не понравлюсь? Вдруг она решит, что я слишком, и съест меня?

Вдруг эта страна схлопнется, закроет границы, насильно посадит всех винтиками винтить, как в «Рассказе служанки» или «1984», а я вдруг усну и не успею вовремя убежать? Ведь внутри такой вот жесткой системы я просто не смогу существовать, меня там не будет, я не смогу стать собою. Или вдруг ничего не случится со страной, но я стану какая-то слишком уж звонкая, и меня как ведьму затравят? Вот вроде понимаю, что довольно сложно такое делается, но откуда-то этот периодически, прямо ужас, есть.

Я просто как-то и привыкла сдерживать себя, ибо если я – это я, то для всех слишком честная, слишком прямая, слишком, я не знаю, красивая, слишком творческая, слишком вообще все! Все слишком! И вся эта травля, которая упала на меня в школе буквально с 7 лет.

Вот честно, я помню, что у меня были периоды, потом, когда мне казалось, что я, то очень сильно выше всех и сильно не такая, или наоборот, сильно ниже всех и сильно кривая опять же. Я понимаю, что тогда я могла вызывать эти все «бубубу, ты не такая» именно таким своим чувством внутренним. Но тогда, в детстве, я помню, что у меня ко всему миру было просто искреннее чувство любви и интереса, и все равно, почему-то откуда-то выросло это «бубубу, ты не такая, мы тебя за это травим».

Мне немного страшно из-за этого прямо таки жить. Ужас говорит, перестать быть собою и становиться как все. И я, то живу собой, двигаясь к своей Цели, то приходит ужас, и я вымораживаюсь, и стараюсь вообще не шевелиться, не отсвечивать и не быть. Естественно, я так долго не могу, потому что Душа зовет же, поэтому выкидываю ужас из головы, настраиваюсь на хорошее, и двигаюсь дальше».

Бояться вам нечего. Нет, система «не решит, что вы слишком, и не съест вас». Время, когда художников и поэтов сажали в тюрьмы, прошло. Сейчас из тех, кто мнит себя «мучениками борьбы за правду», по тюрьмам рассажены лишь нарушившие уголовный кодекс. И это не «люди вне системы», а скорей наоборот, ее истинные приверженцы, как ни парадоксально.

Система очень любит все переворачивать с ног на голову, и надо быть очень трезвым и осознанным, чтобы понимать, что происходит на самом деле.

Система «не решит, что вы слишком, и не съест вас» уже лишь по той причине, что ей опасаться нечего – у нее все под контролем, включая «борцов» и «мучеников». И она знает, что ее не сломать. Поэтому, «людей извне» система не преследует, а обходит стороной. Ей невыгодно, чтобы они были на виду. Понимаете?

Самое худшее, что может сделать с вами система, это попытаться дискредитировать ваше творчество, заштриховать его, принизить. Однако если вы будете иметь смелость и дальше следовать своим уникальным путем, система ничего не сможет с этим поделать. Тогда, ей останется только признать вашу уникальность и сделать вас звездой. Другими словами, принять вас в свой «звездный реестр». Ну а дальше, сможете ли вы сохранить свою уникальность «в реестре», зависит от вас.

Творческий сайт художницы: http://whitedeathinc.com

Объявления

8-9 декабря семинар «Создай свой мир» в Санкт-Петербурге
http://bit.ly/To8v2F – На странице можно посмотреть демонстрационный ролик семинара.

СЕЗОН ДЕНЕГ

В нашем мире одни люди создают то, что им нужно, а другие потребляют то, что есть.

Продолжается набор на курс он-лайн тренингов «Сезон денег».

Бесплатная он–лайн встреча 28 ноября http://bit.ly/RfXCE6

Начало он–лайн курса «Сезон денег» 3 декабря http://bit.ly/114IhHj

Женская инициация «Любовь – это для меня»

«Не родись, красивой, а родись счастливой». И верно, внешняя красота не гарантирует счастья в личной жизни. Зачастую мы видим, что дамы со среднестатистической внешностью счастливы в браке или имеют кучу поклонников. В то время как красавицы остаются одинокими. И этому есть объяснение – внутренне состояние женщины играет решающую роль в отношениях.

Продолжается регистрация на самый популярный женский тренинг «Любовь – это для меня» 5 декабря в Санкт–Петербурге http://bit.ly/TqZvNx

Мини-тренинг «Твоя цель»

Представьте себя стрелком из арбалета. Перед вами лежат стрелы. Вы выбираете одну, наиболее приглянувшуюся, натягиваете тетиву… и стреляете мимо цели. В чем дело? Быть может стрела, совсем не та? А вдруг цель неправильно выбрана? Как определить истинность своей цели и правильность намеченного пути? Да так, чтобы ветер чужих голосов и собственные сомнения не помешали попасть в «яблочко»? Именно этими вопросами мы займемся на мини-тренинге. Вы ощутите четкость и ясность в своих намерениях, точно решите для себя какую «стрелу» и «фрукт» выбирать впредь.

6 декабря приглашаем на мини-тренинг в Москве http://bit.ly/VaRG0x

Вдова Юлиана Семенова, сестра режиссеров Андрея Кончаловского и Никиты Михалкова, заявила, что ее предали родные дочери. Распродали без разрешения все картины прадеда — художника Петра Кончаловского, стоившие миллионы долларов, а ее якобы попытались отправить в психиатрическую лечебницу. Что же происходит в известной семье? Мы навестили наследницу известного рода Кончаловских-Суриковых в частной больнице в Подмосковье.

«Хотели отправить в психушку»

— Я здесь, в больнице, уже десять месяцев, — начала рассказ 84-летняя Екатерина Сергеевна. Она хоть и в кресле-каталке, но весьма бодра. — До этого против моей воли по требованию дочерей Ольги и Дарьи меня пытались поместить в психиатрическое отделение. Но не удалось.

— Вас забрали силой?

— Я была на даче в Жуковке, дочери вскрыли все замки и взломали двери. Я не хотела их пускать. Ольга написала бумагу: «Мама опасна для окружающих, хочет поджечь дом, называет нас ведьмами». Старшая дочь Даша ей не помешала. Приехала платная психиатрическая бригада. Меня отвезли в больницу № 67.

Правда, психиатр заявил, что с головой у меня все в порядке. Но дочки не успокоились: решили через суд доказать мою недееспособность. Хотели стать моими опекунами, чтобы распоряжаться всем добром.

В заявлении на госпитализацию дочери Ольга и Дарья отмечали неадекватность матери.

«Добро» пожилой женщины довольно весомо. После смерти Юлиана Семенова ей осталась пятикомнатная квартира на улице Серафимовича, где вдове принадлежит четверть. Но главная ценность — картины деда Екатерины Сергеевны — Петра Кончаловского. Эти 80 полотен классика эксперты когда-то оценили в десятки миллионов долларов.

— Дочери через Гагаринский суд Москвы пытались доказать мою невменяемость. Но судебная экспертиза установила: я полностью отдаю отчет своим действиям. И суд в иске отказал.

— А почему вы жили на даче, имея долю в квартире?

— Всегда хотела жить за городом. Хоть участок земли и небольшой, я развела хороший сад. Здесь в 2002 году Ольга построила дом в 200 квадратных метров. Строился он на мои деньги. С Олей мы договорились: я завещаю ей участок и дом. Дом записан на нее, а мне дочь предложила оформить договор пользования. Я фактически стала в доме сторожем. В течение многих лет я сама платила за дом, все коммунальные услуги — за месяц примерно 40 тысяч рублей.

Работа Петра Кончаловского «Версаль. Аллея» была продана на аукционе за $1 млн. 376 тыс.

— А в больнице вы сами оплачиваете пребывание?

— Помогают братья (Андрей Кончаловский и Никита Михалков. — Авт.).

«Тратила деньги мужа»

— Говорят, особую ценность представляет не квартира, а картины вашего знаменитого деда — художника Петра Кончаловского…

— Я получила их в наследство в 2000 году. После этого Ольга стала клянчить: «Мама, как ты можешь жить спокойно, если твои внуки едят одни макароны?» Оля постоянно играет несчастную и обиженную.

— Странно, Ольга ведь живет во Франции…

— Да, не думаю, что они бедствуют. Ольга вышла замуж за француза ливанского происхождения Надима Брайди. Еще мой супруг решил в Крыму построить гостиницу и обратился к французским друзьям, чтобы ему посоветовали архитектора. Так появился ливанец Брайди.

Натюрморт «Вальдшнепы и корзина» ушел за $47 тыc.

После того как у них родилась дочка Алиса, у Юлиана случился первый инсульт. После второго инсульта врачи отправили Юлиана в Инсбрук на реабилитацию, но это не помогло. Тогда я построила деревянный домик на нашей даче в поселке писателей и стала за ним ухаживать. Дочь Оля просто вынесла мне вердикт: «Мама, больше некому этим заниматься!»

— Вы с Юлианом Семеновым хоть и расстались, но не развелись. Злые языки уверяют, будто вы бездумно тратили его деньги, в том числе на любовника.

— Да, я тратила его деньги. Юлиан для того и работал, чтобы детей содержать. Муж, кстати, сам не хотел разводиться. Он мало времени проводил дома, был человеком мира. Работал с секретными документами в Германии — у него была такая возможность, постоянно находился в разъездах, собирая материалы в том числе для романа о Штирлице. Он не нуждался в доме. В наших отношениях было больше сочувствия и сострадания, чем любви. Помню, как он, впервые появившись в родительском доме, рассказывал, как искал по тюрьмам родного отца. Я поразилась его отваге. Как говорится, она его за муки полюбила, а он ее за состраданье к ним. У меня возникло желание ему помочь, скорее материнское чувство, чем чувство женщины. И я действительно помогла ему в конце жизни — два года ухаживала за парализованным человеком. Он ведь все понимал и мучился. При его активности — а он всю жизнь спешил — вдруг лежать… В моей памяти он остался бледным, худым, как Иисус.

«Не осталось ни одного из 80 полотен»

— Отношения с дочерьми испортились из-за наследства?

— Когда Юлиана не стало, они заявили: «Мама, мы землю в поселке писателей оформили на себя. И хотим продать оба дома, потому что нам нужны деньги на обучение детей в Англии». Меня выставили.

Портрет японского артиста Каварасаки — за $1 млн. 360 тыс.

— И тем не менее вы дарили дочерям полотна?

— Сначала я отдала Ольге картину, которую она продала в Америке на аукционе, — натюрморт «Вальдшнепы и корзина». Но у нас с ней был уговор: половина — Ольге, половина — мне. Натюрморт продали за 47 тысяч долларов. Оля мне ни копейки не отдала, объяснила: «Мама, там такие налоги на таможне. Нам почти ничего не осталось». Я поняла, с ними кашу не сваришь. Но дочки почувствовали вкус денег, и дальше пошли суммы за миллионы. Работу «Версаль. Аллея» в Лондоне Оля продала за 1 миллион 376 тысяч долларов. В 2008 году я случайно получила уведомление с аукциона — портрет японского артиста Каварасаки реализовали за 1 миллион 360 тысяч долларов. Деньги свели дочек с ума.

Действительно, были дарственные на картины, но далеко не на все. Сейчас у меня не осталось из восьмидесяти работ ни одной. Но, по мнению Ольги, я кругом виновата, потому что окружила себя «плохими» людьми: «Люди из твоего окружения украли все картины». Есть у меня действительно женщина Нина, которая заменила мне дочерей. Она ведет все мои дела.

Загадка дарственной

— Ольга в 2008 году продала вашему брату Андрею Кончаловскому три картины за $3 млн. По идее этого нельзя сделать без дарственной…

— У нее есть документ, по которому я ей якобы за 3000 рублей продала 20 работ Петра Кончаловского. По этой бумаге будем экспертизу проводить: не то что подпись не моя, даже название работ переврано! (Возражения второй стороны — в рубрике «Ответное слово». — Ред.)

— А вы обговаривали с Олей судьбу картин?

— Картины принадлежат России. Я просила ее: «Оля, не продавай! Особенно семейные портреты». Дед написал только моих 14 портретов. Еще мне дороги два натюрморта, которые бабушка подарила на свадьбу с Юлианом Семеновым, — «Голландские букеты», написанные в стиле Рембрандта. В 1993 году я отдала натюрморты внучке Алисе. Мне бы хотелось оставить картины в семье, но беда в том, что семьи-то нет.

Мне дорог портрет Петра Петровича Кончаловского «Точит бритву». Оля утащила эту картину, заверив меня, что им «без корней нельзя». А какая ей нужна Россия? Она ее терпеть не может, живет во Франции!

«Отец Штирлица» Юлиан Семенов женился на внучке известного художника Петра Кончаловского. Фото: семейный архив.

Обидно: я выгляжу чудовищем в глазах людей. У братьев тоже есть картины, но никто из них их не выставляет на продажу — продает наследие только моя дочь Ольга.

— У вас есть старшая дочь Дарья…

— К Даше меньше претензий, потому что она больна. Ее старший сын связался с игорным бизнесом, и она крепко запила, когда он погиб.

— Возможно ли примирение с дочерьми?

— Не думаю. Сейчас дочь создала ситуацию, когда мне негде жить. Я хотела продать долю в пятикомнатной квартире на улице Серафимовича, чтобы купить жилье лично для себя, нашла покупателя, но Оля оспорила сделку.

В дальнейшем я буду жить в квартире, которая приобретена на мои последние деньги. И Оле туда не будет доступа. Хочется, чтобы меня оставили в покое. С дочерью Олей я готова поговорить только в случае, если она извинится и вернет семейные портреты Петра Кончаловского.

СПРАВКА «КП»

Екатерина Сергеевна Семенова (родилась в 1931 году) — дочь от первого брака Натальи Кончаловской, дочери известного русского художника Петра Кончаловского. Приемная дочь поэта и писателя Сергея Михалкова. Никита Михалков и Андрей Кончаловский — ее сводные младшие братья.

По материнской линии — наследница рода художника Василия Сурикова.

Ольга Семенова на открытии памятника отцу. Фото: UNIAN

ОТВЕТНОЕ СЛОВО

«Страдает психическим заболеванием»

Мы обратились за комментарием к Ольге Семеновой. И получили письмо от ее адвоката Вадима Кодола. В письме говорится:

— Семенова О.Ю. не похищала у Семеновой Е.С. картины Кончаловского П.П. Картины были получены Семеновой О.Ю. по нотариально удостоверенным договорам от 1995 и 2001 годов.

— Семенова О.Ю. за последние годы не только не вмешивалась в финансовые дела Семеновой Е.С., но и отправляла последней очень крупные суммы денег. У Семеновой О.Ю. имеются безусловные доказательства, подтверждающие перевод сотен тысяч долларов США Семеновой Е.С.

— Семенова Е.С. беспрепятственно пользуется недвижимым имуществом, принадлежащим Семеновой О.Ю.: квартирой по адресу: г. Москва, Ленинский проспект (указаны номер дома и квартиры. — Ред.) (имеется нотариально удостоверенный протокол, подтверждающий факт передачи ключей от названной квартиры лично Семеновой Е.С.), а также домом по адресу: г. Москва, г. Троицк пос. Первомайское (указан подробный адрес дома. — Ред.)., что подтверждается, в том числе, и моей перепиской с адвокатом Опариным Д.А. (адвокат Е.С. Семеновой. — Ред.)

— Решение Гагаринского районного суда г. Москвы о признании Семеновой Е.С. дееспособной отменено апелляционной коллегией Московского городского суда.

Вместе с тем Семенова Е.С. страдает непсихотическим психическим заболеванием, что подтверждается выпиской из истории болезни Семеновой Е.С. С мая 2014 года Семенова Е. С. состоит на учете в психоневрологическом диспансере.

— Прокуратура г. Москвы проводит проверку на предмет возбуждения уголовного дела в отношении адвоката Опарина Д.А. на предмет совершения последним мошенических действий в отношнеии 1/4 доли Семеновой Е.С в квартире по адресу: г. Москва, ул. Серафимовича (указан точный адрес. — Ред.)

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Эта драма может стать детективом

Галина САПОЖНИКОВА, обозреватель «КП»

Ольга! Семенова! «Ненавидит» Россию и «сдала маму в психушку»?..

Да не смешите…

Мы познакомились с ней задолго до того, как этот пренеприятнейший скандал с наследством прописался на страницах газет. Вернее будет сказать так: сначала я познакомилась полудомашним музеем Юлиана Семенова, а потом — из чистого любопытства — с его основательницей, Ольгой. В украинском тогда еще Крыму, в татарской деревушке Мухалатке, в маленьком доме, который прилепился к горе и в котором Юлиан Семенов сочинил «Семнадцать мгновений весны». Собственно, на доме было так и написано: «Вилла «Штирлиц».

Чудесный музей, который она все эти двадцать с лишним лет после смерти отца собирала, хранила и поддерживала вкупе с ее очень тонкой и теплой книжкой воспоминаний сложились в картинку: я даже, помню, не удержалась и написала в книге отзывов какие-то восторженные слова про «настоящую дочь настоящего отца», узнав, сколько сил Ольга положила на то, чтобы уговорить местные власти поставить на дороге указатель. Простой указатель, на котором было написано: «Музей Юлиана Семенова»…

Был еще очень и очень достойный сериал «Исаев», в котором Ольга Семенова чудесно сыграла одну из ролей — ради удовольствия скорее, а вовсе не потому, что выпускнице Щуки, живущей в Париже, нечем было заняться… Затем наконец состоялось и само наше знакомство, такое же радостное и светлое, как Ольгина улыбка. Или ее книжка об отце, которую хочется перечитать. Или музей, в который тянет вернуться.

И вот теперь — скандал, подробности которого с удовольствием смакуют зеваки. Не верю! Чтобы Ольга, которая свою мать за глаза называла только мамочкой, будто бы сдала ее в сумасшедший дом? Ради того, чтобы завладеть наследством знаменитого прадеда? Потому что «живет во Франции и ненавидит Россию» — как было сказано в скандальном интервью?

…Все бы

так «ненавидели», как она: несли Россию в улыбке, в памяти об отце, в музыке Рахманинова и Чайковского, вылетающей из тонких пальцев сына Юлиана, названного в честь деда, — который с детства радовал Мухалатку игрой на рояле. Все бы так «ненавидели» — и не было бы ни экономических санкций, ни ополоумевшей Украины, ни беженцев из Донецка, которых Ольга этим летом пустила жить в своей крымский дом.

История конфликта взрослых детей и старой и больной мамы, окружившей себя непонятными людьми, отнюдь не нова, а сюжет многократно описан в литературе, в семейных хрониках других известных людей, которым выпало несчастье делить наследство. В этом «флаконе», как правило, ничего романтичного нет — там Шекспир с Агатой Кристи и Салтыков-Щедрин с Достоевским.

Эта семейная драма тоже может обернуться детективом. С его деталями вы сможете ознакомиться в ближайших номерах еженедельника «КП».

Дочь Юлиана Семенова: «Уход отца был угоден многим»

— Ольга, Юлиан Семенович ваши с Дарьей таланты ценил, пестовал?

— Конечно! Лев Дуров однажды в шутку сказал, что папа считает, что все импрессионисты пошли от Дарьи. А Наталье Петровне Кончаловской, нашей бабушке и своей теще, он писал: «Таточка, пожалуйста, воспитывай в Ольге литературный дар. Я себя в ней вижу!» Что он там во мне видел, трудно сказать. Мы же склонны идеализировать наших детей. С одной стороны, нам с сестрой, конечно, было тяжеловато рядом с отцом — гением и трудоголиком, ведь невозможно даже чуть-чуть ему соответствовать, но с другой — его постоянная поддержка и подталкивание вперед: «Давай жми, Кузьмина!» — давало закалку на всю жизнь.

— Почему Кузьмина?

— Он нас так называл: «старшая Кузьмина» и «младшая Кузьмина». Почему? Не знаю.

— У вашего папы были секреты!

— Это точно. Он говорил Даше: «Кузьмина, это гениально!» — и еще: «Дашенька, давай больше цвета!» Любил цвет. И Даша сейчас дает много цвета. Вот мою сестру Господь действительно поцеловал: она талантливейший художник, гениальный портретист. Когда Даша написала портрет Аллы Борисовны Пугачевой, с которой папа был дружен, та сказала: «Девочка моя, как тебе это удалось? Такой только я сама себя знаю. Я никогда это мое лицо не показываю другим!» На портрете Алла Борисовна сидит на фоне средневековых музыкантов с очень грустным красивым лицом. Не развеселая и разухабистая, какую мы привыкли видеть, а печальная и глубокая женщина. Я думаю, такие слова — лучший комплимент для художника.

фото: Из личного архива Ольга и Дарья у памятника Юлиану Семенову в Ялте.

— Понимаю, откуда в Дарье Юлиановне этот дар — от прапрадеда Василия Сурикова и прадеда Петра Кончаловского…

— Она, как Петр Петрович, невероятно требовательна к себе, иногда это доходит, по-моему, до безумия. Наш прадед иногда смотрел на свои картины и говорил жене: «Олечка, а не порезать ли мне эту картину?» — и Олечка, урожденная Ольга Васильевна Сурикова, с энтузиазмом отвечала: «Конечно, режь, Петечка». А Дарья, даже не спросив ни у кого совета, однажды уничтожила целую коллекцию своих потрясающих рисунков, которые привезла из Никарагуа, куда ездила с папой писать революционеров и никарагуанских детишек. Это было невероятно красиво и глубоко. А она смотрела-смотрела — и все изничтожила. Настолько критичны к себе, я думаю, только большие художники.

— Ваш отец в детстве кем мечтал стать? Не удивлюсь, если не писателем, а летчиком или полярником, потому что это романтические профессии, а Юлиан Семенович был точно романтиком.

— Знаете, что ему, 30-летнему, однажды написал отец в письме? Цитирую: «Ты — гибрид из Спартака, Кюхли и, конечно, Дон-Кихота. В моем представлении такое сочетание — идеал человека». Конечно, папа был романтиком, верил в идеалы, справедливость, не боялся опасностей, обожал приключения. Но о тех профессиях, о которых вы говорите, не мечтал. До 16 лет он хотел стать дирижером. Папа всегда считал музыку, наравне с живописью, совершеннейшим искусством — никаких языковых барьеров и зависимости от переводчика. Музыкантом не стал, но научился брать несколько аккордов и иногда напевал мне, маленькой, аккомпанируя на дребезжащем пианино, песенку про Мадагаскар Юрия Визбора. Она была очень популярна в годы его юности.

А когда папа оканчивал школу, его вдруг потянуло в лицедейство. Он всерьез хотел поступать во ВГИК. Отговорил его отец — Семен Александрович. Он считал, что сыну лучше всего пойти по стопам деда-лесника. Папа рассказывал, что был удивлен таким советом. Но потом догадался: мудрый отец хотел таким образом приобщить его к высокой культуре природы, которая только и способна открыть в человеке истинный дар слова. Особенно в век, когда со всех сторон напирает техника. А то, что у сына есть талант, связанный именно со словом, Семен Александрович видел.

В лесники папа не пошел, в актеры — тоже, хотя актер из него получился бы великолепный. Как компромисс он выбрал Институт востоковедения: там была и романтика далеких стран и культур, и языки, к которым его тянуло. Кстати, среди его друзей и сокурсников был Евгений Примаков. Они потом дружили всю жизнь. Для нас с Дашей Евгений Максимович был просто «дядя Женя».

фото: Из личного архива Даша с мамой, Андреем Кончаловским и Никитой Михалковым.

«Папа считал, что кичиться аристократическими корнями — последнее дело»

— Вы и Дарья — дочери популярнейшего писателя, по материнской линии — «веточки» знаменитого семейства. Наверное, и детство у вас было соответствующее, аристократическое: французский язык, верховая езда…

— Нет-нет! Мы вообще крестьяне. Папа очень не любил разговоров об аристократизме, считал, что кичиться аристократическими корнями — последнее дело. Наталья Петровна, уж на что была аристократкой по происхождению, никогда себе такого не позволяла. Она могла рассказывать об интеллигентности своих предков, о том, что ее дед был эрудитом и издателем, что он поддерживал Врубеля, — вот чем можно было гордиться. Да и зачем выпячивать родовитость, когда все в семье талантливые? Мне кажется, геральдические гербы начинают вывешивать на всеобщее обозрение люди, у которых талантов нет, а чем-то выделиться хочется.

фото: Из личного архива Ольга, Даша и их кузен Егор Михалков-Кончаловский.

Да, французский язык был. Наталья Петровна, бабушка, заставила Егорушку Михалкова и меня его выучить. Аня Михалкова вообще полиглот: говорит на английском, французском и итальянском. Она моложе, поэтому уже имела возможность учиться за границей. Даша училась в специализированной английской школе.

Что касается верховой езды, то я лишь пару раз прокатилась на лошади. Чуть не упала, безумно испугалась и прекратила это дело, хотя Егор возил меня на «Мосфильм», где у них была конюшня, и приглашал покататься. Но нет — не мое.

— А вот не выучили бы вы французский — и замуж бы тогда за француза не вышли!

— За этого (муж Ольги Надим Брайд, француз ливанского происхождения, тут же, за нашим столом, пьет чай. — М.Б.) — вышла бы! Он меня купил любовью к России. Надим еще с папой работал: был приглашен восстанавливать крупное здание в центре Москвы, которое выделили газете «Совершенно секретно». Потом это здание было благополучно продано другими людьми, а у папы задумки были такие светлые, социалистические: чтобы все восстановить, чтобы там работали журналисты… Мой будущий муж и приехал, чтобы по своей инженерной части воплотить папину задумку в жизнь.

— И влюбился в Ольгу…

— Сначала он влюбился во всех русских женщин. Когда ты в цветнике — как сосредоточить внимание на одной? Поэтому Надим на всех заглядывался. Был грех — прощаем! Моему мужу сейчас 71 год, но он по-прежнему неравнодушен к красоте русских женщин. И когда приезжает в Россию, у него самое любимое занятие — пойти в музей или просто поехать на общественном транспорте, потому что он повсюду видит красоту. И он у меня такой патриот! Я ему говорю: «Надим, не плачь, пожалуйста, когда ты смотришь парад на Красной площади, а то тебя заподозрят в неискренности». А он реально вытирает слезы! Для него Россия — это красиво, Россия— это хорошо. И слава богу!

— Хорошее отступление мы сделали! Но вернемся в прошлое. Ваш отец успел пообщаться с Петром Петровичем Кончаловским? Они понравились друг другу?

— Папа, когда только-только женился на маме, приехал в Бугры. Это дача прадеда в Обнинске, где он проводил лето и осень. Это было летом 55-го года, на Петров день — именины Петра Петровича. Вся семья собралась тогда в Буграх. В 56-м Петра Петровича уже не стало. А он, надо сказать, до последнего работал практически каждый день и мог за три дня написать три замечательных натюрморта. Петр Петрович говорил: «Вот умру — и начнут люди судачить, мол, вот, Кончаловский каждый день писал, да еще так быстро, поэтому так плохо. А другие будут отвечать: нет, поэтому так хорошо!» Папа тогда зашел в мастерскую Петра Петровича и долго с ним говорил, расспрашивал, что сложно писать, что не сложно, как тень создавать на полотне, как все это подавать… И они моментально нашли общий язык. Два творца — конечно! Папа не раз повторял (и я запомнила эту фразу): «Жизнь вне творчества — это жизнь серая и чуланная». А еще он нам, дочерям, всегда говорил: «Семья, дети — это важно и необходимо, но не менее важно заниматься творчеством».

— У вас с сестрой разница — девять лет. Чем отличались ваши детские годы?

— Мне кажется, что Даше выпал более тяжелый период. Тогда родители еще пытались сохранить семью. Они прилагали усилия — не знаю, кто больше. Но поскольку люди были абсолютно разные, то все происходило, конечно, на разрыв сердец. И Дарья страдала, наверное, больше всех. Хотя папа как мудрый человек всегда старался оградить близких от каких-то больных моментов. Мне же сильно свезло: ко времени моего появления на свет папа уже понял, что, к сожалению, усилия напрасны, брак не спасти.

Сложилось так, что мы с мамой жили в Москве, а папочка — на даче. Всю неделю мы были с мамочкой, а в выходные — либо у Натальи Петровны Кончаловской на Николиной Горе, либо у папы. Он, кстати, всегда был прекрасным отцом, проводил с нами все каникулы, возил по стране. И все это было как-то невероятно гармонично. Поэтому я в детстве, наверное, меньше чувствовала боль за то, что происходит в семье. Хотя, не скрою от вас, моей голубой мечтой была столовая с желтым абажуром и с большим столом, за которым сидят папа, мама, Даша и я. К сожалению, такого ни разу не было: мы сидели втроем с мамой или втроем с папой. Но — что поделаешь!

— После расставания с вашей матерью у Юлиана Семеновича не было никакой личной жизни?

— Это деликатная тема, на которую папа, конечно, не распространялся. Одно могу сказать, что рядом с ним временами появлялась подруга — такая некрасивая очкастая блондинка. Он звал ее Буратино из-за длинного носа. Эта женщина работала в цензуре. Трудно сказать, чем она привлекла папу. Мы с сестрой поддерживали с ней дипломатические отношения, но в душе не жаловали: чувствовалась в ней какая-то фальшь. Наверное, папа это тоже чувствовал, потому что как ни старалась эта дама занять в его жизни постоянное место, у нее это не получилось. К тому же в какое-то время у папы появились подозрения, и вполне обоснованные, что «Буратино» приставлена к нему понятно какими службами, чтобы за ним приглядывать. С этого момента папа, хотя оставил «Буратино» возле себя, стал представлять ее знакомым как своего личного секретаря — статус, при котором предательство казалось ему менее обидным. А мы с сестрой недолюбливали эту женщину еще и потому, что на всех встречах отца с друзьями она первая ему подливала, зная, что с его давлением ему давно пора завязывать с алкоголем. Нет, «Буратино» точно не сделала папу счастливым…

— Вы как-то сказали, что вашим воспитанием больше занимался отец.

— Простите, но кто накормит вкуснее, чем мама? Наша мама всегда была королевой самых лучших блюд. А вот дать какие-то основы — духовные, мировоззренческие, — тут, конечно, папа был главным. Хотя мама нам и книжечки читала. Я могу только спасибо сказать обоим родителям. Каждый давал то, что мог дать.

Папа как человек гениальный, не побоюсь этого слова, дал нам с сестрой невероятно много. Какие у нас были путешествия! Например, в Голландию, в Амстердам. Помню солнечное утро. Папа, Даша и я бродим по музею Ван Гога, потом катаемся на катере по тихим каналам, видим приют для бездомных кошек на одном из пришвартованных к набережной корабликов. Дивимся: надо же! Вечером отправляемся в самый страшный квартал, который находится неподалеку от квартала красных фонарей. Туда даже полицейские не решаются заглядывать. Там действительно жутковато: свет тусклый, ставни в домах закрыты, в темноте мелькают какие-то подозрительные личности… Дарье — 21 год, а мне, между прочим, всего 13! Папа считал, что мы с сестрой должны знать жизнь во всех, даже самых страшных ее проявлениях. Одно условие: он должен быть рядом, всегда готовый нас защитить.

Даша познала эту сторону жизни, конечно, больше. Она много ездила с папой по горячим точкам, как сейчас говорят. Рассказывала, как, например, в Афганистане недалеко от них подорвалась на мине машина. Днем и ночью слышались автоматные очереди и далекие разрывы. А отец чувствовал себя под пулями совершенно спокойно.

— И как — отцовская наука пригодилась?

— Пригодилась. Вот в последние годы у нас в семье было много потрясений. Может, по грехам нашим, не знаю. Я очень горжусь, что моя сестра нашла в себе силы не сломаться. Не знаю, что страшнее потери ребенка, а у Даши погиб старший сын. Работа стала ее спасением. И еще помог тот внутренний стержень, который заложил в нас папа.

Даша тоже долго жила за границей, сейчас вернулась на родину. Недавно в Москве прошла ее первая в России персональная выставка «Грани». Эти работы посвящены камням. Сейчас от вечных камней она переходит к эфемерной красоте цветов. Сестра уже показывала мне какие-то свои задумки, зарисовки. Это будет прекрасно. Вообще, все, к чему Даша прикасается, получается на пять с плюсом.

Помню, я изводила ее в детстве, потому что часто была ее моделью и вместо того, чтобы сидеть смирненько, все время елозила, строила рожи, и Даша лишь вежливо просила посидеть спокойно. А ведь могла и шлепнуть! Тут не только талант, но и ангельское терпение. И оно вознаграждено, потому что именно мой портрет получил награду. Сначала Даша повезла его в Париж, на очень престижную выставку, и там получила за него приз салона парижских художников. А это о многом говорит! И потом этот портрет купила Третьяковка.

— Вы ведь такие разные!

— Абсолютно. Даша похожа на маму. Она такая эффектная брюнетка. А я — блондинка. И характерами мы не похожи. Но, хотя живем далеко друг от друга, в разных странах, всегда поддерживаем друг друга в трудную минуту. Вообще, мы всегда были очень близки. Скажем, в детстве для меня самым большим счастьем, кроме того, чтобы провести день с папой, было пойти с Дашей в музей. Она по природе молчун, но у нее очень глубокие знания в искусстве, живописи. И вот когда сестра водила меня в детстве по музеям, она рассказывала о живописи, как доктор искусствоведения.

Недавно мы с ней пошли в Третьяковку. И я погрузилась в мое детство. Какое счастье, когда старшая сестра рассказывает тебе, какие глубины таят в себе картины Кончаловского, Филонова, Петрова-Водкина, объясняет, почему она раньше любила Петрова-Водкина, а теперь любит Филонова… Это очень интересно! Мы с Дашей в такие минуты оказываемся на такой общей волне, на которой ни с кем другим никогда не окажемся. И при этом, да, мы безумно разные.

фото: Из личного архива Ольга с Олегом Басилашвили и режиссером Семеном Арановичем на съемках фильма «Противостояние».

«Уверена, что уход отца был угоден многим. Он слишком многое знал»

— Вы — журналист, написали несколько книг, в том числе книгу «Юлиан Семенов». Однако у вас — диплом актрисы. Вы окончили Театральное училище имени Щукина, снялись в «Противостоянии» и «Исаеве». Но, видимо, лицедейство вас не привлекло. Почему учились на актрису? Дяди — Никита Михалков и Андрей Кончаловский — повлияли?

— Да нет! Это была дурость чистой воды. Ну, сняться в нескольких эпизодах в фильмах по папиным произведениям и быть смазливенькой на лицо — это еще не значит быть Ермоловой. В театр, считаю, надо идти, когда ты не можешь без сцены. Я любила кривляться, я семейный клоун до сих пор, но — могу жить без театра. Поэтому считаю, что сделала тогда неправильный выбор. Я вернулась в журналистику, сейчас — член Союза журналистов Москвы. И на сегодняшний день самое комфортное для меня — писать книжки. Вот сейчас корплю над историческим романом. А актерская профессия помогает в журналистской работе — брать интервью, например. Настроиться на волну другого человека — это актерство. Но для меня оно здесь и кончается, и начинается папина профессия — журналистика. А он всегда толкал меня на этот путь.

— Все-таки какой короткий век выпал вашему отцу: всего 61 год! Сколько он мог бы еще написать, сколько добрых дел мог бы сделать…

— Уверена, что уход отца был угоден многим. Он слишком многое знал. И он понимал, что его боятся. Второй удар случился у папы после того, как в больнице, где он лежал после первого инсульта, его посетили двое в штатском с удостоверениями. Об этом Дарье сказали медбрат и медсестра, дежурившие в тот день. А через несколько ней они заявили, что никто не приходил… Отец тогда впал в кому на полтора месяца. После этого он уже не мог оправиться.

Помню, как после третьего инсульта папа целыми днями лежал, безучастно глядя перед собой. Совсем недавно могучий, хохочущий, способный работать по 16 часов в сутки, он превратился в худого белобородого старика. Никогда не забуду его страдальчески-прекрасное, почти иконописное лицо в последние дни…

— Мы встретились с вами в Гороховце. Чудесный город, отметивший 850-летие. Его ваш отец сделал родиной своего любимого героя — Штирлица. Открылась выставка, посвященная этому литературному и кинематографическому герою, а в будущем планируется открыть музей. Вам не кажется это притянутым за уши?

— Нет, абсолютно. Все логично. Папа в 1948 году, будучи студентом Института востоковедения, в котором была военная кафедра, приезжал в Гороховец в военный лагерь. Молодой парень увидел все эти красоты. Папа очень тонко воспринимал красоту. Он говорил: «Если я вижу красоту, как я могу не поделиться этим с другими?» То есть впечатление от Гороховца было таким сильным, что через 20 лет, когда папа стал писать первый роман о Штирлице, он решил подарить всю эту красоту своему любимому герою. Гороховец — то место, где Штирлиц вырос, куда стремился. Мне кажется, это была хорошая идея и для самого персонажа, и, конечно же, для Гороховца, потому что город дивный, город редкой красоты. И развивать туризм надо. И почему, в конце концов, нельзя? Есть же великолепный музей Шерлока Холмса в Лондоне? Так почему в Гороховце не может быть музея Штирлица?

— У вас будут просить экспонаты для будущего музея?

— Мы дадим все архивные документы, относящиеся к Штирлицу, — ксерокопии и оригиналы. Дадим одну из печатных машинок папы, на которой он печатал роман «Семнадцать мгновений весны». Мы сделали уже запрос в ФСБ, нас отправили во внешнюю разведку, они тоже обещают интересные документы. В конце концов, Штирлиц — это образ собирательный. Рассказать ведь можно и о Зорге, и о Кузнецове, и о Маневиче… У них это так и задумано, кстати.

Мы давно могли выступить с инициативой создать музей Штирлица в Москве. Но ведь это было бы не то. Папина мысль была, что настоящая Россия — в глубинке. Когда я получила письмо из Гороховца от местных жителей с предложением сделать выставку, а потом — музей, я читала его со слезами на глазах. Просто рыдала от счастья!

фото: Из личного архива В Гороховце на Лысой Горе с кузиной Натальей Гаффнер.

— Один музей уже есть — в Крыму, в Мухалатке, где ваш отец поселился в 1983 году.

— Мы с мужем как раз едем туда. Этот музей — оброк и барщину — Надим тащит на своей спине уже 25 лет. В лихие 90-е он папин дом ремонтировал, поддерживал. Сейчас мы там еще один дом построили — рядом, потому что невозможно жить в музее. Раньше мы с кастрюлей с макаронами убегали в сад, когда приходила публика смотреть музей. Потому что кухня, наши комнаты и папина вотчина — все было под одной крышей. А теперь весь дом — музей.

Мы недалеко, в Ялте, установили памятник папе. Заказали его Александру Рукавишникову, замечательному российскому скульптору. Памятник стоит возле отеля «Ореанда», где папа проводил съезды писателей детективного и политического романа, где они, писатели, гудели по-русски…

Папа много вещей написал в Крыму. И наш музей очень любят в том числе и местные жители. У нас там великолепный, серьезный, вдумчивый экскурсовод Андрей Елисеев, из староверов. Он художник по профессии, но ради доброго дела переквалифицировался. За порядком в Доме-музее и за садом приглядывает очаровательная и трудолюбивая Ольга Шульга — благодаря ей и розы цветут, как при папе, и виноград, и всякие овощи вовсю растут. А архивами папы в музее занимается Алексей Репин. Он историк по образованию, досконально их изучил, нашел никогда ранее не печатавшиеся произведения о Штирлице, и они были недавно изданы!

— Вам удалось отстоять квартиру в Доме на набережной? Вы ведь хотели открыть там музей, но появились какие-то аферисты…

— Да, болезненный момент. К сожалению, пожилые люди иногда оказываются под влиянием разных подозрительных личностей. Это случилось с нашей мамой, но нам, к счастью, удалось квартиру отбить. Я хочу установить на доме мемориальную доску. А что касается музея, то сделать его на втором этаже оказалось проблематично. Если был бы первый — было бы проще. Но подумаем. Квартира, к счастью, теперь уже принадлежит моим детям — Алисе и Юлику. Они деда любят и, я думаю, будут хранить его память и в Крыму, и в Москве. Вот Юлька, мой сын, — он пианист, учится в Женеве в консерватории — буквально на два дня в учебное время вырвался, чтобы дать небольшой концерт в библиотеке имени Алвара Аалто в Выборге, где открывалась выставка, посвященная папе. Разве это не любовь мальчика к России и к деду?

— Однако какое разнообразие талантов! Сын — пианист. А дочь?

— Алиса могла бы быть художником, как тетя, но не пошла, к сожалению, по этому пути. Могла быть профессиональной теннисисткой, но это ее тоже не увлекло. Сейчас дочь работает в банке и всех, простите за выражение, строит. А сын Дарьи Филипп увлекся фермерством, представляете? Очень талантливый парень. У него все прекрасно шло на телевидении, но он вдруг решил резко изменить жизнь. И все получается!

Так что со всеми нами, что называется, не соскучишься. Мы — да, многолики и многогранны. И это здорово!

LiveInternetLiveInternet

Ребенком он сидел на коленях у Сталина, юношей боролся за реабилитацию своего репрессированного отца, а всю взрослую жизнь посвятил расследованиям. Он подарил нам Штирлица в «Семнадцати мгновениях весны», рассказал о буднях уголовного розыска в «Петровке, 38» и ввел в советскую периодику новый жанр – «журналистское расследование», основав газету «Совершенно секретно». Сегодня журналисту, писателю и сценаристу Юлиану Семёнову исполнилось бы 84 года.

«У каждого человека есть альтернатива – либо смириться и бездействовать, либо пытаться сделать хоть что-нибудь. Пусть не хватит сил. Но попытка похвальна», – записал как-то Юлиан Семёнов в своем дневнике. Это не было как-то особо выделено среди его многочисленных записей, но в этом отразился весь его подход к жизни. Когда начались его собственные «попытки» сделать что-нибудь, наверное, точно знал только он, но, начавшись, они уже не прекращались.

Возможно, первой из таких попыток была его борьба за реабилитацию отца, арестованного по политическому обвинению в начале 1950-х годов. Пренебрегая угрозами и требованиями «прекратить писать», он всеми силами боролся за его освобождение, даже и не думая сдаваться. Штудируя каждый том уголовного дела, он слал новое письмо в следующую инстанцию, доказывая ложность обвинения, получая раз за разом в ответ лишь отклонение всех претензий и приобретая всё большее количество недоброжелателей. Справедливость всё же восторжествовала: отец после смерти Сталина был реабилитирован.

Возможно, нежелание бездействовать возникло еще тогда, когда мальчишкой он дважды бежал на фронт, но его в последний момент снимали с поезда. Но он опять, пусть и косвенно, добился своего, добрался-таки до Берлина: отец, работавший тогда, в 1945 году, военным корреспондентом, взял его с собой. Но вероятней всего, история его «действий» началась еще в роддоме, осенью 1931 года. Вышедший из палаты врач сказал тогда отцу: «Ребенка спасти не удастся, будем вытаскивать вашу жену, она слабеет на глазах». Младенца щипцевали. Не особо ожидая результата, скорее по привычке и на автоматизме, его шлепнули по попе, а он возьми да и закричи. Вот так 8 октября 1931 года в еврейской семье Семена Александровича и Марии Даниловны Ляндрес родился мальчик, нареченный Юлианом. Юлик – так его будут называть в семье, среди друзей и знакомых, и так же в пятилетнем возрасте его представят Сталину. Произошло это вот как. Мама Юлика преподавала историю в школе, а его отец работал в газете «Известия» заместителем Бухарина. С Бухариным они были дружны: в выходные семьями выезжали на природу, в будни проводили за работой в редакции все ночи напролет. В одну из таких ночей в кабинете Бухарина раздался звонок. Трубку взял Семен Александрович и услышал голос Сталина, требующего Бухарина. Так как последнего не оказалось на месте, на дачу к Сталину для оглашения замечаний по выпуску был вызван Ляндрес. Позднее Юлиан вспоминал, как счастливо улыбался отец и как радостно он рассказывал сыну об этом звонке, взяв его с собой в поездку на следующее утро. Там, на госдаче, увидев маленького Юлиана в автомобиле, Сталин велел привести его к себе. Усадил на колени, улыбался. Никто из счастливых в те минуты Ляндресов не знал, что через два года, в 38-м, расстреляют друга их семьи Бухарина, а 29 апреля 1952 года будет арестован и сам Семен Александрович. По обвинению в «пособничестве троцкистскому диверсанту Бухарину».

К тому времени Юлиан уже закончил школу и обучался на четвертом курсе Московского института востоковедения. Вскоре его отчислили за категорический отказ отречься от отца. Напротив, не боясь системы, связываться с которой для многих было сродни самоубийству, он начал борьбу за честь отца, отправляя письма генеральному прокурору и лично Лаврентию Берии. Эта борьба закалила его, во многом определив и его дальнейшую жизнь. После реабилитации отца в 1954 году, восстановления в институте и его успешного окончания он преподавал афганский язык в МГУ и, одновременно обучаясь там же на историческом факультете, начал публиковаться как журналист. Тогда-то он и возьмет псевдоним «Семёнов» (сын Семёна. –Прим. ред.), так как, по мнению издателей, фамилия Ляндрес звучала неблагозвучно. Молодого журналиста стали посылать в командировки, благодаря которым он объездил полмира. В них он стал находить богатый материал для первых новелл, а позже и для повестей и романов.

Его изначально увлекал жанр детектива. В 1962 году он написал роман «Петровка, 38». Причем писал его, как и все свои произведения, быстро. Мог отрешиться от всего, уехать в глушь на 10–20 дней, но вернуться с уже готовым романом, который неизменно пользовался популярностью. Он написал более сотни книг, которые печатались невероятно огромными тиражами, и многие из них переиздаются до сих пор. По ним снимались фильмы и сериалы, герои которых становились всесоюзными любимцами. После выхода первой серии «Семнадцати мгновений весны», сюжет которой был написан им всего за две недели, таким героем стал Штирлиц. Через некоторое время о нем говорили уже как о реальном персонаже, а письма на имя Максима Исаева (Штирлица) шли мешками и передавались Семёнову. Штирлиц побил все советские рекорды в области тиражей и литературного долгожительства, встав в один ряд с такими маститыми персонажами мировой культуры, как месье Пуаро и Шерлок Холмс.

Но до сих пор никто не знает, как и откуда Семёнов черпал идеи для своих произведений. Многие подозревали его в связях со спецслужбами, а он порой целенаправленно лишь усиливал это впечатление. Так, бытует мнение, которое он никогда не опровергал, что в 1967 году, после выхода фильма по его роману «Пароль не нужен», Семёнову позвонил глава КГБ Юрий Андропов и пригласил на встречу, после которой он получил неограниченный доступ к архивам КГБ.

Став знаменитым и всенародно любимым писателем, Семёнов мог спокойно почивать на лаврах и жить на дивиденды. Однако он продолжал колесить по миру, объезжая все тогдашние горячие точки, выдавая на-гора всё новые и новые статьи и книги, по которым вновь и вновь снимались фильмы. Он постоянно находился «в поиске», причем не только творческом.

С 1979 года Семёнов активно занимался поисками знаменитой Янтарной комнаты. Будучи назначен корреспондентом в ГДР, он смог привлечь к поискам и местных жителей, заразив их своей верой в существование комнаты и не сомневаясь в успехе. Поиски и расследования овладели им настолько, что в 1988 году Юлиан Семёнов со сподвижниками открыли Московский экспериментальный театр «Детектив», в котором ставились только остросюжетные пьесы. Но в 1992 году в стране, ставшей на путь демократии и рыночных отношений, этот уникальный театр был закрыт из-за конфликта на почве аренды помещения.

Тогда же, во времена «перестройки», он смог выбить из бюджета страны миллион рублей на организацию и учреждение газеты «Совершенно секретно», распределив акции поровну между всеми сотрудниками, сделав их учредителями, а себе самому выписав зарплату в один рубль. В 1989 году вышел первый номер газеты, имевшей колоссальный успех. Но насколько она становилась любимой народом, настолько же она становилась неудобной для тех, кто чувствовал себя ее потенциальной мишенью. Ведь Семёнов не скрывал, что собирался писать обо всем, что считал важным, отыскивать те факты, которые были скрыты от гласности, восстанавливать справедливость там, где о ней никогда не слышали и где она казалась навсегда утерянной. Он был уверен в своих силах, нашел единомышленников, планировал и ставил первоочередные цели.

В 1990 году у Семёнова случился внезапный инсульт. Он оказался прикован к постели. Предшествующие этому месяцы были тяжелыми: череда загадочных смертей одновременно унесла многих его коллег по газете. Во всех них, возможно, мог бы разобраться только сам Семёнов, и на страницах его газеты читатель узнал бы подлинную информацию об этом и многом другом, что скрыто от простого обывателя. Но он так и не смог возвратиться к работе, скончавшись 15 сентября 1993 года в Москве. Окруженный таинственностью при жизни, он оставил ее и после смерти. Но вместе с таинственностью и последней неразгаданной загадкой он оставил и память о себе, в том числе в образе литературного героя Максима Исаева (Штирлица), день рождения которого совпадает с днем рождения его создателя.

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Семёнов.

Юлиан Семёнов


Юлиан Семёнов

Имя при рождении:

Юлиан Семёнович Ляндрес

Дата рождения:

8 октября 1931

Место рождения:

Москва, РСФСР, СССР

Дата смерти:

15 сентября 1993 (61 год)

Место смерти:

Москва, РФ

Гражданство:

СССР →
Россия

Род деятельности:

прозаик, сценарист, медиаменеджер

Годы творчества:

1955—1990

Направление:

социалистический реализм

Жанр:

публицистика, детектив

Язык произведений:

русский

Дебют: Премии:

Награды:

http://semenov-foundation.org

Произведения на сайте Lib.ru

Юлиан Семёнов на Викискладе

Автограф Юлиана Семёнова. 1988

Юлиа́н Семёнович Семёнов (настоящая фамилия Ля́ндрес) (8 октября 1931, Москва, СССР — 15 сентября 1993, Москва, РФ), русскоязычный советский писатель, сценарист, журналист, поэт. Основатель журнала «Детектив и политика» и газеты «Совершенно секретно»(1989), для которой придумал название. Один из пионеров жанра «журналистские расследования» в советской периодике.

Семёнов с отцом

Отец — организатор издательского дела, редактор Семён Александрович Ляндрес (был необоснованно репрессирован в 1952 г. по обвинению в пособничестве «троцкисткому диверсанту» Бухарину), мать — учительница истории, Галина Николаевна Ляндрес (урождённая Ноздрина).

Жена — Екатерина Сергеевна, родная дочь Натальи Петровны Кончаловской от первого брака, приёмная дочь Сергея Владимировича Михалкова (свадьба состоялась 12 апреля 1955 года). Хотя их семейная жизнь была достаточно сложной, Екатерина Сергеевна до конца жизни Семенова преданно ухаживала за ним после инсульта, случившегося в 1990 г.

Две дочери — Дарья и Ольга. Старшая дочь Дарья — художник, замужем, жила на Кипре, вернулась в Россию, двое детей — Максим и Филипп. Младшая дочь Ольга Семёнова — журналист, автор книги об отце «Юлиан Семёнов» (серия «Жизнь замечательных людей», 2006, 2011), замужем за Надимом Брайди — французским гражданином ливанского происхождения, жила во Франции и Ливане, двое детей — Алиса и Юлиан. Снималась в сериале «Исаев», сыграла роль журналистки Киры Королёвой в фильме «Противостояние», снятом по книге отца.

В 1948 году поступил в Московский институт востоковедения. Во время учёбы был дружен с Евгением Примаковым. В 1953 году окончил ближневосточный факультет Московского института востоковедения.

Затем преподавал в МГУ афганский язык (пушту) и одновременно учился там же на историческом факультете.

С 1955 года начал пробовать себя в журналистике: печатался в «Огоньке», «Правде», «Литературной газете», «Комсомольской правде», «Смене».

В 1962—1967 годах был членом редколлегии журнала «Москва».

В 1960-1970 гг. много работал за рубежом корреспондентом вышеупомянутых изданий (Франция, Испания, Германия, Куба, Япония, США, Латинская Америка).

Журналистская деятельность была полна всяческих приключений. Он бывал и в тайге с охотниками на тигров, и на полярной станции, и на строительстве БАМа, и на вскрытии алмазной трубки, постоянно находился в центре самых важных событий — в Афганистане, франкистской Испании, в Чили, на Кубе, в Парагвае, выслеживая укрывающихся от возмездия гитлеровцев и главарей сицилийской мафии, участвуя в боевых операциях вьетнамских и лаосских партизан.

Семёнов профессионально работал с архивами. Ему приписывают цитату: «Кто контролирует прошлое — не растеряется в настоящем, не заблудится в будущем». Как рассказывает Владимир Захаров, однажды даже нашёл телефонные номера рейхсканцелярии Гитлера, прямые номера Гиммлера и Геббельса, попробовал позвонить последнему, но в ответ услышал «Герр Геббельс уже ушёл. Позвоните завтра».

В 1989 году учредил первое частное советское издание, бюллетень «Совершенно секретно». Для работы над концепцией и пилотным номером привлёк ведущего программы «Взгляд» Евгения Додолева и журналиста АПН Александра Плешкова, который позднее был, по всей видимости, отравлен в Париже на совместном ужине с главным редактором французского журнала VSD (после прогулки по Парижу с Эдуардом Лимоновым); «в том, что это было покушение не на Плешкова, а на Юлиана, никто не сомневался».

Ольга Семёнова рассказывала в одном из интервью:

Юлиан Семёнов никогда не был сребролюбив и одним из первых занялся в России благотворительной деятельностью… В основанной им газете «Совершенно секретно» получал символическую зарплату — 1 рубль в год.

На официальном сайте холдинга «Совершенно секретно» подчеркивается отличие этого издания от конкурентов того периода:

Разница между «Совершенно секретно» и «Огоньком» или «Московскими новостями» была только в одном: свою газету Юлиан Семёнов создал с чистого листа. Этот амбициозный человек, у которого было все — и всенародная слава, и полный достаток, обеспеченный 12-миллионным тиражом его бестселлеров, — никогда не останавливался на достигнутом и всегда хотел быть первым. И «Совершенно секретно» вошла в историю отечественной журналистики как первое независимое, негосударственное СМИ в нашем послереволюционном отечестве.

Основал издательство «ДЭМ» и журнал «Детектив и политика (ДИП)». Принял активное участие в перестройке, написал ряд политически направленных, обличающих сталинизм произведений: «Репортер», «Тайна Кутузовского проспекта», «Ненаписанные романы», «Процесс-38».

В книге «Лимониана или Неизвестный Лимонов» рассказывается, что Семёнов участвовал в возвращении репатрианта Лимонова и его произведений из эмиграции в СССР.

Семёнов был одним из пионеров жанра «журналистские расследования» в советской периодике.

Так в 1974 году, в Мадриде, ему удалось взять интервью у нацистского преступника и любимца Гитлера Отто Скорцени, который до этого категорически отказывался встречаться с журналистами, а работая корреспондентом «Литературной газеты» в Германии писатель берет интервью у рейхминистра Альберта Шпеера и одного из лидеров СС Карла Вольфа. Беседы с ними, а также история расследования о поисках Янтарной комнаты и других культурных ценностей, перемещенных из России за границу во время Второй мировой войны, были опубликованы Семёновым в 1983 г. в документальной повести «Лицом к лицу».

Основная статья: Библиография Ю. С. Семёнова

Обретение свободы — самого дорогого, что есть у человека, — сопровождается таким противодействием сути и движению перестройки, что остается только диву даваться… Такое ощущение, что назревает желание снова получить «сильную руку»… Единовластие, возвеличивание «великих, гениальных, выдающихся» ведет к катастрофе. Это мы почувствовали на собственном опыте». —из интервью газете «Московская правда», 22 ноября 1989 года

  • Секретарь правления Союза писателей СССР.
  • Вице-президент общества дружбы «СССР — Аргентина».
  • Член Советского комитета солидарности со странами Латинской Америки.

Ю.Семёнов (справа) с югославским коллегой, Югославия, 1989 год

  • В 1960 году стал членом Союза писателей СССР.
  • В 1986 году становится президентом Международной ассоциации детективного и политического романа (МАДПР) и главным редактором сборника «Детектив и политика», издавшегося этой ассоциацией совместно с Агентством печати «Новости», много сделавшего для популяризации в СССР детективного жанра.

Дмитрий Лиханов вспоминал:

Он создал организацию, которая называлась МАДПР. Я помню, мы прилетели в Мексику на конгресс, а председательствовал на нём мексиканский писатель, который подозревал в Юлиане агента КГБ. Юлиан заказал в местной ритуальной конторе венок, и вся наша делегация советская поехала и возложила этот венок на могилу Троцкого. А поскольку тот писатель был троцкистом, то сразу про свою неприязнь к Юлиану забыл.

  • Вместе с бароном Э. А. фон Фальц-Фейном создал Международный комитет по поиску Янтарной комнаты, куда входили также Жорж Сименон, Джеймс Олдридж, Георг Штайн. Поиски никакого результата не имели.
  • В 1988 году Юлиан Семёнов, Василий Ливанов и Виталий Соломин открыли Московский экспериментальный театр «Детектив» (создан решением Исполкома Моссовета по согласованию с МВД СССР). Театр располагался в помещении Центрального дома офицеров (ЦДО) МВД РФ (Лубянка, 13). В нём ставились остросюжетные пьесы и детские спектакли. В 1992 году, когда Ю. С. Семёнов уже находился в состоянии тяжёлой болезни, а руководил труппой В. Б. Ливанов, уникальный театр был закрыт из-за конфликта на почве аренды помещения.
  • Совместно с бароном Эдуардом фон Фальц-Фейном, русским аристократом и эмигрантом первой волны, занимался поиском и возвращением в Россию утраченных культурных ценностей. В результате деятельности созданного ими Международного комитета по возвращению русских сокровищ на родину в Россию был возвращен прах Федора Ивановича Шаляпина, часть библиотеки Дягилева-Лифаря, уникальный гобелен с изображением царской семьи из Ливадийского дворца и многие другие культурные ценности.

«Он жаждал перемен, он страстно их желал, писал Горбачеву: „Умоляю вас, Михаил Сергеевич, дайте людям землю. Наше — это ничье“, — но распада (СССР) не хотел точно. Он хотел сильной страны», — свидетельствовала его дочь. Кенотаф Юлиана Семёнова на Новодевичьем кладбище

После внезапного инсульта, случившегося в 1990 г., Семенов оказался прикованным к постели и вернуться к работе уже не смог. Ю. С. Семёнов 5 сентября 1993 года в Мухалатке, Крым. Прах писателя развеян над Чёрным море, а на Новодевичьем кладбище установлен кенотаф. .

Болезнь и смерть писателя до сих пор повод для версий о его устранении. Ольга Семёнова в фильме «Рассказы об отце. Юлиан Семенов глазами дочери» сказала, что её отца «устранили». Эта же версия проговорена в фильме «Он слишком много знал…», снятом по сценарию Дмитрия Лиханова. «Устранение» упоминалась и в воспоминаниях бывших коллег писателя. Режиссёр Борис Григорьев в одном из газетных интервью говорил:

Конечно, мы смертны, но с болезнью и смертью Семёнова не все чисто — мне кажется, ему просто помогли уйти… Юлиан многим переходил дорогу, многим был неудобен, потому что лез в такие сферы, в которые его не хотели пускать… поэтому обширный инсульт, который с ним якобы случился, внушает мне большие подозрения. Конечно, это только мои ощущения, я не врач, и никаких доказательств у меня нет.

На протяжении всей творческой жизни Семенов писал сценарии для кино, преимущественно по мотивам своих произведений. Полная фильмография писателя насчитывает более 20ти экранизированных произведений, некоторые из которых (Майор «Вихрь» (1967), Семнадцать мгновений весны (1973), Петровка, 38 (1980), ТАСС уполномочен заявить… (1984), Противостояние (1985)) продолжают оставаться хитами российского кинематографа.

Семенов также выступил в качестве режиссёра фильма «Ночь на 14-й параллели» (1971) и актера в фильмах «Будни и праздники» (1961) и «Солярис» (1972, реж. Андрей Тарковский).

> Награды

  • Орден Октябрьской Революции (1984)
  • Орден Дружбы народов
  • Заслуженный деятель искусств РСФСР (1982)
  • Премия КГБ СССР в области искусства

Дом-музей Юлиана Семенова в Оливе

  • В 2011 году, в честь 80-летия со дня рождения писателя, Культурный Фонд Юлиана Семёнова и Союз журналистов Москвы учредили ежегодную премию имени Юлиана Семёнова в области экстремальной геополитической журналистики.
  • В октябре 2011 году в редакции газеты «Московский Комсомолец» состоялось открытие мемориальной доски писателю, который много лет сотрудничал с этим изданием.
  • В 2007 году младшая дочь писателя Ольга Юлиановна Семенова открыла мемориальный дом-музей писателя в посёлке Олива (Верхняя Мухалатка) недалеко от Фороса (Крым).
  • 29 сентября 2012 был открыт памятник Семёнову в г. Ялта (Крым, Украина) — перед гостиницей «Ореанда». Автор памятника — народный художник России Александр Рукавишников.

Культурный Фонд Юлиана Семёнова

Логотип Культурного Фонда Юлиана Семенова

Культурный Фонд Юлиана Семенова был создан в 2006 году с целью сохранения и распространения культурного наследия русского советского писателя Юлиана Семёнова, а также благотворительности.

Фонд оказывает благотворительную поддержку православным приютам, детским домам и другим детским учреждениям Российской Федерации и детям, нуждающимся в неотложной медицинской помощи.

Фонд также следит за изданием произведений писателя на территории стран СНГ и другими вопросами, относящимися к области авторского права.

Культурный Фонд Юлиана Семенова был создан по инициативе Ольги Юлиановны Семеновой, дочери писателя, журналиста и писателя, автора книг «Юлиан Семенов. Крымские версии», «Юлиан Семенов» (серия «Жизнь замечательных людей»), «Неизвестный Юлиан Семенов» и многих других.

Одной из основных задач Фонда является работа по публикации архивов писателя, а также увековечения его памяти и создания полной и объективной картины его жизни и творчества.

Интерес к творчеству писателя не угасает и после почти двадцати лет после его смерти — выходят новые документальные фильмы о его жизни, большими тиражами издаются его произведения, имя писателя часто на страницах российских и зарубежных СМИ, выходят исследования зарубежных ученых, посвященные его жизни и творчеству.

Юлиан Семенов с друзьями — Львом Дуровым и Андреем Мироновым (справа). Крым, 1970е гг.

В рамках этого направления деятельности Фондом была проведена работа по подготовке и проведению 80-летнего юбилея писателя, создан новый документальный фильм «Неизвестный Юлиан Семенов», вышло второе, исправленное и дополненное, издание книги Ольги Семеновой «Юлиан Семенов» (серия ЖЗЛ), издан новый альбом «Крым Юлиана Семенова».

Сотрудниками Фонда ведется исследовательская работа, проводятся научные и популяризаторские мероприятия, посвященные творчеству Семенова.

Также Фонд содержит и развивает экспозицию мемориального дома-музея Юлиана Семенова в посёлке Олива (Верхняя Мухалатка) недалеко от Фороса (Крым).

В настоящее время Фондом ведется работа по публикации в Интернете архивных видеозаписей писателя, а также другие издательские проекты.

Интересные факты

  • В ряде романов Семёнова («ТАСС уполномочен заявить», «Пресс-центр», «Аукцион» и др.) действует журналист Дмитрий Степанов, являющийся отображением автора. В частности, Степанов вспоминает о съёмках в фильме «Солярис», а среди институтских товарищей называет Евгения Примакова.
  • Семёнов появился в роли председателя научной комиссии в фильме «Солярис» Андрея Тарковского.
  • Семёнов «поделился» с Максимом Исаевым (Штирлицом) своим днём рождения: и автор, и его герой родились 8 октября (Штирлиц — в 1900 году, Семёнов — в 1931).
  • После выхода фильма «17 мгновений весны» все его создатели (режиссёр, оператор, основные актёры и т. п.) получили Государственную премию РСФСР. Единственный, кого не было в списках награждённых, оказался сам создатель Штирлица и автор сценария фильма Юлиан Семёнов. Писатель впал в глубокую депрессию.
  • В фильме «Спортлото-82» мастера острой сатиры Леонида Гайдая большой популярностью среди населения пользуется детективный роман писателя Гениана Зелёного «Смертельное убийство». Также является намёком цитата, произносимая в фильме М. Пуговкиным: «В этом романе писатель неточно описал Южную Америку».
  • В романе «ТАСС уполномочен заявить» из цикла о Дмитрии Степанове упоминается актёр Леонид Броневой как исполнитель роли Мюллера, тем самым Семёнов неявно упоминает экранизацию собственного произведения «Семнадцать мгновений весны».
  • В 1984 году была создана многосерийная радиопостановка по роману «Приказано выжить». Режиссёр — Эмиль Верник; автор инсценировки — Сергей Карлов. Постановка была задумана как радио-продолжение знаменитого телефильма «17 мгновений весны»: в ней звучала музыка Микаэла Таривердиева, а главные роли исполняли те же Вячеслав Тихонов, Леонид Броневой, Олег Табаков. Текст от автора читал Михаил Глузский.
  • В здании редакции газеты «Московский комсомолец» в октябре 2011 года открыта (как автору издания) мемориальная доска писателя.
  • Из-за несогласия с режиссёрской трактовкой сценария Семёнов снял своё имя из титров советско-венгерского фильма «Держись за облака» (1971, реж. Б.Григорьев, П.Сас). Автором сценария в титрах числятся венгерский режиссёр Петер Сас и некто Михаил Аверин — вымышленное лицо (на самом деле это имя водителя Юлиана Семёнова).
  • В фильме «Не самый удачный день» (1966, реж. Ю.Егоров) старшая дочь писателя Дарья Семёнова и её дядя Никита Михалков сыграли по сути самих себя — они являлись прототипами главных героев повести «Дунечка и Никита», по которой поставлен фильм (в семье Дарью Семёнову звали Дуней.)

> См. также

  • Штирлиц
  1. Семёнова О.Ю. Юлиан Семёнов. — 2-е изд. — М.: Молодая Гвардия, 2011. — ISBN 978-5-235-03487-7
  2. Телеканал «Культура». Вспоминая Юлиана Семёнова
  3. Юлиан Семенов. Информация к размышлению
  4. Семёнова Ольга Юлиановна на сайте kino-teatr.ru
  5. Ольга Семенова «Неизвестный Юлиан Семенов», От Составителя
  6. В. Захаров. Семнадцать мгновений любви. К 75-летию со дня рождения Юлиана Семёнова.
  7. С. Бычков. Хроника нераскрытого убийства.
  8. Е. Светлова. Когда врачи бессильны.
  9. «Киллер» в действии // «Версия». — 2003. — № 26
  10. Э. Лимонов. Книга мёртвых
  11. Мне не посчастливилось с ним встретиться.
  12. На вилле «Штирлиц» в Крыму Пугачева пела для Семенова ФОТО | Новости Культуры | Дочь знаменитого писателя открыла для посетителей отцовский дом, где можно окунуться в атмосфер
  13. История «Совершенно секретно» на сайте издательства
  14. Каспаров. Ru // «У Лимонова появился новый биограф, не очень доброжелательный, но с хорошим архивом»
  15. «Король цвета крови» // «Совершенно секретно»
  16. Какой национальности был Штирлиц
  17. Ольга Семёнова: «Мой отец, Юлиан Семёнов, был несломленным человеком», «Вечерняя Москва», 10 октября 2011 года
  18. 1 2 Вести. Ru: Рассказы об отце. Юлиан Семенов глазами дочери
  19. Юлиан Семенов. `Он слишком много знал…` — Скоро в эфире — Первый канал
  20. #23 (87)::Пошли-ка все на Хэм
  21. «Однако» #34 (98) // «Юлиан Семенов vs Эдик Лимонов»
  22. Газета «Бульвар Гордона» | Режиссёр Борис ГРИГОРЬЕВ: «Со смертью Юлиана Семенова дело нечисто — мне кажется, ему помогли уйти»
  23. см. полную фильмографию на сайте Культурного Фонда Юлиана Семенова
  24. Фильм «Как уходили кумиры. Юлиан Семёнов»
  25. Фильм «Юлиан Семенов. Информация к размышлению» — Рецензии, трейлеры, кадры из фильма, расписание сеансов — Афиша
  26. «Юлиан Семёнов. Агент влияния»
  27. Фильм «Юлиан Семенов. Под грифом „Секретно“»
  28. Фильм «Юлиан Семенов — он слишком много знал…»
  29. Фильм «Неизвестный Юлиан Семенов»
  30. » Памятник Юлиану Семёнову : «Новый Взгляд», Книги, Новости : Издательский Дом «Новый Взгляд»
  31. За последние годы Культурный Фонд Юлиана Семенова оказал поддержку следующим организациям: * Православный приют <ПОКРОВ> * Детский дом <Дружба> (Новгородская область) * Детский приют <Рождественский> (Калужская область) * Храм Вознесения Господня (Ивановская область) * Свято-Пантелеимоновский храм (г. Сызрань) а также многим российским детям, нуждающихся в неотложной медицинской помощи см. Помощь, пришедшая вовремя, газета «Возглас»
  32. Культурный Фонд Юлиана Семенова — Книги о писателе
  33. Stephen Lovell (2010). The Shadow of War: Russia and the USSR, 1941 to the Present. Wiley-Blackwell. ISBN 978-1-4051-6959-2
  34. Ангелина Русских «Именно он придумал Штирлица. На Первом премьера документального фильма о Юлиане Семенове.» Комсомольская правда, 07 октября 2011
  35. Birgit Beumers, Stephen C. Hutchings, Natalia Rulyova (2008). The Post-Soviet Russian Media: Conflicting Signals. Routledge. ISBN 978-0-415-67487-4.
  36. см. например Семенов глазами журналистов
  37. Jesse Russell, Ronald Cohn «Yulian Semyonov», Books on Demand, 2012 ISBN 5512206400, 9785512206409
  38. см. список юбилейных мероприятий «8 октября 2011 года — 80 лет Юлиану Семенову»
  39. Исследования творчества писателя
  40. см. например Круглый стол «Юлиан Семёнов — наш современник»
  41. Архивные фотографии писателя
  42. Юлиан Семёнов. Информация к размышлению // Телеканал «Россия».
  43. Юлиан Семёнов и другие создатели фильма получили Государственную премию РСФСР за 1976 год
  44. Отца Штирлица увековечили в мраморе // «Московский комсомолец»
  45. Док. фильм «Юлиан Семёнов. Под грифом «Секретно»

Портал «Персоналии»

Портал «СССР»

Юлиан Семёнов в Викицитатнике

Юлиан Семёнов на Викискладе

Проект «Литература»

  • Культурный Фонд Юлиана Семёнова
  • Семёнов, Юлиан Семёнович в библиотеке Максима Мошкова
  • Семёнов, Юлиан Семёнович (англ.) на сайте Internet Movie Database
  • Подробный перечень произведений Ю. Семёнова
  • Биография Ю. Семёнова
  • Список сценариев Ю. Семёнова на сайте «Кино-Театр»
  • «Алый король» // «Музыкальная правда» : газета. — Москва, 2009. — № 22. — С. 02.
  • Евгений Додолев «Герой & культура» // «Однако» : журнал. — Москва, 2011. — № 31. — С. 78.

Юлиан Семёнов

Советский писатель, сценарист, актер, режиссер, жруналист и поэт. Юлиан Семенов известен прежде всего благодаря созданному им образу Штирлица, воплощенного позже на экране Вячеславом Тихновым. Однако этим не ограничивается его вклад в отечественную культуру. Юлиан Семенов — основатель газеты «Детектив и политика». Именно он придумал название ставшей популярной газеты «Совершенно секретно» и первым освоил жанр журналистского расследования в отечественной периодике.
Юлиан Семенов родился в семье советских интеллигентов. Его мать работала учителем истории, отец занимался издательским делом. Так естественным образом у мальчика зародилась любовь к истории и интерес к книгоизданию. Это же обусловило и выбор профессии. В 1948 году Юлиан Семенов поступает в Московский институт востоковедения на ближневосточный факультет, который с успехом окончил в 1953-м году.
Годы учебы были омрачены арестом отца. Отец, Семен Александрович Ляндрес, был репрессирован в 1952 году как пособник «троцкисткому диверсанту» Бухарину. Обвинение не имело под собой никаких оснований.
Юлиан Семенов не прекратил обучения, но поступил на исторический факультет МГУ. Одновременно он преподавал там афганский язык.

Творческий путь Юлиана Семенова

В 1955-м году состоялись первые опыты в журналистике. Периодические публикации в ведущих советских изданиях к 1962 году привели его в редколлегию журнала «Москва». Чуть раньше он начинает работать зарубежным корреспондентом ряда журналов и газет. Эти поездки принесли бесценный опыт, переработанный после в книгах и сценариях. С этими поездками связано не мало историй и даже легенд.
Точно так же Юлиан Семенов работал и в архивах. Ему принадлежит множество интересных находок.
В 1989 году, когда Юлиан Семенов начинает работать над проектом первой яастной советской газеты, на него совершают первое покушение. Под удар попадает сотрудник Александр Плешков, отравленный во время совместного ужина.
Одновременно Юлиан Семенов много пишет, ведет активную общественную деятельность, которая внезапно прерывается обширным инсультом. Прикованный к постели с 1990 года, Юлиан Семенов уже не способен вести полноценную работу. Через три года он скончался.
Но его внезапная болезнь и смерть еще долго оставались предметом спора. До сих пор рассматривается версия заказного убийства писателя и журналиста.

Интересные факты о Юлиане Семенове

Настоящая фамилия Юлиана Семенова — Ляндрес.

Фильмография Юлиана Семенова

Сценарист
Исаев (сериал, 2009)
Большая игра (мини-сериал, 1988)
Лицом к лицу (1986)
Противостояние (мини-сериал, 1985)
ТАСС уполномочен заявить… (сериал, 1984)
20 декабря (мини-сериал, 1981)
Огарева, 6 (1980)
Испанский вариант (1980)
Петровка, 38 (1980)
Крах операции «Террор» (1980)
Вожак (1978) … рассказ; короткометражка
Особых примет нет (1978)
Жизнь и смерть Фердинанда Люса (1976)
Бриллианты для диктатуры пролетариата (1975) … роман
Семнадцать мгновений весны (сериал, 1973)
Ночь на 14-й параллели (1971) … и книга
Исход (1968)
Не самый удачный день (1968) … книга, и сюжет
Пароль не нужен (1967)
Майор «Вихрь» (1967)
По тонкому льду (1966)
При исполнении служебных обязанностей (1963)
Будни и праздники (1961)
Маленький Шего (1956) … короткометражка
Актер
Солярис (1972) … председатель на научной конференции
Будни и праздники (1961)

Юлиан Семёнович Семёнов (настоящая фамилия — Ляндрес) родился 8 октября 1931 года в Москве.

Отец — Семён Александрович Ляндрес (1907—1968) — советский государственный деятель, организатор издательского дела, редактор, литературовед. Мать — Галина Николаевна Ляндрес (урождённая Ноздрина), учительница истории. С.А. Ляндрес в 1930—1941 годах работал в Высшем совете народного хозяйства (ВСНХ) СССР, затем помощником наркома тяжёлой промышленности. С 1934 года, после знакомства с Н.И. Бухариным, был назначен ответственным секретарём (заместителем главного редактора) газеты «Известия». В первые военные годы заместитель председателя Объединения государственных книжно-журнальных издательств (ОГИЗа); в 1944—1945 годах — уполномоченный Государственного комитета обороны (ГКО) на 1-м Украинском и 1-м Белорусском фронтах. Организовал издательство Советской военной администрации в Германии (1946). В апреле 1952 года С.А. Ляндрес был арестован по обвинению в «пособничестве троцкистскому диверсанту Бухарину», осуждён на 8 лет исправительно-трудовых лагерей по 58 статье («контрреволюционные действия»), освобождён по амнистии в апреле 1954 года. Затем работал заместителем директора Гослитиздата, членом редколлегии, а с 1964 года — заместителем главного редактора журнала «Вопросы литературы».

В 1949 году Юлиан Семёнов поступил в Институт востоковедения, однако в 1952-м, после ареста отца, был исключён из института как «сын врага народа». В 1954 году восстановлен в институте, в том же году успешно сдал госэкзамены и был рекомендован в аспирантуру Московского государственного университета, затем работал старшим лаборантом на историческом факультете МГУ и преподавал там же язык пушту (помимо восточных языков пушту и дари, он владел также несколькими европейскими языками).

В апреле 1955 года Семёнов сочетается браком с Екатериной Михалковой (дочерью Натальи Кончаловской и приёмной дочерью Сергея Михалкова), в том же году начинает пробовать себя в журналистике — пишет очерки и репортажи для «Огонька», а также первые рассказы, но их пока не публикует.

Результатом его многочисленных командировок по Средней Азии и Сибири в качестве корреспондента «Огонька» и «Правды», помимо журналистских репортажей, становится цикл из пяти лирических рассказов о геологах (впервые опубликован под названием «Пять рассказов из жизни геолога Н.И. Рябининой» в журнале «Знамя» в 1958 году, впоследствии несколько раз переиздавался в авторских сборниках под названием «Путь в новогоднюю ночь»). В 1955—1959 гг. несколько раз посещает Афганистан с дипломатическими миссиями, в которых работает переводчиком с пушту и английского. По мотивам афганских сказок пишет сценарий мультипликационного фильма «Маленький Шего» (выходит в 1956 году на студии «Союзмультфильм»). Работа переводчиком в Афганистане нашла своё отражение в первой книге Семёнова — повести «Дипломатический агент» (1959) — о приключениях востоковеда, дипломата и тайного агента Ивана Виткевича. А по итогам поездки в Китай в соавторстве с тёщей Натальей Кончаловской написана документальная повесть «Чжунго, нинь хао!», которая печаталась в 1959 году в журнале «Пионер» и в том же году вышла отдельной книгой. Эти три направления художественного творчества — проза, журналистика, кинематограф — будут, переплетаясь и дополняя друг друга, сопровождать Юлиана Семёнова всю жизнь.

В конце 1950-х — начале 1960-х гг. основным лейтмотивом творчества Семёнова продолжают оставаться лирическая проза и репортаж. Рассказы и очерки о полярниках, строителях Южно-Сибирской магистрали, повести о героических буднях лётчиков Заполярья и забайкальских золотодобытчиков (цикл рассказов «Будни и праздники» и повесть «При исполнении служебных обязанностей» незамедлительно экранизированы).

В 1960 году Юлиан Семёнов принят в Союз писателей СССР. В 1962—67 годах входит в состав редколлегии журнала «Москва». В течение всех 1960-х продолжает активно ездить по стране и миру в качестве корреспондента «Огонька», «Правды», «Литературной газетеы», «Комсомольской правды», «Смены». Дальний Восток, Монголия, Северный полюс, Финляндия, Польша, Чехословакия, ГДР, Западный Берлин, Ирак, Ливан, Вьетнам, Лаос, Япония, Сингапур, Малайзия, Австралия, Аргентина, Франция, Испания, Португалия… И каждая поездка, помимо газетных репортажей, приносит темы и материалы для будущих книг.

В 1963—1965 годах Юлиан Семёнов пишет три произведения, давшие начало трём наиболее знаменитым циклам писателя: повестью «Петровка, 38» (1963) открыт детективный цикл о полковнике Владиславе Костенко, рассказом «Дождь в водосточных трубах» (1964) и повестью «Дунечка и Никита» (1965, экранизирована в 1966-м) — о журналисте Дмитрии Степанове, романом «Пароль не нужен» (1965, экранизирован в 1967-м) — о разведчике Максиме Исаеве. В произведениях о Степанове пока ещё продолжает развиваться лирическое направление творчества писателя (а за фигурой главного героя легко угадывается сам автор), однако в милицейском детективе про работу Московского уголовного розыска Семёнов пробует себя в остросюжетном жанре, а в первом романе «исаевского» цикла сделана опора на исторический документ. В Хабаровском краевом архиве он нашёл небольшую записку Постышева Блюхеру о «замечательном товарище от Фэда», который благополучно переправлен через нейтральную полосу в занятый белогвардейцами и японцами Владивосток. Этот молодой чекист и стал первым прообразом Исаева-Штирлица. Вот что сам автор писал о рождении своего героя:

цитата

Когда я задумал первую книгу из цикла политических хроник о Штирлице, я больше всего думал о том, как организовать исторический материал. Я считал, что сделать это можно, лишь пропустив события сквозь героя, сплавив воедино категорию интереса и политического анализа, исторической структуры и судьбы человека, оказавшегося в яростной круговерти громадных событий прожитого нами пятидесятилетия. История нашей Родины такова, что человек, родившийся вместе с двадцатым веком, должен был пройти через события революции, Гражданской войны, испанской трагедии, Великой Отечественной войны. Как быстролётен — с точки зрения исторической ретроспективы — этот пятидесятилетний миг и как он насыщен событиями, поразительными по своему значению. Иной век былого не уместился бы в месяц недавнего прошлого. «Кирпичи» фактов истории обязаны быть накрепко сцементированы сюжетом, который не только развитие характеров, но — обязательно — интерес, заключённый в личности, которая пронизывает всё повествование. Такой личностью оказался Максим Исаев, он же Всеволод Владимиров, он же Макс Штирлиц.

Почти сразу вслед за первым написан и второй роман о Штирлице — «Майор Вихрь» (опубликован в 1966-м, экранизирован в 1967-м). Действие переносится на двадцать с лишним лет вперёд, и Максим Исаев здесь уже не начинающий чекист, а опытный разведчик, глубоко законспирированный в самом логове Третьего рейха. Этот роман интересен ещё и тем, что он единственный в цикле, в котором Штирлиц является хоть и важным, но совсем не главным персонажем, действуя на периферии сюжета (в одноимённом кинофильме обошлись и вовсе без Штирлица).

Затем Семёнов на некоторое время отвлекается от Штирлица (и от художественной прозы вообще), совершая длительную поездку по Юго-Восточной Азии. Результатом её, помимо репортажей в советской прессе, становится развёрнутый очерк о партизанской войне, которую вели народы Вьетнама и Лаоса против американских войск («Вьетнам, Лаос, 1968»).

Однако расставание с Исаевым-Штирлицем было недолгим. Семёнов, оказавшись в той или иной стране, использует любую возможность, чтобы добыть материал для своих произведений: окружающая фактура, архивные документы, беседы с компетентными, обладающими эксклюзивной информацией людьми — всё идёт в дело и переплавляется в острый сюжет и художественный текст. В Японии Семёнов встретился с ближайшим сотрудником Аллена Даллеса Полом С. Блюмом, а также сумел разыскать Исии-сан, японскую подругу Рихарда Зорге, и обстоятельно с ней побеседовать. Пожалуй, именно в результате этой встречи у писателя окончательно сложился тот образ Штирлица, который получил воплощение в самом популярном его романе — «Семнадцать мгновений весны» (1969).

Штирлиц — образ собирательный. В его характере отразились черты таких выдающихся разведчиков, как Леопольд Треппер, Шандор Радо, Рудольф Абель, Рихард Зорге, Николай Кузнецов. В одном из интервью Ю. Семёнов сказал: «Если писатель хорошо узнал их всех и через них глубоко и тонко прочувствовал своего героя, всем своим существом уверовал в него, то он, герой, хотя и вымышленный, собирательный, впитав живую душу и кровь автора, становится живым».

Интересы Семёнова в этот период разнообразны. Активная работа в кинематографе в качестве сценариста (причём не только художественного, но и документального кино) в какой-то момент приводит его на съёмочную площадку в качестве актёра: писатель сыграл небольшую, но приметную роль председателя научной конференции в фильме Андрея Тарковского «Солярис».

В начале 1970-х Ю. Семёнов публикует повесть о вьетнамской войне, показанной глазами журналиста Степанова, — «Он убил меня под Луанг-Прабангом» (1970, экранизирована в 1971-м) — и сразу вслед ещё два романа о Максиме Исаеве: «Бомба для председателя» и «Бриллианты для диктатуры пролетариата» (оба 1971). Первый из них написан на фактически современном автору материале (действие происходит в 1967 году) и станет завершающим в цикле; «Бриллианты…» же, напротив, цикл хронологически откроют, рассказав о первых шагах в разведке будущего Штирлица.

Помимо повести о Степанове и двух романов о Штирлице в перерыве между зарубежными поездками написаны и опубликованы: вторая повесть о МУРе — «Огарёва, 6» (1972), в которой наряду с полковником Костенко полноправным персонажем выступает и его друг журналист Степанов, и два очередных произведения о Максиме Исаеве — рассказ «Нежность» (1973), перекидывающий мостик от Исаева — сотрудника ВЧК—ОГПУ к Штирлицу — глубоко законспирированному разведчику-нелегалу, и повесть «Испанский вариант» (1973) — о первой самостоятельной операции Штирлица в тылу врага.

Результатом нескольких поездок по Испании и Португалии в начале 1970-х становится не только повесть о Штирлице, но и серия объемных очерков-репортажей-новелл, которые в конечном итоге сложатся в обширный цикл «Отчёты по командировкам». Жанр произведений этого периода подчас трудно определить: стремительность газетного репортажа незаметно переходит в обстоятельность журнального очерка, сквозь которую внезапно проступает чувственность и красота лирической новеллы. Семёнов постоянно компонует для разных изданий разнообразные подборки из одних и тех же текстов, то печатая их в виде отдельных рассказов, то включая в состав развёрнутых очерков — часто при этом отдельно публиковавшиеся новеллы теряют свои заголовки, становясь частями слитного объёмного текста.

Поистине всенародная популярность настигла Юлиана Семёнова в 1973 году, когда на телеэкранах страны был показан 12-серийный телефильм «Семнадцать мгновений весны» (режиссёр Татьяна Лиознова). Экранизация оказалась настолько удачной, что созданный писателем образ разведчика однозначно отождествился с исполнителем роли Штирлица Вячеславом Тихоновым, а сами персонажи сериала, что называется, «ушли в народ», став героями многочисленных специфических анекдотов.

В 1974 и 1975 годах выходят в свет — пока в журнальных публикациях — очередные романы о Штирлице, повествующие о событиях 1941 года: «Альтернатива» (о событиях, непосредственно предшествующих захвате рейхом Югославии) и «Третья карта» (о деятельности агентуры гитлеровцев на Украине в последние недели перед началом Великой Отечественной войны). С небольшим перерывом экранизированы два ранее вышедших романа: «Бриллианты для диктатуры пролетариата» (одноимённый фильм, 1975) и «Бомба для председателя» (фильм «Жизнь и смерть Фердинанда Люса», 1976). В 1975—1978 гг. издательством «Московский рабочий» выпущен четырёхтомник, в котором были собраны и выстроены в порядке внутренней хронологии цикла все написанные к этому времени произведения о Штирлице. Эпопея обретает завершённость, и действительно, более восьми лет Юлиан Семёнов не возвращается к своему герою, переключившись на другие замыслы.

В 1977 году опубликована первая, наиболее объёмная книга романа-хроники о Феликсе Дзержинском «Горение» (журнальная публикация в «Смене» получила название «Особо опасный преступник»), посвящённая первым годам становления Дзержинского революционера и охватывающая период с 1902 по 1905 годы. В 1978 году опубликована вторая книга, посвящённая событиям 1906 года, а первая экранизирована (фильм совместного советско-польского производства «Особых примет нет»).

На этом синхронизация литературного и кинематографического замыслов Семёнова завершилась. Семёнову-писателю было интересно проследить становление будущего председателя ВЧК во всех возможных подробностях, но кинематографисты требовали сюжетов про революцию и гражданскую войну. В этих условиях, к которым внезапно добавилась необходимость оперативно отработать высокий политический заказ о работе органов госбезопасности в современных условиях (Юлиан Семёнов был знаком и состоял в регулярной переписке с председателем КГБ Юрием Андроповым ещё со времени работы над романом «Семнадцать мгновений весны», т.е. с 1969 года), Семёнов принимает соломоново решение: работа над литературной эпопеей отложена на неопределённое время, но киносценарии для двух фильмов о Дзержинском — снова советско-польского «Крах операции «Террор» (о борьбе ВЧК против контрреволюционного заговора в начале 1920-х гг.) и телевизионного мини-сериала «20 декабря» (о первых шагах «железного Феликса» на посту председателя ВЧК в декабре 1917-го), — а также написанный за 18 дней роман «ТАСС уполномочен заявить…» (прототипом Виталия Славина стал полковник КГБ Вячеслав Кеворков), что называется, сданы заказчикам вовремя. Роман был опубликован — фактически одновременно в журнале «Дружба народов» и отдельным изданием — в 1979 году. Фильмы о Дзержинском вышли на кино- и телеэкраны в 1981 и 1982 гг. соответственно.

Параллельно Семёнов продолжил работать над сериалом о Московском угрозыске: в 1980 году вышли в кинопрокат фильмы по первым двум повестям — «Петровка, 38» и «Огарёва, 6» и опубликована свеженаписанная третья — «Противостояние». Кроме того, в том же 1980 году экранизирована повесть «Испанский вариант».

В 1983 году Юлиан Семёнов возвращается к Штирлицу: один за другим написаны романы «Приказано выжить» и трёхтомная «Экспансия». Эти произведения стали во многом новаторскими для писателя. Впервые новый роман цикла посвящён не отдельному, хронологически отстоящему от остальных, эпизоду в жизни разведчика, а является прямым продолжением ранее — и давно! — написанного романа: «Приказано выжить» начинается ровно с того самого момента, на котором закончились «Семнадцать мгновений весны», а каждая из трёх «Экспансий» хронологически непосредственно продолжает предыдущую.

Вклад Юлиана Семёнова в опыт использования фантастического метода в литературе в «послевоенных приключениях Штирлица» особенно высок. Такой изощрённый приём, как публикация в книге, наряду с подлинными документами, документов вымышленных, придуманных самим автором в целях повышения впечатления достоверности художественного текста, использовался им и ранее: и в книгах о Штирлице, и в книгах о Дзержинском. Но именно сейчас Семёнов достиг в применении этого метода особой виртуозности. Убедительности описываемым событиям добавляет и существенно возросшее умение автора строить острый, напряжённый сюжет, завязанный на приключенческой фабуле, привлекающий читателя достоверностью психологических переживаний героя и в точно выверенных пределах сдобренный раскрытием специфики работы спецслужб. Рискованные версии автора о почти разыгранной так называемой «русской карте Бормана» — помешало лишь чересчур стремительное наступление Красной армии («Приказано выжить») — и совместной операции советского и американского разведчиков по извлечению укрывшегося было в Южной Америке бывшего шефа гестапо Мюллера («Экспансия»), хоть и не противоречили впрямую известным на момент публикации произведений фактам, всё же с бо́льшим основанием могут быть отнесены к альтернативной истории, нежели к истории реальной.

Тема выстраивания исторических версий всё больше привлекает Юлиана Семёнова. В 1982—1984 гг. он пишет четыре полудокументальных повести, в которых излагает собственный взгляд на подоплёку некоторых событий русской и мировой истории (смерть Петра I, убийство Столыпина, судьба О. Генри, самоубийство Маяковского) и которые образуют цикл, так и названный автором — «Версии» (заключительная повесть цикла — об Александре Гучкове — будет написана в 1989 году).

В 1984 и 1985 годах на телеэкраны вышли ещё два сериала по произведениям Ю. Семёнова: 10-серийный «ТАСС уполномочен заявить…» и 5-серийный «Противостояние». В те же годы опубликованы две новых повести и роман цикла о Дмитрии Степанове: «Пересечения» (1983), «Пресс-центр» (1984, экранизирован в 1988-м), «Аукцион» (1985, экранизирован в 1986-м). Темой «Аукциона», так же как и написанной ранее документальной повести «Лицом к лицу» (1983), стали поиски пропавшей в годы войны знаменитой Янтарной комнаты.

Юлиан Семёнов работает в этот период максимально интенсивно. Помимо завершающих томов «Экспансии», в начале перестройки написаны: второй роман дилогии о работе современных органов госбезопасности «Межконтинентальный узел» и охватывающая события с 1907 по 1910 годы третья книга романа-хроники «Горение» (опубликована в журнале «Смена» под названием «Непримиримость»). Эпопея о Дзержинском так и останется неоконченной: в книжной публикации 1988 года, помимо третьей, в качестве четвёртой книги опубликована дополненная буквально парой абзацев повесть-версия о гибели Столыпина — далее роман продолжен не был. Чувствуя, что уже не успевает воплотить переполнявшие его сюжеты в полноценные произведения, Семёнов публикует серию сюжетных набросков о политических процессах 1937—1938 гг. под общим названием «Ненаписанные романы» (1988—1989).

С наступлением в СССР перестройки и гласности Юлиан Семёнов ведёт активную общественную деятельность, в том числе международного характера. В 1986 году он становится президентом Международной ассоциации детективного и политического романа (МАДПР), в 1989-м учреждает первую в новейшей истории страны организационно и финансово независимую газету «Совершенно секретно», становится её главным редактором, а также главным редактором приложения к ней — альманаха «Детектив и политика». В этом издании состоялись первые публикации написанного ещё в начале 1960-х годов цикла новелл «37—56», завершившего циклы о Костенко и Степанове романа «Тайна Кутузовского проспекта» и последнего, завершающего — не по внутренней хронологии, но по времени написания и по вложенному смыслу — романа об Исаеве-Штирлице «Отчаяние». Вновь открытая в начале 1980-х эпопея обретает внутреннюю завершённость второй раз и уже окончательно.

20 мая 1990 года у Юлиана Семёнова произошёл инсульт. Он оказался прикован к постели, длительное лечение сначала в Австрии, потом в СССР существенных результатов не принесло. 5 сентября 1993 года Юлиана Семёнова не стало… Похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище.

Юлиан Семёнов был награждён Орденом Октябрьской Революции, Орденом Дружбы народов, медалью «За доблестный труд». Заслуженный деятель искусств РСФСР. Лауреат Государственной премии РСФСР им. Горького (в области литературы), Государственной премии РСФСР им. братьев Васильевых (в области киноискусства), Премии КГБ СССР в области искусства.

Дочери — Дарья Семёнова, художник, автор выполненных в оригинальной манере работ, в том числе нескольких портретов отца;

Ольга Семёнова, общественный деятель, журналист, публицист, автор вышедшей в серии «Жизнь замечательных людей» биографической книги об отце.

Произведения Юлиана Семёнова и спустя десятилетия после его смерти сохраняют популярность и востребованность у читателей и продолжают регулярно издаваться массовыми тиражами.

В 2006 году по инициативе Ольги Семёновой был создан Культурный фонд Юлиана Семёнова. Его целью провозглашены сохранение и распространение культурного наследия русского советского писателя Юлиана Семёнова, а также благотворительность. Фонд оказывает благотворительную поддержку православным приютам, детским домам и другим детским учреждениям Российской Федерации и детям, нуждающимся в неотложной медицинской помощи. Является соучредителем ежегодной Премии имени Юлиана Семёнова в области экстремальной геополитической журналистики.

В 2007 году Ольгой Семёновой открыт мемориальный дом-музей писателя в посёлке Олива (Верхняя Мухалатка) недалеко от Фороса (Крым).

29 сентября 2012 был открыт памятник Семёнову в Ялте (Крым) — перед гостиницей «Ореанда». Автор памятника — народный художник России Александр Рукавишников.

Юлиан Семёнов в течение всей жизни писал стихи, но никогда их не публиковал (исключением стала лишь подборка из пяти коротких стихотворений, «отданная» им любимому герою, Штирлицу, и опубликованная в составе романа «Экспансия-II»). Поэтическое наследие Ю. Семёнова опубликовано его дочерью Ольгой в 2008 году. В вышедших в 2008 году двух и в 2016 году — третьем сборниках серии «Неизвестный Юлиан Семёнов» опубликованы также ряд других, не публиковавшихся при жизни произведений из архива писателя.