Винтовка 19 века

Вооружение русской пехоты и артиллерии в XVIII и XIX веках

В русской армии при Петре 1 вооружение бойца составляли в пехоте: фузея (ружьё) и шпага у всех. Фузея (рис. 68) весила 14 фунтов, штык («багинет») вставлялся в дуло, так что стрелять с примкнутым штыком было невозможно. Гренадеры имели помимо всего 2 гренадные сумы (по одной 6-фунтовой «гренаде» в каждой). Унтер- офицеры вместо фузеи имели саженные алебарды. Недостаток в ружьях вынудил Петра вновь ввести на вооружение пехоты пики (полупики, так называемые «протазаны») в 1707 году. Пикинёры (одно время свыше четвёртой части всей пехоты) составляли в строю задние 4 шеренги и назначались преимущественно в прикрытие артиллерии. Драгуны имели фузею, пистолеты (рис. 69) и палаш (рис. 70). Фузеи носили в пехоте на плече, у драгун приторачивались к седлу (ремней не было)314.

Рис. 68. Фузея и багинет.

Рис. 69. Пистолеты (с 1700 по 1732 г.)

Рис. 70. Драгунские палаши, (с 1700 по 1732 г.)

314 А.А. Керсновский. История русской армии. — М.: Голос, 1992. — Т. 1. — С. 59.

Вооружение русской пехоты в начале XIX в. состояло из ружей и тесаков. Унтер-офицеры и лучшие стрелки были вооружены штуцерами (12 на роту), имевшими 8 нарезов и особый прицел. На вооружении конника находилось ружьё (карабин), пара пистолетов, сабля (у кирасира — палаш). Уланы имели вместо ружей пики. Кирасиры и драгуны имели на эскадрон 16 штуцеров. Гусары кроме гусарских карабинов имели на эскадрон 16 мушкетонов, имевших в дульной части ствола овальный раструб и стрелявших дробью. Конники иррегулярных войск были вооружены пикой, пистолетом, саблей и ружьями разнообразных образцов.

На вооружении русской артиллерии были 12-фунтовые (120-мм) (рис. 71) и 6-фунтовые пушки (95-мм) и единороги (рис. 72) 20- (150- мм), 10-(120-мм) и 3-(75-мм) фунтовые… Дальность стрельбы из пушек ядрами доходила до 2 500 м, картечью — до 500-600 м. Практическая же дальность была примерно в два раза меньше. Наибольшая убойность достигалась ядрами и гранатами на 600 м, а картечью на 300 м. Скорострельность равнялась одному, двум и трём выстрелам в минуту .

Рис. 71. 12-фунтовая полевая пушка образца 1805 г.

Рис. 72. 1/4-пудовый единорог образца 1805 г.

К началу XIX в. в России и других странах разработали и приняли на вооружение первые образцы пороховых ракет с дальностью полёта до 5 км.

С 1858 г. во всей русской армии вводится нарезное стрелковое оружие. В 1869 г. в армии появляются 6-линейная переделочная пехотная винтовка чешского оружейного мастера Крика и 6-линейная переделочная винтовка Баранова, в 1870 г. — 6-линейная переделочная драгунская винтовка Крика. Эти винтовки — казнозарядные, с металлическими патронами (с пулей, зарядом пороха и капсюлем). Скорострельность винтовок Крика — 7-8 прицельных выстрелов в минуту, дальность боя — 1 200 шагов (854 м) .

В России в 1870 г. вводится винтовка с уменьшенным калибром Бердана № 2 — 4,2 линии (10,67 мм) (рис. 73), конструкции американца Бердана и русских офицеров Горлова и Гунниуса. Винтовка Бердана № 2 имела прицел до 1 500 шагов (1 067 м) и скорострельность 8- 9 прицельных выстрелов в минуту.

Рис. 74. 6-зарядный револьвер Смита-Вессона

Рис. 73. Винтовки системы Бердана № 2: а — пехотная; б — драгунская; в — казачья.

Пистолеты в 50-60-х годах XIX века в русской армии были гладкоствольными, заряжающимися с дула. В 70-х годах принимается на вооружение револьвер системы Смита и Вессона — магазинное оружие с запасом патронов на барабане. Он имел калибр 4,2 линии, пять вьющихся слева направо нарезов и барабан с шестью камерами для патронов (рис. 74). Если из гладкоствольного пистолета, заряжающегося с дула можно было сделать в минуту один выстрел, то из револьвера Смита и Вессона за это же время производилось шесть выстрелов^ .

Со второй половины XIX в. началось перевооружение русской артиллерии на нарезные, заряжающиеся с дула орудия.

  • См.: А.А. Строков. История военного искусства. — СПб.: Полигон, 1994.-Т.4.-С. 311-312.
  • Единорог — артиллерийское орудие типа гаубицы, приспособленное какдля настильной, так и для навесной стрельбы всеми видами снарядов тоговремени.
  • А.А. Строков. История военного искусства. — СПб.: Полигон, 1994. -Т. 4.-С. 312.

Регулярная армия в России — история создания Петром I

Тяжёлая Северная война, в которую Россия вступила в 1700 году, поставила перед молодым Петром I вызовы, которые он не мог решить, кардинально не преобразовав свою армию. Сильнейшей на тот момент армии Карла XII не могла успешно противостоять староукладная русская армия. В результате, в сжатые сроки, в рамках масштабной военной реформы, было осуществлено создание постоянной, регулярной русской армии.

Следует отметить, что это произошло отнюдь не на пустом месте – осуществление реформ было подготовлено предшествующим развитием русских вооруженных сил, начиная с Ивана IV. Таким образом, военная реформа по реорганизации армии, начатая в конце XVII века, получила свое логическое завершение в первое десятилетие Северной войны.

Процесс организации регулярной армии можно подразделить на три периода.

Первый период — подготовка создания регулярной армии (1690—1699 гг.)

В это время из потешных отрядов были сформированы первые регулярные полки — Преображенский и Семеновский (1691 г.) — и укомплектованы два выборных московских полка — Гордона и Лефорта. Было ликвидировано стрелецкое войско. Стрелецкие полки — первый тип постоянного войска, созданного при Иване Грозном и имевшего в свое время прогрессивное значение, — представляли собой в конце XVII века уже отжившую военную организацию. Они не оправдали себя в Азовских походах 1695—1696 годов.

Стрелецкий бунт против Петра I в 1698 году лишь ускорил их ликвидацию. Азовские походы также выявили несостоятельность дворянской конницы, которая действовала «по прадедовским обычаям, не приняв воинского строю».

В то же время регулярные солдатские полки, возникшие в годы «потешных походов», в штурмах Азова показали высокие боевые качества, явившись костяком армии.

Опыт Азовских походов убедительно подтвердил необходимость реорганизации армии. В это же время правительство Петра I приступает к созданию большого флота.

Второй период — переход к регулярной армии (1699—1705 гг.)

1699 год был переломным в истории регулярной армии. 8 ноября этого года был издан указ о добровольной записи в солдатские регулярные полки — «изо всяких вольных людей». 17 ноября последовал указ о наборе даточных людей, которые до 1705 года (до рекрутского набора) составляли основной источник комплектования «прямого регулярного войска». Набор войск из «вольницы» — вольных людей — с 1702 года почти прекратился. Комплектование войск стало осуществляться не старыми приказами, а специально образованной комиссией при генеральном дворе в Преображенском.

Комиссия ведала не только набором, но и формированием «новоприборных полков», их обучением, вооружением и обмундированием. Комиссия была обязана отобрать в войско «самых добрых, не старых и не увечных» из даточных («дворовых людей») и из «вольницы». Зачислению в войско с 1700 года подлежали лица в возрасте с 17 до 32 лет. Комиссия производила набор в центральных областях; в низовых городах набор 10 полков был возложен на Репнина.

В результате указов 1699 года было сформировано 27 пехотных полков, насчитывавших несколько более тысячи человек каждый, и два полка драгунских. Характер набора, производимого по указам 1799 года, оставался, собственно, таким же, каким он был и в XVII веке. Отличительной особенностью набора даточных людей было то, что они призывались в регулярную армию на пожизненную службу. Набор 1699 года являлся началом перехода к рекрутской системе. В период формирования регулярных «новоприборных полков» в составе армии была еще поместно-дворянская конница и небольшое количество стрельцов, но эти категории войск после Нарвского сражения 1700 года окончательно ликвидировались. Что касается полков «нового строя», то они пошли на формирование регулярной армии. После сражения под Нарвой произошла реорганизация кавалерии. Место дворянской конницы заняла регулярная кавалерия драгунского типа. Первые шаги по устройству регулярной кавалерии, а также реорганизации артиллерии были предприняты еще до начала Северной войны. Совершенствовалась и инженерная служба. В 1700 году началось переустройство военного аппарата.

Третий период — завершение создания регулярной армии (1705—1709 гг.)

В этот период прочно устанавливается рекрутская система комплектования армии. В 1705 году указом Петра I была введена единая система комплектования войск — рекрутская повинность.

Рекрутские наборы производились в великорусских губерниях с определенного числа дворов, а с 1724 года — с определяемого в каждом случае числа душ. Во всех губерниях были устроены сборные пункты, называвшиеся станциями.

Воинская повинность на основе рекрутского набора (проводился практически ежегодно) распространялась на все население, за исключением лиц духовного звания.

Не распространялся рекрутский набор и на дворян – при Петре I пожизненная служба для них стала государственной обязанностью. Следует отметить, что все командные посты в армии и флоте занимали дворяне – другие сословия не могли занимать офицерские посты. Были редкие случаи исключений, когда простолюдины получали офицерское звание. При этом им автоматически жаловалось дворянство.

Особый упор делался на создание сильного офицерского корпуса. Для получения офицерского звания необходимо было прослужить рядовым в Преображенском или Семеновском гвардейских или других полках. Производимых в офицерский чин строго экзаменовали на предмет знания военного дела. Петр I лично любил проверять знания молодых офицеров. В случае выявления недостаточных знаний у экзаменуемых, фактов уклонения от службы солдатами в гвардейских частях, устройства по протекции и других провинностей, виновных ждало суровое наказание – их могли лишить имений и дворянского звания.

Несомненно, система комплектования Рекрутская повинность для тех времен была самой передовой системой комплектования армий. Просуществовав в России более полутора веков, она была заменена в 1874 на ещё более прогрессивную систему – всеобщей воинской повинности.

При всех своих недостатках, российская рекрутская система показала полное превосходство над западноевропейской наемно-вербовочной системой. Да, в Пруссии, Франции и других странах Западного мира, тоже были постоянные армии, но ни одна из них не могла сравниться с русской регулярной армией по своим морально-боевым качествам. Дело в том что, в отличие от русской регулярной армии, являвшейся национальной, западные армии (хоть и были постоянными) включали в свой состав большое число иностранных наемников и национальными не являлись.

Винтовка

Винтовка (винтовальная пищаль) царя Алексея Михайловича Романова. 1654 год, Москва, мастер Григорий Вяткин.

Винтовка (первоначально — «винтовальное ружьё»; от винт, в свою очередь, предположительно от нем. Gewinde «нарезка; резьба») — нарезное стрелковое оружие, конструктивно предназначенное для удержания и управления при стрельбе двумя руками с упором приклада в плечо.

Официально термин «винтовка» был впервые введён в 1856 году для принятого в тот год на вооружение винтовального ружья как название, «понятное для всякого солдата и объясняющее ему главное начало, на котором основано успешное действие нарезного оружия». До этого нарезное оружие в русской армии официально называлось штуцером или винтовальным ружьём, а до XVIII века — винтовальной пищалью.

Само же слово «винтовка» известно, по крайней мере, с XVIII века. Так, в документах 1773 г. о Пугачевском бунте упоминается «ружьё винтовка». В ироикомической поэме «Вергилиева Энеида, вывороченная наизнанку» 1791 года Николая Осипова есть строка «Как пули из винтовки мчались». Слово «винтовка» употребляют Пушкин («История Пугачева», «Капитанская дочка», стихотворение «Воевода»), Лермонтов (стихотворения «Беглец», «Свиданье», «Винтовка пулю верную послала…», очерк «Кавказец», роман «Герой нашего времени», поэма «Измаил-Бей» и др.), Д. В. Давыдов. Иногда считается, что оно происходит из терминологии, применявшейся по отношению к нарезному оружию казаками.

В современной русскоязычной терминологии слово «ружьё» практически однозначно закреплено за гладкоствольным оружием и к оружию нарезному обычно уже не применяется. Однако во многих иностранных языках (например, во французском («Fusil» может значить и дробовик и собственно винтовку и автомат (fusil d’assault) и немецком (Gewehr)) термины «винтовка» и «ружьё» по-прежнему не разделены и эти виды оружия обозначаются общим словом, которое переводится в зависимости от ситуации. В то же время несмотря на то, что крупнокалиберная снайперская винтовка была изобретена в Германии, её немецкоязычное название заимствовано из английского полностью и она называется «anti material rifle», в то же время автомат называется «Sturmgewehr».

Винтовку с уменьшенной длиной ствола принято называть карабином.

История

Основной причиной появления винтовок послужила необходимость увеличения кучности боя гладкоствольных ружей. Предшественник винтовки, гладкоствольный мушкет, отличался слабой точностью боя, так как при выстреле пуля свободно двигалась в гладком канале ствола и получала неконтролируемое вращение. Опытным путём было выяснено, что ружья с нарезкой в канале ствола позволяют точно стрелять на расстояния больше 100 м.

Первые образцы оружия с винтовой нарезкой появились в начале XVI века. Их применение долго было ограниченным. Одна из причин — дороговизна и трудоёмкость в производстве. Но главная причина — очень долгое время перезарядки по сравнению с гладкоствольными ружьями — пулю в нарезной ствол приходилось загонять от дула к казённой части молотком. Поэтому нарезными ружьями вооружали лишь небольшую часть пехоты (егерей).

Первый шаг к созданию более совершенной винтовки сделал французский капитан Анри Дельвинь (англ.)русск. в 1826 году (см. Система Дельвиня). Он сделал камору ствола с меньшим внутренним диаметром, чем канал: упираясь в края каморы, пуля раздавалась в стороны благодаря ударам шомпола и при выстреле входила в нарезы ствола. Позднее Дельвинь предложил цилиндро-коническую продолговатую пулю и практически доказал её выгоду. Штуцеры системы Дельвиня нашли ограниченное применение в армиях Австрии и Сардинии.

В 1832 году брауншвейгский офицер Бернерс предложил штуцер с двумя нарезами, в которые вкладывалась пуля с двумя выступами. Пуля не заполняла нарезы целиком, прорыв газов получался значительным, заряжать было непросто — в боевой ситуации выступы не сразу попадали в канавки на дульном срезе ствола. Этот штуцер был принят на вооружение в Бельгии, а в 1843 году — и в России, где получил название «литтихского» («люттихского», то есть льежского). Эти и подобные винтовки, несколько модернизированные Гартунгом при переделке гладкоствольных ружей, применялись застрельщиками русской пехоты во время Крымской войны.

В 1842 году французский полковник Луи Тувенен (англ.)русск. значительно усовершенствовал винтовку Дельвиня, установив в конце ствола стержень. Пуля с конической выемкой, сев на стержень, под давлением шомпола расширялась равномернее, обеспечивая хорошую обтюрацию при выстреле. Винтовками Тувенена была вооружена французская лёгкая пехота во время Крымской войны.

В 1847 году французский капитан Клод Минье предложил пулю так называемого расширительного типа, которая настолько упростила заряжание нарезного ружья с дула, что им вскоре вооружились большинство европейских армий. Пуля Минье, сделанная из свинца, имела сзади коническую выемку, в которую вставлялась коническая железная чашечка, не доходящая до дна выемки. При выстреле чашечка, будучи значительно легче пули, получала большее ускорение и доходила до дна выемки, расширяя мягкую пулю и вгоняя её в нарезы.

С появлением скорострельного нарезного оружия, стреляющего такими пулями, а также с общим развитием промышленности, появилась возможность дать нарезное оружие всей пехоте, а не только лучшим стрелкам. Это новое оружие первоначально получило в английском языке обозначение «нарезной мушкет» (англ. rifled musket), и быстро вытеснило прежние гладкоствольные мушкеты-ружья и нарезные винтовки-штуцеры. Впоследствии для этого оружия вновь был официально введён более короткий и удобный термин rifle. В русском языке то же оружие сначала получило аналогичное по смыслу название — «винтовальное ружьё», но в 1856 году, с принятием на вооружение нового винтовального ружья в русской армии, для него было введено новое обозначение — «винтовка», «понятное для всякого солдата и объясняющее ему главное начало, на котором основано успешное действие нарезного оружия».

Однако изобретатели не знали, что ещё в 1836 году оружейный мастер Иоганн Дрейзе предложил прусскому правительству свою казнозарядную винтовку. Она была принята на вооружение в 1841 году. Было изготовлено некоторое количество этих винтовок, но они держалась в секрете, который был раскрыт лишь во время революции 1848 года, когда в Берлине восставшая толпа штурмом взяла арсенал.

Винтовки Дрейзе должны быть изготовлены заново, в то время как винтовки Тувенена и Минье получались простой переделкой старых ружей. Поэтому такими винтовками в 50-х годах XIX века были перевооружены все европейские армии.

В 1852 году английским ружейным мастером Вилькинсоном и австрийским капитаном Лоренцем были предложены компрессионные (сжимающиеся) пули. Поперечные канавки на пуле способствовали её сжатию под давлением газов по длине и соответствующему расширению в стороны. Эту схему, требовавшую точного изготовления пуль и стволов, приняли в Австро-Венгрии, Швейцарии и Саксонии.

Русская 6-линейная винтовка обр. 1856 года — капсюльная, дульнозарядная

В Великобритании в 1853 году была принята на вооружение винтовка Энфилд, которая заряжалась с дула пулями Притчетта (упрощённый вариант пули Минье, имевший вместо железной чашечки деревянную втулку). Этой винтовкой была вооружена английская армия во время Крымской войны.

В середине XIX века стали в больших количествах появляться конструкции нарезных ружей, заряжающихся с казённой части, а не с дула, что ещё ускоряло скорость заряжания, а также делало возможным заряжание из положения лёжа. В них применялись самые разнообразные конструкции затворов — откидные, качающиеся, крановые и другие.

Затвор Дрейзе…и схема устройства.

Одной из наиболее удачных и перспективных среди этих ранних конструкций казнозарядного оружия, однако, была игольчатая винтовка Дрейзе 1841 года, впервые оснащённая продольно-скользящим затвором. Сама по себе она была ещё весьма несовершенна, в частности, использовала бумажный патрон с капсюлем, расположенным в донце пули, из-за чего для производства выстрела его проходилось протыкать длинной иглой, которая часто ломалась. Однако это уже был самый настоящий унитарный патрон, да и продольно-скользящий затвор оказался весьма рациональным элементом, и впоследствии многократно копировался.

Впоследствии было, правда, создано определённое количество систем со скользящими затворами, в той или иной степени подражавших конструкции Дрейзе, в том числе — винтовки Грина с «двухпульной» системой обтюрации, Линдрена, Терри и другие, но практически все они были малоудачными и особого распространения не получили. Система Грина была принята в Сербии для переделки дульнозарядных винтовок Лоренца, но долго на вооружении не продержалась из-за очень низкой надёжности, — было выпущено всего около 12 тысяч штук. В России по системе Терри, улучшенной оружейником Норманом, было переделано несколько десятков тысяч устаревших дульнозарядных винтовок. Всё это были винтовки, заряжаемые не унитарными бумажными патронами, с отдельным капсюлем, надеваемым на бранд-трубку, очень простые по конструкции, — их затворы представляли собой по сути простую цилиндрическую заглушку, вставлявшуюся в ствол с казённого среза и запиравшуюся поворотом, — но и намного менее совершенные, чем система Дрейзе.

Следующая удачная и массово применявшаяся конструкция военной винтовки с продольно-скользящим затвором появилась лишь через более чем 20 лет после Дрейзе во Франции — игольчатая винтовка Шасспо. Эта винтовка, принятая на вооружение во Французской империи в 1866 году, имела все основные конструктивные черты, которые впоследствии будут характерны для однозарядных и магазинных винтовок с продольно-скользящим затвором.

В 1867 году в Российской империи приняли на вооружение отчасти похожую на системы Дрейзе и Шасспо игольчатую винтовку Карле, которая использовалась в русско-турецкой войне 1877-78 годов. Примерно тогда же, в 1868 году, в Италии была введена игольчатая винтовка Каркано, переделывавшаяся из старых 7-линейных дульнозарядных ружей и считающаяся неудачной.

В 1869 году в России на вооружение была принята винтовка Крнка, которая также переделывалась из старых с дула заряжаемых винтовок.

Следствием массового применения нарезного стрелкового оружия с увеличенной дальностью стрельбы стало огромное превосходство обороняющейся в траншеях пехоты над наступающим противником, что впервые было продемонстрировано во время Гражданской войны в США.

Винтовка Шарпса, клиновый затвор открыт

В США в 1859 г. появилась винтовка Шарпса с клиновым затвором. Там же был создан целый ряд очень скорострельных для своего времени магазинных многозарядных винтовок с продольно скользящим затвором, движением которого управляла подвижная спусковая скоба (система Генри). В них использовались маломощные патроны револьверного типа с кольцевым воспламенением, поэтому военное применение их было весьма ограниченным, тем не менее они были исключительно популярны и сыграли большую роль в освоении так называемого «Дикого Запада». Наиболее известной из ранних магазинных винтовок стала винтовка Спенсера с крановым затвором. Но, несмотря на успех магазинных винтовок Спенсера и Генри в ходе Гражданской войны в США, ни американская армия, ни большинство других армий в то время не пожелали вооружить всех солдат оружием, способным выпустить весь носимый боекомплект солдата за несколько минут. Огромной популярностью в США пользовалась винтовка рычажного действия Winchester Model 1873, которая известна как «ружье, завоевавшее Запад» (англ. The Gun that Won the West).

Механизм винтовки Winchester Model 1873

В 1870 году в России была принята винтовка американской системы Бердана № 2, имевшая в целом похожий по конструкции на французский продольно-скользящий затвор, но уже использовавшая более совершенные патроны центрального воспламенения с металлической гильзой, позволившие окончательно решить проблемы с достижением обтюрации и в целом повысить надёжность работы оружия.

Продольно-скользящий затвор позволял наиболее просто организовать подачу патронов из магазина.

В 1871 году в Германии была принята на вооружение винтовка Gewehr 1871 конструкции братьев Петера Пауля и Вильгельма Маузер под патрон с металлической гильзой, также со скользящим затвором. За немцами последовали французы, в 1874 году приняв винтовку Гра, представлявшую собой переделку игольчатой системы Шасспо под патрон с металлической гильзой. Старые винтовки с откидными, качающимися и клиновыми затворами просуществовали ещё до конца XIX века, но новые военные системы после середины 1870-х годов создавались почти исключительно со скользящими затворами.

Магазинные винтовки были приняты на вооружение практически во всех развитых странах во второй половине 1880-х — начале 1890-х годов, причём все они, за редким исключением, использовали продольно-скользящие затворы. Ближе к концу XIX века появилась, возможно, наиболее удачная и совершенная система такого оружия — винтовка Маузера 1898 года, имевшая очень прочный затвор, запираемый на три боевых упора, и вынесенную далеко назад длинную, отогнутую вниз рукоятку. Появляются винтовки с затвором «прямого действия», в которых стрелок был избавлен от необходимости поворачивать затвор вручную для достижения запирания и отпирания канала ствола, так как это осуществлялось специальным механизмом, — для перезарядки было достаточно отвести затвор назад и дослать вперёд (винтовка Маннлихера, винтовка Росса (англ.)русск. и другие).

В 1891 году в Российской империи была принята на вооружение 7,62-мм магазинная винтовка Мосина. В общей сложности эта винтовка с незначительными модернизациями находилась на вооружении войск России и СССР около 60 лет.

Винтовки в 1905 г.

После Второй мировой войны большинство армий мира используют автоматические и самозарядные винтовки и карабины, а также штурмовые винтовки (автоматы). Как исключение можно привести некоторые снайперские винтовки и оружие церемониальных подразделений.

Современная официальная терминология

Межгосударственный стандарт ГОСТ 28653-90 «Оружие стрелковое. Термины и определения», введённый в действие 1 июля 1991 года, даёт следующие определения термину «винтовка» и связанным с ним:

  1. винтовка — нарезное стрелковое оружие, конструктивно предназначенное для удержания и управления при стрельбе двумя руками с упором приклада в плечо;
  2. снайперская винтовка — боевая винтовка, конструкция которой обеспечивает повышенную точность стрельбы;
  3. карабин — облегчённая винтовка с укороченным стволом;
  4. автомат — автоматический карабин.

Исторические типы винтовок

Винтовки
Дульнозарядные Казнозарядные
Кремнёвый замок Нарезные мушкеты Однозарядные Магазинные
Клиновый затвор Качающийся затвор Откидной затвор Крановый затвор Скользящий затвор Скользящий затвор Рычажные
Игольчатые Ударниковые Поворотный затвор Прямой затвор
Винтовальная пищаль Pattern 1853 Enfield Винтовка Шарпса Remington M1867 Винтовка Крнка Винтовка Верндля Винтовка Шасспо Винтовка Бердана Винтовка Мосина Steyr Mannlicher M1895 Винтовка Генри
Штуцер Винтовка Лоренца Винтовка Комблена Винтовка Пибоди-Мартини Snider-Enfield Винтовка Дрейзе Винтовка Гра Mauser 98 Винтовка Росса Винтовка Спенсера
Springfield M1861 Винтовка Милонаса Springfield M1871 Винтовка Венцля Винтовка Карле Vetterli Mod. 1870 Springfield M1903 Schmidt-Rubin M1889 Winchester M1860
Винтовка Вердера Винтовка Баранова Gewehr 1871 Тип 38 Winchester M1866
Springfield M1866 Винтовка Веттерли Lee-Enfield Winchester M1873
Schneider-Tabatière Мурата Carcano Mod. 91 Winchester M1894
Винтовка Альбини Krag-Jørgensen
Springfield model 1865 Lebel M1886
Springfield model 1873 Gevär m/96

Список винтовок начала XX века, стоявших на вооружении

Название Изображение Страна Патрон Затвор Год
Винтовка Мосина Россия 7,62×54 мм R Поворотный 1891 год
Mauser 98 Германия 7,92×57 мм Поворотный 1898 год
Steyr Mannlicher M1895 Австро-Венгрия 8×50 мм R Прямой 1895 год
Fuzil Ludwig Loewe 1894 Бразилия 7×57 мм Поворотный 1894 год
Springfield M1903 США 7,62×63 мм Поворотный 1900 год
Тип 38 Япония 6,5×50 мм Арисака Поворотный 1905 год
Тип 99 Япония 7,7×58 мм Арисака Поворотный 1939 год
Lee-Enfield No.1 Mk III Великобритания 7,7×56 мм R Поворотный 1895 год
Carcano Mod. 91 Италия 6,5×52 мм Манлихер-Каркано Поворотный 1891 год
Krag-Jørgensen Норвегия
Швеция
6,5×55 мм Поворотный 1894 год
Дания 8×58 мм R
Lebel M1886 Франция 8×50 мм R Лебель Поворотный 1886 год
MAS-36 Франция 7,5×54 мм Поворотный 1936 год
Mauser-Vergueiro Португалия 6,5×58 мм Vergueiro Поворотный 1904 год
Schmidt-Rubin M1889 Швейцария 7,5×55 мм Шмидт-Рубин Прямой 1889 год
Gevär m/96 Швеция 6,5×55 мм Поворотный 1896 год
Gevär m/40 Швеция 8×63 мм Поворотный 1940 год
Mannlicher-Schönauer Греция 6,5×54 мм Манлихер-Шенауер Поворотный 1903 год
Dutch Mannlicher Нидерланды
Румыния
6,5×53 мм R Поворотный 1895 год
Mauser M1889 Аргентина
Бельгия
7,65×53 мм Argentino Поворотный 1889 год

Примечания

  1. 1 2 ГОСТ 28653-90 Оружие стрелковое. Термины и определения
  2. Артиллерийский журнал, 1857 г., № 3, стр. 81 — цитата по: Жук А. Б. Энциклопедия стрелкового оружия. — М.: Воениздат, 1998..
  3. винтовка (происхождение винтовка, этимология винтовка) «Этимологический словарь русского языка». Фасмер Макс (online версия) «Русский язык» Classes.ru
  4. Пушкин А. С. История Пугачева. Часть IV. Архивные документы
  5. Пушкин А. С. Слово «винтовка»
  6. Лермонтов М. Ю. Слово «винтовка»
  7. М. П. Алексеев. В. Скотт и Д. Давыдов
  8. Маркевич В. Е. Ручное стрелковое оружие.
  9. 1 2 Семен Федосеев. Кульминация «ружейной драмы»
  10. Ручное огнестрельное оружие // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  11. Ф. Энгельс. История винтовки
  12. Оружие: винтовки с рычажной перезарядкой
  13. Якимович А. А. Винтовка // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Литература

  • Жук А. Б. Энциклопедия стрелкового оружия. — М.: Воениздат, 1998.
  • Маковская Л. К. ОБЗОР ОБЩИХ ТЕНДЕНЦИЙ РАЗВИТИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО РУЧНОГО ОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ КОНЦА XIV-XVIII вв // Ручное огнестрельное оружие русской армии конца XIV—XVIII веков. Определитель. — М.: Военное издательство, 1992.
  • Федоров В. Г. История винтовки. — М.:Воениздат, 1940
  • Федоров В. Г. Эволюция стрелкового оружия. Часть I. Развитие ручного огнестрельного оружия от заряжания с дула и кремневого замка до магазинных винтовок. — М.:Государственное военное издательство Наркомата обороны Союза ССР, 1938

Ссылки

  • От «Берданки» до «Калаша»: пуля не дура, но чем легче, тем «умнее».
  • От кремнёвого ружья до винтовки Мосина.
  • Винтовки первой мировой.
  • Как создавался затвор для винтовок.

См. также

  • Батальная винтовка
  • Винтовочная граната
  • Нарезной мушкет
  • Карабин

Словари и энциклопедии

Нормативный контроль

GND: 4020851-5 · LCCN: sh85114059

Вооружение 19 века

Страница 1 из 3

Огнестрельное оружие 19 века

Развитие технических отраслей, связанных с военным делом, происходило в 19 столетии быстрыми темпами. В первую очередь совершенствовалось огнестрельное оружие. До начала века применялись гладкоствольные кремневые ружья, заряжающиеся с дула, затем, с 1820 года на вооружение вошли медные пистоны. В 1823 г. француз Лефоше ввел ружье, заряжающееся патронами с казенной части. В 1836 г. немец Н. Дрейзе сконструировал игольчатое нарезное ружье со скользящим затвором. Оно заряжалось с казенной части унитарным патроном, который содержал запал, заряд взрывчатого вещества и пулю. Запал разбивался игольчатым бойком. С 1840 г. ружье Дрейзе было принято в прусской армии, а в 1866 г. сходное по конструкции нарезное ружье Шасспо поступило на вооружение во французской армии.
В артиллерии в первые десятилетия 19 в. еще применялись гладкоствольные пушки, заряжавшиеся с дула круглыми (чугунными или бронзовыми) ядрами. С 1840-х гг. в практику вошли нарезные орудия, заряжавшиеся с казенной части, снабженные клиновыми или поршневыми замками и стрелявшие цилиндроконическими разрывными снарядами. После введения в металлургию способа Бессемера орудия начали отливаться из стали.

Одновременно вводились новые взрывчатые вещества. В 1846-1847 гг. были сделаны два важнейших открытия в этой области: швейцарец Христиан Фридрих Шенбейн изобрел пироксилин, а итальянец Асканио Собреро — нитроглицерин. В 1862 г. швед Альфред Нобель наладил промышленное производство нитроглицерина, а затем производство динамита.

Первое военное судно было построено Фултоном в 1814 г. Однако наличие гребных колес по бортам делало военные паровые суда слишком уязвимыми. Лишь с 1840-х гг. после введения винтовых пароходов, произошли решающие сдвиги в военно-морском деле. В 1850-х гг. впервые появились броненосцы, еще очень громоздкие и тихоходные. Новое развитие броненосцы получили в Америке в годы Гражданской войны Севера и Юга.
В разработке подводных мин, взрываемых посредством электричества, видную роль сыграли П. Л. Шиллинг и Б. С. Якоби. Усовершенствования в области минного дела были использованы русским командованием во время Крымской войны.

Достижения в военной технике в 19 веке

1812—1830-е гг. — Электрические мины Шиллинга.
Павел Львович Шиллинг (1786-1837 гг.). Русский электротехник. В 1812 г. он впервые демонстрировал на р. Неве в Петербурге взрыв изобретенной им электрической мины. Повторно опыты взрывов были проведены в 1815, 1822 и 1827 гг. После русско-турецкой войны 1828-1829 гг. электрическая мина Шиллинга была подвергнута войсковым испытаниям, а с 1833 г. осваивалась в специальном саперном подразделении.

1814 г.— Использование литографии для военных целей.
Будучи с армией в Германии (Шиллинг был офицером 3-го Сумского гусарского полка, был награжден орденами и именной саблей за боевые заслуги) он заинтересовался литографией и явился инициатором использования этого метода печати в русской армии для размножения топографических карт и др. военных документов.
1814 г.— военный пароход Фултона.
Роберт Фултон (1765-1815 гг.). Американский изобретатель, создатель первого практически пригодного парохода. С 1797 г. жил в Париже, где построил и успешно испытал подводную лодку «Наутилус» и плавучую мину. В 1803 г. на р. Сене демонстрировал свое первое паровое судно. Но, не получив поддержки во Франции, а затем и в Англии, переехал в Америку, где построил колесный пароход «Клермонт», на котором в качестве двигателя была установлена паровая поршневая машина в 20 л. с. В 1807 г. «Клермонт» совершил первый рейс по р. Гудзон от Нью-Йорка до Олбани, а затем на этом участке открылось постоянное движение парохода.
1832 г.— электромагнитный телеграф Шиллинга.
Одновременно с испытаниями электрической мины Шиллинг завершил создание электромагнитного телеграфа, передающего знаки посредством условного положения стрелок в аппарате станции, организовал первые публичные демонстрации его действия. Успешно проводившиеся более года опыты электрического телеграфирования наглядно доказали практическую пригодность изобретения, но внезапная смерть помешала Шиллингу осуществить устройство линии электромагнитного телеграфа между Петергофом и Кронштадтом.
1835 г.— револьвер Кольта (США).

Сэмюэл Кольт (1814-1862 гг.). Американский оружейник. Сконструировал ряд систем револьверов и др. видов стрелкового оружия. Первый револьвер Кольта явился усовершенствованием существовавших до этого систем барабанного оружия и револьверов. В нем Кольт ввел механизмы поворачивания барабана и закреплении его в положении для выстрела.

  • В начало
  • Назад
  • 1
  • 2
  • 3
  • В конец

Уровень развития и достижения в техники в конце XIX ‑ начале хх вв.

Достижения науки и серия открытий на рубеже XIX-XX вв. оказали большое влияние на развитие техники. Среди основных направлений особенно получают стимул к росту электрификация, средства связи, транспорт, авиация, складывание основ космонавтики. Если первая половина XIX века – «эпоха пара, железа и угля», то вторая половина XIX в. – «эпоха электричества, стали и нефти». Широкое распространение машинного производства и начало эры механизации во всех отраслях потребовало коренной перестройки всей системы промышленности.

Топливная промышленность. Потребность в топливе для промышленных предприятий, а позднее и для транспорта стимулировали развитие горного дела и складывание новой отрасли ‑ топливной энергетики. Каменный уголь оставался основным видом топлива, без которого невозможно было развитие промышленности (выплавка металла, топливо для заводских энергетических машин), вооружения (военный флот) и совершенствования коммунальных удобств населения городов (жилищное отопление). Повсеместно расширялась добыча твёрдых полезных ископаемых, быстро росла угледобыча. Появилась спецификация топлива: каменный уголь, кокс и антрацит как доменное топливо. Соответственно совершенствовались способы добычи, модернизировалось шахтное оборудование и технологические приёмы добычи ископаемых. Был изобретен портативный молотковый перфоратор (отбойный молоток) Георгом Лейнером в 1897 г.

Это время начала широкого использования нефти. Новые способы ее переработки превратили ее главный вид топлива в мировой энергетики. Для добычи нефти разрабатываются технологии: бурение и откачка. Крекинг-процесс стал основным способом получения продуктов нефтепереработки: керосин, бензин, мазут. Позднее начнется использование природного газа как альтернативы угольной промышленности, а также в энергетике.

Техника металлургии. Конец XIX – начало XX вв. ознаменовались совершенствованиями в металлургии чугуна, железа и стали. Устаревшие процессы выплавки металла на древесноугольном топливе в доменных печах постепенно заменяются новыми технологиями. Сначала бессемеровский (Генри Бессемер) и томасовский (С. Д. и П. Д. Томасы) процессы передела чугуна в сталь. Потом Пьер Мартен и В. и Ф. Сименсы совершенствуют мартеновский процесс сталеварения.

Развитие металлургической промышленности неразрывно связано с научными работами в этой сфере. Среди отечественных практиков и теоретиков металлургии можно назвать Д. К. Чернова, М. К. Курако, М. А. Павлова, А. А. Износкова, И. А. Тиме, В. Е. Грум-Гржимайло.

Увеличение объемов обработки металлов потребовало развития промышленного (заводского) машиностроения. Создается ряд металлорежущих станков, разного типа и назначение. Одним из первых стал английский станок Дж. Несмита, который в 1860-х гг. был вытеснен фрезерными станками. По станкостроению лидировали США. Еще в 1839 г. в Англии появился паровой молота, а с 1885-1886 гг. распространяются гидравлические прессы. Новым шагом в производстве стало применение прокатных станов (1870-е гг.).

Электротехника. Расширение области применения механических машин требовало новых источников энергии. Здесь развитие шло по нескольким направлениям. Строятся первые действующие гидроэлектростанции (Г. О. Графтио). Совершенствуются поршневые паровые машины. Начинают использоваться паровые и газовые турбины. Становится актуальным изобретение двигателя внутреннего сгорания на жидком и газовом топливе. Появляются двигатели Рудольфа Дизеля (1893 г.) и Б. Г. Луцкого (1885 г.).

Отдельным направление стало развитие электротехники. Применение электричества стало революционным моментов в истории. В его основе лежат научные достижения и открытия А. М. Ампера и М. Фарадея (1820-1830-е гг.), Э. Х. Ленца (1833-1838 гг.), изобретение электродвигателя Б. С. Якоби, электросвеча П. Н. Яблочков и другие. К 1870 г. был создан генератор электрического тока – динамомашина постоянного тока. Удалось решить технические вопросы передачи электрической энергии, техники трёхфазного тока, электроснабжение постоянным и переменным током.

Транспорт. Промышленный рост и изменение ритма жизни людей требовали совершенствования транспортных средств. К концу XIX в. уже сложилась основная железнодорожная инфраструктура (вокзалы, станции, мосты и тоннели, железнодорожная служба). Паровоз воспринимался как символ прогресса, века, скорости, движения. Уровень экономического развития неразрывно связан с уровнем железнодорожного строительства: железнодорожный транспорт – основа и залог успешного развития любого государства. В этот период времени прокладываются трансконтинентальные железные дороги: магистраль Берлин-Багдад, Транссибирская магистраль. Идет развитие конструкций локомотивов и вагонов. Широко используются паровозы системы компаунд, а также предпринимаются попытки создания первых дизельных тепловозов и электровозов.

В судостроении распространяется строительство кораблей из металла и увеличение их размеров. Были построены первые трансатлантические лайнеры, среди которых наиболее печально известен «Титаник». Использование паровых турбин повлекло появление первых теплоходов, а также специализированные корабли: танкеры и ледоколы. Борьба за моря. Началась конкуренция речного флота с железными дорогами. Скорость стала восприниматься как фактор представлений о времени, жизни и отношения к прежним ценностям.

В автомобилестроении революцию произвело изобретение К. Ф. Бенцем и Г. Даймлером двигателя внутреннего сгорания (1885-1887 гг.). Итогом стал стремительный рост автомобильной промышленности и развитие транспортной (дорожной) инфраструктуры. Вслед за автомобилестроением возникает городской электротранспорт ‑ трамваи. Появляются первые проекты метрополитена.

Строительство. В строительной технике также происходили качественные изменения. Распространение новых материалов ‑ портландского цемента и железобетона – существенно повлияли на конструкции сооружений. Широкое применение с конца XIX в. в строительстве железных конструкций позволило строить принципиально новые сооружения: мосты, многопролётные здания, высотные постройки. Среди самых показательных и знаменитых сооружений этой эпохи: «Кристаллпалас», Эйфелева башня, Бруклинский мост, небоскребы в США. Становятся обязательными для построек обеспеченность инженерными сетями: водопровод, канализация и электрическое освещение.

Для строительства применяются новые механические машины и приспособления: землеройные, подъёмно-транспортные, экскаваторы, краны, молоты для свайных работ, а также появляются машины на гусеничном ходу.

Зарождение авиации начинается со строительства самолёта братьев Райт в США: первый полёт на моторном аэроплане (декабрь 1903 г.), и позднее ‑ самолёт Фармана во Франции. Успехи в развитии летательных аппаратов тяжелее воздуха предопределили развитие авиации. В России этими вопросами занимался К. Э. Циолковский, а в 1891 г. А. Ф. Можайский построил первый русский самолёта (1882-1885 гг.). Самолёт Сикорского стал первый в мире многомоторный самолёт. Это время конкуренции самолётов и дирижаблей, но будущее осталось за самолетами. Зарождение воздушных перевозок определялась скоростью воздушного сообщения в сравнении с другими видами транспорта.

Связь и СМИ. Совершенные средства связи стали необходимой потребностью времени. Продолжалось развитие телеграфа и телефонии. Появление телефона А. Г. Белла в 1876 г. и начинается создание телефонных сетей. Велись работы по созданию беспроводной связи. Радио изобрел А. С. Попов в 1895 г., но патент изобретения достался Г. Маркони. Начало эпохи радиосвязи и радиовещания, а также появление радиостанций и радиоприёмников частного пользования.

Быстрое развитие телефонии и радио подталкивало решение проблемы передачи изображения на расстояние. Первый опыт движущихся изображений сделали братья Люмьер. С них начинается развитие кинематографа (1910-е гг.). Были созданы первые прототипы фонографа и граммофона. Свою долю в коммуникациях между людьми внесли СМИ. Этому способствовали изобретения ротационной печатной машины, пишущей машинки, развитие фотографии.

Военная техника. Среди изобретений в этой сфере наибольшее значение имеют: развитие автоматического стрелкового оружия (пулемет Максима), автоматических скорострельных пушек, совершенствование пороха и взрывчатых веществ: мелинит, пироксилин, тринитротолуол; изобретение отравляющих веществ.

Технические новинки в войне на суше: дальнобойная артиллерия, танки и бронеавтомобили, использование дирижаблей и авиации. На море: броненосцы и дредноуты, изобретение торпеды, миноносцы, подводные лодки.

Итого: развитие техники и технологии в этот период носило взрывной характер, как по поражающим воображение масштабам и скорости распространения, так и по количеству и радикальности изобретений и нововведений.

О Великой Отечественной и не только…

В 50-60-х гг. XIX в. в Европе и за океаном появилось великое множество капсюльных казнозарядок. Имелось немало и переделочных из бывших дульно-зарядных ружей. Такими были винтовки образца 1863 и 1867 гг. баденских и баварских стрелков, английская пехотная винтовка Монтсторма образца 1860 г., кавалерийский карабин Вестли Ричардса образца 1862 г., саксонская пехотная винтовка Дрешлера образца 1865 г. и др. Всех не перечислить и не описать. Большинство из них имело в казённой части ствола поворотный скользящий затвор, запиравший в стволе простейший бумажный патрон с пулей и порохом. Капсюль надевался на затравочный стержень отдельно и разбивался независимо расположенным курком.

Преимущества казнозарядного огнестрельного оружия были очевидны. При заряжании с дула, дабы порох не остался на стенках канала ствола, ружьё ставили в вертикальное положение. Стрелку приходилось подниматься во весь рост, подставляя себя под пули. Казнозарядное ружьё можно заряжать и в другом положении, например, лёжа, что гораздо безопаснее. Казнозарядки более скорострельны и в бою позволяли вести огонь интенсивнее.

С распространением нарезного оружия выявилось ещё одно преимущество заряжания с казённой части: пуля лучше вдавливалась в нарезы, что повышало меткость стрельбы. Первые казнозарядные системы появились ещё в конце XVI в. Но это были единичные экземпляры, созданные талантливыми изобретателями. Попытки массового производства казнозарядного оружия и вооружения им армии начались только со второй половины XVIII в. В 1770 г. часть австрийской пехоты и кавалерии получила на вооружение казнозарядное кремнёвое ружье, разработанное миланским оружейником Джузеппе Креспи. Но его система не предотвращала прорыва газов в месте соединения каморы со стволом. Поэтому ружья Креспи были ненадёжными, и в 1779 г. от них отказались.

Американский 13,5-миллиметровый кавалерийский капсюльный казнозарядный карабин системы Барнсайда образца 1864 г. На фотографии – с открытым затвором (сверху).
Капсюльный казнозарядный карабин системы Вестли Ричардса. Масса – 3 кг, калибр – 11,43 мм. Великобритания. 1866 г. (внизу)

Во Франции на вооружении драгун, моряков и небольшой части пехоты имелось так называемое венсенское ружьё образца 1778 г. Перед заряжанием ружья солдат за специальную рукоятку поворачивал ствол, расцепляя его с казёнником, и сдвигал вперёд. А вставив патрон, возвращал ствол в исходное положение. Замок у ружья был кремнёвый. В 1776 г. во время войны с восставшими колониями в Северной Америке англичане испытывали казнозарядные ружья с крановыми затворами, разработанные майором Фергюссоном. Одним из последних образцов кремнёвого ружья с каморным затвором стало ружьё системы полковника Джона Хала. Такими ружьями была вооружена американская армия в 1819-1844 гг.

Патроны к карабинам Вестли Ричардса (верхний)
Патроны к карабинам Барнсайда (нижний)

Но большинство конструкций конца XVIII – начала XIX в. так и не вышло из стадии опытных образцов. Только к середине XIX в., в эпоху промышленной революции, технические усовершенствования сказались на вооружении войск. Улучшилось качество выделки оружия. Машинная обработка металлов позволяла плотно и точно подгонять детали. Конструкторы обрели возможность претворить в жизнь многие свои идеи.

К новым разработкам относилось американское пехотное ружьё системы Шарпа образца 1848 г. В нём бумажный патрон запирался в стволе клином, передвигавшимся в пазах ствольной коробки вверх и вниз с помощью расположенного внизу рычага. Разбитие капсюля и воспламенение производились так же, как и в переделочных ружьях.

В кавалерийском карабине генерала Барнсайда, созданном в США в 1856 г., затвор управлялся, как у винтовки Шарпа. Только вместо клина здесь движением рычага поднималась и опускалась зарядная камора. В неё вставлялся придуманный изобретателем особый патрон с латунной гильзой конической формы, что ускоряло процесс заряжания. В донце гильзы располагалось запальное отверстие, через которое к основному заряду проникало пламя от капсюля.

Появление унитарных патронов

Начиная с середины XIX в. основным двигателем прогресса огнестрельного оружия стало изменение способа его заряжания и усовершенствование конструкции патрона. Заряжание с казённой части гораздо удобнее и быстрее, но казну нужно было плотно запереть. Beдь, поскольку затвор подвижен, между ним и стволом всегда есть зазоры. Через них пороховые газы стремятся вырваться наружу как раз там, где находится лицо стрелка. Прорыв газов мог привести к тяжёлой травме. Бумажный патрон с заклеенной внутри пулей не мог предотвратить выброс пороховых газов. Поэтому развитие казнозарядного оружия в первую очередь зависело от преобразования патрона.

В 1812 г. швейцарский оружейник Самюэль Иоганн Поли создал для своего казнозарядного ружья первый унитарный патрон. То есть патрон, соединяющий в себе, внутри гильзы, пулю, порох и капсюль. Впоследствии прусский оружейник Дрейзе модернизировал систему Поли, сконструировав игольчатую винтовку. Она снабжалась скользящим затвором, с помощью которого унитарный бумажный патрон досыпался в патронник. В патроне Дрейзе капсюль располагался внутри гильзы у донца пули. Для его разбития использовался длинный боёк в виде иглы. Он протыкал гильзу и заряд и накалывал капсюль. В момент выстрела гильза сгорала. Стреляли свинцовыми расширительными пулями. Но унитарные патроны игольчатых ружей оставались бумажными. Прорыв пороховых газов в затвор продолжался, а обгоревшие остатки бумажных гильз засоряли канал ствола.

Французский оружейник Казимир Лефоше в 1837 г. разработал новую конструкцию унитарного патрона. Он получил наименование «шпилечный». Патрон всё ещё имел бумажную гильзу, но уже с металлическим поддоном в тыльной части. Внутри поддона располагался капсюль, а сбоку выводился специальный ударник – шпилька. При ударе внешнего курка по выступающей сбоку шпильке воспламенялся капсюль и происходил выстрел. Патрон с металлическим поддоном исключал прорыв пороховых газов назад. Но торчащие шпильки были небезопасны и при неловком обращении могли вызвать случайный выстрел. Шпилечный патрон нашёл применение только в охотничьих ружьях револьверах.

Наконец, в 1855 г. французский изобретатель Потте предложил патрон центрального воспламенения. Этот тип боеприпасов до сих используется в преобладающем числе оружейных систем мира. Новый патрон также представлял собой бумажную гильзу, снабжённую латунным колпачком-поддоном. Но капсюль располагался посередине поддона в специальном гнезде. Конструкция оказалась настолько удачной, что для гладкоствольных охотничьих ружей она сохранилась практически без изменений до нашего времени. А для нарезного дальнобойного и боевого оружия патрон был улучшен в 1864 г. англичанином Эдвардом Боксером. Он заменил бумажную (папковую) гильзу латунной.

Патрон с металлической гильзой полностью предотвращает прорыв пороховых газов через затвор. По прочности и долговечности металлические патроны превосходят бумажные и безотказны при любых погодных условиях. Они, кроме того, обладают лучшими баллистическими данными.

Прусские казнозарядные игольчатые винтовки Дрейзе под унитарный патрон калибра 15,43 мм (сверху вниз): пехотная образца 1841 г., длина – 1430 мм; стрелковая образца 1860 г., длина – 1285 мм; егерская образца 1854 г., длина – 1 245 мм.

С этого момента во всём мире развитие огнестрельного оружия оказалось теснейшим образом связано с конструкцией патронов, обладающих теми или иными специальными качествами, например, особой мощностью заряда или особой пробивной либо убойной силой пули и т. п. Конкретные образцы оружия стали создаваться теперь под определённый тип патрона, а часто под уже существующий патрон.

***

Винтовкам Шарпа и карабинам Барнсайда довелось побывать в настоящих боях. Они применялись во время Гражданской войны в США в 1861-1865 гг. Более совершенными оказались игольчатые системы, выполненные под бумажный унитарный патрон. Первую игольчатую винтовку сконструировал в 1827 г. немецкий механик Иоганн Николаус фон Дрейзе. После длительных испытаний 4 декабря 1840 г. она была введена на вооружение прусской армии под названием «ударная винтовка образца 1841 г.» Её боевые возможности долгое время хранились в тайне.

Затвор прусской игольчатой винтовки Дрейзе

Винтовка Дрейзе калибра 15,44 мм обладала небольшой дальностью полёта пули с убойной силой на дистанции до 500 м. Но по скорострельности винтовке Дрейзе в ту пору не было равных. Из неё можно было сделать пять прицельных выстрелов в минуту. Кроме пехотного образца на вооружении прусской армии состояли стрелковая винтовка модели 1860 г., винтовка егерских батальонов 1865 г., пионерные (сапёрные) ружья 1866-1867 и 1869 гг., карабин 1857 г. для драгун и гусар, крепостное ружьё 1865 г., а также пистолет образца 1856 г.

В австро-прусской войне 1866 г. игольчатые ружья обеспечили прусака победу. Например, в битве у Проблуца австрийская пехота численностью 18 тыс. человек, встреченная частым огнём противника из винтовок Дрейзе, за 20 минут боя потеряла до 6 тыс. солдат, т. е. треть своего состава.

Итоги австро-прусской войны заставили другие страны задуматься над разработкой собственных игольчатых ружей. Вскоре на вооружение французской армии поступила однозарядная игольчатая винтовка системы Шасспо образца 1866 г. У неё был уменьшенный до 11 мм калибр. Пуля массой 23 г вылетала из ствола со скоростью 430 м/с, т. е. в 1,5 раза быстрее, чем у винтовки Дрейзе. Модель Шасспо была на 700 г легче модели Дрейзе и со штыком весила 4,7 кг. Во время франко-прусской войны 1870-1871 гг. французские войска уже имели на вооружении винтовки Шасспо, но бездарность высшего военного руководства Наполеона III не позволила французам использовать преимущества своего оружия. В Италии игольчатую винтовку в 1867 г. сконструировал контролёр государственного арсенала в городе Терни М. Каркано. Тогда же подобное оружие появилось и в России.

Самое пристальное внимание созданию казнозарядного оружия под металлический патрон стали уделять в 60-х гг. XIX в. Впервые к его серийному выпуску приступили в США. Проверку боем оружие прошло там же в ходе Гражданской войны. Это были винтовки Морзе, Пибоди, Спенсера, Шарпа, Балларда, Ремингтона и другие, разработанные в 1857-1865 гг. Некоторые из них переделывались из дульно-зарядных. Оснащение их откидными (при заряжании) затворами и новыми прицелами для стрельбы патроном улучшенной баллистики не требовало много времени и денежных средств.

Следующим этапом в развитии стрелкового оружия стало введение и повсеместное распространение металлических патронов. Их устройство и производство было сложнее, но сулило оружию большие перспективы. Гражданская война в США послужила толчком к конструированию ружья системы Ремингтона образца 1864 г. Оно имело так называемый крановый затвор, принцип действия которого похож на работу водопроводного крана, где при повороте рукоятки задвижка перекрывает воду. В винтовке Ремингтона при движении затвора вниз открывалась казна для заряжания, а при возврате его вверх плотно закрывался канал ствола.

Такой затвор имел несложное устройство, был дёшев и не допускал даже малейшего прорыва газов. Винтовка Ремингтона поступила на вооружение армий Швеции, Норвегии, Греции, Испании и Дании. В Австрии по системе Ремингтона выпускались пистолеты для военно-морского флота образца 1866 и 1867 гг. и армейский пистолет модели 1871 г.

Армии ведущих европейских стран в спешном порядке начали перевооружаться оружием под металлические патроны. В 1867 г. в Австро-Венгрии появилась крановая винтовка Иозефа Верндля и Карела Голуба. Через год на казнозарядки под металлические патроны перешла баварская армия. В 1871 г. были разработаны и приняты на вооружение английская винтовка Мартини-Генри и немецкая – братьев Маузер. В том же году бельгийская гвардия и кавалерия получили оружие Комблэна, а Голландия – винтовку Бомона. Перечисленное оружие обладало затворами самых различных типов.

Немецкая 11-мм однозарядная пехотная винтовка «Маузер» образца 1871 г. На фотографии – с открытым затвором

Скажем, у винтовки Мартини-Генри (применявшейся турецкой армией в войне с Россией в 1877-1878 гг.) был качающийся затвор. При откидывании вниз рукоятки, расположенной под ствольной коробкой, затвор опускался и открывал патронник, куда вставлялся патрон. Капсюль разбивался ударником, который проходил через затвор. По ударнику бил особый курок. Немецкие «маузеры» и голландские «бомоны» имели более перспективные скользящие затворы с поворотом. Главным их преимуществом была хорошая экстракция, т. е. выбрасывание стреляной гильзы. Со временем этот тип затвора полностью вытеснил другие устройства. Итак, металлический патрон безраздельно завоевал стрелковое оружие.

В России, как и в других странах, много экспериментировали, прежде чем выработать приемлемый образец казнозарядной капсюльной винтовки, а затем и винтовки под металлический патрон. Этим занимались Комитет об улучшении ружей и штуцеров, а позже – Оружейная комиссия. Сначала главное внимание уделялось поиску модели капсюльной казнозарядной винтовки под бумажный патрон. Причём в первую очередь искали систему, пригодную для переделки дульно-зарядных винтовок образца 1856 и 1858 гг.

В ноябре 1866 г. для вооружения русских войск была утверждена винтовка, переделанная по системе англичанина Терри и усовершенствованная браковщиком тульского оружейного завода И.Г. Норманом. Винтовка была рассчитана на стрельбу обычным бумажным патроном без капсюля. Она имела скользящий затвор, заряжалась в семь приёмов и развивала скорострельность пять-шесть выстрелов в минуту. Но скорость стрельбы замедлялась из-за надевания капсюля на затравочный стержень. Серийная винтовка Терри – Нормана имела длину без штыка 1340 мм, калибр – 15,24 мм и массу – 4,4 кг. Всего было выпущено 62 тыс. казнозарядных капсюльных винтовок Терри – Нормана. Оснащение ими армии рассматривалось как временное, как ступень на пути к более совершенному оружию.

Капсюльный казнозарядный карабин системы Терри. Масса 3,2 кг, калибр – 13,72 мм. Великобритания, 1861 г.

В 1866 г. в Оружейную комиссию с предложением игольчатой винтовки обратился англичанин Карле. В целом ружьё было неплохим и обладало повышенной скорострельностью – до десяти выстрелов в минуту. Огонь из винтовки вёлся унитарными патронами полковника Вельтищева, у которых капсюль располагался в специальном деревянном кружке в донце гильзы. 28 марта 1867 г. винтовку системы Карле приняли на вооружение. Выпускалась она в двух вариантах: стрелковом и пехотном.

На этой фотографии хорошо видно устройство русской игольчатой винтовки системы Карле образца 1867 г.

Прицел стрелковой винтовки допускал ведение огня на расстоянии до 853 м, а пехотной – только на 427 м. Переделка дульно-зарядных винтовок в игольчатые обходилась довольно дорого, поэтому было изготовлено всего 215 500 винтовок Карле. Они славно послужили в Русско-турецкой войне 1877-1878 гг. С ними русские воины шли на приступ турецких крепостей Карс и Ардаган, защищали Баязет.

На картине П.О. Ковалевского «Отстал», 1884 г., изображён русский солдат, рядовой пехотного полка, с полной выкладкой. На плече – винтовка системы Крнка

Первыми винтовками, разработанными в России под металлические боеприпасы, стали переделочные винтовки системы Н.М. Баранова и чеха Сильвестра Крнка калибра 15,24 мм образца 1869 г. Переделке подверглись дульно-зарядные винтовки 1856 г. и казнозарядные Терри – Нормана 1866 г. и Карле 1867 г. Винтовками Баранова оснащали команды военных кораблей, а оружием Крнка – сухопутную армию. Обе винтовки имели откидной затвор. Но у первой он открывался вверх, а у второй влево. Винтовок Баранова было изготовлено всего 9872. Винтовок Крнка – «крынок», как их называли солдаты, – к 1872 г. в войсках насчитывалось 855 500.

15,24 мм однозарядная пехотная винтовка системы Крнка образца 1869 г. и штык к ней. Россия. На фотографии – с открытым затвором и отведенным назад курком

Следующими образцами стрелкового оружия под патроны с металлической гильзой в России стали винтовки американского изобретателя полковника Хайрема Бердана. Модель Бердана № 1 появилась на вооружении русской армии в 1868 г. Эту винтовку по сути дела создали русские оружейники А.П. Горлов и К.И. Гуниус, подвергнув коренной модернизации и улучшению посредственный американский образец. Для своей винтовки оружейники спроектировали патрон со свинцовой пулей и цельнотянутой латунной гильзой бутылочной формы. Баллистические характеристики его были очень высокие. По меткости винтовка Горлова – Гуниуса не имела себе равных среди моделей такого типа. В Америке она даже использовалась для спортивных стрельб. Там её величали «русская винтовка». Но оружию Горлова и Гуниуса не суждено было стать массовым в российской армии.

Русская «бepданка» – 10,67-мм однозарядная стрелковая винтовка системы Бердана № 1 образца 1868 г. с затвором откидного типа

Весной 1869 г. в Россию прибыл X. Бердан, с тем чтобы предложить оружие с более совершенным скользящим затвором. Испытания винтовок подтвердили преимущества новой системы. По конструкции скользящий затвор был проще откидного и дешевле в производстве. Он обеспечивал лучшую экстракцию стреляной гильзы и высокую скорострельность (до 28 выстр./мин). Последнее в немалой степени достигалось за счёт того, что при заряжании винтовки со скользящим затвором стрелок выполнял на один приём меньше, чем при использовании оружия с откидным затвором.

В 1870 г. винтовка Х. Бердана со скользящим затвором была утверждена для использования в русской армии. Правда, нашим оружейникам пришлось внести в её конструкцию 15 изменений, чтобы повысить боевые и эксплуатационные качества. Винтовка Бердана № 2 оказалась одной из лучших моделей своего класса, состоявших в ту пору на вооружении армий мира.

На базе пехотной «берданки» (так её часто именовали) под руководством полковника Л. Чебышева были созданы кавалерийские варианты: карабин, драгунское и казачье ружья. Свои боевые возможности «берданки» показали во время Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. С учётом опыта боёв с турками на винтовки установили дополнительные прицелы для поражения целей на расстоянии до 1,5 км. Производство «берданок» образца 1870 г. продолжалось до 1891 г. Им на смену пришли более совершенные и скорострельные магазинные винтовки С.И. Мосина.

продолжение

По материалам книги «Огнестрельное оружие», ред. группа: С. Кузнецов, Е. Евлахович, И. Иванова, М., Аванта+, Астрель, 2008, с. 64-75.

Рождение винтовки, или «наша несчастная ружейная драма»

Развитие стрелкового оружия несколько веков шло вполне черепашьими темпами, долгое время ограничиваясь усовершенствованием замка и изменениями в дизайне. Однако научно-техническая революция в XIX веке превратила этот неторопливый процесс в стремительный каскад следующих одно за другим изобретений. У России с её отстающей промышленностью не сразу получилось поспевать за лидерами, что ярко продемонстрировала Крымская война. Но к концу века наметившееся технологическое отставание было преодолено.

Развитие стрелкового оружия: от эволюции к революции

На протяжении почти четырёх столетий ручное огнестрельное оружие практически не менялось. Оно представляло собой металлическую трубку-ствол, заделанную с одного конца (глухой конец назывался «казённой частью») и прикреплённую к деревянной ложе. В трубку засыпался заряд пороха, помещалась пуля в форме шара, а чтобы всё это не вывалилось из ствола, сверху при помощи стержня-шомпола забивалась тряпичная или бумажная пробка (пыж).

При выстреле поджигалось небольшое количество пороха — так называемая «затравка», которая была расположена на специальной полке сбоку от ствола. Далее через небольшое отверстие в стенке ствола, именуемое затравочным, огонь передавался основному пороховому заряду. Затравка поджигалась при помощи особого механизма — замка. Собственно, развитием замков прогресс огнестрельного орудия поначалу и ограничивался – от примитивного фитильного, в котором простейший рычаг подносил кончик тлеющего фитиля к затравке, до кремневого, который в своей поздней ипостаси обеспечивал надёжное и практически гарантированное воспламенение заряда, долго мог храниться взведённым и действовал практически в любую погоду, кроме совсем уж проливного дождя.

Именно после изобретения так называемого «батарейного» типа кремневого замка (это произошло во Франции в 1610 году) конструкция стрелкового оружия на долгие два века «законсервировалась». Становились прочнее и долговечнее материалы, из которых изготавливалось оружие, отрабатывалась технология производства, но между мушкетом, с которым д`Артаньян ходил в атаку под Ла-Рошелью, и ружьём французского солдата, влачащего стопы к Березине, разница по большей части чисто внешняя, да и та была невелика.

Современный реконструктор стреляет из ружья с кремневым замком
militaryheritage.com

Изменения в устоявшуюся конструкцию внёс лишь бурный XIX век с его резким скачком научного и технического развития. Почти одновременно (по историческим меркам) случились две вещи, оказавшие самое непосредственное влияние на облик стрелкового оружия. Во-первых, была открыта «гремучая ртуть» – вещество, взрывающееся при ударе. Для использования в качестве метательного заряда оно оказалось слишком сильным и капризным, зато с успехом смогло заменить затравку. Для этого её помещали в небольшой колпачок, называемый пистоном или капсюлем. Теперь воспламенение пороха в стволе происходило надёжно, совершенно не зависело от погоды и, самое главное, было мгновенным – не было характерной для кремневых замков паузы примерно в полсекунды, пока затравка вспыхивала от искр, выбитых из кремня, и огонь шёл по затравочному отверстию. Это, а также отсутствие вспышки сгорающей затравки, происходящей прямо перед лицом стрелка, позволило значительно повысить точность стрельбы, особенно по движущейся мишени.

Вторым фактором, мощно повлиявшим на эволюцию стрелкового оружия, стало развитие металлургии, достаточное для массового и относительно дешёвого производства нарезных стволов. Идея улучшения стабильности траектории пули за счёт её вращения не была новой. Ещё в XVI веке (а по некоторым данным — даже в конце XV-го) появились образцы ручного огнестрельного оружия, у которых канал ствола имел винтовые нарезы, закручивающие пулю при выстреле. Пуля, вращающаяся вокруг продольной оси, летела точнее и гораздо дальше, чем обычная. Кроме того, ей можно было придавать удлинённую форму, более обтекаемую, чем сфера — это ещё больше увеличивало дальность выстрела. Основной проблемой было то, что если в ружье с гладким стволом пулю при заряжании достаточно было закатить в ствол, то в нарезном её приходилось вгонять при помощи шомпола, проворачивая в нарезах, что отнимало много сил и времени.

Пока нарезное оружие оставалось дорогостоящей игрушкой знатных охотников, это не являлось большой помехой: тщательно заряди ружьё, неторопливо прицелься, выстрели, полюбуйся результатом, неторопливо перезаряди… Но в бою всё совсем иначе, и цена секунды несопоставимо более высока. А уж когда зашла речь об использовании нарезов в массовом армейском вооружении, вопрос о повышении скорострельности и вовсе встал ребром. Для преодоления проблемы было разработано множество конструкций. Наиболее жизнеспособными из них оказались основанные на расширении пули – в них пуля имела диаметр меньший, чем обычно, и опускалась в ствол свободно, не входя в нарезы, а далее происходило её расширение, благодаря которому она увеличивала диаметр и входила в нарезы. В некоторых системах пулю расширяли при заряжании ударами шомпола, в некоторых она расширялась уже при выстреле, под действием давящих на неё пороховых газов.

Однако все эти конструкции были, по большому счёту, лишь полумерами. Для полного преодоления проблемы требовался переход на принципиально иную систему заряжания – с казённой части, а не с дула. Этот принцип также не был чем-то абсолютно новым – практически одновременно с первыми образцами огнестрельного оружия возникла и мысль о заряжании с казны. Её пытались реализовать на практике, но технологии и материалы были слишком примитивны для полноценной реализации идеи. Лишь в XIX веке удалось достичь достаточной прочности металла и точности его обработки для создания надёжных и массовых казнозарядных образцов. Они заряжались уже не раздельно (отдельно порох, отдельно пуля и сверху пыж), а унитарным патроном – то есть, объединявшим в себе и метательный заряд, и то, что он метал, и капсюль для воспламенения заряда. Поначалу такие патроны были бумажными, позднее появились патроны с металлической гильзой, конструкция которых существенно не изменилась и до наших дней.

Это долгое вступление служит единственной цели – как можно более наглядно показать всю сложность ситуации, в которой оказались в первой половине XIX века ведущие державы. Ружьё — основное вооружение пехотинца и кавалериста — которое до этого на протяжении нескольких поколений совершенно не менялось, вдруг понеслось развиваться вскачь безумным галопом, и те, кто не хотел оказаться в положении догоняющего, должны были с не меньшей скоростью разрабатывать, принимать на вооружение и пускать в производство совершенно новые конструкции.

Гонка за лидерами

Особенно тяжело пришлось в этот период Российской империи. Неразвитое производство делало катастрофически трудным внедрение любых кардинальных новшеств. Гениальные конструкторы, в которых страна никогда не испытывала недостатка, могли предлагать гениальные решения, но всё буксовало на стадии реализации из-за того, что на их осуществление не было ни технологий, ни мощностей. Например, сравнительно долго, если сравнивать с европейскими государствами, происходил переход от кремневого замка к капсюльному. В публичных официальных документах говорилось о том, что, мол, солдат своими грубыми пальцами не сможет прилаживать капсюль на место, будет его терять и вообще ему будет неудобно, поэтому пускай воюет со старым добрым кремнем. Реальная же причина задержки состояла в том, что для выпуска гремучей ртути в потребном количестве в России попросту не было химического производства соответствующего уровня, и его пришлось спешно развивать с нуля.

Британские солдаты во время Крымской войны — фотография Роджера Фэнтона

Крымская война 1853–56 г.г. наглядно продемонстрировала российским военным, что уходящий поезд прогресса надо спешно нагонять. Если на капсюльное воспламенение к моменту её начала русская армия всё-таки успела перейти, то с нарезным оружием дело обстояло гораздо хуже – лишь у немногих отборных стрелков были штуцеры (нарезные карабины), основная масса солдат была вооружена гладкоствольными ружьями. Соответственно, британские и французские солдаты, вооружённые почти поголовно нарезными ружьями, имели возможность прицельно вести огонь с расстояний, на которых у русских не было ни единого шанса попасть в ответ. Прицельная дальность британских ружей «Энфилд», например, превосходила прицельную дальность русского ружья образца 1854 года в четыре раза и была даже больше, чем у русских пушек!

Военные не стали долго ждать и заказали нарезное ружьё с расширяющейся пулей. Так как удлинённая пуля весила больше, чем круглая того же калибра, а для проталкивания её по нарезам требовался больший заряд пороха, чем у гладкоствольного аналога, отдача существенно выросла, и стало ясно, что требуется уменьшить калибр оружия. Вместо бывших до этого стандартом 7 линий (17,78 мм) решили сделать стандартным калибр в 4 линии (10,16 мм). Однако быстро выяснилось, что для производства столь тонких стволов, да ещё и нарезных, нет инструментов соответствующей точности. После ряда обсуждений остановились на калибре в 6 линий (15,24 мм). Офицерской комиссией Артиллерийского комитета была разработана конструкция нового оружия, и в 1856 году на вооружение поступила «6-линейная нарезная винтовка». Именно в этот момент термин «винтовка» в официальных документах прозвучал впервые. Его сочли понятным и просто объясняющим солдату принцип устройства нового оружия, и он действительно мгновенно прижился.

Рядовой Софийского пехотного полка и писарь Дивизионных штабов. У рядового — винтовка образца 1856 г.
army-news.ru

При производстве винтовок образца 1856 года пытались перейти от ручного изготовления деталей к машинному, а также к применению в стволе стали вместо железа, но ни то, ни другое до конца не удалось. Станки для металлообработки приходилось закупать иностранные, и стоили они очень дорого, а стали Россия тогда попросту слишком мало производила, и на винтовки для всей армии её не хватало.

Винтовка 1856 года получилась крайне удачной и заметно превосходила зарубежные аналоги, в том числе и британские, считавшиеся наиболее передовыми. Злая ирония судьбы оказалась в том, что пока её разрабатывали и запускали в производство, прогресс совершил ещё один скачок – на вооружение иностранных государств стали массово поступать казнозарядные винтовки. Военный министр Дмитрий Алексеевич Милютин с горечью говорил:

«…техника шла вперёд такими быстрыми шагами, что прежде чем предложенные заказы были испытаны, появлялись уже новые требования и делались новые заказы».

И началось то, что тот же Милютин назвал «нашей несчастной ружейной драмой». С 1859 до 1866 года специально организованная комиссия испытала более полутора сотен систем оружия – около 130 иностранных и более 20 отечественных. В итоге остановились на конструкции английского оружейника Уильяма Терри, доработанной мастером Тульского оружейного завода Иваном Норманом. Она была принята на вооружение в 1866 году под названием «скорострельная капсюльная винтовка Терри-Нормана».

Винтовка Терри-Нормана образца 1866 года
popgun.ru

Винтовка представляла собой переделку винтовки образца 1856 года – казённая часть ствола обрезалась, а на её место устанавливался продольно-скользящий затвор. Открыв затвор, стрелок вкладывал в него бумажный патрон и закрывал затвор, после чего взводил курок и устанавливал капсюль. При выстреле капсюль поджигал бумажную оболочку патрона, и от неё воспламенялся порох. Простая остроумная система позволяла вместо производства совершенно нового оружия пустить в ход огромные запасы старых винтовок, так что, казалось, проблема решена. Но это было только началом ружейной драмы. Поезд прогресса вновь ускорил ход, и внезапно оказалось, что воспламенение при помощи отдельного капсюля уже успело устареть. На вооружение геополитических конкурентов уже поступали «игольчатые винтовки» – у них капсюль находился в самом патроне, позади пули, и разбивала его длинная игла, протыкающая патрон. Винтовка Терри-Нормана не простояла на вооружении и года, после чего была снята с формулировкой «устаревшая».

Винтовка Карле образца 1867 года
gunsgallery.ru

Ей на смену пришла система Иоганнеса Фридриха Кристиана Карле — немца, проживавшего в Англии. Она тоже представляла собой комплект для переделки старой винтовки образца 1856 года и была весьма совершенной, превосходя аналогичные конструкции. Винтовка Карле была принята на вооружение в 1867 году. На большом числе заводов, как государственных, так и частных, было развёрнуто её производство. Несколько сотен винтовок, изготовленных первыми, прошли войсковые испытания в Туркестане и заслужили положительные отзывы, но… Да-да, всё верно – прогресс снова успел уйти вперёд. Бумажные патроны были более не в чести, им на смену пришли металлические. Металлический патрон был водонепроницаем, его невозможно было случайно сломать, заряжая оружие второпях, и он не засорял ствол остатками несгоревшей бумаги. Производство винтовки Карле приостановили – снимать её с вооружения и изымать из войск не стали, но новых не делали.

Винтовка Бердана (№1) образца 1868 года
guns.wikia.com

Первым российским оружием под металлический патрон стала винтовка конструкции американца Хайрама Бердана. Её приняли на вооружение в 1868 году, но большого распространения она не получила. Примерно тогда же появилась винтовка конструкции итальянца Аугусто Альбини, доработанная морским офицером Николаем Барановым. Её рассматривали в качестве кандидатуры для принятия на вооружение, когда появилась винтовка Сильвестра Крнка, австрийского подданного чешского происхождения. Винтовка Альбини-Баранова была проще, винтовка Крнка – дешевле.

Винтовка Альбини-Баранова образца 1869 года
guns.ru

В результате сравнительных испытаний выбрана была последняя (по мнению ряда исследователей, комиссия была необъективна и намеренно «топила» систему Баранова, но подтверждений этому нет). В производство пошли обе – в 1869 году винтовка Крнка стала основным вооружением армии (получив у солдат ожидаемое прозвище «крынка»), а винтовку Альбини-Баранова приняли на флоте (выпущено её было немного – около 10 000 экземпляров).

Винтовка Крнка образца 1869 года

Казалось бы, цель достигнута – на вооружение приняты винтовки совершенной конструкции, и можно спокойно выдохнуть. Но, как и в предыдущие разы, всё было ещё отнюдь не кончено. Дело в том, что металлический патрон был, по понятным причинам, заметно тяжелее бумажного. Соответственно, уменьшился носимый солдатом боекомплект, возникли сложности со снабжением и прочие в этом же роде. Выход был найден – снова уменьшить калибр винтовки. К счастью, за прошедшую дюжину лет технологии в России усовершенствовались достаточно для массового производства малокалиберных стволов, поэтому в качестве стандартного калибра были приняты те самые 4 линии, не получившие одобрения в 1856-м.

Винтовка Бердана №2 образца 1870 года
empirearms.com

Винтовку под новый калибр предложил уже знакомый нам Хайрам Бердан. В отличие от предыдущей модели, она имела не откидной, а продольно-скользящий затвор и ряд других улучшений. Её приняли на вооружение в 1870 году под названием «скорострельная малокалиберная винтовка Бердана №2» (а предыдущая модель, соответственно, стала отныне называться винтовкой Бердана №1). Именно этот во всех отношениях удачный образец и завершил, наконец, «несчастную ружейную драму» русской армии, став её основным оружием на долгие два десятка лет. Сменила её только легендарная «трёхлинейка» Мосина, принятая на вооружение в 1891 году. Но даже после её появления винтовка Бердана продолжала оставаться на вооружении до начала XX века. Она заслужила прозвище «берданка», которое слышал, наверное, даже тот, кто ни в коей мере не интересуется историей оружия. Выпущено берданок было огромное количество, и в охотничьем варианте они встречаются до сих пор.

Рис. 74 Картинка запомнилась с детства (я в курсе что там другой револьвер)

Револьверы Кольта были популярны и в России, вот что писал народоволец Николай Морозов в своей книге «Повести моей жизни»

«… У нас есть уже и револьверы.

— А какой системы?

— Разных. У меня есть маленький бельгийский и, кроме того, отцовский, старинной системы Кольта.

— Знаю, — ответил я. — Его стволы в барабане заряжаются прямо порохом и пулями, а снаружи на них насаживаются обыкновенные пистоны.

— Да! Но беда в том, что у меня он стреляет всеми шестью своими стволами сразу.

— Не может быть! — воскликнул я с изумлением. — Вы, верно, не умеете заряжать!

— Нет, умеем! Но как бы мы его ни заряжали, всегда выходит одно и то же: цельный залп, и все шесть пуль летят из него вместо одной!

Это меня задело за живое. Я с детства был знаком со всеми системами огнестрельного оружия, так как у моего отца была богатая и разнообразная коллекция. Ружья, пистолеты, револьверы, кинжалы, стилеты, сабли, шпаги, рапиры и даже старинные луки с колчанами стрел обвешивали в нашем деревенском доме все стены специальной комнаты, называвшейся «оружейная». И я стрелял еще мальчиком из револьверов всех систем, в том числе и из кольтов, и никогда ничего подобного не получалось. Кроме того, я инстинктивно понимал, что лучшим средством пробить стену отчуждения, неожиданно возникшую между мной и новой юной молодежью с того момента, как я вышел из трехлетнего заключения, окруженный в ее глазах ореолом мученика и члена большого тайного общества, — это было начать вместе с ними какое-нибудь товарищеское предприятие, на котором они увидели бы, что и я в глубине души остался таким же, как и они.»

Далее Морозов описывает ситуацию, которая позволяла более тяжелым пеппербоксам долгое время на равных конкурировать с револьверами – случайный выстрел из револьвера, когда камора барабана не находится напротив ствола, мог нанести ранение стрелку. А в описываемом револьвере, видимо, была более серьезная проблема.

«Чтобы показать им, что надо стрелять, недолго целясь, я быстро взмахнул вверх револьвером и в одно мгновение спустил курок.

Мне показалось, словно бомба вдруг разорвалась в моих руках! Револьвер привскочил вверх, вырвался из рук и был переброшен какой-то непреодолимой силой через мою голову.

Я стоял несколько секунд неподвижно, совершенно оглушенный.

— Вот! — сказал Поливанов, подбегая ко мне со всей компанией. — То же самое случалось и у всякого другого, кто хотел стрелять из этого револьвера!

Порядочно сконфуженный, я повернулся назад и вынул строптивое оружие из снега, в который оно упало. Нижняя из шести пуль, бывших в его барабане, оказалась сплющенной о находившуюся перед нею часть револьвера; другая пуля наделась шапочкой на его шомпол сбоку, а остальные четыре, очевидно, улетели в небо. Когда мы подошли к цели, не только в ее кружке, но даже и в самих досках не оказалось ни одной пули!»

Следующим этапом развития оружия, позволившим револьверам надолго занять нишу многозарядного карманного оружия стало создание унитарного патрона.

Продолжение следует … Унитарный патрон.

Статья 1: Россия 60-80-е годы 19 века. Оружие террора.

Статья 2. Капсюльный пистолет. Каракозов — выбор места покушения.

Статья 3. Покушение Каракозова у Летнего сада.

Статья 4. Осип Коммиссаров — рождение легенды

Статья 5. Суд и казнь Каракозова. Телеграф и смертная казнь. Часовня Летнего сада.

Статья 6 Выстрел в Париже. Антон Березовский.

Статья 7. Суд над Березовским. Почему капитан Немо не стал поляком.