Сумрачный гений

>Топ самых мощных линкоров Второй мировой войны

Топ самых мощных линкоров Второй мировой войны

С момента установки на корабли пушек начинается извечное соперничество снаряда и брони. После осознания уязвимости величественного парусного флота к огню орудий, инженеры и кораблестроители начинают устанавливать на военные суда броню. В 19-м веке появляются первые броненосцы, завершившие свое развитие к началу 20-го века и ставшие главной ударной и наиболее могущественной силой флота. Им на смену приходят линкоры-дредноуты, еще более крупные, мощные и тяжело бронированные. Пик развития линейных кораблей пришелся на Вторую мировую войну, когда соперничество снаряда и брони достигло апогея, породив наиболее мощные и величественные суда из когда-либо созданных человеком. О них и пойдет речь в нашей статье.

6. Линейные корабли типа «Кинг Джордж V»

Перед Второй мировой военные флоты ведущих морских держав интенсивно вооружались современными линкорами. Великобритания считалась законодателем моды в сфере военного кораблестроения и наиболее мощной морской державой на протяжении уже нескольких веков, но после Первой мировой войны ее лидерство стало постепенно угасать. В итоге Владычица морей подошла к войне с наименее сильным «главным» линкором.

Линкоры типа «Кинг Джордж V» англичане начали проектировать в конце 20-х годов 20-го века для замены ими сверхдредноутов. За несколько лет первоначальный проект претерпел значительные изменения, и к 1935 году был утвержден окончательный вариант длиной около 230 метров и водоизмещением порядка 35 тысяч тонн. Главным калибром нового линкора должны были стать десять 356-миллиметровых орудий. Расположение артиллерии главного калибра было оригинальным. Вместо классических четырех 2-орудийных или трех 3-орудийных башен выбрали вариант с двумя башнями по четыре орудия на носу и на корме и одной башней с двумя орудиями на носу. Калибр в 356 мм к началу Второй мировой считался недостаточным и был наименьшим среди остальных линкоров ведущих держав. Бронебойный снаряд «Кинг Джорджа» весил скромные 721 кг. Начальная скорость была невысокой — 757 м/с. Английские пушки не блистали скорострельностью. В плюсы можно занести только традиционно качественные стволы орудий и бронебойные снаряды вкупе с надежностью системы в целом.

Средний калибр линкора был представлен шестнадцатью 133-миллиметровыми орудиями в 2-орудийных башнях. Эти пушки должны были стать универсальными, ведя как зенитный огонь, так и выполняя функцию борьбы с вражескими миноносцами. Если со второй задачей такие пушки вполне справлялись, то против авиации они оказались неэффективными из-за малой скорострельности и несовершенства систем наведения. Также линейные корабли «Кинг Джордж» были оснащены двумя разведывательными гидросамолетами с одной катапультой.

Бронирование британских судов строилось по классическому принципу «все или ничего», когда основные и наиболее важные узлы корабля прикрывались самой толстой броней, а оконечности корпуса и палубы оставались практически небронированными. Толщина главного броневого пояса достигала впечатляющих 381 мм. В целом бронирование было достаточно неплохим и сбалансированным. Качество самой английской брони по-прежнему оставалось отличным. Нарекания вызывала лишь откровенно слабая противоминная и противоторпедная защита.

Главная силовая установка развивала 110 тысяч лошадиных сил и позволяла линкору разгоняться до 28 узлов. Расчетная дальность плавания экономичным 10-узловым ходом достигала 14 тысяч миль, однако в реальности все выходило куда скромнее.

Всего англичанам удалось построить пять кораблей такого типа. Линкоры создавались для противостояния немецкому флоту в Атлантике, однако служить им пришлось во многих уголках света. Наиболее воюющими из британских линкоров оказались «Кинг Джордж V», долгое время бывший флагманом английского Королевского флота, и «Принс оф Уэлс», принявший бой вместе со злополучным «Худом» против легендарного «Бисмарка». В конце 1941 года «Принс оф Уэлс» был потоплен японской авиацией, остальные же его собратья пережили войну и были благополучно отправлены на слом в 1957 году.

Линкор Vanguard

Помимо кораблей типа «Кинг Джордж V», англичанам во время войны удалось заложить новый «Вэнгард» — более крупный и мощный линейный корабль, лишенный многих недостатков предыдущих линкоров. По водоизмещению и вооружению (50 тысяч тонн и восемь 381-миллиметровых орудий) он напоминал немецкий «Бисмарк». Но достроить этот корабль англичане смогли лишь в 1946 году.

5. Линейные корабли типа «Литторио / Витторио Венето»

После Первой мировой войны Италия переживала не самые лучшие времена. Денег на строительство новых линкоров не хватало. Поэтому выпуск новых судов всячески откладывался по финансовым соображениям. К разработке современного линейного корабля Италия приступила лишь после закладки во Франции, основного соперника в Средиземноморье, мощных и быстроходных линейных крейсеров типа «Дюнкерк», которые полностью обесценивали старые итальянские линкоры.

Главным театром военных действий для итальянцев виделось Средиземное море, исторически считавшееся «своим». Это и наложило отпечаток на облик нового линкора. Если для англичан автономность и большая дальность плавания были ключевым фактором при разработке собственных линейных кораблей, то итальянские конструкторы могли ею пожертвовать в угоду усилению огневой мощи и бронирования. Головные «Литторио» и «Витторио Венето» были крупнее «Кинг Джорджа» — их полное водоизмещение составляло порядка 45 тысяч тонн при длине около 240 метров. Линкоры вступили в строй весной 1940 года.

Вооружение главного калибра составляли девять мощных 15-дюймовых (381 мм) орудий в трех 3-орудийных башнях. Итальянцы пошли по пути максимальной форсировки старых орудий аналогичного калибра, увеличив длину стволов с 40 до 50 калибров. В итоге итальянские пушки оказались рекордсменами среди 15-дюймовых орудий в Европе по дульной энергии и мощи снаряда, уступая по бронепробиваемости лишь более крупнокалиберным пушкам американской «Айовы» и японского «Ямато».

Вес бронебойного снаряда достигал 885 кг при высокой начальной скорости в 870 м/с. За это пришлось расплачиваться крайне низкой кучностью и точностью стрельбы, которая считается главным недостатком этого типа линкоров. В отличие от англичан, итальянцы разделили среднюю артиллерию на противоминную и зенитную. Для борьбы с атакующими эсминцами использовались двенадцать 6-дюймовых (152 мм) орудий в четырех 3-орудийных башнях. Для стрельбы по самолетам имелись двенадцать 90-миллиметровых орудий, которые дополнялись 37-миллиметровыми автоматами. Опыт войны показал совершенную недостаточность зенитной артиллерии итальянских линкоров, как и большинства подобных кораблей других стран.

Авиагруппа линкоров типа «Литторио» состояла из трех гидросамолетов и одной катапульты для их запуска. Главный броневой пояс был разнесенным и при не слишком впечатляющей толщине обеспечивал защиту от 380-миллиметровых снарядов.

Линкор Vittorio Veneto

Основная энергетическая установка выдавала 130 тысяч лошадиных сил и разгоняла итальянский линкор до 30 узлов. Столь высокая скорость была большим преимуществом и давала возможность выбирать оптимальную дистанцию боя либо вообще уклоняться от огня более сильного противника. Дальность плавания была довольно скромной (4,5—5 тысяч миль), но вполне достаточной для Средиземноморья.

Линкор Roma

Всего итальянцам удалось спустить на воду три линкора этого типа, четвертый корабль остался недостроенным. На протяжении всей Второй мировой суда вели боевые действия и периодически повреждались английской и американской авиацией, после чего ремонтировались и вновь вводились в строй. В итоге «Витторио Венето» и «Литторио» были переданы после войны в Великобританию и США соответственно, где их распилили в середине 1950-х годов. Третий линкор — «Рома» — удостоился более печальной участи. После капитуляции Италии немцы потопили его управляемыми авиабомбами «Фриц-Х», дабы судно не досталось союзникам. Таким образом, красивые и изящные итальянские линкоры так и не сумели стяжать себе боевой славы.

4. Линейные корабли типа «Ришелье»

После Первой мировой войны Франция оказалась в схожем с Италией положении касательно состояния и дальнейшего развития военно-морского флота.

После закладки в Германии «карманных линкоров» типа «Шарнхорст», французы вынуждены были в срочном порядке проектировать корабли для борьбы с ними. Получившийся в итоге «Дюнкерк» оказался настолько удачным, что послужил базой для создания полноценных линейных кораблей типа «Ришелье».

Полное водоизмещение «Ришелье» составляло почти 45 тысяч тонн, а максимальная длина — порядка 250 метров. С целью уместить в ограниченное водоизмещение максимально возможное вооружение и тяжелое бронирование, французы вновь применили оригинальную схему размещения вооружения главного калибра, опробованную на «Дюнкерке».

«Ришелье» нес восемь 380-миллиметровых орудий длиной 45 калибров в двух 4-орудийных башнях. Вес бронебойного снаряда составлял 890 кг при начальной скорости 830 м/с. Такое размещение позволяло экономить суммарный вес каждого орудия по сравнению с 3- и особенно 2-орудийными башнями. Кроме того, всего две башни главного калибра вместо трех или четырех требовали меньшей длины главного броневого пояса для защиты орудий и артиллерийских погребов, упрощали систему хранения и подачи боеприпасов, управление огнем.

Но в такой смелой схеме были и свои недостатки. Повреждение любой из башен приводило к выходу из строя половины артиллерии корабля, поэтому французы разделили каждую из башен бронеперегородкой. Каждая пара орудий имела независимое наведение и подачу боеприпасов. На практике же 2-башенная схема оказалась ненадежной. Французские моряки говаривали, что система поворота башен могла выйти из строя в любую минуту. Кроме того, кормовой сектор корабля не был защищен орудиями главного калибра, что отчасти компенсировалось большими углами поворота передних башен.

Линкор Jean Bart

Гордостью французских кораблестроителей были бронирование и защита в целом. По показателям живучести «Ришелье» превосходил своих конкурентов из Англии и Италии, был примерно равен более крупным «Бисмарку» и «Айове» и уступал лишь гораздо более тяжелому «Ямато». Главный броневой пояс имел толщину 330 мм и 18-миллиметровую подкладку. Наклоненный под 18 градусов пояс давал в итоге почти полметра брони. Недостроенному «Жан Бару» довелось получить около пяти тяжеленных 406-миллиметровых американских снаряда главного калибра. Корабль это пережил.

Силовая установка «Ришелье» выдавала 150 тысяч лошадиных сил, а скорость более 31 узла была одной из лучших в классе, формально уступая лишь «Айове». Максимальная дальность плавания составляла порядка 10 тысяч миль экономичным ходом.

Всего французы планировали построить три линкора подобного типа. В строй удалось ввести только два — «Ришелье» и «Жан Бар», которые не без приключений пережили войну. Эти суда стали одними из самых сбалансированных и удачных кораблей данного класса. Многие специалисты отдают им пальму первенства в линкоростроении. Они совмещали в себе достаточно мощное вооружение, отличное бронирование и высокую скорость хода. При этом имели средние размеры и водоизмещение. Тем не менее многие положительные стороны были хороши лишь на бумаге. Как и итальянские линкоры, французские «Ришелье» и «Жан Бар» не покрыли свою историю бессмертными подвигами. Им удалось пережить войну и даже послужить после нее, пройдя модернизацию. Что касается эстетической стороны, то автор статьи ставит их на первое место. Французские линкоры получились по-настоящему красивыми и изящными.

3. Линейные корабли типа «Бисмарк»

Германия после Первой мировой одной из первых приступила к проектированию новых современных линкоров. Как стране, проигравшей войну, ей было запрещено строить крупные военные корабли. Поэтому стартовые «Шарнхорст» и «Гнейзенау» можно было назвать линкорами лишь с натяжкой. Тем не менее серьезный опыт немецкими инженерами был получен. А уже после подписания в 1935 году Англо-Германского морского соглашения, фактически отменившего Версальские ограничения, Германия начинает разработку и строительство самых крупных и мощных кораблей, когда-либо состоявших на вооружении немецкого флота.

Линкоры типа «Бисмарк» имели полное водоизмещение порядка 50 тысяч тонн, длину 250 метров и ширину 36 метров, превосходя в размерах свои европейские аналоги. Главная артиллерия, как на «Ришелье» и «Витторио Венето», была представлена 380-миллиметровыми орудиями. «Бисмарк» нес восемь орудий в четырех 2-орудийных башнях, по две на носу и корме. Это было шагом назад на фоне 3- и 4-орудийных башен конкурентов.

Артиллерия главного калибра выходила более живучей, но требовала больше места, брони и, соответственно, веса для ее размещения. Пушки «Бисмарка» ничем особенным кроме традиционного немецкого качества на фоне «пятнадцатидюймовок» французов и итальянцев не выделялись. Разве что, в отличие от последних, прагматичные немцы сделали ставку на точность стрельбы в ущерб мощи и весу снаряда (800 кг). Как показало время — не зря.

Бронирование «Бисмарка» можно назвать умеренным и не совсем обычным. Используя схему с четырьмя башнями главного калибра, немцам приходилось бронировать до 70% длины корпуса. Толщина главного бронепояса доходила до 320 мм в нижней его части и до 170 мм в верхней. В отличие от многих линейных кораблей того периода, бронирование немецких линкоров не было резко дифференцированным, с выдающимися максимальными толщинами, но общая площадь бронирования была выше, чем у любого из конкурентов. Может быть, именно такая схема бронирования и позволила «Бисмарку» долгое время выдерживать многочисленные залпы англичан, оставаясь на плаву.

Главная энергетическая установка была слабым местом проекта. Она развивала около 150 тысяч «лошадей», разгоняя «Тирпица» и «Бисмарка» до 30 узлов, что было очень неплохим результатом. Вместе с тем она не отличалась надежностью и в особенности экономичностью. Реальная дальность плавания была практически на 20% ниже заявленных 8,5—8,8 тысячи миль.

Немецкие кораблестроители не смогли создать судно, качественно превосходящее конкурентов. Боевые характеристики «Бисмарка» были на уровне «Ришелье» и «Литторио», однако боевая судьба немецких линкоров сделала их самыми узнаваемыми и знаменитыми кораблями Второй мировой войны.

Всего немцам удалось ввести в строй два судна такого типа.»Бисмарку» в 1941 году пришлось принять бой, ставший самым известным морским сражением Второй мировой. Немецкий отряд из линкора «Бисмарк» и тяжелого крейсера «Принц Ойген» столкнулся с английскими кораблями. И хотя англичане имели преимущество в виде линкора «Принс оф Уэлс» и линейного крейсера «Худ», залпы «Бисмарка» за считанные минуты отправили на дно красу и гордость Королевского флота — флагманский крейсер «Худ» вместе со всем экипажем. В результате дуэли повреждения получили и немецкие корабли. Шокированные и разъяренные англичане отправили на поимку «Бисмарка» целую эскадру. Немецкому линкору практически удалось уйти от погони, но самолеты англичан повредили рулевое управление корабля, а потом на протяжении долгого времени расстреливали обездвиженное судно из всех орудий. В итоге команда «Бисмарка» открыла кингстоны и потопила свой корабль.

Модель линкора «Тирпиц»

После потери одного из двух линкоров немцы спрятали оставшийся «Тирпиц» в норвежских фьордах. Даже бездействующий и спрятанный, этот корабль на протяжении всей войны оставался постоянной головной болью англичан, оттягивая на себя огромные силы. В конце концов «Тирпиц» удалось потопить только с воздуха специально разработанными огромными 5-тонными бомбами.

2. Линейные корабли типа «Айова»

Ко Второй мировой войне США подошли в роли лидера по экономическому и производственному потенциалу. Обладательницей самого мощного военно-морского флота была уже не Великобритания, а ее партнер за океаном. К концу 1930-х годов американцам удалось разработать проект линкора в рамках Вашингтонского соглашения. Сначала это были корабли типа «Саут-Дакота», которые в целом соответствовали европейским конкурентам. Затем настало время еще более крупных и мощных линкоров типа «Айова», называемых многими специалистами лучшими судами этого класса.

Длина таких линейных кораблей достигала рекордных 270 метров, а полное водоизмещение превышало 55 тысяч тонн. «Айова» должна была противостоять японским линкорам типа «Ямато». Тем не менее американские кораблестроители сохранили калибр главной артиллерии в 16 дюймов (406 мм), примененный на «Саут-Дакоте». Но орудия главного калибра удлинили с 45 до 50 калибров, нарастив мощь орудия и вес бронебойного снаряда с 1016 до 1225 кг. Кроме самих пушек, при оценке огневой мощи кораблей типа «Айова» следует отметить самую совершенную среди линкоров того периода систему управления артиллерийским огнем. В ней помимо баллистических вычислителей и оптических дальномеров применялся радар, значительно повышавший точность стрельбы, особенно в плохих метеоусловиях.

Кроме того, учитывая совершенство систем наведения и качество боеприпасов, американские линкоры являлись абсолютными лидерами по зенитному вооружению.

А вот бронирование не было сильной стороной «Айовы». Цитадель в центральной части корабля была прикрыта скромным 307-миллиметровым главным броневым поясом. В целом, линкор был бронирован на уровне «Саут-Дакоты» и европейских линейных кораблей с меньшим водоизмещением, а «Ришелье» он даже уступал. Не слишком полагаясь на свою бронезащиту, американцы пошли по другому пути.

Линкоры типа «Айова» получили мощнейшую среди аналогичных кораблей силовую установку в 212 тысяч лошадиных сил. Для сравнения, на предшественнике мощность турбин достигала всего 130 тысяч «лошадок». «Айова» теоретически могла разогнаться до рекордных 33 узлов, превосходя по скорости хода абсолютно все линкоры Второй мировой. Таким образом, американские линейные корабли обладали преимуществом в маневре, имея возможность выбирать для себя оптимальные дистанцию и условия артиллерийского боя, частично компенсируя не самое крепкое бронирование.

Всего американцы планировали построить шесть кораблей данного типа. Но принимая во внимание уже построенные четыре линкора типа «Саут-Дакота» и все более возрастающую роль авианосцев, в США ограничились серией из четырех кораблей — «Айова», «Нью-Джерси», «Миссури», «Висконсин». Все линейные корабли принимали активное участие в войне на Тихом океане. 2 сентября 1945 года на борту «Миссури» был подписан Акт о капитуляции Японии.

Послевоенная судьба линкоров типа «Айова», в отличие от большинства судов этого класса, сложилась не совсем обычно. Корабли не были сданы на металлолом, а продолжили свою службу. Американцы активно использовали свои линкоры во время войны в Корее и Вьетнаме. В середине 1980-х уже старые к тому времени суда прошли модернизацию, получив современную электронную начинку и управляемые крылатые ракеты. Последним конфликтом, в котором принимали участие линейные корабли, стала война в Персидском заливе.

1. Линейные корабли типа «Ямато»

Японские военные понимали, что экономически соперничать со своим основным соперником на Тихом океане, Соединенными Штатами Америки, невозможно. Поэтому было решено добиться качественного превосходства, чтобы компенсировать количественное отставание. Это противостояние вылилось в рождение самых крупных и мощных линкоров в истории.

При проектировке этих кораблей японцы старались сделать максимально вооруженное и наиболее защищенное судно в мире. Отбросив Вашингтонские соглашения, в обстановке строжайшей секретности они в 1937 году заложили гигантский линкор «Ямато», полное водоизмещение которого превысило 70 тысяч тонн, а длина достигала 260 метров.

Артиллерия главного калибра была представлена девятью 18-дюймовыми орудиями в трех 3-орудийных башнях, расположенных классически, как на «Витторио Венето» и «Айове». Подобной артиллерии не имел ни один линкор в мире. Бронебойный снаряд весил без малого полторы тонны. А по суммарному весу залпа «Ямато» превосходил европейские линейные корабли с 15-дюймовыми пушками почти вдвое. Система управления артиллерийским огнем была совершенна для своего времени. И если «Ямато» не обладал такими новшествами, как радиолокаторы (были установлены на «Айове»), то оптические дальномеры и баллистические вычислители не уступали мировым аналогам. Проще говоря, ни одному линкору того времени в пределах дальности стрельбы орудий японского монстра в 40 с лишним километров лучше было не показываться.

Зенитные орудия японцев, не уступая по качеству европейским, отставали от американских по точности стрельбы и скорости наведения. Малокалиберные автоматические зенитные пушки, число которых за время войны возросло с восьми встроенных автоматов до полусотни, все равно качественно уступали «Бофорсам» и «Эрликонам» американцев.

Бронирование линкоров типа «Ямато», как и главная артиллерия, было «самым-самым». Причем, стремясь установить на свои корабли броню максимальной толщины, японцы постарались уменьшить длину цитадели. В итоге главный броневой пояс прикрывал только примерно половину судна в центральной части. Зато его толщина была впечатляющей — 410 мм. Следует отметить, что японская броня по качеству уступала лучшей на то время английской и немецкой по причине закрытия доступа в Японию самых современных технологий производства броневой стали и отсутствия поставок ряда редких легирующих элементов. Но все равно «Ямато» оставался самым тяжело бронированным кораблем в мире.

Линкор «Мусаси»

Главная силовая установка японского суперлинкора была довольно скромной и выдавала около 150 тысяч лошадиных сил, разгоняя огромный корабль до 27,5 узла. «Ямато» был самым медленным среди линкоров Второй мировой. Зато корабль нес самую большую авиагруппу разведывательных самолетов — целых семь штук на двух катапультах.

Японцы планировали ввести в строй три линкора этого типа, но смогли достроить только два — «Ямато» и «Мусаси». Третий, «Синано», был переделан в авианосец. Судьба кораблей сложилась печально. Японские моряки шутили, что линкоры типа «Ямато» больше и бесполезнее даже таких огромных и бесполезных вещей, как Китайская стена и египетские пирамиды.

Ни «Ямато», ни «Мусаси» так и не удалось сокрушить своей могучей артиллерией корабли противника. В итоге оба японских линкора, брошенные в конце войны в безрассудные походы против превосходящих сил противника, были потоплены американской авиацией, не имея шансов уцелеть. Справедливости ради отметим, что живучесть они проявили отменную, получив в свои могучие корпуса более десятка торпед и тяжелых бронебойных бомб.

Сумрачный гений

«

Домой… У меня нет дома! Презираемый, преследуемый, загнанный, как дикий зверь… Мой дом — джунгли. Но я докажу миру, что могу быть его хозяином! Я выведу новую расу совершенных людей, расу атомных суперменов, которая завоюет мир!

«
— Безумный ученый Эрик Ворнофф о своих планах

Сумрачный германский гений готовится включить рубильник

Сумрачный гений — псих-изобретатель, сумасшедший ученый. Или псих-инженер. Или еще какой псих, строящий, а особенно доводящий до выполнения, какие-то огромные и тщательно проработанные (ибо гений), но совершенно оторванные от реальности (ибо сумрачный) планы, масштабность которых не сдерживается никаким головным моском. Чуть менее чем все такие планы полностью проваливаются, тем не менее сожрав и уничтожив огромные ресурсы. Обосраться и не встать.

Стоит заметить, что в современной обыдлённой интерпретации понятие характеризует особый подвид конструкторов, инженеров и прочих особо одаренных личностей, работающих во благо своего народа в особых недоступных простым смертным и не шибко известных среди рядового планктона официальной науки местах.

Дедушкой всех сумрачных гениев был доктор Фауст из одноименного произведения Гёте. Он заключил договор с самим Сотоной и послужил прототипом для будущих поколений.

Происхождение

Доктор Фауст

Очевидная копипаста с творческим переосмыслением из поэмы «Скифы» А. Блока:

Мы любим всё — и жар холодных числ, И дар божественных видений Нам внятно всё — и острый галльский смысл, И сумрачный германский гений…

Термин «гений» в поэзии и прочем архаичном высоком штиле может означать не только «гениальный человек», а и собственно само понятие «гениальность» («шахматный гений Каспарова»), таким образом, «сумрачный германский гений» — это не какой-то отдельный гениально-полоумный немец, а некое качество, присущее всей германской нации (что, вообще говоря, видно из контекста, где германцы сравниваются с французами). И только гораздо позже не знающими классику шушпанцер-фагами понятие было опошлено до банального «психа-конструктора».

Кстати, «острый галльский смысл» в свое время было распространён в сообществе shushpanzer_ru как альтернатива СТГ, применительно к шушарам французского производства.

Альзо, в прозе дитятей Сумрачного Гения является градоначальник Органчик из повести «История одного города» Салтыкова-Щедрина.

Сочетания, похожие на сабж, циркулировали, как ни парадоксально, в официальной риторике нацистской Германии, в частности, в виде сочетания «арийский изобретательный ум и немецкий технический гений».

Характерные черты сумрачного гения

Mein Führer! Ох, извините, мистер президент…

Характерное место обитания — Германия (ибо полностью фраза звучит как «сумрачный тевтонский гений») и около, что обусловлено национальными немецкими особенностями: любовью к планированию и тщательной проработке деталей при полном отсутствии способностей ко взгляду на проблему целиком, ибо это — задача исключительно уполномоченного фюрера. И если фюрер оказывается без башни, то все немцы, тщательно и старательно, не останавливаясь и не задавая вопросы «щито за хуиту мы строим???», начинают реализовывать самые дикие его планы.

Типичный помощник — сумасшедший, обиженный на весь свет горбатый мужик, которого обязательно зовут Игор.

Обычный результат такой реализации — очередная вундервафля (вот, например, гриль от суровых немецких инженеров ) или план будущей войны, который вся страна готовит двадцать лет, с блеском переворачивающийся пузом вверх уже через неделю. В мирном планировании и строительстве такие сумрачные гении тоже встречаются, в диапазоне от поворота северных рек и прочей гидромелиорации министерского масштаба до эпического строительства БАМа через дикую тайгу и глушь, где он в итоге оказывается нафиг никому не нужен.

Кто не является сумрачным гением

Расовый еврейский сумрачный гений — изобретатель химического оружия и Циклона Б Фриц Хабер

Не стоит путать творения сумрачного гения с простым бредом, в том числе бредом величия. Ни один Наполеон из шестой палаты не способен не то что реализовать, но хотя бы тщательно проработать свои наполеоновские планы.

Игры в сумрачного гения

Есть flash-игра Mastermind: World Conqueror, где необходимо уничтожить Землю. Дико доставляет концовка. Пример сумрачного гения в действии.

Туда же Evil Genius, и его прототип — Dungeon Keeper, хотя там уже и больше про Тёмного Властелина, но ничего, эти темы глубоко пересекаются.

В известном симуляторе шляп от Valve есть сумрачный тевтонский медик-фошыст, который лечит и калечит своих пациентов.

В фильме «Назад в будущее» Док много лет в тайне от всех мастерит машину времени, а затем подписывается на запиливание ядреной бомбы для террористов (на самом деле кидает их ради плутониевых ТВЭЛов). В третьей части фильма таки выясняет, что он еще и расовый тефтонец, и его чукровавшая в США семья звалась фон Браунами.

В реальной жизни

«

Гении тупеют со временем. Обыватель я теперь. Пивной бюргер. Пиво пит, водку жрат. Короче говоря, я отупел. Тем и счастлив. Клёво быть тупым. Ну что там гений — ходит, грузится всякими гениальностями. Ерунда какая-то.

«
— Никалай Кал

Guten Morgen meine Liebe

А в реальной жизни всё очень и очень прозаично. Есть какой-то оторванный от людей шизик с огромными амбициями. Ему в голову приходит идея… например, смастерить летающую тарелку. Денег у него нет, поэтому он идёт в свой гараж и начинает там Строить. Строит он долго, несколько лет, а то десятилетий. Сумрачный Гений обычно — параноик, поэтому о том, что он строит летающую тарелку, и вообще о том, что он что-то делает, он никому не говорит (а если и расскажет, то только потому, что у него закончились деньги и ему нужно больше). Поэтому вовремя узнать о его планах и остановить, пока не поздно, родным и близким не получается (если они вообще есть).

В процессе разработки гений понимает, что он сам не знает, чего хочет. Поэтому вместо летающей тарелки вполне может получиться шагающая ерунда с ластами, которая играет в блекджек и кричит «Кардынвынкл! Кардынвынкл!» при виде лягушек. Но гений не расстраивается, а только убеждает себя, что он хотел именно этого.

Через несколько лет сумрачный гений выходит из своей конуры, вынося гордо на вытянутых руках своё поделие (или хотя бы его прототип). Естественно, что все, кто это видит, тут же понимают, что это — какая-то непонятная гадость. Сумрачный гений на это серьёзно обижается и убегает обратно в конуру — дорабатывать вещь. Слава Богу, что ни знаний, ни времени на то, чтобы действительно сделать летающую тарелку или, например, боевого человекоподобного робота, у него нет, поэтому соседи могут спать спокойно. Если, конечно, сумрачный гений — не Марвин Химейер.

Бывают и сумрачные политические и экономические гении — так про Уолта Диснея ходила городская легенда, что он написал секретное завещание, где распланировал развитие студии на десятки лет после смерти, также есть легенда про некое завещание Петра Великого. Не стоит забывать и Отто фон Бисмарка, задумавшего и успешно реализовавшего сложнейшую и масштабнейшую задачу объединения Германии и удержания баланса власти в Европе.

Лики сумрачных гениев

Гений и после смерти гений

  • Советский сумрачный гений дает фору Свиборгу внутри ядерного ракетного двигателя

  • С. Б. Субботин — «Хозяин атомного озера». Семипалатинск.

  • No comments

Ссылки

  • Современный сумрачный немецкий гений строит персональный газотурбинный летающий ранец
  • Канал молодого сумрачного гения на Youtube

Сумрачный гений — это такое быдло такой типаж.
Обычные SJW • Straight Edge • VIP • Блондинка • Бомж • Буржуй • Быдло (теории) • Бюджетник • Гастарбайтер • Гламурное кисо • Гопник • Дауншифтер • Жлоб • Журнализд • Инженер • Козёл отпущения • Колхозник • Литературный негр • Лох • Малолетний долбоёб • Маменькин сынок • Медик • Мент • Метробабка • Мудак • Мыдло • Народные фрики • Настоящий мужык • Нищеброд • Не такой, как все • Неудачник • Новый русский • Офисный планктон • Охранник • Пирсингованное быдло • Позёр • Поколение снежинок • Политрук • Попрошайки • Разведёнка с прицепом • Рыцарь • Сказочный долбоёб • Соседи • Студент (Институтка) • Турист (Руссо туристо) • Фанат • Феминистка • Футбольный хулиган • Целевая аудитория • Чмо • Шахтёр • Школьник • Шовинист • Юрист
Небыдло Ванильная пизда • Гуманитарий • Инди • Интеллигент/Интеллектуал • Кулинарный сноб • Мизантроп • Моралфаг • Небыдло • Нерд • Нигилист • Просветленец • Психолог • Сумрачный гений • Техническая интеллигенция • Технофашист • Тупая пизда • Хикки • Хиппи • Эльфы
На дороге Автомобилист (Синее ведёрко) • Автостопщик • Байкер • Велосипедист • Дальнобойщик • Женщина за рулем • Красномордый • Пешеход • Скейтер • Стритрейсер • Таксист
От мира музыки DJ • Аудиофил • Барабанщик • Бард • Басист • Вокалист • Гитараст • Говнарь • Гот • Клаббер • Панк • Педовка • Риветхэд • Ска • Скинхэд • Рэпер • Херка • Хиппи • Эмо • Металист • Растаман
Политизированные Анархист • Антифашист • Бандеровец • Ватник • ВДВшник • Змагар • Имперец • Казак • Коммуняка • Кремлядь • Либераст • Монархист • Нацбол • НОДовец • Оппозиционер • Поцреот • ПСПП • Резуноид • Совок • Фошыст • Чиновник • Шабесгой
Расовые Белый человек • Благородный дикарь • Гой • Еврейский расовый жид • Кацап • Кубаноид • Курд • Москаль • Настоящий индеец • Нигра • Нохча • Пиндос • Поляк • Русский • Реднек • Татарин • Узкоглазый • Укр • Унтерменш • Хохол • Чукча • Чурка
IT Админ • Бздун • Быдлодизайнер/Дизайнер • Быдлокодер/Программист • Геймер (Задрот • Казуал • Кемпер • Читер) • Даунгрейдер • Красноглазик • Кулхацкер/Хакер • Ламер • Линуксоид • Нуб • Оверклокер • Юзверь • Яблочник
В интернетах Attention whore (Camwhore • Drawhore • Grammar nazi) • IM-быдло • Анонимус • Белый рыцарь интернетов • Битард • Воин Пафоса • Диванные войска • Камрад • Кармодрочер • Куклоёб • Луркоёб • Медонос • Модератор • Начинающий писатель • Смайлофаг • Создатель интернетов • Спамер • Тролль • Тупые свитчеры • Феечка • Фуаграст • Фидорас • Хомячок • Шмуклер
Японизированные Анимешник • Быдло-кун • Вап • Каваист • Куклоёбы • Нарутофаг • Отаку • ОЯШ • Яойщица
Увлечённые Британские учёные • Веган • Гик • Дачник • Диггер • Драконофаг • Копираст • Любитель волков • Маньяк • Массовщик • Мобилодрочер • Радиолюбитель • Раптор • Реконструктор • Ролевик • Сталкер • Сурвивалист • Толкинист • Транспортник (Автобусник • Железнодорожный маньяк • Метрофанат • Трамвайщик) • Турникмены • Фотоонанист • Фрик • Чёрные археологи
В сексе Альфа-самец • Асексуал • Бревно • Гей • Девственник • Дрочер • Лоли/Jailbait • Метросексуал • Невеста • Нудист • Овуляшка • Пикапер • Проститутка • Трап • Фурфаг • Чайлдфри • Шлюха
Под веществами Алкоголик • Барыга • Наркоман • Объебос • Психонавт • Упоротый • Омич-полуебок
Сумрачный гений — залог победы!
Огнестрел M-16 • АК-47 • Глок • Дигл • Дробовик (Ведро) • Золотой пистолет • Козлище • Кольт • Короткоствол • Миниган • Мурка • Огнемёт • Панцерфауст • Пистолет Макарова • ППШ • Пулемёт Максима • Самопал • Томпсон • ТТ-33 • Узи • Шушпангевер
Холодное оружие Boxcutter • Бензопила • Меч (Катана) • Мочет • Титановый лом
Панцеры Abrams • Автострадный танк • Армата • Мамонт-танк • Мирный советский трактор • Т-34 • Т-35 • Т-90 • Танк «Тигр» • Танкостроение
Самолеты Bf.109 • F-117 • F-19 • Ju.87 • Ил-2
Бомбы Атомная бомба • Бомбуэ • Булава • Вакуумная бомба (Жидкий вакуум) • Иранские ракеты • Каучуковая бомба • Кузькина мать • Межконтинентальная баллистическая ракета • Чугуниевая бомба
Прочие вундервафли HAARP • Hummer • Авианосец (Мистраль) • Боевые животные (Непотопляемый Сэм) • Газовый баллончик • ГЛОНАСС • Дирижабль Киров • Дырка для ружья • Карандаш • Катюша • Коктейль Молотова • Миномет • Номерные радиостанции • Оружие в компьютерных играх • Подводная лодка (К-19 • Курск) • Противогаз • Психотронное оружие • Рельсотрон • Травматическое оружие • Химическое оружие • Экзоскелет
As seen on TV Боевой треножник • Бронелифчик • Машина Судного дня • ОБЧР (Меха)
Юниты Зомби • Камикадзе • Медвежья кавалерия • Ниндзя • Партизаны • Рапторы • Российская армия • Снайперы • Стелс-пихота
Ценители SRL • Беркем аль Атоми • Викинги • Генеральный Чернявски • Журавлёв • Жуков • Купцов • Лось Вотзефак • Максим Попенкер • Наёмник • Радиот • Сумрачный гений • Трезвый военнослужащий • ЦАХАЛ
Использование Армейский способ • Боевые искусства • Гнездо параноика • День миномета • Закладки • КБиО • Мушку спили • Стрельба по-македонски • Я вчера купил пистолет
Кроухантинг Дикие банки и бутылки • Кар • Кишечник • Кроухантеры • Крысинг
Оружейные ресурсы Ганза • /w/ • /wm/
Сумрачный гений имеет отношение к писанине, но ты же ниасилил?
Писательская среда Авторы • Аудиокнига • Журнализд • Литературный негр • Машинный перевод • Надмозг • Начинающий писатель
Писательские приемы Catch phrase • One-liner • Дискурс • Рерайтинг • Рояль в кустах • Синдром Поиска Глубинного Смысла • Спойлер • Стёб • Хэппи-энд
Жанры X for Dummies • Детектив • Пирожки • Постмодернизм • Слеш • Фантастика (Зомби-трэш • Киберпанк • Космическая опера • Попаданство • Постапокалипсис • Стимпанк • Фэнтези) • Фанфик • Хроники • Шиппинг
Произведения 1984 • 9600 бод и все-все-все • DOOM: Repercussions of Evil • Raildex • SICP • The Road (Маккарти) • Американский психопат • Божественная комедия • Война миров • Волшебник Изумрудного города • Гарри Поттер • Голодные игры • Дети демократии • Дети против волшебников • Дракула • Другие действия • Жестокая Голактика • Жук-антисемит • Загробные колыбельные • Земля Санникова • Как поддержать беседу с мозгоёбом • Книга Велеса • Красные дьяволята • Меланхолия Харухи Судзумии • Мир-Кольцо • Мятеж на «Баунти» • Незнайка на Луне • Песни Гипериона • Песнь Льда и Пламени • Поваренная книга анархиста • Повелитель мух • Полный root • Призрак Оперы • Приключения Буратино • Приключения Чиполлино • Простоквашино • Реквием по мечте • Роза мира • Россия в 1839 году • Священный Ахредуптусъ • Семь красных линий • Сказ про Федота-стрельца, удалого молодца • Солярис • Сумерки • Страх и ненависть в Лас-Вегасе • Тёмная башня • Трактат о любви • Три мушкетёра • Худеющий • Чарли и шоколадная фабрика • Человек-невидимка • Шулхан Арух
Персонажи Алиса Селезнёва • Бармаглот • Благородный дикарь • Винни-Пух • Гамлет • Ганнибал Лектер • Карлсон • Козьма Прутков • Колобок • Крапивинский мальчик • Красная Шапочка • Ктулху • Лука Мудищев • Мэри Сью • Остап Бендер • Пеппи Длинныйчулок • Поручик Ржевский • Семецкий • Снарк • Ходжа Насреддин • Шариков • Шерлок Холмс и доктор Ватсон • Штирлиц • Эдип
Литературные мемы 42 • Уловка 22 • А был ли мальчик? • Банановая республика • Бессмысленный и беспощадный • Благородные доны • Вау-импульс • Закон Мерфи • И животноводство! • И немедленно выпил • Извините за неровный почерк • Клоун у пидарасов • Конные арбалетчики • На деревню дедушке • Наше всё • Пикейные жилеты • Пирдуха • Пушечное мясо • Святой Грааль • Сумрачный тевтонский гений • Такие дела • Человек и пароход • Шелезяка
Места в интернете bo • Либрусек • Литпром • Литрес • Стульчик.нет
Критика Где и в какой книге Кастанеда пишет об этом? • Книга лучше • Не читал, но осуждаю • Чукча не читатель
Очепятки и обшибки Абанамат • Донки-хот • Кузинатра • Одномуд • Она металась, как стрелка осциллографа • У ней внутре неонка

Deutschland über alles!
Мета Deutschland (DDR) • И если один скажет «зиг»… • Когда они пришли… • Сумрачный немецкий гений
Фольксгеноссен Angry German Kid • Геббельс • Геринг • Гитлер (Гитлар • Мнение Гитлера) • Екатерина II • Кречмер • Лейбниц • Маркс • Менгеле • Ницше • Поттеринг • Рём • Унгерн • фон Хагенс • фон Ширах • Ханс
Расовое искусство Boll • Die Ärzte • Metropolis • NichtLustig • Raabe • Rammstein • Tokio Hotel • Wagner • Единственно расово верное
Вундерваффен Вундервафля • Непотопляемый Сэм • Панцерфауст • Танк «Тигр» • Шушпангевер • Шушпанцер
Технический гений Adidas • Bf.109 • BMW • Crysis • Junkers Ju 87 • mp3 • Rapidshare • SAP • SecuROM • z0r.de • Газенваген • Гелендваген • Магнитофон • Трабант
Расовая идеология 14/88 • Arbeit macht frei • Int • Jedem das Seine • Untermensch • Waffen-SS • Аненербе • Окончательное решение • Фошызм (Гламурный фошызм • Национал-гомосексуализм)
Великая история Первая мировая война • Поджог Рейхстага • Мюнхенский сговор • Заговор генералов • Протекторат Богемии и Моравии • Пакт Молотова-Риббентропа • Великая Отечественная война • Бомбардировка Дрездена • Берлинская стена (побеги) • Тахарруш
  • 24.09.2017
  • Валерий Лукьяненко

Наталия Кравченко

Гоголь называл его «строгим и сумрачным поэтом». Баратынский — единственный из своих современников, кто сумел вырваться из поля притяжения «солнца русской поэзии» Пушкина, и пошёл, что называется, своим путём.

Его путь к читателю, к признанию и успеху оказался долог и тернист. Советская критика писала о Баратынском, что «центральный образ его стихов — помещик», что содержание их — «эстетизация усадебной жизни», что поэт свои симпатии отдаёт оплоту феодализма и тому подобную чушь. Инерция тех оценок ещё долго давала о себе знать. И лишь в 60-е годы свершилось то, что критик Ст. Рассадин назвал «возвращением Баратынского». Вспомним эпизод из фильма «Доживём до понедельника», диалог учителя-интеллигента Мельникова и словесницы-ретроградки, которая никак не могла угадать Баратынского в прозвучавших стихотворных строчках:

— Пушкин? Тютчев?…
— Холодно. Это не из школьной программы.
— Сдаюсь.
— Баратынский.
— Ну, знаете! Никто не обязан знать второстепенных поэтов!
— А его уже перевели.
— Куда?
— В первостепенные.

Поэт, сказавший о саженцах елей, дубов и сосен: «поэзии таинственных скорбей могучие и сумрачные дети», не желавший «притворным исступленьем обманывать ни юных дев, ни муз», сравнивший разуверившегося человека с замёрзшим водопадом — был забыт ещё при жизни. Его звезда и сегодня горит лишь для тех, чей «болящий дух врачует песнопенье». И сам Баратынский это чувствовал и понимал, что его поэзия далеко не каждому доступна, не каждым будет услышана. Но всё же надеялся на это:

Мой дар убог, и голос мой негромок,
но я живу, и на земле моё
кому-нибудь любезно бытиё:
его найдёт далёкий мой потомок
в моих стихах. Как знать? Душа моя
окажется с душой его в сношенье,
и, как нашёл я друга в поколенье,
читателя найду в потомстве я.

Он уже с первых шагов в литературе остро ощущал своё предназначение:

А я, владеющий убогим дарованьем,
но с рвением горя полезным быть и им,
я правды красоту даю стихам моим…

Сообщать своим стихам красоту правды. Это было главнейшей целью его подвижнической жизни в поэзии.
Поэтика Баратынского очень проста, аскетична, стихи свободны от обязательных эпитетов, всяческого украшательства, почти не метафоричны. Это душевный опыт в предельно сжатой лаконичной форме, из которой удалено всё, кроме самого существенного.

Не ослеплён я музою моею:
красавицей её не назовут,
и юноши, узрев её, за нею
влюблённою толпой не побегут.

Его поэзия лишена внешнего блеска, но она выделяется внутренней оригинальностью — «лица необщим выраженьем». Крикливым, модным новациям, разного рода внешним ухищрениям Баратынский противопоставляет искренний, негромкий голос души и сердца, запечатлённую в стихах исповедь умудрённой жизненным опытом личности.
В 1828 году он пишет свою первую поэму «Пиры», принёсшую ему поэтическую славу. Пиры, которые здесь воспеваются — это дружеские сходки вольнодумцев:

Сберёмтесь дружеской толпой
под мирный кров домашней сени:
ты, верный мне, ты, Дельвиг мой,
мой брат по музам и по лени,
ты, Пушкин наш, кому дано
петь и героев, и вино,
и страсти молодости пылкой
дано с проказливым умом
быть сердца верным знатоком
и лучшим гостем за бутылкой!
Вы все, делившие со мной
и наслажденья, и мечтанья,
о поспешите в домик мой
на сладкий пир, на пир свиданья!

Уже самый зачин «Пиров» начинается с шутки, самоиронии:

Не всё мне в мире изменило:
бывал обманут сердцем я,
но никогда ещё, друзья,
обманут не был я желудком.

Признаться каждый должен в том, —
любовник, иль поэт, иль воин —
лишь беззаботный гастроном
названья мудрого достоин.

Вообще гастрономическая тема неоднократно в творчестве Баратынского затрагивается. Можно вспомнить его стихотворение 1839 года «Обеды», где он пишет о том, как сделать обед не просто средством набить желудок, а превратить его в пир духа и общения:

Я не люблю хвастливые обеды,
где сто обжор, не ведая беседы,
жуют и спят. К чему такой содом?
Хотите ли, чтоб ум, воображенье
привёл обед в счастливое броженье,
чтоб дух играл с играющим вином,
как знатоки Эллады завещали?
Старайтеся, чтоб гости за столом,
не менее харит своим числом,
числа камен у вас не превышали.

То есть гостей должно быть не менее трёх ( по числу харит — трёх сестёр) и не более девяти (по числу камен — 9 муз). А. Кушнер проверил это наблюдение на практике и вполне согласился с Баратынским:

Баратынский не менее трёх гостей
приглашать нам советовал и не более
девяти. Так воистину веселей —
это опыт его, а не своеволие.

Мы проверили: он, безусловно, прав.
Позовёшь одного или двух — в прострации
мысль сникает, горячности не добрав.
Понимаешь: наверное, мстят три грации.

А когда пригласишь более девяти
человек, с чуждыми их мечтами, вкусами, —
шум такой, — вообще, здравый смысл, прости!
Сразу видно, что надо считаться с музами.

В начале 20-х годов известность Баратынского была связана в первую очередь с любовными элегиями. Поражённый их своеобразием и совершенством, Пушкин с лёгкой завистью писал Вяземскому: «Но каков Баратынский?! Признайся, что он превзойдёт и Парни, и Батюшкова. Оставим ему всё эротическое поприще и кинемся каждый в свою сторону, а то спасенья нет».
Не удержусь, чтобы не привести его мадригал девушке, которая на вопрос, как её зовут, отвечала: «не знаю»:

Не знаю? Милая Незнаю!
Краса пленительна твоя.
Незнаю я предпочитаю
всем тем, которых знаю я.

Это стихотворение пользовалось большой популярностью и неоднократно перепечатывалось.
Любовная лирика Баратынского — явление совершенно необычное. Если лирика Жуковского или Батюшкова при всей её эмоциональности оставалась более-менее отвлечённой, оторванной от конкретных человеческих характеров, лишённой аналитической мысли, то Баратынский впервые в русской поэзии запечатлел в своей любовной лирике историю сложных человеческих отношений. Мы встречаем в ней женский образ, который потом увидим в романах Достоевского, Тургенева, Толстого. В его элегиях появляются подлинно драматические сюжеты. Это история чувства, прослеженного в его перипетиях, как в предельно сокращённом психологическом романе. «Страдаю я!…», «Не искушай меня без нужды…», «Притворной нежности не требуй от меня…»

Признание
Притворной нежности не требуй от меня:
Я сердца моего не скрою хлад печальный.
Ты права, в нем уж нет прекрасного огня
Моей любви первоначальной.

Напрасно я себе на память приводил
И милый образ твой, и прежние мечтанья:
Безжизненны мои воспоминанья,
Я клятвы дал, но дал их свыше сил.

Я не пленён красавицей другою,
Мечты ревнивые от сердца удали;
Но годы долгие в разлуке протекли,
Но в бурях жизненных развлёкся я душою.

Уж ты жила неверной тенью в ней;
Уже к тебе взывал я редко, принужденно,
И пламень мой, слабея постепенно,
Собою сам погас в душе моей.

Верь, жалок я один. Душа любви желает,
Но я любить не буду вновь,
Вновь не забудусь я: вполне упоевает
Нас только первая любовь.

Грущу я, но и грусть минует, знаменуя
Судьбины полную победу надо мной.
Кто знает? Мнением сольюся я с толпой;
Подругу без любви — кто знает? — изберу я.

На брак обдуманный я руку ей подам
И в храме стану рядом с нею,
Невинной, преданной, быть может, лучшим снам,
И назову её моею;

И весть к тебе придёт, но не завидуй нам:
Обмена тайных дум не будет между нами,
Душевным прихотям мы воли не дадим,
Мы не сердца под брачными венцами,
Мы жребии свои соединим.

Прощай! Мы долго шли дорогою одною;
Путь новый я избрал, путь новый избери;
Печаль бесплодную рассудком усмири
И не вступай, молю, в напрасный суд со мною.

Не властны мы в самих себе
И, в молодые наши леты,
Даём поспешные обеты,
Смешные, может быть, всевидящей судьбе.

Прочтя «Признание», Пушкин в январе 1824 года писал Александру Бестужеву: «Признание» — совершенство. После него никогда не стану печатать своих элегий».

Баратынский известен в русской литературе как поэт мысли. Вяземский отмечал у него аналитический склад ума: «Чем больше вижусь с Баратынским, тем более люблю его за чувства, за ум, удивительно тонкий и глубокий, раздробительный». Эта особенность его ума хорошо видна в эпиграммах:

***
Поэт Писцов в стихах тяжеловат,
но я люблю незлобного собрата:
ей-ей! Не он пред светом виноват,
а перед ним природа виновата.

***
Так, он ленивец, он негодник,
он только что поэт, он человек пустой;
а ты, ты ябедник, шпион, торгаш и сводник,
о! человек ты деловой.
_
Баратынский глубоко рационалистичен, это трезвый исследователь жизни. «Живых восторгов лёгкий рай я заменю холодной думой». Аксаков писал о нём: «Это ум, остужающий поэзию. В нём немало грации, но холодной». В этом плане у Баратынского есть последователь, преемник — Бродский, поэт, у которого с ним много общего — в мрачности, холодном рациональном уме, поэтике.

Поэтическая суверенность Баратынского привела его к изгойству, забвению ещё при жизни. Он стал живым воплощением «лишнего человека», опередив в этом смысле словесность с её Печориными и Базаровыми. Сохранились свидетельства о его наклонности к пьянству. Об этом, в частности, строки Ю.Кублановского, посвящённые Баратынскому:

Зимою сумерки — предтечи
философических глубин.
Весь день потрескивают свечи,
и Баратынский пьёт один.

В стихотворении «Последний поэт» (1835) поднимается тема старения человека. Это страстный отклик поэта на тему, подсказанную всем ходом русской жизни, в которую всё ощутимее вторгались буржуазные отношения, власть чистогана, дух торгашества, корыстолюбия. Тема эта стала одной из самых значительных в литературе тех лет. Самый образ железного века, идущего на смену золотому, получил широкое распространение. К нему обращался и Пушкин: «Наш век торгаш, в сей век железный без денег и свободы нет» («Разговор книгопродавца с поэтом»), и Дельвиг в идиллии «Конец золотого века», и Вяземский в стихотворении «Три века поэтов». Но ни у кого из них эта тема не получила столь философски значительного и беспощадно трагического освещения, как в этом стихотворении Баратынского.

Век шествует путём своим железным;
в сердцах корысть, и общая мечта
час от часу насущным и полезным
отчётливей, бесстыдней занята.

Исчезнули при свете просвещенья
поэзии ребяческие сны,
и не о ней хлопочут поколенья,
промышленным заботам преданы.

Стихотворение прозвучало как скорбное предупреждение человечеству о грозящей ему опасности. Предупреждение это однако не было понято современниками — для этого не пришло ещё время. Должно было пройти множество десятилетий, чтобы тревога поэта стала по-настоящему актуальной и такой понятной…

Баратынского называли самым мрачным поэтом в России, отцом современного пессимизма, сравнивая с Шопенгауэром, что особенно очевидно на фоне светлого гармоничного Пушкина. Но чем безысходнее был его пессимизм, чем упрямее он отгораживался и замыкался, тем надёжнее обеспечивал себе место в душе читателя. Пусть — избранного. Пусть — будущего. Ведь трагедия — она в конечном счёте плодотворна и в каком-то смысле оптимистична: ставя человека на грань существования, она открывает ему смысл бытия.

Последней книгой Баратынского стала «Сумерки». Время, когда свет и тьма сходятся, составляет единое целое. Это сумерки души, сумерки жизни. Это стихи об одиночестве художника, о бессмысленности и бесплодности жизни, об отчаянии человека, не находящего отзыва своему слову. Разлад с современностью, подведение неутешительных итогов жизни, противопоставление исторического прогресса и духовной природы человека, природа человеческой духовности — всё это составляет сквозной лирический образ книги.

Приметы
Пока человек естества не пытал
Горнилом, весами и мерой,
Но детски вещаньям природы внимал,
Ловил её знаменья с верой;

Покуда природу любил он, она
Любовью ему отвечала,
О нем дружелюбной заботы полна,
Язык для него обретала.

Почуя беду над его головой,
Вран каркал ему в опасенье,
И замысла, в пору смирясь пред судьбой,
Воздерживал он дерзновенье.

На путь ему, выбежав из лесу, волк,
Крутясь и подъемля щетину,
Победу пророчил, и смело свой полк
Бросал он на вражью дружину.

Чета голубиная, вея над ним,
Блаженство любви прорицала.
В пустыне безлюдной он не был одним,
Нечуждая жизнь в ней дышала.

Но, чувство презрев, он доверил уму;
Вдался в суету изысканий…
И сердце природы закрылось ему,
И нет на земле прорицаний.

11 июля 1844 года Баратынский скоропостижно скончался в Неаполе, куда поехал отдохнуть с семьёй. Ему было 44 года. Похоронен в Петербурге на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры, рядом с Гнедичем и Крыловым. На надгробии высечены две его строки: «В смиреньи сердца надо верить и терпеливо ждать конца».

От присутствия Баратынского в нашей словесности стало как-то умнее, чище и серьёзнее.

colonelcassad

Просто отличная статья Владимира Бушина на тему «от откровений» профессора Хавкина, что с 1944 года война стала для немцев Отечественной.
И сумрачный германский гений…
В наших нынешных бесконечных словопрениях о прошлом, настоящем и будущем, о тех и других персонах, в наших порицаниях и похвалах почти никогда не упоминаются две вещи – умственные данные персонажа и его национальность. А это самые важные константы человека. Странная стыдливость и умолчание в национальном вопросе распространились давно. А уж произнести слово «еврей», у нас всё равно, что написать себе на лбу «антисемит». После выдачи американцам государственной тайны, давно залегший на дно Вадим Бакатин чистосердечно признавался, что всегда стесняется, не смеет спросить человека о его национальности. Словно это неприличная болезнь. А ведь он был секретарем обкома партии, потом министром МВД.
Но национального вопроса не чурались все классики марксизма, начиная с основоположника. А почитайте статью Ленина «Как чуть не погасла «Искра». Она о том, как они с Плехановым в 1900 году в Швейцарии обсуждали вопрос, принимать ли в РСДРП бундовцев. Плеханов был решительно против: «Вы молоды, вы их не знаете. Это эксплуататоры, шовинисты!..». Да, Ленин тогда был молод. Но пройдет тринадцать лет, и у него вырвется: «Мы не сдадим ни на йоту принципиальной позиции против бундовской сволочи». И Сталин в статье о Лондонском съезде партии не постеснялся сказать, что большевики – в основном русские, потом евреи, грузины, а меньшевики – в основном евреи, потом грузины, русские. Тогда за это ещё не обвиняли в антисемитизме.
1Граждан любого государства больше всего должен интересовать ум его руководителей, в первую очередь – самого главы государства.
И подумаем о природе стыда и совести, о возможности воззвать к ним, как к аргументам. Когда-то человека, совершившего какой-то недостойный, стыдный поступок, могли упрекать и упрекали: «Как ты мог это сделать? Ты же советский человек!» Или: «Ты же член партии!». Или: «Как ты посмотришь в глаза товарищам по работе!». Да, так было, это не выдумка. Но можно ли ныне представить упрёки вроде бы такого же рода: «Как ты мог! Ты же гражданин новой России, великой либеральной державы!» Или: «Ты же член партии «Единая Россия»!» Или: «Как ты посмотришь теперь в глаза Чубайсу и Рабиновичу, товарищам по разбою!» Известно, что во время войны некоторые беспартийные солдаты перед боем писали заявления: «Прошу считать меня членом партии Ленина-Сталина» (или просто – коммунистом). И шли в бой, и не всегда возвращались. И их считали коммунистами… Мыслимо ли вообразить, чтобы сейчас в подобной ситуации кто-то написал бы: «Прошу считать меня членом партии Медведева»? (К слову сказать, сегодня 14 августа ВЦИОМ сообщил, что её рейтинг скатился до 28%).
Однако, несмотря на крайне обедневшие возможности будить стыд, взывать к совести, и сейчас в иных случаях можно всё-таки воззвать к чему-то для многих дорогому и незабытому, например, к национальности человека. «Как ты мог? Ты же русский человек!» Или: «Ты же татарин!»… «Ты же еврей!»…
Говорят, что когда в 1931 году Мандельштам прочитал Пастернаку свой гнусный стишок о Сталине, Борис Леонидович именно так воскликнул: «Как он мог! Он же еврей!» А в интернете можно прочитать вот что: «Мандельштам прочёл Пастернаку про «кремлёвского горца». Выслушав, тот сказал: «То, что вы мне прочли, не имеет никакого отношения к литературе, поэзии. Это не литературный факт, но акт самоубийства, который я не одобряю и в котором не хочу принимать участия. Вы мне ничего не читали, я ничего не слышал, и прошу вас не читать их никому другому». Известен и телефонный разговор Пастернака со Сталиным, в котором поэт отслонился от коллеги.
Надо полагать, если Пастернак действительно воскликнул «Он же еврей!», то имел в виду при этом то обстоятельство, что ведь после революции от Советской власти евреи получили больше других: была при царизме «черта оседлости», и если бы её не уничтожила Февральская революция, то, несомненно, это сделала бы Советская власть; была для евреев процентная норма при поступлении в гимназии и вузы, что как раз испытал на себе Боря Пастернак, – Советская власть ликвидировала её; при царе даже таким знаменитым евреям, как художник Левитан, приходилось нелегально жить в Москве – при Сталине смешно было и подумать о чём-то подобном. Наконец, Мандельштам, как и другие образованные евреи, мог знать ответ Сталина на запрос Еврейского телеграфного агентства в Америке об антисемитизме. Он тогда напомнил, как сурово карал антисемитизм советский закон. Ответ был дан ещё в 1931 году.
И вот при всём этом человек пишет и охотно читает собратьям по перу оскорбительный стишок о человеке, олицетворяющем Советскую власть. Вполне естественно изумление и возмущение Пастернака, для которого Сталин был – «ростом с шар земной». Да ведь и сам Мандельштам потом понял, какую непотребщину придумал, если через несколько лет сочинил оду Сталину.
А упомянутый в заголовке этой статьи Хавкин Борис Львович решил превзойти несчастного Мандельштама с его забытой выходкой. Узнав о его деянии, я заглянул в интернет. Оказывается, он доктор наук, профессор Академии военных наук и Историко-архивного института, а также сотрудник Института всеобщей истории Академии наук. Одного места службы ему мало, в трёх каретах по науке едет. Но что же он предпринял? На радио «Эхо Москвы» в передаче из цикла «Цена победы» ведущий спросил Хавкина как специалиста по истории Германии ХХ века, чем объяснить, что немцы яростно сопротивлялись даже и тогда, когда всем было очевидно, что вот-вот полный разгром, конец гитлеровской Германии, капут.
Его, ведущего по имени Владимир Рыжков, вроде бы русского человека, не интересует, как так, многие крупные политики и военные специалисты того времени, в том числе военный министр США Генри Стимсон и сам Гитлер, его генералы были уверены, что Советский Союз будет разбит и повержен в два-три месяца, и действительно, дела наши были очень плохи, немцы дошли до Москвы, потом – до Волги… Казалось бы, надо просить мира, сдаваться, а Советский народ, его армия, обливаясь потом и кровью, всё стояли и стояли, а когда всем стало очевидно, что вот-вот конец, Красная Армия перешла в наступление и гнала оккупантов до самого Берлина. Это ж чудо! Но советско-русские чудеса хавкиных-рыжковых не интересуют, их жжёт любопытство: почему немцы до самого рейхстага так яростно сопротивлялись?
Ну, сопротивлялись-то далеко не все даже среди тех, кому это решительно полагалось по должности и званию. Иные, предчувствуя развязку и зная свою персональную ответственность за всё, что немцы натворили, предпочли не просто дезертировать, а вообще исчезнуть, т.е. дезертировать на тот свет.
Кажется, первым ещё 15 ноября 1941 года, видя, что блиц-криг не состоялся, и понимая, что впереди — неминуемое поражение, застрелился генерал-полковник Эрнст Удет. Вполне возможно, что последней каплей, переполнившей чашу смертельного ужаса генерала перед будущим, были слова Сталина, сказанные за девять дней до этого в докладе о 24-й годовщине Октябрьской революции: «Немецкие захватчики хотят иметь истребительную войну с народами СССР. Что ж, если немцы хотят иметь истребительную войну, они её получат». И эти слова были встречены бурными аплодисментами участниками торжественного заседания. А ведь они прозвучали в подземелье, на станции метро «Маяковская». Казалось бы, вот куда загнали… Но какая сила, уверенность, спокойствие в его словах. А на другой день этот кошмарный парад на Красной площади… Генерал Удет не мог вынести…
То была первая похоронная ласточка. Вторая прилетела только в июле 1944 года, когда под ударами маршала Рокоссовского вдребезги рушилась оборона немцев в Белоруссии: застрелился генерал-полковник Бек. 18 августа этого же года – генерал-фельдмаршал Клюге. 28 сентября 1944-го между генералами затесался Йозеф Бюркель, рейхскомиссар Австрии. 14 октября – знаменитый и непобедимый генерал-фельдмаршал Роммель. Но ведь Красная Армия была ещё далеко от Берлина. А уж когда приблизилась, 21 апреля 1945 года присоединился к большинству генерал-фельдмаршал Вальтер Модель. Когда на всю Европу запахло жареным, тут уж посыпались, как горох: 30 апреля вместе со своей несчастной Евой — сам Гитлер, 2 мая – Геббельс с женой Магдой, и прихватили с собой, изверги, шестерых детей, 21 мая – Гиммлер. В те же майские дни – чехословацкий гауляйтер Конрад Генлейн, Главком флота адмирал Фрейдебург, министр культуры Бернхард Руст, начальник имперской канцелярии Филипп Бюлер, начальник всех лагерей смерти Одило Глобочник, рейхскомиссар Норвегии Иозеф…15 октября 1946 года их догнал Геринг…
Это и был истребительный вихрь среди гитлеровских верхушки. А об истребительной войне в широком смысле Сталин тогда, в ноябре 41 года, сказал, конечно, только для острастки и в ответ на людоедские заявления гитлеровцев. Подлинную нашу позицию он высказал позже: «Гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ, Германское государство остаются». Этим и определялись как наша политика в отношении Германии, так и пребывание Красной Армии на её территории.
Ученый Хавкин об этих самоубийствах, вызванных страхом за чудовищные преступления в СССР и других странах, – ни слова. Неужели не знает? А ведь он – «специалистом по истории нацизма». Или среди названных не было ни одного нациста? Его это не интересует. Он говорит:
— Тут я скажу неполиткорректную вещь. Дело в том, что когда война шла на территории СССР, она была для советских народов Отечественной и справедливой. А когда война пришла в рейх, и Красная Армия далеко не гуманными средствами боролась в том числе с мирным населением, то каждый немецкий солдат защищал свой дом.

Вот как! До чего ж деревянный склад ума, как дровяной склад… Тут не о корректности и некорректности говорить полагается, а о скудоумии и подлости. Суть дела, видите ли, в территории, а всё, что было до этого, не имеет никакого значения. Вот, допустим, бандит ограбил и убил человека, которому раньше клялся в дружбе. (А Гитлер клялся нам в двух договорах да ещё какие декабре 1939 года прислал любезнейшее поздравление Сталину по случаю его шестидесятилетия). За бандитом смелые люди кинулись в погоню. Он, отстреливаясь, побежал в свой хорошо укреплённый дом и как только переступил порог, тотчас в глазах учёного мудреца Хавкина из бандюги превратился в жертву. Он отстаивает с оружием в руках свою жизнь и свободу, а его хотят поймать и за что-то наказать. Да где же справедливость?! — вопиет Хавкин. И вот такую науку своими хавкинскими устами он проповедует во всех трёх институтах, где ему дают пищу.
А ведущий Владимир Рыжков, коллега по деревянному складу, подводит итог: «Теперь война и для них стала Отечественной!» Фашисты начали Отечественную войну… Геббельс, мол, просто не успел объявить об этом, некогда было, искал яд послаще для отравления своих детишек. Вот Рыжков и объявил то, что не успел чадолюбивый доктор Йозеф. Странно, что это детоубийство Рыжков не использовал для доказательства решимости и героизма фашистов в борьбе против Красной Армии. Ну, это в другой раз.
Тогда, надо думать, Рыжков объяснит нам и то, почему в Германии, когда мы, душегубы, туда пришли, не возникло партизанское движение. Какая же Отечественная без партизан? Где их Денис Давыдов и старостиха Василиса Кожина из нашей Первой Отечественной? Где из нашей Второй Отечественной Сидор Ковпак, дважды Герой Советского Союза, и тоже дважды Герой Алексей Федоров? Где Петр Вершигора, опять же Герой, и Кирилл Орловский, Герои и Союза, и Труда? А всего 249 партизан стали Героями. А сколько Фрицев и Гансов получили Железные кресты на таком поприще?
Рыжков родом из алтайского города Рубцовска, многократный депутат Думы, вельмигласный оратор, без борьбы за правду-матку не может прожить дня. Теперь его в Думе, слава Богу, давно нет. Но вернуться в любимый Рубцовск бывший депутат, кажется, почему-то не захотел, его нередко можно видеть на бесчисленных московских телеговорушках. Последний раз, когда я его видел на экране, он поведал леденящую кровь историю какого-то своего знакомого. Тот очень хорошо, говорит, учился в школе, но поехал в Москву поступать в университет, и его не приняли. Рыжков возмущён, негодует, спрашивает: как так? Тот отвечает: «Сказали, что приём окончен, но я-то понимаю… еврей…» Это его бескорыстная версия. Ведь правда же, что он еврей! Как можно не верить? А почему не поверить, что в самом деле опоздал? Заурядное дело: ведь Рубцовск не Мытищи. «Не могу, не хочу, наконец, не желаю…»
О, сколько таких жутких, даже с летальным исходом историй мы наслушались в своё время хотя бы от критика Бенедикта Сарнова. И каждая – даже без имён и жертвы, и убийцы, а только – «одна моя знакомая», «один мой приятель» и т.д. То же самое и у Рыжкова… Так что же, так и сказали несчастному отличнику, как когда-то отцу Бори Пастернака: «Увы, не можем принять, норма уже выполнена. Приходите в следующем году». И чем же дело-то кончилось – поехал он на другой год, поступил в конце концов или сейчас работает дворником? Неизвестно. Рыжкову важно было только тот ужасный антисемитский эпизод поведать. Заклеймить советские порядки, которые ему мерещатся.
Позволю себе пару штришков из семейной биографии. Я поступал в Литературный институт летом 1946 года. Фронтовик, орденоносец, член партии, немало публикаций…. Уж чего больше! И что? Не приняли: «Конкурс не прошел». А в приемной комиссии были и евреи, и не один-два. Да к тому же, как я знал, помянутый выше Б.Сарнов был принят со школьной скамьи и без единой публикации. И были у меня веские основания думать, что до конкурса мои публикации и рукописи даже не дошли. Вот мне и возопить бы: «Не приняли как русского!»… Но я отправил рукопись директору института Федору Васильевичу Гладкову (царство ему небесное!), который меня и не знал. Дней через десять телеграмма: «Вы допущены до приёмных экзаменов»… А в 1987 году не приняли в МГУ мою нееврейскую дочь. Что делать? Пошла работать. Через год – опять в МГУ. Ну, приняли… Так почему бы, тираноборец Рыжков, и вашему другу не пойти поработать годик? Ах, вы привыкли непременно сейчас и всё сразу, а любая заминка для вас уже антисемитизм. Читали, видели, слышали… Знаем мы эти рыжковские штучки…
Самое поразительное в этих жутких историях то, что взрослые люди, профессора, депутаты, вольнодумцы, вольтерьянцы надеются, что им кто-то, кроме полоумных, поверит. Будто никто не знает, что самый высокий процент людей с высшим образованием у евреев, среди кандидатов наук, докторов, профессоров — тоже; что в редакциях газет, на телевидении, среди режиссеров, юмористов и пацифистов… Перечислить, что ли?..
Прочитав Рыжкова-Хавкина, я, конечно, чертыхнулся, сплюнул и перекрестился: «Чур меня!». А потом прочитал вслух жене. Она чуть не зашлась в хохоте! И это, конечно, самая естественная реакция нормального человека на такой вздор: наша Отечественная превратилась в захватническую, а их захватническая стала Отечественной. Как в цирке…Расхохотался и я. И даже как человек, которому по профессии всё интересно, порадовался: ведь какую редкость довелось увидеть! Ну, где ещё, кроме либерального питомника, могут водиться такие человекообразные?
В своё время академик Д.Лихачев, которому мы во многом обязаны избранием Горбачёва президентом, предваряя профессора Хавкина, говорил, что войну нам следовало закончить изгнанием немцев с нашей земли, а дальше идти нет, мол, никакой необходимости. И при этом ссылался на «Войну и мир» Толстого: он, дескать, не стал же описывать наш поход во Францию, наше пребывание в Париже, вот и нам надо было в 44-м году встать на границе – и всё. Это было поразительно! Писательский замысел, художественное произведение, литературный сюжет академик уподобил, вернее, представил примером, образцом для реальной исторической действительности да ещё другой эпохе.. Толстому просто не было нужды продолжать повествование, он исчерпал сюжет, а у нас была насущная необходимость завершить разгром фашизма. Гитлеровская Германия, конечно же, зализала бы раны и снова ринулась на нас. Тем более, как стало потом известно, немцы были близки к обретению атомного оружия и уже пугали нас своим Wundеr-Waffen, которое вскоре они сделали для американцев. А Черчилль готовил операцию «Немыслимое» — удар по Красной Армии в Германии силами англичан, американцев и пришедших в себя немцев. Словом, было вполне вероятно новое нападение на нас недавних союзников и старых врагов. Нет, медлить, тем более останавливаться на границе, зачехлять пушки нам было никак нельзя, надо было изо всех сил спешить к Берлину, к рейхстагу, к канцелярии Гитлера. И, слава Богу, мы не опоздали. Хотя хавкины и рыжковы и тогда под ногами мешались.
А что касается «далеко не гуманных средств борьбы Красной Армии с мирным населением Германии», которые профессор Хавкин, родившийся через десять лет после войны и в армии не служивший, разглядел, поди, сразу, как только к радости Рыжкова явился на Божий свет, то вот что я записал в своем фронтовом дневнике в 1945 году, находясь в составе 50 армии Третьего Белорусского фронта в Восточной Пруссии:
«12 февраля. Хайльсберг.
Это самый крупный из всех годов В.Пруссии, что мы прошли. Бой за него был упорнейший
Эренбург пишет: «Только бы не расслабиться, только бы не забыть!». А, по-моему, уже смягчились. Мы же не убиваем стариков, детей, женщин. Если такие факты и есть, они единичны. За всё время я видел только один раз труп ребенка, неизвестно как погибшего. И раза 3-4 стариков. А ведь пятилетний ребенок, как напоминает Эренбург, через 15 лет может быть солдатом. Нет, нет, убивать нельзя!
Случаи насилия тоже широкого распространения не имеют.
22 февраля. Лоттенбрух
Бой с невероятной силой гремел весь день. Сейчас смолк. У нас особенно активно работают артиллерия и авиация. Такое впечатление, что самолеты ходят сотнями. Капитан Завязкин говорил, что немцы подбросили несколько танковых дивизий, чтобы успеть вывезти драгоценности.
Все хутора здесь побиты. На хуторе метрах в сорока от нас приютились беглые немцы: две старухи, старик, женщина средних лет и шесть её детей. Я довольно легко с ними говорю. Жаль детей. Старший Франц, ему десять лет. Они мне вчера сказали, что у них нечего есть. Ночью я принес им хлеба…Валуев всех их рассмешил, развеселил. Они перестали его бояться» («Я жил во времена Советов.»2014. С. 78-79).
Ах, как жаль, Борис Львович, что вас там не было с нами. Может, тоже от своих академических заработков поделились хлебушком бы с голодными немецкими детишками. А уж развеселили бы их, как сержант Валуев, наверняка! Чем? Да тем же самым, чем мою жену и меня,- рассказом о гитлеровской Отечественной войне, закончившейся подписанием безоговорочной капитуляции. Или вы и капитуляцию считаете сталинской пропагандой?
А напоследок хочу спросить, что, по-вашему, как евреи еврею, сказали бы вам знаменитый комбат Цезарь Куников, герой Малой земли и Советского Союза, погибший в 43-м году, и мой одноклассник Леня Гиндин, в девятнадцать лет безвестно погибший в 42-м, что сказали бы они, если воскресли и узнали, что вы хотите перепохоронить их в одной братской могиле с гитлеровцами, как павших в Отечественных войнах?

Самое удивительное это то, что новый клип Рамштайн «Дойчланд» умудрился затмить в новостных лентах и события в Венесуле, и гражданскую войну в США, которая в полном соответствии с моей интерпретацией доклада Мюллера-Барра, после окончания расследования только набирает обороты, и даже признание Голан Израильской территорией. Что неудивительно, так как это действительно очень мощное произведение искусства, действительно выражающее дух времени в котором мы живем. Причем именно мы — жители планеты Земля, а не только жители Германии или Четвертого Рейха
В том то и дело, что Рейх это духовное понятие, а пронумерованный Рейх это земное воплощение этого понятия, которое вне зависимости от номера, воплотившись, сразу стремится распространиться до планетарных масштабов, неизменно кончая это занятие в яме размером 3 метра на полтора. И первое что бросается в глаза в новостных лентах в связи с этим клипом, так это малопонятное возмущение этим роликом каких-то непонятных евреев. То есть Ваффен СС, марширующие по улицами Хорватии, Боснии, Косово, Эстонии, Латвии, Литвы и Украины их не возмущают, а ролик Рамштейна их возмущает? Почему? Потому, что на этот раз нацисты победно маршируют по земле Германии, пускай кино-Германии, но Германии?! Или потому, что евреи поняли скрытый смысл клипа, и расценили его как призыв к новому холокосту?
Между тем, как будет показано выше, первое, что бросается в глаза при просмотре этого ролика, так это то, что Германию в этом ролике олицетворяет черная женщина, и в этой связи я должен сказать, что лично меня больше всего удивило количество расшифровок этого ролика, которых мне накидали в комментарии и личку. И как создатель политической истории искусств, написавший магистерскую диссертацию по готическому искусству, я не могу не сказать, что Рамштайн в этом ролике копнул очень глубоко и расшифровать его с наскоку даже очень знающему человеку не представляется возможным, Там нет ни одного кадра, ни одного лазерного луча, не несущего скрытый смысл, и только для того чтобы показать неадекватность этих рашифровок, я обращу ваше внимание на несколько моментов, которые лежат уж совсем на поверхности, но понятны, только людям любо закончившим немецкую школу, либо хоть что-то знающим об истории Германии и рамках университетского курса истории. В частности знающих о разнице между мифологией «Старшей Эдды» и немецкой мифологией «Песни о Нибелунгах», говорящих об одних и тех же событиях с диаметрально противоположенных точек зрения, представляющих собой разницу между Скандинавской культурой и культурой Германии. Причем для России эта разница имеет огромное значение, так как главной стратегической задачей черного миропроекта сейчас становится создание анти-Американского и анти-Британского Российско-Германского союза, который неизбежно окажется химерой, так как русская культура несомненно ведет свое начало от культуры скандинавской. Собственно на первый взгляд именно это и являлось главной темой этого ролика, но талант исполнителей явно вывел его за эти рамки.
Для начала перовые кадры фильма делают отсылку к 16 году нашей эры, а кадры явно относятся в битве в Тевтобургском лесу, когда германское племя херусков под командованием Арминия за семь лет до этого разгромило три легиона Римской Армии, что собственно и подорвало миф о ее непобедимости. В отличии от битвы в Тевтобургском лесу битва при Идиставизо произошла на огромном и тщательно выбранном поле и представляла собой кульминацию карательной экспедиции Рима против германцев Арминия. И олицетворение Германии в исполненно Руби Комми предстает в Тевтобургком лесу в виде ведьмы Кримхильды, насылающей дождь на римские легионы, дабы размякли тетивы луков и потеряли убойную силу, а в конце ролика она носит отрубленную голову Хагена, дабы он струсил и раскрыл ей место захоронения клада Нибелунгов.
Итак черное олицетворение Германии в исполнении Руби Комми это несомненно «Черная Мадонна», статуи которой внезапно появились в довольно больших количествах в разных частях Европы в 12 веке, то есть в разгар Четвертого Крестового Похода. Мифология того времени связывает «черных мадонн» с тайным культом Тамплиеров, что неудивительно, так как согласно целому ряду источников «мадонна» покормившая при большом стечении народа своим молоком из грудных сосков автора устава Тамплиеров «святого» Бернара Клервосского была черной и в дальнейшем получила название «черной мадонны Шатильонского собора». И создатели «Дойчланд» явно ее имели ввиду, так как именно напоенный ее молоком «святой» Бернар Клервосский ссылался на этот поистине прелестный эпизод всю свою жизнь, став в результате изобретателем расового антисемитизма и следовательно главным вдохновителем не только Четвертого Крестового Похода, но и холокоста.
Маэстро, урежте марш!
P.S. Cамое интересное это то, что тема черной мадонны является центральной для продолжения истории Сан-Марино, которое неожиданно оказалось в центре мировой политики и внутренней политики России. И пользуясь случаем, я хочу поблагодарить тех, кто поддержал финансово это продолжение. Помимо всего прочего я вашей щедростью очень польщен.
Paypal ppsllc@gmail.com

«Карманные линкоры»: неудачник и счастливчик гитлеровского флота

В годы Второй мировой войны немецкие «карманные линкоры» типа «Дойчланд» проявили себя как универсальные корабли, пригодные как для рейдерских действий, так и для боя с вражескими крейсерами. Однако судьба их складывалась по-разному. Если боевой путь одного из «неудачников» немецкого флота крейсера «Дойчланд» («Лютцов») пролегал от ремонта до ремонта, то крейсер «Адмирал Шеер» показал высокую боевую эффективность и прославился удачными рейдами.

В довоенной Германии тяжёлые крейсера четко разделялись на два подтипа. «Карманные линкоры» строились исключительно для рейдерских операций, а «классические» тяжёлые крейсера – для эскадренных действий, но с учётом возможного рейдерства. В итоге и те, и другие занимались почти исключительно операциями против торговли, а в конце Второй мировой войны – артиллерийской поддержкой сухопутных войск.

Начнём обзор с «карманных линкоров» – удивительных кораблей, по сути, представлявших собой «мини-дредноуты». По условиям Версальского договора Веймарская республика не могла строить корабли стандартным водоизмещением более 10 000 т для замены старых броненосцев додредноутной эпохи. Поэтому перед немецкими конструкторами 20-х годов была поставлена нетривиальная задача – вписать в эти рамки корабль, который бы был мощнее любого тогдашнего крейсера и, в то же время, мог ускользнуть от линкора. При этом его предполагалось использовать и в качестве рейдера для борьбы с вражеской торговлей (а значит, он должен был иметь большую дальность хода).

Все три качества удалось совместить благодаря использованию дизельной силовой установки, а также тому, что союзники не ограничили немцам главный калибр. Поэтому новые корабли получили по шесть 280-мм орудий в трёхорудийных башнях, что заведомо превосходило вооружение самых мощных «вашингтонских» крейсеров того времени (шесть или восемь 203-мм стволов). Правда, по скорости новые корабли заметно уступали крейсерам, но даже 28 узлов делали безопасной встречу с большинством тогдашних дредноутов.

Тяжёлый крейсер «Дойчланд» после вступления в строй, 1934 год
Источник – А. В. Платонов, Ю. В. Апальков. Боевые корабли Германии, 1939–1945. СПб, 1995

Первоначальный проект кораблей, официально именовавшихся «броненосцами», но получивших у журналистов прозвище «карманных линкоров», был создан в 1926 году. Бюджет на их постройку обсуждался в Рейхстаге уже с конца 1927 года, а строительство головного «Дойчланда» началось в 1929 году. «Дойчланд» вступил в строй весной 1933 года, «Адмирал Шеер» – в 1934 году, «Адмирал граф Шпее» – в 1936 году.

Позднее проект «карманных линкоров» стали критиковать как попытку создать универсальные боевые единицы для выполнения сразу всех задач. Однако в начале 30-х годов новые корабли вызвали настоящий переполох у соседей Германии. В 1931 году французы «ответили» немцам заказом 23 000-тонных линейных крейсеров типа «Дюнкерк», после чего обеспокоились и итальянцы, начавшие модернизацию своих старых дредноутов до стандарта быстроходных линкоров. Разработав новый проект, немцы запустили «линкорную гонку» в континентальной Европе.

По итогам строительства стандартное водоизмещение «карманных линкоров» вышло за лимит в 10 000 т и составило порядка 10 770 т у «Дойчланда» (строившегося ещё при соблюдении ограничений) и 12 540 т у «Адмирала графа Шпее». Заметим, что превышение лимита на 5–10% было типично для всех «вашингтонских» крейсеров, кроме самых первых.

Бронирование новых немецких кораблей оказалось весьма сильным. «Дойчланд» был защищён полным наклонным (12°) наружным поясом по цитадели (толщиной 80 мм в верхней половине и до 50 мм у нижней кромки). На концах цитадели, около погребов, толщина верхней части пояса несколько снижалась (до 60 мм), зато более лёгкое бронирование продолжалось за 60-мм траверзами (18 мм в нос до форштевня и 50–30 мм в корму до рулевой машины). Вертикальное бронирование дополнялось 45-мм внутренним наклонным поясом, шедшим параллельно внешнему, так что суммарная толщина двух поясов составляла до 125 мм – больше, чем у любого другого крейсера межвоенного периода.

Бронирование немецких «карманных линкоров» («Адмирал граф Шпее»)
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. Тяжёлые крейсера типов «Дойчланд» и «Адмирал Хиппер». М.: Яуза, Эксмо, 2012

Горизонтальная броня состояла из двух палуб: верхней (на протяжении всей цитадели, но выше кромки пояса и никак с ним конструктивно не связанной) и нижней, лежавшей поверх внутреннего пояса, но чуть ниже его верхней кромки. Толщина нижней палубы составляла 30–45 мм, причём промежутка между поясами бронирования не было вообще. Таким образом, толщина горизонтальной брони составляла 48–63 мм. Башни главного калибра имели лобовое бронирование толщиной 140 мм, стенки толщиной 80 мм и крышу толщиной от 85 до 105 мм.

Качество этой брони принято оценивать низко, так как она делалась по технологии начала Первой мировой войны. Но на последующих кораблях серии бронирование было несколько усилено: наружный пояс достиг 100 мм по всей высоте за счёт снижения толщины внутреннего пояса до 40 мм. Нижняя броневая палуба также претерпела изменения – продолжилась до внешнего пояса, но при этом её толщина уменьшилась до 20–40 мм на разных участках. Наконец, толщина так называемых верхних продольных броневых переборок, расположенных в глубине корпуса между броневыми палубами, увеличилась с 10 до 40 мм. Броневая защита дополнялась бортовыми булями, которых не было на большинстве крейсеров того времени.

В целом, защита немецких «карманных линкоров» производит странное впечатление – она выглядит слишком лоскутной, неравномерной и «размазанной» по всей длине корабля. В то же время в других странах предпочитали следовать принципу «всё или ничего», максимально бронируя только жизненно важные элементы, а прочее оставляя вовсе без защиты. Горизонтальная броня «карманного линкора» выглядит слишком слабой, особенно для рейдера с крупнокалиберными орудиями, предназначенного для боя на дальних дистанциях. С другой стороны, бронирование получилось разнесённым, то есть, более эффективным; вдобавок снаряд, прежде чем проникнуть вглубь корабля, должен был преодолеть несколько слоёв брони, расположенных под разными углами, что повышало вероятность рикошета или срабатывания взрывателя на броне. Как же эта защита показала себя в боевых условиях?

«Дойчланд» («Лютцов»)

Этот корабль стал одним из самых неудачливых немецких крейсеров. Впервые он попал под вражеский удар вечером 29 мая 1937 года, когда на рейде испанского острова Ибица по нему с высоты 1000 м отбомбились два советских самолёта СБ, наносивших по острову отвлекающий удар в рамках операции по проводке в Картахену транспорта «Магельянес» (Y-33) с грузом оружия. Экипаж старшего лейтенанта Н. А. Острякова добился успеха – две бомбы попали в корабль, а ещё одна разорвалась у его борта. По немецким данным, речь идёт о 50-кг бомбах, а согласно советским источникам, использовались бомбы весом в 100 кг.

«Дойчланд» в 1937 году. Такую окраску он имел, находясь у берегов Испании
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. Тяжёлые крейсера типов «Дойчланд» и «Адмирал Хиппер». М.: Яуза, Эксмо, 2012

Урон, нанесённый «карманному линкору», оказался весьма внушительным. Первой бомбой была уничтожена 150-мм артиллерийская установка №3 правого борта и подожжён стоявший на катапульте заправленный самолёт. Вторая бомба попала в броневую палубу в районе носовой надстройки по левому борту и пробила её (при этом взорвались 150-мм снаряды в кранцах первых выстрелов). Между бронепалубами начался пожар, угрожавший носовому 150-мм погребу, который пришлось затопить. Потери в личном составе составили 24 убитых, 7 умерших от ран и 76 раненых.

«Дойчланд» после попадания в него авиабомб у Ибицы, 29 марта 1937 года
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. Тяжёлые крейсера типов «Дойчланд» и «Адмирал Хиппер». М.: Яуза, Эксмо, 2012

Следующие повреждения корабль, уже переименованный в «Лютцов», получил рано утром 9 апреля 1940 года в Осло-фьорде, когда вместе с тяжёлым крейсером «Блюхер» попал под кинжальный огонь норвежских береговых батарей. «Лютцов» получил три 150-мм снаряда с батареи «Копос» (располагалась на восточном берегу Осло-фьорда), выпущенных почти в упор, с расстояния не более десятка кабельтовых. Судя по всему, все три снаряда были фугасными или полубронебойными.

Первый попал в среднее орудие носовой башни и вывел его из строя. Видимо, попадание пришлось прямо в амбразуру, так как было ранено 4 человека, пострадала электропроводка, оптика и гидравлика правого орудия. Второй снаряд прошёл над поясом в районе 135-го шпангоута и взорвался позади барбета носовой башни, уничтожив обстановку нескольких жилых помещений (были убиты 2 и ранено 6 солдат-десантников из 138-го горно-егерского полка). Третий снаряд попал в грузовую стрелу левого борта и взорвался над палубой, уничтожив запасной гидросамолёт, перебив кабеля прожекторов и вызвав локальный пожар боезапаса; было убито 3 и ранено 8 моряков из прислуги 150-мм орудий. В целом, норвежские снаряды легли довольно «удачно»: попадания несколько ослабили огневую мощь немецкого корабля, но никакого ущерба его живучести не нанесли. В общей сложности, погибло 6 человек, а ещё 22 было ранено.

Затем последовали два поражения торпедами. Первое из них произошло 10 апреля – на следующую ночь после высадки немецкого десанта в Осло, когда «Лютцов» возвращался на базу. Из шести 533-мм торпед, выпущенных английской подводной лодкой «Спирфиш» с расстояния в 30 кб, цели достигла одна, угодившая в рулевой отсек. Корма на протяжении трёх последних отсеков была надломлена и не оторвалась только благодаря силовой бронепалубе. Три кормовых отсека заполнились водой, находившиеся здесь 15 человек погибли, а руль оказался заклинен в положении 20° на правый борт. Корабль принял около 1300 т воды и заметно осел кормой. Однако валы уцелели, силовая установка повреждений не получила, а переборка между 3 и 4 отсеками была спешно укреплена. К вечеру 14 апреля буксирам удалось дотащить корабль до верфи «Дойче Верке» в Киле. Ремонт, совмещённый с модернизацией, занял более года, и крейсер вступил в строй только к июню 1941 года.

«Лютцов» после торпедного повреждения 10 апреля 1940 года. Хорошо видна надломленная корма
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. Тяжёлые крейсера типов «Дойчланд» и «Адмирал Хиппер». М.: Яуза, Эксмо, 2012

В следующий раз «Лютцов» был повреждён буквально сразу же после выхода на новую операцию – «Зоммеррайзе», осуществлявшуюся с целью прорыва через Датские проливы. Рано утром 12 июня 1941 года он был атакован британскими торпедоносцами «Бофорт» из 42-й эскадрильи Берегового командования и с шестисот метров получил одну 450-мм авиаторпеду. Она попала почти в центр корпуса – в район 7 отсека на 82 шпангоуте. Противоторпедная защита от повреждений не спасла, были затоплены два моторных отсека и отсек с соединительными муфтами, корабль принял 1000 т воды, получил крен в 20° и потерял ход. Лишь к следующему утру немецким морякам удалось дать 12 узлов на одном валу. Крейсер добрался до Киля, где опять встал на ремонт – на этот раз он занял полгода.

В «Новогоднем бою» 31 декабря 1942 года «Лютцов» впервые вступил в огневой контакт с кораблями противника. Но стрелял он относительно мало, что было вызвано, прежде всего, неудачным маневрированием, плохой согласованностью и нерешительностью действий немецкого соединения. Всего «Лютцов» выпустил 86 снарядов главного калибра и 76 снарядов противоминного калибра (сначала с дистанции 75 кб по эсминцам, затем с 80 кб – по лёгким крейсерам). Стрельба «Лютцова» оказалась безрезультатной, правда, и сам он не получил попаданий.

«Лютцов» на стоянке в Норвегии. Корабль окружён противоторпедной сетью
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. Тяжёлые крейсера типов «Дойчланд» и «Адмирал Хиппер». М.: Яуза, Эксмо, 2012

Далее «карманный линкор» из-за плохого состояния дизелей был отправлен на Балтику, где служил в качестве классического броненосца береговой обороны. В октябре 1944 года он активно использовался для обстрела берега в Прибалтике – как правило, без корректировки с береговых постов. В морских боях корабль более не участвовал; 14 октября он был атакован подводной лодкой Щ-407, но обе торпеды в цель не попали. 8 февраля 1945 года «Лютцов» использовался для стрельбы по береговым целям у Эльбинга, 25 марта – у Данцига.

Наконец, 4 апреля у косы Хела корабль получил попадание снаряда, выпущенного береговой батареей (видимо, калибра 122 мм). Снаряд попал в кормовую надстройку, разрушив адмиральские помещения. А 15 апреля на стоянке возле Свинемюнде «карманный линкор» попал под удар английских тяжёлых бомбардировщиков «Ланкастер» из 617-й эскадрильи. В «Лютцов» попали две 500-кг бронебойные авиабомбы – одна уничтожила носовой командно-дальномерный пост главного калибра вместе с верхушкой мачты и антенной радиолокатора, а вторая пробила все броневые палубы и угодила прямо в носовой погреб 280-мм снарядов. Интересно, что ни одна из этих бомб не взорвалась! Зато близкий разрыв тяжёлой 5,4-тонной бомбы, упавшей в воду, сделал в корпусе корабля огромную пробоину площадью 30 м2. «Лютцов» накренился и сел на грунт. К концу дня команде удалось откачать воду из части помещений, ввести в строй носовую 280-мм башню и четыре 150-мм орудия правого борта. 4 мая при подходе советских войск корабль был взорван командой.

«Лютцов», севший на грунт в Свинемюнде, 1945 год
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. Тяжёлые крейсера типов «Дойчланд» и «Адмирал Хиппер». М.: Яуза, Эксмо, 2012

«Адмирал Шеер»

Этот корабль, напротив, прославился своими рейдерскими действиями. Правда, ему, в отличие от «Дойчланда», везло – за всю войну он ни разу не столкнулся с сильными кораблями противника. Зато под английские бомбы «Адмирал Шеер» попал уже 3 сентября 1939 года. Из восьми скоростных бомбардировщиков «Бленхейм», атаковавших Вильгельмсхафен с бреющего полёта, четыре были сбиты, но последний всё же добился попаданий. При этом у всех трёх 227-кг бомб, поразивших немецкий корабль, взрыватели не успели взвестись из-за малой высоты.

Тяжёлый крейсер «Адмирал Шеер» после вступления в строй, 1939 год
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. Тяжёлые крейсера типов «Дойчланд» и «Адмирал Хиппер». М.: Яуза, Эксмо, 2012

Следующее боевое столкновение произошло более года спустя. Вечером 5 ноября 1940 года, находясь в Северной Атлантике, «Адмирал Шеер» наткнулся на конвой HX-84 – 37 транспортов, охраняемых единственным вспомогательным крейсером «Джервис-Бэй». Открыв по нему огонь главным калибром, «Шеер» добился попаданий лишь с четвёртого залпа, зато британские 152-мм орудия не попали в немецкий корабль ни разу. Одновременно «Шеер» вёл огонь средним калибром и добился нескольких попаданий в транспортные суда, поэтому можно сказать, что утверждение о полной бесполезности 150-мм артиллерии на «карманных линкорах» является некоторым преувеличением.

Гибель вспомогательного крейсера «Джервис-Бэй»
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. Тяжёлые крейсера типов «Дойчланд» и «Адмирал Хиппер». М.: Яуза, Эксмо, 2012

На потопление «Джервис-Бэй» 283-мм снарядами ушло двадцать минут, но и этого хватило, чтобы начало темнеть и конвой успел рассеяться. Немцам удалось утопить только пять транспортов, а ещё несколько были повреждены, но не добиты в наступившей темноте. Стоит отметить, что против крупных небронированных судов 283-мм снаряды оказались намного эффективнее 203-мм снарядов, в то время как 150-мм снаряды показали себя не слишком эффективными (одного-двух попаданий ими не хватало, чтобы вывести транспорт из строя). В следующий раз «Шеер» применил главный калибр в том же рейде – 22 февраля 1941 года он потопил голландский транспорт «Рантау Паджанг», который пытался скрыться в дождевом шквале. В целом же почти полугодовое рейдерство «карманного линкора» оказалось исключительно успешным – «Шеер» потопил или захватил 17 вражеских судов, в основном, используя 105-мм зенитную артиллерию. Даже традиционные проблемы с дизелями не оказались непреодолимыми, хотя сразу после рейда кораблю пришлось встать на 2,5-месячный ремонт силовой установки.

Следующий боевой рейд «Адмирала Шеера» состоялся лишь в августе 1942 года – им стала знаменитая операция «Вундерланд» против советского судоходства в Северном Ледовитом океане. Несмотря на длительную подготовку и использование воздушных разведчиков, результаты операции оказались скромными. «Карманному линкору» удалось перехватить и потопить только одно судно – ледокольный пароход «Александр Сибиряков» (1384 брт), осуществлявший снабжение острова Северная Земля. Немцы перехватили его около полудня 25 августа и расстреливали не торопясь – за 45 минут с дистанций от 50 до 22 кб были выпущены 27 снарядов в шести залпах (по немецким данным, в цель попали четыре). Имевшиеся на «Сибирякове» две 76-мм пушки Лендера в немецкий корабль не попали, да и не могли попасть, но отчаянно вели огонь в течение всего боя.

Тонущий «Сибиряков», вид с борта «Адмирала Шеера»
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. Тяжёлые крейсера типов «Дойчланд» и «Адмирал Хиппер». М.: Яуза, Эксмо, 2012

Однако экипаж «Сибирякова» сделал главное – успел сообщить о бое и немецком «вспомогательном крейсере» по радио, чем сорвал секретность всей операции. Поэтому командир «Шеера» капитан-цур-зее Вильгельм Меендсен-Болькен решил её прекратить, а в качестве завершения – разгромить порт Диксон, высадив туда десант.

Момент для нападения был выбран исключительно удачный: обе защищавшие Диксон береговые батареи (130-мм №226 и 152-мм №569) были сняты с позиций и погружены на суда для перевозки на Новую Землю. Однако после радиограммы с «Сибирякова» командование Беломорской флотилии отдало приказ срочно развернуть батареи и готовиться к появлению противника. За сутки с небольшим две 152-мм пушки-гаубицы образца 1910/30 годов были установлены прямо на деревянном настиле причала.

Схема боя у Диксона 27 августа 1942 года
Источник – Ю. Перечнев, Ю. Виноградов. На страже морских горизонтов. М.: Воениздат, 1967

27 августа в час ночи «Шеер» с юга приблизился к внутреннему рейду Диксона и в 1:37 с расстояния 35 кб открыл огонь по порту и стоявшим в нём судам. С третьего залпа несколько 283-мм снарядов попали во вспомогательный сторожевик «Дежнёв» (СКР-19), однако по ошибке немцы использовали бронебойные либо полубронебойные снаряды, которые пробивали корпус парохода насквозь, не взрываясь. «Дежнёв» получил как минимум четыре попадания, были выведены из строя две 45-мм зенитки, убито и ранено 27 человек.

Однако прежде чем сесть на грунт, пароход успел прикрыть дымовой завесой порт, а главное – гружёный взрывчаткой транспорт «Кара». «Шеер» перенёс огонь на транспорт «Революционер», поджёг его, но также не смог потопить. В это время, наконец, открыла огонь береговая батарея №569. Несмотря на полное отсутствие приборов и нехватку персонала управления, её огонь был оценён немцами как «достаточно точный». Личный состав батареи отчитался о двух попаданиях, в действительности же попаданий добиться не удалось, но командир «Шеера», не зная обстановки, предпочёл выйти из боя и укрыть корабль за мысом Наковальня.

152-мм орудия береговой батареи №569
Источник – М. Морозов. Операция «Вундерланд» // Флотомастер, 2002, №1

К половине третьего «Адмирал Шеер» обогнул полуостров и начал обстрел Диксона с юга, за 40 минут расстреляв значительную часть боезапаса – 77 снарядов главного калибра, 121 снаряд вспомогательного калибра и две с половиной сотни 105-мм зенитных снарядов. Когда немецкий корабль показался в створе пролива Превен, батарея №569 вновь открыла огонь, выпустив за всё время боя 43 снаряда. Немцы приняли дымовую завесу над портом за пожары, и в 3:10 командир рейдера дал приказ на отход, прекратив операцию «Вундерланд». На самом деле в Диксоне не погибло ни одного человека, а оба повреждённых парохода были введены в строй уже через неделю.

В следующий раз артиллерия «Адмирала Шеера» вступила в действие два с лишним года спустя, уже на Балтике. 22 ноября 1944 года он сменил расстрелявший весь боезапас тяжёлый крейсер «Принц Ойген», с большой дистанции открыв огонь по советским войскам, штурмовавшим последние немецкие позиции на полуострова Сырве (остров Сааремаа). За двое суток корабль расстрелял практически весь боезапас главного калибра. Эффективность его огня определить трудно, но следует констатировать, что эти почти непрерывные обстрелы смогли обеспечить относительно спокойную эвакуацию немецких войск с полуострова в Курляндию. При этом во время налёта советской авиации днём 23 ноября (тройка «бостонов» и несколько групп Ил-2) «Шеер» получил попадание в палубы одной лёгкой бомбы (или реактивного снаряда), а также повреждения от разрывов у борта. Серьёзного ущерба эти атаки не нанесли, но вынудили немецкий корабль отойти от берега и прекратить огонь до наступления темноты.

Атака советской авиацией «Адмирала Шеера» у полуострова Сырве 23 октября 1944 года
Источник – М. Морозов. Охота на кабана // Флотомастер, 1998, №2

В феврале 1945 года «Адмирал Шеер» использовался для обстрелов берега в районе Земландского полуострова и Кёнигсберга, на этот раз ведя огонь без корректировки. В марте он вёл огонь по берегу в районе Свинемюнде, а затем ушёл в Киль для замены изношенных стволов главного калибра. Здесь вечером 9 апреля корабль попал под массированный налёт британской авиации. В течение часа он получил пять прямых попаданий, большую пробоину в правом борту от близких разрывов тяжёлых бомб и опрокинулся вверх килем на малой глубине.

«Адмирал Шеер», потопленный в Киле
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. Тяжёлые крейсера типов «Дойчланд» и «Адмирал Хиппер». М.: Яуза, Эксмо, 2012

В годы Второй мировой войны «карманные линкоры» проявили себя как универсальные корабли, пригодные как для рейдерских действий, так и для боя с крейсерами противника. Их броня, несмотря на недостаточно высокое качество стали, надёжно защищала от 152-мм снарядов на всех дистанциях и курсовых углах и чаще всего выдерживала попадания 203-мм снарядов. В то же время, даже одно попадание из 280-мм орудия могло нанести серьёзный ущерб любому «вашингтонскому» крейсеру – это наглядно показал бой у Ла-Платы 13 декабря 1939 года, в ходе которого был тяжело повреждён «Адмирал граф Шпее» (систершип «Дойчланда» и «Адмирала Шеера»). Главной же проблемой «карманных линкоров» оказалось не вооружение, не защита, а управление в бою, то есть, пресловутый «человеческий фактор»…

Список литературы:

  1. А. В. Платонов, Ю. В. Апальков. Боевые корабли Германии, 1939–1945. СПб, 1995
  2. В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. Тяжёлые крейсера типов «Дойчланд» и «Адмирал Хиппер». М.: Яуза, Эксмо, 2012
  3. Ю. Перечнев, Ю. Виноградов. На страже морских горизонтов. М.: Воениздат, 1967
  4. С. Абросов. Воздушная война в Испании. Хроника воздушных сражений 1936–1939 гг. М.: Яуза, Эксмо, 2012
  5. denkmalprojekt.org