Штурм грозного 1995

Штурм Грозного 1995 года


Одна из тяжелых страниц истории Российской Федерации отражает события января 1995 года на территории Чеченской республики в ее столице Грозном. План по штурму столицы, в которой сосредоточились дудаевцы, разрабатывался в спешке, однако это не смущало военных чиновников. Известная фраза Павла Грачева о том, что Грозный может быть взят за два часа, оказалась опровергнутой двумя месяцами кровопролитных боев.

В Грозный должны были войти четыре группировки под кодовыми названиями «Север», «Запад», «Восток» и «Северо-Восток». Как высказался в своем докладе начальник штаба СКВО Потапов, ведение длительных боев за Грозный не предполагается. У плана, разработанного буквально за несколько дней до начала военных действий, было множество существенных недостатков, а командиры группировок, состоящих из огромного количества новобранцев, не имеющих соответствующего опыта, единогласно утверждали, что следует отложить штурм для дополнительной подготовки. Основным просчетом стратегов стало практически полное игнорирование способности дудаевцев дать отпор федеральным войскам.

Тем не менее, в состав группировок входили немногочисленные штурмовые отряды, состоявшие в основном из батальонов парашютно-десантных или мотострелковых войск, усиленных танковой ротой, либо зенитками. В плане совершенно отсутствовали указания на случай сопротивления боевиков в виде огневого воздействия, а командованию строго запрещалось занимать жилые здания и открывать по ним огонь. В таких зданиях и рассредоточились дудаевцы. Перед группировками была поставлена цель: взять административные здания, в том числе Президентский дворец и здание правительства, радио, железнодорожный вокзал. Однако карты, выданные накануне далеко не всем, оказались устаревшими, а аэросъемка некачественной. Штурмовые отряды предназначались для блокировки кварталов и организации безопасных коридоров, по которым должны были следовать основные силы.

Западная группировка

Западная группировка под командованием генерал-майора Валерия Петрука должна была направиться к железнодорожному вокзалу, а после того как здание будет занято федеральными войсками отправиться к Президентскому дворцу и блокировать его с юга. В ходе штурма задачи были переданы подразделению «Север». В состав западной группировки входило 6 тысяч человек, 75 орудий, 43 танка, 50 БМД и 160 БМП. Федеральные войска «Запад» вошли в Грозный в 7 часов 30 минут, но в ходе операции задачу взятия вокзала отменили, и силы были направлены к Президентскому дворцу. Вплоть до 12 часов дня сопротивления дудаевцы не оказывали, как показали дальнейшие события не случайно. План Аслана Масхадова заключался в пропуске и блокировке федеральных сил в центре города. Каждая из колонн попадала под плотный огонь, профессионально работали снайперы. Пути отхода дудаевцы старались перекрыть, чтобы уничтожить наступающих полностью.

Около 2-х часов дня 693-ий мсп был внезапно атакован, колонна встала недалеко от городского рынка, завязался ожесточенный бой. К 18 часам мотострелки попытались отойти, но были взяты в плотное кольцо близ Ленинского парка, радиосвязь с ними была потеряна. В Андреевской долине боевики открыли огонь по сводному 76-му пдп и 21-му овдбр. Неподготовленные к столь ожесточенному сопротивлению западные части уже к 13 часам были вынуждены закрепиться в южных районах города и перейти в оборону. Наступательный план группировки был полностью сорван.

Группировка «Север»

«Север» под командованием генерал-майора Пуликовского состоял из 4100 человек, располагал 210 БМП, 80 танками, а также 65 минометами и орудиями. Его основной задачей по плану штурма считалось предотвращение подхода подкрепления к боевикам со стороны Катаямы, а также продвижение по обозначенной заранее полосе города и блокирование Президентского дворца с северной части. Группировка вошла в город со своего направления ровно в 6 часов утра.

Солдат встречали устрашающие надписи: «Добро пожаловать в АД!», что было недалеко от истины. 81 мсп и 131 омсбр практически беспрепятственно продвинулись к железнодорожному вокзалу, где расположились без учета возможного нападения. В результате противнику удалось сконцентрировать в данной точке более чем 3 тысячи человек и окружить федеральные войска. Бой начался в 7 часов вечера и длился всю ночь. Вокзал сдан не был, но в конце обороны в здании оставалось лишь восемь человек. Часть отряда попыталась пробиться вдоль по железной дороге, но была почти полностью уничтожена боевиками.

Северо-восточная группировка, состоявшая из 2200 военных, 125 единиц бронетранспорта и 7 танков, 25 орудий, а также минометов, возглавлялась генерал-лейтенантом Рохлиным. По плану группировка должна была наступать по Петропавловскому шоссе, но разведка буквально за день до начала штурма известила Рохлина о том, что дорога заминирована фугасами, поэтому маршрут был изменен. Для того чтобы ввести в заблуждение дудаевцев, было решено имитировать наступление по шоссе, а основные силы бросить на обходную дорогу.

Еще 30 декабря 33-ий мсп под руководством полковника Верещагина занял мост на реке Нефтянке, оттянув на себя значительную часть дудаевцев. Основное наступление началось в 6 часов 30 минут, уже к 9-ти часам 33-ий смп вышел к консервному заводу, обеспечив безопасный коридор для продвижения штурмовых рот. К 10.00 было взято городское кладбище, занятое боевиками, не ожидавшими удара артиллерией по святыне.

Штурмовая группа Корниенко

Штурмовая группа Корниенко заняла консервный завод и оставила часть людей для его обороны. Основные силы выдвинулись вглубь Грозного. На Круговой и Маяковского 255-ый соединился с 81 мсп. Задачей 68 орб было занятие позиции в больничном комплексе. Больничный комплекс располагался на площади Орджоникидзе, чтобы занять его отряду пришлось сломить сопротивление дудаевцев на переправе через Сунжу, а затем вести ожесточенный бой на самой площади. В результате здание было взято, и отряд перешел в оборону. В ходе боя северо-восточная группировка оказалась под обстрелом не только чеченцев, но и других федеральных войск, отсутствовала четкая радиосвязь, иногда она совсем пропадала, точных карт также не было.

Далее группировка продвигаться не стала, так как Рохлин понимал, что дальнейшие движения могут лишить вверенные ему силы относительно спокойного тыла, подкрепления и поставок продовольствия и боеприпасов. Вскоре боевикам все же удалось окружить войска северо-восточной группировки, но Рохлин отступать не думал, а связь с тылом сохранялась. 7 января под его командование также поступила северная группировка. Через два дня Рохлин начал наступление, в результате чего был взят городской аэропорт, а также завод нефтехимии. Только к 19-му числу после длительных боев удалось занять Президентский дворец. За более чем две недели боев федеральные силы смогли захватить лишь немногим более трети города, причем положение на некоторых позициях характеризовалось как весьма напряженное и неустойчивое.

Восточная группировка изначально должна была выступать под командованием Рохлина, но за несколько дней до штурма вместо него назначили генерал-майора Стасько. На подготовку операции оставалось не более двух дней, а состояла группировка из разрозненных отрядов, большинство из которых в боевых действиях участвовали впервые. Задача в данном направлении стояла следующая: захватить восточные районы города по границам реки Сунжа и Ленинского проспекта и, не расставляя блок-постов, либо выставляя их в исключительно важных точках, двинуться к площади «Минутка». По сути, на Восточную группировку возлагалась функция изображения главного удара федеральных войск по городу, она должна была охватить максимальную территорию и затем выйти из Грозного.

Восточная группировка

Войска «Востока» выдвинулись в 11 часов дня со стороны аэропорта Ханкала. Движение осуществлялось в две колонны, а траектория их шла по обходной дороге. Миновав пригород, штурмовые отряды попали в засаду на автомобильном мосту. Действия в колонне скоординированы были крайне плохо, связь постоянно прерывалась. Огневое воздействие на колонну боевиков вызвало панику и неразбериху, поэтому штурмовые группы на некоторое время оказались мишенью для атакующих. Основные силы группировки были рассеяны, а Стасько принял решение отступить, вплоть до 2 января в боевые действия группировка «Восток» не вступала.

К зажатым в кольцо группировкам шло подкрепление, которое было успешно блокировано дудаевцами, во многом это произошло из-за отсутствия карт, а также сыграла свою роль неопытность водителей бронированного транспорта. Потери в первые дни боев оказались значительными, молниеносный штурм провалился. Однако вскоре федеральные войска оправились и развернули не только оборонительную, но и наступательную деятельность. В результате к 6 февраля сопротивление дудаевцев было сломлено, а 26 числа того же месяца бои в организованном масштабе прекратились. 6 марта был занят последний район мятежного города — Черноречье.

Тем не менее, вопреки прогнозам российского руководства, война на этом не закончилась, кровопролитие продолжалось еще длительное время. Боевики применили тактику партизанской войны, укрываясь в труднопроходимой горной местности.

Елена Гордеева

По сути, это была бойня: герой рассказал, каким был штурм Грозного в январе 95-го

После Великой Отечественной войны был один-единственный случай, когда весь личный состав батальона был представлен к ордену Мужества, а 5 офицеров стали Героями России, в том числе и комбат — подполковник Святослав Голубятников. В первую чеченскую кампанию при штурме Грозного, захватив плацдарм в районе железнодорожного вокзала, находясь почти в полном окружении, десантники отразили 17 атак противника и не сдали позиций. По имени комбата 3-й батальон 137-го рязанского парашютно-десантного полка стали называть «Батальон Славы».

Это была не первая «горячая точка» Святослава Голубятникова. В Афганистане он командовал 1-й ротой 345-го отдельного парашютно-десантного полка. И там один из сложнейших этапов боевой операции на границе с Пакистаном был назван в честь капитана Голубятникова «Дерзким голубем». За смелость и проявленное мужество он был награжден двумя орденами Красной Звезды.

В 1994 году в Чечне резко усилились сепаратистские настроения

Командир 3-го батальона 137-го рязанского парашютно-десантного полка подполковник Святослав Голубятников понимал, что без вооруженного разрешения конфликта в Чечне не обойтись. Поэтому на очередных ротных тактических учениях, которые должны были пройти в конце октября, планировал отработать задачи по ведению боя против хорошо вооруженных и подготовленных бандформирований. Но представитель вышестоящего штаба не поддержал комбата.

«Что за панические настроения? — услышал Голубятников. — С Дудаевым ведутся переговоры. О введении войск в мятежную республику в ближайшее время речи не идет». К тому же считалось, что у чеченских бандформирований весьма низкий боевой потенциал.

В результате учения прошли не в лесистой местности, а на хорошо знакомом десантникам полигоне по облегченной программе. А уже через месяц их батальон подняли по тревоге.

— До этого мы жили в обычном режиме. На подготовку нам отвели всего два дня, — рассказывает Святослав Николаевич. — В срочном порядке стали готовить технику, вооружение, запасы материальных средств. Моему батальону придали порядка 30 человек, которые вообще не занимались боевой подготовкой. 1 декабря составили списки, встали в колонны, прибыли на аэродром, где нас ждали самолеты Ил-76. Через два часа уже были в Моздоке.

11 декабря началось наступление. Путь десантникам преграждали баррикады из автомобилей местных жителей. Чтобы расчистить путь, приходилось стрелять в воздух. Шли колонной без всякого прикрытия. Десантников обстреливали из «Градов».

— Дошли до юго-западной границы Грозного, это был наш рубеж, встали, блокировав подступы к городу. А в это время на севере разгружалась с железнодорожных платформ 131-я майкопская отдельная мотострелковая бригада и 81-й самарский полк.

— Это были так называемые вторые эшелоны — свежие силы, которые потом заходили со стороны Ханкалы. Они разгрузились на станции, развернулись в полях, и им со всей России стали привозить пополнение. Многих не успели даже занести в списки. Поэтому так сложно было потом установить точное число погибших и пропавших без вести. Командиры наспех пометили себе в записных книжках пофамильно, кто в какой машине будет находиться, и сами потом погибли.

По сути это была бойня…

В новогоднюю ночь в Грозном разыгралась настоящая драма. Операция готовилась наспех, без реальной оценки сил и средств противника.

Замысел боевых действий был направлен в основном на устрашение мятежников. Боевики дали беспрепятственно пройти сводному отряду мотострелковой бригады и полку через го- род с севера на юг, а потом их расстреляли. Им в одиночку пришлось отбивать атаки превосходящих сил противника. Рязанцев отдали в подчинение псковичам, командиру 76-й воздушно-десантной дивизии генерал-майору Ивану Бабичеву.

— Мы вошли в Грозный с окраин 1 января в пять вечера, — рассказывает Святослав Голубятников. — Огромная колонна стала втягиваться в горловину улицы. Впереди, на случай мин, шел приданный танк с тралами. По нам тут же открыли огонь, контрактник и солдат-срочник погибли от пуль. Десантные машины на узких улицах были для боевиков хорошей мишенью. Броня могла спасти только от пуль да мелких осколков, гранатомет ее прошибал запросто. Десантникам пришлось идти практически вслепую. Карты, которые им выдали, были старые, скопированные с какого-то плана. На них невозможно было разобрать ни названий улиц, ни общегородского построения кварталов. Дошло до того, что в разбитых газетных киосках им самим пришлось искать карты Грозного. А диверсионные группы действовали на каждом шагу.

— Помню, подошли к нам три человека, с виду — русские, говорят: «Мы вам поможем, покажем, как обойти те места, где стреляют». А мы не могли просто так изменить маршрут, действовали как положено, взаимодействуя с другими подразделениями. Наши несостоявшиеся проводники отошли, и из частного дома шарахнули по машине разведроты из гранатомета. Благо промахнулись. Разведчики по ним тут же выстрелили из БМД, дом загорелся, диверсанты были уничтожены. Кое-как под обстрелами добрались до парка имени Ленина, который был под нашим контролем. Увидели хаотично расставленную технику. В грязи рядом с мертвыми в шеренгах лежали израненные, наспех перевязанные бойцы. Я воевал в Афганистане, многое повидал, но картина в парке стала для меня шоком. По сути эта была бойня… Мотострелки оказались практически в мышеловке.

Зачем ехать на броне?

Перед рязанскими десантниками между тем поставили задачу блокировать со всех сторон площадь перед железнодорожным вокзалом, взять под контроль комплекс зданий, обеспечить отход пехотинцев и дальше удерживать плацдарм для наступления.

— Поступила команда выходить к вокзалу колонной «на броне». А мы владели обстановкой, по радиоперехватам знали, что там произошло. После того как были разгромлены 131-я отдельная майкопская мотострелковая бригада и рота 81-го мотострелкового полка, нам также предлагали двигаться бронеколоннами, причем ночью. Я возразил генералу Бабичеву: «Зачем ехать на броне? Нас же замочат! Я возьму батальон, мы сходим туда пешком, закрепимся». От парка до вокзала было меньше километра. За два часа бы пробились. А утром вытащили бы к себе технику с запасами еды, воды и боеприпасов. Командование псковской дивизии нам на это добро не дало. Но пришлось выполнять приказ. Двигались в темноте, в густом тумане. Первыми шли разведчики. Там был крутой правый поворот, половина колонны прошла его успешно. А одна из машин, за рычагами которой сидел опытный прапорщик, при плохой видимости проскочила поворот, проехала прямо на улицу Маяковского. Увидев, что впереди никого нет, экипаж добавил скорость. И через три минуты они были уже у Дома печати, где попали в засаду. По десантникам открыли огонь из гранатометов. Были подбиты две легкие самоходные артиллерийские установки и БМД. Десантникам удалось отбиться, колонна потом вышла из окружения. Ребята достаточно дудаевцев перебили, но 14 рязанцев погибли. —

Этот сбой случился, потому что нас погнали на броне, — говорит Святослав Голубятников. — А мы, скрывшись от глаз начальства, спешились и пошли пешком. На полпути к железнодорожному вокзалу разведчики встретили группу офицеров из майкопской бригады. Капитан сказал: «Ребята, не ходите к вокзалу, там наших нет, спасать некого. Там одна смерть». Раз мою вторую половину колонны побили, мы, взяв на броню майкопцев, вернулись обратно в парк имени Ленина. Вывезли убитых, раненых и даже эвакуировали подбитую машину. А в час ночи к железнодорожному вокзалу, где укрепились абхазский и мусульманский батальоны, в пешем порядке пошли разведрота и 7-я рота 137-го парашютно–десантного батальона.

Передай: мы десантники из Рязани

Боевики пребывали в эйфории. В новогоднюю ночь им удалось разбить мотострелков, а потом еще и десантников вынудили отступить. Но радовались дудаевцы рано.

— Я показал ротным два здания, которые они должны были взять. Они захватили оставленные боевиками на ночь 5-этажки без всякого боя. А в 9 утра мы двинулись им на помощь. Уже рассвело, в том районе разгорался бой. «Духи» стали ходить по подбитой пехотной технике, собирать всякое имущество. Им нужны были не оружие и бое- припасы, — вооружены они были до зубов, — они искали сухпайки и спальники. Командир разведроты спрашивает меня: «Что делать с «духами», которые лазят по машинам?» Я говорю: «Мы подходим колонной, они нас в любом случае услышат. Давай уничтожай». Дудаевские «волки» были не готовы к такому интенсивному огню с близкого расстояния, поэтому понесли большие потери. Десантники били с расстояния 100 метров, промахнуться было невозможно. Мы стали разворачиваться, прятать технику во дворах и тут увидели парламентера с белым флагом.

К нам подошел пленный российский солдат, передает: «Духи» спрашивают, кто вы такие? Вроде как тут всю пехоту разбили». Говорим: «Передай — мы десантники из Рязани». Парламентер ушел, а у меня тем временем 9-я рота во главе с капитаном Борисевичем берет штурмом еще одну 5-этажку. Мы еще час выбивали чеченцев со своего плацдарма. «Духи» поняли, что перед ними боеспособная часть, и предприняли мощнейшую атаку. Нас атаковали со всех направлений, наверное, человек 200. Это был наш первый оборонительный бой. Одних гранатометных выстрелов было сделано порядка 300. Невозможно было поднять голову. Благо укрепления у нас были хорошие. Дома, это все же не окопы в поле.

Мы отбивались, немало «духов» положили. Боевики отошли. После недолгой паузы к десантникам опять пришли парламентеры. — Вместе с нашим пленным солдатом пришел чеченец, который хорошо говорил по-русски. Рассказал, что он офицер, служил в Советской армии, и начал внушать нам: «Не надо здесь воевать. Это руководство вашей страны пытается нас стравить. Мы ничего плохого не хотим для России». Мы говорим: «Мы стоим на плацдарме, у нас команды наступать дальше нет». Спросили, есть ли у них пленные, он говорит: «Больше 40 человек». Попросили передать их нам. Парламентер ушел, обещая доложить об этом своему начальству. А через два часа началась еще одна атака, примерно такая же по интенсивности огня, как первая. Боевики наседали со всех сторон.

— Мы стояли близко друг к другу. Позиции «духов» были в ста метрах, прямо через дорогу. Они били по нам из всех видов оружия, притащили даже пушку времен Великой Отечественной войны. Периодически боевики просачивались в здания, которые мы обо- роняли. Бывало, находясь за выступом, видели, как по коридору в нашу сторону катится граната Ф-1. Мы также их катали… Перемещения были такие, что огонь приходилось вести с 10 метров, а нередко действовать врукопашную.

Предложение предательства

Во время передышки боевики выдвинули десантникам ультиматум: отойдете с позиций — отдадим пленных. Иначе придут десять танков, есть приказ сравнять с землей весь квартал. В результате пришли две машины, которые были тут же уничтожены. Две трети батальона было контужено. Комбат получил пулевое ранение, но, перевязав рану, вернулся на позиции. Несколько раз дудаевцы прорывались на командный пункт десантников, который располагался на втором этаже административного трехэтажного здания.

— При одной из атак несколько «духов» забежало в здание, и один — к нам на этаж, — вспоминает Святослав Николаевич. — Я в коридоре наблюдал за боем, у меня автомат был в опущенной руке, боевик выстрелил в меня шагов с 15 и промахнулся. В ту же секунду я поднял свой автомат…

Только в ближнем бою комбат Голубятников уничтожил трех боевиков, еще двух обезоружил и захватил в плен. Когда все вокруг полыхало, дудаевцы вдруг объявили о временном прекращении огня. К десантникам с белым флагом пожаловала целая делегация: депутат и правозащитник Сергей Ковалев, муфтий, два священника в полном облачении, пленный подполковник и солдат. Парламентарий предложил десантникам… сдаться. По сути это было предложение предательства. Ковалев обещал переправить десантные роты в Моздок, убеждал, что не будет никакого преследования со стороны командования, все останутся служить в армии, им сохранят звания. И тут по неприкрытым людям с чеченской стороны полетели пули… Был смертельно ранен в голову старшина Мордвинцев, который стоял на верхнем этаже на посту. В звании старшины парень проходил всего два дня. Должен был после срочной службы возвращаться домой, где его ждала беременная жена.

Всего атак было 17

Миротворческая миссия была свернута. На батальон вновь обрушился шквал огня. Десантники отражали одну атаку за другой. Бились насмерть. В то время как по телевизору объявили, что боевикам удалось захватить железнодорожный вокзал, десантники позиций не сдали, более того, ночью прибавляли к своему плацдарму по дому или паре зданий.

— Всего атак было 17. Я даже начал волноваться, что у меня могут возникнуть проблемы с боеприпасами, — говорит Святослав Голубятников. — А 3 января мы узнали, что нас всех представили к наградам. За бои в Грозном Героями России стали сам комбат Голубятников, начальник штаба полка подполковник Глеб Юрченко, командир 9-й парашютно-десантной роты капитан Александр Борисевич, командир разведроты старший лейтенант Михаил Теплинский, командир самоходной артиллерийской батареи капитан Александр Силин. А весь батальон — все 184 человека — был представлен к ордену Мужества.

— Я считаю, что самой высокой награды заслуживали также Александр Холод и Сергей Кувшинов. Мой замполит Саша Холод воевал в 9-й роте вместо погибшего командира взвода Андрея Волкова. Был в самом пекле. А начальник штаба батальона Сережа Кувшинов вообще был моей правой рукой, «летал» под пулями в самые трудные места, туда, куда я его посылал. Десантники держали оборону почти четверо суток. 4 января, когда удалось расширить плацдарм, к ним подошло подкрепление.

— К нам пробился мотострелковый батальон из Владикавказа. Они организовали нам в тыл коридор, — вспоминает Святослав Голубятников. Едва успев передохнуть, рязанские десантники вновь оказались в самом пекле боев. Через пару дней уже заняли поликлинику, а потом и здание чеченского департамента госбезопасности.

Честность, справедливость, здравый смысл

Комбат Голубятников еще с войны в Афганистане старался сберечь жизнь каждого своего бойца. Его отец в Великую Отечественную войну прошел путь от рядового солдата до лейтенанта, был командиром стрелковой роты. Он с горечью рассказывал сыну, что на фронте жизнь солдатская мало ценилась. А те командиры, которые грамотно воевали, у которых были небольшие потери, намного реже представлялись к наградам и выдвигались на вышестоящие должности. Именно тогда Святослав дал слово отцу стать настоящим офицером и воевать без потерь.

В январе 1995 года в Чечне комбат столкнулся с тем, что командование требовало брать объект за объектом любой ценой, не считаясь с потерями. Стоя перед зданием чеченского департамента госбезопасности, Святослав Голубятников двое суток слышал: «Взять ДГБ!» Но десантникам даже не дали плана дома, а внутри засело не меньше 60 боевиков. Идти наобум на штурм — это значит потерять половину батальона. «Голубые береты» снесли поло- вину торцовой стены, чтобы посмотреть, где в здании находятся лестницы. 12 часов в двух крыльях здания горели и взрывались боеприпасы, с которыми дудаевцы поджидали десантников.

Комбат взял здание департамента госбезопасности через двое суток без единого раненого. Потом 3-й парашютно-десантный батальон воевал за Сунжей, прошел путь до Аргуна. В левом кармане на груди у комбата лежали серьги жены, которые она оставила мужу, когда навещала его в Чечне. Они стали талисманом. Когда Святослав Голубятников посылал роту в бой, прикладывал ладонь к левому карману. Еще в 15 лет он придумал себе девиз жизни: «Честность, справедливость, здравый смысл». Этому учил и подчиненных. Офицеры батальона Голубятникова отказывались уезжать из Чечни, пока не сменятся те 56 оставшихся солдат, что были с ними с начала войны.

Штурм Грозного 1994/95 глазами участника.

Posts from This Journal “Чеченские войны” Tag

  • «Огненный дождь на вершине холма», Диорама. Грозный, Чечня, январь 1995

    Ещё одна классная работа на тему Чечни, без указания авторства. Найдено в ВК-группе https://vk.com/beautiful_dioramas «Огненный дождь на…

  • Кавказский пленник. Диорама Алексея Сергеева.

    Классная работа на тему Чеченской войны. Кавказский пленник масштаб: 1:35 | Алексей Сергеев; Киров, Россия При создании диорамы…

  • Реквием по БТР №117. Самашки, Чечня, 1995 год.

    Помню, было много визгов от «правозащитников» и журналистов по поводу штурма этого населенного пункта во время Первой чеченской войны.…

  • Болото смерти. Атмосферная диорама на тему Первой чеченской войны.

    Найдено в ВК-группе https://vk.com/beautiful_dioramas Потрясающая работа, одна из самых мощных про Чеченскую войну. Жаль, что нет фото,…

  • Как «злой чечен» зарыл кинжал войны, 1927 год.

    Пионерская правда, 2 июля 1927 год, П.с. Долго ли продлится нынешний период «романтических отношений»?

  • Структура боевых ранений и травм в различных военных конфликтах (ВОВ, Афган, Чечня; Ирак для США)

    Ещё порция интересных военно-медицинско-статистических данных из книги «Руководство для врачей Военно-полевая хирургия локальных войн и…

Бои за Грозный (1918)

Оборона Грозного
Основной конфликт: Южный фронт Гражданской войны в России
Гражданская война в России

Театр военных действий на Северном Кавказе 1917-1919 гг.
Дата 11 августа 1918 – 12 ноября 1918
92 дня
Место Грозный, Северо-Кавказская советская республика
Итог Победа РККА, снятие осады Грозного
Противники

РККА

Чеченская Красная Армия

Белое движение Терское казачье войско

Командующие

Н. Ф. Гикало
Г. К. Орджоникидзе
М. К. Левандовский
А. З. Дьяков
А. Д. Шерипов
А. Митаев
Г. З. Иоаннисиани
Т. Э. Эльдарханов

Г. Ф. Бичерахов
С. Н. Аландер
А. И. Фролов
Г. Г. Колесников
П. В. Занкисов

Силы сторон

к началу обороны 3000, к концу дополнительно прибыло 7000

10 000

Потери

нет данных

Ранено и убито от 1150 человек

Оборона Грозного (Стодневные бои) происходила в условиях Гражданской войны в августе-ноябре 1918 года.

Ход событий

11 августа 1918 года войска терских казаков численностью до 12 тысяч чел. под командованием cоциал-демократа Георгия Бичерахова предприняли попытку захватить город Грозный, центр советской власти в Терской области. Гарнизону города удалось отразить нападение казаков, но Грозный оказался в осаде. Для обороны города большевикам удалось собрать отряд численностью до 3 тыс. человек, состоявший из солдат гарнизона города, горцев окрестных аулов и беднейшего казачества. Руководство над этими силами принял на себя молодой командующий городским гарнизоном, прошедший фронты Первой мировой войны и имевший Георгиевский крест Н. Ф. Гикало. Началась продолжительная упорная борьба за Грозный. Большую поддержку красным оказал чеченский Народный Совет в ауле Гойты под руководством Таштемира Эльдарханова, сформировавший Чеченскую Красную Армию.

В конце сентября на помощь защитникам города были направлены Серго Орджоникидзе и военный комиссар Северо-Кавказской Советской Республики М. К. Левандовский. При их действенном участии были созданы отряды красных казаков и иногородних под названием «Советские войска Сунженской линии» общей численностью до 7 тыс. человек под командованием А. З. Дьякова. С октября эти силы начали наносить удары по осаждающим с тыла. 12 ноября 1918 года одновременным ударом осаждённых из города и красных казаков Дьякова сопротивление казаков было сломлено и осада Грозного, длившаяся более трёх месяцев, была снята.

Город Грозный в связи с данными событиями впоследствии был награждён орденом Красного Знамени и Почётным революционным Красным знаменем ВЦИК.

Впоследствии одна из центральных улиц Грозного была переименована в улицу 11 Августа (дата начала Стодневных боёв).

> Примечания

  1. Грозный — улицы. grozny.vrcal.com. Дата обращения 11 декабря 2019.

Литература

  • Спектор А. А., Шереметьева Т. Л. История войн России от Киевской Руси до наших дней. — Мн.: ООО «Харвест», 2007. — С. 172. — 288 с. — 5000 экз. — ISBN 978-985-16-2724-6.
  • Борьба за Советскую власть в Чечено-Ингушетии (1917—1920 гг.). Сборник документов и материалов. — Грозный, 1958.
  • Бичерахов Г. Памяти героев. //Памяти годовщины восстания Терского казачества 23 июня 1918 г. — 23 июня 1919 г. — Пятигорск, 1919.
  • Бугай Н. Ф. К. К. Орджоникидзе на Северном Кавказе. 1918—1920 гг. — Нальчик, 1986.
  • Головлев А. Станица Грозненская. Мифы и реальность. //Газ.»Терский казак». № 4 (19), ноябрь, 2007 г.
  • Гугов Р. Х. Совместная борьба народов Терека за Советскую власть. — Нальчик, 1975.
  • Занкисов П. Грозненский фронт. //Памяти годовщины восстания Терского казачества. 23 июня 1918 г. — 23 июня 1919 г. — Пятигорск, 1919.
  • Караулов М. А. Терское казачество в прошлом и настоящем. — Пятигорск, 2002.
  • Киреев Ф. Терские казачьи части в Белом движении. //Газ. «Терский казак». № 4 (19), ноябрь 2007 г.
  • Коренев Д. З. Революция на Тереке. — Орджоникидзе, 1967.
  • Орджоникидзе Г. К. Статьи и речи. Т. 1. — М., 1956.
  • Полгода во Владикавказе. Отрывки из анонимного дневника 1918—1919 гг. // «Дарьял». № 2. 2000.
  • Родной Терек. Правление Союза терских казаков. № 8. — Монтерей США штат Калифорния, 1973.
  • Сухоруков В. Т. XI армия в боях на Северном Кавказе и Нижней Волге (1918—1920 гг.). — М., 1961.
  • Таширов И. И. Слепцовский и Самашкинский фронты. (Из воспоминаний слепцовца). //Памяти годовщины восстания Терского казачества 23 июня 1918 г. — 23 июня 1919 г. — Пятигорск, 1919.
  • Щербаков М. Ф. Большевики и борьба с ними Терского казачества. //Памяти годовщины восстания Терского казачества 23 июня 1918 г. — 23 июня 1919 г. — Пятигорск, 1919.

Ссылки

  • Оборона Грозного на Hrono.ru

Это заготовка статьи о Гражданской войне в России. Вы можете помочь проекту, дополнив её.

«Я бы одним парашютно-десантным полком решил бы там всё в течение двух часов».
Бывший министр обороны России Павел Грачёв о том, как надо было брать Грозный
Штурм Грозного – это болезненный шрам на истории России. Событие, которое невозможно забыть и о котором не хочется говорить. Это стыд перед теми, кто погибал в аду, пока вся страна веселилась, встречая Новый год. Штурм Грозного – это негодование в отношении политиков и военачальников, которые бросили неподготовленных молодых ребят на гибель. Штурм Грозного – это история России, которую следует помнить, чтобы никогда больше не допустить столь чудовищных и преступных ошибок.
Отношения Чечни и остальной России исторически складывались непросто. В XX веке в и без того огнеопасную обстановку подлил масла Сталин, который депортировал чеченский народ в Казахстан и Киргизию. Позже чеченцам разрешили вернуться на родину, однако осадок остался. Когда СССР начал разваливаться, Чечня попыталась отделиться, но Москва не дала Чечне такого права. Никто в мире не признал Чечню самостоятельным государством. Однако фактически с 1992 года Чечня зависела от Москвы лишь формально. Государственная власть в Чечне тоже была формальной. Страна находилась под властью бандитских кланов, которые делали бизнес на захвате заложников, наркоторговле, работорговле, хищении нефти. На территории Чечни происходили этнические чистки с убийствами нечеченцев. Ещё в 1991 году были разграблены все военные части, и оружие разошлось по бандитам.
Фото: РИА Новости
Взаимоотношения Чечни с Москвой до 1994 года были сложными, но взаимовыгодными. Но к концу года что-то пошло не так, и 30 ноября 1994 года президент России Борис Ельцин подписал указ «О мероприятиях по восстановлению конституционности и правопорядка на территории Чеченской Республики». В первых числах декабря ударами российской авиации были уничтожены все самолёты на чеченских аэродромах. 11 декабря 1994 года на территорию Чечни вступили первые наземные группировки. Главной целью было взятие Грозного, в котором находились основные силы сепаратистов.
«По подсчетам, чтобы успешно штурмовать Грозный, военных должно было быть минимум 60 тысяч человек. Некоторые командиры это понимали, пытались предотвратить штурм. Алексей Кирилин, командир взвода батальона связи 131-й бригады, вспоминает: «Куликовский построил наш взвод и сообщил, что будет просить у министра обороны минимум месяц на подготовку штурма». Что сказал Грачёв, неизвестно. Но уже на следующее утро Куликовский отдал приказ двигаться к городу».
http://russian7.ru/post/novogodniy-shturm-groznogo-1995-goda-che/
Фото: РИА Новости
Решение о штурме Грозного было принято 26 декабря 1994 на Совете безопасности РФ. Предполагалось, что 4 группировки федеральных войск войдут в город с четырёх направлений: «Север» (под командованием генерал-майора К. Пуликовского), «Северо-Восток» (под командованием генерал-лейтенанта Л. Рохлина), «Запад» (под командованием генерал-майора В. Петрука), «Восток» (под командованием генерал-майора Н. Стаськова). Планировалось войти в город и захватить Президентский дворец, железнодорожный вокзал, правительственные здания и другие важные объекты в центре города. Предполагалось, что в том числе благодаря внезапности штурма группировка Дудаева в центре города будет окружена и обезврежена. Ожидались минимальные боевые столкновения и потери.
Группировка федеральных войск включала более 15 000 солдат, около 200 танков, более 500 БМП и БТР, около 200 орудий и миномётов. В резерве находились 3500 солдат и 50 танков.
Противостояли федеральным войскам до 10 000 боевиков. На вооружении чеченцев и наёмников были и танки, и артиллерия, и противотанковые комплексы, и зенитные ракеты. Но, несмотря на наличие и достаточно серьёзного вооружения, главным преимуществом боевиков было отличное знание города и высокая мобильность. Имелись отлично подготовленные гранатомётчики и снайперы.
«Первой из батальона уходила моя рота. На роту, в количестве 32 человек, выделили 4!!! плацкарты. В них погрузили 20 пулеметов ПКТ, НСВТ, стрелковое оружие, ящики со стрелковыми боеприпасами (23000 патронов, 100 гранат Ф-1, 10 АКСУ-74, ящик с пистолетами, сигнальными ракетами, дымами). Измучены были до предела, поэтому когда поступила команда от командира 1 МСБ (кому мы были приданы) п/п-ка Перепелкина выделить личный состав для погрузки щитов от палатки командного пункта управления 90 ТД бойцов будить не стали, погрузили, во главе со мной, офицеры моей роты. 15 декабря утром эшелон тронулся восстанавливать Конституционный порядок в Чечню.
Больше всего меня удручала слабая подготовка личного состава, но в пехоте она была еще хуже, БМП были укомплектованы только экипажами, а как же воевать в городе без пехоты? Вопросов было много: в том числе и об отсутствии пластин ВВ в коробках КДЗ (коробки динамической защиты). Были и такие начальники, которые мне отвечали, зачем тебе пластины в КДЗ, на танке и так брони 45 тонн (преступная халатность или русский авось). Пластины ВВ привезли глубокой ночью, перед совершением марша на Грозный, но мы их так и не получили.
К нам, во время заправки, подошел подполковник запаса (выходил из Грозного), рассказал, что в 15 км от нас сгорел с боекомплектом танк Т-80. Если я не ошибаюсь танк «Ленинградский». Причина, по его словам – возгорание произошло из-за снятого керамического фильтра с системы отопления танка».
Воспоминания Игоря Вечканова «Новогодняя карусель» (Штурм Грозного)
Почему для штурма была выбрана именно дата 31 декабря, официальных объяснений не существует. Видимо, министру обороны РФ Павлу Грачёву хотелось сделать, с одной стороны, неприятный новогодний сюрприз чеченцам, а с другой – подарок на день рождения (1 января) самому себе.
«Была поставлена задача – к празднику, к Новому году захватить и решить проблему с Чеченской республикой. То есть захватить Президентский дворец. Были выданы флаги и 31 декабря командующие были доставлены на свои боевые позиции. Грачёв пообещал – кто из генералов первый водрузит флаг над Президентским дворцом, получит звание «Герой России». Это подбодрило командующих, но разобщило командный дух – каждый мечтал о звании. Теперь в успехе операции Грачёв не сомневался».
http://russian7.ru/post/novogodniy-shturm-groznogo-1995-goda-che/
Взятие Грозного представлялось лёгкой прогулкой. Подразделения получили инструкции: не занимать другие здания кроме предписанных, не разрушать городскую инфраструктуру, у людей с оружием проверять документы, изымать оружие, стрелять только в крайних случаях. Российское командование было уверено, что сколь-нибудь серьёзного сопротивления не будет.

«Особенно меня рассмешил порядок сдачи боевиков в плен. Они должны были с поднятыми руками, в которых находится автомат, выходить на наши позиции и массово сдаваться. Я уточнил у полковника из вышестоящего штаба, магазин пристегнут или отстегнут? Этот вопрос поверг его в ступор, доведу позже – ответил он».
Воспоминания Игоря Вечканова «Новогодняя карусель» (Штурм Грозного).
С утра 31 декабря группировки начали продвижение к Грозному. Группа войск «Восток», войдя в город, столкнулась с сопротивлением и отступила. Выходили с боями, разрозненными группами всю ночь. Группа «Запад» также не смогла выполнить поставленные задачи и пробиться к центру Грозного.
«С правого фланга (частный сектор) начался обстрел колонны с переносных СПГ-9, «чеченцы» 12 человек вели огонь со двора дома, огнем с танковой пушки были уничтожены. Больше всего запомнилось, как местные жители выходили из города через боевые порядки 1 ШО. Они нас не боялись, не видели в нас врага.
На перекрестке стоял дед-чеченец с небольшой коляской и наблюдал за нами в течение 30-ти минут, затем достал из коляски гранатометы «муха» и стал стрелять по бронетехнике.
Позже по радиосвязи на меня вышел снова механик-водитель танка 188: «Товарищ капитан (в пылу боя забыл мой позывной), по нашему танку ведется гранатометный огонь, а командир с наводчиком не могут выстрелить с пушки, я уже замучался маневрировать!». Механик был хорошо подготовленный – чем и спас свой экипаж. Пришлось временно устранится от управления ротой. По радиосвязи стал руководить командиром и наводчиком-оператором танка N188, для правильного включения СУО (система управления огнем), устранения возникших задержек и неисправностей. В результате радостный возглас механика: «выстрелили!!!». Поставил задачу ему, найти командира батальона и действовать согласно полученным указаниям».
Воспоминания Игоря Вечканова «Новогодняя карусель» (Штурм Грозного).
Группа «Северо-Восток» продвигалась к центру города не спеша. По маршруту устанавливались блокпосты. Северо-восточная группа Льва Рохлина смогла закрепиться на консервном заводе и в городской больнице. Войска Рохлина были окружены боевиками, но связь с тылами сохранялась, а разгрома подразделений не произошло. Группировка «Северо-Восток» оказалась единственной, которая смогла закрепиться в Грозном.
«Здесь, на Консервном заводе, нам примерно стала ясна ситуация в городе. На Новый год наши части вошли (именно – вошли) в Грозный, заняли ряд объектов. На некоторых закрепились, с других были выбиты и уничтожены. Уже примерно было известно о судьбе несчастной Майкопской бригады. Город напоминал слоеный пирог – «слой» наш, «слой» их. Причем достаточно условно, потому что «слои» находились в непрестанном движении.
Чувствовалось, что противник серьезно подготовился: оборудованные позиции, установленные фугасы, пристрелянные участки улиц, «привязанные» миномёты. Иногда ощущалась работа серьёзных профессионалов. Так, например, наши саперы обнаружили и обезвредили целый «букет» управляемых фугасов, инициируемых с помощью обычной телефонной сети – набирается нужный номер и происходит подрыв. В те времена такое было ещё в диковину.
И, в целом, боевики ощущали себя значительно увереннее, чем наши войска. У них была лучше связь, действия более слаженные, и моральный перевес был также на их стороне.
У нас, на «севере», ситуация была наиболее благоприятная. Генерал Лев Рохлин осуществил разведку Петропавловского шоссе, по которому корпус должен был входить в город, обнаружил, что его уже ждут. И что идти по этому шоссе равносильно самоубийству. Он сымитировал движение по шоссе силами одного батальона, а корпус провёл «огородами», застав врасплох и уничтожив значительную «духовскую» группировку».
Из воспоминаний офицера разведки ВДВ
Группе «Север» досталась главная задача операции – взятие Президентского дворца. Первоначально продвижение подразделений происходило достаточно быстро. Начальники, управлявшие войсками из Моздока, подгоняли приказами, требуя постоянно двигаться вперёд и занимать новые объекты. Командир 131-й Майкопской бригады Иван Савин получил приказ занять железнодорожный вокзал. Такой же приказ получил 81-й мотострелковый полк. Подразделения смогли достигнуть вокзала. На прилегающих к вокзалу улицах оказалось сосредоточено большое количество техники. Основной бой начался в 19:00 и продолжался всю ночь. Из-за того, что другие группы войск не выполнили поставленные задачи, подразделения оказались в полном окружении.
Фото: Олег Попов / Reuters
«При подходе к мосту нас начали расстреливать из крупнокалиберных пулеметов, четко работали боевики-снайперы. Нашему взору предстало: первый танк идет по мосту, а его обстреливают где-то с семи, восьми направлений. Колонна шла через мост, неся потери. Колонна потеряла два бэтээра, были взорваны танк и кошеэмка (командно-штабная машина). В связи был сплошной бардак. Никто большей частью не представлял: кто с кем говорит. Десантная рота, замыкающая колонну, не прошла. Её отсекли и расстреляли — всех. Как потом рассказывали, чеченцы и наемники добивали раненых десантников выстрелами в голову, а наша колонна об этом даже не знала. Выжили только прапорщик и солдат…
… Зашли мы в Грозный и сразу попали под сильный огонь – практически со всех мест, со всех высотных зданий, со всех укреплений. Только зашли в город, колонна затормозилась. За этот час у нас подбили пять танков, шесть бэтээров. У чеченцев был закопанный – видна одна башня – танк Т-72, который уничтожил весь авангард колонны. Колонна змеей шла по городу, оставляя в своем тылу боевиков, уничтожая только то, что уничтожалось. Именно сюда, начав нести существенные потери, под плотным огнём боевиков устремилась Восточная группировка. В нашем эфире звучало только одно: «Двухсотый, двухсотый, двухсотый»… Проезжаешь возле бэтээров мотострелков, а на них и внутри одни трупы. Все убиты…
… Из Грозного мы снова уходили колонной. Шли змейкой. Я не знаю, где, какое было командование. Никто не ставил задачи. Мы просто кружили по Грозному. Мы вышли 1-го января. Был какой-то хаотический сбор отчаявшихся людей».
Из очерка военного репортёра Виталия Носкова
Фото: РИА Новости
Здание вокзала было плохо приспособлено к обороне. В ночь с 31-го на 1-е, около полуночи, было принято решение покинуть вокзал и выходить из Грозного. Раненый полковник Савин и 80 бойцов Майкопской бригады попытались прорваться из окружения на нескольких БМП. В час ночи связь с ними была потеряна. Почти весь личный состав этой группы был уничтожен. При попытке разблокировать 131-ю бригаду и 81-й полк понесли тяжёлые потери другие подразделения.
«Информации о 81-м полке и 131-й бригаде всё не было. А вскоре в расположение 8-го корпуса прорвалась рота 81-го полка. Вслед за ней то на том, то на другом участке стали выходить другие группы этого полка. Растерзанные, подавленные, потерявшие своих командиров, бойцы выглядели ужасно. Лишь 200 десантников, которых в последний момент передали в состав полка, избежали печальной участи. Они просто не успели догнать полк и присоединиться к нему. Пополнение предполагалось принять на марше…
— Была ночь, — рассказывает Рохлин, — ситуация оставалась непонятной. Полная неразбериха в управлении. Когда узнали о положении 131-й бригады, мой разведбат попытался прорваться к ней, но потерял много людей. До железнодорожного вокзала, где подразделения бригады заняли оборону, было около двух километров, напичканных боевиками.
Антипов А. В. «Лев Рохлин: Жизнь и смерть генерала»
«На первой машине был комбриг, раненые были в десанте, а вся пехота, кто мог ходить, вся сидела на броне. Подбили нас из РПГ, первый раз промахнулись, а во второй в правый фальшборт попали. Пососкакивали мы, кто в живых остался, и на землю. Чехи нас голыми руками, как говорится взяли. Из всей БМП только я и один подполковник из Краснодара из штаба 58 Армии (27 мая 1995 года подполковник Владимир Иванович Зрядний был расстрелян в селе Харсеной по приказу Руслана Гелаева) остались в живых. Остальных добили».
Асташкин Н. «Чечня: подвиг солдата»
За новогодний штурм только группировка «Север» потеряла около 50 танков, 150 БМП, 7 «Тунгусок». Из 446 бойцов 131-й Майкопской бригады, вошедших в город, погибли более 150 человек. Из 426 военных 81-го мотострелкового полка погибли более 130. Точные цифры человеческих потерь за новогоднюю ночь неизвестны. В том числе потому, что за 1-м января последовало ещё несколько недель боёв за Грозный. Полностью город был взят только в марте 1995 года. Количество военнослужащих РФ, погибших только в новогоднюю ночь, оценивается в тысячу человек.
«Разгром был полный. Командование находилось в шоке».
Генерал Лев Рохлин
Фото: Коммерсантъ
«По нам долго бьют свои. Вообще на этой войне стрельба по своим из-за неразберихи и несогласованности стала настолько обыденным делом, что этому уже не удивляешься. Командиры говорят, что каждый второй убитый на этой войне убит своими…
Батальон, с которым мы переживаем огонь, идет на усиление полка, который и поливает нас сейчас огнем. Пока комбат устанавливает «звуковую связь» с полком (то есть орет, что мы свои). Наконец все выясняется и батальон перебегает в руины занятые стрелковым полком.
Батальон – громко сказано. От него за две недели боев осталось чуть больше полутора сотен человек. Только убитыми батальон потерял тридцать человек. Но это еще считается «ничего». От тех, кого загнали в Грозный в Новогоднюю ночь осталось и того меньше.
От мотострелкового полка, прибывшего из Самары, осталось несколько офицеров и чуть больше десятка солдат. На девятые сутки в расположение наших войск вышел капитан Евгений Сурнин и с ним шестеро солдат – все что осталось от стрелкового батальона.

От танковой роты на улице Орджоникидзе остались в живых только двое рядовых – москвич Андрей Виноградов и Игорь Куликов из Лобни.
Это было преступление и безумие загнать в город, напичканный боевиками и оружием колонны войск.
За двое суток новогодних боев мы понесли чудовищные потери – больше тысячи убитыми и пропавшими без вести.
Даже воздушно-десантные войска – элита армии – единственные действительно боеготовые части на этой войне за три недели боев до Нового года потеряли убитыми двадцать шесть человек, а за двое суток 1–2 января больше восьмидесяти.
О трагедии пехоты можно говорить бесконечно.
Части морской пехоты были спешно доукомплектованы перед выездом моряками с кораблей. Им не дали даже недели на подготовку. Батальоны были брошены в бой не взирая на то, что почти каждый четвертый моряк автомат в руки взял три дня назад…
К штабу корпуса у горбольницы прибыл сводный полк Закавказского округа. Ротный одного из батальонов бесхитростно спросил: «Где тут можно пристрелять оружие, все новое со складов, непристрелянное».
Через несколько часов этот батальон был уже введен в бой…
Вообще слово «сводный» – самое распространенное в группировке. Им маскируется та степень развала до которой дошли войска. Сводный – это значит набранный с «бору по сосенке». Не осталось в Российской армии полнокровных частей и соединений и потому на войну торопливо собирают все, что можно собрать.
От дивизии собирается сводный полк. И даже в сводном виде этот полк едва укомплектован процентов на шестьдесят…
Почти две недели после первого штурма части исправляли ошибки и просчеты генералов. В этих кровопролитных боях потери Российских войск достигали сорока человек убитыми в сутки…»
Владислав Шурыгин, «Кавказский поход». Из книги «Окопная правда Чеченской войны»
Фото: Владимир Вяткин
Генштаб РФ официально заявил, что в результате боёв за Грозный с 31 декабря 1994 года по 1 апреля 1995 года потери составили: 1426 человек убитыми, 4630 человек ранеными, 96 человек пленными, около 500 человек пропавшими без вести. Количество уничтоженных боевиков за период с 11 декабря 1994 по 8 апреля 1995 года – около 7 тысяч. Потери среди мирных жителей вообще неизвестны. Солдаты федеральных сил располагали свои позиции в жилых домах и вели огонь по таким же позициям чеченских отрядов. Обе стороны вообще не брали в расчёт безопасность мирных жителей. Количество погибших оценивается от 5000 до 27 000 человек.
«Невообразимая катастрофа», – заявили в ОБСЕ.
«Чистое безумие», – согласился канцлер Германии Гельмут Коль.
Фото: РИА Новости
Причин разгрома федеральных сил в ходе новогоднего штурма много. Как обычно, не было нормальной разведки. Командование не представляло, с чем придётся столкнуться в городе. Не было чёткого плана действий. Задачи ставились в ходе продвижения и постоянно изменялись. Управляющие войсками из Моздока командиры плохо представляли себе складывающуюся обстановку. Командование постоянно подгоняло, требуя идти вперёд. Подразделения действовали несогласованно. Атакующие группировки не представляли, где находятся другие отряды федеральных сил. Отмечено много эпизодов огня по своим. Были случаи нанесения ударов по своим российской авиацией. Плохим было состояние техники. Электронные системы многих машин не работали. Личный состав был подготовлен очень плохо. Не было нормальных карт города. Подразделения плохо ориентировались на местности. С началом боёв началась неразбериха в эфире. Из-за отсутствия защищённой связи в эфир постоянно вклинивались боевики и вносили дополнительную неразбериху. Много было командиров из числа выпускников гражданских вузов. Рядовой состав более чем наполовину состоял из солдат, которые только пришли из учебных частей.
«По моему танку чеченцы открыли огонь из пушек. Отказал стабилизатор, МЗ (механизм заряжания), отлетел приемник Р-173П, повредив улавливатель поддонов. Необходимо было срочно поменять огневую позицию. Но после очередного попадания в танк он заглох.
Запустив танк при помощи «соплей» (провода внешнего запуска), поставил пиллерс на место, вылез с отделения управления, объяснив механику Сашке Аверьянову как управлять танком при данной неисправности. Прикрывал нас в данный момент экипаж танка N189. Заняв место командира, вошел в связь с механиком, но отъехать не успели. Очередной выстрел с ПТС попал в верхние коробки динамической защиты напротив смотровых приборов ТНПО механика. Танк заглох, в боевом отделении пошел дым, появилось пламя. Выждав, когда чеченские пулеметчики обработают открытые люки, покинули боевое отделение.
Открыв люк механика с командиром танка, увидели, что помочь Саше Аверьянову мы не сможем. Кумулятивная струя, разворотив пустые КДЗ, прошла через шахты ТНПО, попав в голову механику.
Если бы в КДЗ было изделие 4С20, все было бы иначе. Почему танки пошли в город с пустыми КДЗ? Ответ прост – русский авось и боязнь командования возразить высшему руководству, а также предательство, которое было сплошь и рядом. Старший механик-водитель роты сержант Александр Аверьянов – светлая память о нем. Классный специалист, механик от Бога, неоднократно спасавший танк, экипаж от огня ПТС противника».
Воспоминания Игоря Вечканова «Новогодняя карусель» (Штурм Грозного)
Фото: РИА Новости
В первых числах января командование действиями российских вооружённых сил в Грозном перешло к Льву Рохлину, который с самого начала входил в город не колоннами, как на параде, а продвигался, методично уничтожая противника при поддержке артиллерии и систем залпового огня. Именно благодаря артиллерии и переходу к классическим схемам уличных боёв удалось в итоге взять город. Ко второй половине января войска ценой собственной крови научились воевать в условиях города. Чеченская война только начиналась…
События новогоднего штурма Грозного впечатляюще описаны в фильмах «60 часов Майкопской бригады», «Прокляты и забыты», «Необъявленная война». Атмосфера событий неплохо показана в фильме Александра Невзорова «Чистилище».
Спустя четверть века события новогоднего ада начинают растворяться в тумане памяти. 90-е закончились. Людям уже не очень понятно, зачем портить себе настроение, вспоминая солдат, гибнувших в боях, пока остальная страна ела салаты и смотрела телевизор. Но попробуйте на несколько секунд вспомнить молодых парней, которые исчезли в ночном пекле из-за тупости руководства страны и командования армии. В России есть такая традиция – между войнами восхвалять свои ратные подвиги и воинскую удаль. А как наступит очередная война – заново учиться воевать ценой собственной крови. И только память о таких событиях, как новогодний штурм Грозного, когда-нибудь научит больше не влезать в такую бойню.
Счастливого Нового года живым. Память мёртвым.
Пост подготовил Алекс Кульманов

Первая чеченская война Грозный: история

«Встреча» нового, 1995 года в Грозном

По неизвестно кем и когда установленной традиции самые крупные награды военачальникам всегда вручались за овладение городами. Поэтому судьба Грозного как бы была с самого начала предрешена. Неотвратимо наступало время решать судьбу чеченской столицы, превращенной дудаевцами в мощный укрепленный район.

По данным федеральной разведки, для обороны Грозного чеченским командованием была создана достаточно сильная группировка войск. По подсчетам, в ее составе насчитывалось до 10 тысяч боевиков, около 60 орудий и минометов, 30 ПУ РСЗО «Град», 50 танков, более 100 БМП и БТР, около 150 зенитных средств и большое количество ручных гранатометов. Кроме того, на стороне чеченцев действовали отряды ополченцев. А нередко и «дикие» отряды, которые никому не подчинялись и действовали сами по себе.

Для размещения этих сил и средств в Грозном были созданы три оборонительных рубежа: внутренний – радиусом от 1 до 1,5 км вокруг «президентского дворца»; средний на удалении до километра от внутреннего рубежа в северо-западной части города и до 5 км в его юго-западной и юго-восточной частях; внешний, проходивший в основном по окраинам города и вытянутый в сторону Долинского.

На внутреннем рубеже оборона чеченских формирований основывалась на узлах сопротивления, созданных вокруг «президентского дворца» с использованием капитальных каменных строений. Их нижние и верхние этажи были приспособлены для ведения огня из стрелкового оружия и противотанковых средств. Вдоль проспектов Орджоникидзе, Победы и улицы Первомайской были подготовлены позиции для ведения огня артиллерии и танков прямой наводкой.

Основу среднего рубежа обороны составляли опорные пункты в начале Старопромысловского шоссе, узлы сопротивления у мостов через реку Сунжа, в микрорайоне Минутка, на улице Сайханова и подготовленные к подрыву или поджогу нефтепромыслы, нефтеперерабатывающие заводы, а также химический завод.

Внешний рубеж обороны состоял из опорных пунктов, оборудованных на автомагистралях Грозный – Моздок, Долинский – Катаяма – Ташкала, в восточных микрорайонах Нефтянка, Ханкала и Старая Сунжа и южном – Черноречье.

Планом овладения Грозным предусматривалось нанесение четырех ударов по сходящимся направлениям. Они должны были позволить войскам в течение двух суток выйти в центральную часть города и овладеть «президентским дворцом». При этом главный удар должен был наноситься с севера.

Для действия в Грозном были созданы четыре группировки войск: «Север» под командованием генерал-майора К. Пуликовского; «Северо-Восток» под командованием генерал-лейтенанта Л. Рохлина; «Запад» под командованием генерал-майора В. Петрука и «Восток» под командованием генерал-майора Н. Стаськова. Для их комплектования потребовалось привлечение дополнительных сил. Начиная с 21 декабря в Чечню в спешном порядке перебрасываются сводные формирования Ленинградского, Приволжского, Уральского и Сибирского военных округов. Благодаря этому группировка федеральных войск на подступах к Грозному увеличилась до 38 тысяч человек. На их вооружении находилось 230 танков, 454 БМП и 388 орудий и минометов. Превосходство над противником было 2,5-кратное по личному составу, пятикратное по танкам и БМП, более чем шестикратное по артиллерии, абсолютное по авиации.

Анализ решения на ввод войск в Грозный, принятого на заседании Совета безопасности Российской Федерации 26 декабря 1994 года, показывает, что оно также не было лишено недостатков. Один из очевидных просчетов – недооценка возможного уровня вооруженного противодействия со стороны чеченцев в городе. Однако именно в Грозном был сосредоточен основной состав дудаевской группировки. Кроме того, на момент штурма Грозного он не был полностью блокирован и к боевикам беспрепятственно поступали пополнение и оружие из различных районов Чечни. Иными словами, оборонявшие Грозный чеченцы имели как полную свободу маневра, так и источники пополнения.

Наступление федеральных войск на Грозный началось рано утром 31 декабря 1995 года, в канун дня рождения министра обороны П. С. Грачева. Было это совпадением, военной хитростью или проявлением подхалимажа генералов к своему начальнику – судить сложно. А. С. Куликов пишет, что лично был свидетелем, как один из генералов, получивших задачу до 3 января, пообещал Грачеву выполнить ее 31 декабря. Сам Грачев поощрительно отнесся к обещаниям этого «стахановца» на человеческой крови.

Эмоции могут быть самые разные. Зато на фоне всеобщей неразберихи и подхалимства, лжи и безграмотности, лицемерия и безответственности неоспоримыми остаются факты действий федеральных войск и чеченских боевиков в Грозном в начале нового, 1995 года. Остановимся на них.

Внезапное для дудаевцев начало наступательных действий российских войск обеспечило на северном направлении возможность выхода 1-го батальона 81-го мотострелкового полка к железнодорожному вокзалу. К 13.00 он был уже занят. В 15.00 2-й батальон этого полка и сводный отряд 20-й мотострелковой дивизии блокировали «президентский дворец». 131-я бригада, наступая по улице Маяковского и не встретив организованного сопротивления, также сумела выйти в район железнодорожного вокзала.

«Сталинград» 1995 года

То, что действия российских войск 31 декабря в Грозном были для Дудаева внезапными, подтверждали в последующем даже его полевые командиры. Промежуточные оборонительные рубежи ими, по их же собственным признаниям, на момент ввода федеральных войск в город не были заняты.

Правда, не на всех направлениях действия войск были успешными. Не выполнила поставленную задачу восточная группировка войск, возглавляемая заместителем командующего ВДВ генерал-майором Н. Стаськовым. Один из ее полков, наступая вдоль железной дороги, вошел в город. Но затем, углубившись на три-четыре квартала, он был остановлен завалами и огнем противника из стрелкового оружия и гранатометов.

Решением генерала Стаськова направление выдвижения полка было изменено. Но и это не дало положительных результатов. Во втором микрорайоне он напоролся на подготовленный опорный пункт дудаевцев и был блокирован. В течение ночи с 31 декабря на 1 января полк, отбивая атаки боевиков, понес большие потери. Затем по команде генерала Квашнина он отошел в ранее занимаемый район.

На западном направлении группировка войск генерал-майора В. Петрука также не смогла выполнить поставленную задачу. Особенно серьезные ошибки были допущены командиром 19-й мотострелковой дивизии полковником Г. Кандалиным. Значительно медленнее, чем требовала обстановка, выдвигался на усиление западной группировки один из полков этой дивизии под руководством заместителя командующего СКВО по боевой подготовке генерал-лейтенанта С. Тодорова.

Едва ли не самой трагической для федеральных войск страницей боя за Грозный стал разгром 31 декабря 1994 года – 1 января 1995 года 131-й отдельной Майкопской мотострелковой бригады и 81-го мотострелкового полка.

В 7 часов утра бригада начала выдвижение и четыре часа спустя вошла в город с севера. В 13 часов ее первый батальон достиг железнодорожного вокзала, куда вскоре был подтянут и второй батальон. Войска двигались в походных колоннах, разведка противника не велась, необходимых мер предосторожности практически не предпринималось. И неудивительно – боевики никакого сопротивления не оказывали.

Сравнительно легкий успех не насторожил командира бригады. Более того, он позволил личному составу, оставив боевую технику, пойти погреться в здание вокзала и другие здания. Сама техника на привокзальной площади стояла в походном порядке, дежурные силы и средства назначены не были.

Многократное нарушение законов военного искусства привело к самым плачевным результатам. Подразделения Майкопской мотострелковой бригады были внезапно атакованы боевиками одновременно с различных направлений. Боевая техника, скопившаяся на привокзальной площади, в упор расстреливалась из гранатометов. Живая сила уничтожалась пулеметным и автоматным огнем. Выборочно по наиболее важным целям работали снайперы. Практически одновременно запылали многие боевые машины, бездыханными упали на землю десятки людей.

Уцелевший личный состав укрылся в здании вокзала и открыл беспорядочный ответный огонь, расходуя носимый запас боеприпасов. К ящикам с патронами, которые находились в боевых машинах, прорваться сквозь плотный огонь боевиков было практически невозможно. Немногие уцелевшие офицеры пытались хоть как?то организовать оборону, обеспечить доставку боеприпасов. Это им удавалось с огромным трудом. Необстрелянные солдаты, оказавшись под смертоносным огнем противника, плохо слушались команд командиров. Инстинкт самосохранения нередко господствовал над чувством долга.

Придет время отчитываться за бойню в районе грозненского вокзала и гибель ни в чем не повинных мальчишек, и власти начнут в факте бессмысленной гибели Майкопской мотострелковой бригады искать положительные моменты. Кто?то из журналистов по заказу сочинит рассказ о том, как рядовой Иванов стойко в течение нескольких часов отражал атаки противника. Кто?то даже постарается поднять авторитет командира бригады, утверждая, что тот руководил боем, будучи раненным в обе ноги. Это привычный прием для того, чтобы сгладить истинные оценки произошедшего и выдать преступную халатность за героизм.

Утром первого дня нового, 1995 года командир гибнущей Майкопской бригады по радио попросил вышестоящего начальника поддержать остатки его части, погибавшей в районе железнодорожного вокзала, ударами боевых вертолетов. Но в этой просьбе ему почему?то было отказано – видимо, не было под рукой свободных вертолетов или не подвезли для них горючего. Вместо «вертушек» на помощь окруженным был направлен 81-й полк 19-й мотострелковой дивизии под командованием полковника Андреевского.

В перерыве между боями

Характерная черта русского человека – упорно наступать на одни и те же грабли и получать по лбу. 81-й мотострелковый полк без предварительной разведки и без сопровождения боевыми вертолетами (другие средства огневой поддержки в условиях города малоэффективны) рванул на помощь Майкопской бригаде. Но, едва втянувшись в город, в 11 часов 1 января он был блокирован и также в упор расстрелян дудаевцами.

Пир во время чумы

Столь же неудачной была попытка деблокировать окруженные войска силами батальона 137-го парашютно-десантного полка. Его командиру непосредственно перед выходом был выдан план города в одном экземпляре, по которому при свете переносной лампы ставилась задача ротам и взводам.

Затем началось выдвижение в условиях туманной ночи. Впереди идущую машину не было видно на расстоянии 20 м. На маршруте не было ни блокпостов, ни комендантской службы, ни проводников. Поэтому колонна сразу же «заблудилась», а затем оказалась разорванной на две части. Одна из ее частей в районе Дома печати попала в засаду и потеряла 4 боевые машины, 14 человек убитыми и 7 ранеными.

Надежда на деблокаду окруженной Майкопской бригады ударом извне постепенно угасла. Старшие командиры солдатской кровью расписывались в своем бессилии. Окруженным в районе вокзала оставалось уповать на Бога и собственные силы, которых становилось все меньше и меньше.

Правда, был еще один шанс. В самый разгар боя у вокзала дудаевцы вышли на армейскую волну и предоставили слово находившемуся среди них «правозащитнику» и депутату Государственной думы Сергею Ковалеву.

– Я являюсь посредником. Какие будут ваши предложения? – поинтересовался депутат.

– Мы хотели бы без боя выйти из города, – ответили ему майкопцы.

После совещания с боевиками С. Ковалев вновь вышел на связь:

– Я тут побеседовал с чеченской стороной, условия такие. Вы уходите со своим табельным оружием. Технику оставляете для ее последующей передачи российской стороне. Вас отвозят на гражданском транспорте к своим.

Грозный, январь 1995 г.

Никто из окруженных россиян Ковалеву не поверил. К тому времени они уже насмотрелись на то, как чеченцы пристреливали раненых. Оставшиеся в живых пошли на прорыв. Вырвались единицы…

Позже, уже после освобождения вокзала федеральными войсками, был найден труп комбрига Майкопской, расстрелянного в упор. Рядом труп медика. А вокруг – трупы десятков солдат и офицеров, на площади – десятки единиц сожженной боевой техники. В этот страшный день 1 января 1995 года только 131-я отдельная мотострелковая бригада потеряла убитыми 25 офицеров и прапорщиков, 60 солдат и сержантов, еще 72 военнослужащих пропали без вести. Если же к этому прибавить потери частей, пытавшихся деблокировать окруженных товарищей, то счет пойдет уже на сотни.

Несколько иначе развивались события в группировке войск «Северо-Восток». При выдвижении к центру города по всему маршруту было организовано наблюдение и разведка. На каждом занятом рубеже устанавливались блокпосты. Принятые меры позволили подразделениям группировки войск «Северо-Восток» избежать внезапного нападения со стороны незаконных вооруженных формирований и закрепиться в районе больничного комплекса, в центре города.

Группировка войск «Запад» при выдвижении к центру города встретила сильное сопротивление со стороны боевиков. Часть сил этой группировки была блокирована незаконными вооруженными формированиями, и под их огнем федеральные войска вынуждены были выходить из города. Будучи не в состоянии преодолеть сопротивление противника, части и подразделения группировки войск «Запад» закрепились на западной окраине города.

На восточном направлении федеральные войска были остановлены завалами, интенсивным огнем боевиков из стрелкового оружия и гранатометов. Понеся потери в живой силе и технике, по команде руководства они также прекратили наступление и были отведены в ранее занимаемые районы.

Таким образом, в первые дни боевых действий федеральные войска понесли значительные потери в живой силе и технике и не смогли блокировать дудаевцев в центре города, как это предусматривалось замыслом операции. Только подразделения группировки войск «Северо-Восток» смогли войти в Грозный и удержать свои позиции в центре города, несмотря на то что боевики сконцентрировали против них лучшие свои силы.

Первоначальные неудачи в боях за Грозный были обусловлены рядом причин. Одна из них в том, что частям и подразделениям не ставилась конкретная боевая задача, их командиры были в полном неведении относительно замысла старшего начальника, зачастую не имели даже самых поверхностных сведений о противнике и возможном характере его действий. Усугубилось это представлениями об отрядах дудаевцев, бытовавшими среди командного состава федеральных сил накануне штурма, как о бандитском сброде, не способном организованно противостоять регулярным войскам. Следствием всего этого стала поверхностная оценка обстановки и действия, не отвечавшие конкретно складывавшимся условиям.

Другая причина заключалась в том, что командирами частей и подразделений в ходе боевых действий в городе недостаточно уделялось внимание организации и поддержанию взаимодействия между мотострелковыми, танковыми подразделениями и артиллерией, а также с подразделениями, действовавшими на блокпостах и соседних направлениях. Личный состав атаковавших подразделений зачастую не информировался о том, какой объект (здание) уже захвачен федералами, а какой – нет. Вследствие этого имелись случаи ведения огня по своим войскам. Боевая техника использовалась неэффективно и в условиях города действовала без должного прикрытия со стороны мотострелков. Выдвижение частей и подразделений осуществлялось в колоннах, допускалось большое скопление боевых машин на узких улицах города в условиях ограниченного маневра.

А где-то там, дома…

Управление подразделениями в ходе боя осуществлялось по радиосетям чаще всего открытым текстом и на одной радиочастоте для всех участвовавших сил и средств. Это очень засоряло эфир и приводило к тому, что радиосвязь из?за царившего эфирного хаоса в ответственные моменты боя оказывалась парализованной. Более того, радиопереговоры без использования документов скрытого управления войсками позволяли противнику дезинформировать федеральные войска, определять места расположения пунктов управления и выводить их из строя.

Имела место и такая причина, как нерешительность командного состава западной и восточной группировок войск. Это позволило незаконным вооруженным формированиям массировать свои усилия против частей и подразделений, вышедших к центральной части города. К числу просчетов в работе командиров следует также отнести недостаточное внимание, а порой и пренебрежение вопросами разведки противостоявшего противника, пассивность в сборе необходимой информации.

На начальном этапе боевых действий отрицательно сказалась нерешенность вопросов защиты военнослужащих от «психологического прессинга» с противодействовавшей стороны, нейтрализации воздействия средств массовой информации и работы с местным населением. Все эти факторы в той или иной мере снижали морально-психологическую готовность личного состава федеральных войск. Значительная часть личного состава высказывала сомнения в способностях своих подразделений и себя лично выполнять поставленные боевые задачи.

Военные неудачи, как обычно, привели к поиску виновных. Были произведены замены в составе высшего руководства войсками. Командующим группировкой войск «Запад», вместо отстраненных генерал-майора В. Петрука и генерал-лейтенанта С. Тодорова, был назначен генерал-майор И. Бабичев, а командиром 19-й мотострелковой дивизии стал полковник В. Приземзлин. На северном направлении с целью создания единого руководства две группировки войск были объединены в одну – «Север» под общим командованием генерал-лейтенанта Льва Рохлина.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >