Россия после венского конгресса

Польско-саксонский вопрос.

4 октября 1814 г. Талейран явился к Александру, и между ними произошло неприятное объяснение. Талейран выдвинул свой пре­словутый «принцип легитимизма». Александр должен отказаться от частей Польши, которые не принадлежали России до рево­люционных войн, а Пруссия не должна претендовать на Саксо­нию. «Я ставлю право выше выгод!» — сказал Талейран в ответ на замечание царя, что Россия должна получить от своей победы выгоду, которую она заслужила. Повидимому, это взорвало Александра, который, вообще говоря, умел вла­деть собой. Проповедь о святости права читал ему в глаза тот самый Талейран, который в Эрфурте продал ему же, Александ­ру, Наполеона и получил за это денежную оплату из сумм рос­сийского казначейства. «Лучше война!» — заявил Александр. Затем наступила очередь лорда Кэстльри. Лорду Кэстльри Александр заявил, что решил «исправить моральное прегре­шение, допущенное при разделе Польши». Царь не ставит своей задачей немедленно, тут же, на Венском конгрессе, воссоеди­нить все части былой Польши. Он может говорить пока лишь о той польской территории, которая теперь, в 1814 г., занята его войсками. Он создаст из этой части Польши королевство Польское, где будет сам конституционным монархом. Он не только восстановит королевство Польское из областей, которые по праву завоевания мог бы просто присоединить к России; он даже пожертвует этому конституционному королевству и Белостокскую область, полученную Россией в 1807 г., и Тарнопольскую область, приобретенную ею в 1809 г. Кэстльри при­знал предполагаемую конституцию, которую царь желает дать своей Польше, слишком опасной для Австрии и Пруссии: он выразил опасение, что австрийские и прусские поляки взвол­нуются, завидуя своим собратьям, пользующимся конститу­цией. Царь только этого и хотел. Выходило, что он так печется о независимости и свободе поляков, что даже министр свободной Англии убеждает его не быть столь либеральным. Меттерних настолько боялся Александра, что согласился уже было на уступку Саксонии прусскому королю, чего требовал Александр. Но непомерное, как Меттерниху представлялось, усиление русской мощи путем присоединения части Польши чрезвычайно беспокоило австрийского канцлера. Меттерних тогда же предло­жил Кэстльри такой выход: дать знать прусскому уполномочен­ному Гарденбергу, что можно бы иначе уладить дело. Австрия и Англия соглашаются на отдачу всей Саксонии прусскому ко­ролю. Но зато Пруссия должна немедленно изменить Алексан­дру, примкнуть к Австрии и Англии и вместе с ними не допустить Александра до овладения Польшей (герцогством Варшавским). Таким образом, Саксония должна была служить уплатой коро­лю за измену Александру.

Король Фридрих-Вильгельм III, поразмыслив, решил отка­заться от этого плана. Было ясно, что не спроста Меттерних и Кэстльри не привлекли Талейрана к намеченной сделке. Для короля прусского внезапно раскрылась вся опасность его положения: что будет, если Талейран расскажет обо всем Александру, а главное, предложит Александру совместные дипломатические, а, может быть, и не только дипломатические действия Франции и России против Пруссии? Кошмар франко-русского союза, горечь тильзитских и послетильзитских времен были слишком живы. В конце концов король Фридрих-Виль­гельм III признал за благо донести обо всем Александру, чтобы доказать все благородство своих собственных намерений. Александр призвал Меттерниха и объяснился с ним начистоту. По этому поводу Талейран злорадно доносил Людовику XVIII, что даже с провинившимся лакеем так не говорят.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Дипломатия Клеменса Меттерниха в решении польско-саксонского вопроса на Венском конгрессе 1814-1815 годов Текст научной статьи по специальности «История и археология»

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

УДК 94

Б. Л. Богоявленский

ДИПЛОМАТИЯ КЛЕМЕНСА МЕТТЕРНИХА В РЕШЕНИИ ПОЛЬСКО-САКСОНСКОГО ВОПРОСА НА ВЕНСКОМ КОНГРЕССЕ 1814-1815 ГОДОВ

Венский конгресс 1814-1815 гг.—первый большой европейский конгресс, собравшийся после 1648 г., —был призван урегулировать территориальные разногласия между союзниками по антинаполеоновской коалиции. Стержневой проблемой конгресса стал так называемый польско-саксонский вопрос, касающийся территории саксонского королевства и герцогства Варшавского. Пруссия с XVIII в. безуспешно пыталась присоединить к себе Саксонию, и теперь, когда саксонский король Фридрих Август в ходе Лейпцигской битвы был пленен, казалось, этой идее суждено осуществиться.

Прусский канцлер Гарденберг требовал применить к Саксонии право завоевания. Правительство Саксонии протестовало, аргументируя неприемлемость такого шага тем, что Саксония лишь поставляла Наполеону войска, но сама не развязывала агрессивной войны. Королю Саксонии Фридриху Августу предлагались взамен Тоскана или владения на левом берегу Рейна, образованные из церковных курфюршеств. Александр I был не против присоединения к Пруссии большей части Саксонии до Эльстера. Остальная ее часть должна была, по его замыслу, отойти к Веймарскому и Кобургскому герцогствам .

Англия к началу конгресса также была за присоединение Саксонии к Пруссии, в противовес усилению Франции и России. Позже лорд Каслри даже скажет, что не видит ничего предосудительного в смещении с трона саксонского короля, если это необходимо для реконструкции Европы .

Талейран ратовал за легитимность и поддержание равновесия сил, что было бы нарушено в случае полного присоединения Саксонии к Пруссии.

Для представителя Австрии Меттерниха вопрос обстоял сложнее, в нем переплетались два аспекта — правовой и военный. С военной точки зрения Саксония была для Австрии буферным государством, защищавшим ее от внезапного нападения Пруссии с Севера, и иметь с Пруссией общую северную границу для австрийского генералитета было просто недопустимо. В правовом отношении свою категоричную позицию высказал уже Франц I. Поскольку саксонский король — представитель одной из древнейших династий, его свержение недопустимо. В разговоре с царем австрийский император заявил, что при желании король Саксонии может отказаться от части своего государства, но не от всего государства вместе с подданными. Если он отрекается от престола, то его владения переходят его законным наследникам, но никто не имеет права на их раз© Б. Л. Богоявленский, 2010

грабление. Такова должна быть точка зрения каждого монарха . Император Франц был прав: с национальной точки зрения свержение саксонского короля не могло быть оправдано, так как остальные князья Рейнского союза были помилованы. Саксонский король имел лишь одно несчастье — попасть после Лейпцигской битвы в плен к пруссакам; иначе он, наверное, отпал бы после этой битвы от Наполеона так же, как и вюртембергский король, который был если не таким верным, то, во всяком случае, более злостным вассалом Наполеона, чем саксонский король .

Что касается Великого Герцогства Варшавского, то желание Александра I присоединить его к России, по всей видимости, сформировалось еще в начале 1813 г. Однако, чтобы не вызывать лишних разногласий среди союзников, пока Наполеон еще не повержен, царь не пожелал раскрывать свои замыслы.

Документом, проясняющим территориальные планы Александра I и заложившим основу для разногласий, стал подписанный в феврале 1813 г., в городе Калиш союзный Русско-Прусский договор о совместных действиях против Наполеона. Помимо военных статей, документ включал в себя ряд секретных статей — приложений. В них предусматривалось восстановление Пруссии в границах 1806 г., за исключением земель, отошедших к герцогству Варшавскому, и увеличение ее территории за счет экономически развитых земель Северогерманских государств. Кроме того, ей был гарантирован соединительный коридор между старой Пруссией и Силезией. Однако в июне 1813 г. между Россией, Австрией и Пруссией было заключено Рейхенбахское соглашение, по которому предполагалась ликвидация Герцогства Варшавского с последующим разделом его провинций между тремя странами, что и создало правовое основание для претензий Австрии и Пруссии на земли бывшего герцогства.

Окончательно о своем решении присоединить все Герцогство Варшавское Александр I объявил при подписании Парижского договора 1814 г., поскольку каждое из государств должно было сообщить о своих минимальных территориальных требованиях. Присоединение герцогства Варшавского царь обосновывал тем, что оно было завоевано Россией и только ею еще до заключения союза с другими державами, а значит, принадлежит России по праву завоевания .

В стане союзников данное известие усиленно обсуждалось и вызвало бурю негодования. Столь серьезное территориальное приобретение нарушает равновесие сил в Европе, и теперь Россия может занять место наполеоновской Франции. Союзники были скорее согласны на независимость Польши, чем на присоединение ее к России. Талейран от имени Франции настаивал на восстановлении Польши, доказывая, что разделение ее послужило бы прелюдией всеевропейского переворота. Лорд Каслри, говоря о Польше, настаивал на необходимости загладить величайшее политическое преступление, когда-либо омрачавшее собой летопись цивилизованного мира, и требовал, чтобы участники конгресса приняли такую систему государственного устройства Польши, которая оказала бы им честь в глазах мира .

Меттерних изложил свое видение польского вопроса на собрании представителей великих держав, которое Нессельроде провел в преддверии официального открытия конгресса, для того чтобы начать обмен мнениями по территориальным вопросам.

Австрийский министр привел очень интересный контраргумент, который аннулировал монопольное право России на герцогство Варшавское. «Я не могу, — сказал он, согласиться с мнением, что герцогство Варшавское было завоевано без содействия союзных держав и что, следовательно, эту страну можно исключить из числа тех, участь которых должна быть решена с общего согласия. Австрия была фактической союзницей России, когда войска последней вступили в герцогство. Поэтому князь Шварценберг

поспешил заключить перемирие, передать Варшаву и эвакуировать все герцогство, за исключением значительной территории с тремя предмостными укреплениями, оставленной ему по конвенции» . Действительно, 30 января 1813 г. было заключено Зейченское перемирие между российскими и австрийскими войсками, а 8 февраля, в день взятия войсками генерала Милорадовича Варшавы, Австрия объявила о своем нейтралитете, тем самым и обретя этот статус «фактической союзницы России» . Также Меттерних высказал поддержку принципу, по которому Россия должна получить вознаграждение за понесенные ею жертвы. Следуя этому принципу, Австрия не возражала против присоединения к России герцогства Варшавского, но считала, что, к сожалению, это будет чрезмерно нарушать соотношение сил между великими державами в Европе, уже сильно поколебавшееся присоединением к России Финляндии и Бессарабии. Упомянул Меттерних и о военной опасности, которая может грозить Австрии: если Россия получит Краков, то ее армия окажется всего в десяти переходах от Вены, а сохранение в ее руках Замостья означает, что русские войска в три перехода могут дойти до Лемберга, и тогда Австрии уже не удержать восточную Галицию, поскольку размещенная там армия будет отрезана, как только русские войска двинуться от Кракова за Вислу.

Делая вывод из вышесказанного, Меттерних, конечно, заверил Нессельроде, что австрийский император сейчас не будет воевать из за этих территорий с Россией, но он не может ручаться, что последствия подобного решения вопроса о герцогстве Варшавском не приведут к войне через несколько лет .

Однако Александр I был очень категоричен в вопросе о судьбе герцогства Варшавского и не собирался уступать.

Для противостояния планам Александра I относительно Польши Меттерних решил привлечь прусского канцлера Гарденберга, охваченного идеей присоединения Саксонии к Пруссии. Как уже упоминалось, позиция Австрия о недопустимости изгнания саксонского короля с его законного престола была главной преградой для осуществления данной идеи. Основой для сближения послужило устное обещание Меттерниха, данное им Гарденбергу еще в начале 1814 г.: признать право Пруссии на Саксонию, требуя взамен не поддерживать польские планы царя. Активную поддержку дипломатическому сближению двух министров оказал лорд Каслри, следовавший традиционной английской политике, болезненно рассматривающей любое усиление России, как на востоке, так и в Европе. Единственное условие, выдвинутое Каслри в обмен на содействие, заключалось в том, чтобы Пруссия решительно выступала против аннексии кем-либо герцогства Варшавского и не рассматривала Саксонию как компенсацию за польские земли .

Начиная совместно с Гарденбергом дипломатическую борьбу против царя, Меттер-них явно вел двойную игру и почти блефовал. В действительности он не мог с уверенностью гарантировать Пруссии поддержку по вопросу Саксонии, что понятно уже исходя из своеобразия принятия внешнеполитических решений при австрийском дворе. Как известно, император Франц во внешнюю политику не вмешивался, полностью доверяя ее Меттерниху, и только иногда высказывался по ключевым вопросам. Однако если император настаивал, что случалось крайне редко, на принятии какого-то определенного внешнеполитического решения (в данном случае — о неприкосновенности саксонского короля), то вероятность того, что Меттерних его переубедит, была крайне мала. После многодневных консультаций с императором Меттерних, в довольно витиевато составленной ноте от 22 октября, сообщил Гарденбергу, что австрийский двор выражает глубокое сожаление относительно намерения Пруссии присоединить Саксонию. Кро-

ме того, возможно, как вариант выхода из затруднительного положения, Гарденбергу было рекомендовано сохранить хотя бы ядро саксонского королевства .

Несмотря на продолжение переговоров, Меттерниху стало понятно, что Саксония является непреодолимой преградой для возможного сближения Австрии и Пруссии. Мысль о том, что Талейран на самом деле не «хромая утка», а всего лишь ждет своего часа, подсказала Меттерниху состав новой антирусской коалиции — Австрия, Англия и Франция. Австрийский министр уже давно обещал Талейрану, что он не допустит чрезмерного усиления России и защитит Саксонию .

Теперь, в подтверждение этому, он показал Талейрану свое письмо к Гарденбергу, в котором обещал помочь Пруссии присоединить Саксонию, если Пруссия выступит против польских планов Александра I, и сказал, что отныне не будет вести переговоров с прусским правительством и будет защищать Саксонию от любых посягательств .

От этого сближения выигрывала и Франция, которая не хотела ни присоединения герцогства Варшавского к России, ни присоединения Саксонии к Пруссии.

Коалицию против Александра I скрепил секретный договор о совместных действиях по спорным вопросам и о военной взаимопомощи, подписанный 3 января 1815 г. между Австрией, Англией и Францией. Оговаривалось, что в случае войны каждая из стран выставит армию в 150 тысяч человек для защиты участников договора. Для Англии, правда оговаривалась возможность замены войска денежной субсидией .

Подписывая этот договор, Меттерних по сути ничем ни рисковал — его попытки убедить Александра I изменить свое решение по территориальным вопросам закончились серьезной ссорой с царем. Вероятность силового разрешения вопроса почти равнялась нулю. Доказывает это и то, что уже летом 1814 г. царь мог бы отдать приказ главнокомандующему русским экспедиционным корпусом в Саксонии князю Репнину передать управление в руки Пруссии, чем бесповоротно привлек бы ее на свою сторону. Тем не менее он не пошел на этот шаг ни до, ни во время конгресса, складывавшегося явно не в его пользу. Это свидетельствовало о том, что Александр I был твердо намерен решать споры путем переговоров, а не новой войны.

Расчет Меттерниха оправдался, Александр I оказался перед выбором: или идти на уступки, или выдвигать войска против бывших союзников. Царь принял новые предложения австрийской стороны по польскому вопросу и согласился уступить. Австрия получила территории бывшего герцогства, потерянные еще в 1809 г., а также области в районе Кракова и Вислы, необходимые для военной защиты страны. Пруссия также получила незначительные территории бывшего герцогства. Однако если Пруссии эти территории Александр I был готов уступить еще в октябре, то уступки Австрии, которой, по словам царя, он не даст в Польше и деревни, — всецело заслуга Мет-терниха.

В общих чертах решив польский вопрос, Меттерних, на основе предложенной императором Францем идеи сохранить хотя бы ядро саксонского королевства, убедил Гар-денберга, что это единственно возможный выход из этой ситуации. На помощь ему пришел лорд Каслри, заставивший Голландию и Ганновер передать некоторую часть своих территорий Пруссии в качестве компенсации за недостающую часть Саксонии . В начале февраля 1815 г. стороны пришли к согласию и по саксонскому вопросу. Заслуживает внимания также и то обстоятельство, что по настоянию императора Франца были соблюдены необходимые формальности в отношении саксонского короля. Понимая, что в сложившейся ситуации потеря только части королевства для него, видимо, лучший выход, Фридрих Август собственноручно подписал документ о

передаче Пруссии требуемых земель, вследствие чего Пруссия стала обладательницей почти половины Саксонии с населением около 850 тысяч человек.

Таким образом, дипломатия двойной игры, грамотный выбор союзников и умение лавировать принесли австрийскому министру удачу. Несмотря на то, что работа конгресса продолжалась еще несколько месяцев, достижение согласия в польско-саксонском вопросе по сценарию Меттерниха принесло Австрии немалые выгоды. Они были упрочены австрийском министром иностранных дел успехами в решении территориальных споров в Италии и Германии.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Литература

1. Внешняя политика России XIX и начала XX века: документы Российского министерства иностранных дел. Серия I. Т. 8. М., 1972. 780 с.

2. Webster C. K. Britisch Diplomacy 1813-1815. London: G. Bell and sons, 1921. 409 p.

3. Srbik H. R. von. Metternich. Der Staatsmann und der Mensch. Miinchen, 1925. 786 S.

4. Меринг Ф. История войн и военного искусства. М.: АСТ; СПб.: Полигон, 2000. 528 c.

5. Мемуары графини Потоцкой. СПб.: Прометей, 1914. 352 c.

6. Зак Л. А. Монархи против народов. М.: Международные отношения, 1966. 376 c.

Позиция России, Пруссии, Австрия в Священном Союзе

В Венском конгрессе формально приняли участие представители всех европейских государств, даже крошечных немецких и итальянских княжеств. Но на деле все решения принимались великими державами: Россией, Австрией, Пруссией и Англией. Их основной целью было создать гарантии против возможного повторения агрессии со стороны Франции; удовлетворить собственные территориальные притязания; по возможности свести к минимуму последствия Великой французской революции.

  • · Австрию на конгрессе представляли император Франц I и министр иностранных дел К. Меттерних;
  • · Великобританию — министр иностранных дел лорд Р. Каслри и фельдмаршал А. Веллингтон;
  • · Пруссию — король Фридрих- Вильгельм III и канцлер К. Гарденберг;
  • · Россию представляли император Александр I и дипломаты князь А.К.Разумовский и граф К. В. Нессельроде. Особо отметим И. А. Каподистрию, врача по образованию, грека с Ионических островов, способного и трудолюбивого дипломата, монархиста, но человека либерально-демократических взглядов. Его деятельность как дипломата связана прежде всего с Восточным вопросом. Начало дипломатической карьеры Каподистрия положил, став в 1807 г. представителем России на Ионических островах, а затем российским посланником в Швейцарии, участником Венского и двух последующих международных конгрессов. Он был и автором ряда важных дипломатических документов России, в том числе Акта Священного союза. Дебидур А. Дипломатическая история Европы от Венского до Берлинского конгресса (1814 — 1878). М.: 1947. С. 99.

Император России Александр I стремился увеличить свои владения. Для этого он хотел создать в составе Российской империи Польское королевство, объединив все польские земли, в том числе и принадлежавшие Пруссии. В качестве компенсации Александр предлагал передать Пруссии королевство Саксонию. Однако этот план не устраивал Австрию, Англию и Францию. Австрия, стремившаяся к господству в Германии, не желала присоединения Саксонии к Пруссии, понимая, что в таком случае Пруссия станет очень опасным соперником. Англия, проводя свою традиционную политику лавирования, боялась чрезмерного усиления России. Союзники были едины лишь в одном — лишить Францию ведущей роли в Европе и свести ее территорию к границам 1792. 22 сентября они договорились отстранить Францию вместе с Испанией, Португалией и Швецией от реального участия в работе Конгресса. Но прибывшей 23 сентября в Вену французской делегации во главе с министром иностранных дел князем Ш.-М.Талейраном удалось добиться полноправного участия в переговорах. Дегоев В.В. Александр I и проблемы войны и мира в Европе. 2002. С. 126.

Основываясь на общих интересах, Австрия, Англия и Франция заключили тайный союз, направленный против России и Пруссии. В итоге большая часть Польши отошла к России (она получила название Царства Польского; Александр I пообещал «даровать» ему конституцию и провозгласить его автономным образованием в составе Российской империи), Пруссия получила лишь часть Саксонии. Таким образом, план Александра I удался лишь частично. Это было серьёзным поражением русской дипломатии. Дебидур А. Дипломатическая история Европы от Венского до Берлинского конгресса (1814 — 1878). М.: 1947. С. 115.

Среди других вопросов, обсуждавшихся в Вене, важнейшей была германская проблема. Народ Германии, воодушевлённый освободительной борьбой против Наполеона, надеялся на объединение страны. Однако вместо единой Германии был создан расплывчатый Германский союз из четырёх десятков независимых мелких немецких княжеств. Председательствовать в этом союзе должен был австрийский император. По решению Венского конгресса политически раздробленной осталась и Италия. Европейские монархи панически боялись революций и делали всё, чтобы их предотвратить. Они стремились стереть с карты Европы все последствия Французской революции.

Российская империя вступала на Венский конгресс твердой и величественной поступью самой влиятельной державы в Европе. Три основных фактора были тому причиной:

  • · Нравственный: Россия заслуженно была увенчана славой спасительницы Европы от наполеоновского владычества — это ее победоносные войска принесли свободу и Берлину, и Вене, именно она поглотила Великую армию Наполеона всенародным подвигом сопротивления и бескрайностью своих просторов.
  • · Военный: Россия располагала в 1814 г. самой мощной сухопутной армией на Европейском континентом — самой многочисленной, отлично дисциплинированной, закаленной в боях и, главное, привыкшей побеждать (без комплекса «победителей-побежденных», как у битых Наполеоном прусских и австрийских военных).
  • · Личностно-дипломатический: император Александр I был для России фигурой не только национального, но и мирового масштаба. Вдохновитель и организатор сокрушившей Наполеона коалиции, он был убежден в особой миссии России как гегемона Европы и гаранта безопасности на этом континенте. Венский конгресс можно небезосновательно назвать его детищем на пути к достижению этих целей.

Россия шла на конгресс в Вене со своей четкой программой сохранения и упрочения мира в Европе. Император Александр видел причину потрясших мир Наполеоновских войн гораздо глубже, нежели в «демонической» личности самого Наполеона. Он считал «корсиканского узурпатора» детищем Французской революции, сокрушившей устои, на которых столетиями покоился status quo того мира, к которому принадлежал Александр: христианская вера, монархическое устройство государств. Стабильность общественного строя. Прозорливый аналитик, Александр прекрасно понимал, что с падением Наполеона был срублен ствол древа насилия, но не выкорчеваны его корни. Революционные идеи, по мнению русского императора, продолжали волновать умы по всей Европе, косвенно готовя новых потенциальных наполеонов. Объединить для борьбы с этой опасностью все силы традиционной Европы с Россией во главе — вот в чем видел Александр свою сверхзадачу в Вене в 1814 г. Дегоев В.В. Александр I и проблемы войны и мира в Европе. 2002. С. 128.

На Венском конгрессе Россия столкнулась с противником, оказавшимся для нее гораздо опаснее Наполеона с его Великой армией. Этим противником была Великобритания, оружием его была тайная дипломатия (в которой британцы не знают равных), а полем боя стал какой-то генетический страх европейских государств перед их великим восточным соседом — с его огромными пространствами, многомиллионным населением и непознаваемой европейским прагматизмом самобытной душой. Что касается Великобритании, то последняя не претендовала на какие-либо территории в Европе. Все территориальные приобретения, которые англичане произвели в ходе революционных и наполеоновских войн — и прежде всего в Индии (Бенгалия, Мадрас, Майсор, Карнатик, район Дели и мн. р.) — были осуществлены далеко за пределами континента. Англичане добились своей цели, сокрушив былое колониальное могущество Франции в Индии и Вест-Индии, и теперь им также нужна была сильная Франция как важнейший фактор европейского равновесия. Великобритания также претендовала на роль гегемона Европы. Действуя закулисной интригой, маневрируя торговой и кредитной политикой, не брезгуя и прямым подкупом, она держала в своих руках многие нити управления донаполеоновской Европой. «Разделяй и властвуй» — таков был основной лозунг британской внешней политики. Британская корона строила свое доминирующее положение в семье европейских народов на их разобщенности и потворствовании ослабляющим их кровавым конфликтам. Россия с ее концепцией объединенной союзом величайших монархий Европы не оставляла британской гегемонии не единого шанса. Дебидур А. Дипломатическая история Европы от Венского до Берлинского конгресса (1814 — 1878). М.: 1947. С. 128.

Английская делегация прибыла в Вену 13 сентября 1814 года. Основную работу вел лично Каслри, допуская остальных членов делегации только к второстепенным вопросам. На конгрессе британский министр выступал в роли защитника «справедливого равновесия сил», посредника, заботящегося о благе «всей Европы». На самом же деле в своей внешней политике европейские монархии начала XIX в. привыкли руководствоваться не глобальными и долгосрочными идеологическими принципами (что предлагал им российский император Александр), а трактуемыми в сиюминутном ключе национальными интересами. Дебидур А. Дипломатическая история Европы от Венского до Берлинского конгресса (1814 — 1878). М.: 1947. С.128. Этим ближайшим интересам — реализации территориальных претензий, разделу «наследства» наполеоновской империи — гегемония России несомненно препятствовала ради большего — долгосрочной системы мира и безопасности в Европе. Британская дипломатия оперировала категориями «шкурных» интересов, но в 1814 — 1815 гг. Европа была готова сплотиться вокруг Великобритании по тем, же причинам, по которым сплотилась парой лет ранее вокруг России — на континенте появилась сила, ограничивавшая «самостоятельность» европейских государств. Британская дипломатия не преминула воспользоваться и тем, что на конгрессе отсутствовали австрийский император Франц и прусский король Вильгельм: связанные с русским царем долгой историей личных взаимоотношений в годы Наполеоновских войн, они могли бы препятствовать заговору против России — порою дружеская симпатия оказывается выше политической целесообразности, а уж симпатию император Александр внушать умел. Закулисные переговоры велись британским премьером Питтом с осторожным прусским бароном Гарденбергом (мыслившим тевтонским стереотипом о «русской опасности») и беспринципным австрийцем Меттернихом (о котором Наполеон говаривал: «Он так хорошо умеет лгать, что может быть назван почти великим дипломатом» Сахаров А. Н. История внешней политики России: конец XVв — 1917г. М.: 1999. С. 146. ) — во втором случае историками не исключается и возможность подкупа. Что же касалось Талейрана, то этот соратник Наполеона не оставил еще мысли об историческом реванше за поражение в России, и не только вовлек Францию в заговор в качестве активнейшего члена, но и мастерски подстрекал антирусские настроения австрийцев и прусаков. Конечно же обстановка повышенной секретности окружала заговор Европы: непобедимые русские полки были постоянным предупреждением о соблюдении тайны, однако они де подстегивали агрессивный страх Европы. Позиция Англии имела особое значение в решении германской проблемы. Каслри разработал два различных плана организации Европы. Первоначальный план заключался в создании союза Австрии и Пруссии при поддержке Англии; этот союз совместно с мелкими и средними германскими государствами и резко усиленными Нидерландами должен был образовать надежную преграду против Франции. Дебидур А. Дипломатическая история Европы от Венского до Берлинского конгресса (1814 — 1878). М.: 1947. С. 138. Каслри считал необходимым территориальное усиление Пруссии, а также Нидерландов для отражения возможного нападения со стороны Франции; кроме того, он рассчитывал, что территориальные приобретения удовлетворят Пруссию и будут способствовать ее сближению с Австрией. Поэтому Каслри соглашался расширить территорию Пруссии за счет земель на левом берегу Рейна.

К концу 1814 года стало ясно, что план Каслри неосуществим. Пруссия явно сближалась не с Австрией, а с Россией, с которой сумела договориться по польскому и саксонскому вопросам. Отношения же ее с Австрией все более обострялись из-за Саксонии. Поэтому Каслри должен был отказаться от первоначального плана и обратиться ко второму, который предусматривал союз Австрии, Франции и южногерманских государств при активной поддержке Англии, направленный в первую очередь против России. Дебидур А. Дипломатическая история Европы от Венского до Берлинского конгресса (1814 — 1878). М.: 1947. С. 139.

В январе 1815 года Англия вступила в тайный союз с противниками любой формы германского единства — Австрией и Францией. В английском парламенте Каслри вынужден был объяснить изменение своей позиции по вопросу о Саксонии: он ссылался на то, что общественное мнение в Англии, в германских государствах и в других странах встревожено попранием прав столь древней династии, как саксонская, и что захват Саксонии Пруссией вызвал бы повсюду неприязнь к этой германской державе, — толкование, явно рассчитанное на то, чтобы привлечь внимание вигов. Но несмотря на отказ от первоначального проекта Каслри выступал за расширение и укрепление Пруссии на Рейне.

3 января 1815 г. был подписан Талейраном, Меттернихом и Каслри «Секретный трактат об оборонительном союзе, заключенном в Вене между Австрией, Великобританией и Францией, против России и Пруссии». В соответствии с этим договором, в случае нападения на любую из держав-подписантов все они обязываются выставить на поле боя 120 тыс. пехоты и 30 тыс. кавалерии, с соответствующим количеством артиллерии. Содержалась оговорка о том, что если Великобритания не выставит условленного количества солдат, она уплачивает за каждого отсутствующего военнослужащего 20 фунтов стерлингов. Этот договор был направлен против усиления влияния России в Европе. Страны-заговорщицы обязывались выступить против России единым фронтом в случае вмешательства последней в интересы одной или нескольких из них, если это «повлечет за собой открытие военных действий». Номинально достаточно было одной из этих держав объявить России войну — и русским пришлось бы столкнуться с коалицией, по силам равной антинаполеоновской.

Венский конгресс

Венский конгресс

нем. Wiener Kongress


Участники Венского конгресса

Дата проведения

18 сентября 1814 — 9 июня 1815

Место
проведения

Вена, Австрийская империя

Участники

Российская империя
Британская империя
Австрийская империя
Пруссия
Королевство Франция
Португалия
Швеция
Испания

Рассмотренные вопросы

Пересмотр итогов наполеоновских войн

Результаты

Парижские мирные договоры
Создание Священного союза
Венская система международных отношений

Ахенский конгресс →

Медиафайлы на Викискладе

Венский конгресс 1814—1815 гг. — общеевропейская конференция, в ходе которой была выработана система договоров, направленных на восстановление феодально-абсолютистских монархий, разрушенных французской революцией 1789 года и наполеоновскими войнами, и были определены новые границы государств Европы. В конгрессе, проходившем в Вене с сентября 1814 по июнь 1815 года под председательством австрийского дипломата графа Меттерниха, участвовали представители всех стран Европы (кроме Османской империи). Переговоры проходили в условиях тайного и явного соперничества, интриг и закулисных сговоров.

Участники

  • Россию на конгрессе представляли Александр I, К. В. Нессельроде и А. К. Разумовский (в работе спецкомиссий принимали участие Иоганн фон Анстетт, Г. О. Штакельберг и И. Каподистрия);
  • Великобританию — Р. С. Каслри и А. У. Веллингтон;
  • Австрию — Франц I, К. Меттерних,
  • Пруссию — К. А. Гарденберг, В. Гумбольдт,
  • Францию — Шарль Морис де Талейран-Перигор
  • Португалию — Педро де Соуза Гольштейн де Палмела
  • Швецию — граф Карл Аксель Лёвенхъельм
  • Испанию — Педро Гомес Лабрадор (англ.)русск.

Решения

Карта Европы по итогам Конгресса Раздел Польши по итогам Конгресса

Все решения Венского Конгресса были собраны в Заключительном акте Венского Конгресса. Конгресс санкционировал включение в состав нового королевства Нидерландов территории Австрийских Нидерландов (современная Бельгия), однако все остальные владения Австрии вернулись под контроль Габсбургов, в том числе Ломбардия, Венецианская область, Тоскана, Парма и Тироль. Пруссии досталась часть Саксонии, значительная территория Вестфалии и Рейнской области. Дания, бывшая союзница Франции, лишилась Норвегии, переданной Швеции. В Италии была восстановлена власть Папы Римского над Ватиканом и Папской областью, а Бурбонам вернули Королевство Обеих Сицилий. Был также образован Германский союз. Часть созданного Наполеоном герцогства Варшавского вошла в состав Российской империи под названием Царство Польское, а российский император Александр I становился и польским царём. Австрия получила южную часть Малой Польши и большую часть Червонной Руси, Зальцбург, Италия — Ломбардию, Венецианскую республику, герцогство Моденское, Пармское, Тосканское, а западные земли Великой Польши с городом Познанью и польское Поморье вернулись к Пруссии. Этот раздел Польши между державами в исторической науке иногда выделяется как «Четвёртый раздел Польши».

Состоялось международное признание нейтралитета Швейцарии. Провозглашение политики нейтралитета оказало определяющее воздействие на последующее развитие Швейцарии. Благодаря нейтралитету ей удалось не только уберечь свою территорию от опустошительных военных конфликтов 19 и 20 веков, но также стимулировать развитие экономики поддержанием взаимовыгодного сотрудничества с воюющими сторонами.

Значение

Конгресс определил новую расстановку сил в Европе, сложившуюся к концу наполеоновских войн, на долгое время обозначив ведущую роль стран-победительниц — России, Пруссии, Австрии и Великобритании — в международных отношениях.

В результате конгресса сложилась Венская система международных отношений, и был создан Священный союз европейских государств, имевший целью обеспечение незыблемости европейских монархий.

См. также

  • Священный союз
  • Парижский мирный договор (1814)
  • Парижский мирный договор (1815)
  • Оккупация Франции (1815—1818)
  • Формирование территории Российской империи

Примечания

  • Венский конгресс // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Angeberg , Le congrés de Vienne et les traités de 1815…, v. 1—4, P., 1864;
  • Le Congrès de Vienne et les Traités de 1815. — Paris: Amyot, 1864. — 1964 p.
  • Дебидур А., Дипломатическая история Европы, т. 1, пер. с франц., М., 1947.
  • Ferrero G. Talleyrand a Vienne: 1814—1815. Paris, 1996.
  • Ghervas, Stella , Réinventer la tradition. Alexandre Stourdza et l’Europe de la Sainte-Alliance, Paris, Honoré Champion, 2008. ISBN 978-2-7453-1669-1
  • Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 2, с. 568, 570; т. 5, с. 309—11; т. 6, с. 520—21; т. 9, с. 4, 384, т. 12, с. 682; т. 13, с. 277—78; т. 21, с. 211—12, 421—22;
  • Мартенс Ф. Ф., Собрание трактатов и конвенций, заключённых Россией с иностранными державами, т. 3, СПБ, 1876, с. 207—533;
  • Нарочницкий А. Л., Международные отношения европейских государств с 1794 до 1830 гг., М., 1946;
  • Талейран, Мемуары, М., 1959;
  • Тарле Е. В. Венский конгресс, в кн.: История дипломатии, 2 изд., т. 1, М., 1959;
  • Webster C. K. (ed.), British diplomacy 1813—1815, L., 1921;
  • Зак Л. А., Монархи против народов. Дипломатическая борьба на развалинах наполеоновской империи, М., 1966;
  • Д. Д. Данилов, А. В. Кузнецов, С. С. Кузнецова, Н. С. Павлова, А. В. Репников, В. А. Рогожкин, Всеобщая История. История Нового времени. Учебник для 8-го класса основной школы. -М. : Баласс, 2010. — 304 с.: ил.

Ссылки

  • Заключительный акт Венского конгресса, 9 июня 1815 г. (фр.) (недоступная ссылка) (англ.)
  • Приложения:
    • Российско-австрийский договор (англ.)
    • Российско-прусский договор (англ.)
  • Das europäische Mächtesystem nach 1815
  • kalenderblatt.de: Wiener Kongress
  • Der Wiener Kongress 1815

>Венский конгресс

Венский конгресс – международный конгресс 1814–1815 годов, который состоялся после победы союза европейских государств над наполеоновской Францией.

Предпосылки созыва Венского конгресса

Ожесточенная и длительная борьба европейских государств против империи Наполеона завершилась разгромом Франции. Естественно, что победители видели основную цель в уничтожении всех изменений, внесенных Наполеоном на карту мира, но не забывали и о себе, добиваясь сохранения своих интересов. Планировалось, что все завоевания Франции будут ликвидированы и она останется в границах того государства, которым являлась до 1 января 1792 года.

Ход Венского конгресса

Инициаторами этого мероприятия стали победившие государства (Российская империя, Пруссия, Австрия и Великобритания), они и возглавили руководство конгрессом.

На Венском конгрессе основными действующими лицами стали российский император Александр I, австрийский император Франц I и австрийский канцлер Меттерних, английский министр иностранных дел лорд Каслри, министр иностранных дел Пруссии Гарденберг. Не менее активное участие в конгрессе принимал и французский министр иностранных дел де Талейран-Перигор. Все участники конгресса постоянно спорили, торговались, но определили основные решения.

Единство участников определялось главной целью: все изменения и преобразования, появившиеся в Европе за последние двадцать лет, должны быть ликвидированы. Участники конгресса добивались и восстановления прав прежних монархов, которые пострадали в результате прошедших революционных преобразований и войн.

Стояла задача сформировать устойчивые гарантии, которые не допустили бы возрождения бонапартизма на территории Франции, а также дальнейших попыток перекраивания Европы.

Не менее важным стало обеспечение территориальных запросов победителей. И здесь предстояло внести изменения в карту Европы и раскрой имеющихся колоний.

Работа конгресса не прерывалась даже во время краткосрочного возвращения Наполеона к власти. Знаменитые «Сто дней» Наполеона, победоносное вхождение его в Париж не остановили дискуссии, проходящие в Вене. Но победа союзных войск при Ватерлоо практически привела к окончанию конгресса.

Решения Венского конгресса

Державы-победительницы смогли добиться определенного компромисса, и 9 июня 1815 года был подписан Генеральный акт Венского конгресса.

В итоге были приняты следующие решения:

– Царство Польское входило в состав Российской империи.

– Голландия и Бельгия объединялись и образовывали Объединенное королевство Нидерландов с присоединением Люксембурга.

– В Северной Италии Ломбардия и Венеция объединялись в Ломбардо-Венецианское королевство, управление над которым осуществляла Австрия.

– Англичане вернули ранее утраченные колонии и подтвердили свое право на владение Мальтой.

– Франция оставалась в границах 1792 года, и на ее территории размещались оккупационные войска, на французском престоле восстанавливалась династия Бурбонов.

– Папа Римский вновь восстанавливал власть над Ватиканом и Папской областью.

– Был образован Германский союз.

– Дания, являвшаяся союзницей Франции, лишилась Норвегии, которая была передана Швеции.

Значение Венского конгресса

Впервые мировые державы сели за стол переговоров по урегулированию спорных вопросов, что стало предпосылкой для создания современной дипломатии.

Все участники посчитали, что они создали прочные основы для мира в Европе. Но прошло всего 15 лет, и на территории Нидерландов произошла так называемая Бельгийская революция, в результате которой возникло Бельгийское королевство. В 1830 году поляки подняли восстание против российского царизма, которое было жестоко подавлено. В 1848 году революционные брожения прошли по всей Европе. Они затронули Италию, Францию, Австрию и Германию и нанесли заметный урон основам монархического строя. Но основной удар по принятым соглашениям нанесла Крымская война 1853–1855 годов.