Продвижение НАТО на восток

Последствия расширения НАТО для России

Руководители западных стран не перестают уверять мировое сообщество в своих добрых намерениях, в своем миролюбии и озабоченности проблемами безопасности не только собственных членов, но и России. Руководство альянса неоднократно заявляло, что в обозримом будущем не предусмотрены какие-либо планы размещения ядерного оружия на территории новых стран-членов.

Однако само руководство НАТО неоднократно демонстрировало, что его слова и уверения зачастую не стыкуются с его же реальной политикой. Под аккомпанемент подобного рода рассуждений Альянс безудержно расширялся на Восток, увеличив пределы своей ответственности аж до Афганистана. Это свидетельствует о том, что всякого рода заявления имеют ту особенность, что они часто не соблюдаются.

Поэтому Россия не вправе принимать подобные заявления за чистую монету. Хотя бы потому, что увеличение мощи даже обычных сил НАТО при одновременном ее приближении к границам России может иметь дестабилизирующее влияние па баланс стратегических ядерных сил. Дело в том, что Североатлантический альянс получает практически прямой доступ к центральным (ранее являвшимся тыловыми) районам, имеющим ключевое в военно-экономическом отношении значение. Обычные вооружения стран НАТО приобретают способность решать стратегические задачи на территории России. Поскольку возрастает опасность поражения объектов ядерных сил обычными средствами, тактическая авиация получает возможность наносить удары по стратегически важным объектам в глубине территории России.

Тем не менее, как уже отмечалось, Россия вынуждена признать ту аксиому, что НАТО — это современная мировая реальность, а международную политику невозможно строить без учета существующих реальностей или игнорируя их. Россия как великая ядерная держава, которая в начале нового века снова вернулась на мировую авансцену в качестве влиятельного игрока, тоже является мировой реальностью. Поэтому Россия и НАТО просто обречены на взаимное сотрудничество, на совместные поиски форм, путей и средств борьбы с новыми угрозами международной безопасности.

Россия, вполне сознавая эти реалии, участвует в работе Совета североатлантического сотрудничества (ССАС), созданного в декабре 1991 г. В июне 1994 г. Россия поставила свою подпись под рамочным документом программы «Партнерство во имя мира», в которой участвуют 26 стран-партнеров, в том числе такие нейтральные страны, как Швеция, Финляндия и Австрия. В мае 1995 г. Россия подписала

Индивидуальную программу партнерства и документ, который обозначил механизм ее политического диалога с НАТО но формуле «16+1». С середины 90-х гг. прошлого века процесс постепенной институционализации отношений между Россией и НАТО шел по нарастающей.

Существенным прорывом в направлении улучшения отношений между Россией и НАТО стало подписание президентом РФ Б. Н. Ельциным и главами государств и правительств стран — членов НАТО 27 мая 1997 г. в Париже Основополагающего акта о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и НАТО. Этот компромиссный документ открыл для России новые возможности развития взаимодействий с НАТО в различных областях европейской и мировой политики.

Во исполнение его положений был создан Совместный постоянный совет Россия — НАТО, который, как отмечалось в Основополагающем акте, обеспечивает механизм для консультаций, координации и в максимально возможной степени, по мере необходимости, для совместных решений и совместных действий в отношении вопросов безопасности, вызывающих общую озабоченность. Создана и функционирует информационная служба НАТО в Москве. НАТО и Россия заявили о своей готовности работать в области контроля над вооружениями и разоружением в тесном контакте с Организацией по запрещению химического оружия.

На протяжении последнего десятилетия более или менее успешно развиваются различные направления сотрудничества и взаимодействия России и НАТО, такие как совместные военные учения, миротворческие мероприятия. Предпринимаются общие усилия, направленные на борьбу против международного терроризма и предотвращение распространения ядерного, биологического и химического оружия, и др.

Расширение НАТО на восток — угроза для России

Начиная с 1993г., расширение Североатлантического альянса на восток образует одну из ведущих сюжетных линий в отношениях между Россией и Западом, в формировании российской внешней политики в целом, в борьбе идей и политических течений по вопросу о военно-стратегической ориентации России и в конечном счете о ее цивилизационной принадлежности. При этом история дискуссий о расширении НАТО свидетельствует о глубоких различиях в восприятии проблемы российскими и западными наблюдателями. В России официальные лица и большинство вовлеченных в «реальную политику» экспертов рассматривали расширение как консолидированную стратегию Запада (или, по крайней мере, американских элит) и пытались либо воздействовать на ситуацию ничем не подкрепленными угрозами, либо ограничить ущерб договоренностями с НАТО по вопросам частного характера — тем самым демонстрируя как сторонникам, так и противникам экспансии на Западе свое фактическое признание ее неотвратимости. Однако, в докладе Совета по внешней и оборонной политике (СВОП утверждалось, что расширение не является предопределенным и предлагалось воздействовать на элиты США и стран НАТО с целью блокирования расширения.

Между тем автор наиболее фундаментального американского исследования по этому вопросу (причем написанного с позиций сторонников расширения) считает, что расширение НАТО на восток «отнюдь не было неизбежным… К началу его обсуждения перспектива роспуска НАТО была по меньшей мере столь же вероятной, сколь и его расширение… и в администрации, и в Конгрессе лишь маленькая горстка людей положительно относилась к этой идее».

По убеждению признанных авторитетов реалистической школы, после исчезновения советской угрозы НАТО был обречен на распад как альянс, утративший свою оборонительную функцию, а его сохранение и тем более экспансия дают основание российским «реалистам» считать, что подлинные интересы его участников, и прежде всего США, являются по своей сути захватническими.

В российском сообществе политиков и экспертов существовали и продолжают существовать различные, во многом диаметрально противоположные точки зрения на счет расширения НАТО на Восток. Одни полагают, что экспансия альянса создает непосредственную военную угрозу для России со стороны Запада, преследующего цель экономического закабаления и расчленения страны, в то время как многие убеждены в том, что расширение НАТО является закономерным ответом на «имперские амбиции» или «имперскую ностальгию» Москвы и, возможно, его единственный отрицательный эффект заключается в косвенной пропагандистской подпитке «национал-коммунистического реванша».

Такая полярность в оценках (во многом сохраняющаяся и по сей день, по крайней мере в экспертных и политических кругах) отражает глубину общественного раскола в оценке отечественной истории и цивилизационной идентичности и сама по себе является фактором национальной безопасности, требующим учета при проведении какой бы то ни было внешней политики.

Существует достаточно оснований для того, чтобы оценивать расширение альянса, как реальную угрозу и с военно-стратегической, и с политической, и с культурно- цивилизационной точек зрения. Неочевидность для ряда экспертов и политиков военной угрозы со стороны НАТО связана с ее динамическим характером, под которым в данном случае имеется в виду нарастание агрессивности альянса по мере изменения его состава и перегруппировки элит в результате победы сторонников более жесткой наступательной стратегии над «голубями». Тревожным сигналом прозвучало заявление венгерского премьера В.Орбана осенью 1999г. о возможности размещения ядерных ракет на венгерской земле.

Хотя высшее руководство НАТО или его отдельных членов в данный момент не рассматривает ведение каких-либо военных действий против России, будь то ядерными или конвенциональными силами, в качестве реалистического сценария, демонстрация воинственных намерений на более низком уровне, особенно государствами восточного и южного фланга, представляет собой самостоятельную угрозу для России, поскольку воздействует на психологически уязвимые элитные группы, утратившие иммунитет к различным формам шантажа и силового давления как внутри страны, так и вовне.

Здесь пролегает достаточно зыбкая граница между военными и невоенными угрозами, причем последние гораздо более актуальны для сегодняшней России, хотя многим на Западе представляются абстрактными, а потому и второстепенными. Наступление НАТО на жизненные интересы России возрождает к жизни столь же бесплодные, сколь и разрушительные для целостного национального самосознания споры между «западниками» и их разнообразными оппонентами, а также дискуссии о том, является ли Россия европейской или евразийской державой или, может быть, совсем особой, изолированной геополитической единицей. Восприятие НАТО как военно-политического эквивалента западной цивилизации или Европы в целом ставит российских западников в ситуацию ложного выбора — либо добиваться утопической цели интеграции России с НАТО ценой великих унижений, либо признать Россию по сути не-европейской, не-западной страной, а себя самих — чем-то вроде пятой колонны или по крайней мере цивилизационного меньшинства, которое должно, как и сегодня, обеспечивать себе доступ к институтам власти квази-демократическими методами или смириться с существованием в культурно-политических анклавах.

Одним из путей нейтрализации этой культурно-психологической, а следовательно и политической угрозы является отказ от восприятия Запада как монолитного, интегрированного целого, от придания исторически преходящим институциональным образованиям статуса выразителей некоей абсолютной идеи Запада. Между тем радикальный отказ от аналитического инструментария советской эпохи, в сочетании с оскудением информации и научного изучения западного мира, породил у многих российских наблюдателей преувеличенное представление о консолидированности Запада (являющееся в некотором смысле обратной стороной собственной, вполне реальной разобщенности российского социума). Конфронтация внутри западного, в частности американского общества по вопросу о судьбе НАТО, наличие серьезной оппозиции расширению, в том числе и во властных структурах, оставались незамеченными в России либо затушевывались ввиду невыгодности этой информации, как для российских изоляционистов, так и для фанатичных приверженцев тотальной интеграции с Западом. В сегодняшних обстоятельствах понимание глубокой внутренней конфликтности западного мира, отказ от абсолютизации временного соотношения сил внутри него, а также между Западом и другими «полюсами» мирового сообщества необходимы в первую очередь именно российским западникам, если они хотят восстановить легитимность своего направления как неотъемлемой части российского социокультурного и политического спектра.

Какими ресурсами влияния на процесс расширения НАТО располагает Россия на нынешнем этапе? Возможности для этого в рамках СПС по существу минимальны, поскольку НАТО институционально заинтересовано в дальнейшей экспансии. Поэтому если пассивность российской дипломатии в предшествующих структурах (ССАС и ПРМ) привела к отрицательным последствиям, то на данном этапе, напротив, сведение двусторонних контактов к необходимому минимуму представляется наиболее рациональным решением. В этих обстоятельствах сближение с Индией, Китаем, странами Ближнего и Среднего Востока, проводящими самостоятельную политику, а также теми европейскими странами, которые пока еще сохраняют нейтралитет, является условием предотвращения геополитической изоляции, однако оно может оказать лишь косвенное влияние на динамику натовской экспансии.

На сегодняшний день ключевой проблемой российской безопасности и внешней политики является устойчивый образ России как беспринципной силы, считающейся исключительно с материальными факторами — имидж, укоренившийся не только на Западе, но и на Востоке, не только среди элит, но и в широких слоях общественного мнения. Внутриполитические обстоятельства, формирующие внешнюю политику России, говорят о том, что в обозримом будущем этот непривлекательный образ во всяком случае не поблекнет, а поведение России как субъекта мировой политики будет по-прежнему строиться исходя из оценки сиюминутного соотношения материальных ресурсов, вне какой-либо системы универсальных ценностей и долгосрочных принципов, которые были бы привлекательны для широкого круга участников мирового сообщества.

Расширение НАТО

Карта хронологии вступления стран в НАТО.

Расширение НАТО — процесс включения новых стран в НАТО. НАТО — военный союз, организация которого составляет систему коллективной защиты. Вступление новых членов в Альянс соответствует статье 10 Североатлантического договора, в которой провозглашается, что каждое европейское государство, которое способно развивать принципы настоящего Договора и способствовать безопасности в Североатлантическом регионе, может быть приглашено к присоединению к НАТО. Страны, желающие присоединиться, должны отвечать определённым требованиям и пройти многошаговый процесс, включающий в себя политический диалог и военную интеграцию. За процессом вступления наблюдает Североатлантический совет.

По состоянию на 2019 год НАТО официально признает четырех стремящихся членов: Боснию и Герцеговину, Северную Македонию, Грузию и Украину. У двух стран есть План действий по членству: Босния и Герцеговина и Северная Македония. Северная Македония подписала протокол о вступлении в НАТО в феврале 2019 года, который в настоящее время ратифицируется государствами-членами.

Экспансия НАТО в постсоветский период оценивается неоднозначно. На момент её начала в конце 1990-х годов среди историков существовал редкий консенсус: практически все они считали эту экспансию плохой стратегией.

Процесс расширения

В другом языковом разделе есть более полный раздел Enlargement of NATO#Past enlargements (англ.).

Проверить информацию. Необходимо проверить точность фактов и достоверность сведений, изложенных в этой статье.
На странице обсуждения должны быть пояснения.

Североатлантический Союз прошёл 7 шагов расширения. Первое, второе и третье расширения произошли ещё до распада Советского Союза, в 1952 — (Греция, Турция), 1955 (ФРГ) и 1982 (Испания) годах соответственно.

В 1990 году, с объединением Германии, территория альянса расширилась на земли бывшей ГДР, заняв всю территорию Германии. В ходе переговоров по объединению была достигнута договорённость что иностранные (не германские) войска не будут размещаться на территории бывшей ГДР и, предположительно, устная договорённость о нерасширении НАТО в Восточную Европу. Наличие такой договорённости (и её последующее нарушение со стороны НАТО) декларируется российским руководством, но отвергается альянсом; экс-президент СССР Михаил Горбачёв высказывался по её поводу противоречиво, подтверждая в одних интервью и опровергая в других

24 апреля 1999 года на саммите НАТО в Вашингтоне в процедуру вступления в НАТО был введён этап так называемого «кандидатства». С тех пор страны, которые проявляли политическую волю к членству в Альянсе, сначала должны были присоединиться к Плану действий по членству в НАТО (ПДЧ), что означало их признание со стороны этой организации как кандидатов на вступление, реализовать его (путём принятия годовых национальных программ, их выполнения и положительной оценки НАТО), а уже после того вести переговоры о вступлении. Все страны, которые вступали в Альянс с того момента, проходили через выполнение такого плана. Хотя участие в ПДЧ значительной мере содействует подготовке к вступлению в НАТО, оно не является гарантией будущего членства.

Пятое расширение произошло в марте 2004 года, когда в блок вошли сразу 7 государств: Болгария, Латвия, Литва, Румыния, Словакия, Словения и Эстония, выполнив всего по одной годовой национальной программе Плана действий после его предоставления этим странам в ноябре 2002 года.

На саммите НАТО в Бухаресте в апреле 2008 года было принято решение о принятии в НАТО Хорватии и Албании. Бывшая югославская Республика Македония, выполнив к этому времени уже девять годовых национальных программ ПДЧ, не была принята из-за вето Греции, наложенного по причине споров о названии страны. Специально к этому саммиту два постсоветских государства — Украина и Грузия — формально «проявили политическую волю к членству». Так, Президент Украины Ющенко В. А., премьер-министр Тимошенко Ю. В. и председатель Верховной рады Яценюк А. П. 11 января 2008 года написали так называемое «письмо трёх», в котором просили НАТО о предоставлении Украине ПДЧ. Дословно: «…Надеемся, что достигнутый Украиной прогресс в рамках Интенсифицированного диалога по вопросам членства и соответствующих реформ в ближайшее время будет признан Альянсом… В настоящее время Украина заинтересована в присоединении к Плану действий относительно членства. Рассчитываем на то, уровень готовности нашего государства к новым свершениям станет основой для позитивного ответа во время следующего саммита стран НАТО в Бухаресте». Но вручение Грузии и Украины Плана для членства в НАТО отложили, в частности, Германия и Франция. Всенародный опрос на Украине на данный момент не проводился; только на основании его результатов могло быть принято решение о вступлении или не вступлении в НАТО. 2 апреля 2010 года Виктор Янукович ликвидировал межведомственную комиссию по вопросам подготовки страны к вступлению в НАТО и национальный центр по вопросам евроатлантической интеграции.

19 мая 2016 года подписан протокол о вступлении Черногории в альянс. С этого момента Черногория получила право принимать участие во всех заседаниях НАТО в качестве наблюдателя. Предполагается, что после того, как все государства НАТО ратифицируют протокол, Черногория станет 29-м членом Североатлантического альянса. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил, что Черногория может рассчитывать на членство в блоке уже в июне 2017 года. По состоянию на апрель 2017 года, протокол о вступлении Черногории в НАТО ратифицировали 26 стран из 28, кроме Нидерландов и Испании.

28 апреля 2017 года парламент Черногории ратифицировал все необходимые документы для вступления страны в НАТО. 12 мая 2017 года все члены НАТО ратифицировали протокол о вступлении Черногории в альянс. 5 июня 2017 года Черногория официально стала членом НАТО.

В июне 2017 года появилась информация о том, что НАТО планирует принять в свой состав Республику Македонию до весны 2018 года под названием Бывшая Югославская Республика Македония (БЮРМ), на чём настаивает Греция. Премьер-министр Республики Македонии Зоран Заев заявил, что его страна готова к вступлению в НАТО под этим названием.

В январе 2018 года дипломатические источники в Афинах сообщили, что на Республику Македонию оказывается серьёзное давление со стороны США и НАТО с целью добиться уступок со стороны Скопье в вопросе наименования страны и решить вопрос со вступлением Республики Македонии в Североатлантический альянс. По словам источников, 11-12 июля 2018 года планируется саммит НАТО, на котором руководство альянса хотело бы объявить о вступлении Бывшей югославской Республики Македонии. Республика Кипр, с приходом к власти Никоса Анастасиадиса, планирует присоединиться к НАТО.

Дата Страна Примечания
первое расширение
18 февраля 1952 Греция С 1974 по 1980 годы Греция не принимала участие в военной организации НАТО из-за напряжённых отношений с другим членом блока — Турцией.
Турция
второе расширение
9 мая 1955 Германия Присоединилась Западная Германия. Саар воссоединился с ФРГ в 1957 году, с 3 октября 1990 года — объединённая Германия
третье расширение
30 мая 1982 Испания В 2001 году, с приходом к власти Испанской социалистической рабочей партии, Испания вышла из военных органов НАТО, оставаясь участницей Североатлантического договора.
четвёртое расширение
12 марта 1999 Венгрия
Польша
Чехия
пятое расширение
29 марта 2004 Болгария
Латвия
Литва
Румыния
Словакия
Словения
Эстония В 2010 году был восстановлен военный аэродром тяжёлых бомбардировщиков.
шестое расширение
1 апреля 2009 Албания
Хорватия
седьмое расширение
5 июня 2017 Черногория 19 мая 2016 года между НАТО и Черногорией было подписан протокол о вступлении страны в организацию, процесс ратификации которого завершился 12 мая 2017 года

Критика постсоветской экспансии

В конце 1990-х годов практически все историки оценивали начало постсоветской экспансии НАТО как политику «плохо продуманную, несвоевременную и неподходящую к реалиям» периода после Холодной войны. Дж. Гэддис заметил, что он не помнит другой столь же единодушной оппозиции историков по отношению к объявленным политическим инициативам. С его точки зрения, экспансия нарушала принципы здравого смысла, которые должны лежать в основе любой большой стратегии:

  • великодушие к побеждённым. Историки используют в качестве примеров послевоенные обустройства мира после наполеоновских войн и Второй мировой войны (когда побеждённые, Франция в первом случае и Германия / Япония во втором, были приняты во вновь созданные структуры безопасности) и Первой мировой войны (когда СССР и Германия были исключены из новых структур) и подчёркивают, что во втором случае подход быстро привёл к новому конфликту;
  • избегание создания ненужных врагов;
  • глобальный, а не региональный, подход;
  • баланс целей и возможностей;
  • отсутствие сантиментов;
  • готовность признать ошибку и изменить курс.

Пределы расширения НАТО с точки зрения России

Сторонники теории политического реализма предсказывали неизбежность холодного или даже горячего конфликта между Россией и НАТО в случае расширения ещё до его начала. Например, «архитектор холодной войны» Кеннан в 1997-1998 годаx указывал, что «трагическая ошибка» расширения НАТО означает начало новой «холодной войны», так как, единожды начав расширение, НАТО обнаружит, что новые члены требуют дальнейшего расширения, и будет поставлено перед выбором между выходом на границы России с последующей конфронтацией или остановкой экспансии с созданием нового «железного занавеса». Кеннан подчеркнул, что после начала конфликта с Россией спровоцировавшие его сторонники расширения, конечно, скажут: «мы же вас предупреждали о русских».

Россия очевидным образом разделяла мнение Киссинджерa: расширение НАТО не стирает разделительные линии в Европе, а просто перемещает их на 500 километров ближе к Москве и чётко обозначила «красные линии» пределов расширения НАТО: они проходили через Грузию и Украину, так как те «очевидным образом» находились в российской сфере влияния. Так, за два месяца до встречи НАТО в Бухаресте в 2008 году министр иностранных дел РФ Лавров прямо предупредил посла США Бёрнса, что продолжение курса «может разделить Украину, приведя к насилию и, возможно, гражданской войне и вынудив Россию рассмотреть вопрос вмешательства». Бёрнс немедленно послал телеграмму в госдеп, озаглавленную «Нет значит нет: Российские красные черты в расширении НАТО». Несмотря на предупреждение, президент США Буш лично настоял на включении Грузии и Украины как будущих членов НАТО в коммюнике встречи. Реакция России последовала в том же году. Уже в сентябре 2008 года А. Рошвальд (англ. Aviel Roshwald) указал, что в течение многих лет НАТО не замечало предупредительных сигналов России, но теперь, после демонстрации Россией готовности к применению силы продолжение курса на приём Грузии и Украины будет «глупостью»: в случае Украины отделение Крыма станет «почти неизбежным».

Критерии членства

В соответствии со статьёй 10 Североатлантического договора (1949), для вступления в НАТО требуется:

  • расположение страны в Европе;
  • согласие всех членов НАТО на вступление этой страны.

При этом каждый член НАТО может предъявлять дополнительные требования к кандидату на вступление. К примеру, Греция препятствовала вступлению Бывшей югославской Республики Македонии в НАТО пока не был разрешён спор о её именовании.

На Вашингтонском саммите 1999 года был принят список обязательств, которые должен выполнить кандидат в члены НАТО. В документе уточняется, что их выполнение хоть и влияет на решение о принятии в НАТО, но не является критическим для этого. В частности, кандидаты в члены НАТО должны:

  • разрешить международные споры с их участием мирными средствами;
  • разрешить этнические, территориальные и политические конфликты в соответствии с принципами ОБСЕ;
  • продемонстрировать приверженность правам человека и власти закона;
  • организовать необходимый демократический и гражданский контроль над вооружёнными силами;
  • предоставлять информацию о состоянии экономики и бюджета страны;
  • вносить необходимый организационный, экономический и военный вклад в работу НАТО, в том числе путём участия в миссиях НАТО.

Партнёрство

НАТО имеет несколько программ партнёрства, которые предшествуют полноценному членству в организации: Партнёрство ради мира, Индивидуальный партнёрский план, Ускоренный диалог, План действий по членству.

Страна Партнёрство ради мира Индивидуальный партнёрский план Ускоренный диалог План действий по членству Членство
в НАТО
Северная Македония 1995 1999 ?
Босния и Герцеговина 2006 2008 2008 2010 ?
Украина 1994 2002 2005 ?
Грузия 1994 2004 2006 ?
Азербайджан 1994 2005 ?
Армения 1994 2005
Казахстан 1994 2006
Молдавия 1994 2006 ?
Финляндия 1994 ?
Швеция 1994 ?
Туркмения 1994 ?
Киргизия 1994
Россия 1994
Узбекистан 1994 ?
Белоруссия 1995
Австрия 1995 ?
Швейцария 1996 ?
Ирландия 1999 ?
Таджикистан 2002
Сербия 2006 ?
Мальта 1995

Вопрос о существовании договорённости о нерасширении НАТО на восток

Основная статья: Вопрос о существовании договорённости о нерасширении НАТО на восток

В ходе переговоров между СССР и США по объединению Германии в 1990 году предположительно была достигнута в каком-то виде договорённость о том, что НАТО не будет расширяться в Восточную Европу. Российские власти утверждают, что такая договорённость имела место в устной форме и альянс своим расширением её нарушил, руководители же альянса утверждают, что такого обещания не давалось и что такое решение могло быть принято только в письменном виде путём консенсуса всех стран-членов блока (а не в форме «единоличной „гарантии“» кого-либо). В научном сообществе мнения по поводу существования или отсутствия договорённости о нерасширении также расходятся.

Примечания

  1. См.:
  2. В 1993 году, впрочем, российским руководством утверждалось, что Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии, в частности нормы о неразмещении иностранных (не германских) войск стран-членов НАТО на территории бывшей ГДР, «по своему смыслу» исключает расширение НАТО на восток
  3. См.:
  1. 1 2 3 Гэддис, 1998, с. 145.
  2. 1 2 3 Russia and NATO enlargement
  3. 1 2 Выступление и дискуссия на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности
  4. 1 2 SPIEGEL Interview with Russian President Dmitry Medvedev: ‘Oil and Gas Is Our Drug’
  5. 1 2 Прямая линия с Владимиром Путиным
  6. 1 2 «НАТО — Путину: никто не обещал не идти на восток»
  7. 1 2 3 NATO — Обвинения России: расставим точки над «и». НАТО.
    Отношения между НАТО и Россией: факты
  8. Blomfield A and Smith M. Gorbachev: US could start new Cold War, Paris: The Telegraph (6 мая 2008). Дата обращения 24 июля 2016.
  9. «Die Deutschen waren nicht aufzuhalten»
  10. Russland : Gorbatschow sieht in Nato-Osterweiterung keinen Wortbruch
  11. 1 2 Юри Вендик. Мир мифов Путина в интервью Bild «Русская служба BBC», 12.01.2016
  12. В.Ющенко: Референдум по НАТО состоится через несколько лет (недоступная ссылка). Дата обращения 8 апреля 2009. Архивировано 1 ноября 2008 года.
  13. Украина отказалась от вступления в НАТО (недоступная ссылка). Дата обращения 4 апреля 2010. Архивировано 1 июля 2014 года.
  14. В НАТО подписан протокол о вступлении Черногории в альянс
  15. Черногория может стать членом НАТО уже к июню, Росбалт. Дата обращения 8 мая 2017.
  16. Черногория проголосовала за вступление в НАТО — Новости мира. www.novostimira.com.ua. Дата обращения 8 мая 2017.
  17. Все страны НАТО ратифицировали протокол о вступлении Черногории в альянс (рус.), РИА Новости. Дата обращения 26 мая 2017.
  18. 1 2 Все члены НАТО ратифицировали протокол о вступлении Черногории (рус.). Дата обращения 26 мая 2017.
  19. Громов, Алексей. Ратифицирован протокол о вступлении Черногории в НАТО, Федеральное агентство новостей No.1. Дата обращения 26 мая 2017.
  20. Столтенберг приветствовал предстоящее вступление Черногории в НАТО (рус.), ТАСС. Дата обращения 26 мая 2017.
  21. НАТО планирует принять в альянс Македонию в 2018 году, сообщил источник (рус.), РИА Новости (20170608T1322+0300Z). Дата обращения 8 июня 2017.
  22. Премьер Македонии готов сменить название страны ради вступления в НАТО (рус.), РИА Новости (20170608T1252+0300Z). Дата обращения 8 июня 2017.
  23. В Скопье рассказали, когда настроены решить с Грецией проблему наименования (рус.), РИА Новости (20180108T0216+0300Z). Дата обращения 21 января 2018.
  24. НАТО помогло Эстонии восстановить военный аэродром. Lenta.ru (15 сентября 2010). Дата обращения 22 сентября 2010.
  25. George F. Kennan. A Fateful Error. // Нью-Йорк Таймс, 5 февраля 1997 года. (англ.)
  26. 1 2 Фридман, 1998.
  27. Eugene J. Carroll Jr. NATO Expansion Would Be an Epic ‘Fateful Error’// Лос-Анджелес Таймс, 07 июля 1997 года. (англ.)
  28. 1 2 3 4 Сауэр, 2017, с. 88.
  29. Aviel Roshwald. Nato, the west and Russia: from peril to progress Архивная копия от 18 августа 2018 на Wayback Machine. // openDemocracy, 23 сентября 2008 года. (англ.)
  30. 1 2 NATO Press Release NAC-S(99)66 — 24 April 1999
  31. NATO approves BiH’s pre-membership action plan (SETimes.com)
  32. NATO-Ukraine Action Plan
  33. Ukraine drops Nato membership bid
  34. Civil Georgia. Civil.Ge | НАТО и Грузия переходят в фазу «интенсивного диалога». civil.ge.
  35. Shifrinson, 2016, pp. 7—8, 14-15.
  36. Shifrinson, Joshua R Itzkowitz. Put It in Writing: How the West Broke Its Promise to Moscow (англ.). Foreign Affairs (29 October 2014). Дата обращения 2 июня 2016. Архивировано 30 июня 2015 года.

> Литература

Ссылки

  • Расширение НАТО

Со времени распада Организации Варшавского договора ни для кого не секрет, что Североатлантический альянс поставил перед собой задачу расширения на восток, а также на территории Северной и Тропической Африки.

После падения Берлинской стены и роспуска Советского Союза многим казалось, что дальнейшее существование НАТО утратило смысл, и что эта созданная Западом для «коллективной самообороны» организация в скором времени канет в лету вслед за Варшавским блоком. Однако те американцы, канадцы и европейцы, чьим кредо стал «новый мировой порядок» под военным предводительством НАТО, сумели вдохнуть в Североатлантический альянс новую жизнь, превратив его в агрессивный вооружённый союз, целью которого стало навязывание воли американско-европейской «оси» различным странам мира, в том числе находящимся далеко за пределами Европы и Североатлантического региона.

Расширение НАТО на восток и на юг сопровождалось по-пентагоновски поспешным и эклектично организованным вовлечением в альянс новых членов, а также запуском таких скороспелых программ, как «Партнёрство ради мира», «Стамбульская инициатива сотрудничества», «Планы действий по подготовке к членству», «Индивидуальные планы действий партнёрства», «Средиземноморский диалог».

>НАТО. Создание и развитие>1.НАТО.Создание и развитие.

2. Образование:

НАТО было образовано 4 апреля 1949 года
представителями 12 стран:
Бельгия,Канада,Франция,Дания,Исландия,Италия,Люк
сембург,Нидерланды,Норвегия,Португалия,Великобри
тания и Соединенные штаты Америки(США)
1952 г. Присоединились Греция и Турция
1955 г. Федеративная Республика Германия(ФРГ)
1982 г. Испания
12 марта 1999 г. Чешская Республика, Венгрия, Польша.
2004 год. Членами блока стали Эстония, Латвия, Литва,
Болгария, Румыния, Словакия и Словения.

3. Причины:

Договор северного Атлантического Альянса, подписанный в
Вашингтоне, 4 апреля 1949 года, предусматривал взаимную защиту
и коллективную безопасность,
первоначально против угрозы агрессии со стороны Советского
Союза. Это был первый союз послевоенного времени, созданный
Соединенными штатами Америки, и представлявший собой союз
капиталистических стран. Поводом для создания договора был
увеличивающийся размах холодной войны.
Поскольку Западноевропейские страны чувствовали себя слишком
слабыми для индивидуальной защиты от Советского союза, они в

1947 году начали создавать структуру для сотрудничества в
защите. В марте 1948 года, 5 стран — Бельгия, Франция,
Люксембург, Нидерланды и Великобритания
подписали Брюссельский договор, который и стал основой для
НАТО годом позже.

4. Структура:

Вооруженные силы НАТО были созданы в 1950 году в
ответ на корейскую войну, которая началась в июне
1950 года, и воспринималась западными странами, как
часть всемирного коммунистического наступления.
Война закончилась перемирием в 1953 г, причем на тех
же позициях, на которых и начиналась. Главным
органом, определяющим политику НАТО, является
североатлантический совет,
который собирается в Брюсселе (до 1967 года, когда
встречи происходили в Париже).
Каждая страна-участник обеспечивает представителя
посольского уровня, и эти представители
встречаются как минимум раз в неделю. Также совет
собирается 2 раза в год на министерском уровне и
изредка на уровне глав государств.

5.

Военные вопросы НАТО рассматривает комитет
планирования защиты. Военный комитет НАТО
(под началом комитета планирования защиты),
состоящий из старших военных представителей
каждой страны-участника НАТО, кроме Исландии,
которая вооруженных сил не имеет, и представлена
гражданским лицом и Франции, которая вышла в 1966
году из военного союза, оставаясь при этом
участником НАТО, рекомендует на комитете
планирования защиты план защиты.
Вооруженные силы стран-членов НАТО включают в
себя назначенного в мирное время командира,
который в случае войны будет исполнять на местах
приказы военного комитета. Командиры отвечают за
разработку планов защиты для их областей, для
определений требований к войскам и за проведение
военных учений.

6. История:

В 1949 году была ликвидирована атомная монополия
США, что привело к резкому усилению тенденции
соперничества и наращиванию производств оружия массового
уничтожения. После создания термоядерного оружия в 50-х
годах, а вслед за тем доставки его к цели СССР направил свои
усилия на установление военно-стратегического паритета с США,
которое произошло на рубеже 60-70-х годов.
Первый кризис начался уже через год после
образования НАТО в 1950 году — это был кризис в Корее. Военное
командование США намеревалось применить атомное оружие, его
удержало только опасение аналогичных ответных мер со стороны
СССР. В сложившейся ситуации СССР счел необходимым оказать
военно-техническую помощь Корее. Кроме СССР, помощь КНДР
оказывали КНР и другие социалистические страны. К середине
1951 года обстановка в Корее стабилизировалась, начались
мирные переговоры, в результате которых 27 июля в 1953 года
было подписано соглашение о перемирии.

7.

Благодаря смене высшего руководства СССР и так
называемой Хрущевской оттепели в 1954 году
состоялось совещание министров иностранный дел
США, Великобритании, Франции и СССР. По ряду
вопросов о коллективной безопасности в Европе и ряде
кризисов. Поскольку западные представители
рекламировали на совещании оборонительный
характер НАТО, то после совещания советское
правительство выступило с предложением вступления
СССР в НАТО и заключению договора о коллективной
безопасности в Европе с участием США. Все эти
предложения были отвергнуты западом.
На все дальнейшие инициативы Советского союза по
началу переговоров о заключении пакта о не
нападении между НАТО
и странами Варшавского договора НАТО отвечало
отказом и объявляло эти инициативы как
пропагандистские.

8. Международный кризис

Самый опасный международный кризис возник осенью
1962 года в связи с обстановкой вокруг Кубы. После
революции на Кубе и установления там социализма,
Советский Союз, в связи с территориальной
близостью Кубы с США, разместил там атомные
ракеты. В ответ на это США стянуло к острову свой
флот и выдвинуло ультиматум. На начавшихся
переговорах был достигнут компромисс, и атомные
ракеты с Кубы были выведены.
Руководителям США и СССР в ходе Карибского и
корейского кризисов, несмотря на
взаимную неприязнь, удалось избежать прямого
военного столкновения, которое вероятно привело бы
к атомной войне со всеми ее последствиями.

9.

Западные политики использовали блоковую
стратегию для опоясывания с запада, юга и востока
территории СССР и дружественных ему государств в
Европе и Азии цепью военно-политических союзов и
баз, на которых размещались американские военновоздушные и военно-морские силы. Впоследствии
мировой общественности стало известно, что в 50-х
годах в США были разработаны секретные планы
развязывания войны против СССР, который
предусматривали атомные бомбардировки десятков
советских городов. Нарушая нормы международного
права, американские военные самолеты в течение
нескольких лет на большой высоте совершали полеты
в воздушном пространстве СССР с
разведывательными целями.

10. Роль НАТО после холодной войны.

С концом холодной войны и распадом Варшавского
договора в 1991 году роль НАТО в военных делах
Европы стала неопределенной. Направление
деятельности НАТО в Европе сместилось по
направлению к сотрудничеству с
Европейскими организациями, как например
Организация по безопасности и сотрудничеству в
Европе (ОБСЕ) с целью планировать
политику с меньшей угрозой континентальной
безопасности.

11. Направления:

Также НАТО работает в направлении включения
в свой состав бывших странучастников Варшавского договора и стран СНГ. С
каждым годом организация планирует расширение с
целью окружить Россию кольцом из своих баз и
диктовать свои условия, а также скупать российское
сырье по заниженным ценам. План действий по
подготовке к членству в НАТО — ПДПЧ, реализация
которого началась в апреле 1999 г., помогает странам,
стремящимся к вступлению в НАТО, сосредоточить все
свои усилия на достижении изложенных в нем целей и
приоритетов

12. Соглашение между НАТО и Россией

Закрепление соглашения между НАТО и Россией, в
котором заключены основные принципы
сотрудничества и безопасности между РФ и НАТО от 27
мая 1997г.:
Развитие на основе стабильного, долговременного и
равноправного партнёрства и сотрудничества с целью
укрепления безопасности в Североатлантическом
регионе.
Отказ от применения силы и угрозы силой друг против
друга.
Уважение суверенитета, независимости и
территориальной целостности всех государств.
Поддержание в каждом конкретном случае
миротворческих операций.

13. Действия НАТО после распада Советского Союза

С присоединением в 1999 году к НАТО Польши,
Венгрии и Чехии военная группировка альянса
получила возможность продвинуться на Восток на 650–
750 км и на 500 км на Юг. В 2004 году членами блока
стали Эстония, Латвия, Литва, Болгария, Румыния,
Словакия и Словения. За счёт присоединения к альянсу
Эстонии, Литвы и Латвии военная группировка НАТО
продвинулась на Восток еще на 300–500 км.
Теперь в составе НАТО 26 государств. В перспективе
руководство НАТО планирует включение в блок 46
европейских государств (без России). На очереди уже
стоят Украина и Грузия.

14.

Североатлантический союз проводит «восточную»
политику, целью которой является, с одной стороны,
поддержание партнерских отношений с государствами
бывшего СССР, а с другой – исключение возможности
появления супердержавы или коалиции государств,
способных эффективно противостоять альянсу в районах
его жизненно важных интересов.
Попытки России заявить о своих национальных
интересах в каком-либо из регионов или на глобальном
уровне, а также предпринять практические шаги к их
защите вызовут активное противодействие Запада и рост
напряженности во взаимоотношениях. Основанием для
такого прогноза служит опыт последних лет,
показывающий, как США могут защищать свои интересы,
а также реальная политика других стран НАТО, открыто
направленная на недопущение возрождения России в
роли мировой державы.

15.

В военно-стратегическом плане расширение НАТО
ведёт к ещё большему изменению соотношения
сил сторон не в пользу России, серьезно
ухудшается её стратегическое положение. С
отходом к НАТО стран Восточной Европы и
Прибалтики основные российские коммуникации
в западном регионе стали более доступными для
контроля со стороны альянса. До минимума
сократилось подлётное время натовских ракет и
авиации до российских границ, основных центров
управления, промышленно-экономических
комплексов РФ, что позволит НАТО с помощью
своих оперативно-тактических средств поражения
решать стратегические задачи.

16. Намерения Запада по отношению к России

Во-первых, максимальное сокращение, а по
возможности взятие под контроль «мировым
сообществом» ядерного потенциала России
Во-вторых, обострение отношений между
республиками СНГ и блокирование процессов их
интеграции. Особенно это прослеживается в
отношениях России с Украиной, Азербайджаном и
Грузией
В-третьих, провоцирование России на стратегически
тупиковые союзы
В-четвертых (что, возможно, самое существенное),
втягивание России в публично декларируемую
политико-военную конфронтацию с Западом.

17. На сегодняшний день

НАТО не предлагает России
вступить в блок. Ни США, ни ведущие европейские
государства этом не заинтересованы. Для США
присоединение России к НАТО привело бы к
ослаблению их стратегической связи с Европой. С
другой стороны, это понизило бы и роль европейских
стран, так как на первый план вновь вышли бы
отношения двух военных сверхдержав. Помимо этого,
находясь в НАТО, Россия могла бы парализовать
нынешнюю систему принятия решений, превратив
альянс в силу объективно различных интересов США и

России в Евразии в неэффективную организацию.

18.

Что касается России, то вступление в НАТО
принесло бы ей дополнительные дивиденды, в
корне изменив имидж страны в западном мире, а
также позволило бы играть роль третейского судьи
при «выяснении отношений» между США и
Европой. Кроме того, для России стал бы
возможным выход на европейские рынки
вооружений. Однако прорваться в НАТО, чтобы
изменить её изнутри, в обозримой перспективе
вряд ли удастся. Лидеры альянса отдают себе отчет
в такой опасности и вряд ли допустят подобной
«подрывной» деятельности внутри блока.

19.

Во время встречи в Москве в ноябре 2001 г. с
тогдашним генеральным секретарем НАТО Дж.
Робертсоном Президент РФ В. Путин заявил, что
Россия не намерена вставать в очередь для
вступления в НАТО: «У России, самодостаточной в
плане экономического, технического,
человеческого, поенного и территориального
потенциала, нет необходимости и входить в НАТО.
Но она готова к более тесным отношениям с
альянсом».

20.

Благодаря такому положению дел, на пресс-
конференции 8 марта 2008 года по итогам встречи с
канцлером Германии Ангелой Меркель Президент
России В. В. Путин открыто заявил: «В современных
условиях бесконечное расширение военнополитического блока, когда нет противостояния двух
враждующих между собой систем, мы считаем не
только нецелесообразным, но и вредным и
контрпродуктивным. Создаётся впечатление, что
предпринимаются попытки создать организацию,
которая подменила бы собой Организацию
Объединённых Наций».
Совместные действия России и НАТО в отношении
вопросов безопасности и ряде других важных в
международном плане вопросов с 2002 года происходят
в формате Постоянного Совета Россия-НАТО.

21. Сотрудничество России с НАТО

Спектр сотрудничества России с НАТО сегодня включает в
себя интенсивный политический диалог по ключевым
проблемам безопасности, реализацию важных практических
проектов и программ, отвечающих интересам всех стран –
членов Совета Россия-НАТО. Вместе с тем убеждены, что
потенциал Совета Россия-НАТО задействован не полностью.
Нашему сотрудничеству порой не хватает должного уровня
доверия, а качество и глубина взаимодействия не во всём
соответствуют масштабам сегодняшних угроз.
Мы настроены на то, чтобы последовательно повышать и
расширять диапазон совместных действий, искать развязки
существующих проблем в интересах единого и безопасного
евроатлантического пространства без разделительных
линий».

22.

По случаю празднования 5-летия Совета Россия-НАТО
министр иностранных дел С. В. Лавров сказал:
«Отношения России и НАТО занимают особое место в
европейской безопасности. Многие хорошо помнят те
времена, когда Советский Союз и НАТО смотрели друг
на друга не иначе как через орудийные прицелы и
окуляры полевых биноклей. В 2007 г. исполнилось 10
лет с момента подписания в Париже
Основополагающего Акта о взаимных отношениях,
сотрудничестве и безопасности и 5 лет, как в
соответствии с Римской декларацией заработал новый
механизм взаимодействия – Совет Россия-НАТО. По
историческим меркам срок небольшой. Но это был
период, насыщенный крупными переменами,
связанными с окончанием «холодной войны». От
противоборства и конфронтации мы постепенно
переходили к диалогу и сотрудничеству – в интересах
предсказуемости и стабильности в Европе.

Истинные потребности Центральной Европы — сильные экономические структуры и демократические учреждения, а не военные альянсы. В настоящее время высшее руководство НАТО не рассматривает возможность ядерной или обычной войны против России в качестве возможного сценария. Вследствие этого угроза применения военной силы со стороны Североатлантического альянса не может являться реальной, поскольку у России пока есть возможность использовать ядерное оружие в качестве крайней меры . Поэтому угрозу безопасности России, вызванную расширением НАТО, не следует рассматривать буквально как подготовку к войне. Тем не менее, расширение силового потенциала НАТО и демонстрация его воинственных намерений в более отдаленной перспективе, в связи с возможностью продолжения деструктивных процессов в российском обществе и его вооруженных силах, могут свидетельствовать о стремлении осуществить передел территории России. Расширение НАТО на сегодняшний день все же реально представляет для России угрозу военностратегического характера. В результате дальнейшего расширения НАТО происходит утрата Россией гео-стратегического положения, что коренным образом меняет подход к обороне страны. Нельзя поддаваться на стратегию сторонников расширения, направленную на постепенное втягивание России в сотрудничество с НАТО без того, чтобы альянс дал четкие гарантии по крайней мере относительно того, что конкретное решение о расширении не будет принято в течение ближайшие 5−10 лет.

История зарубежных стран

Страница 1 из 2

Североатлантический союз НАТО (North Atlantic Treaty Organization – NATO) был создан в 1949 году в целях создания основы безопасности своих членов. Непосредственной задачей НАТО после подписания Договора в 1949 году было создание эффективной и надежной структуры коллективной обороны государств-членов. В статье 10 Североатлантического договора говорится, что любое европейское государство, способное развивать принципы договора и вносить свой вклад в безопасность Североатлантического региона, может быть приглашено к вступлению в Североатлантический союз .

В шестидесятые годы, из-за решения Франции, оставаясь членом союза на политическом уровне, выйти из объединенной военной структуры, штаб-квартира НАТО была перемещена из Парижа в Брюссель. В то же время Североатлантический союз принял новую оборонную стратегию . В отличие от предшествующей, предусматривавшей мощный военный ответ на любую агрессию против государства-члена НАТО, в новой концепции предусматривалось наличие сил и средств, необходимых для любого варианта реагирования на агрессию в различных условиях. Эта стратегия известна под названием «гибкого реагирования».

В конце 70-х новая военная напряженность нарушила медленную, но позитивную тенденцию к улучшению отношений между Востоком и Западом. Вторжение Советского Союза в Афганистан вызвало недовольство ведущих стран Запада и стимулировало активную политическую и общественную дискуссия по вопросу ядерного оружия .

Восьмидесятые годы были десятилетием глубоких изменений. Присоединение Испании в 1982 году ознаменовало собой первое расширение членства НАТО впервые за более чем 25 лет. Однако масштабы преобразований в отношениях между Востоком и Западом стали ясны только в конце десятилетия. Старый порядок не только менялся, но и стал исчезать, а с ним и размежевания, которые существовали в Европе с 40-х годов. Началось медленное формирование нового устройства Европы. В Центральной и Восточной Европе началась ликвидация непроницаемых прежде барьеров, стоявших на пути нормальных международных отношений, и стали устанавливаться демократические принципы и структуры.

Вопрос о расширении НАТО не сразу стал центральным в американской политике 90-х годов XX столетия. Окончание холодной войны и исчезновение «советской угрозы» характеризовались как выполнение основной цели создания военного блока, поэтому существование организации, а тем более ее расширение не рассматривались многими политиками и экспертами как приоритет политики США. Однако противники такой позиции, составлявшие меньшинство как в администрации Клинтона, так и в академическом сообществе, оказались более активными в обосновании необходимости сохранения и обновления Североатлантического альянса. Главными apгументами расширения были следующие: 1) закрепить позиции США в Европе, которая в перспективе может проявить устремления к большей независимости от США; 2) расширить границы Большой Европы, распространить демократию на страны Центральной и Восточной Европы, тем самым, обезопасив их от возможного посягательства со стороны России; 3) навсегда вывести страны ЦВЕ из-под контроля и влияния России.

Как отмечает авторитетный отечественный историк и политолог А. И. Уткин, за пределами США возникли три отличающиеся друг от друга подхода к решению этого вопроса.

1. После объединения Германии Москва и сторонники России на Западе выступили за расформирование НАТО и Организации Варшавского договора и создание панъевропейской организации коллективной безопасности, на роль которой претендовала ОБСЕ.

2. Франция и сторонники европейского самоутверждения, не склонные отвергать полезность НАТО полностью, склонялись к тому, что оплотом стабильности могли бы стать Европейский Союз и Западноевропейский (военный) союз (ЗЕС).

3. США и Великобритания хотели сохранить военное присутствие США на континенте. За это выступали и главы стран ЦВЕ .

Анализ внешнеполитических воззрений антикоммунистической оппозиции показывает, что своевременное наделение стран региона международно-гарантированным нейтральным статусом могло бы получить поддержку даже в ее среде. Да и западные партнеры, как можно заключить из воспоминаний Дж. Бейкера и Г. Коля, были готовы дать письменные гарантии нерасширения НАТО в обмен на согласие Советского Союза с объединением Германии. Все эти возможности были упущены, «противодействие позициям ФРГ и США по вопросу германского единства было на удивление вялым, а вскоре последовало неожиданное и ничем не компенсированное согласие с их подходом» .

Прекращение существования Организации Варшавского договора в июне 1991 г. сняло вопрос о роспуске НАТО – к добровольному отказу от полученного преимущества США и их союзники не были расположены.

Расширение состава Североатлантического альянса помимо количественной имело важную стратегическую значимость, и с самого начала рассматривалось в трех ракурсах: 1) расширение миссии; 2) расширение зоны ответственности; 3) расширение состава.

Как отмечает автор ряда работ по этому вопросу Д. Ю. Глинский-Васильев, главным во всей кампании было не столько численное расширение, сколько изменение миссии – возможность участия сил НАТО в миротворческих операциях. Однако в начале 1990-х годов среди союзников по НАТО и внутри американского истеблишмента не было единства мнений относительно пересмотра Вашингтонского договора 1949 г., а Стратегическая концепция, принятая Римским саммитом НАТО в ноябре 1991 г., гласила, что «ни одно из вооружений альянса никогда не будет применено с иной целью, нежели самооборона» .

До 1993 г. решение вопроса о судьбе НАТО оставалось неопределенным, представители администрации Клинтона не делали четких заявлений, хотя приближался январь 1994 г., когда должен был состояться саммит НАТО. Только в ноябре 1993 г, в Риме государственный секретарь У. Кристофер в выступлении на пленарном заседании СБСЕ, провозглашая программу «Партнерство во имя мира» сказал: «В то же самое время мы предлагаем открыть двери для постепенного расширения числа членов НАТО».

Администрация Клинтона начала претворять в жизнь планы расширения НАТО, которые поначалу казались трудноосуществимыми. Большинство, принимая идею в принципе, выступало за реализацию плана расширения альянса постепенно в долгосрочной перспективе. Однако в администрации Клинтона было немало сторонников быстрого расширения, в том числе и сам президент.

Наиболее активными сторонниками скорейшего расширения НАТО были бывший государственный секретарь Г. Киссинджер и бывший помощник президента по национальной безопасности в администрации Картера Зб. Бжезинский. Г. Киссинджер предостерегал руководство США, что программа «Партнерство во имя мира» (ПВМ) без последующего расширения альянса превратит то, что останется от НАТО, в «неопределенный многосторонний механизм», и призывал как можно скорее включить Польшу, Чехию и Венгрию в блок. Зб. Бжезинский предложил вариант расширения с предварительным подписанием специального формального документа с Россией.

В кампании по разъяснению позиции администрации Клинтона по НАТО большая роль принадлежала внешнеполитическим экспертам – эмигрантам из Восточной и Центральной Европы. 6 января 1994 г. со специальной миссией в европейские страны были направлены М. Олбрайт, Ч. Гати и Дж. Шаликашвили.»В этом регионе, – пишет научный сотрудник ИСКРАН П. Е. Смирнов, – блок НАТО, хотя формально больше и не противник России, но так и не переставший восприниматься ею как угроза, мог взять под свое крыло как минимум еще 50 млн. человек и вплотную подойти к рубежам, которые всегда были для России наиболее уязвимыми».

Во время турне по Европе в 1994 г. президент Клинтон в своих выступлениях начал осторожно развивать мысль о расширении НАТО, что было встречено с энтузиазмом в странах ЦВЕ, но вызнало негативную реакцию России, непонимание в Конгрессе США и у американской общественности, значительная часть которой считала, что с окончанием холодной войны и исчезновением советской угрозы отпала необходимость в усилении военного блока НАТО.

10 января 1994 г. Б. Клинтон, выступая на саммите НАТО в Брюсселе, заявил, что «если демократия на востоке потерпит поражение, насилие и нестабильность с востока могут быть опасны для Америки и других демократических государств». Он официально объявил о программе «Партнерство ко имя мира» (ПВМ), которая должна была способствовать формированию новых отношений в области безопасности между Североатлантическим союзом и его партнерами во имя мира. На пресс-конференции он подтвердил, что Польша, Чехия, Венгрия и Словакия могут стать первыми кандидатами для приема в НАТО, а также что ПВМ открывает для бывших членов ОВД и других европейских стран, не входящих в Североатлантический альянс, возможность военного сотрудничества с НАТО .

Значительная часть военных считали долгосрочный вариант более приемлемым. В их позиции сказывался скепсис относительно включения идеи расширения демократии в число приоритетов деятельности НATO, остававшейся в первую очередь военным блоком. Их также волновала позиция России и ее реакция на расширение, они придавали большое значение реализации программы «Партнерство во имя мира». Большой резонанс получила статья Э. Коэна, в которой он заявлял, что Соединенным Штатам как мировому гегемону нужно, прежде всего, заботиться о своей обороне, об укреплении могущества во всех сферах, они не должны обременять себя обязательствами по всем существовавшим договорам и в соответствии с членством в междунaродных организациях (прежде всего, ООН), а должны действовать независимо от них. Значимость будет снижаться, если Россия не превратится в новую большую угрозу для Европы, а Европа, в свою очередь, должна стать более самостоятельной в проведении внешней и военной политики.

Соображения, высказанные Э. Коэном, как и в целом мнение других политологов, выступавших за более осторожные шаги по созданию новой системы международной безопасности, к расширению НАТО, были непопулярны и не были учтены демократической администрацией Б. Клинтона. Было заявлено, что после распада СССР в мире не осталось военной державы, способной удержать США от решительных действий по регулированию мирового порядка. Как признавал впоследствии бывший министр обороны Г. Браун, выступавший за быстрое расширение НАТО, «число противников форсирования процесса расширения НАТО существенно перевешивало, но верх одержали сторонники быстрых действий».

В ходе развернувшихся в США дискуссий о расширении НАТО большое внимание было уделено обсуждению концепции евроатлантической безопасности. Значительная часть военных и гражданских экспертов считала целесообразным отодвинуть на более дальний срок прием стран ЦВЕ в НАТО, но необходимость сохранения альянса в качестве основы европейской, а значит и международной, безопасности сомнению не подвергалась. Главным считался не факт расширения НАТО на восток, а сохранение альянса в качестве эффективно действующего и жизнеспособного института, при лидерстве США в блоке, в Европе, в мире.Большинство участников дискуссии были согласны с тем, что для выполнения стоящих перед США задач не следует изобретать новую структуру, которая вряд ли будет лучше НАТО. Разделяли они и ту точку зрения, что существующие международные структуры, такие как ОБСЕ, ООН, ВТО, МВФ, МБРР, Группа семи, ЕС и ЗЕС вряд ли годны для решения проблем международной безопасности.

Только США и НАТО, считали Р. Асмус, Р. Блэкиилл и С, Ларраби, позволят решить многие настоящие и потенциальные проблемы безопасности, например, защитить от возможной угрозы новой гегемонии в Европе; предотвратить начало нового соперничества, военного противостояния или конфликта между европейскими государствами. Одновременно высказывалась мысль о необходимости реорганизации НАТО и в первую очередь предлагалось «продолжить политику по стабилизации Европы, для предотвращения возможного возрождения агрессивной России, что включает расширение НАТО на восток и проведение миротворческих акций по урегулированию конфликтов в Европе на коалиционной основе» .

Особое внимание было уделено политическому аспекту расширения альянса. Смещение акцента и пользу политического аспекта деятельности НАТО было вызвано не только изменением международной ситуации в связи с прекращением военного противостояния между Востоком и Западом в годы холодной войны. Выдвижение на первый план политических задач в будущей деятельности Североатлантического альянса рассматривалось как необходимое условие реализации планов по интеграции восточноевропейских и, возможно, в будущем, постсоветских государств в западное сообщество. Расширение НАТО на восток оценивалось как необходимый шаг но пути глобализации либерального демократического порядка.

Таким образом, расширение НАТО характеризовалось не только и не столько как расширение военного блока и угроза России и другим государствам, которые не войдут в пего, а как действия по расширению границ либерального демократического порядка, построенного и поддерживаемого в течение 40 лет Соединенными Штатами. Авторы политической концепции будущей НАТО заявляли, что поскольку НАТО была создана в основном американскими усилиями, США вправе возглавить процесс по ее закреплению, опираясь на нее как на ведущую международную структуру.

Важным аргументом, использовавшемся американскими внешнеполитическими экспертами при обосновании важности укрепления и расширения альянса стало то, что НАТО – единственная эффективно действующая международная организация по сравнению с ООН, ЕС, ЗЕС и др.

Исследования общественного мнения, проведенные в 1996 г. по по заказу правительства, показали, что 62% поддержали включение в НАТО Польши, Венгрии и Чехии. За включение России высказались 52%, а Украины – 50%. Отмечалось, что но сравнению с 1993–1994 гг. позиция американцев изменилась – увеличилось число поддерживающих расширение НАТО (с 42% до 62%). Американцы в принципе поддерживали действия США по вмешательству во внутренние конфликты (межэтнические), и действия в Боснии представлялись как оправданные. Исследование подтвердило правильность выбора, сделанного администрацией Клинтона, видение миссии НАТО американской общественностью, совпало с тем, что говорили представители администрации. Только в одном вопросе мнение общественности радикально расходилось с официальной позицией: прием России в НАТО для руководства и правящей элиты был невозможен, и Р. Холбрук заявил, что США готовыпринять в НАТО любую страну, но не Россию.

К началу второго срока правления администрации Клинтона вопрос о расширении НАТО был решен окончательно. Позиция России не учитывалась, хотя она была вовлечена в широкий диалог с США относительно форм взаимодействия и оформления отношений НАТО–Россия. Самым важным для США было то, что им удалось нейтрализовать оппонентов внутри страны (они не исчезли, и значительная часть академического и политического сообщества сохранила негативное отношение к расширению), договориться с Россией, осуществить радикальное изменение стратегии НАТО, приведя ее в соответствие с глобальной стратегией США.

Вторая половина 90-х годов XX века проходила под знаком конкретных шагов в плане расширения НАТО на восток. В 1999 году в альянс вступили Венгрия, Польша, Чехия. В связи с этим работник сектора безопасности Центральной и Восточной Европы и региона Балтии Института Европы РАН А. Л. Мошес отмечает следующее. Во-первых, такая ценностная переориентация была неизбежной – что не следует считать тождественным неизбежности расширения НАТО на Восток – в силу естественного желания стран ЦВЕ добиться подтверждения своей европейской, западной цивилизационной принадлежности и в максимальной степени дистанцироваться от России… Во-вторых, получение индивидуального членства в НАТО странами ЦВЕ есть лишь внешнее выражение процесса восточной экспансии НАТО, сутью которого является сдвиг геополитических границ в Европе к Востоку, ограничение влияния России и закрепление победы Запада в «холодной войне». При таком понимании проблемы роль стран ЦВЕ, их политических стремлений и акций становится в целом вторичной и должна рассматриваться лишь как один из факторов принятия решений в Вашингтоне и Брюсселе.

Вместе с тем, как представляется, у данной постановки вопроса есть и обратная сторона. По-видимому, до тех пор пока не определены конкретные параметры следующих волн расширения НАТО, недооценивать воздействие фактора ЦВЕ и полностью подменять парадигму вступления стран ЦВЕ в НАТО (действия стран-субъектов) парадигмой расширения НАТО (т. е. западного решения в отношении стран-объектов) было бы неправильным. Особенно важно учитывать изменение ситуации после вступления в НАТО первой центральноевропейской тройки: прорыв совершен, что усиливает давление остальных стран ЦВЕ и не позволяет НАТО существенно менять направление политики – на расширение .

В 2000 г. отдельные политологи поставили вопрос о целесообразности дальнейшего расширения альянса с возможным присоединением к нему стран Балтии. Так, в докладе Института Кейто указывалось, что действия США привели к кардинальному изменению доктрины НАТО, существа этого блока. Отмечалось, что НАТО начала выполнять задачи за пределами сферы своего действия, не оговоренные Вашингтонским договором 1949 г. (бывшая Югославия). Особое внимание обращалось на тот факт, что для внесения соответствующих изменений в положения договора необходимо было вынести предложения па утверждение парламентов стран – членов альянса.

Специалист по проблемам безопасности Т. Карпентер охарактеризовал действия США как стремление превратить НАТО из военного блока – организации по коллективной обороне – в организацию по обеспечению коллективной безопасности, частично выполняющую функции, подобные тем, которые выполняли Лига Наций и ООН. Он обратил внимание на то, что военные блоки отличает избирательность при принятии новых членов, в то время как для организации по обеспечению коллективной безопасности характерны открытость и отсутствие жестких ограничений для ее расширения. По утверждению Т. Карпентера, налицо было стремление администрации США трансформировать НАТО в некий гибрид – в военный блок с широкими обязанностями по обеспечению безопасности и развитию демократии во всех европейских странах независимо от членства, а также в странах, перспектива вступления которых в альянс вообще пока не ставится. По мнению ученого, такой расширительный подход к будущему НАТО и к роли США в обеспечении евроатлантнчеекой безопасности был неверным, мог привести к осложнению международной ситуации, и нанести ущерб альянсу, который может утратить основные качества военного оборонительного союза.

Эксперты Института Кейто рекомендовали Конгрессу США принять резолюцию, запрещающую использование вооруженных сил США для выполнения задач, выходящих за рамки обеспечения обороны стран – членов НАТО. Конгрессу предлагалось остановить дальнейшее расширение блока после принятия в 1999 г. трех восточноевропейских стран. Однако подобные рекомендации не принимались во внимание администрацией Клинтона и не были учтены республиканским руководством. К 2000 г. даже те либеральные эксперты, которые выступали против расширения альянса, заявили, что США не могут отступиться от своих обещаний и приостановить процесс расширение, т.е. признали, что Соединенные Штаты стали как бы заложником своей собственной политики и определенных сил в стране и за рубежом.

В ходе предвыборной кампании Дж. Буш подтвердил приверженность политике в отношении НАТО и заявил, что второй раунд будет более представительным с включением большинства стран Центральной Европы и стран Балтии. Соответствующее положение присутствовало в платформе Республиканской партии.

После сентября 2001 г., а именно, операции в Афганистане и Ираке, показали, что в целом проблема блока не решена, прежде всего, проблема соотнесения собственно роли НАТО в новой системе безопасности и роли США как члена альянса и мирового гегемона.

  • Назад
  • Вперёд >>