Потомки демидовых в наше время

Содержание

LiveInternetLiveInternet

Знаменитая российская династия Демидовых и их наследники

В ряду имен, оставивших яркий след в отечественной истории, особое место принадлежит выходцам из древней Тулы, семье уральских горнозаводчиков и меценатов Демидовых, уже в конце XVIII – начале XIX века ставших и у себя на родине, и за ее пределами своеобразным символом российской предприимчивости, российского богатства и российской щедрости.

История рода Демидовых уходит корнями в петровскую эпоху и ведет свое начало от тульского кузнеца Демида Григорьева сына Антюфеева. Сын его, Никита Демидович (1656–1725), оружейных дел мастер, человек яркой и необыкновенной судьбы, лично известный Петру I, в 1720 году получив за заслуги перед Отечеством дворянство с фамилией Демидов, стал родоначальником знаменитой династии уральских горнозаводчиков Демидовых и дал жизнь мощному родословному древу, ветви которого растут и умножаются в течение вот уже трех столетий.

Выдающимся вкладом Никиты Демидова в развитие отечественной металлургии явилась его деятельность по освоению Урала. Здесь он в короткие сроки превратил переданный ему во владение Невьянский казенный завод в высокопроизводительное металлургическое предприятие и построил еще 6 новых заводов, которые долгое время оставались лучшими не только в России, но и в Европе. Демидов был одним из главных помощников Петра при основании Петербурга, жертвуя на этот предмет деньгами, железом и т. д.

У Никиты Демидова было три сына: старший – самый любимый и нареченный в преемники Акинфий (1678–1745), средний – Григорий (? – 1728), проживший недолгую жизнь и трагически погибший от руки собственного непутевого сына, и младший Никита (1696–1758).

Старший сын Никиты Демидовича, Акинфий Никитич, с 1702 года управлял Невьянскими заводами. После смерти отца в 1725 г. Акинфий Демидов становится единственным наследником уральского горного «царства». За два десятилетия самостоятельной деятельности он строит 9 железных и 7 медеплавильных заводов, увеличив их число в три с половиной раза. Демидовский металл с заводской маркой «Старый соболь» считался лучшим в России. Еще при жизни Акинфия он стал экспортироваться в Европу и в Америку, и его покупала даже Англия – многовековая и признанная монополистка в области металлургии. А ведь ни казне, ни другим предпринимателям, ни до, ни после Демидовых не удавалось ничего подобного.

После смерти Акинфия принадлежавшие ему заводы перешли к его сыновьям – Прокофию (1710–1786), Григорию (1715–1761) и Никите (1724–1789). Старший из братьев – Прокофий делом предков не интересовался и продал свою долю купцу Яковлеву. Прокофий прослыл одним из крупнейших меценатов, он пожертвовал миллионную сумму на строительство Московского воспитательного дома, открыл первое в России коммерческое училище для купеческих детей, делал многотысячные пожертвования Московскому университету. Большой любитель природы, Прокопий Демидов развил в своем подмосковном имении Нескучное чудесный сад, через годы парк был передан в дар городу. Своей красотой Нескучный сад радует москвичей и сегодня. Разведением разнообразных растений прославился и брат Прокофия Григорий, также не желавший заниматься заводами. Григорий Демидов долгое время жил во Франции, увлёкся ботаникой, был знаком со знаменитым естествоиспытателем К. Ламарком, переводил его научные труды на русский язык, помогал брату в обустройстве ботанического сада. Дочери Григория были высокообразованны, сделали хорошие партии, а Хелисата Григорьевна Демидова имела литературный дар, публиковала популярные любовные романы.

Младший сын Акинфия Демидова Никита Акинфиевич, горнозаводчик, покровитель наук и художеств, коллекционер, меценат, с юности проявил интерес к семейному делу и уже в 19 лет обладал недюжинной деловой хваткой и необходимыми знаниями в области горного дела и металлургии. Полученные по наследству заводы Никита не только не растерял, но и приумножил, прибавив к шести доставшимся ему по разделу нижнетагильским заводам еще три, которые в совокупности давали чугуна и железа много больше, чем все заводы его отца, вместе взятые.

Следующие поколения Демидовых были людьми совсем уже иного толка, чем их предки. В этих утонченных интеллектуалах, вращавшихся в высших слоях общества, удостоенных титулов и высоких званий, а затем и породнившихся с венценосными фамилиями трудно было заподозрить потомков крестьян. Правнук Акинфия Демидова Анатолий Николаевич Демидов, 1812–1870, в 1841 году женился на племяннице Наполеона I принцессе Матильде и, купив княжество Сан-Донато, близ Флоренции, стал называться князем Сан-Донато, но только за границей.

Демидовы получали образование за границей, они были не только собственниками заводов, но видными государственными деятелями, военными, учеными и, конечно, меценатами.

Потомки Никиты Демидова жертвовали огромные деньги российским университетам и Академии, на свои деньги строили в России новые учебные заведения. Так, например, возникло Ярославское демидовское училище высших наук, преемником которого стал Ярославский государственный университет. Оно было создано Павлом Григорьевичем Демидовым, сыном Григория Акинфовича. В память об их заслугах в Барнауле и Ярославле в XIX веке были установлены Демидовские столпы.

Музейный комплекс «Некрополь Демидовых» в Туле (основан Акинфием Демидовым) включает родовую усыпальницу Демидовых в Николо-Зарецком храме (единственное уцелевшее на территории России захоронение представителей знаменитого рода).

В Петербурге имя наших великих земляков носит Демидов мост, соединяющий берега канала Грибоедова.Демидовыми были основаны Демидовская премия и Демидовский лицей. В конце 80-х–начале 90-х годов XX века создан Международный Демидовский Фонд, ответственным секретарем Фонда является прямой потомок основателя династии Демидовых – Нина Григорьевна Демидова (род. в 1931 г.).

Более чем двухвековое господство династии Демидовых над уральскими заводами закончилось с приходом Советской власти в 1917 году. Однако наследники старинной фамилии Демидовых живут во всем мире, Англии и Финляндии, Канаде и России. Из потомков Прокофия Акинфиевича несколько человек живут в Париже – Жорж (1963), Игорь (1965) и Александр Игоревичи Демидовы (1971). Есть потомки по женским линиям, из них наиболее близки к Демидовым Виталий Алексеевич Ермолов в Нижнем Новгороде и его сын Георгий Витальевич в Петербурге.

Говоря о Демидовых, традиционно внимание акцентируется на колоритных мужских образах. Однако хранительницами крепко сложившихся семейных традиций и обычаев, переходящих из поколения в поколение, в первую очередь выступали женщины.

Женщины, с которыми связывали свою жизнь Демидовы, были умны, образованны, богаты и – красивы. Их расположения и внимания добивались многие знатные особы, вплоть до императоров. Этим прекрасным дамам посвящали стихи, подносили самые дорогие подарки, их портреты писали известные российские и зарубежные художники. Среди жен Демидовых были сестра фаворитки Павла I Екатерина Лопухина, возлюбленная Александра III Мария Мещерская (из-за нее наследник чуть было не отказался от трона), княжна Елена Трубецкая, племянница Наполеона принцесса Матильда Бонапарт… И кто знает, совершили бы столько славных дел Демидовы, не будь рядом с ними этих удивительных женщин.

Демидовы

У этого термина существуют и другие значения, см. Демидовы (значения).

Демидовы

Описание герба: Выписка из Гербовника

В щите, разделённом горизонтально золотою полосой, в верхней части в серебряном поле изображены три зелёные лозы рудоискательные. В нижней части в чёрном поле виден серебряный молот. Щит увенчан обыкновенным дворянским шлемом. Намёт на щите серебряный, подложенный зелёным.

Том и лист Общего гербовника

I, 135

Части родословной книги

I, II, III

Родоначальник

Никита Демидов

Ветви рода

князья Сан-Донато, Лопухины-Демидовы

Период существования рода

С XVII века по настоящее время.

Место происхождения

Тула

Подданство

Российская империя

Россия

Имения

Тайцы, Сиворицы, Алмазово, Алабино, Брынь

Дворцы и особняки

Дворец в Нескучном, Особняк П. Н. Демидова, дача П. Г. Демидова, Белый дом, Вилла Пратолино

Медиафайлы на Викискладе

Деми́довы — род богатейших российских предпринимателей (заводчиков и землевладельцев), выдвинувшийся при Петре I благодаря созданию оружейных и горнодобывающих предприятий в Туле и на Урале. Основатели многих уральских городов, внёсшие неоценимый вклад в освоение и развитие уральской земли.

В XIX веке Демидовы отходят от предпринимательской деятельности и вливаются в ряды европейской аристократии (с купленным в Италии титулом князей Сан-Донато). Из их числа происходила мать югославского регента Павла Карагеоргиевича. Одна из ветвей рода в 1873 году унаследовала в лице генерал-майора Николая Петровича Демидова имя и титул светлейших князей Лопухиных (его дед гофмейстер Григорий Александрович Демидов был женат на Екатерине Петровне, урождённой светлейшей княжне Лопухиной).

Род Демидовых был внесён в I, II, III части родословных книг Московской, Нижегородской и Санкт-Петербургской губерний (Гербовник, II, 135 и XIII, 66).

Предстивители Демидовых активно занимались благотворительностью. В частности, во время эпидемии холеры в Курске ими было построено 4 больницы. Прокофий Демидов пожертвовал на строительство Московского Воспитательного Дома более 1 миллиона рублей.

Демидовыми были основаны Демидовская премия и Демидовский лицей. В память об их заслугах в Барнауле и Ярославле в XIX веке были установлены Демидовские столпы. В Петербурге их имя носит Демидов мост, соединяющий берега канала Грибоедова. Становлению семейного дела Демидовых посвящён советский исторический фильм 1983 года.

За большой финансовый и культурный вклад в жизнь Флоренции Демидовы удостоились чести быть увековеченными на фасаде собора Санта Мария дель Фьоре. Их родовой герб виден там и в наши дни.

Представители

Фамилия Демидов изначально произошла от имени родоначальника.

Генеалогическое древо Демидовых

Демид
Антюфьев
Никита
Демидов
(1656—1725)
Акинфий
(1678—1745)
Григорий
(ум. 1728)
Никита
(1680-е — 1758)
Прокофий
(1710—1786)
Григорий
(1715—1761)
Никита
(1724—1789)
Иван
(1708—1730)
Евдоким
(1713—1782)
Иван
(1725—1789)
Никита
(1728—1804)
Алексей
(ум. 1786)
Лев
(1745—1801)
Александр
(1737—1803)
Павел
(1739—1821)
Пётр
(1740—1826)
Николай
(1773—1828)
Иван
Василий
(1769—1861)
Григорий
(1765—1827)
Алексей
(1771 — до 1841)
Павел
(1798—1840)
Анатолий
(1812—1870)
Николай
(1773—1833)
Александр
(1811—1872)
Александр
(1803—1853)
Пётр
(1807—1862)
Павел
(1809—1858)
Денис
(ум. 1876)
Павел
(1839—1885)
Платон
(1840—1892)
Григорий
(1837—1870)
св. кн. Николай
Лопухин-Демидов
(1836—1910)
Александр
(1845—1893)
Михаил
(1840—1898)
Елим
(1868—1943)
Анатолий
(1874—1943)
Игорь
(1873—1946)
Александр
(1870—1937)
Павел
(1869—1935)
Николай
(1871 — 1957)
Владимир
(1907 — 1983)

Демид Клементьевич Антуфьев (варианты – Антюфеев, Антифеев, Онтюфеев)

Отец Никиты Демидова, родоначальника рода Демидовых — Демид Клементьевич Антуфьев, происходил из государственных крестьян. Он приехал в Тулу из села Павшино, чтобы заняться кузнечным делом при тульском оружейном заводе. Из троих его сыновей — Никиты, Семёна и Григория самым предприимчивым и энергичным оказался старший сын — Никита.

Никита Демидович Антюфеев

Основная статья: Никита ДемидовНиколо-Зарецкая церковь в Туле, где похоронены многие потомки Никиты Демидовича

О начале его известности и первых успехах существует много разных преданий, связанных с именами Шафирова и Петра Великого. Достоверно только то, что искусно приготовленные им образцы ружей понравились Петру, который сделал его поставщиком оружия для войска во время Северной войны. Так как поставляемые Никитой Демидовым ружья были значительно дешевле заграничных и одинакового с ними качества, то Пётр в 1701 г. приказал отмежевать в собственность Демидова лежавшие около Тулы стрелецкие земли, а для добычи угля дать ему участок в Щегловской засеке.

В 1702 году Демидову были отданы Верхотурские железные заводы, устроенные на реке Нейве в 1701 г. на Урале, с обязательством уплатить казне за устройство заводов железом в течение 5 лет и с правом покупать для заводов крепостных людей. В именной Грамоте от того же года Никита Демидов впервые наименован Демидовым вместо прежнего прозвища Антуфьев.

В 1703 году Пётр приказал приписать к заводам Демидова две волости в Верхотурском уезде. С 1716 по 1725 год Демидов вновь построил четыре завода на Урале и один на реке Оке.

Демидов был одним из главных помощников Петра при основании Петербурга, жертвуя на этот предмет деньгами, железом и т. д.

Акинфий Никитич Демидов

Все ветви фамилии Демидовых, 18-21 вв. Основная статья: Демидов, Акинфий Никитич

Сын Никиты Демидовича, Акинфий Никитич (1678—1745) с 1702 года управлял Невьянскими заводами. Для сбыта железных изделий с заводов он восстановил судоходный путь по Чусовой, открытый ещё Ермаком и потом забытый, провёл несколько дорог между заводами и основал несколько поселений по глухим местам вплоть до Колывани; построил 9 заводов и открыл знаменитые алтайские серебряные рудники, поступившие в ведение казны. Он же принимал меры для разработки асбеста, или горного льна, и распространял вместе с отцом добывание и обработку малахита и магнита. Предложение его уплачивать казне всю подушную подать за уступку ему всех солеварен и повышение продажных цен на соль было отвергнуто, несмотря на посредничество Бирона, делавшего у него громадные денежные займы.

В 1726 году Демидов вместе с братьями и нисходящим потомством возведён в потомственное дворянское достоинство по Нижнему Новгороду «с привилегией против других дворян ни в какие службы не выбирать и не употреблять». По его завещанию значительная доля его наследства предназначалась сыну его от второго брака, Никите; старшие сыновья возбудили процесс, и по высочайшему повелению генерал-фельдмаршал Бутурлин произвёл между ними равный раздел.

Никита Никитич Демидов

Основная статья: Демидов, Никита Никитич

Брат Акинфия Никита (кон. 1680-х/нач. 1690-х — 1758) отличался крутым нравом, и в его деревнях и на заводах часто вспыхивали крестьянские бунты. Никита Никитич, знаток горнозаводского дела, активно работал в Берг-коллегии и основал железоделательные Нижнешайтанский, Буйский, Кыштымский, Лайский заводы и Давыдовский медеплавильный завод, за что в 1742 году его возвели в чин статского советника. Никита Никитич имел пятерых сыновей.

Прокофий Акинфиевич Демидов

Основная статья: Демидов, Прокофий Акинфиевич

Старший сын Акинфия, Прокофий (1710—1786), был известен своими чудачествами. Так, в 1778 г он устроил в Петербурге народный праздник, который вследствие громадного количества выпитого вина был причиной смерти 500 человек. Однажды он скупил в Петербурге всю пеньку, чтобы проучить англичан, заставивших его во время пребывания в Англии заплатить непомерную цену за нужные ему товары. Громадные богатства, полученные по разделу (четыре завода, которые он потом продал купцу Собакину, до 10 000 душ крестьян, более 10 сел и деревень, несколько домов и пр.), и доброе сердце сделали Прокофия Демидова одним из значительнейших общественных благотворителей. На пожертвованные им 1 107 000 руб. основан Московский воспитательный дом. Им же учреждено коммерческое училище, на которое он пожертвовал 250 000 руб. (1772). Когда стали открываться народные училища и главные нар. уч., Прокофий пожертвовал на них 100 000 руб. С именем его связывается также учреждение ссудной казны и Нескучного сада в Москве.

Григорий Акинфиевич Демидов

Основная статья: Демидов, Григорий Акинфиевич

Средний сын Акинфия, Григорий (1715—1761), больше интересовался ботаникой, чем предпринимательством. Более всего он известен как создатель первого в России научного ботанического сада под Соликамском и как корреспондент шведского учёного Карла Линнея. Также Григорию выпала судьба спасать фонды библиотеки Академии наук после пожара 5 декабря 1747 года. Его трёхэтажный дом на Васильевском острове на 20 лет, до 1766 года принял библиотеку и собрание Кунсткамеры. Григорий, благодаря своим дипломатическим способностям, упорству и бесконечным благодеяниям добился в 1755 году у императрицы Елизаветы Петровны раздела Акинфиевого наследства, дав наконец возможность всем братьям вести самостоятельную жизнь.

Никита Акинфиевич Демидов

Основная статья: Демидов, Никита Акинфиевич

Младший сын, Никита Акинфиевич (1724—1789), отличался любовью к наукам и покровительствовал учёным и художникам. Он издал «Журнал путешествия в чужие края» (1766), в котором много верных замечаний, указывающих на широкую наблюдательность автора. Состоял в переписке с Вольтером; в 1779 году учредил при Академии художеств премию-медаль «за успехи в механике».

Николай Никитич Демидов

Граф Николай Демидов Основная статья: Демидов, Николай Никитич

Внук Акинфия Демидова, Николай Никитич (1773—1828), начал службу адъютантом при князе Потёмкине во время второй турецкой войны; построил на свой счёт фрегат на Чёрном море.

  • В 1807 году пожертвовал дом в пользу Гатчинского сиротского института.
  • В 1812 году выставил на свои средства целый полк солдат («Демидовский»).
  • В 1813 году подарил Московскому университету богатейшее собрание редкостей и в том же году построил в Петербурге четыре чугунных моста.

Живя с 1815 года почти постоянно во Флоренции, где он был русским посланником, он, однако, много заботился о своих заводах, принимал меры к улучшению фабричной промышленности в России, развёл в Крыму виноградные, тутовые и оливковые деревья; в 1819 году пожертвовал на инвалидов 100 000 рублей, в 1824 году, по случаю наводнения в Петербурге, на раздачу беднейшим жителям — 50 000 руб.; в 1825 году — собственный дом для «Дома Трудолюбия» и 100 000 рублей.

Составил во Флоренции богатейшую картинную галерею. Благодарные флорентинцы за основанные им детский приют и школу поставили ему памятник (1871).

Герб Демидовых украшает фронтон собора Святой Розы среди гербов других спонсоров строительства собора.

Павел Григорьевич Демидов

Основная статья: Демидов, Павел Григорьевич

Павел Григорьевич (1738—1821), сын Григория Акинфиевича, правнук Никиты Демидовича, образование получил в Гёттингенском университете и Фрейбергской академии. Много путешествовал по Западной Европе. «За обширные познания в натуральной истории и минералогии» Екатерина II пожаловала его в советники берг-коллегии. Находился в переписке с Линнеем, Бюффоном и другими заграничными учёными; составил замечательную естественнонаучную коллекцию, которую вместе с библиотекой и капиталом в 100 000 руб. подарил Московскому унив. (1803).

Когда в 1802 г был издан манифест об учреждении министерств, заключавший в себе, между прочим, призыв к пожертвованиям на дело образования в России, Демидов одним из первых откликнулся на него. В 1803 г на пожертвованные им средства (3578 душ крестьян и 120 000 р.) основано «Демидовское высших наук училище» (затем Демидовский юридический лицей).

В 1805 г он пожертвовал для предполагаемых университетов в Киеве и Тобольске по 50 000 р.; тобольский капитал к 80-м годам возрос до 150 тысяч руб. и Демидов стал одним из главных учредителей Томского университета, в актовом зале которого и поныне вывешен портрет Демидова.

В 1806 г он пожертвовал Московскому университету свой мюнцкабинет, состоявший из нескольких тысяч монет и медалей. В Ярославле ему поставлен памятник, открытый в 1829 г.

Павел Николаевич Демидов

Основная статья: Демидов, Павел Николаевич

Павел Николаевич, старший сын Николая Никитича, егермейстер (1798—1841). Он несколько лет служил губернатором в Курске и прослыл благотворителем края. Во время эпидемии холеры 1831 г построил в Курске четыре больницы; за его счёт воздвигнут памятник поэту Богдановичу.

Известен как учредитель так называемых «Демидовских наград», на которые жертвовал при жизни и назначил выдавать в течение 25 лет со времени его смерти по 20 000 р. ассигнациями или 5714 руб. сер. ежегодно.

Анатолий Николаевич Демидов

Демидовы-Сан-Донато

Описание герба: Выдержка из Общего гербовника

Щит разделён на четыре части чёрным крестом с разрезанными широкими концами, суживающимися к середине. В середине щита наложен малый щиток с гербом фамилии Демидовых: щит разделён горизонтально золотым поясом; в верхней серебряной части три зелёные рудоискательные лозы, а в нижней чёрной части серебряный рудокопный молоток. В четырёх частях основного щита в шахматном порядке расположены эмблемы гербов города Флоренции и тамошней общины таким образом: в первой и четвёртой частях в червлёном поле серебряная лилия (герб Флоренции), а во второй и третьей — в серебряном поле червлёный греческий крест (герб флорентийской общины). Щит увенчан княжеским итальянским шлемом, украшенным русской дворянской короной. Нашлемник: два скрещённых серебряных рудокопных молота, обвитые зелёным сосновым венком с червлёной лентой. Намёт: справа — зелёный с золотом, слева — чёрный с серебром. Щитодержатели: два серебряных медведя с червлёными глазами и языками. Девиз: «АСТА NON VERBA» червлёными буквами на серебряной ленте. Герб украшен княжеской итальянской багряной мантией, усеянной золотыми звездочками и увенчанной княжеской итальянской шапкой.

Девиз

«АСТА NON VERBA» (Дела — не слова)

Том и лист Общего гербовника

XIII, 66

Титул

князья Сан-Донато

Родоначальник

Демидов, Анатолий Николаевич

Близкие роды

Демидовы, Лопухины-Демидовы

Период существования рода

1840-1943 гг.

Место происхождения

Италия

Подданство

Италия

Дворцы и особняки

вилла Сан-Донато
вилла Пратолино

Медиафайлы на Викискладе

Основная статья: Демидов, Анатолий Николаевич

Анатолий Николаевич (сын Николая Никитича, 1812—1870). Большую часть своей жизни прожил в Европе, изредка лишь приезжая в Россию.

Крупнейшие его пожертвования:

  • основание «Демидовского дома призрения трудящихся» в СПб., на что им дано более 500 000 руб.;
  • основание «Николаевской детской больницы», на которую он пожертвовал вместе с братом Павлом Николаевичем 200 000 руб.

В 1841 г он женился на племяннице Наполеона I, принцессе Матильде. Купив княжество Сан-Донато, он стал называться князем Сан-Донато, но только за границей.

За его счёт снаряжена была в 1837 г учёная экспедиция в Южную Россию (обзор её результатов издан под заглавием: «фр. Esquisse d’un voyage dans la Russie méridionale et la Crimée», (1838, русский пер. M., 1853); он же дал средства на путешествие по России в 1837 году французского художника Андре Дюрана (André Durand), составившего и издавшего в Париже альбом видов «Voyage pittoresque et archéologique en Russie».

Под псевд. Nil-Tag Демидов поместил о России ряд писем в «Journal des Debats» и издал их отдельной книгой: «фр. Lettres sur l’Empire de Russie».

Павел Павлович Демидов

Основная статья: Демидов, Павел Павлович

Павел Павлович (1839—1885), сын Павла Николаевича, окончил курс в юридическом факультете Спб. университета, служил в посольствах парижском и венском, был советником губернского правления в Каменец-Подольске, с 1871 по 1876 г был киевским городским головой.

Во время русско-турецкой войны 1877—78 гг. был чрезвычайным уполномоченным СПб. «Общества «Красного креста»». На его средства издавалась одно время в СПб. газета «Россия». В 1883 г. он написал брошюру «Еврейский вопрос в России». Унаследовал от бездетного дяди, Анатолия Николаевича, титул князя Сан-Донато, утверждённый за ним в 1872 г. Александром II.

Сегодня титул принц Демидофф ди сан Донато носит ещё один Павел (1937) — Паул принц Демидофф (Австрия — Мондзее). Лектор в папских колледжах и университетах. Член Папского Ордена — Св. Силвестра. Почётной гражданин города Барселоны. Великий Мастер Езотерического Ордена Тамплиеров. Рыцарь Большого Креста за заслуги Ордена Тевтонских рыцарей.

Второй род Демидовых

Другой род Демидовых происходит от действительного статского советника Василия Ивановича Демидова (1741). Сын его, Иван Васильевич (умер в 1799 г.), был при Екатерине II генерал-поручиком и флота генерал-цейхместером (то есть начальником морской артиллерии). Этот род внесён в I часть родословных книг Казанской, Новгородской и Орловской губерний.

Примечания

  1. Московское дворянство. Алфавитный список дворянских родов с кратким указанием важнейших документов, находящихся в родословных делах Архива Московского Дворянского Депутатского Собрания. — Москва: Тип. Л.В. Пожидаевой, 1910. — С. 130. — 614 с.
  2. переулок Гривцова до 1952 года назывался Демидов переулок
  3. Следы Демидовых во Флоренции.
  4. Князья Сан-Донато

Литература

  • Чумаков В. Ю. Демидовы. Пять поколений металлургов России. — М.: ЗАО «Бизнеском». — 2011. — 272 с. — (Серия: «Великие российские предприниматели», том 2) — ISBN 978-5-91663-088-6
  • Огарков В. В. Демидовы, основатели горного дела в России. СПб., 1891.
  • Огарков В. В. Демидовы. Основатели горного дела в России. Их жизнь и деятельность: биографический очерк. — 2-е изд. — М.: URSS; ЛЕНАНД, 2015. — 96 с. — (Биографии выдающихся личностей: БВЛ). — ISBN 978-5-9710-2329-6.
  • Головщиков К. Д. «Род дворян Демидовых». — Ярославль: Тип. Губ. правл., 1881. — 106 с.
  • «Каменный пояс», Евгений Фёдоров, роман-трилогия.
  • Ипполитова Г. Аврора Демидова — графиня Ногера. — СПб., 2009.
  • Ипполитова Г. А. Итальянская глава о Демидовых: Николай Никитич и сыновья. — СПб.: изд-во Президентской библиотеки им. Б. Н. Ельцина, 2013. — 109 с. с илл.
  • Ипполитова Г. А. Демидовы: тульские кузнецы, дворяне, графы, князья и Принцесса Матильда Бонапарт (Демидова). Альбом с иллюстрациями, 2016.
  • Демидовский временник: Исторический альманах. Книга I, Книга II. — Екатеринбург: Демидовский институт, 1994—2008.
  • Юркин И. Н. Демидовы: Столетие побед. — М.: Молодая гвардия, 2012. — 448 с. — (Жизнь замечательных людей: сер. биогр.; вып. 1410). — 3000 экз. — ISBN 978-5-235-03573-7.

Ссылки

  • Поколенная роспись рода основателя Демидовского лицея П. Г. Демидова
  • Демидова Н. Г. История династии // Международный Демидовский фонд. (рус.) — 17.11.2008.
  • (недоступная ссылка)
  • Новые данные о происхождении Демидовых
  • Елена И. Краснова. Нисходящая мужская поколенная родословная уральских промышленников Демидовых
  • (недоступная ссылка)
  • Демидовский институт. Научное и культурно-просветительское общественное учреждение.
  • Демидовы, семья // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Демидовы (дворяне) // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.
  • Гербовое дело Демидовых Департамента Герольдии Правительствующего Сената по Владимирской, Калужской, Московской, Нижегородской и Санкт-Петербургской губ. 1871 г. РГИА, ф.1343, оп.20, д.1063
  • История Рязанского края: Демидовы. Дата обращения 16 июня 2016.

Словари и энциклопедии

Никита Демидов — основатель династии тульских оружейников

К концу XVII века в тульской Оружейной слободе окончательно происходит социальное расслоение оружейников. Наиболее хозяйственные, оборотистые, смекалистые мастера постепенно выделяются из общего числа. К таким относился и Никита Демидов.


Никита Демидов

Никита Демидов оставил яркий след в истории отечественной промышленности. Выходец из семьи тульского кузнеца Демида Григорьева сына Антюфеева, с восьми лет росший без безвременно ушедшего отца, он стал ещё при жизни символом российской предприимчивости, богатства и щедрости. Человек яркой и удивительной судьбы, Никита Демидов родился в 1656 году в Туле, в молодые годы работал по найму подмастерьем у одного кузнеца Оружейной слободы, но уже с 90-годов 17 века он — оружейник-предприниматель, а позднее мануфактурист-металлург.

Построенная первая в Туле вододействующая мануфактура, металлургический завод Демидовых (созданный благодаря встрече Никиты с Петром I, который по достоинству оценил мастерство и деловые качество тулянина), повлиял (в том числе технически) на становление и развитие построенного позднее казенного Тульского оружейного завода. Завод Демидовых в этом случае сыграл роль связующего звена между ранними мануфактурами и мануфактурой петровского времени.

Лично известный царю Петру I, получивший за свои заслуги перед Отечеством в 1720 году дворянство с фамилией Демидов, Никита стал родоначальником знаменитой династии Демидовых, ветви которой растут и умножаются и поныне.

Уже первые шаги Демидова на промышленном поприще показали, что этот человек умело совмещал собственные и государственные интересы.

В начале Северной войны он дал слово царю Петру I, что поставит для армии дешёвое вооружение. И слово своё сдержал. Его ружья обходились казне по 1 рублю 85 копеек за штуку, тогда как военное ведомство поставляло их по 15 рублей. Поставленное Демидовым оружие было настолько высокого качества, что Пётр I сделал его поставщиком армии на всю войну со шведами.

Демидов постоянно наращивал производство металла и вооружения, но это никак не отражалось на качестве. Качество продукции было настолько отменным, что в 1718 году Пётр I своим именным указом повелел принимать для нужд российского флота только демидовское железо, а «с других никаких заводов железа Адмиралтейству … за негодностью принимать не велено».

При строительстве новой столицы Санкт-Петербурга Никита Демидов поставил по указу императора 81 300 пудов чугунных и железных фонтанных труб, изготовленных на его уральских заводах, для Летнего сада в Петербурге и для фонтанов Петергофа.

Никита Демидов занимался не только промышленным, но и торговым предпринимательством. Больше того, есть основания предполагать, что эта деятельность сыграла важную роль в становлении его хозяйства. Яркое представление о торговой деятельности тульских оружейников дает «Ведомость от тульских земских бурмистров» (1720 год), содержащая список из 64 семейств казенных кузнецов, занимавшихся торговым предпринимательством. Среди них почти исчерпывающий перечень фамилий, входящих в известный на нынешний день список слободских старост.

Большой интерес представляют сведения о некоторых из торговых занятий промышленника, содержащиеся в раздельной записи, составленной в 1711 году при отделении им от своего хозяйства младшего сына Никиты.

Во-первых, в ней отмечены существовавшие на передаваемом сыну тульском дворе лавки. В отношении части из них, а именно, стоявших «от Тулицы на переднем конце двора», раздельная запись дает уточнение, причем достаточно неожиданное: лавки («семь замков») «ныне таргуют мясам».

Помимо них в это же время он владел торговыми точками непосредственно в местах сосредоточения основной городской торговли: лавками в Мескатином (Мескотином) ряду и одной лавкой в железном ряду. И, наконец, находившимися в Зарайском уезде на берегу реки Оки Перевинскими (Перевидскими) винными заводами.

К сожалению, история мало что оставила воспоминаний о Демидове — человеке. Есть, впрочем, одно известие о природных способностях Демидова, сомнение не вызывающее хотя бы уже потому, что пришло из лагеря противников Никиты, никак не заинтересованных приукрашивать правду. В «Разговоре двух приятелей о пользе науки и училищах» его автор (В.Н.Татищев) вспоминает:

«Мы все знали кузнеца, а потом дворянина Никиту Демидова, который грамоте не учен, но другие ему Библию читали, он все, памяти достойное, в которой главе стих не токмо сказать, но пальцем место указать мог».

Помимо свидетельства о замечательной памяти, отсюда можно извлечь и другую ценную информацию: указание на широкую известность личности Демидова. («Мы все знали кузнеца…»), дополнительное подтверждение факта о его неграмотности, очень любопытное свидетельство интереса Демидова к религии.

Благодаря своим заслугам перед государством был связан указ от 21 сентября 1720 года о пожаловании его в дворяне, который был подтверждён указом императрицы Екатерины I 24 марта 1726 года. Родовой дворянский герб Демидовых включал изображения, символически отражавшие их занятия: серебряный молот и три зеленые рудоискательные лозы.

В щите, разделенном горизонтально золотою полосой, в верхней части в серебряном поле изображены три зеленые лозы рудоискательные. В нижней части в черном поле виден серебряный молот. Щит увенчан обыкновенным дворянским шлемом. Намет на щите серебряный, подложенный зеленым.

В одной из грамот 1691 г. 35-летний «Никишко Демидов» обнаруживается среди троих выборных (со старостой во главе), посланных оружейниками в Москву для защиты их интересов в земельном споре. Уже в это время он выделялся из массы простых ремесленников, населявших слободу.

Металлургический завод был основан им «своими деньгами и… без споможенья и дачи дворцовых крестьян». Демидов, следовательно, был в это время уже достаточно богат. По преданию, разрешение на строительство завода дал лично Петр I, который познакомился с Демидовым во время одного из посещений Тулы в 1695-м или 1696 г. По поводу этой встречи существует несколько легенд. По одной из них, Никита стал известен царю тем, что починил сподвижнику Петра, барону Шафирову, его немецкий пистолет, да еще и изготовил точную его копию. По другой — Никита Демидов был единственным из тульских оружейников, взявшимся в 1696 выполнить заказ царя на изготовление 300 ружей по западному образцу.

В 1697-1701 гг., будучи хорошо известным в Москве, Демидов неоднократно привлекался Сибирским приказом в качестве эксперта по различным вопросам металлургического и оружейного производства.

Непосредственно перед началом Северной войны, в июне 1700 г., Демидов подал челобитную с предложением передать ему заказ на 500 пушек, о которых уже велись переговоры с другим заводчиком. Он брался делать пушки по полтине за пуд «против немецкого литья и против образца и чертежа, каков ему дан будет из приказа адмиралтейских дел». Петр, которому сообщили об этом в Воронеж, сформулировал требования к качеству пушек и потребовал, чтобы Демидов сделал образцы. По именному царскому указу тульский завод, владеть которым Демидову первоначально разрешено было в течение 20 лет, был отдан ему 2 января 1701 г. «впредь впрок безсрочно» с правом передачи по наследству. От Демидова потребовали увеличения плотины и расширения завода; ему разрешено было строить на тех же местах и новые заводы. Никите предоставлялся (причем безоброчно) участок на пять верст в длину и ширину в Щегловской засеке для рубки леса. Здесь, а также в Малиновой засеке он мог копать руду.

На Урале, где в 1702 г. у Демидова появился переданный государством Невьянский завод, его успешно заменял старший сын Акинфий, умелый, энергичный, преданный помощник, гордость и надежда отца. Это позволяло Никите подолгу жить вблизи столицы, в том числе и Туле, при первом его заводе.

Никита Демидов обладал огромным авторитетом, пользовался благосклонностью царя и имел влиятельных покровителей. Его заводы на Урале образовали фактическую монополию. Используя своё влияние, Демидов отстаивал свои интересы перед губернаторами и коллегиями.

Двор (городская усадьба) Демидова находилась в казенной Оружейной слободе, в приходе Николо-Зарецкой церкви. В Туле, у себя на заводе, Никита Демидов и умер — случилось это в 1725 году 17 (28) ноября в 9 часов 20 минут пополудни. Похоронили его на кладбище приходской церкви.

В память об этом выдающимся человеке поставлены два памятника — один на Урале — в городе Невьянске, другой в Туле — на его родине.


Невьянск. Памятник Петру I и Никите Демидову

В Туле памятник Никите Демидову находится на площади перед Николо-Зарецкой церковью, у моста через реку Упу.


Памятник Никите Демидову в Туле

Решение об установке памятника было принято городской администрацией в связи с рядом памятных событий, приходившихся на 1996 год, в том числе 340 лет со дня рождения промышленника и 300 лет со дня основания металлургического завода Демидовых. В рамках празднования Дня города в 1996 году был установлен и открыт памятник. Авторами проекта стали скульптор А. И. Чернопятов и архитектор П. М. Зайцев.

Галерея

Тула

В 1996 году в городе Туле был установлен в рамках празднования 300-летие основания металлургического завода Демидовых, 400-летие тульского казённого оружейного производства, 340 лет со дня рождения Никиты Демидова памятник Никите Демидову.

Понравилось! 9 9
Авторы памятника: тульский скульптор-монументалист, заслуженный деятель искусств РФ Арнольд Иванович Чернопятов (1931 года рождения) Понравилось! 0 0

(Из Интернета)

и заслуженный архитектор РСФСР Павел Михайлович Зайцев (1927 – .2005).
Первое знакомство русских воинов с пушками состоялось после Куликовской битвы, когда в качестве трофеев были захвачены 4 пушки. Русское войско оценило достоинства огнестрельного оружия и началось перевооружение, причем сначала пушки закупались в Западной Европе.
15 января 1582 года в деревне Киверова Гора, близ Запольского Яма (южнее Пскова), между Россией и Речью Посполитой подписан Ям-Запольский мирный договор — перемирие сроком на десять лет. Так завершилась Ливонская война 1558 — 1583 годов. Ливонская война была первой, где русские войска массово применили огнестрельное и артиллерийское оружие, создав подразделения стрельцов и пищальников с «огневым боем».
Если кто-то думает, что санкции — это новомодное изобретение, то глубоко ошибается.
Еще до начала Ливонской войны власти Ливонского ордена и прибалтийских городов опасались усиления России в военном и экономическом плане и предпринимали меры для противодействия этому. В 1548 году по поручению Ивана Грозного саксонский купец Г. Шлитте завербовал в разных городах Европы 123 мастера различных профессий, но в городе Любеке они были арестованы и в Россию не попали. Причиной было письмо ревельского магистрата от 19 июля 1548 года с просьбой не допустить Г. Шлитте и его спутников в Москву. Мол беда обрушится на «Ливонию и всю немецкую нацию, если московиты ознакомятся с военным искусством Запада».
Когда шла Ливонская война, то в 1570 году Великий герцог Альба — Фернандо Альварес де Толедо и Пиментель (Fernando Álvarez de Toledo y Pimentel, 1507 -1582) Понравилось! 0 0

(Из Интернета)

на всегерманском депутационстаге во Франкфурте предложил «не посылать в Московию артиллерию, дабы она не стала врагом грозным не только для империи, но и для всего Запада». Заодно Альба предложил перестать поставлять в Россию необходимую для производства орудий медь и бронзу а также запретить мастерам-специалистам наниматься туда на службу и в целом закрыть границы с Россией.
Основной базой для производства огнестрельного оружия на Руси был выбран сначала древнейший центр железоделательного производства — город Устюжно-Железнопольский (ныне Устюжна Вологодской области). В XVI столетии Устюжна становится крупнейшим центром металлообработки и оружейного дела в Русском государстве.
На территории современной Тульской области существовал город Дедиславль (или Дедослав) впервые упоминается в Ипатьевской летописи под 1146 и 1147 годами, который в XIII веке был разорён татарами. По приказу Ивана Грозного в 1553 году город был восстановлен и стал именоваться Дедилов, в нём стали изготавливать как холодное оружие -мечи, так и огнестрельное -пищали..
В 1595 году 30 семей дедиловских кузнецов-самопальщиков ( изготавливающих огнестрельное оружие) были переселены в Тулу для организации производства оружия согласно указа царя Федора Иоанновича (1557 -1598). Понравилось! 0 0

(Из Интернета)

Для них в Заречье города Тулы была создана Кузнечная оружейная слобода.
В этой слободе родился, в восемь лет остался сиротой и в молодые годы работал по найму подмастерьем у одного кузнеца Оружейной слободы Никита Демидович Антуфьев (Антюфеев), более известный как Никита Демидов (26 марта (1656 -1725). Понравилось! 2 2

(Из Интернета)

Никита был очень высокого роста — под два метра, и необыкновенной силы. С лёгкой руки Василия Никитича Татищева (1686 — 1750) Понравилось! 0 0

(Из Интернета)

создалось мнение, что Никита Демидов был неграмотным, хотя имел отличную память.
В своей работе «Разговор двух приятелей о пользе наук и училищ» (1733) в пункте » 19. Чем память разнствует от поятия?» Татищев приводит Демидова в качестве примера: «О памяти же читаем от гистории, что Кир Великий, основатель Персидской монархии, великия войска имея, всех салдат по имянам звать мог; кардинал дю Перрон 200 стихов славнаго поеты, пред Гендриком Четвертым единою прочитав, мог все паки наизусть в том же порядке сказать. Мы все знали кузнеца, а потом дворянина Никиту Демидова, которой грамоте не учен, но другие ему Библию читали, он все, в памяти достойные, в которой главе стих не токмо сказать, но пальцом место указать мог».
Хотя многие исследователи с Татищевым с утверждением о неграмотности Демидова не согласны, ведь они были лютыми врагами.
Вообще легенды связывают возвышение Никиты Демидова со счастливой встречей оружейника с Петром Первым в 1696 году. А исторические факты с этим не совсем согласны. Российский историк Василий Осипович Ключевский (1841 — 1911) Понравилось! 0 0

(Из Интернета)

в лекции LXIV «Курса русской истории» рассказывает: «Еще в 1686 г. для потех Петра привозили в Преображенское сотни тульских ружей мастера Демидова».
В архивных бумагах указывается, что для нужд потешных войск юного Петра Первого в Москву доставили 256 штук «тульского Никиткина ружья Демидова».
В 1839 году в русской политической и литературной газете «Северная пчела», издававшейся в Санкт-Петербурге в 1825—1864 годах, был опубликован биографический очерк о Никите Демидове. В нём говорилось: «Ум и прилежание Никиты Антуфьева отличили его пред прочими. Он скоро постиг искусство, к которому имел от природы способность, силу и переимчивость, и сам завел в Туле небольшую домашнюю фабрику».
Но именно общение с императором Петром Первым дало старт уральским заводам Демидовых. Поэтому легенды об их первой встрече интересны.
По представлению Министерства внутренних дел император Александр I в сентябре 1821 года поручил российскому учёному, химику-технологу Иосифу Христиановичу Гамелю (1788—1862), Понравилось! 0 0

(Из Интернета)

кстати родившемуся на территории Саратовского наместничества, составить описание промышленных предприятий Рязанской, Орловской, Тамбовской и Тульской губерний. Особое внимание Гамеля привлекло важнейшее государственное предприятие — Тульский оружейный завод, описанию которого он посвятил специальный труд. В 1826 году в известной московской типографии Августа Семена была издана книга И.Х.Гамеля «Описание Тульского оружейного завода в историческом и техническом отношении». Понравилось! 0 0

(Из Интернета)

В этой книге приводится легенда о первой встрече Петра Первого и Никиты Демидова: «В 1696 году Государь Петр Первый, при проезде своем в Воронеж, остановился на короткое время в Туле и, желая заказать несколько алебард по имевшемуся при Нем иностранному образцу, велел призвать к Себе тех из казенных кузнецов, которые знали ковку белаго оружия: никто из них однако не смел явиться, кроме упомянутаго Никиты Антуфьева. Государь, увидя его, любовался его стройностию, большим ростом и необыкновенною силою, и сказал окружающим Его Боярам: вот молодец, годится и в Преображенский полк в гренадеры. — Испугавшийся Антуфьев упал к ногам Монарха и со слезами просил помиловать его для престарелой матери, у которой он был один сын. Государь, издеваясь, сказал: Я помилую тебя, естьли ты скуешь Мне 300 алебард по сему образцу. — Антуфьев уверил Государя, что скует гораздо лучше показываемаго ему образца и привезет к Нему в Воронеж через месяц, что и исполнил в точности. Государь, получивши сии алебарды, так был доволен работою, что пожаловал Алтуфьеву втрое против того, во что они стали, и сверх того одарил его Немецким сукном на платье и серебряным ковшом небольшой цены, обещаясь на возвратном пути в Москву заехать к нему в гости».
Вторит Гамелю тульский историк-краевед Иван Фёдорович Афремов (1794 — 1866) в своём труде .»Историческое обозрение Тульской губернии с картою, планом г.Тулы 1741 г., реставрированными планами крепостей г.Тулы 1625 и 1685 гг., Куликовской битвы 1380 г.; родословными таблицами князей Новосильских, Одоевских, Белевских, Воротынских и знаменитых дворян Демидовых». Ч.1.- М.: В тип. Готье, 1850. События изложены с древнейших времен до 1847 г. Книга посвящена «дражайшей родине, благородному дворянству, почетному купечеству и согражданам Тульской губернии». Первый краткий вариант работы опубликован в 1843 г. в газете «Тульские губернские ведомости» в номерах с 7 по 45. Отпечатанная в 1850 году тиражом 500 экземпляров монография И.Ф.Афремова поступила в продажу только после смерти императора Николая I в 1855 году из-за эпиграфа со словами В.Г.Белинского о значении исследований местной истории.
«Государь, проезжая в 1696 году в Воронеж, остановился в Туле и приказал вызывать кузнецов, желающих приготовить алебарды, по привезенному им образцу. — На вызов государя явился Никита Демидов. Император, полюбовавшись его стройностью и высоким ростом, сказал, что этот молодец годится и в Преображенский полк в гренадеры. Демидов, сочтя эти слова за повеление принять его в полк, бросился к ногам государя и просил его помиловать для престарелой его матери, у которой он один только сын. Император отвечал ему шутя, что его помилуют, если он сделает триста алебард по данному образцу Демидов взялся сделать лучше образца и привезти их в Воронеж. — Действительно он приготовил алебарды…»
Вот только у Афремова есть предварительная история про встречу Демидова и сподвижника Петра Первого барон Петра Павловича Шафирова (1669 -1739). Понравилось! 0 0

(Из Интернета)

«В одну из поездок этих бывший с государем вице-канцлер барон Шафиров, отличный стрелок своего времени, проезжая Тулу, услышал об отличном тульском мастере Никите Антуфееве и отдал ему починить свой дорожный пистолет, работы славного Кухенрейтера. По истечении некоторого времени Демидов принес исправленный пистолет, и когда он всеми найден был в совершенной исправности, Демидов сказал, что у пистолета, отданного для поправки, испортилась затравка, и как его уже нельзя было починить, то он купил другой кухенрейтерский пистолет. Подавая другой пистолет Шафирову, он сказал: «Не угодно ли вашему превосходительству взять два пистолета вместо одного, потому что вина моя, я и поплатиться должен?» Оба пистолета были испробованы, сверены и признаны произведениями одного и того же мастера. Тогда Демидов объявил и доказал, что только один из них был настоящий кухенрейтерский, а другой собственной его работы. Такое искусство Демидова сделало его известным императору Петру 1-му».
Династия Кухенройтеров (Kuchenreuter) с 1640 года и по настоящее время выпускают замечательные образцы охотничьих ружей. Изначально оружейное предприятие Кухенройтеров выпускало не только длинноствольное оружие, но и кремневые пистолеты. В конце XVIII века для любого мужчины дуэльные наборы пистолетов Кухенройтера были желанным подарком. Оружие с маркировкой Kuchenreuter высоко ценили не только рядовые стрелки и охотники. Владельцами оружия этой знаменитой фамилии были императоры России, Франции и Австрии, представители других королевских домов Европы. Понравилось! 0 0

(Из Интернета)

Во время печально известной дуэли Лермонтова с Мартыновым у горы Машук под Пятигорском были использованы капсульные дульнозарядные дуэльные пистолеты 44 калибра производства немецкого оружейного мастера Кухенройтера (Johann Andreas Kuchenreuter, Regensburg, 1716–1795).
Есть легенды, где вместо Шафирова действует сам Пётр Первый и для живописности сюжета император даёт зуботычину Демидову.
Но так или иначе, но знакомство Петра Первого и Никиты Демидова состоялось. Понравилось! 0 0

Демидов и Петр Первый(из Интернета)

Сотрудничество оказалось плодотворным. Понравилось! 0 0 В 1696 году Демидов завел свой доменный и кричный заводик на реке Тулице.
Пётр Первый сделал Демидова поставщиком оружия для войска во время Северной войны. В 1702 году Демидову были отданы казенные Верхотурские железные заводы, устроенные на реке Нейве на Урале ещё при Алексее Михайловиче, с обязательством уплатить казне за устройство заводов железом в течение 5 лет и с правом покупать для заводов крепостных людей. В грамоте от того же года Никита Демидов наименован Демидовым вместо прежнего прозвища Антуфьев.
При строительстве новой столицы Санкт-Петербурга Никита Демидов поставил по указу императора 81 300 пудов чугунных и железных фонтанных труб, изготовленных на его уральских заводах, для Летнего сада в Петербурге и для фонтанов Петергофа.
С 1716 по 1725 год Демидов построил ещё пять предприятий, с 1718 года согласно имееного указа Петра Первого он стал единственным поставщиком железа, якорей и пушек для русского флота: «c других никаких заводов железа Адмиралтейству … за негодностью принимать не велено».
Участвовал в строительстве и управлении уральскими заводами ещё при жизни отца сын Никиты — Акинфий Никитич Демидов (1678 -1745). Понравилось! 0 0

(Из Интернета)

Недаром он считается основателем горнозаводской промышленности на Урале и в Сибири, где им было построено семнадцать железных и медеплавильных предприятий. Понравилось! 0 0

Никита и Акинфий Демидовы на приёме у Петра Первого (из Интернета)

Если посмотреть на фотографию памятника Никиты Демидова, то за ним виден храм. Понравилось! 5 5 Это Николо-Зарецкий храм, Понравилось! 10 10 построенный Акинфием Демидовым. Понравилось! 3 3 Это место уникально, поскольку является единственным сохранившимся на территории России внутрицерковным захоронением Демидовых.
В храме покоится прах Акинфия Никитича Демидова и его сына Григория Акинфиевича . Понравилось! 2 2
Григорий Акинфиевич Демидов (1715—1761) Понравилось! 1 1

(Из Интернета)

основал Тисовский (в 1736 году) и Бисертский (в 1761 году) заводы. Известен как создатель первого в России частного ботанического сада под Соликамском.
А вот основателя династии в храме нет, хотя Никита Демидов был похоронен территории бывшего приходского кладбища тульских оружейников, где ныне стоит храм. В момент смерти Никиты Демидова здесь находился еще деревянный храм, возле которого его и похоронили. Точное место захоронения утрачено еще в XIX веке.
В его честь, а также ряда представителей других известных фамилий в истории Тулы установлен это памятный крест. Понравилось! 0 0
Рядом с храмом располагается историко-мемориальный музей Демидовых. Понравилось! 5 5
21 сентября 1720 года указом Петра I Никита Демидов «за верную службу и за особливое прилежное радение и старание в произведении медных и железных заводов» был возведён в потомственные нижегородские дворяне и получил фамилию Демидов. Но вот ведь какая закавыка, указ императором не был подписан.
Поэтому диплом о дворянстве был возобновлен 24 марта 1726 года императрицей Екатериной I уже после смерти основателя рода. Причем в этом дипломе было оговорено: «…чтобы их, и детей их, и потомков, против других дворян, ни в какие службы не выбирать и не употреблять».

Демидовы получили право на герб, Понравилось! 0 0

(Из Интернета)

затем герб был изменён. Понравилось! 0 0

(Из Интернета)

Об этом замечательно рассказала Лариса Герб Демидовых на флорентийском соборе.
Я рассказывал про Самое крупное здание дореволюционной Москвы. Понравилось! 9 9 Самым крупным частным благотворителем Московского воспитательного дома был Прокофий Акинфиевич Демидов. Понравилось! 0 0

Д.Г. Левицкий — Портрет П.А.Демидова. (Считается, что на заднем плане изображено здание Воспитательного дома) (из Интернета)

Интересна судьба Демидовской премии (1832—1865) для учёных за выдающийся вклад в развитие наук, Понравилось! 0 0

(Из Интернета)

которую учредил один из потомков Никиты Демидова граф Павел Николаевич Демидов (1798 -1840). Понравилось! 0 0

(Из Интернета)

Премия присуждалась ежегодно 34 раза до 1865 года. Как правило, награда присуждалась в дни рождения царствующих императоров, и считалась самой почётной неправительственной наградой России.
В 1992 году была учреждена Демидовская премия Научного Демидовского фонда — премия и памятная медаль для учёных за выдающийся вклад в развитие науки в России, вручается ежегодно с 1993 года.
Но вот еще один сюрприз, хотя премия продолжает традиции Демидовской премии (1832—1865), но на медали изображен профиль не Павла Демидова, а его предка — основателя династии Демидовых Никиты Демидова. Понравилось! 0 0

(Из Интернета)

В 2012 году возле памятника Демидова открылось для посетителей новое здание Музея оружия. Понравилось! 1 1 Вот только отчего-то памятник Никите Демидову остался за оградой музей, а может так и было задумано.
Когда появилась Аллея Славы знаменитых оружейников города Тулы, то во главе её стал бюст императора Петра Первого, Понравилось! 9 9

Тульские оружейники Демидовы на Урале чеканили поддельные деньги?

Династия Демидовых на Среднем Урале чеканили серебряные монеты, уверен житель поселка Малышева Свердловской области. Об этом сообщает Свердловское облТВ.

Свердловчанин Дмитрий Виргулес.

В подтверждение своих слов Дмитрий Виргулес приводит весомый аргумент — пятикилограммовую матрицу, с помощью которой на монеты переносилось изображение. Именно на ней, утверждает мужчина, была изготовлена не одна тысяча серебряных рублей. Еще одно доказательство — остатки серебра на поверхности. Правда, из какого месторождения металл, еще предстоит узнать московским ученым.

Матрица – семейная реликвия Виргулесов.

Семейную реликвию, которая хранилась дома три столетия, Дмитрий планирует отвезти на экспертизу, чтобы подтвердить ее подлинность. А вот как эта вещь сохранилась до наших дней, до сих пор неизвестно.

Дмитрий Виргулес, житель посёлка Малышева:

– Приказчик как вещественное доказательство должен был ее бросить в домну, уничтожить в общем-то. От цеха, где производилась монета, и до домны произошла подмена. Матрицу спрятали, а в ткань завернули кусок камня и скинули в домну. Вот только таким путем она могла выжить».

На матрице изображен Петр I. Такой серебряный рубль Московский монетный двор чеканил в 1720 году. Действительно ли был Акинфий Демидов фальшивомонетчиком, доподлинно неизвестно. Прямых доказательств — цехов — под Невьянской башней обнаружено не было.

Виктор Байдин, доцент кафедры истории России Института гуманитарных наук и искусств УрФУ, считает подземное производство монет мифом:

– Серебряные монеты XVII века, скажем, 77-й пробы, требуют целого предприятия, с цехами, громоздкими механизмами, понимаете. И организовать опять же на коленке его в подвале невозможно. И никакие демидовские монеты, или подозреваемые таковыми, нумизматике неизвестны».

Справка Myslo

Никита Демидов оставил яркий след в истории отечественной промышленности. C 90-годов XVII века — оружейник-предприниматель, а позднее мануфактурист-металлург.

Никита Демидов.

Построенная первая в Туле вододействующая мануфактура, металлургический завод Демидовых (созданный благодаря встрече Никиты с Петром I), повлиял на становление и развитие построенного позднее казенного Тульского оружейного завода. Завод Демидовых сыграл роль связующего звена между ранними мануфактурами и мануфактурой петровского времени.

На Урале, где в 1702 г. у Демидова появился переданный государством Невьянский завод, его успешно заменял старший сын Акинфий, умелый, энергичный, преданный помощник, гордость и надежда отца. Это позволяло Никите подолгу жить вблизи столицы, в том числе и Туле, при первом его заводе.

Памятник Петру I и Демидову в Невьянске.

Никита Демидов обладал огромным авторитетом, пользовался благосклонностью царя и имел влиятельных покровителей. Его заводы на Урале образовали фактическую монополию. Используя своё влияние, Демидов отстаивал свои интересы перед губернаторами и коллегиями.

Легенды о Демидовских миллионах

В 2016 году исполнилось 360 лет со дня рождения самого знаменитого русского оружейника и предпринимателя Никиты Демидова. Основатель династии металлургов и кузнецов, прославился не только, как знаменитый промышленник, но и как меценат и благотворитель. Никита Демидов основал горнозаводское дело на Алтае, что привело к небывалому развитию всего, удаленного от центра России, региона.

Составными частями демидовской империи стали Алтайские и Уральские металлургические комплексы, а также Тульские оружейные предприятия. Могущество империи обеспечивали алтайские рудники, снабжая заводы Демидова золотом, серебром и иными редкими рудами. Из летописей известно, что за несколько лет, Демидов сумел получить из рудников пуд золота и несколько сот пудов серебра.

Царствующий дом России всячески поддерживал развитие горно-металлургического дела на сибирских территориях. Любой приказ, касающийся новых восточных территорий государства, включал в себя поручения осуществлять поиск новых руд. Для активизации поиска была официально объявлена так называемая «горная свобода», суть которой была в том, что любой подданный государства мог осуществлять разведку полезных ископаемых на всей территории России. В этом законе не забыли установить льготы для тех, кто решится построить заводы. Специально организованной Берг-коллегии поручалось осуществлять полную документационную поддержку в оформлении новых месторождений и строительстве новых горно-металлургических предприятий.

В исторической литературе ошибочно утверждалось, что только государство имело право в XVIII веке добывать и обрабатывать драгоценные металлы. Разрешение на это было у любого жителя России, но данные виды работ имели некоторые ограничения, установленные государством. Несмотря на некоторые условия, государство гарантировало будущим предпринимателям, «что у них и у наследников их оные заводы отняты не будут». Через несколько лет, такие же льготные условия были предоставлены и иностранцам. Привилегии промышленникам постоянно расширялись по решению государственных органов. Все эти продуманные и дальновидные шаги привели к масштабному, по тем временам, строительству горно-металлургических заводов, принадлежащих частным лицам. Особенно значительно их количество увеличилось на Урале. Для выплавки металлов, включая драгоценные, не нужно было получать никаких специальных разрешений.


Правильно принятые меры правительства увеличили количество заводов горно-металлургической направленности не только на территории Сибири, но и в Карелии, Тульско-Каширском регионе.

На Урале прославились удачливые заводчики – Демидовы. Все предприятия, запущенные новой династией металлургов Демидовых были построены на так называемой «сибирской стороне» Урала. Из девяти новых частных предприятий, семь принадлежали Демидовым. Будущих «императоров» металлургической промышленности даже не остановило, то, что их основные добывающие предприятия находились вне российских территорий – в районе Рудного Алтая. Так сложилось, что поисками полезных ископаемых и развитием промышленности на Рудном Алтае занимался самый предприимчивый из династии — Акинфий Демидов. Он сделал своей негласной горнодобывающей «столицей» город Невьянск.

Берг-коллегия имела полные сведения о всех найденных на Алтае рудах. Государственные чиновники особую значимость придавали образцам со свинцово содержащих рудников.

Демидовы предприняли шаги приблизиться к императорскому двору. Так ими в 1726 году были преподнесены императрице Екатерине I образцы алтайских руд. Акинфий Демидов, преподнося такой подарок государыне, очень рассчитывал на ее помощь в решении многочисленных проблем, которые стояли перед ним, как новым заводчиком Сибири. Акинфий желал получить дворянство из рук правительницы, а также получить помощь в оформлении наследства, оставленного ему Никитой Демидовым.

Рекламное видео:

В 1726 году Демидов получил от Берг-коллегии разрешение добывать медные, золотые и серебряные руды, а также любую руду, найденную на его рудниках. Единственным условием для промышленника стала необходимость сообщать в Берг-коллегию обо всех вновь найденных рудах. Демидов сразу после получения разрешения, предоставил государственному надзору сведения о найденных образцах, содержащих серебро. Но специалисты дали заключение о том, что примесь серебра слишком мала и разработка рудника малоприбыльна. Это не остановило нового промышленника Сибири, он с энтузиазмом стал искать целенаправленно руду с большим количеством серебра, одновременно организовывая медеплавильное производство.

Официально, считалось, что Демидов на Алтае занимается только выплавкой меди и продажей ее государству по установленным ценам. Только все равно у Берг-коллегии было подозрение, что Демидовы секретно добывают серебро. Многочисленные проверки не подтверждали эти предположения.

— Salik.biz

Среди демидовских мастеров не было специалистов, способных работать с полиметаллическими рудами Алтая, включая и серебряную руду. По этой причине Прокофий Демидов заключил контракт с иностранным мастером Христофором Моллином. В одной из исторических книг написано, что Демидову удалось в Екатеринбурге найти специалистов, которые смогли профессионально выполнить анализ образцов руды и выяснить, что колыванские медные руды с демидовских рудников богаты серебром.


Наконец-то сбылась мечта Демидовых, они приступили к выплавке алтайского серебра в промышленных масштабах. Сохранились документы, подтверждающие выплавку серебра на Невьяновском заводе. Демидов решил сделать очень продуманный шаг: он подарил императрице Елизавете серебряный слиток, в изготовлении которого использовалась алтайская руда и обратился, казалось бы, с необычной просьбой, чтобы его заводы со всеми рабочими были в ведении исключительно императрицы. Зачем Демидову нужно было подчинить все свои заводы лично государыне? Во-первых, это давало возможность просить у правительницы серьезных привилегий. Во-вторых, избавляло Демидовых от опеки многочисленных государственных ведомств. Это позволило Демидовым продолжить плавку серебра, золота, меди и свинца без надзора и под покровительством самой царицы. И императрица пошла навстречу знаменитому уральскому промышленнику, поскольку знала, что их работа представляла огромную важность для экономики всей страны.

Спустя столетия, этот шаг российской императрицы превратился в обвинение Акинфия Демидова в преступлении по незаконной и неконтролируемой, со стороны государства, плавке золота и серебра из руд алтайских рудников. В настоящее время во всех изданиях указывается на выплавку Демидовым огромного количества серебра, как несомненный факт. Выплавка, якобы, происходила в башне Невьяновского завода. А поскольку сбыть такое количество серебра Демидовым было невозможно, что из слитков стали чеканить монеты, которые сами по себе являлись, как бы сегодня сказали, ликвидным товаром. Многие исследователи тайн семьи Демидовых, доказывают, что чеканка монет приносила династии уральских заводчиков огромный доход.

Но Елизавета Петровна не сдержала своих обещаний в отношении Демидовых и принудительно выкупила (читайте, отняла) у наследников Акинфия Демидова Колываново-Воскресенские заводы в 1747 году. Но это официально, вроде бы выкупила, а на самом деле никаких денег за изъятые в пользу казны успешных алтайских предприятий, наследники Демидова не получили. Правомерность такого изъятия, подтвердила и Екатерина II, к которой обратились наследники знаменитой династии уральских промышленников. А причиной стало утверждение, что за двадцать лет работы предприятий Демидов выплавил тайно огромное количество золота и серебра, чем обогатил династию, поэтому ни на какую компенсацию они не могут претендовать.

При передаче завода государству, в его кладовых нашли более двух пудов неочищенного серебра, около двухсот пудов серебросвинцового полуфабриката.

Менее чем за пол века на необъятных просторах уральской земли Демидовыми построено более 25 железоплавильных и доменных заводов. Предприятия стали катализатором развития горнорудного и обрабатывающего дела на всем Урале и на европейской части России.

Самой известной личностью среди Демидовых был Акинфий. Он отличался деловой хваткой, высоким уровнем работоспособности, сильной волей и властным характером. Благодаря всем этим качествам, Акинфий сумел стать крупнейшим горнозаводчиком, землевладельцем и богатейшим человеком государства.

Конечно, о баснословном богатстве Демидова ходили легенды. Так в Невьянске рассказывали, что однажды Демидов проиграл большие деньги столичному чиновнику в карточной игре. Чтобы быстро погасить долг, он сбегал в подвал башни и принес совершенно новые, даже немного теплые серебряные рубли.

Нижнетагильцы хранят свою легенду о демидовских богатствах. Говорят, был на Черном озере небольшой остров, на нем стоял каменный дом. В доме том работали плавильные печи. Очевидцы видели, что ночью из трубы этой таинственной избы вырывалось пламя. В доме чеканили монеты беглые каторжники. Со временем, остров исчез под водой Черноисточинского пруда.

Еще одну легенду об Акинфии Демидове рассказал писатель Евгений Федоров в своем произведении «Каменный пояс». Однажды Акинфий Демидов был приглашен императрицей Анной Иоановной за карточный стол, для участия в любимой ею игре. Демидов делал вид, что не замечает, как императрица мошенничает в игре, подкладывая во время ставки все больше серебряных рублей. Проиграл знаменитый уральский заводчик много. Императрица, радуясь огромному выигрышу, лукаво спросила Демидова какими деньгами он рассчитывается: государственными или своими? На что находчивый заводчик ответил, что все, что есть у него, принадлежит государыне.


Много преданий сохранилось о знаменитой династии Демидовых. В основном, там он предстает фальшивомонетчиком. Да и то, до сих пор неизвестно, как за короткое время знаменитый уральский род смог накопить огромное состояние, значит все-таки тайно чеканил деньги. Можно в это верить или нет, но тайна демидовского монетного двора до сих пор не разгадана. Кроме того, если это действительно правда, то тогда почему, вот уже несколько столетий, никто не может сказать куда же исчезли бесследно эти сказочные сокровища Демидовых?

Читать онлайн «Парадоксы и причуды филосемитизма и антисемитизма в России» автора Дудаков Савелий Юрьевич — RuLit — Страница 77

До самой революции из этих денег отпускались десятки тысяч рублей на больницы и на пособия. 2 июня 1872 г. император Александр II разрешил Демидову принять титул князя Сан-Донато, пожалованный ему итальянским королем Виктором-Эммануилом, и два ордена Итальянской короны – св. Маврикия и св. Лазаря. В 1879 г. население Флоренции поднесло князю золотую медаль с изображением его самого и его супруги и адрес, подписанный представителями рабочих корпораций. Муниципалитет избрал князя и княгиню Сан-Донато почетными гражданами Флоренции. От императора Александра II Демидов получил орден Станислава 1-й степени. Он собрал уникальную библиотеку, состоящую из 7 тыс. томов, куда вошли и библиотека его отца, и библиотека А.Н.

Карамзина, сына историка. Он купил в Италии виллу Медичи, где и скончался 17 января 1885 г. Павел Павлович Демидов, князь Сан-Донато, был похоронен на Урале, вотчине своих знаменитых предков, чью славу он поддерживал и приумножал.

В свете нашей темы имя князя Сан-Донато интересует нас тем, что он является автором брошюры «Еврейский вопрос в России» (СПб., 1883 г.), вызвавшей бурную реакцию в лагере правых. И действительно, как писала газета «Русский еврей», этот случай незаурядный. Русский столбовой дворянин, бывший в течение 13 лет городским головою Киева, «матери русских городов», где совсем недавно (не в его бытность) произошли погромы, назначенный в так называемую Паленскую комиссию по еврейскому вопросу («Высшая комиссия для пересмотра действующих законов о евреях» от 4 февраля 1883 г.), изучавший экономическое положение евреев еще в то время, когда он был в Каменец-Подольске, он нашел в себе мужество пойти против течения.

Человек западной культуры, приверженец социального прогресса, он не мог примириться с несправедливостью. Историю возникновения этой брошюры довольно подробно описал в своих воспоминаниях «За много лет» А.Е. Кауфман127. П.П.

Демидов всегда стоял на позициях уравнения евреев в правах, но чтобы подкрепить свои выводы современной статистикой, он обратился, за помощью к Кауфману, который и предоставил в его распоряжение некоторые данные.

Надо сказать, что по традиции семейство Демидовых было всегда дружественно по отношению к еврейству. История возвышения рода Демидовых связана с именем Петра Павловича Шафирова.

Первым шагом к славе и богатству Демидовых явился, как это часто бывает, случай.

У проезжавшего через Тулу Шафирова испортился пистолет работы мастера Кухенрейтера. Никита Демидов не только исправил поломку, но и изготовил точную копию пистолета, по своим качествам ничуть не уступавшую оригиналу.

Восхищенный мастерством Демидова Шафиров, по достоверному свидетельству, дважды устраивал встречи Никиты Демидова с царем. Впоследствии благодарный Демидов никогда не забывал об этом.

Другой Демидов – Прокопий Акинфиевич (1710-1788) имел тоже неприятности по «еврейскому вопросу». В «сказке» поданной заводчиком в юстиц-коллегию, значится, что он был оштрафован в 1767 г. «за держание им у себя в доме Новороссийской губернии купца Леви Вульфа, за необъявление в полицию паспорта»128.

Основная идея П.П. Демидова, автора упомянутой филосемитской брошюры, в том, что он понял сущность еврейского вопроса, заключавшегося в ненормальных экономических условиях пребывания евреев в черте оседлости. Он требовал предоставить евреям полные гражданские права и свободу передвижения и местожительства, подчинив их общим установлениям в податном, административном и других отношениях.

Брошюра Демидова представляла собой развитие записки, поданной им в Высшую комиссию в апреле 1883 г. Павел Павлович ссылается на опыт Запада, давно отказавшегося от искусственной изоляции еврейского населения и «посему не имеющего в данный момент еврейского вопроса в российской форме». Замкнутость и отчужденность известной части населения или целого племени является обыкновенно следствием испытываемого им внешнего гнета, когда отдельная личность принуждена искать выхода из своего исключительного положения во взаимной сплоченности с людьми, находящимися в одинаковых с нею условиях. Это явление находит себе подтверждение и в истории еврейского племени, которое начиная с самого «рассеяния» и до конца XVIII в. подвергалось жестоким преследованиям и стеснениям в своей религиозной и экономической жизни. Крайнее невежество, религиозный фанатизм и узко национальные общественные и экономические взгляды того времени были главными причинами враждебного отношения христианского населения к евреям.

Эти факторы проявляются во всей средневековой истории гонений, тяготевших над еврейским племенем в Западной Европе. Но с развитием истинной цивилизации и гуманности нетерпимость и враждебное отношение к евреям начинают мало-помалу сглаживаться, и, наконец, совершенно исчезают «к спокойствию и благу государств, в которых они живут»129. Демидов обнаруживает знания по древней истории евреев, а также истории законодательства о евреях в России. В заключение князь касается огульного обвинения евреев в эксплуатации русских. Он подчеркивает, что большинство еврейского населения – труженики, ремесленики и люди физического труда, ничего общего с эксплуатацией не имеющие.

Краткий курс истории по династии Демидовых.

Никита Демидов (1656-1725)

Горнозаводчик, «кузнец, оружейного дела мастер», родоначальник династии Демидовых, один из основоположников металлургической промышленности России. Родился в 1656 г. в Туле в семье уроженца с. Павшино Тульской губернии Демида Клементьевича Антюфеева. В молодые годы работал по найму подмастерьем у одного из кузнецов Оружейной слободы. С 90-х гг. XVII в. — растущий оружейник-предприниматель, несколько позднее мануфактурист-металлург.

Первый металлургический завод Никиты Антюфеева, построенный в Туле в 1695 г., обязан встрече Никиты с Петром I, который по достоинству оценил мастерство и деловые качества тулянина.

Это было время, когда в мучительной и кровавой ломке старых устоев шло становление новой России. Петр I вел войну со Швецией за выход России к Балтийскому морю. Нужда в железе была острейшая. Необходимо было не только создать собственную металлургическую базу, но и найти талантливых, мыслящих по государственному людей, способных понять и осуществить замыслы царя-реформатора. Именно таким человеком стал выходец из древней Тулы Никита Антюфеев, получивший из рук Петра Великого фамилию Демидов и ставший одним из активнейших сподвижников царя по переустройству России.

Выдающимся вкладом Никиты Демидова в развитие отечественной металлургии явилась его деятельность по освоению Урала. Здесь он не только в короткие сроки превратил переданный ему во владение Невьянский казенный завод в высокопроизводительное металлургическое предприятие, но и вместе с сыном Акинфием построил еще 6 новых заводов, которые долгое время оставались лучшими не только в России, но и в Европе.

Уже начальные шаги на промышленном поприще показали, что Никитой Демидовым двигали не только собственные, но и государственные интересы. В начале Северной войны он поставил в казну большую партию ружей по цене 1 руб.80 коп. за штуку, в то время как военное ведомство покупало их по 12-15 руб., и безвозмездно пожертвовал большое количество ядер. Поскольку доставленная продукция была высокого качества Петр I сделал Никиту поставщиком оружия для войска на все время войны со шведами.

Никита Демидов постоянно наращивал производство металла на своих заводах, однако это никогда не шло в ущерб качеству выпускаемой продукции. Недаром Петр I в 1718 г. своим именным указом повелел для нужд российского флота принимать только высококачественное демидовское железо, а «с других никаких заводов железа Адмиралтейству …за негодностью принимать не велено».

Большую помощь Петру I оказал Никита Демидов и при построении новой столицы — Петербурга, поставив по заказу императора 81 300 пудов чугунных и железных фонтанных труб, изготовленных невьянскими мастерами для Летнего сада в Петербурге и для Петергофа.

Многие современники отчетливо понимали масштаб личности и деятельности Никиты Демидова. Его дела высоко оценивало и государство. В 1709 г. Никите был пожалован чин комиссара «за …верные службы и ставку сибирского железа», а 21 сентября 1720 г. вышел указ о пожаловании его в дворяне.

Акинфий Никитич Демидов (1678-1745)

Горнозаводчик. Один из основателей металлургической промышленности России. Старший сын родоначальника династии Демидовых — Никиты Демидовича Антюфеева (Демидова). Родился в 1678 г. в Туле. С юношеских лет был приучаем к кузнечному, оружейному и железоделательному делу. Приобретя необходимые знания и практический опыт, еще при жизни отца принимал активное участие в управлении принадлежащими ему заводами.

В сентябре 1702 г., в связи с передачей Демидовым казенного Невьянского завода, прибывает на Урал, где проявляет поистине выдающиеся организаторские способности, быстро превратив некогда неприбыльный завод в передовое предприятие. За период с 1702 по 1722 г. вместе с отцом строит и пускает еще 5 заводов, а в 1725 г. вводит в строй самый крупный в Европе Нижнетагильский чугуноплавильный и железоделательный завод.

После смерти отца (1725 г.) Акинфий Демидов становится единственным наследником уральского горного «царства». За два десятилетия самостоятельной деятельности он строит 9 железных и 7 медеплавильных заводов, увеличив их число в три с половиной раза.

За свою деятельность на благо Отечества Акинфий Никитич, уже будучи дворянином, в 1740 г. был удостоен чина статского советника «за размножение рудокопных заводов», а двумя годами позже был произведен в действительные статские советники «за тщательное произведение и размножение железных и медных заводов». Демидовский металл с заводской маркой «Старый соболь» считался лучшим в России. Еще при жизни Акинфия он стал экспортироваться в Европу и в Америку, и его покупала даже Англия — многовековая и признанная монополистка в области металлургии.

А ведь ни казне, ни другим предпринимателям ни до, ни после Демидовых не удавалось ничего подобного.

Несмотря на наличие массы льгот и привилегий, успехи предпринимательской деятельности Акинфия Демидова стали следствием, в первую очередь, таланта, знаний, энергии и страстной преданности делу самого заводчика, его незаурядных личных качеств. «Я без сомнения могу сказать, — писал в доношении Екатерине I горный начальник В.И. Геннин — что такого в заводском деле искусного человека едва сыскать можно».

Акинфий не только благополучно управлял своей огромной уральской промышленной империей, но и активно осваивал новые сибирские территории. С его именем связано начало разработки природных богатств Алтайского края и основание города Барнаула. В 1726 г. близ озера Колывань он строит свой первый на Алтае медеплавильный завод, а несколькими годами позже возводит Барнаульский и Шульбинский медные заводы. При нем в юго-западной части алтайских гор было открыто свыше 30 рудных месторождений, в том числе Змеиногорское, из руд которого было получено первое российское серебро.

К концу жизни (1745 г.) Акинфию Демидову принадлежали 25 металлургических предприятий, бoльшая часть которых находилась на Урале. Помимо управления заводским хозяйством, Акинфий Демидов строил дороги, суда, возводил пристани для доставки металла и оружия в столицу, всемерно поощрял поиски рудных месторождений, привлекал для работы на заводах иностранных специалистов и даже сам побывал в Саксонии, откуда привез коллекцию минералов, положившую начало фамильной традиции собирания раритетов.

Прокофий Акинфиевич Демидов (1710-1786)

Старший сын знаменитого уральского горнозаводчика Акинфия Демидова. Родился 8 июля 1710 г. на Урале. Из всех наук наибольшее влечение испытывал к ботанике. Не пойдя по стопам отца, продал унаследованные им заводы и стал постоянно жить в Москве, занимаясь садоводством, любовь к которому приобрел еще в детстве, живя вместе с братом Григорием в Соликамске. На высоком берегу Москвы-реки, против Калужской дороги, на приобретенных участках земли им был построен особняк и заложен ставший впоследствии знаменитым «Нескучный» ботанический сад, служивший, по авторитетному замечанию П.С. Палласа, делу распространения естественнонаучных знаний в России.

Позднее этот сад наследники Прокофия преподнесли в дар городу Москве, а собранные им самим гербарии из 4500 листов стали основой университетского ботанического собрания.

Владея миллионами, Прокофий Акинфиевич мог себе позволить в некоторых случаях ссужать истощенную войной государственную казну. Он славился оригинальными выходками, а порой и чудачествами, но при этом был известен как «добрый гражданин», вписавший свое имя в историю российской благотворительности «неизгладимыми чертами».

В 1755 г. при основании Московского университета он вместе с братьями, Григорием и Никитой, подарил университету 21 тысячу рублей и минералогический кабинет из 6000 предметов, а позднее внес капитал на стипендии для бедных студентов, получивших название «Демидовского пансиона».

Предметом неустанных забот Прокофия Демидова был учрежденный в 1764 г. Екатериной II по инициативе крупного деятеля российского просвещения И.И. Бецкого московский Воспитательный дом, на нужды которого он пожертвовал 1 107 000 рублей серебром, что составило 3 874 500 рублей ассигнациями. На средства Прокофия при Воспитательном доме было создано родовспомогательное отделение, а в 1772 г. открыто первое в России коммерческое училище для 100 купеческих детей, на которое было дополнительно пожертвовано 205 тысяч руб. Кроме того, на строительство Воспитательного дома Прокофий безвозмездно поставил 4 тысячи пудов полосного сибирского железа.

При закладке здания сиропитательного отделения московского Воспитательного дома в Санкт-Петербурге Прокофий внес в фонд этого заведения 20 тысяч рублей серебром и столько же пожертвовал в пользу Московского университета, добавив 5 тысяч рублей на главное народное училище в Москве.

Одновременно по его инициативе при московском Воспитательном доме были созданы Ссудная и Сохранная казны — банковские учреждения, занимавшиеся кредитованием под залог движимого и недвижимого имущества.

Общая сумма пожертвований Прокофия Демидова на благотворительные цели, по неполным данным, составила свыше 4 млн. рублей ассигнациями.

За свою щедрость Прокофий, не имевший никакого чина, был произведен Императрицею в действительные статские советники и в его честь в память открытия коммерческого училища была выбита медаль.

Никита Акинфиевич Демидов (1724-1789)

Горнозаводчик, покровитель наук и художеств, коллекционер, меценат. Младший сын Акинфия Никитича Демидова. Родился 8 сентября 1724 г. на берегу р. Чусовой на Урале. С юности проявил интерес к семейному делу и уже в 19 лет обладал недюжинной деловой хваткой и необходимыми знаниями в области горного дела и металлургии. Полученные по наследству заводы Никита не только не растерял, но и приумножил, прибавив к шести доставшимся ему по разделу нижнетагильским заводам еще три, которые в совокупности давали чугуна и железа много больше, чем все заводы его отца, вместе взятые.

Первым из Демидовых приобрел вкус к собирательству художественных и исторических ценностей. Во время путешествия по Европе (1771-1773 гг.) почти всюду посещал мастерские художников и покупал понравившиеся ему картины. Серию полотен по его заказу пишет Жан Батист Грез, а живущий в Париже шведский живописец Александр Рослин — портреты Никиты Акинфиевича и его супруги.

Особым покровительством Никиты Акинфиевича пользовался пенсионер Петербургской Академии художеств Федот Иванович Шубин, которому он помог стать скульптором мирового уровня. По его заказу Ф. Шубин создает скульптурные портреты супругов Демидовых, которые сегодня украшают шубинский зал Государственной Третьяковской галереи.

Из заграничной поездки, которую Н.А. Демидов описал в изданном им в 1786 г. «Журнале путешествий», он привез картины, скульптуры, предметы прикладного искусства, разнообразные «курьезные» вещи, заложив тем самым основы фамильного художественного собрания. Будучи приумножено его наследниками, оно расценивалось как одно из крупнейших частных собраний в мире.

Зачинатель художественного образования на Урале. При его покровительстве и поощрении в принадлежащей ему нижнетагильской вотчине активно развивались художественные промыслы, особенно художественное чугунное литье и лаковая роспись по металлу. Нижнетагильские мастера делали не только ажурные решетки , камины, плиты для полов, но и декоративные вазы, бюсты, статуи, образцами для которых служили модели, выписанные из Москвы, Петербурга или из Европы.

Большие суммы тратил Никита Акинфиевич на обучение молодых дарований. Немало крепостных художников по его указанию было направлено на учебу в Москву и в Петербург, в Императорскую Академию художеств, и даже за границу.

Подобно старшим братьям, Никита Акинфиевич отличался любовью к наукам, состоял членом Вольного Экономического общества, жертвовал на строительство Московского университета, поддерживал контакты с Петербургской Академией наук, содействовал научной работе П.С. Палласа и ряда других ученых, учредил в Академии художеств медаль «За успехи в механике».

Николай Никитич Демидов (1773-1828)

Промышленник, коллекционер, меценат и щедрый благотворитель. Сын Никиты Акинфиевича Демидова — владельца Нижнетагильского горного округа на Урале. Родился 9 ноября 1773 г. близ Петербурга. Сразу после рождения был записан капралом в лейб-гвардии Преображенский полк. Шестнадцатилетним юношей служил в армии в качестве флигель-адъютанта генерал-фельдмаршала Г.А. Потемкина и при этом финансировал строительство военного фрегата на Черном море. Позднее его жалуют в камер-юнкеры и действительные камергеры, а при Павле I назначают членом Камер-коллегии с чином тайного советника и в знак особого расположения императора — командором ордена св. Иоанна Иерусалимского.

В 1800 г., женившись на баронессе Е.А. Строгановой, выходит в отставку и едет в Европу, где знакомится с новейшими технологиями в области горнометаллургического производства и успешно применяет их на своих заводах. Одновременно посылает десятки крепостных учиться за границу.

Стремясь найти более широкий сбыт железа, завязывает торговые отношения с Англией и для этой цели приобретает в Италии корабль. В Таганроге же строит собственную флотилию из пяти судов для плавания по Черному и Средиземному морям, которую неоднократно использует для оказания услуг правительству по перевозке казенных грузов.

Во время Отечественной войны 1812 г. на свои средства формирует «Демидовский» полк московского ополчения и вместе с ним участвует в Бородинском и других сражениях, за что был удостоен благодарности императора и фельдмаршала М.И. Кутузова и награжден орденами св. Анны 1-й степени и св. Владимира 3-й степени.

Этим не исчерпываются патриотические поступки Николая Демидова. В огне московского пожара погибают коллекции, подаренные Демидовыми Московскому университету. Николай Никитич восстанавливает эту утрату, подарив университету в 1813 г. кабинет естественный истории из 6000 предметов стоимостью в 50 тысяч рублей.

В Нижнем Тагиле он строит школу, больницу, приют, преобразует горнозаводскую школу в Выйское училище, где готовятся кадры для заводов, а в 1806 г. создает художественную школу, наиболее одаренные ученики которой направлялись учиться в Москву, Петербург, во Францию и в Италию.

Продолжая семейные традиции, Н.Н. Демидов не жалел средств на благотворительность. Москве дарит свой Слободской дворец и 100 тысяч рублей для устройства дома трудолюбия, преподносит в дар правительству дом в Гатчине в пользу местного благотворительного приюта, вносит в Комитет инвалидов 100 тысяч рублей, а также выделяет 50 тысяч рублей пострадавшим от наводнения в Петербурге. Общая сумма его пожертвований на благотворительные цели только в России составила, по неполным данным, свыше 720 тысяч рублей.

Последние годы жизни Н.Н. Демидов жил в Италии, во Флоренции, где собрал одну из богатейших в мире художественную коллекцию, завещанную России. Там же он построил школу, больницу, дом трудолюбия для престарелых и сирот.

В 1871 г. благодарная Флоренция воздвигла ему памятник работы «второго после Кановы» скульптора Италии Лоренцо Бартолини. Шедевр и по сей день украшает названную именем русского мецената площадь (Piazza Niccola Demidoff) на набережной реки Арно.

Павел Григорьевич Демидов (1738-1821)

Ученый-естествоиспытатель, коллекционер, библиофил, крупнейший жертвователь в пользу российского просвещения. Сын Григория Акинфиевича Демидова. Родился 29 января 1738 года. Первоначальное образование получил в Ревеле у профессора Сигизмунди, под руководством которого изучал немецкий и латинский языки. Позднее вместе с братьями по плану, задуманному отцом, был отправлен в Германию, сначала в Геттингенский университет, а затем во Фрейберг, где слушал лекции по минералогии, химии, металлургии, маркшейдерскому и горному делу. Продолжил образование в университете г. Упсалы у знаменитого шведского ученого К. Линнея, с которым долгие годы состоял в переписке, сообщая ему о своих открытиях в области естественной истории.

Много путешествовал по Европе, где знакомился с рудниками, горными заводами и новейшими технологиями в области металлургии. В 1762 г. возвратился в Россию. Унаследованные от отца заводы продал братьям, однако занятия горным делом не оставил. С 1762 г. состоял на государственной службе в качестве советника Берг-коллегии. В 1772 г. вышел в отставку в чине статского советника и всецело посвятил себя занятиям наукой.

Более всего интересовался философией, музыкой, литературой, зоологией, ботаникой, был коллекционером и меценатом. За время пребывания за границей приобрел обширные собрания минералов, птиц, редких животных, монет, антиков, картин, массу книг и рукописей по различным отраслям знаний, которые в 1778 и 1803 гг. вместе со 100 тыс. руб. передал в дар Московскому университету. На его средства в университете была создана кафедра натуральной истории, а подаренные им коллекции и обширная библиотека послужили основой университетского музея естественной истории.

По 50 тыс. руб. Павел Демидов пожертвовал в пользу Киевского и Тобольского университетов. Поскольку Тобольский университет не был открыт, пожертвованный им капитал, возросший до 150 тыс. руб., был использован при устройстве в 1881 г. Томского университета.

Не менее известен как учредитель высшего учебного заведения в Ярославле, на основание которого он передал 100 тыс. руб. и свыше трех с половиной душ крепостных крестьян, оцененных в 1 млн. 73 тыс. руб. В 1805 г. на эти средства было открыто Ярославское Демидовское высших наук училище с правами университета, позже ставшее Демидовским юридическим лицеем (ныне это Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова).

За свою благотворительную деятельность на ниве просвещения был пожалован орденом св. Владимира 1-й степени и по Высочайшему повелению в его честь была выбита золотая медаль с изображением благотворителя и надписью «За благотворение наукам». Кроме того он был награжден чином действительного статского советника, а Московский университет избрал его своим почетным членом.

В 1829 г. в Ярославле был открыт памятник П.Г. Демидову в виде бронзовой дорической колонны на гранитном пьедестале. Одна из надписей на пьедестале гласила: «Покровителю просвещения и Основателю Демидовского высших наук училища».

Павел Николаевич Демидов (1798-1840)

Промышленник, меценат, филантроп. Старший сын Николая Никитича Демидова и Елизаветы Александровны, урожденной баронессы Строгановой. Родился 6 (17) августа 1798 г. в Москве. Образование получил в Париже в Наполеоновском лицее. Во время Отечественной войны 1812 г. четырнадцатилетним юношей участвовал в Бородинском сражении в составе «Демидовского» полка московского ополчения, сформированного на средства его отца.

После боевого крещения вступил в ряды регулярной армии и прослужил около 15 лет, сначала в Европе, а затем в Москве в качестве адъютанта московского губернатора князя Д.В Голицына. В 1826 г. вышел в отставку, получив гражданский чин коллежского советника.

После смерти отца (1828 г.) вместе с братом Анатолием унаследовал крупное состояние, после чего включился в семейное дело, руководя горнозаводским хозяйством по переписке. Одновременно, следуя традициям рода, занялся общественной благотворительностью.

В 1829 г. пожертвовал 500 000 руб. на помощь вдовам и сиротам офицеров и солдат, погибших в ходе Забалканской компании, за что был пожалован в камергеры Двора Его Императорского Величества; 100 тыс.руб. передал — Московскому обществу сельского хозяйства. Во время войны с Турцией представил военному ведомству 25 000 пудов чугунных снарядов, изготовленных в Нижнем Тагиле. Вместе с братом Анатолием принял участие в строительстве Николаевской детской больницы в Петербурге.

Широкую известность приобрел учреждением в Императорской Академии наук в 1830 г. Демидовских премий, призванных «содействовать к преуспеянию наук, словесности и промышленности в своем отечестве». По оставленному завещанию после смерти учредителя (1840 г.) деньги на премии вносились в продолжении 25 лет. В Академию ежегодно поступало 20 000 руб. «на награды за лучшие по разным частям сочинения в России» и еще 5000 руб. «на издание увенчанных академиею рукописных творений». Полная премия составляла 5000 руб. асс., половинные — 2500 руб. Премии присуждались с 1832 по 1865 г. включительно. Всего Академией наук на награды было израсходовано четверть миллиона рублей. Среди лауреатов Демидовской премии такие выдающиеся русские ученые, как А.Х. Востоков, Д.И. Менделеев, Н.И. Пирогов, И.М. Сеченов, П.Л. Чебышев, Б.С. Якоби.

За свое пожертвование был награжден орденом св. Владимира 3-й степени, а научной общественностью избран почетным членом Петербургской Академии наук, Российской Академии, Московского и Харьковского университетов.

С 1831 по 1834 г. губернаторствовал в Курске, где во время эпидемии холеры на свои средства обустроил 4 больницы. Еще раньше пожертвовал 50 000 руб. на оказание помощи пострадавшим от холеры в Москве. За усердие по службе награжден орденом св. Станислава 1-й степени и пожалован в должность егермейстера Высочайшего двора.

В 1836 г. вышел в отставку. В том же году женился на фрейлине императрицы, дочери выборгского губернатора, красавице Авроре Шернваль.

Анатолий Николаевич Демидов (1813-1870)

Промышленник, дипломат, коллекционер, меценат. Младший сын Николая Никитича Демидова и Елизаветы Александровны, урожденной баронессы Строгановой. Родился 12 марта 1813 г. в Петербурге. Воспитывался в Париже. Возвратился в Россию в 1830 г. после смерти отца, от которого унаследовал огромное богатство — до двух миллионов рублей дохода ежегодно.

В молодости служил в Министерстве иностранных дел при российских посольствах в Вене, Париже, Риме, Лондоне. В 1836 г. вышел в отставку по состоянию здоровья и поселился во Флоренции на доставшейся ему по наследству от отца вилле Сан-Донато.

Продолжая семейные традиции, активно занимался собирательством предметов искусства. Частые поездки по разным странам Европы, личное богатство, широкий культурный кругозор и безупречный вкус позволили Анатолию Демидову создать одну из лучших в Европе художественных коллекций.

После открытия в Нижнем Тагиле (1835 г.) многотонного гнезда поделочного малахита поставлял его для петербургского Зимнего дворца, Исаакиевского собора, создал собственную фабрику, деятельность которой увенчал «триумфальный парад русского малахита» на Всемирной выставке в Лондоне.

Активно поддерживал русских художников, особенно Карла Брюллова. По его заказу написана картина «Последний день Помпеи», организованы ее показы в Европе. Затем мировой шедевр был привезен в Россию и преподнесен Николаю I в дар для императорского Эрмитажа.

С большим интересом относился и к творчеству К.А. Тона, создателя русско-византийского стиля в архитектуре, установив на свои средства изваянные Тоном бюсты Петра I в Брюсселе, Спа и Карлсбаде. В Италии, на острове Эльба, создал Наполеоновский музей.

Спланировал и осуществил крупную научную экспедицию по южным областям России, в которой приняли участие русские и европейские ученые и художники. По результатам работы экспедиции издал несколько богато иллюстрированных научных трудов.

Как и его предки, широко занимался благотворительностью. 500 тыс. руб. внес для устройства «Демидовского дома трудолюбия» и 100 тыс. руб. на строительство Николаевской детской больницы в Петербурге. Немалые суммы были пожертвованы на устройство временных госпиталей для холерных больных, помощь пострадавшим от наводнения, раздачу бесплатных обедов беднякам. Общая сумма пожертвований Анатолия Демидова на благотворительные цели превысила 2 млн. 300 тыс. руб. И это не считая расходов на благотворительность за пределами России.

В 1840 г. женился на племяннице Наполеона Матильде де Монфор. Великим герцогом Тосканским был пожалован титулом князя Сан-Донато.

Григорий Александрович Демидов (1837 — 1870)

Композитор. Праправнук Григория Акинфиевича Демидова, сын полковника Александра Григорьевича Демидова и Ольги Александровны Алединской, фрейлины Великой княгини Елены Павловны. Родился 18 июля 1837 г. в Петербурге. Получил домашнее воспитание, затем учился в частном учебном заведении. С детства любил музыку и в семь лет уже играл на фортепиано.

После смерти отца (1853 г.) по его примеру стал военным. Окончил Николаевское училище гвардейских офицеров. В 1854 г. поступил на службу в лейб-гвардии Преображенский полк в чине унтер-офицера. Служил до 1859 г., после чего вышел в отставку подпоручиком и вскоре уехал в Лейпциг (Германия), где в течение нескольких лет изучал теорию музыки у профессора Гауптмана.

В 1862 г. во флигеле дома Демидовых на Мойке (Г.А. Демидов владел этим домом совместно с матерью и братьями) по инициативе А.Г. Рубинштейна при Русском музыкальном обществе была открыта Петербургская консерватория. Возвратившись из заграничной поездки в 1866 г. , Г.А. Демидов стал ее инспектором. По отзывам современников, «он отличался неутомимо ревностным и безукоризненно честным исполнением своих обязанностей».

Кроме инспекторской деятельности вел занятия по классу кларнета, принимал экзамены по этому предмету, а также занимался композицией. А.С. Даргомыжский признавал за ним «несомненный талант, полный самостоятельного вдохновения и чуждый рутины». Сочинял преимущественно романсы и марши. Литературной основой романсов служили стихи А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, А.А. Фета, А.В. Кольцова, Д. Давыдова и других поэтов. Большая их часть написана на слова революционера-демократа М.Л. Михайлова.

Сочинил музыку марша для фортепиано в четыре руки и переложения русской народной песни для четырехголосного хора без сопровождения. Пробовал свои силы и в амплуа дирижера: в 1869 г. в Собрании художников оркестр под управлением Г.А. Демидова исполнял произведения недавно умершего А.С. Даргомыжского.