Положение в Казахстане

Казахстан всегда воспринимался русскими как союзное государство. Но в последнее время отношение к русскоговорящим изменилось не в лучшую сторону. Все больше представителей правящей элиты и простых людей считают, что бывшее руководство было слишком ориентировано на Москву и это не всегда шло на пользу Казахстану. Плюс к этому в стране имеются и другие проблемы, вроде серьезной коррупции и давления на оппозицию.

Кто президент Казахстана сейчас?

В начале 2019-го года Назарбаев, который почти 30 лет управлял страной, ушел с поста президента. Многие западные политологи считали его авторитарным правителем.

Журналисты часто писали, что ситуация с правами человека в Казахстане далека от идеальной. Тем не менее, правление Назарбаева ознаменовалось рядом положительных достижений:

  1. Экономический рост. Он стал возможен за счет грамотной инвестиционной политики, направленной на создание технологической базы для разработки нефтяных запасов. Заработала эффективная программа подготовки управленческих кадров и научных сотрудников;
  2. Повышение внутригосударственной безопасности. В Казахстане практически не было межнациональных конфликтов после распада СССР. Русские мирно уживались с казахами;
  3. Многовекторная политика. Сохраняя добрососедские отношения с Россией, Назарбаев находил также общий язык с западными странами.

Сегодня президентом является Касым-Жомарт Кемелевич Токаев. Он стал главой Казахстана не в результате выборной компании, ведь Назарбаев досрочно сложил свои полномочия. Поэтому Токаев, как глава парламента, занял его пост и фактически являлся временным лидером.

На прошедших внеочередных выборах он победил, получив 70% голосов, и стал законно избранным президентом.

Токаев является умеренным и предсказуемым политиком, который удобен всем правящим силам внутри страны и лидерам соседних государств. Он является сторонником Назарбаева, поэтому от него никто не ожидает коренных реформ.

Также все отмечают дипломатичный характер Токаева и его тактичность. Скорее всего, он будет придерживаться политики Назарбаева практически во всех вопросах.

Проблемы русскоговорящего населения

Казахстан стал страной, в которой после развала СССР русскоговорящие люди не стали чувствовать себя чужими, как в той же Прибалтике. Около 4 млн русских никогда не чувствовали притеснений. Некоторые даже успешно развивали свой бизнес и занимали важные посты.

Но за последние годы случилось несколько неприятных инцидентов, которые можно считать обострением национальных отношений. В больнице Аркалыка педиатру не понравилось, что мать больного ребенка разговаривала с ней на русском. Об этом врач сказала женщине прямо, не особо заботясь о том, что ее снимают на камеру телефона. Запись этих пререканий появилась в Интернете, а затем в эфире русских СМИ.

Из-за поднявшейся шумихи пришлось оправдываться главврачу. Она объяснила конфликт сдавшими нервами педиатра, а не ее личным отношением к русским.

Еще один неприятный случай произошел в Усть-Каменогорске. Русскую женщину с ребенком с детской площадки пыталась выгнать местная жительница. Она называла их «приезжими» и говорила, что такие люди не имеют права диктовать здесь свои условия.

По закону казахский язык в стране является государственным. Но при этом русский в Казахстане всегда можно было услышать на общественных мероприятиях, в госучреждениях и т. д. В этом плане страна осталась верна традициям многонациональности СССР. Тем не менее, эти традиции рискуют уйти в прошлое вместе с поколением казахов, выросших на советских идеалах.

Статистика по иммиграции показывает, что только за 2017-й год из Казахстана уехало более 10 тыс. русских. И эта тенденция вряд ли изменится в ближайшее время.

Пока что говорить об открытом притеснении русских в Казахстане не стоит. Политики и простые жители понимают, что Москва является идеальным партнером во всех отношениях.

Без прочных связей с РФ невозможен нормальный рост экономики. Но обозначенные выше тревожные звоночки обостряются еще и тем, что некоторые активисты заявляют о нежелательности преподавания в школах на русском. Это объясняется тем, что «иностранный» язык «мешает» развиваться государственному.

Что произошло в Арыси в Казахстане?

В конце июня на военном складе в Арыси случилось серьезное происшествие. Жители услышали взрывы, прогремевшие на военном складе. К месту сразу выехали экстренные службы, население временно эвакуировали из опасной зоны.

В больницу Арыси 46 людей обратились с ранениями, в том числе огнестрельными. Одного тяжелораненого жителя спасти не удалось. По трагической случайности в его машину попал снаряд с территории полыхающего военного склада.

Сразу после взрывов появились слухи о возможной радиационной угрозе. Министр обороны поспешил успокоить жителей Арыси и сообщил, что на складе не имелось радиоактивных боеприпасов. Также он отметил, что снаряды хранились так, чтобы при случайной детонации ударная волна не пришлась на город. Именно так и произошло, большинство снарядов разорвались в ближайшей степи.

Недовольство новым президентом

Несмотря на безоговорочную победу Токаева на выборах, оппозиция активно выражала свое недовольство. В день голосования прошли несогласованные митинги в Нур-Султане (бывший Астана).

Протестующие уверены, что новый президент, являясь политическим наследником прежнего, не сможет решить следующие застарелые проблемы:

  • Повсеместная коррупция;
  • Монополия власти в сфере СМИ;
  • Высокие цены в сочетании с низкими зарплатами.

Почему не работал Ватсап в Казахстане?

Спустя пару дней после митингов в Казахстане практически перестал работать мессенджер WhatsApp. Пользователи приложения отмечали, что это похоже на полноценную блокировку. 11 июня нельзя было не только отправить фото или видео, но и даже совершить звонки.

В связи с этим появилось предположение, что подобная блокировка – это реакцией властей на незаконные митинги. На брифинге новоизбранному лидеру Токаеву даже был задан вопрос относительно WhatsApp. Он ответил, что не давал личных распоряжений блокировать мессенджер. Токаев также отметил, что сам активно пользуется соцсетями.

Правящая элита Казахстана на данный момент продолжает политику Назарбаева. Обстановка в стране считается одной из самых безопасных в постсоветском пространстве.

Небольшие противоречия с проживающими в Казахстане русскими никогда не перерастали в серьезные конфликты. Но все же постепенный отток русскоговорящих из страны свидетельствует, что некогда братские народы накапливают все больше нерешенных проблем в отношениях.

Пертурбации, вызвавшие резкое оживление политической ситуации в Казахстане, порождают множество вопросов по поводу того, как будут дальше развиваться события. Мы попросили известных отечественных экспертов высказать свое мнение по этому поводу, адресовав им следующие вопросы:

  1. Досрочное сложение полномочий первым президентом РК, вступление в должность нового, переименование Астаны, избрание Дариги Назарбаевой спикером сената парламента, последовавшие за этим многочисленные кадровые… На ваш взгляд, для чего все это потребовалось и что за этим стоит?
  2. К.-Ж. Токаев провел кадровые изменения в АП, а в это же время ускоренными темпами формируется новый аппарат Совета безопасности. Возникает стойкое ощущение, что в стране создаются два центра власти (влияния). Вы разделяете такую точку зрения? Какие вы здесь видите плюсы и минусы?
  3. Доминантой всего периода правления Н.Назарбаева была формула «Сначала экономика, а потом политика». Как вы думаете, она сохраняет свою актуальность, или же пришло время смены парадигмы?
  4. С вашей точки зрения, следующие президентские выборы пройдут в сроки, определенные Конституцией, или же они будут досрочными?

Петр Своик, политик и общественный деятель: «Транзит, однажды начавшись, начинает жить своей жизнью»

1. Схем единоличного правления мир знавал немало, но и такие схемы тоже требуют оформления определенных институтов. В феодальные времена это было семейно-родовое наследование, освящаемое религиозной организацией власти и общества. В современные – это партийное оформление. Саддам Хусейн, Хафез Асад – все они пришли к власти через созданные ими партии. И тот же часто приводимый Акордой как классический образец Ли Куан Ю в Сингапуре – это тоже оформление личной диктатуры посредством созданной партии, в рамках которой, через один избирательный цикл, осуществлена и семейная передача премьерского поста от отца к сыну.

У Нурсултана Назарбаева – особая статья. Он поднимался к вершинам власти в стране и в организации, которых уже нет. Получив, как утвержденный московским Политбюро первый секретарь ЦК Компартии Казахстана высшую по тем временам легитимность, он потом воспроизводил ее уже в суверенном Казахстане, опираясь не на какую-то отдельную организацию, а на свою персональную власть над государственностью в целом. Для чего ему пришлось подчинить себе всю эту государственность, не оставив никакой, даже самой небольшой и периферийной – на уровне сельских акимчиков, низовых судей и участковых избирательных комиссий – легитимности вне президентской вертикали.

Но это же означает и то, что все президентское властвование над всем госаппаратом без исключения, центральными и местными органами, исполнительными и правоохранительными вертикалями, а также над парламентом и всеми тремя допущенными в него партиями и персонально всем депутатским составом, определяемом в АП, передается следующему занимающему этот пост целиком и полностью, без каких-либо изъятий.

Происходит это в ту же секунду, когда предыдущий президент слагает с себя полномочия и возлагает их на следующего, причем случившееся обратного хода уже не имеет. Передавший власть уже не может сказать, что он ошибся, не того назначил, и вернуть все на место или назначить другого. Зато у исполняющего обязанности – весь набор возможностей, от максимального продления шефства над ним со стороны Совета безопасности и до скорейшего сворачивания такого надзора.

Спрашивается, как же первому президенту передать власть так, чтобы не пришлось жалеть об этом? На конституционные гарантии особой надежды нет, нормы Основного закона уже не однажды переписывали, а значит, могут переписать еще раз. Личные заверения и клятвы – тем более ненадежно. «Правящая» партия «Нур Отан» — это вообще не институт власти: не в ней вырос первый президент, не в ней воспитан и вступивший в исполнение обязанностей. Сменится хозяин – и партийцы станут славословить нового.

Нурсултан Назарбаев очень хорошо знает свой народ, а еще лучше – своих соратников. Именно поэтому он не пошел на демократизацию президентской системы, не выделил никому ни кусочка властной самостоятельности. И именно поэтому ему так непросто передавать власть в другие руки.

Остается единственный (тоже ненадежный, но лучший из возможных) способ получить гарантии того, что итоги тридцатилетнего правления не будут пересмотрены, – через такое стартовое действие второго президента, от которого он впоследствии уже не сможет отречься. Так и получилось: приняв присягу, президент Токаев тут же предложил переименовать Астану, воздвигнуть монумент и увековечить имя Нурсултана Назарбаева в названиях центральных улиц областных городов.

А тот факт, что в соцсетях тут же появились указания на нарушение Конституции, послужил даже дополнительному цементированию случившегося: теперь у второго президента тем более не будет возможности отступить от сделанного. Достижению этой цели послужит и возмущающее общественность переименование улиц и проспектов, носящих имена Абая, Сатпаева или независимости. Да, выглядит это, мягко говоря, некрасиво, зато тем самым уже новый президент берет на себя «правильную» расстановку приоритетов и исторических заслуг героев нации.

Предложить переименование столицы мог только человек статусный и при этом не родственник, а потому роль Токаева здесь незаменима. Но в обмен, повторю, он получил всю полноту власти. Обменный транзит фактически уже состоялся: Назарбаев получил Нур-Султан, а Токаев – Казахстан. Можно, конечно, допустить, что Касым-Жомарт Кемелович согласится обменять свое уже состоявшееся президентство на выдвижение Дариги и собственное перемещение в посольство РК в какой-нибудь благоустроенной стране, но это слишком уж жертвенный вариант.

Или тот же государственный визит в Россию: странно было бы думать, что с Путиным решили сыграть втемную либо что сам президент РФ согласился сыграть в семейно-транзитную игру.

А предстоящий предвыборный съезд «Нур Отана»? Чем, если президент не возьмет самоотвод, председатель правящей партии сможет обосновать то, что он выдвигает не Токаева? Тем, что тот неправильно переименовал Астану? Нет уж, как раз таки инициатива переименования закрепляет инициатора на своем посту – а его отход ослабляет и даже разрывает всю логику транзита.

Впрочем, человеческая душа – потемки. Когда великий Тамерлан пленил самого грозного своего противника – османского султана Баязита, он возил его за собой в золотых цепях и использовал как подставку для схода с коня. И тот покорился такой судьбе. Посмотрим, ждать осталось недолго.

2. Да, в системе, созданной исключительно под властвование одного человека, организовано транзитное двоевластие. Но это «система ниппель»: председатель Совета безопасности уже никак не сможет переместиться на президентское место, тогда как глава государства имеет все возможности постепенно переводить на себя всю полноту власти по любому удобному для себя сценарию – от растянуто-бесконфликтного до форсированного.

Другое дело, что этот так давно ожидаемый всеми и тщательно подготовленный самим Елбасы транзит, однажды начавшись, начинает жить своей жизнью, все более отходящей от первоначального сценария, заранее продуманных схем. Включая то, что в этой образовавшейся «биполярности», помимо двух главных действующих лиц, возникают возможности для своей игры и у других персон и группировок. Так, никто не может дать гарантию, что на подводящих черту под транзитом выборах не возникнут непредусмотренные кандидаты внутри самой же власти, а результаты заранее предусмотренного победителя окажутся такими уж убедительными.

3. В том-то и дело, что транзит персонального правления объективно совпадает с системным социально-экономическим кризисом внутри Казахстана и с нарастающими внешними вызовами. Формула «сначала экономика …» из разряда «курица или яйцо» — она тоже верна. Сделанный в конце 1990-х политический и экономический выбор – передача основных месторождений в иностранную собственность, переход к полной конвертации тенге и плавающему курсу, отказ от национального кредита и опора на иностранные инвестиции – определили и консервацию политической системы вокруг несменяемого главы государства.

Но кланово-олигархическая политическая система с компрадорской экспортно-сырьевой экономикой совершенно определенно выдыхается как собственно в Казахстане, так и в ближних и дальних пределах. Президенту Назарбаеву непосредственно перед собственной отставкой пришлось взять на себя неприятную задачу – опять открыть дополнительный забор средств из Национального фонда, для чего понадобилось отправить правительство в отставку и переутвердить бюджет. Между тем, Нацфонд уже пять лет работает в расходном режиме: с максимума в 2014 году, перечеркнутого украинскими событиями, он ушел вниз на 19 миллиардов долларов. Экономика поддерживается за счет накоплений «тучных лет», и с этим надо что-то делать.

Новому президенту, как только закончатся выборы, придется решать непростые задачи, причем пока только поддерживающего свойства. Определение новой парадигмы – это не для нас, принципиальные изменения экономической и политической модели придут извне – со стороны ЕАЭС. Или даже из Китая, если евразийская интеграция продолжит топтаться на месте.

Попытается ли он в такой объективно выжидательной ситуации повторять авторитарный стиль, замыкать на себя все решения, либо позволит правительству, Нацбанку и силовикам действовать более самостоятельно, рискнет начать демократизацию президентской системы, либо его к этому вынудит неизбежная клановая борьба – все эти варианты возможны.

4. Повторю: запущенный транзит все более пишет уже свой собственный сценарий. Но как из всех возможных вариантов наиболее реалистичен вариант избрания президентом уже вступившего в исполнение обязанностей, так и соответствующих выборов наиболее логично ждать в первое воскресенье ближайшего декабря. И чем меньше форс-мажоров мы будем наблюдать, тем вероятнее именно такое завершение транзита.

Талгат Исмагамбетов, политолог: «Как бы мы ни обманывались, политика первенствует над экономикой»

1. То, что такие изменения произойдут, проговаривалось уже на протяжении нескольких лет. Вместе с тем, полагаю, что кое-кто допустил фальстарт, заявляя о так называемом транзите. Транзит не завершен, ибо нынешний президент рассматривается как местоблюститель. Интрига состоит в том, что если он будет кандидатом от партии власти, то когда он передаст власть старшей дочери Елбасы? Пост председателя сената — удобный для завершения многоходового транзита. Ключевые сферы остаются под контролем первого президента. Это зафиксировано в соответствующем законе и в последующих изменениях, внесенных в законодательство, это вытекает из лидерства Елбасы в партии «Нур Отан». В частности, в пользу этого говорит то, что он принял председателя Нацбанка Ерболата Досаева. Транзит не завершен, а смена власти зависит от чисто биологических причин.

2. Понятно, что для деятельности первого президента — лидера нации требуется собственный аппарат в виде канцелярии. Формирование нового аппарата Совета безопасности и назначения высших чиновников на новые посты не дают повода говорить о двух центрах власти. Скорее всего, мы имеем разделение функций, которое частично прописано в законах: лидер нации возглавляет Совбез и Ассамблею народа Казахстана.

Это напоминает отношения генерального секретаря ЦК КПСС и Политбюро с главой Совета министров СССР в 1953-1954 годы. Можно привести еще одну аналогию: при Горбачеве в дополнение к исполкомам местных советов ввели еще и президиумы местных советов, и получилось как бы двоевластие внутри советских органов. Оба этих примера двоевластия длились недолго, что сегодняшний основной игрок учитывает. Поэтому вторым главой государства может быть либо родственник, либо очень покладистый человек из близкого круга чиновников, чтобы наличие двух президентов не стало двоевластием.

Интересной выглядит ситуация для глав регионов: как акимы они подчиняются президенту, а как руководители областных филиалов партии «Нур Отан» — председателю партии Н.Назарбаеву. Вот где есть вероятность их дрейфа к действующему главе государства. Но система от этого не сломается. Основное продолжение интриги мы увидим после выборов.

Перезагрузка политической системы ранее касалась мажилиса парламента: в отсутствие каких бы то ни было политических кризисов, без вотумов недоверия проводились досрочные выборы. В моноцефальной системе, то есть когда основные решения принимает один центр и от имени одного человека, назрела необходимость перезагрузить сам центр системы. Тем более что возраст делает это неизбежным. Однако дело не только в возрасте, но и в пробуксовке управленческой системы: скажем, в экономике так и не реализовано множество программ, а банки вместо зарабатывания денег обращаются за поддержкой к государству, что, конечно же, является нонсенсом.

Итак, нагрузка легла на второго президента, а стратегия ранее была задана первым. Конечно, нынешний президент может в ходе практического управления скорректировать прежний курс. В этом есть свои плюсы. Например, говоря о трехъязычии, Токаев заявил фактически о возврате к прежним приоритетам: казахский и русский языки как основные в школе, и только потом английский. Что же касается минусов, то вспомним, что не всякий комиссар мог понимать вверенное дело и ставить цели, которые выполнялись только после корректировки.

3. Тезис «сначала экономика, а потом политика» имел хождение не все время правления Н.Назарбаева, а стал основной идеологемой, главным образом, в «тучные» времена (примерно 2001-2007 годы) и хорошо запомнился, так как был и слоганом кампаний по выборам президента. Банки тогда жировали на европейских кредитах, рядовые граждане, в свою очередь, брали неподъемные займы и влезали в ипотеку, настроение у всех было приподнятое, ибо что-то от высоких цен на нефть и другие сырьевые ресурсы (а значит, и от роста ВВП и доходов) перепадало и простым людям. Но мало кто задумывался над тем, что не выполняются программы в сфере экономики. Иначе говоря, за фасадом красивых слов об экономике и политике скрывалось то, что стабильность плавно перетекает в застой.

Поколениям людей, которые на протяжении десятилетий считали, что фраза «сначала экономика, а потом политика» является одним из лозунгов марксизма-ленинизма, нелишне будет напомнить: Ленин в 1921 году в ходе внутрипартийной дискуссии утверждал, что вначале должна быть политика, а уже затем экономика: политические решения определяют курс на преобразования экономики. Напротив, наши люди восприняли этот слоган о первенстве экономики как возможность жить получше, повеселее после трудных 1990-х годов.

Если же говорить об экономическом базисе (производственных отношениях), то он первичен относительно надстройки, то есть совокупности институтов и взглядов, идей политического, правового, морального и прочего идеологического характера. Но кто влезает в эти теоретические дебри?

Со слоганом проще, пусть даже он обманчив. Парадигмой слоган быть не может, так что за словами о приоритете экономики подразумевается следующее: никаких политических перемен не ждите. Но, по сути, перемены произошли: есть первый президент — лидер нации, и отдельно от него есть действующий президент. При этом, согласно Конституции, должна оставаться неизменной президентская форма правления. Тем не менее, коррекция весьма существенная и подготовленная внесением уже несколько лет назад упоминания первого президента и его роли в дальнейшей жизни государства и общества. Так что, как бы мы ни обманывались, политика первенствует над экономикой.

4. Делать прогнозы применительно к нелогично действующей системе – занятие неблагодарное, оно подобно гаданию на кофейной гуще. Уверен, что сейчас просчитываются самые разные варианты того, когда для подобранного варианта будет выгоднее провести выборы, которые должны состояться в срок до апреля 2020 года.

По сути, предстоящие выборы тоже будут досрочными, как и все президентские и парламентские, проводившиеся после 1999 года. Добровольная отставка избранного президента превращает их в досрочные, пусть даже если они будут проведены день в день с окончанием полномочий главы государства, избранного в 2015 году. А пока можно поздравить всех с тем, что от перезагрузок политической системы посредством досрочных выборов депутатов мажилиса и маслихатов, отставки правительства как громоотвода для недовольства, мы пришли к перезагрузке посредством создания двух центров власти.

Вот так
В Казахстане назревает революция

Протесты в Казахстане, вызванные результатами выборов президента продолжаются. В Алматы и Нур-Султане люди в ночь на вторник продолжали выходить на улицы.

«Вяжут со всех сторон, и потасовка происходит сейчас, из машин вытаскивают людей «соборовцы». Нам сказали, что пока мы подбежали в ту сторону кого-то избили», – комментируют видео очевидцы вечерних протестов в Алматы.

Эти кадры сняли местные журналисты с протеста который был связан с задержанием поэта Рината Заитова, во время собрания наблюдателей, где заявляли о необходимости массовых протестов и говорили о фальсификации выборов.

В этот же день новоизбранный президент заявил о поспешной инаугурации – 12 июня. Эксперты связывают близкую дату с расколом власти на две ветви: президентскую и лидера нации, которым является Нурсултан Назарбаев.

«Cоздается такая революционная ситуация, когда протесты снизу не могут подавиться какой-то единой властью. Возможно, что каждая из двух этих вершин будет пытаться использовать эти протесты в своих интересах. У Токаева сейчас нет полной убежденности в том, что силовые структуры действуют именно в его интересах. И что они в состоянии контролировать вот эту стихию именно поэтому он спешит», – говорит Виктор из «Фонда развития парламентаризма в Казахстане».

В ходе ночного шествия по проезжей части, в городе Алматы, было арестовано около ста человек.

«Начались массовые задержания людей. Выгружают в автозаки», – комментируют на видео очевидцы ночного протеста в Алматы.

Сам Касым-Жомарт Токаев,на пресс-конференции в резиденции президента – Акорде заявил, что выборы были прозрачны и призвал граждан к прекращению протестов.

«У него нет другого выбора, как какие-то реформы начинать проводить. Просто уровень протестов растет, социальные проблемы – нарастают. Отсутствие справедливости (вся эта деятельность судебных органов и правоохранительных) раздражает каждого второго, если не каждого первого, поэтому что-то нужно будет обязательно делать и поэтому он уже делал первые заявления какие-то, даже перед выборами, что будут реформы. Нужен диалог между властью и обществом и он эти сигналы подает», – такое мнение высказывает директор бюро по правам человека в Казахстане, Евгений Жовтис.

Пока диалог не получается. Несмотря на то, что Токаев только завтра станет избранным президентом, в конце июня можно подвести итог его стодневной деятельности. Ведь пост главы государства он занял 20 марта. Весь этот период ознаменовался протестами и арестами.

Валерия Киричева belsat.eu

География

Географическое положение Казахстана

Республика Казахстан – «сердце» Евразии – расположена в Центральной Азии. С площадью 2 миллиона 724,9 тысяч квадратных километров Казахстан входит в десятку крупнейших стран мира. Государство расположено между 45 и 87 градусами восточной долготы, 40 и 55 градусами северной широты. На западных контурах страны простирается Каспийское море и приволжские равнины, на юге – предгорья Тянь-Шаня, северные и северо-восточные границы окаймляют вершины Горного Алтая и Сибирские низменности, за восточной линией расположился Китай.

Граница

На востоке, севере и северо-западе Казахстан имеет протяженную границу с Россией – 6 477 км, это самая длинная непрерывная сухопутная граница в мире. Восточная граница с Китаем протянулась на 1 460 км, на юге со странами Центральной Азии: Узбекистаном – 2 300 км, Кыргызстаном – 980 км и Туркменистаном – 380 км, на западе омывается Каспийским морем.

Природный ландшафт

Природа и ландшафт Казахстана очень разнообразны и представлены как высокогорьями востока, так и низменными равнинами запада. Большую часть территории страны составляют пустыни и полупустыни, степи занимают более четверти территории республики, остальную часть – горы, моря, озера и реки. Рельеф местности поднимается от обширных низменностей, расположенных ниже уровня океана, до высочайших горных хребтов, достигающих 7 с лишним тысяч метров. На юге и юго-востоке Казахстана пески подходят к горам Тянь-шаньской горной системы, растянувшейся на 2 400 км, из которых значительная часть находится на территории страны.

Водные ресурсы

Водные ресурсы Казахстана зависят в большой степени от речного и озерного стоков. Основным источником питания рек являются ледники. Всего в горах страны выявлено около 3 000 ледников. Почти половина всей площади оледенения приходится на горы Жонгарского Алатау.

В Казахстане есть много рек и обширных водохранилищ. Крупнейшие реки Казахстана: Иртыш, Ишим, Урал, Сырдарья, Или, Чу, Тобол и Нура. Северо-восточная часть акватории Каспийского моря входит в пределы республики. Аральское море разделено между Казахстаном и Узбекистаном. В стране насчитывается 48 тысяч больших и малых озер. Самые крупные из них – Балхаш, Зайсан и Алакол.

Климат

Климат Казахстана резко континентальный. Он характеризуется неравномерным распределением осадков в различных регионах. Средняя температура января находится в границах от -19°С до -4°С, средняя температура июля от +19°С до +26°С. Самая низкая температура зимой достигает -45°С, самая высокая +40°С. Лето в стране жаркое и сухое, зима холодная и снежная.

Богатство недр

Минерально-сырьевая база страны состоит из более 6 000 месторождений, прогнозная стоимость которых оценивается в десятки трлн. долларов США. Из 105 элементов таблицы Менделеева в недрах Казахстана выявлено 99, разведаны запасы по 70, вовлечено в производство более 60 элементов. Республика занимает первое место в мире по разведанным запасам цинка, вольфрама и барита, второе – серебра, свинца и хромитов, третье – меди и флюорита, четвертое – молибдена, шестое – золота. По запасам нефти Казахстан стоит в первой десятке стран мира.

Флора и Фауна

Республика Казахстан располагает уникальным и богатым биологически ландшафтным разнообразием. Его природные зоны представлены ландшафтами от северных пустынь до альпийских лугов и вечных снегов. На территории республики произрастают около 6 тысяч видов растений.

Многообразен и животный мир Казахстана. На его территории обитают 853 вида позвоночных животных (млекопитающие – 178, птицы – 512, пресмыкающиеся – 49, земноводные – 12, рыбы и круглоротые – 102

вида). Фауна беспозвоночных многообразна, здесь обитает не менее 50 тысяч видов, в том числе 30 тысяч насекомых. В степях пасутся стада куланов и джейранов (Атлантическая антилопа). На вершинах гор проживают снежные барсы. У их подножья слышится голос синей птицы – индийского дрозда. Казахстан населяют такие уникальные исчезающие виды как сурки, устюртские дикие овцы, туркестанские рыси, тянь-шаньский коричневый медведь, фламинго и лебеди. В Красную книгу Республики занесено 125 видов и подвидов позвоночных животных, 96 видов беспозвоночных животных и 303 вида растений.

А незадолго до этого в новой концепции миграционной политики России чуть ли не впервые упомянули многомиллионную русскоязычную общину, проживающую в сопредельных странах. Неужели Россия наконец-то готова забрать соотечественников домой?

Об этом спецкор «КП» Дмитрий СТЕШИН, только что вернувшийся из Казахстана, поговорил с одним из самых компетентных специалистов — депутатом Госдумы и директором Института стран СНГ Константином ЗАТУЛИНЫМ.

— Каково сейчас положение русских в Казахстане? Ваша оценка.

— Основная масса русского населения живет на севере и северо-востоке Казахстана, в городах, которые носили когда-то русские названия, а теперь переименованы. Гурьев, например, который стал Атырау, не говоря о Целинограде — он после ряда переименований превратился в Нур-Султан. Русские там живут, испытывая двойственные чувства. С одной стороны, они знают, что с момента обретения независимости Казахстаном в стране не было серьезных национальных конфликтов. Но на бытовом, низовом уровне уже отмечаются проблемы — особенно с молодым поколением казахов. Часть молодежи, не стесняясь, обсуждает в интернете, как выгнать русских из Казахстана?

Сейчас отмечается некоторое нарастание миграции русских из этой республики. 40 тысяч человек в год. Ее не сравнить, конечно, с волной начала 90-х годов, когда из Казахстана уехал миллион русских и немцев. Но беспокойство начинает ощущаться.

Все праздники в Казахстане теперь стараются проводить с национальным колоритом. Например, Навруз — день наступления весны — отмечается таким вот конным парадом.Фото: REUTERS

Есть признаки: исчезновение русского языка с банкнот, перевод казахского на латиницу. Это все — отражение изменяющейся внутренней политики Казахстана, связанной с изменением этнического баланса в стране. Когда Назарбаев начал управлять Казахстаном, русских и казахов в республике было практически поровну — по 6 миллионов. А в 1950-е годы, с учетом целинников, русских было даже больше! Сейчас русские — уже национальное меньшинство, их 3,5 миллиона, или около 20% населения Казахстана. Но радикалы все равно видят в распространении русского языка и в самих русских некую угрозу казахской независимости. Их радикализм проявляется в кадровой политике, например, где хорошо видно доминирование казахского этноса.

— Новые власти оставят «бархатную дерусификацию»?

— Думаю, курс продолжится, если не случатся какие-то внешние обстоятельства. Но и мы, в свою очередь, не будем сдерживать Казахстан. Смена власти связана со старой проблемой, например, санкционным давлением на Россию, которое Казахстан совсем не хочет с нами разделять. Несмотря на приоритет отношений с Россией, Казахстан пытается проводить независимую политику. И не стремится влезать в какие-то совместные проекты с Россией, которые могут ухудшить отношения его с Западом.

— Может ли что-то изменить отношение в республике к русскоязычной общине, например, введение статуса второго государственного языка?

— Время упущено. Этого, видимо, никогда уже не будет сделано. В 90-е годы Назарбаев зондировал такую возможность. В том числе и чтобы остановить массовую миграцию русского населения и укрепить отношения между нашими странами. Миграция русских неблагоприятно сказывалась на экономике самого Казахстана. Но во времена Ельцина в России этим не заинтересовались. А потом «окно возможностей» просто закрылось. При этом Назарбаев не скрывает, что любит русский язык, поет русские песни и так далее. Но все это не мешает ему постепенно обустраивать национальный Казахстан.

— 3,5 миллиона человек — внушительная сила! Сама русская община может как-то сопротивляться идущей дерусификации?

— Но есть и те, кто успешно ассимилируется. Процесс не столь быстрый. Тем не менее ассимиляция идет. С другой стороны, еще в 90-х годах Назарбаев сделал все, чтобы не допустить появления неподконтрольных общественно- политических организаций и лидеров. Как среди русского, так и среди казахского населения. Назарбаев хотел быть лидером для всех этнических групп в стране. Поэтому общественных лидеров с национальной русской окраской маргинализировали, вытеснили, вынудили уехать. И на сегодняшний день горизонт пуст — общественных пророссийских деятелей в Казахстане просто нет. Эта пустота покрыта рассуждениями об интернационализме. Но если национализм казахский — все нормально. Русские, например, не могут быть одновременно гражданами России и Казахстана. Хотя многие и хотели бы. А вот казахи могут. Это им гарантировано конституцией республики, где сделано исключение для казахов-мигрантов.

— Новая концепция миграционной политики России — это подготовка эвакуации русскоязычных из бывших республик СССР?

— Новая концепция не сильно отличается от прежней. Репатриация в ней опять не выделена в отдельное рассмотрение. Там есть пункты, которые говорят о поддержке переселенцев-соотечественников, но в общей массе. Это компромиссный документ. Меня беспокоит, что МВД очень медленно перестраивается. Они по-прежнему контролируют въезд — выезд по принципу «держать и не пущать», но не рассматривают миграцию соотечественников как важное социально-экономическое явление. Впервые в прошлом году миграция не покрыла убыль населения в России. Нам бы быстрее становиться на новые рельсы, а мы пока утопаем в препирательствах…

— Что делать?

— На самом деле я всегда был противником массового выезда русских из Казахстана и с Украины. Я всегда считал, что массовостью население себя всегда защищает. На это надо обратить внимание — в обстановке депрессии и в ожидании миграции русское население перестает рожать. В том же Казахстане даже в самые горькие годы шел прирост казахского населения с одновременным повышением смертности и снижением рождаемости у русских. Все взаимосвязано. Поэтому нужно не стесняться — если затронуты интересы русских, выносить эти факты для обсуждения на межгосударственный уровень.

ВОПРОС ДНЯ

Что ждет русских в Казахстане?

Никита ИСАЕВ, лидер движения «Новая Россия»:

— Вектор будет более прозападный. В Казахстане много символизма, и попытки переименования русских городов в казахские — это сигнал смены приоритетов и отхода от России. Размежевание пойдет более высокими темпами — исход людей предполагаю в ближайшие 3 — 5 лет.

Что ждет русских в Казахстане?Фото: Геннадий БИСЕНОВ

Николай СВАНИДЗЕ, ведущий, историк:

— Судьба русскоязычного населения в этой стране зависит от отношений двух наших государств. Назарбаев придерживался линии на казахскую идентичность, но не обижал и русское население. Если же возникнут подозрения, что Россия претендует на их северные области, тогда отношения могут резко обостриться.

Константин БЛОХИН, эксперт Центра исследований проблем безопасности РАН:

— Новый ставленник Назарбаева демонстрирует, что вектор отношений с Россией — прежний. Глобальные игроки понимают значимость Казахстана. И притом никто из игроков не заинтересован в ситуации, подобной украинской, то есть в волнениях между разными группами населения.

Семен БАГДАСАРОВ, директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии:

— Не так давно русских и казахов в этой стране было примерно поровну. Сейчас русскоязычных — меньше четверти. Прежде все писали кириллицей, сейчас перешли на латиницу. Дальше ничего хорошего не вижу. Наша дипломатия поет дифирамбы лидерам Казахстана, а реальные проблемы замалчиваются.

Андрей ГРОЗИН, глава отдела Средней Азии Института стран СНГ:

— В краткосрочной перспективе будет некая стабильность — при этом элиты будут активно перестраивать под себя политическую конфигурацию. Токаев, который исполняет обязанности, заинтересован демонстрировать преемственность и стабильность. Как и все остальные участники большой политической игры. При живом Назарбаеве все будут изображать верность в кубе. И кто бы ни выдвигался на выборы, которые могут состояться и раньше чем через год, эти два параметра — стабильность и преемственность — будут основным месседжем, который будет покупать электорат. Сейчас ощущение, что за полгода ничего для русских не изменится.

Поделиться видео </> xHTML-код

Как Казахстан теряет русских.Это самая богатая и спокойная страна некогда советской Средней Азии. Но почему-то именно из Казахстана русские продолжают уезжать навсегда…

Почему русские уезжают из Казахстана

Это самая большая, богатая и спокойная страна некогда советской Средней Азии. Редкий гастарбайтер приедет из Казахстана в Россию: уровень жизни почти одинаковый. Свои нефть и газ плюс сохранение торговых и политических связей с Москвой дают о себе знать. Но именно из Казахстана русские продолжают уезжать навсегда. Журналисты «КП» Дмитрий Стешин и Виктор Гусейнов попытались разобраться в причинах этого исхода (подробности).

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Хан или пропал? В Казахстане предложили переименовать три города страны

С инициативой выступил замглавы казахской партии «Ак жол», которую еле видно в парламенте республики

Второй человек оппозиционной демпартии Казахстана Казбек Иса, вдохновленный тем, что столица Астаны стала Нур-Султаном, вдруг решил, что Павлодару, Петропавловску и Семею тоже пора менять вывески. Ломать голову не стал — нашел трех «национальных героев» (подробности).

ЕЩЕ

Назарбаев стал городом, а его дочь — спикером

В Казахстане приведен к присяге новый президент страны

В Казахстане в среду, 20 марта принес присягу новый президент. Страну возглавил спикер сената республики Касым-Жомарт Токаев. Нурсултан Назарбаев, правивший Казахстаном почти 30 лет и подавший в отставку накануне, наблюдал за церемонией, сидя в кресле над президентской трибуной (подробности).

МЕЖДУ ТЕМ

Почему глава Казахстана Назарбаев ушел в отставку и что за этим последует

Во вторник президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в телеобращении к народу сообщил, что с 20 марта он уходит с поста главы республики. Человек, который возглавлял крупнейшую страну Центральной Азии почти 30 лет, за год до своего 80-летнего юбилея решил «сосредоточиться на работе в Совете безопасности страны» (главой которого он является). Он также пожизненно будет продолжать носить титул лидера Отца нации — Елбасы. Нурсултан Абишевич напомнил своему народу, что по конституции исполняющим обязанности президента должен стать глава сената Касым-Жомарт Токаев — до досрочных выборов. И добавил, что Токаеву доверяет. (подробности)

В ТЕМУ

Ближе только Белоруссия: Что значит Казахстан для России? И Россия для Казахстана?

19 марта президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в телеобращении к народу сообщил, что уходит в отставку. Наш юго-восточный сосед — не только крупный торговый, но и важнейший стратегический партнер России. Среди стран, лидирующих в мире, у Казахстана (РК) установились прочные связи с Китаем, США, Японией. Но таких отношений, как с Россией, нет больше ни с кем. И речь не только о членстве в таких структурах, как ШОС и ОДКБ. Вместе с Москвой и Минском Астана стояла у создания сначала Таможенного союза, а потом и единого пространства свободы передвижения и предоставления людей, товаров и услуг для членов ЕАЭС (подробности)

Анализируй это

Казахстан – это официально дружественное современной России государство, где русское население выдавливают, русские города переименовывают и делают даже в одном из них свою столицу. На исконные русские земли Южной Сибири переселяют казахов из других стран и регионов, способствуя этническому замещению населения.

Эта наш священный партнер, союзник и брат, где русское население за 25 лет искусственно уменьшилось властями с 40% до 20% политикой откровенной дискриминации.

Во главе этого постсоветского лимитрофа все годы независимости стоит «главный архитектор евразийской интеграции», мудрый солнцеликий вождь — Нурсултан Назарбаев. С его именем некоторые вообще связывают казахстанскую государственность, без которого она, дескать, невозможна. Многие люди не хотят даже представлять, что же будет после него, воспринимая эти обсуждения как какие-то личные оскорбления. Боятся этого потому, так как в стране отсутствуют традиции передачи власти и может произойти все что угодно, даже коллапс, война и развал. Но, как говорится, под луной ничто не вечно. Что же начнется в Казахстане после внезапного ухода лидера казахстанской нации с политического Олимпа — из-за возраста, болезни или простого ельциновского: «я устал, я ухожу»? Рассмотрим несколько сценариев.

1. Спокойный и благоприятный сценарий

Нет сомнения, что в Казахстане уже несколько лет готовятся к возможной смене власти. Скорее всего, там на самом верху есть несколько разработанных планов дальнейших действий на все случаи жизни (и смерти). Но не всегда, конечно, все идет по заранее выверенному замыслу, так что возможны различные непредвиденные обстоятельства и отклонения.

Возможно, уже сейчас есть согласованный Назарбаевым преемник, может даже родственник, который если что готов единолично встать на вершину власти в стране при поддержке политической элиты, которая образовалась, мозолила глаза и доминировала в последние годы возле президента. Такой сценарий, по которому Назарбаев сам представит своего преемника, сделает переход власти самым безболезненным для Казахстана, так как, по сути, продолжится курс предшественника и ничего особо не изменится.

С Россией тоже останутся все связи, которые есть сейчас, будут выполняться все договоренности и даже евразийская интеграция. Новый президент встретится с Владимиром Владимировичем, с улыбкой пожмет ему руку на камеры, обсудит какое-нибудь очередное списание долгов, абсолютно никак не затрагивая проблемы русского и другого русскоязычного населения. Попытки сепаратизма и даже разговоры об этом этнических русских Южной Сибири, уйгуров, узбеков — быстро пресекаются силовыми методами, все это быстро тухнет, ведь страна такая же, как раньше, чего мутить-то? На главных площадях всех населенных пунктов со временем ставятся памятники великому Нурсултану, плакаты с его цитатами. Города и улицы с пока еще русскими названиями переименовываются в честь «вечного отца нации». Все довольны — проблем нет.

2. Война элит

Если что-то пойдет не так и переговоры на самом верху казахстанского общества затянутся, не смогут сразу решить, кого же сделать номинальным лидером и как переделать собственность, есть шанс, что настанет период нестабильности. Он может быть достаточно долгим, с возможностью развала страны на несколько враждующих частей. С одной стороны, есть вероятность, что в «Биробиджане будет переворот» и к власти захотят прийти совсем не те, кто были у нее раньше. С другой стороны, каждая желающая подняться наверх новая группа политической элиты будет опираться на уже внешние силы, деньги и установки.

Сформируется несколько центров, способные выставить своего кандидата на роль президента Казахстана, начинается геополитика. Пророссийский, прозападный, прокитайский и какой-нибудь протурецкий центр станут вести между собой борьбу, которая быстро может не закончиться. А самое главное — победой совсем не тех, на кого первоначально все делали ставку. Зарубежные ставленники начинают борьбу между собой, из которой выходят два претендента. В итоге в результате грамотных действий кураторов за границей — обретается новый типа президент.

При выигрыше одной группы – другие уходят в оппозицию, всячески мешая победившей нормализовать ситуацию в стране, особенно в финансовой сфере. Более успешная сторона стремится избавиться от проигравшей, которая вставляет новой власти палки в колеса, начинаются посадки и бегство из страны олигархов и капитала. В это время из-за ухудшения экономической обстановки начинаются различные выступления и митинги на социальной почве. Увы, новый лидер не имеет влияния, чтобы объединить вокруг себя все государство, регионы прямо отказываются подчиняться этому человеку. Политический кризис обостряется, Казахстан начинает потихоньку сыпаться и скатываться в бездну. Марионетка для удержания своего трона может задействовать силовой сценарий, что закономерно выливается в эпическую гражданскую войну.

3. Регионализм и сепаратизм

В это же время в регионах, видя, что центральная власть ослабла, и во главе государства встал человек весьма посредственный, начинается настоящее веселье. Доминирует мнение, что новый человек и в подметки не годится бывшему богоподобному и солнцеликому. К слову, у казахов до сих пор не завершен процесс консолидации нации, поэтому до сих пор существуют большое количество племен и родов, которые при первом политическом шухере могут объявить себя отдельной нацией во главе с местным князьком. Тем более это как раз в казахских традициях. История знает много примеров, когда лишившиеся явного лидера они распадались на множества мелких ханств, которые активно враждовали между собой.

Например, адайцы, на западе страны, об этом уже не раз говорили. Особенно этот вариант возможен в областях богатых природными ресурсами, ведь региональная верхушка захочет прибыль от их продажи оставлять у себя в карманах. Могут вспомнить и древнее деление на жузы – исторически сложившиеся племенные объединения кочевников в прошлом. Противоречия могут развиться между старой (Алма-Ата) и новой (Астана) столицами. Вариантов много.

Деление на Жузы в далеком прошлом

Что касается этнического сепаратизма, то сейчас на территории Казахстана активно формируются две враждебных друг другу общности, которые возможно покажут себя во всей красе при смене национального лидера. Это русскоязычное население страны, объединенное вокруг русских (малороссы, белорусы, немцы, прочие здешние поляки) — люди, которые не хотят учить казахский язык, и собственно свидомые казахи, среди которых особенно выделяются мамбеты-националисты и прочие репатрианты-оралманы. «Шала-казахи» — русскоязычные и сильно обрусевшие казахи — стоят между двумя этими группами и относятся к происходящему по-разному. Есть и такие, кто целиком и полностью на стороне русского лагеря.

Процесс децентрализации и сепаратизма может быть остановлен грамотными действиями новых властей, которые должны для этого быстро и уже сейчас федерализировать страну, незамедлительно предоставив русскому населению автономию на своих исторических землях Южной Сибири, Семиречья, Рудного Алтая и землях уральских казаков. Что также уменьшит конфликтный потенциал в отношениях с региональными правителями, так как славянское население, при получении всех прав, будет союзником центра. Попытки силой подавить протест выльются в противостояние на этнической или региональной почве с неизбежным развалом Казахстана.

4. Исламизм и национализм

После Назарбаева, который весь период проводил мягкую казахизацию, могут каким-то способом прийти ребята, которые будут проводить ее насильственно и жестко. Казахские националисты главными врагами казахстанского государства объявят естественно русских и нашу имперскую политику в прошлом а-ля «отсталая Российская империя захватила высокоразвитую степную цивилизацию, а СССР не давал ей развиваться дальше», а сами заявят, что хотят в ЕС и НАТО, послав далеко и надолго путинское евразийство. Историю перепишут на свой лад с шокирующими вставками, на этническую территорию русских будут целенаправленно переселять миллионы казахов с юга. Русский язык перестанет быть государственным в стране — всех будут заставлять учить казахский, в том числе сдавать на нем экзамены в школах, общаться в государственных учреждениях и прочее. Короче, все по украинскому образцу с территориальными претензиями чуть ли не на всю Сибирь. В таком случае, по укросценарию будет происходить и развал страны.

Понятно, что противостояние в Казахстане между титульными и национальными меньшинствами может легко перейти в горячую фазу, если начнется волна агрессивной казахизации (об этом сами много говорят представители казахской элиты) или исламизации (эта опасность сохраняется во всех среднеазиатских республиках) — смотря какая сила попадет во власть. Происламистский вектор вряд ли сам зародится изнутри казахстанского общества из-за незначительного влияния религии на жизнь простых постсоветских казахов, но его могут использовать в политических целях, чтобы объединить регионально-племенные группы и разные мусульманские народы на базе религиозной идеологии. Скорее всего, навязывать извне радикальный ислам станут самые «передовые» страны исламского мира а-ля Саудовская Аравия или Турция, которая вдобавок будет насаждать еще и какой-нибудь дебильный пантюркизм.

В сухом остатке

На сегодняшний момент Нурсултан Назарбаев не собирается сдавать кому-то власть. Но когда он по естественным причинам перестанет занимать должность президента Казахстана — с высокой долей вероятности страна низвергнется в хаос, и этого боятся все. В государстве отсутствует политическая сила, способная быстро объединиться и взять на себя ответственность за урегулирование безвластия, экономического и политического кризиса, поэтому все политологи ожидают трэша.

Национальные меньшинства, даже некоторые казахи, очень недовольны внутренней и внешней политикой. Давайте говорить правду: а многие наши соотечественники — русские люди — оказавшиеся в Казахстане после развала СССР, являются гражданами этой страны только номинально. Ментально они по-прежнему ощущают себя жителями единой и неделимой России. Это не добавляет симпатизирующих идее дальнейшего существования независимого казахстанского государства. Поэтому будущее Казахстана без Назарбаева — более чем туманно и непредсказуемо.

Григорий Миронов